WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Состав редакционной коллегии: № 3, 2015 В.Ф. Бай, канд. техн. наук, доцент, Почетный строитель России, Почетный работник высшего профессионального ...»

-- [ Страница 1 ] --

Состав редакционной коллегии:

№ 3, 2015

В.Ф. Бай, канд. техн. наук, доцент,

Почетный строитель России, Почетный

работник высшего профессионального СОДЕРЖАНИЕ

образования РФ;

В.Э. Борзых, д-р физ.-мат. наук, профес- АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

сор, член НТС по Grit-технологиям;

А.Т. Ахмедова

В.Н. Евсеев, д-р филол. наук, профессор;

Проблемы дизайна городской среды Алматы

М.В. Зенкина, д-р экон. наук, профессор;

О.Р. Бокова К.Н. Илюхин, канд. техн. наук, доцент Особенности формирования архитектурно-световой среды (зам. главного редактора);

Южного Урала

С.Н. Лесков, канд. архит. наук, професМ.В. Верхотурова сор, Почетный архитектор России, член Формообразование детских игровых площадок и павильонов в Правления ТО СА России, член союза современной городской среде (на примере зарубежного мирового архитекторов России;

опыта)

Т.В. Мальцева, д-р физ.-мат. наук, проН.С. Демьянович фессор (главный редактор);

Места хранения автотранспорта в крупном городе (на примере гоВ.В. Миронов, д-р техн. наук, прородов Республики Беларусь)

фессор, академик РАЕН, Почетный О.Р. Долгих, А.Ю. Чайкова работник Высшей школы, Заслуженный изобретатель РФ; Совершенствование методов обучения рисунку в довузовской архитектурно-художественной подготовке и ее связь с начальным В.В. Пассек, д-р техн. наук, профессор, обучением студентов архитектурно-дизайнерского вуза............ 18 Заслуженный изобретатель РФ, Почетный строитель России, Почетный транс- П.П. Зуева портный строитель; Творческие лидеры в архитектурной профессии. Франк Ллойд Г.С. Переселенков, д-р техн. наук, про- Райт



фессор, Заслуженный деятель науки РФ, И.А. Ибрагимов, Н.Б. Козюк, К.Э. Королева, А.Д. Семави

–  –  –

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

УДК 721.011.8 А. Т. АХМЕДОВА, д-р архитектуры

ПРОБЛЕМЫ ДИЗАЙНА ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ АЛМАТЫ

Международная образовательная корпорация «Казахская головная архитектурно-строительная академия».

Эл. почта: aizhan.akhmedova@googlemail.com.

Ключевые слова: дизайн городской среды, качество жизни, комфорт проживания, «городские интерьеры», «пространственное тело».

В статье поднята проблема качества городской среды города Алматы. Рассматривается сложность сценарного освоения городских территорий, проявившаяся вследствие роста населения территории города, экспансии транспорта, слома логики построения и связей территорий и, как следствие, потери жизненного пространства горожанина.

УДК 721.011.8 A.T. AKHMEDOVA, Dr. Sc. (Architecture)

–  –  –

International educational corporation «Kazakh Leading Academy of Architecture and Civil Engi-neering».

E-mail: aizhan.akhmedova@googlemail.com Keywords: design of the urban environment, quality of life, comfort of living, «urban interiors», «spatial body».

The article presents the issue of the urban environment quality of Almaty. Article describe the complexity of urban areas scenario development, appeared as a result of population growth, transport expansion, logics failure in construction and territories connection, and, as a consequence, the loss of citizen’s living space.

В сознании жителей и гостей Алматы сложился и до сих пор живет прекрасный образ зеленого, комфортного и спокойного города. Его жители, имея все составляющие городского комфорта в виде красивых общественных зданий, удобных благоустроенных жилых домов и хорошего общественного транспорта, одновременно не лишены связи с природой, которая окружает их в парках, скверах и во дворах, засаженных знаменитыми яблонями апорт. А из окон квартир видны величественные горы, озелененные дворы и парки.





Такой образ сложился не случайно. Город Алма-Ата 1920–1970-х гг. застраивали по законам средовой архитектуры. Для многих жителей Казахстана, проживающих в других городах, Алма-Ата была воплощением мечты. Уникальный ландшафт, чистый воздух, хороший климат в сочетании с грамотным подходом к застройке и благоустройству территории создавали облик современного, красивого, комфортного города. Вдоль тротуаров были проложены арыки с журчащей горной водой, зеленые насаждения защищали от излишней инсоляции, создавая уютную тень, что располагало к неспешным прогулкам.

Но, к сожалению, сегодня этот образ является «уходящей натурой», объектом ностальгии, поскольку «предшествующая традиция задает норму, имеющую уже автоматизированный характер» [1].

Строительный бум 1990-х гг. привел к стремительному увеличению архитектурной массы, при этом новые здания не включены органично в общую композиционную структуру территорий города. Под застройкой оказываются скверы, парки, площади, прибрежные зоны и даже тротуары и аллеи. Прогулочные площадки, дворовые пространства (рекреационные зоны) заняты под стоянки автотранспорта. Забыты принципы организации тротуаров вдоль дорог, которые используются только как транзитные территории. Не проектируются и не сооружаются новые арыки. Соотношение территории застройки, дорог, тротуаров и зеленых насаждений перекраивается не в лучшую сторону.

Произошел тот самый слом «системности и социальной целесообразности организации среды» [2].

В последнее время в Алматы построено большое количество благоустроенных жилых домов, общественных зданий различного назначения, дорог и магистралей. И теперь город начинает испытывать большие трудности, связанные с их эксплуатацией. Становится очевидным, что уже недостаточно просто наращивать архитектурную массу и заниматься повышением качества архитектурнопланировочных решений отдельных объектов.

Городская среда, заложенная многие годы назад и складывающаяся на протяжении стольких лет, перестает удовлетворять современным потребностям и не учитывает появления новых технологий и новых городских функций. Человек, обеспеченный жильем и местом работы, в то же время оказывается в неудовлетворительных экологических условиях, испытывает транспортные проблемы, недостаток общения, постоянную нехватку времени, стрессы. Речь идет о наметившемся снижении качества жизни в условиях города, об утрате функциональных, архитектурно-планировочных, эстетических качеств городской среды – той нематериальной части городской ткани, которая складывается как результат продуманных сценарно-осмысленных систем эксплуатации частей территории Алматы. «Современная архитектура идет пагубным путем, разрушая города по всему миру. Потеря пространственности современных городов есть наиболее печальный факт» [3].

Необходимо ставить вопрос о восстановлении жизненного пространства горожанина как многокомпонентного комплекса составляющих, где каждый житель, группа людей создают свой собственный «уголок», пространственную нишу, которая становится его защитной оболочкой, структурой, позиционирующей его внутри городской среды, среди других таких же жителей. Очевидно, что речь идет о повышении качества этой оболочки.

Квартира, дом, двор, квартал, улица и т.д. – все эти важные предметно-пространственные ячейки перестают составлять большой и логичный организм. Они становятся дисперсной механической конфликтующей городской массой.

Современный город должен отвечать многим сложным техническим требованиям, соблюдая которые, нельзя забывать об удобстве и комфорте проживания, внешней привлекательности, экологической чистоте и достаточной озелененности, композиционной целостности, определяющих отличие этого города от всех других и привлекающих к нему. Все эти перечисленные понятия трудноизмеримы, не имеют конкретной рыночной стоимости, однако постепенно выходят на первый план требований, предъявляемых к современным городским пространствам [4].

Сегодня кварталы и территории должны быть спроектированы не по законам накопления городской массы, а по законам интерьерных пространств, осмысленной глубинно-пространственной композиции с целью расширения жизненного пространства людей, появления объектов, куда переносятся многие функции общения, отдыха, созерцания. Человеку необходимо чувствовать себя вовлеченным в жизнь города, быть полноценным его участником и пользователем. Создаваемые в соответствии с современными требованиями объекты призваны восполнить потерю связи с природой, снижение общения, решить проблему изоляции личности от общества.

Очевидна необходимость теоретического осмысления и внедрения процессов рассмотрения городской среды как сложного и вместе с тем интеллектуально-регулируемого организма.

В связи с этим необходима выработка теоретико-методологической концепции дизайна современной городской среды, разработка научно-обоснованного механизма управления процессом освоения городских пространств, основанных на комплексном подходе, учитывающих внедрение и применение новых и новейших технологий. Необходимо решать задачи пространственной структуры города (архитектурно-художественной и планировочной организации), логистики и управления процессом, максимально учитывать человеческий фактор как основу повышения качества жизни в организации городской среды.

Соединение в единую целевую программу этих составляющих, связанных образно-стилевым решением, и есть основная задача дизайнерского проектирования [5].

При подготовке архитектурных решений современной застройки необходимо учитывать несколько важных моментов.

В первую очередь ансамблевость, грамотное внедрение каждого нового объекта в сложившуюся структуру города. Актуальным является средовой подход: применение новых и новейших технологий с целью облегчения и удешевления процесса проектирования, строительства и эксплуатации зданий, оснащение их новыми высокотехнологическими устройствами, позволяющими экономить энергию, повышающими комфортность проживания.

Второе – максимальный учет уникального месторасположения города, его ландшафта и окружающей среды, например, создание видовых картин, мест отдыха на фоне гор Заилийского Алатау;

максимальное сохранение существующих зеленых насаждений.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

Формальное сосуществование объектов среды города Алматы.

Каждый из объектов существует автономно Третье – композиционный поиск деликатного сочетания современных и существующих строений; поиск путей роста уровня комфортности в домах более ранней постройки, т.е. их адаптивности для существующей городской среды.

Такой подход весьма актуален для современного развития городской ткани Казахстана, особенно в таком городе, как Алматы, – с его уникальным ландшафтом и красивой природой. Осмысление и осознание этих сложных урбанизированных процессов, в центре которых находится человек с его каждодневной деятельностью и проблемами, создание современной интерактивной динамической среды – вот задача для современного дизайна городского пространства.

Библиографический список

1. Лотман, Ю. Архитектура в контексте культуры / Ю. Лотман // Семиосфера. – СПб.: Искусство – СПб., 2000. – 683 с.

2. Иконников, А. В. Архитектура [Электронный ресурс]: рубеж веков и выбор пути / А.В. // Архитектура и строительство Москвы. – 2001. – № 2-3.

3. Krier, Rob. Elements of architecture / Rob Krier – N.Y.: St. Martin Press, 1983. – 88 p.

4. Шимко, В. Т. Архитектурно-дизайнерское проектирование городской среды [Текст]: учебник / В. Т. Шимко. – М.: «Архитектура-С», 2006. – 384 с.

5. Иконников, А. В. Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве [Текст] / А. В.

Иконников. – М.: КомКнига, 2006. – С. 93.

3/2015 УДК72.01+ 628.9 О. Р. БОКОВА, доцент

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ АРХИТЕКТУРНО-СВЕТОВОЙ СРЕДЫ

ЮЖНОГО УРАЛА

ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет)».

Эл. почта: admin@susu.ac.ru Ключевые слова: региональные особенности, человек, архитектурно-световая среда, город.

Архитектурно-световая среда региона формируется в соответствии с его природно-климатическими, историческими и социально-культурными особенностями. Рассматриваются все аспекты данного процесса с точки зрения преемственности, безопасности, экологичности.

УДК72.01+ 628.9 O. R. BOKOVA, Associate Professor

–  –  –

South Ural State University (National Research University). E-mail: admin@susu.ac.ru Keywords: regional features, person, architecture and light environment, city.

Architecture and light environment of the region is formed in accordance with its natural and climatic, historical and socio-cultural features. All aspects of the process are considered in terms of continuity, safety, environmental friendliness.

Для более полного раскрытия заявленной темы следует дать определение термина «архитектурно-световая среда» – среда природно-антропо-техногенного характера, воспринимаемая при естественном и искусственно созданном освещении. По определению Н. И. Щепеткова, главная составляющая световой среды – совокупность видимых излучений с цветовыми ощущениями при дневном и сумеречном зрении, в том числе в условиях искусственного освещения архитектурных и ландшафтных пространств и объектов. Светоцветовая среда города образуется в вечерне-ночное время освещенными территориями и объектами, светящими фасадами, цветом света средств освещения, в том числе его отражением от глади воды и других поверхностей [1].

Таким образом, уникальность архитектуры и природно-ландшафтного комплекса могут существовать в нашем зрительном восприятии только благодаря свету. Чувственно-образное восприятие мира человеком, его эстетические предпочтения формируются под воздействием специфики места его проживания. Уральский регион также имеет характерные особенности светоцветовой среды.

Формирование архитектурно-световой среды региона происходит в соответствии с природно-климатическими, историческими и социально-культурными его особенностями.

Семантика пейзажа для южной части Уральского региона – горы со сглаженным контуром при богатой пластике, мягкой, с плавными переходами светотени. Д. Н. Мамин-Сибиряк еще в XIX в.

восхищался «высоким прозрачным голубым небом, с которого волнами льется свет на эти незамысловатые картины природы». Недра Урала – его подлинное сокровище – изначально принесли известность региону крупными месторождениями природных камней. Уральские самоцветы – аметисты, дымчатые топазы, морионы, зеленый изумруд, сапфиры, прозрачный горный хрусталь, александриты, демантоиды и др. – вдохновляли представителей многих творческих профессий, в том числе архитекторов. Все эти самоцветы добывают в основном на восточном склоне Ильменских гор.

Здесь родились известные всему миру легенды и сказания о подземных богатствах.

На примере города Челябинска – столицы Южного Урала – можно наиболее полно увидеть архитектурно-световые тенденции развития региона. Образ граней кристалла прослеживается в знако

<

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

вых объектах мегаполиса: торговом комплексе «Синегорье», здании Челябинского государственного краеведческого музея с уникальной экспозицией, которое признано одним из красивейших архитектурных сооружений города.

На кафедре дизайна Южно-Уральского государственного университета в рамках дипломной работы «Дизайн-концепция светоцветовой среды набережной г. Челябинска в границах ул. Красная и ул. Кирова» (дипломник Ткаченко О. И., рук. Бокова О. Р.) был проведен анализ территории городской набережной и предложено концептуальное решение по оформлению сквера и нового моста у краеведческого музея.

Освещаемые малые формы, сами осветительные приборы на территории в вечерне-ночное время ассоциируются с россыпью каменьев. Формообразование павильона – композиционной доминанты – продиктовано контекстом места, наличием существующего значимого архитектурного сооружения и отсылает к образу друзы, как бы прорастающей из-под земли (рис. 1).

–  –  –

Динамичная концепция освещения объединяет игру граней «самоцвета-павильона» и сложные линии навеса моста, своеобразным световым пунктиром уводя от основного объема музея к глади реки (рис. 2).

–  –  –

Исторически строительным материалом для жилища в регионе служило сочетание дерева для верхней части стен и плитняка. Этот камень, имеющий высокие декоративные и эксплуатационные качества, использовали для цоколя, некоторых отдельных надворных построек, мощения и возведения оград. Подобного рода постройки в столице Южного Урала сохранились фрагментарно. В дневное время сложный декор резного дерева создает глубокую игру светотени, рождая иллюзию легкости, невесомости зданий. Каменный цоколь в контрасте дает ощущение устойчивости, тектоничности всего сооружения (рис. 3).

Однако следует отметить практически полное отсутствие архитектурно-художественного освещения памятников народного зодчества такого рода. Утилитарное косвенное освещение данных объектов вечером и ночью осветительными приборами с натриевыми источниками света значительно искажает восприятие этих традиционных для региона природных материалов.

3/2015

–  –  –

Применение чугуна в остове осветительных приборов также имеет определенные региональные корни. Художественное литье появилось в ассортименте знаменитого Каслинского завода, основанного на Урале в 1747 г., лишь в первой трети XIX века. Знаменитый Каслинский чугунный павильон с триумфом был представлен на Парижской выставке. Воссозданная копия позднее была зарегистрирована ЮНЕСКО как раритетный образец архитектурного сооружения из чугуна, представленный в музейной коллекции. Чугунное литье вошло в летопись архитектурной истории Южного Урала и использовалось как пластическое дополнение фасадов зданий, в скульптурных композициях, малых формах, осветительных приборах [2].

На настоящий момент полностью не выработаны приемы освещения чугунного кружева, позволяющие получить полноценное представление об этом уникальном художественном материале в вечерне-ночное время. Феномен художественного литья требует глубокого переосмысления подходов к световым сценариям. Учитывая, что ведущая отрасль промышленности Челябинской области – металлургическая, продукт уникального творческого наследия региона имеет потенциал выступить как альтернатива современным «интернациональным» материалам при целостном концептуальном подходе к мегаполису как к единой структуре.

В областном центре, Челябинске, сконцентрировано наибольшее число предприятий. Являясь неотъемлемой частью жизненного пространства горожан, такого рода объекты активно формируют силуэт города. Узнаваемость и читаемость силуэта на въезде с севера прежде всего задана гипермасштабом производственной среды. Семантика пейзажа Металлургического района города сформирована, в числе прочих, очертаниями предприятий одноименного профиля. Подобного рода производственные комплексы создают резкие масштабные контрасты, нарушая целостность прочтения жизненной среды, эстетический комфорт восприятия ее жителями. В вечерне-ночное время протяженные глухие ограждения, разделяемые лишь опорами осветительных приборов утилитарного освещения, вносят в окружающую среду дисгармонию, монотонность.

Один из объектов топливно-энергетического комплекса, группа градирен на территории ТЭЦ-3, расположен на гостевом маршруте, на въезде в Челябинск из аэропорта Баландино, здесь же проходят некоторые маршруты городского транспорта. В дневное и вечерне-ночное время значительный по масштабу силуэт этого «ансамбля» служит доминантой территории.

На кафедре дизайна Южно-Уральского государственного университета студенткой М. О. Шипуновой (рук. Д. И. Нестеров) в рамках курсового проекта был проведен колористический анализ среды градирен, целью которого было составление цветовой сезонной гаммы ее компонентов. В результате исследования были выявлены однообразие, невыразительность светоцветовой среды и полная гомогенность цветового поля данной территории в зимний период. Учитывая важность восприятия этого участка для гостей города и его жителей, в дипломной работе «Дизайн-концепция прилегающей территории ТЭЦ-3» (студент М. О. Шипунова, рук. О. Р. Бокова) основное внимание было уделено анализу (рис. 4) и созданию новой концепции прочтения объектов промышленного назначения, представленных как арт-объекты и хорошо читаемых с гостевых маршрутов. Концепция архитектурного освещения территории предполагает новое осмысление масштаба градирен, передачу им функции цветовой и смысловой доминанты. Основной корпоративный цвет – зеленый, акАРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО центированный особыми приемами освещения, он служит объединению с природным комплексом как символ экологичности производства.

Рис. 4. Колористический анализ прилегающей территории ТЭЦ-3 Архитектурное освещение как главный показатель раскрытия образной выразительности здания относится к основным средствам, формирующим представление о городе и о регионе в целом.

Способы светоцветового решениия основных архитектурных объектов столицы Южного Урала в целом повторяют тенденции, сложившиеся в стране, – использование заливающего, локального и акцентирующего приемов освещения.

Ландшафтное и декоративное освещение не в полной мере отражает уникальность природнорекреационного комплекса. При этом следует отметить и положительные тенденции – фрагментарно, но все же используются для усиления художественной выразительности среды источники света с разной цветовой температурой и спектральным составом.

Город имеет сложившийся художественный образ в вечерне-ночное время, однако проблема концептуального единства остро стоит на повестке дня. В настоящее время вопросы освещения лишь отчасти регулируют на региональном уровне Правила содержания, ремонта и реставрации фасадов зданий и сооружений на территории города, в соответствии с решением Челябинской городской Думы от 25 октября 2011 г. № 28/11. В разделе IX указана необходимость архитектурнохудожественного освещения фасадов зданий и сооружений, находящихся на гостевых маршрутах.

Кроме того, в правилах рассматриваются вопросы зрительного комфорта пешеходов и водителей транспорта. Проектным организациям, согласно тексту документа, предписано осуществлять переход от раздельного проектирования средств освещения к взаимоувязанному проектированию световых пространств путем гармоничного применения приемов освещения на конкретных территориях и объектах с учетом ландшафта и комплексного благоустройства города Челябинска [3].

Нельзя не отметить климатические особенности региона, через призму которых происходит формирование архитектурно-световой среды.

Южный Урал как часть большой горной страны, срединного хребта Евроазиатского субконтинента имеет те же экологические проблемы, что и другие регионы страны: загрязнение атмосферы, деградация земельных и кормовых угодий, загрязнение поверхностных и подземных вод.

Вместе с тем существует целый ряд проблем, свойственных только этому краю, связанных как с особенностями его природной среды, так и со своеобразием историко-экономического развития [4].

Так, сложность рельефа с выходом на поверхность земли горных пород необходимо учитывать при расположении как опор осветительных приборов, так и декоративных светильников, помещаемых непосредственно в грунт. Мозаичные и сложные магнитные, электрические и тепловые поля также требуют дополнительных исследований при проведении предпроектного анализа. Необходимо 3/2015 учитывать факторы, ухудшающие диапазон видимости: загазованность воздуха, наличие туманов в отдельные дни.

Для Южного Урала характерны температурные контрасты. С сентября по май возможны метели, колебания температур, налипание мокрого снега на провода, туманы. При этом территория Южного Урала в дневное время хорошо инсолируется, продолжительность солнечного сияния в городе Челябинске, например, составляет в среднем 2089 часов.

Основная градостроительная идея генерального плана города – включение в архитектурно-планировочную композицию реки Миасс, водохранилища и городского бора, который в центральной части превращается в лесопарк. Его главные аллеи соединяют предпарковую площадь на пр. Ленина с зонами отдыха и пляжами [5]. Таким образом, город получает своеобразные зеленые «рукава», тесную связь с природным окружением, хорошо читаемую в светлое время суток. При этом отмечается фрагментарность, «избранность» вечерне-ночного освещения города, без учета сформировавшихся связей планировочной структуры, уникальности природно-рекреационных ресурсов [6].

Знание вышеперечисленных особенностей при формировании архитектурно-световой среды столицы Южного Урала, представляющей крупнейший город региона, позволит:

• глубже раскрыть контекст исторической застройки, что послужит при условии качественного освещения в вечерне-ночное время увеличению туристических потоков, как внешних, так и внутренних, раскрытию образно-эстетического потенциала южно-уральских городов и региона в целом;

• дать новое прочтение действующим объектам и объектам реновации промышленной архитектуры средствами архитектурно-художественного освещения;

• создать с помощью света новые красивые сценарии и традиции, отвечающие социальнокультурным потребностям современной жизни;

• гармонизировать связь с природным окружением, не создавая при этом светового загрязнения;

• учесть при проектировании освещения природно-климатические особенности региона с целью экологизации среды;

• создать уникальную концепцию формирования светоцветовой среды города, в которой были бы отражены сложившиеся особенности архитектурно-планировочной структуры, уникальные природно-рекреационные ресурсы.

Библиографический список

1. Щепетков, Н. И. Световой дизайн города [Текст]: учеб. пособие / Н. И. Щепетков. – М.: Архитектура-С, 2006. – С. 118-119.

2. Пешкова, И. М. Искусство каслинских мастеров [Текст]: в 2-х т. Т.1 / И. М. Пешкова – Челябинск: Южно-Уральск. изд., 1983. – С. 18–22.

3. Об утверждении Правил содержания, ремонта и реставрации фасадов зданий и сооружений на территории города Челябинска [Электронный ресурс]: Решение челябинской городской думы четвертого созыва от 25.10.2011 г. № 28/11. – Режим доступа: http://www.regionz.ru/index.

php?ds=1377370 (дата обращения: 15.04.2015).

4. Левит, А. И. Южный Урал [Текст]: география, экология, природопользование судьба / А. И. Левит. – Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 2001. – С. 184–185.

5. Поливанов, С. Н. Челябинск. Градостроительство вчера, сегодня, завтра [Текст] / С. Н. Поливанов, Л. В. Смирнов, Б. В. Маевский и др. – Челябинск: Южно-Уральск. изд., 1986. – 150 с.

6. Бокова, О. Р. Проблема формирования светоцветового пространства человека в мегаполисе [Текст] / О. Р. Бокова // Вестник КазГАСА. Серия «Архитектура и дизайн». – 2013. – № 3(49). – С. 5–11.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

УДК 712.256:711 М. В. ВЕРХОТУРОВА

ФОРМООБРАЗОВАНИЕ ДЕТСКИХ ИГРОВЫХ ПЛОЩАДОК

И ПАВИЛЬОНОВ В СОВРЕМЕННОЙ ГОРОДСКОЙ СРЕДЕ

(НА ПРИМЕРЕ ЗАРУБЕЖНОГО МИРОВОГО ОПЫТА)

Международная образовательная корпорация «Казахская головная архитектурно-строительная академия».

Эл. почта: m.verkhoturova@kazgasa.kz Ключевые слова: детские игровые пространства, нетиповые решения, оригинальные детские площадки, стимулирование детской активности.

В статье рассматриваются и анализируются оригинальные архитектурные решения и методы формообразования детских игровых пространств: способы гармоничного размещения площадок в различных градостроительных условиях, в районах со сложными климатическими условиями.

УДК 712.256:711 M.V. VERKHOTUROVA

СHILDREN'S PLAYGROUNDS AND PAVILIONS FORM MAKING IN MODERN URBAN

ENVIRONMENT (THORUGH THE EXAMPLE OF FOREIGN WORLD EXPERIENCE)

International educational corporation «Kazakh Leading Academy of Architecture and Civil Engineering».

E-mail: m.verkhoturova@kazgasa.kz Keywords: children's play spaces, non-typical solutions, innovative children's playgrounds, encouragement of children's activity.

This article discusses and analyzes the non-typical architectural solutions and methods of children's play spaces form making: ways of harmonious playgrounds disposition in different urban planning conditions and in areas with difficult climatic conditions.

В современном динамичном мире архитектура становится все более функциональной, комфортной, мультицелевой, экологичной. Главная цель проектирования: укрепить связь между человеком с его потребностями и природным окружением, которое становится своеобразной «роскошью» [1].

Этот фактор актуален и в отношении проектирования детских игровых площадок и павильонов, которые все более напоминают минигородки со стандартным набором типовых элементов. На самом деле своей завершенностью и монументальностью они не стимулируют детскую фантазию и воображение, а только очерчивают четкие рамки и пределы игровой деятельности, напоминая различные гаджеты, используя которые, ребенок целиком находится под влиянием игры (ее графики и правил), абсолютно ничего самостоятельно не придумывая и не создавая.

По такому принципу сформированы детские площадки, указанные на рис. 1: домики, горки, качели. Все действия ребенка предопределены заранее, не учтен тот факт, что детские игры – это не только отдых и развлечения, но и способ узнавания мира и самого себя через окружающую среду.

Следовательно, архитектурное решение детской площадки должно не только соответствовать заданной тематике, но и повышать воспитательно-образовательный уровень детей, развивать ловкость, работу мышц ребенка, воображение, творческие навыки и умение общаться со сверстниками [2].

Эффективная работа в этом направлении проведена зарубежными архитекторами: реализован самый главный принцип детского творчества – играть, используя любые предметы вокруг, включая окружающую природу – деревья, естественный рельеф. Детские площадки, спроектированные в определенной стилистике, гармонично и эффектно вписываются в окружающую среду города. Расположенные в парках, на открытых территориях, в условиях плотной застройки, они подчеркивают особенности территории, не нарушая естественного ландшафта, например, «Скульптурная площадка» (Sculptural Playground), г. Висбаден, Германия (рис. 2).

3/2015

–  –  –

Конструктивное решение и скульптурная специфика подчеркивают, с одной стороны, урбанистическую важность этого места с видом на исторический Висбаден, с другой – предлагают привлекательную и сложную гамму для игровой деятельности. Основным элементом является пространственная скульптура: две зеленые стальные трубы, имеющие изгибы по длине и высоте, плавно огибают деревья, замыкая архитектурную композицию в форму пятиугольника. Между трубами натянута сетка. Такое пространственное решение формирует цикл – непрерывную последовательность различных игр для детей и подростков. Пятиугольная форма структуры навеяна историческим обликом города Висбадена.

Подобной особенностью (но с расположением на большой открытой территории) обладает и игровая площадка «Следы монстра» (Monster Footprints), г. Шэньчжэнь, Китай (рис. 3). Дизайн, созданный для урбанистической архитектуры городов Шэньчжэнь и Гонконг, является заглубленным пространством, которое функционирует как детская площадка.

Специальное покрытие розового цвета в форме следа монстра представляет «сюрреалистическую реальность» и дает возможность жителям города обрести свободу и радость в центре площади.

Оригинальным дизайнерским решением стала мобильная детская игровая площадка «Воображение» (Imagination playground), г. Нью-Йорк, США (рис. 4), которая рассматривается как возможность осуществления более широкого спектра потребностей детей за счет разнообразных возможностей, игры фантазии и социально-кооперативной игры, в дополнение к более традиционным детским развлечениям: бег, прыжки и альпинизм. В исследованиях утверждается, что дети в возрасте восьми лет, играющие в разнообразные и сложные игры, значительно лучше подготовлены к освоению школьной программы. Площадка «Воображение» стимулирует взаимодействие между детьми: желание помочь друг другу построить здание форта, автомобиль или, возможно, космический корабль. Дети могут использовать фантазию, потенциал дизайнера, чтобы физически сформировать собственное пространство игры.

Эффективным архитектурным решением в суровых климатических условиях стал игровой павильон «Летняя жара» (July-August Heat), г. Тель-Авив, Израиль (рис. 5).

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

–  –  –

Рис. 5. Игровой павильон «Летняя жара» (July-August Heat), г. Тель-Авив, Израиль Дети проводят день в закрытом помещении класса, сидят дома перед компьютером. Родители должны предложить им что-то радикально иное, чтобы напомнить, что в жизни есть нечто большее, чем магазины и интернет. Такая детская площадка предлагает детям все преимущества активного отдыха: бег, скалолазание, качели, игры в песочнице и т.д., – при сведении к минимуму негативного воздействия сложных погодных условий, формирующихся в июле и августе по всему Израилю.

Подобные игровые павильоны – рациональная идея и для казахстанских климатических условий в летнее время. В отличие от других игровых площадок, здесь первоочередным является не только создание хорошего микроклимата, но и использование воспитательных ресурсов для детей XXI в. – возможности узнать больше об окружающей их среде и роли, которую они играют в ней.

3/2015 Архитекторы Амстердама разработали детский игровой павильон «Ананси» (Anansi Playground Building), г. Утрехт, Нидерланды (рис. 6). На фасаде этого сооружения выгравированы изображения сказок со всего мира. Идея в том, чтобы стимулировать любопытство и творчество детей. Павильон разделяет игровую площадку на две части: одна используется подростками, другая – маленькими детьми. Внутри находятся три отдельные игровые комнаты с простой мебелью; в дизайне интерьера использованы яркие цвета. В каждом помещении есть образы, связанные с индивидуальным фасадом и предлагающие конкретные ориентации на его контекст. В сочетании с уникальными «обоями»

это придает самобытность каждой комнате.

Рис. 6. Детский игровой павильон «Ананси» (Anansi Playground Building), г. Утрехт, Нидерланды В данной статье рассмотрены примеры наиболее оригинальных и эффективных архитектурнодизайнерских решений игровых площадок и павильонов. Очевидно, что мы имеем возможность с помощью специально организованной пространственной среды влиять на интеллектуальное и физическое развитие подрастающего поколения [3]. Эти факторы обуславливают появление новых задач перед проектированием детских пространств. Многообразная по форме и содержанию архитектурная среда создает определенный положительный эмоциональный заряд у детей, стимулирует любовь к творческой активности и общению [4].

Комфорт, удобство, уют, красота, многократная смена архитектурной среды в течение дня являются психологическими стимулами в активизации познавательной и физической деятельности ребенка [4].

Библиографический список

1. Грашин, А. А. Дизайн детской предметно-развивающей среды [Текст]: учеб. пособие / А. А. Грашин. – М.: Архитектура–С, 2008. – 296 с.

2. Золотарев, А. И. Методология проектирования игрушек и игровой среды [Текст]: метод. пособие / А. И. Золотарев. – Тольятти: ПвГУС, 2013. – 80 с.

3. Наумова, В. И. Современные проблемы художественного проектирования [Текст]: учеб. пособие / В. И. Наумова. – Усть-Каменогорск: ВКГТУ, 2003. – 270 с.

4. Андрианова, О. С. Формирование архитектурной среды детских учреждений [Текст] / О. С. Андрианова // Архитектурно-строительное проектирование: сб. науч. ст. – Ульяновск: УлГТУ, 2009. – С. 28-30.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

УДК 711.553.2 Н. С. ДЕМЬЯНОВИЧ

МЕСТА ХРАНЕНИЯ АВТОТРАНСПОРТА В КРУПНОМ ГОРОДЕ

(НА ПРИМЕРЕ ГОРОДОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ)

Белорусский национальный технический университет. Эл. почта: nadya_demianovic@mail.ru Ключевые слова: места хранения автотранспорта, система паркирования, индивидуальный автотранспорт, градостроительный и архитектурно-планировочный подход.

В статье анализируются особенности организации мест хранения автотранспорта в крупных городах Республики Беларусь. Обосновывается необходимость изучения проблемы мест хранения автотранспорта путем объединения двух подходов: градостроительного и объемно-планировочного, с учетом долгосрочного прогнозирования.

УДК 711.553.2

–  –  –

Belarusian National Technical University. E-mail: nadya_demianovic@mail.ru Keywords: parking areas, the system of parking, private vehicle, urban planning and architectural-planning approach.

The article analyzes the organization features of parking areas in major cities of the Republic of

Belarus. It also gives ground for necessity of studying the problem of parking by combining two approaches:

urban planning and space planning, taking into account the long-term forecasting.

Сегодня в связи со стремительным ростом уровня автомобилизации в городах Республики Беларусь обострилась проблема хранения автотранспорта. Ее решение требует создания единой, научнообоснованной системы паркирования вопреки существующей практике наращивания мест хранения транспортных средств в любых доступных точках городов. Такая система должна быть универсальной, удобной в использовании и решать проблему паркирования на перспективу, что может быть обеспечено соединением двух подходов – градостроительного и архитектурно-планировочного.

Для научного обоснования возможности создания такой системы для всех крупных городов Республики Беларусь, а не для каждого индивидуально, был проведен анализ формирования мест хранения автотранспорта в городах с целью определения общего и особенного в этом процессе.

Следует отметить, что специальная литература по развитию систем автостоянок и гаражей легковых автомобилей в основном была написана в 1960-е гг., что не способствует ее эффективному использованию в силу давности написания, изменившихся социально-экономических условий жизни общества, сильно возросшего уровня автомобилизации и уже сложившейся градостроительной ситуации в городах. И хотя в градостроительной науке над решением проблемы транспортной инфраструктуры работали многие специалисты, вопрос организации паркирования легковых автомобилей в масштабе города в целом изучен недостаточно.

Динамику исторического развития парка индивидуального автотранспорта в нашей стране необходимо рассматривать еще с 1960-х гг., когда личный автомобиль был у 3–5 % населения [5], а общественный транспорт являлся основным средством передвижения. В советские годы, в социально-экономических условиях тех лет города Беларуси развивались в соответствии с генеральными планами, улично-дорожная сеть которых не была рассчитана на сегодняшний, сильно возросший уровень автомобилизации. Проблем организации мест хранения автотранспорта в те годы практически не возникало – население само занималось строительством гаражных кооперативов. С течением времени, с развитием и застройкой городов уровень автомобилизации долгое время практически не менялся (резкий скачок количества личного автотранспорта в городах Беларуси произошел в 1997– 3/2015 2002 гг., а также в 2010–2011 гг.), созданием комплексной системы парковок легковых автомобилей не занимались в силу неактуальности проблемы.

Исследование организации мест хранения автотранспорта проводилось для таких крупных городов, как Минск, Могилев, Витебск, Гродно, Брест, Гомель.

В первую очередь стоит отметить особенности сложившейся радиально-кольцевой планировочной схемы городов Беларуси. Города, развиваясь от центра, имеют сеть кольцевых магистралей и радиальных улиц, что с точки зрения распределения транспортных потоков является неудачным решением, так как самым коротким путем между любыми точками такого города является путь через центр. Это приводит к тому, что автомобильные потоки всего города сосредотачиваются в центре и перегружают его, что особенно заметно в дневное (рабочее) время суток. Проведенный анализ генеральных планов городов с точки зрения распределения мест приложения труда выявил, что примерно с 8.00 до 18.00 центры крупных городов притягивают до 50 % рынка труда, являясь в то же время средоточием истории, культуры и архитектуры.

Анализ размещения мест хранения автотранспорта был проведен исходя из допущения, что в градостроительной науке определено четыре основных принципа размещения автостоянок в планах городов: локальное (в непосредственной близости от обслуживающихся объектов), центральное (крупные автостоянки в центре городов), разгрузка центра (вокруг центра, вокруг зоны тяготения, радиальное, периферийное), комбинированное (одновременное применение нескольких принципов) [1].

Для проведения анализа был использован метод картографии, с помощью которого было выявлено, что существующая схема размещения автостоянок во всех городах комбинированная.

Для постоянного хранения автотранспорта в основном используются гаражи боксового типа, расположенные массивами в периферийных зонах (в Минске это примерно 60 % всех мест хранения, в Могилеве, Витебске, Гродно, Бресте, Гомеле – примерно 75–90 %) (рис.1), а также открытые охраняемые автостоянки (в Минске примерно 37 %, в городах Республики – 10–25 %) [3]. Временное хранение автотранспорта в большинстве случаев осуществляется на открытых (приобъектных) стоянках, на проезжих частях улиц, на тротуарах, во дворах жилых домов, а также в многоэтажных паркингах (центральная часть города Минска).

Рис. 1. Процентное соотношение между гаражами и стоянками в городах Республики Беларусь За 30 лет, с 1985 г., количество автомобилей индивидуальных владельцев в Беларуси выросло более чем в 8 раз [2], и на сегодняшний день прослеживается стабильная тенденция роста автомобильного парка от 4 до 13 % в год. Показатель количества личного автотранспорта сегодня намного превышает число мест, специально оборудованных для стоянки и хранения транспортных средств (рис. 2).

Динамика развития индивидуального легкового автомобильного транспорта в городах Беларуси примерно одинакова, как и уровень автомобилизации населения. Картографический анализ также

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

выявил, что в центральных, наиболее плотно застроенных зонах городов практически нет свободных от застройки территорий для размещения крупных наземных транспортных сооружений. Здесь обычно сосредоточено 20–30 % от всего объема уличного движения, а площадь центра составляет всего 2–3 % от территории города. Таким образом, в исторически сложившейся переуплотненной застройке свободных территорий под строительство паркингов в городах почти не осталось, а сильно возросшее количество автомобилей требует решений по созданию мест хранения в структуре генеральных планов городов.

Рис. 2. Диаграмма сравнения площади организованной парковки с площадью, необходимой для хранения автомобилей Выявилась существенная нехватка специально организованных и оборудованных, соответствующих нормам пешеходной доступности мест хранения автотранспорта, которые бы в полной мере удовлетворяли потребностям населения в местах как временного, так и постоянного его хранения.

Исторически развиваясь в одинаковых социально-экономических условиях, города Республики Беларусь сегодня имеют не только однотипные радиально-кольцевые структуры, схожее размещение мест хранения автотранспорта в планах, но и сильно возросшее количество автомобилей, требующее решений по размещению их мест хранения.

Можно заключить, что анализируемые города «похожи», это дает возможность разработать общую методику оценки и организации мест размещения и хранения автотранспорта.

Для достижения максимального эффекта при создании концептуальной схемы размещения мест хранения автотранспорта следует учитывать два уровня градостроительной организации жизненного пространства: макроуровень, рассматривающий город и его окрестности в целом, с учетом зонального деления (центральная, переходная, периферийная, пригородная зоны), и микроуровень, включающий в себя отдельные районы, микрорайоны и кварталы. Такая система, оцененная на различных градостроительных уровнях, с соблюдением оптимальных условий доступности и санитарно-гигиенических норм, должна обеспечивать высокие функциональные качества сети транспортных средств, удобство пользования и максимальную экономию городских территорий.

Обзор всего вышеперечисленного с учетом многокритериального анализа дает возможность получить серию наиболее подходящих вариантов автостоянок различных типологических решений, с привязкой к определенным градостроительным ситуациям.

Многокритериальный анализ необходимо проводить с учетом долгосрочного прогнозирования в социальной, градостроительной, экономической сферах жизни общества [4]. Для получения более точных результатов необходим подробный анализ таких показателей, как плотность населения исследуемого района, демографический состав населения, преобладающие типы (классы) жилья (муниципальное, коммерческое, элитное), этажность застройки и многие другие факторы, непосредственным образом влияющие на выбор варианта проектного предложения оптимального размещения автомобиля на постоянное и временное хранение.

Таким образом, на основании проведенного анализа установлено: формирование сети мест хранения автотранспорта в городах Беларуси шло однотипно и сегодня характеризуется схожестью градостроительных и объемно-планировочных решений, близкими количественными показателями, а также сильно возросшим числом автотранспорта.

Это доказывает единообразие процессов формирования сети хранения индивидуального автотранспорта в городах Республики Беларусь и обосновывает возможность разработки единой системы, с формированием ее границ и ориентиров.

Библиографический список

1. Боровик, Е. Н. Принципы и системы размещения автомобильных стоянок в больших городах.

Обзоры по проблемам больших городов [Текст] / Е. Н. Боровик. – М.: ГосИНТИ, 1976. – 36 с.

2. Голубев, Г. Е. Автомобильные стоянки и гаражи в застройке городов [Текст] / Г. Е. Голубев. – М.: Стройиздат, 1988. – 252 с.

3. Концепция развития автостоянок и парковок в г. Минске на 2004–2006 годы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pravo.levonevsky.org/bazaby09/sbor36/text36547.htm (дата обращения:

19.05.2015).

4. Пихлак, И. О. Методика прогнозирования уровня автомобилизации [Текст] / И. О. Пихлак // Проблемы комплексного развития транспортных систем городов: тезисы докладов и сообщений Всесоюзного науч.-техн. семинара (г. Минск, 17-19 мая 1978 г.). – Минск: Изд-во БелНИИНТИ, 1978. – С. 53-57.

5. Семенова, О. С. Формирование системы хранения индивидуального автотранспорта в микрорайонах крупных городов на примере Москвы [Текст] / О. С. Семенова: дис. … канд. техн. наук. – М., 2004. – 133 с.

УДК 741/744

–  –  –

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ ОБУЧЕНИЯ РИСУНКУ

В ДОВУЗОВСКОЙ АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПОДГОТОВКЕ

И ЕЕ СВЯЗЬ С НАЧАЛЬНЫМ ОБУЧЕНИЕМ СТУДЕНТОВ

АРХИТЕКТУРНО-ДИЗАЙНЕРСКОГО ВУЗА

ФГБОУ ВПО «Томский государственный архитектурно-строительный университет».

Эл. почта: risunok-tgasu@mail.ru Ключевые слова: рисунок, архитектурный рисунок, объем, перспектива, конструкция.

В статье представлены методы формирования профессионального, пространственного, конструктивного мышления на базе академического рисунка, раскрыты вопросы интеграции рисунка и начертательной геометрии.

УДК 741/744 O.R. DOLGIKH, Associate Professor, A. Yu. CHAIKOVA

IMPROVEMENT OF TECHNIQUES FOR TEACHING OF DRAWING IN PRE-UNIVERSITY

ARCHITECTURAL AND ARTISTIC TRAINING, AND ITS CONNECTION WITH THE BASIC

TRAINING OF STUDENTS IN UNIVERSITY OF ARCHITECTURE AND DESIGN

Tomsk State University of Architecture and Building. E-mail: risunok-tgasu@mail.ru Keywords: drawing, architectural drawing, volume, perspective, structure.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

The article presents the formation methods of a professional, spatial and constructive thinking on the basis of academic drawing. It also covers the issues of drawing integration and descriptive geometry.

Рисунок – родоначальник трех искусств: живописи, скульптуры и архитектуры. Важность рисунка как основы изобразительного искусства не нуждается в пояснении. В системе профессионального образования и подготовки всех без исключения специалистов художественного профиля учебный рисунок занимает ведущее место.

В архитектурной среде существует заблуждение, что знание рисунка архитектору необходимо только для того, чтобы «красиво оформлять» проекты. Между тем для архитектора, так же как и для художника, рисунок – это прежде всего средство точно выразить свою мысль (В. Веснин) [3]. Актуальность этого утверждения усилилась особенно сегодня, когда компьютерная графика занимает в архитектурном и графическом творчестве все более и более важное место и подменяет истинные ценности на сфабрикованные целлофановые обертки. Компьютер – это инструмент, к слову говоря, полезный, как и карандаш. Но возможно ли развитие и обучение творческой личности без обоюдного взаимодействия руки и мозга?

Искусство рисования – это не только процесс воссоздания окружающей среды, но и осмысленный анализ изучаемого объекта, пространства, в результате которого этот процесс развивает наблюдательность, воображение, фантазию, координацию руки и глаза.

Академическое рисование – непревзойденное по выразительности и информативным возможностям средство, формирующее адекватное представление о действительности. Именно поэтому, обучая будущих архитекторов и дизайнеров, вуз берет на вооружение классический рисунок [1].

Эволюция показывает, что начиная с Древнего Египта, в школах, где преподавали изобразительное искусство, рисунку уделялось большое внимание: художники и архитекторы оставили бесценное наследие, покоряющее нас своим видением мира. Ведь рисунок позволяет познать и изучить закономерности объектов различной сложности, а также найти путь к гармоничному освоению законов перспективы.

Одна из главных задач в обучении академическому и конструктивному рисунку – научиться правильно видеть и отображать объемную форму предмета и уметь ее логически, последовательно изображать на плоскости листа бумаги и трансформировать в пространстве. Такие понятия, как форма, объем, пространство, неразрывно взаимосвязаны, составляют единое целое и раздельно в природе не существуют. Когда мы смотрим на произведение архитектуры, то видим красоту линий, объем и форму, пространственные образы и состояния. А архитектура уже соединяет в себе результаты художественного творчества и строительной деятельности [2].

Но именно рисунок определяет, каким будет произведение, так как он и только он является воплощением творческой мысли автора. Не умеющий рисовать архитектор, дизайнер не сможет качественно зафиксировать мимолетное озарение, но может и потерять идею, мысль. В свою очередь, хорошая идея не сможет появиться без художественного развития. Скопировать чужую мысль – пожалуйста! Фраза из популярной песни: «Нажми на кнопку – получишь результат!» – стала девизом современного поколения. А это значит, что мы превращаемся в послушных исполнителей. А где будем брать творцов, личности?

В эпоху Возрождения рисунок получил исключительную роль в образовании. Школа рисунка на Руси появилась в середине XVIII века. Обучение велось через копирование с оригиналов.

Рисование с натуры почти не проводилось. Во второй половине XIX в. появились педагогические системы, которые внесли аналитический подход к рисунку, обратили внимание на выявление перспективы и светотени. В XX в. получили развитие самые различные взгляды на искусство. Появилась теория условной геометризации и деформации природных форм. Ее пропагандировал П. Сезанн. Впоследствии она была развита кубизмом. Пришло время конструктивных, пластических, абстрактных, ритмических и цветовых поисков. Поиски новой конструкции и эксперименты с преобразованием пространства привели в художественный мир архитекторов-графиков. Рисунок приобрел выразительные архитектурные формы, конструктивные идеи которых базировались на законах начертательной геометрии. Ярким примером этого периода является творчество Я. Г. Чернихова, К. С. Мельникова и А. К. Бурова. В Европе стали популярны инновации Сальвадора Дали и Эшера Маурица Корнелиуса, пропагандирующих принципы иллюзии и трансформации. Геометризация путем членения на плоскости, проецирование фигур, деформация форм и перспектив базировались на законах неевклидовой геометрии, математики. Законы начертательной геометрии в изобразительном искусстве 3/2015 приобрели новое звучание, так как преломились в теории перспективных сокращений. Так в академический рисунок, базирующийся на точности пропорций, совершенстве тональных и линейных изысков, вторглась наука, инженерная графика.

Перспектива имеет большое значение в творчестве архитектора [2]. Главная ее положительная и отличительная черта – наглядность, так как перспективные изображения, построенные на основе центрального проецирования, наиболее приближены к реальному зрительному восприятию натуры.

По этому же принципу получаются фотографии – наиболее достоверные и документальные свидетели. Исходя из этого, перспектива имеет две основные области применения. Первая – использование перспективных изображений в процессе архитектурного проектирования, и в современных условиях с этим успешно справляется компьютер. Вторая – построение перспективного рисунка при рисовании с натуры по представлению и воображению [2].

В обоих случаях применения перспективные сокращения должны быть не самоцелью, а средством исследования эстетических характеристик проектируемого либо рисуемого объекта. Поэтому необходимы практические знания построения, этапов применения законов и процесса ортогонального проецирования. Для этого на занятиях по рисунку студенты обучаются свободному владению методами наглядных изображений, перспективных построений и перспективного моделирования.

Интеграция двух дисциплин, начертательной геометрии и рисунка, эффективно дополняет и обогащает учебный процесс.

Даже для студента архитектурно-дизайнерского вуза учебники начертательной геометрии представляются сухими и академичными. В них хорошо освещена теория и техническая сторона, но мало говорится о творческой стороне – композиции, пропорциях, освещении, мало дается примеров.

Поэтому на занятиях по рисунку необходимо объяснять учащимся на примере несложных объемов все премудрости перспективы. В работах сочетаются точность построений, свойственная геометрии, и изобразительная техника.

Начинать необходимо с простых примеров, общих рекомендаций по поводу выбора точки и угла зрения, линии горизонта и положения рисующего относительно линии горизонта. Представление художника о пространстве и предметах, объектах в пространстве – это главное знание, формирующее мировоззрение творческой личности. Уже в 11 лет подросток способен воспринять картину мира глазами инженерной графики. Прежде чем ученик проведет линию и нарисует глаз, кувшин, улицу, он осознает и проанализирует местоположение объекта изображения относительно себя, линии горизонта и окружающего пространства. Функция такого рисунка – формирование представления о ситуации и местоположении рисующего.

Это важнейшая часть графической компоненты, формирующей архитектурное мышление. Мы не копируем объект, а изображаем результат его осмысления. Поэтому формирование представления – основной инструмент развития мышления. Важны прежде всего пространственно-образные характеристики явления.

Структура и пластика объемов, фактура поверхностей участвуют в процессе, но на вторых ролях, ибо пространственное представление базируется не столько на утверждении «делаем с помощью хорошей руки и точного глаза», сколько на придумывании. Легковесное отношение студента к рисунку может низвести его до уровня дилетантизма, если мы забудем, что между натурой и рисунком стоит наше представление – рожденная нашим чувством, но еще не осуществленная модель. В процессе создания этой модели студент становится профессионалом, и не важно, каким инструментом он пользуется – карандашом, кистью или мышью компьютера. А дилетанта-рисовальщика устроит и срисовывание с образца, потому что он работает на результат, лишь бы было «точь-в-точь» [4].

Уже на этапе экзаменационного отбора абитуриентов выясняется, что у большинства из них отсутствует оптимальное соотношение между реальным видением, абстрактным и конструктивным мышлением, что является основой профессионализма архитектора и дизайнера. У одних лучше развиты ремесленные навыки, слабы абстрактное мышление и эвристические способности, у других – наоборот. Отсутствие практического умения не способствует развитию художественного вкуса и общей эстетической культуры, что потом неизбежно сказывается на качестве проектируемого продукта – будь то здание или изделие массового потребления.

Исходя из этого, можно сделать вывод: причину следует искать в неправильном подходе к преподаванию основ изобразительной грамоты, учебного рисунка на начальном и среднем этапах обучения.

Необходима серьезная корректировка обучающих программ начального и среднего звена и формирование профессионального педагогического состава.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

Сегодня в вузах Российской Федерации активно внедряется система менеджмента образования.

Эти меры направлены на улучшение процесса подготовки студентов. Подписана Болонская декларация, Россия вступает в общеевропейский Болонский процесс, призванный унифицировать систему высшего образования по мировым стандартам. Но в целом это обостряет ситуацию, происходит «сокращение сроков обучения в вузах и уменьшение практических, аудиторных занятий в пользу самостоятельной работы студента». Вчерашний школьник не всегда готов перейти на самообучение.

Особенно в дисциплинах прикладного характера, где нужна рука мастера, педагога, ремесленника.

Ведь творческий процесс – это в большей степени ремесло, где мастерство передается из рук в руки.

Не зря художников называли и называют мастерами, а их классы мастерскими. Таким образом, совершенствование в рисунке может происходить в период довузовской подготовки. Это повысит ее значимость в плане формирования готовности школьников к обучению в архитектурном вузе.

Решение проблемы преемственности художественной школы и подготовительных курсов в вузе обеспечит непрерывное творческое развитие личности обучающегося. А единая система планирования педагогического процесса повысит эффективность подготовки в школе и вузе. Улучшится характер взаимодействия детей, преподавателей, родителей и степень их удовлетворенности школой, подготовительными курсами и вузом, повысится уровень профессиональной обучаемости и творческого воспитания молодежи.

Библиографический список

1. Иванов, А.О. Архитектурный рисунок [Текст]: современные технологии обучения / А.О. Иванов. – Новосибирск: Изд-во НГАХА, 2014. – 325 с.

2. Нагорнов, Ю.П. Композиция перспективных изображений [Текст]: учеб. Пособие. 2-е изд. / Ю.П. Нагорнов. – Томск: Изд-во ТГАСУ, 2008. – 272 с.

3. Осмоловская, О. В. Довузовская подготовка архитектора [Текст] / О.В. Осмоловская. – М.:

Изд-во МАРХИ, 2008. – 162 с.

4. Прокофьев, Е.И. Рисунок [Текст]: учеб.-метод. Пособие. Т. 1 / Е.И. Прокофьев. – Казань:

Изд-во КГАСУ, 2005. – 157 с.

УДК 72.035/036 П. П. ЗУЕВА, канд. архитектуры, доцент

ТВОРЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ В АРХИТЕКТУРНОЙ ПРОФЕССИИ. ФРАНК ЛЛОЙД РАЙТ

ФГБОУ ВПО «Московский архитектурный институт (государственная Академия)». Эл. почта: sovzar@mail.ru Ключевые слова: Франк Ллойд Райт, органичная архитектура, принципы проектирования, орнамент, скобяные изделия.

В работе раскрывается понимание Ф.Л. Райтом значения орнамента, дается его определение в свете органичной архитектуры. На примере его высказываний показано отношение архитектора к проблеме производства качественных скобяных изделий, играющих немаловажную роль в работе архитектора. Представлены суждения мастера об архитектуре и архитекторах.

УДК 72.035/036

P.P. ZUEVA, Cand. Sc. (Architecture), Associate Professor

CREATIVE LEADERS IN ARCHITECTURAL PROFESSION. FRANK LLOYD WRIGHT

Moscow Architectural Institute (State Academy). E-mail: SOVZAR@MAIL.ru Keywords: Frank Lloyd Wright, organic architecture, principles of design, ornament, ironmongery.

3/2015 The work reveals F.L.Wright’s understandingof ornament and givesits definition in the light of organic architecture. On the example of his statements the work shows the architect’s attitude towardsthe production problem of high quality ironmongery, which plays an important role in the work of the architect. The article also presentsthe master’s viewson architecture and architects.

Творческим лидером, мыслителем в истории мировой архитектуры ХХ в. является Франк Ллойд Райт, оказавший огромное влияние на развитие как американской, так и западноевропейской архитектуры.

Путь его совпал с новой эпохой ХХ в., а расцвет творчества по времени связан с серединой 1930-х годов. По словам самого Ф.Л. Райта, прожившего долгую творческую жизнь, он построил более 700 сооружений самых различных типов и всегда оставался новатором [1, с. 133].

Мастер активно распространял свои взгляды и идеи, опубликовав большое число статей и целый ряд книг. Первые статьи Райта на русском языке вышли в свет в журнале «Зодчий» до революции, в советский период тексты о Райте печатались в архитектурной периодике с 1920-х годов. В 1937 г. Ф.Л. Райт был гостем на I съезде советских архитекторов. Его книга «Будущее архитектуры», изданная в США в 1953 г., для советских читателей была переведена в 1960 г. [2] и, несомненно, произвела впечатление на архитектурную общественность. Следующим изданием о Райте стала книга А.Ф. Гольштейна «Франк Ллойд Райт» [1], в предисловии которой отмечалось, что автор впервые сделал попытку раскрыть взгляды и показать практику американского архитектора, представлявшие интерес не только для профессионального сообщества, но и для более широкого круга специалистов и читателей.

Сегодня мы стараемся понять проблемы современной архитектуры, их сложность и противоречивость и разобраться в теории и практике на новом витке первых десятилетий ХХI века. Вполне вероятно, что тексты Франка Ллойда Райта, его высказывания, мысли и творческие искания, доступные нам в первоисточниках на английском языке, помогут осмыслить происходящие перемены в архитектуре и профессии в начале третьего тысячелетия.

Ф.Л. Райт об орнаменте. Райт говорил и писал о своем понимании орнамента, считая, что истинный орнамент не может быть только чистым украшением. Орнамент в понимании архитектора всегда органичен по отношению к тому предмету, который украшает, не важно, что это – здание или человек. Считая, что две трети экономических ресурсов страны уходили на украшение человека и декорирование жилища, он стремился развенчать причудливую деталь, высказывая свои идеи об орнаменте [3]. Человечество со временем утратило понимание красоты, подделка, внешнее украшение заменили это чувство очарования. Современная орнаментация, по мысли мастера, всего лишь пародия на красоту. Цивилизованным человек может стать, только узнав, что такое орнамент, в чем его значение и как его можно использовать, так как суть орнамента изначально духовна. Обладание без понимания – лишь пустое облачение. Окружающая среда всегда являлась отражением духовной культуры общества, и если она фальшива, то таковы и ее основы, потому что мерой оценки человека служит мера его культуры.

Орнамент должен быть уместным, пропорциональным, сомасштабным, и тогда итогом работы мастера станет гармония. Нельзя специально тратить время и силы на украшение. Истинная красота – результат той гармонии, которую чувствует разум, когда глаз и чувства наслаждаются предметом, вещью (рис. 1).

Ф.Л. Райт стремился внушить ученикам фундаментальный закон, с которым соглашались все великие художники: растения и цветы не должны использоваться в качестве орнамента. Характерные изображения только основываются на объектах природы, лишь вызывая в памяти их образ, не нарушая единства декорируемого предмета или сооружения. Фрукты на стенах, цветы, бабочки, птицы на шляпках – реализм или просто имитация – означают, что орнаментация в искусстве идет к упадку.

Традиционный образ всегда разрабатывается в гармонии с природой используемого материала для полного выражения красоты, присущей этому материалу. Для того чтобы оценить орнамент, необходимо знать и понимать природу камня, дерева, стекла. Одним из правил является также пригодность к использованию и форма, приспособленная к функции (рис. 2).

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

–  –  –

Рис. 2. Декоративные светильники и художественное стекло: составные части интерьерного пространства церкви Унитариев, Оук парк, шт. Иллинойс, 1905 г.

Здание должно быть украшенным, но декор никогда не следует делать умышленно, что всегда выявляется почти в каждом декорированном предмете, принадлежащем человеку. Принципы, определенные в работах прошлых времен, принадлежат ремесленнику, но воспользоваться готовым результатом – означает принять цель за средство. Сегодня мы живем, покрытые налетом мертвых форм, в которых нет души, но мы пытаемся верить в них и получать удовольствие.

3/2015 По убеждению Райта, первым положительным результатом исследования об орнаменте должна стать ликвидация большей части орнамента и понимание, что удобнее с более простыми предметами и вещами. Простые вещи не всегда примитивны, но примитивные вещи – это то, на что большинство из современных людей в настоящее время имеет право по своему духовному состоянию и содержанию [3, с. 17].

Ф.Л. Райт о скобяных изделиях. Однажды Райту пришлось выступить перед участниками VI ежегодной региональной конференции Тихоокеанского побережья ассоциации производителей скобяной продукции [4], где он высказал мнение, что скобяные изделия по-прежнему очень орнаментальны и недостаточно просты. Учитель Райта Луис Салливен проектировал скобяные изделия и выполнял декоративные панели, которые были также слишком орнаментальны. Сам Райт с момента его занятий проектированием стремился избавиться от скобяных предметов, так как полагал, что чем менее они заметны, тем лучше. Проектируя отель «Империал» в Токио, архитектор стремился достичь единства в простоте сантехники и изделий из металла. Он помнил то время, когда скобяные изделия и водопроводные краны, вентиля покрывали золотом, и считал, что сантехника и скобяная продукция не слишком далеко ушли друг от друга. Если мастера хотят оставаться в русле современной архитектуры, то они должны стремиться спрятать скобяные предметы, а то, что осталось на виду, сделать удобным и всегда подходить к своему изделию с позиции пользователя. Обычно такие конференции ставят своей целью обмен опытом, знакомство с новыми тенденциями, обсуждение ошибок и дельнейших планов. И Райт решил предсказать будущее работникам этой отрасли, так как считал, что помогал создавать его и еще не окончил своего дела. Пятьдесят шесть лет назад, когда мастер начинал работать, архитектура, по мнению Райта, была незначительной профессией, и, выбирая скобяные изделия, он испытывал разочарование. Что же значит производить хорошую продукцию? Скобяные изделия должны быть безупречно изготовленными, легкими в использовании, невидными глазу – по примеру хорошей напольной петли. Врезные замки необходимо создавать автоматическими и простыми. Это и было будущее скобяных изделий, по мысли Райта, с архитектурной точки зрения.

Райт размышлял о возможной роли консультанта по скобяным изделиям, который в дальнейшем мог стать посредником между производителем и потребителем-архитектором, и тогда архитектору суждено было бы превратиться в жертву экспертов. Сам Ф.Л. Райт имел невысокое мнение об экспертах и нечасто к ним обращался.

Заключение. Архитектор, чистый и простой, с широким кругозором и настоящим сильным характером, по убеждению Райта, всегда был редкостью. В современном мире слишком много дипломов со степенью бакалавров вручено выпускникам, стремящимся стать архитекторами за четыре года. Райт считал, что этого времени не достаточно, чтобы стать архитектором. Он также считал, что зодчий превращается в человека, который все более зависит от сантехников, электриков, конструкторов, т.е. от всех, кроме самого себя.

Ф.Л. Райт задумывался о том, что слишком много техники и слишком много построек приходится на жизнь хорошего архитектора, и будет чудом, если он сможет вообще что-то сделать в области проектирования, хотя это именно то, что он должен давать обществу [4, с. 3].

Библиографический список

1. Гольдштейн, А.Ф. Франк Ллойд Райт [Текст] / А.Ф. Гольдштейн. – М.: Стройиздат, 1973. – 136 с.

2. Фрэнк Ллойд Райт. Будущее архитектуры / пер. с англ. А. Ф. Гольдштейна; ред. А. И. Гегелло. – М.: Госстройиздат, 1960. – 248 с.

3. Frank Lloyd Wright. Ethics of Ornament // The Prairle School Review. Vol. 4. No. 1. First Quarter

1967. Р.16-17.

4. Frank Lloyd Wright Speaks On Hardware // Weekly Bulletin, Michigan Society of Architects.

Vol.23. No. 33. August 16, 1949. Р. 1-3.

5. The Master Architect: A Conversation with Frank Lloyd Wright / Patrick J.Meehan (Editor). New York, 1984. – 330 p.

6. Зуева, П.П. Взгляды архитектора Ф.Л. Райта на образование и его философия [Текст] / П.П.

Зуева // Современное архитектурное образование. Мастера архитектуры: метод и стиль: материалы III науч.-практ. конф. КНУСА: сб. ст. – Киев: КНУБА, 2010. – С. 16-17.

7. Зуева, П.П. Бродакр-Сити Ф.Л. Райта – поселение будущего [Текст] / П.П. Зуева // Архитектура. Вып. 4 / гл. ред. А.С. Сардаров. – Минск: БНТУ, 2012. – С. 78-83.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

УДК 72.012 И.А. ИБРАГИМОВ, канд. искусствоведения, доцент, Н.Б. КОЗЮК, К.Э. КОРОЛЕВА, А.Д. СЕМАВИНА

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ МАЛОПОДВИЖНОСТИ

СОВРЕМЕННЫХ ДЕТЕЙ В УСЛОВИЯХ ТОТАЛЬНОЙ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ ИГР

ФГБОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно-художественная академия».

Эл. почта: oap@usaaa.ru Ключевые слова: активность ребенка, детские игровые площадки, подвижная игра, дети от 6–7 до 14–15 лет.

Статья поднимает проблему малоподвижности современных детей в условиях тотальной компьютеризации игр. Авторы предлагают свои собственные решения, которые составят конкуренцию современным компьютерным играм и «вернут» детей возрастной группы от 6–7 до 14–15 лет на площадки. Кроме этого, авторы предлагают разрабатывать игровую среду для игр с правилами.

УДК 72.012

I.A. IBRAGIMOV, Cand. Sc. (History of Arts), Associate Professor, N.B. KOZYUK, K.E. KOROLYOVA, A.D. SEMAVINA

WAYS TO ADDRESS A PROBLEM OF MODERN CHILDREN’S SEDENTARY LIFESTYLE

IN THE CONTEXT OF TOTAL GAMES COMPUTARISATION

Ural State Academy of Architectureand Arts. E-mail: oap@usaaa.ru Keywords: activity of a child, children’s playgrounds, active game, children from 6–7 years to 14–15 years.

The article raises the problem of modern children’s sedentary lifestyle in the context of total games computerization. The authors suggest their solutions which can compete with modern computer games and can return children of 6–7 years old to 14–15 years to the playgrounds. In addition, the authors suggest to develop gaming environment for games with rules.

Актуальность предложенной для обсуждения проблемы не вызывает сомнений. Малоподвижность современных детей – давно назревшая и очень серьезная проблема в обществе XXI века.

Малоподвижный образ жизни не согласуется с естественным развитием ребенка. Детям нужно непрерывно двигаться и дарить свою энергию окружающему миру. Доказано, что у ребенка, который начинает ходить в школу, снижается уровень активности, потому что ребенок много времени проводит за партой на уроках и дома за выполнением домашних заданий. Времени, выделяемого на физкультуре, недостаточно для полноценного развития. Поэтому ему просто необходимо участвовать в подвижных играх со сверстниками, для того чтобы не отставать в физическом развитии. Малоподвижность (гиподинамия) уже в детском возрасте является одним из источников таких болезней, как остеохондроз, ожирение и др. Этому сегодня активно способствует развитие компьютерных игр. В компьютерной игре ребенок, бесспорно, развивает определенные умственные способности, однако при этом происходит недоразвитость и деградация физических качеств, что неминуемо приведет в дальнейшем к проблемам умственного характера. Без физического развития организм не способен развиваться умственно: «В здоровом теле – здоровый дух!» Эта проблема переросла в проблему глобального масштаба. Современные дети длительное время сидят за компьютером, долго смотрят телевизор, у них отсутствуют всяческие физические нагрузки, они проводят мало времени на свежем воздухе.

Детские игровые площадки потеряли свою значимость для современных детей: сегодня они чаще сидят дома за компьютерами, которые стали нашей обыденностью. Современный ребенок растет в условиях, где компьютер – это повседневный предмет, заменяющий ему многие вещи. Большинство уличных игр забыто, а некоторые дети не знают даже и половины названий «дворовых»

игр, таких как: «казаки-разбойники», «квадраты», «царь горы», «кошки-мышки», «салки», «классики», «резиночки», «чеканка», «прятки». Все, без чего мы не могли обойтись в детстве, уходит в прошлое! На смену друзьям по двору, пряткам и догонялкам приходят друзья в социальных сетях и все новые и новые компьютерные игры. Кроме этого, детский фольклор, «свои компании», «свои истории» также постепенно исчезают.

Современное поколение значительно обогнало своих отцов и матерей в умении контактировать с техникой. Дети в кратчайшие сроки осваивают любые гаджеты, они привыкли быть круглосуточно на связи и находить любую информацию за секунды. Вследствие такого активного влияния техники наши дворы стали пустеть. А между тем в подвижной игре (игра – основная деятельность ребенка) обеспечивается его полноценное развитие [1, 2]. Физическое развитие сегодня очень важно для ребенка, его лучше всего осуществлять через игру.

Проблема современных детских площадок состоит в том, что функциональные элементы в них ориентированы на детей до 6–7 лет. Этим детям действительно нужно развивать свое психофизиологическое состояние, так сказать, «открывать мир». Они катаются на горках, лазают по различным элементам, качаются на качелях, крутятся на каруселях, и для их уровня это довольно серьезные препятствия. Все это происходит обычно под присмотром родителей.

Для детей от 6–7 лет и до 14–15 лет на современных площадках сегодня не предусмотрено никаких функциональных элементов. Им скучно кататься на горках и качаться на качелях, потому что повторяются одни и те же действия, нет развития сценария. Для детей данной возрастной группы это игры на «один раз». Мы же предлагаем создавать среду для игр «многоразового пользования» – игр с правилами, в которых сюжет всегда разворачивается по непредсказуемому сценарию. Эти игры захватывают детей и заставляют играть снова и снова. Организовав среду для таких игр, можно «вырвать» детей из «лап» компьютера! Архитектор или дизайнер может разработать игровую среду для таких игр, как «прятки», «салки», «царь горы», «день и ночь», «выше земли» и др. Именно в них любое следующее действие непредсказуемо. Например, игра «прятки». Она известна всем: галящий ребенок ищет спрятавшихся от него сверстников. Вспомните себя в детстве: вы всегда прятались там, где позволяла среда. А теперь представьте себе среду, которая предназначена для того, чтобы в ней играли именно в прятки: она наполнена различными геометрическими элементами, за которыми очень удобно прятаться, скрытно передвигаться. В этих элементах есть маленькие щели, чтобы видеть, где находится галящий и т.д. Другими словами, среда создана так, чтобы в ней можно было хорошо спрятаться. Согласитесь, это добавляет азарта! Если в наших дворах начнут появляться такие решения, то, во-первых, нашим детям не придется каждый раз адаптировать среду под ту или иную игру, во-вторых, нам удастся вернуть детей на нормальный путь развития.

Безусловно, авторы понимают, что нет необходимости создавать площадку только для одной игры, лучше предлагать решения, в которых можно будет играть в разные игры с правилами. Однако в нижеприведенных решениях задача в учебных целях ставилась несколько проще: предложить пространство для одной игры.

Проектные предложения

1. Игра «3D Twister». Автор – студент К.Э. Королева, руководители: доцент И.А. Ибрагимов, старший преподаватель Н.Б. Козюк.

Мы предлагаем трансформировать легендарную напольную игру «Twister» в детскую игровую площадку «3D Twister». Вместо одного поля здесь шесть полей (плоскостей), образующих куб. Некоторые поля можно двигать, регулируя тем самым куб под рост играющих. Поля разбиты на цветные секторы (квадраты, прямоугольники), к каждому из которых участники прикасаются руками, ногами, головой. В каждой новой игре секторы меняют цвет, так как все панели электронные. Внутри куба расположен экран (генератор случайности), на котором отображаются задания для участников, например: «Положите правую руку на желтый сектор». Количествово игроков: 2–5.

Возраст:

от 6–7 до 14–15 лет.

Правила игры. 1. Каждый игрок должен прикоснуться указанной на экране частью тела к свободному сектору нужного цвета. 2. Если рука или нога уже находятся на секторе нужного цвета, игрок должен попытаться переместить ее в другой сектор того же самого цвета. 3. Нельзя прикасаться несколькими частями тела к одному сектору. 4. Нельзя снимать руку или ногу с сектора, пока на

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

экране не покажут новую позицию. 5. Нельзя опираться коленями или локтями. Победителем объявляется последний не упавший участник.

В ходе игры участникам часто приходится занимать очень неудобные положения и даже переплетаться между собой. От этого игра становится только интереснее. Цель игры – удержаться и заставить противника принимать сложные позиции, что приведет к его падению и проигрышу. Общие виды детской площадки показаны на рис. 1.

Рис. 1. Общий вид площадки игры «3D Twister»

Мы сделали два макета (объема), чтобы показать функциональную практичность и оригинальность конструкции куба: куб в раздвинутом состоянии предназначен для старших детей и взрослых, в сдвинутом состоянии он будет удобен детям младшей возрастной группы. Перемещение плоскостей куба осуществляется по направляющим на колесиках.

2. Игра «Царь горы». Автор – студент А.Д. Семавина, руководители: доцент И. А. Ибрагимов, старший преподаватель Н.Б. Козюк.

Правила игры. Игроки делятся на две команды. Задача первой – защитить свое «царство» на центральной площадке, второй – отвоевать себе территорию, унося знамя противника (если в игре присутствует знамя). Участвует любое количество человек (чем больше, тем интересней). Фото макета показаны на рис. 2.

Для решения вопросов безопасности детей (особенно при падении) на площадке все элементы укрепления, укрытия, сетки для лазанья выполнены из мягких материалов.

Авторы выражают надежду на то, что в наших дворах в недалеком будущем начнут появляться подобные решения.

–  –  –

1. Бондаренко, А.К. Воспитание детей в игре [Текст] / А.К. Бондаренко, А.И. Матусик. – М.:

Просвещение, 1983. – 192 с.

2. Коростелев, Н.Б. Воспитание здорового школьника [Текст] / Н.Б. Коростелев. – М.: Просвещение, 1986. – 176 с.

УДК 711.01 О.А. ИВАНОВА

ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ

АРХИТЕКТУРНО-ПЛАНИРОВОЧНОЙ СРЕДЫ ГОРОДОВ-СТОЛИЦ

ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет».

Эл. почта: ivanova_olga_72@mail.ru Ключевые слова: генезис, город-столица, архитектурный образ города, архитектурно-планировочная среда.

В статье выявляется значение историко-генетических факторов, определяется степень их влияния на особенности формирования композиционно-планировочной системы городов-столиц. Рассматриваются примеры архитектурно-планировочной среды различных генетических типов мировых столиц.

УДК 711.01

O. A. IVANOVA

FORMATION AND DEVELOPMENT FEATURES OF ARCHITECTURAL

AND PLANNING ENVIRONMENT IN CAPITAL CITIES

Tyumen State University of Architecture and Civil Engineering. E-mail: ivanova_olga_72@mail.ru Keywords: genesis, capital city, architectural image of the city, architectural and planning environment.

The article reveals the importance of the historical and genetic factors, determines the degree of their influence on formation peculiarities of capital cities composition and planning systems. The article also gives the examples of architectural and planning environment of the various genetic types of the world's capital cities.

Формирование архитектурного образа среды города – столицы государства – происходит под влиянием ряда факторов. Наиболее важным фактором, определяющим качество построения архитектурно-планировочной системы городской пространственной среды, является фактор генезиса как момента зарождения и последующего развития столицы. Изучение исторических фактов и обработка энциклопедических данных позволили выявить способы обретения городами столичного статуса, которые определяют генетические виды столиц.

1. Столицы постоянного статуса – столичная функция города неизменна в течение XX века.

В некоторых случаях с момента возникновения город выполнял не только централизаторскую, но и управленческую, контролирующую функции (Париж, Рим, Лондон). Несмотря на то, что данная группа столиц никогда не меняла свой статус, эти города периодически подвергались реконструкции вследствие развития, воздействия политических, экологических и социальных факторов (Москва, Ташкент, Скопле).

2. Столицы приобретенного статуса – столичная функция получена городом в результате сложившихся обстоятельств:

а) новые города – строительство города для переноса столичных функций на новом месте:

• для географической централизации столицы, а также для улучшения управленческих функций (Бразилиа, Канберра);

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

• в результате территориальных преобразований, связанных с разделом государства или с объединением территорий (Чандигарх);

• для выноса столицы на нейтральную территорию (Вашингтон);

б) сложившиеся города – перенос столицы осуществляется в один из провинциальных функционирующих городов под воздействием ряда причин:

• политическая реорганизация и изменение структуры государства (Берлин); смена общественного строя государства (Анкара), регулирование функций административного управления (Астана), нейтрализация избыточного влияния центра (в т.ч. правящих элит) и избыточной глобализации – одна из причин переноса столичных функций в Астану, концепция идеи В. Липицкого о переносе столицы из Москвы в Новосибирск;

• изменение статуса города в связи с обретением государством независимости, избавлением зависимости колоний от метрополий (столицы бывших союзных республик, бывшие африканские колониальные территории);

• переменный столичный статус – «блуждающие» столицы, ситуации, когда город менял статус несколько раз (Москва, Санкт-Петербург, Берлин, Киев, Пекин, Братислава, средневековые пфальцы);

• разделение функций между двумя столичными городами (административная и официальная столицы) по причине глобализации, избыточного демографического роста, экологических проблем (Малайзия – Куала-Лумпур и Путраджая, Республика Кот-д’Ивуар – Ямусукро и Абиджан, Нидерланды – Амстердам и Гаага).

Из вышеизложенного видно, что генезис определяет характер формирования архитектурного образа среды города – столицы государства, а также особенности композиционного построения его составляющих элементов.

Композиция плана столиц приобретенного статуса характеризуется последовательным развитием городской планировочной структуры в направлении от центрального ядра. Административный центр в таких городах расположен, как правило, в черте исторического центра, который имеет фиксированные границы. По мере разрастания городской структуры формируется система второстепенных центров. Силуэт городской застройки столиц постоянного статуса формируется от исторического центра, где расположена малоэтажная застройка, к районам с многоэтажной застройкой;

архитектурный образ среды такого города развивается последовательно.

Столицы переменного статуса, возведенные на новом месте, отличаются целостной гармоничной композицией плана с заранее продуманными направлениями роста и развития городской структуры. Система центров также формируется с учетом роста города. Формирование силуэта застройки столиц «на новом месте» происходит от композиционного ядра: от делового центра к спальным районам. Единовременное формирование архитектурного образа среды такого города предопределяет целостный характер, стиль архитектуры и предметной среды. Перенос столицы в функционирующий город подразумевает привязку новых градостроительных решений к существующей ситуации, подчинение потребностям нового статуса функционального зонирования территории. При этом происходит адаптация старого композиционного центра под новые функции, а новый административный центр формируется за счет использования резервных территорий. Рост и развитие городской структуры определяется на стадии проектирования. Характер силуэта подобных столиц определяет зонирование городского плана, в результате формируется достаточно сложный силуэт застройки.

В ситуации переноса столицы в функционирующий город возникает проблема синтеза и привязки образа столичного города к уже сложившемуся архитектурному образу среды провинциального города. Для определения особенностей архитектурно-планировочной среды города-столицы наиболее показательны города, которые обрели столичный статус в результате переноса. Архитектурная среда таких городов-столиц формируется, как правило, по единому намеченному плану и достаточно быстро, следовательно, и архитектурный образ города-столицы характеризуется органичностью и целостностью.

Генетические особенности образования города-столицы во многих аспектах предопределяют особенности композиционно-пространственной градостроительной структуры столицы и, соответственно, образа городской архитектурной среды. Для заново создаваемых столиц в начале и середине XX в. характерна модульная планировка с ярко выраженной линейной осью.

В градостроительстве модульная сетка планировочной структуры применялась с античных времен. Ее популярность и распространенность обусловлена тем, что данная структура способна к органичному равномерному росту городских образований, проста в реализации и способствует 3/2015 формированию системы унифицированных единиц застройки и коммуникаций (рис. 1). Композиционная схема представляет собой прямоугольную сетку транспортных магистралей, пространства между которыми образуют модульную планировочную единицу [2, с. 48].

Рис. 1. Модульные планировки Чандигарха, Исламабада, Бразилиа

Чандигарх. Образ архитектурной среды Чандигарха формировался с учетом того факта, что новая столица штата Пенджаб должна была стать своеобразным символом новой Индии, крупным культурным, промышленным и торговым центром. «Традиция древних индийских градостроительных приемов, а также система модулора была применена в проекте Ле Корбюзье при строительстве Чандигарха. Здесь впервые была реализована идея Ле Корбюзье о дифференциации транспортных коммуникаций, разделенных на семь видов в зависимости от характера движения» [2, с. 43].

Модульным элементом планировочной структуры города Ле Корбюзье сделал «сектор» – жилой квартал 800 1200 м [2, с. 42]. Архитектурный образ Чандигарха как столицы характеризуется несколькими особенностями. С любой точки самой длинной и широкой центральной улицы открывается перспектива площади Капитолия, расположенной на возвышенности, на фоне горного массива.

Пересечения с второстепенными улицами отмечены через равное расстояние узлами площадей и перекрестков, каждый из которых отмечает особую функциональную зону и открывает перспективу перпендикулярно расположенных улиц. Малоэтажная застройка жилых кварталов имеет мелкоячеистую упорядоченную структуру.

Исламабад. Исламабад стал столицей Пакистана в 1967 году. Под руководством греческого архитектора К.А. Доксиадиса в 1960 г. разработан проект новой столицы. В данном проекте основу плана составил принципиально новый тип жилого квартала размером 2 2 км со своим центром.

Каждый из таких кварталов разделен на четыре района, со своими отдельными центрами с развитой инфраструктурой. При разработке генерального плана Доксиадис опробовал разработанную им ранее теоретическую концепцию линейного развития города «Динаполис», которая основана на принципе формирования устойчивых единиц-секторов, составляющих иерархическую структуру – ряд динаполисов образуют метрополис; несколько метрополисов составляют мегаполис. Планировочная структура Исламабада делится на 8 зон, снабженных определенной функциональной нагрузкой, – правительственную, торговую, зону легкой промышленности [4, с. 624]. Центр города расположен практически на краю горного массива, что способствует формированию выразительного силуэта, но ограничивает рост городских образований в этом направлении. Общегородской центр формируется в пределах главной улицы. Перпендикулярно главной улице через равное расстояние проходят второстепенные, но достаточно широкие улицы, образуя площади с высотными доминантами, благодаря которым открываются последовательные видовые кадры в общей перспективе центральной улицы. Ближе к узлу Правительственного центра – в зоне делового сектора – вся застройка становится выше. Протяженная ось Правительственного центра расположена перпендикулярно оси главной улицы, поэтому перспектива центра раскрывается последовательно. У края города магистраль заканчивается площадью мечети Шах Файсал, высокие минареты которой являются высотными доминантами данной части города.

Бразилиа. Для строительства новой бразильской столицы был выбран проект архитектора Лусио Косты как наиболее соответствующий значению административной столицы. «Отчетливо скомпонованная поперечная ось правительственного и городского центра контрастирует с вогнутой поперечной осью, формируемой за счет повторяющихся одинаковых жилых микрорайонов»

[1, с. 171–172]. Динамичная, экспрессивная форма плана многим напоминает самолет или птицу

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

как символ свободы. Несмотря на выразительность плана, органичную взаимосвязь с ландшафтом и рельефом, недостаток законченной лаконичной композиции проявился в том, что город не имеет возможности роста и развития, так как это полностью разрушает первоначальную градостроительную идею. Жилая зона, формирующаяся по обе стороны автомагистрали, практически отделена от административно-общественной центральной зоны [3, с. 9]. Архитектурный образ среды Бразилиа формируется под влиянием ландшафта местности. Горные массивы образуют выразительный фон для панорамы города; водное пространство включено в структуру застройки центра. Широкая парадная эспланада центра имеет большую протяженность, а пересечения эспланады с магистралями становятся важнейшими узлами площадей.

Классические планы на основе диагонально-лучевых композиций характерны для городов-столиц, образованных в течение XIX–XX вв. (Вашингтон, Дели, Канберра) (рис.2).

Рис. 2. Диагонально-лучевые планировки Вашингтона, Канберры, Дели

Вашингтон. Отмечается, что авторами «градостроительного проекта были П. Ланфан, а затем А. Элиот, создавшие классический генеральный план с прямыми и диагональными улицами, регулярными кварталами, широкими проспектами, площадями с двумя пересекающимися главными осями композиции, на которых помещены доминирующие здания: Конгресса и резиденция президента “Белый дом”» [4, с. 535–537]. Композиционная система городской структуры на левом берегу отличается стройной логичной композицией, в отличие от правобережной части, застроенной позднее. Восприятие образа Вашингтона напрямую связано с особенностями построения классической схемы плана города. Перспективы центральных улиц чаще всего раскрываются узлами звездообразных площадей с расположенными на них высотными акцентами. Площади пронизаны осями главных и второстепенных улиц, расходящихся лучами от центральной точки под характерными углами, предоставляя варианты изменения направления движения и раскрывая неожиданные перспективы.

Центр города – широкая эспланада – переходит в ось главной улицы. Вдоль этой же оси расположены высотные акценты, определяющие направление движения.

Канберра. В 1911 г. в Австралии состоялся конкурс на генеральный план новой столицы, победителем признан проект У.Б. Гриффина: «Основу проекта составляет система восьмилучевых звезд, напоминающих как характерные планы идеальных городов эпохи Возрождения, так и звездчатые площади начала нашего века, идущие от классических композиций Парижа и много раз повторенные позже» [1, с. 163]. Архитектурно-планировочная структура австралийской столицы характерна для городов с классической схемой плана: узлы центральных площадей представляют собой обширные открытые пространства с расходящимися в шести направлениях улицами. Активное включение рельефа в планировочную структуру города позволяет усиливать степень воздействия акцентов, раскрывает выразительность панорам административного центра. Композиционный треугольник центра связан эспланадой, пересекающей водное пространство озера. Стратегические точки пересечения эспланады с береговыми линиями и точками подъема высот рельефа отмечены акцентами.

Дели. Принцип формирования центрального ядра столицы в виде треугольника с вершинами, фиксированными высотными и функциональными доминантами, проявился еще в одной столице мира в тот же период, что и в Канберре. Столица Индии – город Дели – был основан в XI в. на месте древнего города Индрапрастха на правом берегу реки Джамны – притока Ганга. Основное 3/2015 строительство Нового Дели длилось с 1913 по 1930 годы. Авторами генерального плана Э. Лэтйензом и Х. Бейкером была разработана классическая осевая композиция: «Главные оси формируют композиционное ядро Нового Дели в виде правильного треугольника со сторонами 2,5 км. Такой же размер сторон у треугольника композиционного центра Канберры» [4, с. 618–619]. Классическая композиция плана представляет систему звездообразных площадей с расходящимися в радиальных направлениях улицами, количество которых, в отличие от Вашингтона или Канберры, варьируется от 6 до 12. Основная масса застройки – дома высотой 4–5 этажей, высотные сооружения расположены в деловом и торговом центрах. От правительственного сектора движение вдоль эспланады отмечено рядом узлов, фиксированных акцентами. Осевое направление поддерживается массой зелени, обрамляющей эспланаду вдоль ее границ на протяжении всей длины. Силуэт центра образован активной линией вертикали в зоне западной части эспланады, спокойными линиями центральной части и высотной доминантой мемориала в восточной ее части.

Библиографический список

1. Груза, И. Теория города [Текст] / И. Груза / сокр. пер. с чешского Л.Б. Мостовой; под ред.

О.А. Швидковского. – М.: Стройиздат, 1972. – 248 с.

2. Зосимов, Г.И. Пространственная организация города (модуль в планировочной структуре) [Текст] / Г. И. Зосимов. – М.: Стройиздат, 1976. – 118 с.

3. Иконников, А.В. Архитектура города (эстетические проблемы композиции) [Текст] / А.В. Иконников. – М.: Стройиздат, 1972. – 216 с.

4. Косицкий, Я.В. Архитектурно-планировочное развитие городов [Текст] / Я.В. Косицкий. – М.: Архитектура-С, 2005. – 648 с.

УДК 721.011.12

–  –  –

ФГБОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно-художественная академия».

Эл. почта: music-95@mail.ru Ключевые слова: природные формы, бионическое конструирование, общественные пространства, пешеходный мостпавильон.

В статье проведен краткий обзор использования принципов бионики в архитектуре, представлено проектное предложение пешеходного моста-павильона для города Екатеринбурга, в основе которого лежит бионическое конструирование.

УДК 721.011.12 V. I. IOVLYOV, Cand. Sc. (Architecture), Professor, D. N. BOCHKARYOV

«BIONIC DESIGN» IN CIVIC SPACES PROJECT DEVEOPMENT THROUGH

THE EXAMPLE OF A FOOTBRIDGE-PAVILION

Ural State Academy of Architecture and Arts. E-mail: music-95@mail.ru Keywords: natural forms, bionic design, public spaces, pedestrian bridge pavilion.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

The article gives a brief overview of the bionics principles usage in architecture. It also presents a project suggestion of the footbridge-pavilion for the city of Yekaterinburg, which is based on bionic design.

Одним из направлений совершенствования архитектурной среды является использование природных форм в творчестве архитекторов. Развитие этого направления требует изучения соответствующих методов работы с архитектурной формой, апробации и внедрения их в реальное проектирование и учебный процесс.

В последнее десятилетие мы стали очевидцами нового процесса в архитектуре – использования аналогий живой природы в проектировании. Примеры самые разнообразные: от форм раковин морских моллюсков до животных и даже антропоморфных форм.

В процессе развития архитектурно-строительной деятельности человек – сознательно или интуитивно – обращался к формам живой природы. Природные формы отличаются сложностью и совершенством, так как прошли длительный период эволюции, прежде чем приобрели свой окончательный вид. Они имеют уникальный вид, хорошо приспособлены к окружающей среде, проверены веками и тысячелетиями на разного рода нагрузки: ветровые, снеговые и «эксплуатационные».

Возможно, поэтому первые внепещерные жилища древних людей были сходны по конструкции и форме с термитниками, хатками бобров, гнездами птиц и др. Первые «бионические» постройки древнего человека – менгиры и мегалиты. Это отдельно стоящие, вертикально поставленные камни, полностью повторяющие логику дерева. С развитием цивилизации менгиры и мегалиты преобразовались в колоннады, которые олицетворяют уже не отдельно стоящее дерево, а лес или более упорядоченную аллею. Такие примеры можно встретить в Древнем Египте, античном мире (архитектура Древней Греции) и в готической архитектуре. В этой связи Ю.С. Лебедев писал: «Великий зодчий итальянского Возрождения Ф. Брунеллески в качестве основы для конструкции купола Флорентийского собора взял скорлупу птичьего яйца, а Леонардо Да Винчи, изобретая летательные аппараты, строительные и военные машины, ткацкие приспособления, “копировал” формы живой природы»

[4, с. 8].

В русской архитектуре также просматривается связь с формами живой природы. Таким примером являются так называемые «луковичные» купола, являющиеся типичными для русской православной архитектуры; они, возможно, имели аналогию с растением. На примере куполов Новгородских церквей можно провести параллель с антропоморфными формами – куполами шлемовидной формы.

В конце XIX – начале XX вв. бурное развитие биологии и развитие строительной техники побудили архитекторов активно интерпретировать формы живой природы в архитектуре. Это нашло яркое выражение в архитектурном стиле модерн, особенно ярким представителем этого стиля является Антонио Гауди. Активное использование природных аналогий в творчестве архитекторов способствовало появлению целого направления – архитектурной бионики [4]. Данное направление не ограничивается моделированием форм живой природы, а включает в сферу деятельности архитекторов широкий круг вопросов, связанных с экологизацией архитектурного пространства. Ю.С. Лебедев, имея в виду архитектурную бионику, отмечает, что эстетика архитектурно-строительной деятельности человека ориентируется на принципы порядка, на вечные стабильные ценности: позитивность, нормативность, предсказуемость [2].

В настоящее время появился термин «бионика». Это наука, занимающаяся изучением законов и принципов формообразования живой природы. Отмечено, что в «архитектуре это понятие приобретает иной смысл – использование принципов формообразования живой природы и построения ее структур для решения не только вопросов архитектурного конструирования, но и организации архитектурного пространства, экологических вопросов, цветосветовой организации среды, а также эстетических поисков» [4, с. 10].

Ведущие архитекторы XX и XXI вв. уделяют большое внимание бионическому направлению.

Это, например, зарубежные архитекторы Сантьяго Калатрава, Мария Роза Сервера и Хавьер Пиоз, из советских архитекторов – Ю.С. Лебедев, М. Матеев, А. Лазарев, С. Евдокимов и др.

Однако важнейшим направлением в этой сфере деятельности архитекторов остается изучение принципов построения и функционирования объектов живой природы с целью их использования в решении инженерных вопросов. Так, например, известные испанские архитекторы Мария Роза Сервера (Maria Rosa Cervera) и Хавьер Пиоз (Javier Pioz), активные приверженцы бионики, с 1985 г. начали исследования «динамических структур», а в 1991 г. организовали «Общество поддержки инноваций 3/2015 в архитектуре». Группа под их руководством, в состав которой вошли архитекторы, инженеры, дизайнеры, биологи и психологи, разработала проект «Вертикальный бионический город-башня». Через 15 лет в Шанхае должен появиться город-башня (по прогнозам ученых, через 20 лет численность Шанхая может достигнуть 30 млн человек). Город-башня рассчитан на 100 тысяч человек, в основу проекта положен «принцип конструкции дерева» [1].

Таким образом, в процессе развития архитектурной бионики формируются различные направления, в том числе бионическое конструирование. Данный метод получает широкое развитие в реальном и концептуальном проектировании, внедряется в процесс подготовки архитекторов. В частности в УралГАХА на кафедре основ архитектурного проектирования используется метод проектно-художественного моделирования пространственных структур природных форм [3]. Таким примером является проект моста-павильона в Екатеринбурге, разработанный в ходе курсового проектирования (студент Д.Н. Бочкарев, руководители – профессор В.И. Иовлев, доцент А.Н. Мутьев).

Данный концептуальный проект нацелен на поиск решения конкретной проблемы.

На основе инженерных бионических конструкций, научных разработок и аналогов был разработан проект моста-павильона в Екатеринбурге.

В центральной части города между двумя берегами городского пруда не хватает пешеходной связи. Людям, которым нужно перейти с одного берега на другой, приходится обходить большое расстояние: либо до моста по ул. Челюскинцев, либо до плотины по просп. Ленина. Это очень неудобно, люди теряют массу времени и сил. Возникают трудности для бизнеса. Работники среднего звена офисных зданий передвигаются в основном на общественном транспорте, а самый быстрый общественный транспорт Екатеринбурга – это метро. Станция метро «Динамо» и бизнес-квартал «Екатеринбург-Сити» расположены на разных берегах. Отсюда возникает необходимость прямого пешеходного соединения – крытого моста-павильона от Дворца игровых видов спорта до Драматического театра.

Так как это центральная часть города, решено было в центре моста над городским прудом запроектировать многофункциональный павильон для различного рода выставок и мероприятий.

Мост-павильон имеет необычную бионическую форму, непривычную для Екатеринбурга. Этой формой он выделяется на фоне окружающей застройки, внося новые мотивы и создавая собой знаково-символическое сооружение, играющее на общую панораму городского пруда (рис. 1). Мостпавильон своей формой притягивает взгляды горожан и создает приятное визуальное ощущение.

Рис. 1. Схема генерального плана моста-павильона В основу формы объекта положена аналогия с листом папоротника. В композиции моста-павильона это отражено в понтонах, лежащих на воде как листья и несущих основную нагрузку. В основной части крытого пешеходного моста пространство круглое, в виде трубы – как центральная прожилка в листе самого растения. Мост изгибается, соединяя два берега пруда (рис. 1), – листья не идеальные и тоже имеют изгиб. Схема генплана моста показана на рис. 1, разрез сегмента моста на понтоне представлен на рис. 2.

Использован принцип «обслуживающих» и «обслуживаемых» зон, по понятию Луиса Кана:

«Обслуживаемые/обслуживающие пространства аналогичны основным/базовым пространствам»

[4, с. 154]. Луис Кан объяснил это на примере своего павильона: обслуживающая зона (система циркуляции воздуха, она же основная) связана с обслуживаемой зоной – галереей, выставочным залом

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

–  –  –

(она же базовая). В случае проекта моста-павильона транзитная часть моста состоит из модульных элементов – сегментов на понтонах и соединяющих элементов – «гармошек» с внутренним переходом. Данная гибкая структура создает возможность изменения формы и места расположения моста.

Планировка павильона в центральной части моста запроектирована с учетом современных требований общественных зданий: интерактивности, мобильности и многофункциональности. Есть стены, не меняющие своего положения, – там расположены технические и служебные помещения, санузлы и административные кабинеты. Есть мобильные стены-трансформеры, меняющие свое положение в зависимости от требований пространства, мероприятий, проходящих в павильоне.

Конструкции, применяемые в проекте, заимствованы у живой природы – это простые металлические арки с сечением в форме квадрата, двутавра, это круглой и овальной формы замкнутые профили [2]. В проекте применены экологически чистые материалы – дерево береза, керамическая плитка, легкий пористый бетон, металл. Запланировано использование композитных материалов для понтонов, для наружной отделки, частей моста и павильона.

Мост оборудован инженерными системами. Входы с двух сторон в павильон оформлены двумя разносторонними эскалаторами. Внутри павильона предусмотрены туалетные комнаты, кондиционирование и вентиляция, энергоснабжение. Мост по всей длине и павильон предполагается осветить светодиодными устройствами. Поворотные механизмы моста с внешней и внутренней стороны, а также в технической подпольной части закрыты резиновой «гармошкой».

Данное концептуальное решение проекта основано на комплексном использовании идей архитектурной бионики. При этом основным методом работы послужило бионическое конструирование.

Опыт работы в этом жанре показал, с одной стороны, продуктивность данного метода, с другой – широкие перспективы дальнейшего развития бионики как направления архитектурной деятельности.

Итак, на основе изучения возможностей бионического конструирования в проектировании общественных пространств выявлено следующее: бионическое конструирование расширяет возможности архитектора в создании функционально-совершенных, тектонических и художественно-выразительных пространственных форм. Благодаря этому появляются новые решения композиции архитектурных сооружений.

Библиографический список

1. Ажнина, Е. Бионика [Электронный ресурс]: природа знает лучше / Е. Ажнина // Интернетжурнал «Человек без границ». – Режим доступа: http://www.bez-granic.ru/index.php/vse-rubrikizhurnala/kakustroenmir/ (дата обращения: 30.05.2015).

2. Благовещенский, Ф.А. Архитектурные конструкции [Текст]: учебник / Ф.А. Благовещенский, Е.Ф. Букина. – М.: Архитектура-С, 2011. – 232 с.

3. Иовлев, В.И. Архитектурное пространство и экология [Текст]: монография / В.И. Иовлев. – Екатеринбург: Архитектон, 2006. – 287 с.

4. Лебедев, Ю.С. Архитектура и бионика [Текст] / Ю.С. Лебедев. – Изд. 2-е. перераб. и доп. – М.:

Стройиздат, 1977. – 221 с.

3/2015 УДК 728.03

–  –  –

ФГОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет».

Эл. почта: archklim@mail.ru Ключевые слова: провинциальная архитектура, деревянные жилые дома, особенности стиля модерн.

В статье рассматриваются особенности проявления стиля модерн в архитектуре деревянных жилых домов Тюмени начала XX века. Приводится анализ планировки, объемно-пространственной структуры жилых домов, приемов декоративного убранства фасадов.

УДК 728.03 A. I. KLIMENKO, Associate Professor

LEGACY OF ART NOUVEAU IN WOODEN ARCHITECTURE OF TYUMEN

Tyumen State University of Architecture and Civil Engineering. E-mail: archklim@mail.ru Keywords: provincial architecture, wooden residential houses, peculiarities of Art Nouveau style.

The article presents peculiarities of Art Nouveau stylein architecture of Tyumen wooden residential houses at the beginning of XX century. It also presents the analysis of house planning, of houses threedimensional structure, ways of facades ornamental decor.

Стиль модерн в деревянной архитектуре Тюмени отразился исключительно в жилых постройках. Среди всего многообразия деревянных тюменских домов, при всей их неповторимой индивидуальности, представители модерна составили особый тип жилого дома, вобравший в себя традиционные, отработанные приемы строительства из дерева, но демонстрирующий совершенно иные принципы формообразования и объемно-планировочной композиции, отраженные в характерном внешнем облике. Стилевые особенности в архитектуре провинциальных городов всегда проявлялись с некоторым опозданием. Сравнительно краткий по времени всплеск модерна в истории архитектуры в провинциальных городах оказался и вовсе мимолетным явлением. В частности, в Тюмени модерн в деревянной архитектуре просуществовал не более пяти лет. Деревянное наследие модерна в Тюмени – именно объекты, соответствующие новым композиционным принципам, а не формальным проявлениям стиля в декоре фасадов, – представлено единичными образцами. Прежде всего, это жилой дом из усадьбы Н.О. Сергеева (рис. 1).

Рис. 1. Жилой дом из усадьбы Н.О. Сергеева, ворота, фрагмент интерьера Усадьба, построенная в начале ХХ в. владельцем пеньково-канатного завода, тюменским купцом Николаем Осиповичем Сергеевым, расположена по бывшей ул. Садовой (ул. Дзержинского, 12)

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

напротив ремесленного училища А.И. Текутьева. Из всего усадебного комплекса в стиле модерн до наших дней сохранились жилой деревянный дом, каменный флигель-лавка и деревянные ворота.

Одноэтажный особняк с мезонином, построенный в 1909 г. [4, с. 292], по праву считается лучшим из сохранившихся образцов деревянного модерна Тюмени [3, с. 370]. В нем соединились многие уже известные приемы формирования основных элементов объемной структуры зданий, отчасти планировки и композиции частей фасада, но выполненные в очень активной форме, присущей истинному модерну. Близкий к квадрату, трехчастный план основного объема с центральным ризалитом фланкируется с одной стороны узким, выступающим парадным входом с прихожей, с другой – наоборот, утопленным в сторону двора пристроем с кухней и подсобными помещениями. Такое расположение частей здания придает активный характер его плановой структуре. В планировке дома отразились новые принципы организации внутреннего пространства жилого дома. Традиционная анфиладная система сообщения между помещениями уступила место крупным, изолированным комнатам, выходящим в протяженный коридор, соединяющий вестибюль парадного входа и своеобразное внутреннее фойе с лестницей в мезонин и отделяющее хозяйственный блок от гостевой и жилой части дома.

Фасад основного объема имеет традиционную трехчастную симметричную композицию, но мезонин с балконом и граненым шатром над ним создают новую и динамичную архитектурную тему, не встречавшуюся в прежних «классицистических» образцах домов мезонинного типа. Пристрой парадного входа с высокой шатровой крышей не просто примыкает к основному строению, а становится самостоятельным объемом, включенным в общую объемно-планировочную композицию особняка. Динамика архитектурных объемов дополняется характерной формой оконных проемов и своеобразными декоративными элементами в виде кованой решетки балкона с «лирами», или накладными «вьющимися стеблями» на дверных полотнах парадного входа. И, пожалуй, самый привлекательный и интересный объект усадьбы Н.О. Сергеева – деревянные ворота. Общая трехчастная композиция традиционна для ворот тюменских деревянных усадеб, но надвратная балка имеет характерные для модерна плавные, текучие, переплетающиеся очертания. Особо примечательны декоративные элементы, заполняющие арочные пространства под балкой. Плоские детали, в толщину балки, выполнены «напросвет» и представляют собой линейно-геометрические композиции в виде концентрических полуколец со своеобразным «трезубцем» или «трилистником» в центре.

Столь характерный, запоминающийся абрис надвратной балки в последующем можно встретить в венчающей части ряда оконных наличников жилых домов этого времени.

В противоположность активной, разновысокой объемно-планировочной композиции особняка Н.О. Сергеева жилой дом из усадьбы М.И. Карташева по улице Челюскинцев, 3, решен в виде единого крупного объема (рис. 2). Усадебный комплекс застраивался с конца ХIХ в. крестьянином Екатеринбургского уезда, гласным городской думы Михаилом Ивановичем Карташевым; главный дом был возведен в 1911–1912 гг. [4, с. 321].

Рис. 2. Жилой дом из усадьбы М.И. Карташева

Динамика и выразительность облика дома достигается за счет асимметричной композиции главного фасада, сформированной двумя разновеликими ризалитами. Планировка дома, отраженная на главном фасаде и в объеме здания, отличается от ранее рассмотренных приемов. Часть дома, обращенную в сторону улицы, занимают крупные зальные помещения и вестибюль с парадным входом и лестницей, жилые комнаты ориентированы во двор. Большие залы первого и второго этажей отмечены на главном фасаде углубленной плоскостью с поэтажными рядами в три крупных окна. Слева расположен узкий выступающий пристрой парадного входа, с балконом и высоким своеобразным фронтоном на кронштейнах. Справа, также в виде ризалита, – крупные помещения, выявленные на фасаде единичными широкими трехчастными окнами. Соотношение пропорций плановых размеров – левого входного ризалита, заглубленной центральной части и правого ризалита – можно определить как 1:3:2. При общей сдержанности структура главного фасада особняка обладает ассиметричной, но уравновешенной и активной композицией. Особый характер декора особняка не имеет аналогов в деревянной архитектуре Тюмени, но очень схожие приемы оформления фасадов находим в деревянном особняке гражданского инженера и архитектора, выпускника Санкт-Петербургского института гражданских инженеров А.Д. Крячкова в Томске, постройки 1910 г. [1, с. 88]. По мнению исследователей, особняк М.И. Карташева можно отнести к направлению «северного» модерна, приверженцем которого были преимущественно архитекторы, принадлежавшие петербургской школе [1, с. 321].

Купеческие особняки, жилые дома мещан в провинциальных городах достаточно консервативны, как и их владельцы, велика приверженность устоявшимся традициям в строительстве жилища.

Но и в них, в известной степени, проявились своеобразные интерпретации стилевых исканий профессиональной архитектуры. Наряду с единичными, достойными образцами деревянного модерна в Тюмени сохранилась и более представительная группа жилых домов, в которых приверженность к новому стилю выразилась исключительно в элементах декора.

Жилой дом В.Ф. Аверкиева по улицам Камышинской, 24 / Орловской, 34 – простой, одноэтажный, прямоугольный в плане, под единой вальмовой крышей (рис. 3). Парадный вход с улицы обозначен небольшим крыльцом под навесом на кованых кронштейнах. Планировка дома сохранила традиционные приемы организации внутреннего пространства: тамбур-прихожая – небольшой коридор, обеспечивающий входы в комнаты и обслуживание печей, – крупные жилые помещения с анфиладной связью. Модные веяния «новой архитектуры» отразились лишь в художественном оформлении фасадов в виде наличников крупных прямоугольных окон с характерным для модерна очертанием. Особо примечательна прорисовка верхней части наличника, очелья, в которой угадывается своеобразная интерпретация изображения летучей мыши, одного из излюбленных персонажей в символичном декоре профессиональной архитектуры эпохи модерна, почерпнутых из популярных на рубеже XIX–XX вв. немецких альбомов Э.Г. Геккеля «Красота в природе» [4, с. 60]. Нюансный намек на черты модерна улавливается и в кованом навесе над дворовым входом, но лишь в лицевой части, на фронтоне, характер же кронштейнов, равно как и козырек парадного входа, повторяет уже многократно тиражируемый в течение четверти века рисунок.

Рис. 3. Жилой дом В.Ф. Аверкиева, наличник окна, крыльцо парадного входа

Подобное декорирование фасадов традиционных жилых домов наличниками в «новом» стиле получило в Тюмени значительно большее распространение. Основная масса этих зданий утрачена, но сохранились единичные образцы в дореволюционной застройке Царева (малого) городища, подобно жилому дому по ул. Крупской, 12, отражающие провинциальное отношение к модным архитектурным веяниям своего времени.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

Среди отличительных, формальных, признаков, определяющих архитектурный стиль модерн, отмечается не только изменившийся характер декора, но и само его расположение на фасадах зданий [2, с. 22]. Помимо традиционного художественного оформления оконных и дверных проемов, карнизов, фронтонов и др., декор «нового» стиля размещается непосредственно на фасадной плоскости.

Причудливым примером подобного решения в деревянной архитектуре Тюмени начала ХХ в. является типичный двухэтажный жилой дом по улице Казанской, 41, на территории бывшей Ямской слободы (рис. 4). В нем, помимо традиционного оформления оконных проемов наличниками, насыщенный декор покрывает филенки пилястр, междуэтажный фриз и межоконные простенки. Вероятно, здесь отмечается не столько проявление стиля, сколько своеобразный «авторский» отклик владельца на модную тему, выполненную в ставших уже традиционными приемах накладной деревянной резьбы.

Декор на фасадной плоскости не встречается более нигде в тюменской архитектуре, кроме как в каменном особняке городского архитектора К.П. Чакина постройки 1911–1914 гг. по улице Семакова, 4, в виде характерных для модерна женских масок и растительных композиций. Но, в отличие от лепного декора каменного особняка, декоративные элементы жилого дома по улице Казанской, 41 более традиционны и носят орнаментальный характер, почерпнутый из оформления подоконных досок оконных наличников.

Рис. 4. Жилой дом по улице Казанской, 41; фрагмент фасада

В завершение следует отметить, что в деревянной архитектуре Тюмени первых десятилетий ХХ в.

нашли отражение не только стилистические особенности модерна, но и характерные для архитектуры России 1910-х гг. неоклассицистические проявления ретроспективизма.

Библиографический список

1. Залесов, В.Г. Архитекторы Томска (XIX – начало XX века) [Текст] / В.Г. Залесов. – Томск:

Изд-во Томского гос. архит.-строит. ун-та, 2004. – 170 с.

2. Кириченко, Е. Вступительная статья [Текст] / Е. Кириченко // А.А. Колмовской. Наряд московских фасадов. – М.: Изд-во «Московский рабочий», 1987. – 280 с.

3. Клименко, А. И. Типы деревянных купеческих особняков Тюмени второй половины XIX – начала XX вв. [Текст] / А.И. Клименко // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы:

материалы IV Всеросс. науч.-практ. конф. (г. Нижневартовск, 12-13 февр. 2015 г.). Ч. I / отв. ред. А.В.

Коричко. – Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гос. ун-та, 2015. – С. 368-370.

4. Козлова-Афанасьева, Е.М. Архитектурное наследие Тюменской области: научный каталог [Текст] / Е.М. Козлова-Афанасьева. – Тюмень: ООО «Издательство Искусство», 2008. – 488 с.

5. Нащокина, М.В. Московский модерн [Текст] / М.В. Нащокина. – СПб.: Коло, 2011. – 792 с.

3/2015 УДК 711.4.01

–  –  –

ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный архитектурно-строительный университет».

Эл. почта: aik@list.ru Ключевые слова: транспортная сеть города, топология транспортной сети города, градостроительная доступность.

В статье показано, что анализ топографической составляющей транспортной сети города способен выявить скрытые проблемные участки и узлы потенциального развития сети, которые «незаметны» при традиционном подходе. Определен новый аналитический принцип организации транспортной сети города – принцип градостроительной доступности.

УДК 711.4.01

A. I. KLYUKINA, A.A. KLYUKIN, Cand. Sc. (Engineering), Associate Professor

PRINCIPLE OF URBAN PLANNING ACCESSIBILITY

Tyumen State University of Architecture and Civil Engineering. E-mail: aik@list.ru Keywords: transport network of the city, the topology of the city transport network, urban planning accessibility.

The article shows that the analysis of topographic component of the city transport network is able to reveal the hidden problem areas and nodes of potential network development that are «invisible» in the traditional approach. It also presents a new analytical principle of the city transport network organization the principle of urban planning accessibility.

По общепринятому определению транспортная сеть – это совокупность всех путей сообщения, связывающих отдельные географические объекты. Например, если речь идет о транспортной сети страны, то эти объекты – населенные пункты страны или отдельного региона, а сама транспортная сеть, соответственно, – это совокупность связывающих их железных дорог, автодорог, воздушных и водных путей, трубопроводов и т. п. Аналогичным образом определяется транспортная сеть города – это совокупность автомобильных дорог, путей городского рельсового транспорта и т. д.

В социально-коммуникационном плане среди всех видов транспорта в настоящее время важнейшим, безусловно, является автомобильный. Поэтому предметом настоящего исследования является топография городской транспортной сети.

Классическими в плане оптимизации топографии городских транспортных сетей являются идеи Османа, Энара, Триппа [1].

Барон Осман еще в XIX в., работая над реконструкцией транспортной системы Парижа, определил необходимость радиальных и кольцевых связей в городе. Исследование подобной структуры главным архитектором Парижа Эженом Энаром позволило ему ввести понятие «лучеиспускающего ядра города». Лучи-улицы, отходящие от «окольцованного» центра, определяют транспортную доступность и возможность не пропускать транзитное движение через сам центр, уводя его по кольцевым магистралям.

В XX в. английский транспортный инженер Алкер Трипп ввел классификацию улиц города, разработал правило их соединения, определил понятие объездных дорог и тем самым улучшил транспортную структуру города.

Однако существенным моментом всех этих исследований и всех современных работ, посвященных улучшению транспортного обслуживания городов (особенно крупных), является то, что речь всегда идет исключительно о транспортной доступности в буквальном смысле этого слова. Очень часто в постановочной части соответствующих исследований однозначно прочитывается задача улучшения пути и сокращения препятствий на маршруте от пункта А в пункт В. Иначе говоря, весь

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

комплекс мероприятий по оптимизации транспортной сети городов – от планировочных до организационных – на самом деле направлен на оптимизацию логистических схем, где ведущей является экономическая составляющая.

Нетрудно заметить, что в рамках прямолинейно-логистического взгляда на транспортную сеть городов со времен Османа-Энара-Триппа в плане ее топографической оптимизации не появилось никаких принципиально новых теоретических идей, а «центр тяжести» исследований постепенно переместился в сторону улучшения организации движения транспорта и управления им [2].

В настоящем исследовании показано, что анализ топографической составляющей транспортной сети способен выявить скрытые проблемные участки и узлы ее потенциального развития, которые «незаметны» при традиционном подходе. Исходным положением для анализа служит тот общий фундаментальный подход, при котором главной задачей любой транспортной системы является наиболее полное удовлетворение потребностей населения, торговых и производственных структур в перевозках и других транспортных услугах на основе современных технологий с учетом экологических требований, надежности, безопасности и социальной справедливости.

Топографию транспортной сети в этом плане следует связывать не с качеством дорог и организацией движения по ним, а с возможностью доступа к конкретным городским объектам или образованиям. С такой точки зрения она может быть определена как материальное отражение городских связей. Поскольку географическая схема транспортной сети, качество и класс городских дорог – это объективная реальность, а городская связь – это умозрительное понятие, имеет смысл ввести раздельные понятия транспортная доступность и градостроительная доступность.

Сохраняя за первым понятием традиционную трактовку, сосредоточимся на втором. Определим градостроительную доступность как возможность доступа к конкретным объектам города по дорогам городского и районного значения. Особо следует подчеркнуть, что из этого определения исключаются все аспекты, связанные с физическим движением: пробки, светофоры, качество покрытия, скоростной режим движения, протяженность маршрута и т.п. Исходной точкой движения в рамках понятия градостроительной доступности естественно положить центр города в его исторически сложившихся границах.

Очевидно, что градостроительная доступность не может быть повсюду одинаковой.

Логично предложить следующую градацию доступности:

• хорошая;

• удовлетворительная;

• плохая;

• тупик (односторонняя доступность) (см., например, [3]).

Определим их.

Проще всего описать хорошую градостроительную доступность. Подходящей иллюстрацией являются ночные снимки городов из космоса (рис. 1–4).

Рис. 1. Москва Рис. 2. Дубаи

На представленных примерах без лишних пояснений четко определяется центр города, видны дороги городского и районного значения, а также обеспечение ими городских связей. Тем не менее, понятие «хорошая градостроительная доступность» должно быть формализовано.

Хорошей градостроительной доступностью предлагается считать вариант доступа между объектами центрального ядра и периферии города или между объектами периферии по дорогам городРис. 3. Афины Рис. 4. Оренбург ского и районного значения без изменения направления движения. Примем ширину полосы доступности в 500 м, то есть по 250 м с каждой стороны от оси проезжей части улицы.

Удовлетворительной доступностью будем полагать вариант, когда для достижения объекта требуется изменение направления движения, связанное с однократным поворотом на перекрестке, т. е.

с формальным изменением направления движения с радиального на кольцевое или наоборот.

Если при движении требуется совершить большее количество таких поворотов, доступность предлагается считать плохой.

Градостроительные тупики всегда ухудшают картину доступности. Поэтому они выделены отдельно.

Покажем, какие возможности для анализа транспортных проблем городов предоставляет принцип градостроительной доступности. Проиллюстрируем это на примере транспортной сети города Тюмени (рис. 5).

Прежде всего выделим ядро города (рис. 6).

Рис. 5. Тюмень Рис. 6. Ядро центра Тюмени

Хорошая градостроительная доступность определяется следующими дорогами городского и районного значения (рис. 7).

На рис. 8 представлена схема удовлетворительной градостроительной доступности в радиальном направлении движения от центра города к его периферии.

На рис. 9 показан наихудший вариант градостроительной доступности в радиальном направлении.

Кольцевое движение по периферии Тюмени обеспечивается объездной дорогой. Но она имеет разрыв на юго-востоке и частично задействует участок вылетной магистрали, идущей на восток (рис. 10). Поэтому можно утверждать, что она представляет вариант плохой градостроительной доступности.

Для исключения транспортного транзита через центр города вокруг него должно быть организовано кольцевое движение. Однако в Тюмени эта часть транспортной сети парадоксальна. ОказыРис. 9. Двукратное изменение направления Рис. 10. Объездная дорога движения в радиальном направлении от центра вается, что для объезда западной части центра города по дорогам городского или районного значения необходим выезд на объездную дорогу (рис. 11).

Очевидно, что градостроительная доступность в данном случае просто разрушена. Подобное разрушение наблюдается в Тюмени и в системе транспортных колец, прилегающих к центру. Они существуют только на востоке от ядра центра, а на юге задействуют часть объездной дороги, что очевидно недопустимо (рис. 12).

Рис. 11. «Центральное» кольцо Тюмени Рис. 12. Система кольцевых дорог, прилегающих к центру Тюмени На основании предыдущего анализа нетрудно выделить наиболее значимые проблемы транспортной сети Тюмени. Их географическая локализация показана на рис. 13.

В указанных зонах есть либо рабочие (но не оптимальные!) связи, либо по каким-то причинам «разорванные» связи, как, например, в западной части Тюмени (рис. 14).

Представляется естественным предложить решение указанных проблем за счет восстановления исторически существовавших связей на западе Тюмени (например, мост через р. Туру в створе 3/2015 Рис. 13. Проблемные зоны транспортной сети Рис. 14. Рабочие связи проблемных зон Тюмени Тюмени улицы Щербакова) и построения новых связей в юго-восточной части за счет расширения малоактивных дорог и строительства небольших участков новых дорог по пустырям-разрывам городской застройки (рис. 15). Тем более что действующий Генеральный план предусматривает строительство транспортного кольца, которое фактически дублирует объездную дорогу на юге и не решает замыкание объездной дороги на востоке Тюмени (рис. 16).

Рис. 15. Предложения Рис. 16. Предложения Генплана

Выполненный анализ позволяет сделать ряд дополнительных предложений. В частности, можно говорить о необходимости развития радиальных связей города в направлении с севера на юг.

Например, на юге следует выйти за пределы уже существующей объездной дороги и продолжить развитие Московского и Черевишевского трактов, а также улиц Мельникайте, Пермякова. В северной части города следует продолжить улицу Мельникайте и соединить ее с Велижанским трактом.

Для улучшения работы кольцевых связей необходимо создание рабочего транспортного кольца вокруг центра города диаметром не более 3 км, чего нет в Генеральном плане, с подключением к нему других колец, обслуживающих периферийные районы.

Обеспечение хорошей доступности по объездной дороге города требует выполнить, по меньшей мере, два обязательных мероприятия: 1) ее замыкание с восточной частью города и 2) перенос в южной. Последнее объясняется все большей включенностью объездной дороги во внутреннюю структуру города, в связи с чем она утрачивает функцию объезда города.

В заключение следует отметить, что анализ транспортной сети Тюмени на основе понятия (принципа) градостроительной доступности, позволивший выявить некоторые ранее скрытые проблемы транспортной сети и указать варианты их решения, является убедительной рекомендацией для активного использования и развития этого принципа в теории градостроительства.

–  –  –

1. Клюкина, А.И. Исторические примеры решения транспортной сети города [Текст] / А.И. Клюкина // Золотая архидея: сб. науч. ст. междунар. науч.-практ. конф. – Тюмень: РИО ТюмГАСУ, 2013. – С. 181–187.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

2. Вукан Р. Вучик. Транспорт в городах, удобных для жизни [Электронный ресурс] / Вукан Р.

Вучик / пер. с англ. А. Калинина; под науч. ред. М. Блинкина. – М.: Изд-во «Территория будущего», 2011. – 576 с. Режим доступа: http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2874155 (дата обращения 20.05.2015).

3. Клюкин, А. А. Проблема тупиковых территорий города [Текст] / А. А. Клюкин, С. А. Скареднов // Золотая архидея: сб. науч. ст. междунар. науч.-практ. конф. – Тюмень: РИО ТюмГАСУ, 2013. – С. 193–197.

УДК 72.012

Н.В. КОЖАР, д-р архитектуры, профессор

ИНТЕРАКТИВНАЯ АРХИТЕКТУРА –

НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ?

Ченстоховский политехнический университет. Эл. почта: nkazhar@bud.pcz.czest.pl Ключевые слова: интерактивная архитектура, интеллектуальные объекты, трансформация, взаимодействие с окружающей средой, методы проектирования, медиа-фасад.

В статье показано, что с начала XXI в. отмечаются изменения в восприятии пространства и архитектурных объектов. Они вызваны как быстрым развитием высоких технологий, так и формированием новых пространственных концепций, в частности концепции «Интерактивной архитектуры». В ней архитектурное пространство рассматривается как динамическая система, отличающаяся собственной пластикой, открытостью для взаимодействия с другими системами (включая человека). Интерактивная архитектура предполагает синтез кибернетики, геометрии и человеческой деятельности.

УДК 72.012 N.V. KOZHAR, Dr. Sc. (Architecture), Professor

INTERACTIVE ARCHITECTURE – NEW PHILOSOPHY OF DESIGN?

Czstochowa University of Technology. E-mail: nkazhar@bud.pcz.czest.pl Keywords: interactive architecture, smart objects, transformation, interaction with the environment, methods of design, media facade.

The article shows that since the beginning of the XXI century some changes in the perception of space and architectural sites are being marked. They are caused by the rapid development of high technologies and the formation of new spatial concepts, particularly the concept of «interactive architecture». Within the concept, the architectural space is considered as a dynamic system which is distinguished by its own plasticity, openness to interaction with other systems (including human). Interactive architecture involves the synthesis of cybernetics, geometry and human activity.

В 1998 г. С. Гейдж в статье «Интеллектуальная интерактивная архитектура», опубликованной в журнале «Architectural Design», высказал предположение, что в XXI в. «внедрение интеллектуального контроля в интерактивной системе позволит нам создать группы малых объектов, реагирующих на изменения и образующие постоянно изменяющийся мир» [1].

И действительно, в последние десятилетия активно набирает силу направление, которое получило название «Интерактивная архитектура». Ее теоретической основой является утверждение о том, что здания и другие архитектурные сооружения требуют постоянной трансформации и преобразования в рамках процесса взаимодействия с окружающей средой и потребителем. Использование информационных технологий и «умных материалов» позволяют ускорить данные трансформации и создать новые варианты взаимодействия с пользователями.

В 1990-е гг. С. Гейдж с коллегами по Барлеттской архитектурной школе (Англия) активно изучал возможности интеллектуальной архитектуры. Им был сформулирован ряд ее характерных особенностей. «Первой характеристикой такой (интерактивной – Н.К.) архитектуры является ее принадлежность ко времени, ибо всякое изменение имеет свой временной промежуток», – писал Гейдж.

В качестве второй особенности он отметил, что «образцом для всякой механической реагирующей системы является человеческий организм» [1]. Далее, приводя пример с управлением самолетом, Гейдж сформулировал третье условие работы «простых контролирующих систем»: необходимость того, чтобы «условия, цели и варианты функционирования» были «заранее известны и постоянны»

[1].

Исследования взаимосвязи архитектуры и кибернетики проводились с конца 60-х гг. прошлого века. Гейдж считал себя продолжателем теории математика Г. Пака и архитектора Дж. Фрейзера, который первым изучил возможности применения интерактивных систем в архитектуре. Важную роль в создании основ теории Интерактивной архитектуры сыграли также работа психолога Р. Л. Грегори «Eye and Brain: The Psychology of Seeing» (1966) и труды Э. Гомбриха «Art and illusion; a study in the psychology of pictorial representation» (1960), «Meditations on a Hobby Horse» (1963), «Norm and form»

(1966). В 1967 г. в работе «Design of Inteligent Environments, Soft Architecture» Уоррен Броди описал «умную», способную к самоорганизации архитектурную среду [2, с. 47].

Одним из первых примеров попытки реализации идеи интерактивности как взаимосвязи здания и его жителей явился проект «Дворца веселья» (Fun Palaсе, 1964) Седрика Прайса (рис. 1). Архитектор считал, что архитектура представляет собой вид бытовой услуги, а потому потребитель может трансформировать пространство в соответствии со своими желаниями [3, с. 328].

Рис. 1. Дворец веселья. Эскиз Седрика Прайса, 1964 [4]

Давая оценку проанализированным научным работам, Гейдж высказал мысль, что «существует множество объектов, каждый из которых имеет собственную модель поведения», но «общая картина выглядит хаотически». Для преодоления этого хаоса им было предложено «создание программ, которые путем экспериментов находят способ работы системы» [1]. Они должны позволить использовать «генетический алгоритм создания и тестирования различных способов поведения», а объекты смогут учиться различать составные части поведения в окружающей среде [1].

Начало XXI в. ознаменовалось активными попытками создания таких программ. Неразрывной частью архитектурного проектирования стал компьютер. В результате его широкого применения существенно расширилась сфера человеческого бытия. Возникло электронное «киберпространство без границ» – виртуальная реальность, стирающая всякие действительные пространственные границы и создающая возможность их множественных вариантов.

Примером попытки моделирования архитектурной формы как синтеза «кибернетики, геометрии и человеческой деятельности» является «медиа-машина» Ларса Спойбрука и группы NOX.

АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НЕФТЕПРОДУКТАМИ Утверждены Госкомнефтепродуктом СССР 26 декабря 1986г. ПРАВИЛА ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ РЕЗЕРВУАРОВ И ИНСТРУКЦИИ ПО ИХ РЕМОНТУ Москва "Недра" 1988 Разработчики: Г. К. Лебедев, В. Г. Колесников, Г. Е. Зиканов, О.Н. Лайков (ЦН...»

«"Ученые заметки ТОГУ" Том 3, № 1, 2012 ISSN 2079-8490 Электронное научное издание "Ученые заметки ТОГУ" 2012, Том 3, № 1, С. 111 – 121 Свидетельство Эл № ФС 77-39676 от 05.05.2010 http://ejournal.khstu.ru/ ejournal@khstu.ru УДК 338.001.76 © 2012 г. Е. Н. Инютина (Тихоокеанский государственный университет, Хабаровск) ВОПРОСЫ...»

«ГОСТ 21.501-93 МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ СИСТЕМА ПРОЕКТНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ДЛЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВИЛА ВЫПОЛНЕНИЯ АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫХ РАБОЧИХ ЧЕРТЕЖЕЙ МЕЖГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ И ТЕХНИЧЕСКОМУ НОРМИРОВАНИЮ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ (МНТКС) Предисловие 1 РАЗРАБОТАН Центральным научн...»

«ОПЕРАТИВНЫЙ ИЛИ ФИНАНСОВЫЙ ЛИЗИНГ: ЧТО И КОГДА ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЕЕ? © Абаев А.К.1 Северо-Кавказский горно-металлургический институт (ГТУ), г. Владикавказ Статья посвящена особенностям лизинга, в частности двум его разновидностям оперативному и финансовому. Ключевые с...»

«Секция 3. Отопление и кондиционирование воздуха УДК.536.524 ВОЗМОЖНОСТИ МЕТОДОВ ИСПАРИТЕЛЬНОГО ОХЛАЖДЕНИЯ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ В СИСТЕМАХ КОНДИЦИОНИРОВАНИЯ ВОЗДУХА Терехов В.И.1,2, Кхафаджи Х.К.2, Горбачев М.В.2 Институт теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, г. Новосибирск Новос...»

«АВТОМОБИЛЬНЫЙ SFD-1010U MP3 РЕСИВЕР РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Меры предосторожности Порядок установки и извлечения проигрывателя Установка и снятие передней панели Подсоединения Передняя панель Основные операции Управление радиоприемником Управление воспроизведением с USB устройств и карт памяти SD/MMC...»

«УДК 674.093 Л.С. Суровцева, А.В. Старкова, Н.И. Богданович, А.Э. Пиир, А.Е. Земцовский Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Суровцева Любовь Савватьевна родилась в 1944 г., окончила в 1966 г. Архангельский лесотехнический институт, кандидат технических наук, профессор...»

«Информационный обзор Media monitoring 14.11.2016 Публикации Publications НОВОСТИ ПОДШИПНИКОВОЙ ОТРАСЛИ NEWS OF BEARINGS INDUSTRY Тренды стандартизации: открытое заседание технического комитета 142 в рамках деловой программы Металл-Экспо 2016 podshipnik-ser...»

«ОКП РБ 33.20.53 Прибор специализированный определения концентрации паров этанола в выдыхаемом воздухе ФОРМУЛЯР ТФАГ 413422.001-01 ФО г. Брест 2013 г. Содержание 1. Общие указания 2. Основные сведения об изделии. 3. Основные технические данные. 4. Индивидуальные ос...»

«Архитектура и градостроительство. Реконструкция и реставрация АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО. РЕКОНСТРУКЦИЯ И РЕСТАВРАЦИЯ УДК 72.03 А.А. Панкратова, А.К. Соловьев* ГАУК "Государственный музей-заповедник С.А. Есенина", *ФГБОУ ВПО "МГСУ" ПРОБЛЕМЫ СОХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЗАСТРОЙКИ В СОВРЕМЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ...»

«ТИПОВЫЕ СХЕМЫ СЕРТИФИКАЦИИ ПРИ ОЦЕНКЕ (ПОДТВЕРЖДЕНИИ) СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ТЕХНИЧЕСКИХ РЕГЛАМЕНТОВ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА Номер Элемент схемы Применение Документ, схемы подтверждаюиспытания оценка инспекционный щ...»

«Вестник Тюменского государственного университета. 2014. 7. Физико-математические науки. Информатика. 27-33 © о.ю. БоЛДыревА, Л.Н.соКоЛюК, Л.Н. ФиЛиМоНовА © о.ю. БоЛДыревА1, Л.Н. соКоЛюК2, Л.Н. ФиЛиМоНовА3 Институт теоретической...»

«дата публикации на сайте www.vertikal-nsk.com "16" июля 2014 года с изменениями от 16 "января" 2017 года ПРОЕКТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ на строительство "Многоквартирного многоэтажного дома №4 по генплану с помещениями общественного назначения IV этап строительства многоквартирных многоэтажных домов с...»

«ИСТОЧНИК ВТОРИЧНОГО ЭЛЕКТРОПИТАНИЯ РЕЗЕРВИРОВАННЫЙ СКАТ-1200У РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ФИАШ.436234.459 РЭ Настоящее руководство по эксплуатации предназначено для ознакомления с основными техническими характеристиками и изучения принципа работы, монтажа и эксплуатации источника вторично...»

«Программа стратегического развития университета Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уфимский государственный авиационный технический университет" на период до 2020 года Программ...»

«ISSN 0536 – 1036. ИВУЗ. "Лесной журнал". 2012. № 4 УДК 628.16 А.М. Байбородин, К.Б. Воронцов, Н.И. Богданович Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Байбородин Артем Михайлович родился в 1985 г., окончил Архангельский государственный технический универ...»

«ТРИММЕР BC-28 BC-36 BC-46 СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение 2 2. Технические характеристики 3 3. Графические предупреждения 4 4. Техника безопасности 5 5. Описание 9 6. Сборка 11 7. Правила безопасной эксплуатации 13 8. Работа с прим...»

«Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном бюджетном учреждении высшего профессионального образования СанктПетербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича. Научный руководитель: доктор технических наук,...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ и...»

«Экономика и управление ли. Выявленную зависимость можно использовать при анализе и планировании величины валовой прибыли, а также расчетах планируемого роста выручки и себестоимости. Информация об авторе Журавлева Людмила Ефимовн...»

«Весоизмерительная компания "Тензо-М" Преобразователь весоизмерительный TВ-003/05Д Версия программного обеспечения 10АХ Руководство по эксплуатации и калибровке ТЖКФ.408843. 1514 РЭ Россия Руководство по эксплуатации ТВ-003/05Д Содержание Общие указания Назначение Технические характеристики Указания мер безопасности О...»

«ООО "Р аб очи е Си с темы" (495)228-16-19, 54 9-10-80 dta@vertpila.ru, info@vertpila.ru www.vertpila.ru Технология обработки композита (АКП) и оборудование Алюминиевые композитные панели в настоящий момент уже хорошо известны многим специалистам на строительном и рекламном рынках. Изготовители наружной рекламы и строители по достоинству...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовский национальный исследовательский государственны...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Вологодская государственная молочнохозяйственная академия имени Н.В. Верещагина" Инженерный факультет Кафедра техническ...»

«Мурманский Борис Ефимович РАЗРАБОТКА, АПРОБАЦИЯ И РЕАЛИЗАЦИЯ МЕТОДОВ ПОВЫШЕНИЯ НАДЕЖНОСТИ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СИСТЕМЫ РЕМОНТОВ ПАРОТУРБИННЫХ УСТАНОВОК В УСЛОВИЯХ ЭКСПЛУАТАЦИИ 05.04.12 – Турбомашины и комбинированные турбоустановки Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук Екатеринбург – 201...»

«ДАРЬЕНКОВА НАДЕЖДА НИКОЛАЕВНА АДАПТАЦИЯ СТУДЕНТОВ ПЕРВОГО КУРСА К ОБУЧЕНИЮ В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор Круч...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.