WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«НАСЕЛЕНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ БАЙКАЛА В РАННЕМ БРОНЗОВОМ ВЕКЕ ...»

На правах рукописи

Емельянова Юлиана Андреевна

НАСЕЛЕНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ БАЙКАЛА

В РАННЕМ БРОНЗОВОМ ВЕКЕ

Специальность 07.00.06 – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Барнаул – 2010

Работа выполнена на кафедре истории ГОУ ВПО «Иркутский

государственный технический университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Харинский Артур Викторович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук Цыбиктаров Александр Дондопович кандидат исторических наук, доцент Грушин Сергей Петрович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Восточно-Сибирская государственная академия образования»

Защита состоится 16 апреля 2010 года в 14.00 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.005.08 при Алтайском государственном университете по адресу: 656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

Автореферат разослан «___» __________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Е.В. Демчик



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Байкальская котловина находится в центре крупного региона, именуемого Прибайкальем, и является одним из основных районов формирования культурных, исторических и этнических общностей Сибири. Горные хребты отделяли котловину от других областей юга Восточной Сибири, что определяло ее географическую обособленность. Сформировавшиеся на берегах озера человеческие сообщества более активно взаимодействовали друг с другом, чем с населением соседних областей. Это способствовало становлению на байкальском побережье особой историко-культурной области, оформление которой началось в эпоху неолита.

Исследование бронзового века на территории Прибайкалья происходило неравномерно. К настоящему времени наиболее изученным районом является Приольхонье. На других участках побережья исследования носили эпизодический характер. Несмотря на то, что археологические изыскания на северо-западном побережье озера Байкал проводились с начала XX в., до последнего времени не предпринималось попыток обобщить полученные в этом районе археологические данные. Поэтому значительный фактический материал, в том числе и по раннему бронзовому веку, полученный в этой части побережья Байкала, только частично введен в научный оборот. Большая часть информации об археологических объектах содержится лишь в полевых отчетах. По сравнению с соседними территориями период раннего бронзового века северо-западного побережья Байкала в научной литературе остался практически не освещенный, что не позволяет в полной мере воссоздать картину освоения человеком территории Прибайкалья. Анализ данных, полученных за последние годы, существенно дополнил культурнохронологическую схему истории байкальского побережья. Опираясь на материалы разных типов археологических памятников – поселений, стоянок, святилищ, захоронений, анализируя топографию, планиграфию, стратиграфию и изучая остатки материальной культуры, археологи смогли проводить более широкие исторические реконструкции, определяя функциональное назначение исследуемых объектов.



В значительной мере это позволило судить о культурной принадлежности, социальном устройстве и мировоззрении древних обществ. Корреляция данных со значительной части археологических памятников Прибайкалья способствовала выделению северобайкальской археологической культуры, соотносимой с ранним бронзовым веком и охватывающей преимущественно северо-западное побережье озера Байкал.

Целью исследования является реконструкция культурно-исторической обстановки на северо-западном побережье Байкала в раннем бронзовом веке на основе археологических источников.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

1. Анализ состояния археологической изученности побережья Байкала в бронзовом веке, выделение основных этапов археологического исследования региона.

2. Ввод в научный оборот всех известных к настоящему времени материалов раннего бронзового века с археологических объектов, расположенных на северо-западном побережье озера Байкал.

3. Анализ топографии, планиграфии и стратиграфии археологических памятниках раннего бронзового века северо-западного побережья Байкала.

4. Типология и классификации находок с археологических памятников раннего бронзового века северо-западного побережья Байкала, их хронологическая, культурная и функциональная интерпретация.

5. Определение места археологических материалов с северозападного побережья Байкала среди других археологических комплексов бронзового века Прибайкалья.

Объектом исследования в представленной работе являются материалы с археологических памятников раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал и сопредельных территорий.

Предмет исследования – материальная и духовная культура населения северо-западного побережья озера Байкал в раннем бронзовом веке.

Территориальные рамки работы охватывают Прибайкалье – Иркутскую область и Республику Бурятия. Основное внимание уделяется материалам, полученным в ходе археологических исследований на северо-западном побережье озера Байкал – в Северобайкальском районе Республики Бурятия.

Хронологические рамки исследования определяются второй половиной III – серединой II тыс. до н.э. В это время на северозападном побережье озера Байкал доминировали археологические комплексы, содержащие керамику северобайкальского типа. Для культурно-хронологической интерпретации археологических материалов раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал привлекаются данные с археологических объектов неолита – раннего железного века (VI – I тыс. до н.э.) Прибайкалья.

Источники, использованные в диссертационном сочинении, обладают различной степенью полноты и информативности. Работа базируется как на данных, полученных предшествующими поколениями археологов, так и на собственных материалах автора. В течение пяти полевых сезонов автором проводилось изучение археологических объектов, расположенных на байкальском побережье и в долине реки Верхняя Ангара.

Основным маркирующим элементом археологических комплексов раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал определена керамика северобайкальского типа. Поэтому в работе рассматриваются все известные в настоящее время местонахождения, где в наборе инвентаря встречаются остатки северобайкальских сосудов. В работе использованы материалы пяти археологических объектов, расположенных на северозападном побережье Байкала: поселения Байкальское III, стоянок Байкальское VI, Богучанская XIII, Севробайкальск I, святилища Лысая Сопка. Рассматриваются материалы с шести стоянок в других частях байкальского побережья, на которых фиксируется керамика северобайкальского типа: Катунь I, Окуневая III, Окуневая IV, Эльген I, Шаманский Мыс II, Посольск.

В байкальских погребениях пока не обнаружена керамика северобайкальского типа, хотя целый ряд из них также датируется ранним бронзовым веком. Исходя из того, что район формирования северобайкальской культуры связан с северо-западным побережьем Байкала, считаем возможным включить в ее состав и ряд захоронений могильника Красный Яр I, синхронных археологическим комплексам с северобайкальской керамикой.

В работе использовались археологические материалы и полевая документация, хранящиеся в Иркутском государственном техническом университете, Иркутском государственном университете, Восточно-Сибирской государственной академии образования, Иркутском областном краеведческом музее, Бурятском научном центре СО РАН, Научно-производственном центре охраны и использования памятников истории и культуры Республики Бурятия, Институте археологии РАН, Музее антропологии и этнографии РАН. Для проведения сравнительно-исторического анализа привлекались данные с памятников неолита – бронзового века побережья озера Байкал, Предбайкалья и Западного Забайкалья Для характеристики ряда археологических объектов северозападного побережья озера Байкал используются термины «поселение» и «стоянка».

Первый из них употребляется в отношении памятников, на которых фиксируются остатки жилищ – котлованы, фундаменты, обкладки и т.д., свидетельствующие о длительном проживании здесь людей. Примером поселения может служить Байкальское III, на котором даже без проведения земляных работ хорошо видны котлованы жилищ полуземляночного типа.

К стоянкам отнесены археологические объекты, на которых нет остатков жилищ или свидетельств использования этих памятников в ритуальных целях. Стоянки – это места кратковременного пребывания человека, на которых фиксируются остатки его жизнедеятельности – артефакты и отходы их производства, остатки пищи, следы от костра и т.д. Не исключено, что при последующих раскопках на стоянках могут быть обнаружены остатки жилищ или ритуальных сооружений, в этом случае функциональное назначение этого археологического объекта будет пересмотрено.

На северо-западном побережье озера Байкал выделяются археологические памятники, которые можно интерпретировать как святилища. К их числу относятся археологические объекты, выполнявшие сакральные функции в жизни древнего населения байкальского побережья. Они локализуются на возвышенных участках местности, некоторые из них окружены фортификационными сооружениями, играющими оградительную роль. На святилищах отсутствуют следы проживания людей и их хозяйственной деятельности.

Методология исследования. Под методологией исследования понимается совокупность методов, использующихся в определенной области науки, т.е. система принципов, правил, способов и приемов, предназначенных для успешного решения познавательных задач.

В основу методологии исследования диссертационного сочинения были положены методы и подходы, применяемые в археологии для поиска, фиксации и интерпретации материалов:

методика выявления, раскопок и фиксации данных включала практически весь цикл методов полевой археологии;

возраст археологических комплексов и отдельных артефактов определялся с помощью геолого-стратиграфического, радиоуглеродного и сравнительно-типологического методов;

при изучении инвентарного комплекса использовались сравнительно-морфологический, технико-типологический, морфометрический и статистический методы;

методы корреляции и синхронизации изучаемых объектов в пределах Восточно-Сибирского региона в рамках экологического и системного подходов использовались при разработке вопросов генезиса и периодизации предбайкальских культур;

для реконструкции мировоззрения древнего байкальского населения использовался палеоэтнографический подход и метод пространственного моделирования.

В работе представлены результаты исследования остеологического и антропологического материала с памятников раннего бронзового века северо-западного побережья Байкала.

Новизна работы заключается в том, что:

впервые обобщаются все археологические материалы раннего бронзового века с северо-западного побережья Байкала;

в научный оборот вводятся новые данные с разных типов археологических памятников второй половины III – середины II тыс. до н.э. с северо-западного побережья Байкала;

рассматриваются топографические, планиграфические и конструктивные особенности археологических объектов раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал;

проводится типология и классификация артефактов раннего бронзового века;

предпринимается датировка археологического комплекса раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал;

прослеживаются место и значение материалов северозападного побережья Байкала среди других культурных сообществ раннего бронзового века Прибайкалья;

обосновывается выделение северобайкальской археологической культуры, включающей археологические объекты, расположенные на северо-западном побережье озера Байкал и датирующиеся второй половиной III – серединой II тыс. до н.э.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в использовании его материалов и выводов в создании обобщающих работ по археологии бронзового века Прибайкалья.

Полученные данные нашли отражение в учебных курсах «История Сибири» и «Археология», преподаваемых в Иркутском государственном техническом университете. На основе указанных выше источников выполнены различные студенческие и школьные работы, в том числе статьи и тезисы докладов.

Материалы диссертации нашли отражение в Сводах археологических памятников Республики Бурятия (Лбова, Хамзина, 1999), паспортах и учетных карточках на археологические объекты Прибайкалья. Археологические коллекции хранятся и экспонируются в Иркутском областном краеведческом музее и Музее Иркутского государственного технического университета.

Апробация работы. Важнейшие положения диссертации обсуждались на конференциях студентов и молодых ученых, на всероссийских и международных конференциях и съездах, таких как Всероссийская научная конференция с международным участием «Социогенез в Северной Азии» (Иркутск, 2005); Всероссийский археологический съезд «Современные проблемы археологии»

(Новосибирск, 2006); Международная научная конференция «Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования» (Иркутск, 2007); Всероссийский научный семинар «Социогенез в Северной Азии» (Иркутск, 2009); Всероссийский семинар, посвященный 125-летию Б.Э. Петри «Вузовская научная археология и этнология Северной Азии. Иркутская школа 1918–1937 гг.» (Иркутск, 2009); Первая (XLV) Российская с международным участием археологическая и этнографическая конференция студентов и молодых ученых (РАЭСК-XLV) «Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества Северной Азии в историческом прошлом и современности» (Иркутск, 2005); РАЭСК-XLVI «Археология, этнология, палеоэкология Северной Евразии и сопредельных территорий» (Красноярск, 2006).

По теме диссертации опубликовано 18 научных статей, сообщений и тезисов докладов. Основные положения диссертации представлены в двух статьях, опубликованных в рецензируемых журналах, в сборниках научных трудов и материалах конференций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, приложения и иллюстраций.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Введение Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, анализируется степень ее изученности, цель и задачи, формулируются объект и предмет исследования, хронологические рамки, методология и методика исследования, определяется научная новизна, практическая ценность, круг основных источников работы и приводятся данные по ее апробации.

Глава 1. История изучения и историография археологических памятников бронзового века побережья озера Байкал Глава состоит из трех параграфов, посвященных этапам археологических исследований в Прибайкалье, различающихся масштабностью, фактологической основой и характером интерпретации материалов.

1.1. Первый этап исследований (80-е гг. XIX в. – середина 50-х гг. ХХ в.) характеризуется началом становления археологии в Сибири. Это период накопления фактического материала, который, как правило, представлен случайными находками. В это время возникают первые дискуссии о самостоятельном существовании бронзового века в Прибайкалье. Исследования памятников бронзового века на побережье озера Байкал проводились Н.Н. Агапитовым, Б.Э. Петри, П.П. Хороших. Завершение этапа связано с созданием А.П. Окладниковым культурно-исторической схемы развития Прибайкалья в неолите – бронзовом веке.

В бронзовом веке им выделены: глазковский (энеолитический) этап, охватывающий 1700 – 1300 гг. до н.э., шиверский этап – 1300–900 гг. до н.э. и бронзовый век – 800–300 гг. до н.э. (Окладников, 1950б, с. 139).

1.2. Второй этап исследований (середина 50-х – конец 80-х гг.

XX в.) характеризуется возрастанием роли полевых исследований, становлением основ методики археологического поиска, привлечением естественно-научных методов, попытками детализации и изменения периодизации бронзового века Прибайкалья. В это время на байкальском побережье проводятся крупномасштабные раскопки объектов бронзового века под руководством М.П. Грязнова, А.П. Окладникова, О.И. Горюновой, Т.А. Абдулова, Л.П. Хлобыстиным, В.В. Свининым и А.К. Конопацким предлагаются новые периодизации культур неолита – бронзового века побережья озера Байкал. К середине 1980-х гг. на основе материалов с многослойных поселений О.И.Горюновой создана культурнохронологическая периодизация археологических памятников неолита – раннего железного века побережья озера Байкал. В бронзовом веке выделяется три периода: ранний (3,8–3,3 тыс. л.н.) – сопоставимый с памятниками глазковской культуры, развитый (3,3–2,8 тыс. л.н.) – с карасукско-шиверским (андроноидно-карасукским) временем и поздний (2,7–2,6 тыс. л.н.) – с тапхарским этапом культуры «плиточных могил» (Горюнова, 1986, 1987).

1.3. Третий этап исследований (середина 80-х гг. XX в. – 10-е гг.

XXI в.) характеризуется крупномасштабными и планомерными археологическими исследованиями с широким применением естественнонаучных методов, дискуссиями о генезисе и хронологии периодизации бронзового века Прибайкалья. Раскопки археологических памятников бронзового века проводятся в Приольхонье (О.И. Горюнова, А. Вебер, А.Г. Новиков, А.В. Харинский, Г.В. Туркин), на побережье Чивыркуйского залива (О.И. Горюнова), на северо-западном (А.В. Харинский, Ю.А. Емельянова) и южном (А.В. Харинский, В.И. Базалийский) берегах Байкала. В это время создаются новые культурно-исторические схемы для побережья озера Байкал, учитывающие локальные особенности отдельных районов его побережья.

Глава 2. Археологические памятники раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал В этой главе рассматривается география, планиграфия, конструктивные особенности, артефакты и остеологические материалы с археологических объектов раннего бронзового века северозападного побережья озера Байкал.

2.1. География и топография памятников раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал. Северозападное побережье озера Байкал является частью Северобайкальского природно-географического района Байкальской котловины.

Оно включает участок байкальского побережья от мыса Елохин на юго-западе до дельты реки Верхняя Ангара на севере.

Все археологические памятники раннего бронзового века располагаются на расстоянии 5–150 м от береговой полосы Байкала, что свидетельствует о большом значении озера в жизни древнего населения. Топографическое положение разных типов археологических памятников неодинаковое. Стоянки занимают невысокие террасовидные склоны, расположенные на высоте 2–21 м над уровнем Байкала и имеющие удобные спуски к озеру. Поверхность памятников пологая и сухая. Террасовидные склоны, на которых они располагаются, примыкают к возвышенностям, закрывающим стоянку от ветра.

Единственный могильник раннего бронзового века находится на юго-восточном склоне мыса Красный Яр на высоте 9–15 м над уровнем Байкала. Склон крут и не приспособлен для организации стоянки или поселения, удобные подходы к воде отсутствуют.

Поселение Байкальское III занимает пологую мысовидную площадку высотой 25–27 м над уровнем Байкала. С юго-западной стороны к площадке примыкает пологий склон, по которому можно спуститься к Байкалу.

Святилища раннего бронзового века приурочены к возвышенным участкам местности байкальского побережья. Они могут входить в состав поселения, занимая самую возвышенную и изолированную его часть, как на Байкальском III, или располагаться на вершине сопки, удаленной на 150 м от прибрежной полосы.

2.2. Планиграфия и конструктивные особенности археологических памятников бронзового века северо-западного побережье озера Байкал. В этом параграфе уделяется внимание планиграфии и конструктивным особенностям археологических объектов, прослеживается формирование на них слоев культурных отложений. Последовательно рассматриваются поселение, святилища, могильник и стоянки.

Жилища. Долговременные жилища полуземляночного типа выявлены на поселении Байкальское III. Сохранившаяся часть памятника включает ритуальный комплекс, оконтуренный валом и рвом, и окружающие его с южной и западной сторон остатки жилищ. Визуально прослеживаются следы шести жилищ. На поверхности земли они выражены ямами круглой формы диаметром от 6х6 м до 8х10 м.

На памятнике раскопано два жилища. При вскрытии выяснилось, что форма котлована жилища напоминает подчетырехугольную выемку размерами: 8,5х6,5 м. Углы котлована имеют скругленную форму, и в северо-восточной и восточной частях котлован более заглублен в подстилающие отложения. В юго-западной части жилища фиксируется вход, выраженный в виде наклонного пандуса шириной от 1 до 2 м. Контуры котлована хорошо фиксируются в сером супесчаном слое своим черным гумусированным заполнением. У восточной стенки глубина котлована составляет 0,58 м, у западной стенки – 0,60 м.

Можно предположить, что восточная часть жилища была связана с процессами пищевой утилизации охотничьей добычи. Здесь зафиксировано большое скопление костей животных. За пределами контура жилища территория свободна от костных остатков. На основании распределения культурных остатков по полу жилища и в его заполнении можно предположить, что северо-восточные, восточные и юго-восточные части жилища служили основной производственно-бытовой зоной, в которой протекала деятельность, получившая свое вещественное выражение. Западная северо-западная и юго-западная части жилища, где культурные остатки практически не встречены, служили, по-видимому, спальной зоной и зоной отдыха. При раскопках нами не были обнаружены другие элементы сооружения жилища, которые могли бы пролить свет на особенности его конструкции, а именно, остатки стен.

Святилища. Обследованы святилища двух разновидностей.

Одно из них является составной частью поселения Байкальске III, а другое – самостоятельным археологическим объектом, находится на вершине возвышенности – Лысая Сопка.

Святилище Байкальское III расположено в северо-восточной части поселения бронзового века и состоит из двух компонентов.

Первый представлен природной площадкой, возвышающейся над берегом Байкала и занимающей доминантное положение на поселении. Второй характеризуется наличием оградительных сооружений – валов и рвов, огораживающих сакральное пространство.

Проход, расположенный в западной части святилища, шириной 1,5 м разделяет ров на два участка. В центре ритуальной площадки фиксируется округлая западина. Северо-восточная и восточная стороны площадки заканчиваются скальным обрывом.

Локальное святилище Лысая Сопка находится на вершине изолированной сопки, не приспособленной для проживания людей. Каких-либо конструктивных элементов на ней зафиксировано не было.

Стоянки.

Небольшие раскопочные работы проводились на трех стоянках, содержащих материалы раннего бронзового века:

Байкальское VI, Богучанская ХIII и Северобайкальск I. Никаких планиграфических или конструктивных особенностей на этих объектах зафиксировано не было.

Могилы. На северо-западном побережье Байкала обнаружена только одна ненарушенная могила раннего бронзового века – комплекс №5 могильника Красный Яр I. Надмогильная кладка овальной кольцевой формы состоит из одного слоя камней. Под кладкой отмечена забутованная камнями могильная яма, глубиной 0,8 м, длинной осью ориентированная по линии ЮЗ–СВ. Погребенная женщина зрелого возраста 30–40 лет (Maturus), ориентирована головой на юго-запад. Умершая была обернута берестяным полотном. Сверху погребение перекрывалось продольно расположенными жердями.

2.3. Артефакты с археологических памятников раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал. На памятниках раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал обнаружен многочисленный инвентарь, представленный изделиями из керамики, камня, кости и металла. Материал, из которого изготавливались артефакты, стал основой для разделения инвентаря на отдельные группы. Исходя из функционального назначения внутри каждой из групп определялись виды изделий.

Морфологические особенности артефактов позволили выделить отдельные типы изделий.

Керамика является наиболее многочисленной группой инвентаря, встреченной на памятниках раннего бронзового века побережья озера Байкал. В основном она представлена остатками посуды, одним керамическим штампом и лощилом.

Сосуды северобайкальского типа имеют круглое или приостренное дно, утолщающееся за счет налепа толщиной 0,3 см. По соотношению диаметра тулова к диаметру венчика их можно разделить на емкости открытой и закрытой формы. Емкости открытой формы составляют около 10%, а закрытой формы 90% от всех сосудов северобайкальского типа. У сосудов открытой формы выделяются два конструктивных элемента: придонная часть и тулово в виде усеченного конуса, расширяющегося кверху. Закрытые сосуды состоят из округлой придонной части, тулова в виде сферы и прямого или слегка расширяющегося кверху устья. Сосуды открытой формы обнаружены только на святилище Лысая Сопка, на остальных памятниках раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал зафиксирована только посуда закрытой формы.

Среди северобайкальской керамики выделяются две группы венчиков: грибовидная и прямая. Венчик первой группы образован в результате уплощения верхней поверхности сосудов, вследствие чего края венчика слегка нависают над стенками. У прямых венчиков верхняя поверхность располагается перпендикулярно к внешним и внутренним бортам. Среди грибовидных венчиков выделяются внешне асимметричные (край верхней поверхности венчика нависает только над внешней сторонки сосуда) и внутренне асимметричные (при нависании края над внутренней стороной стенки).

Сосуды украшались разнообразными элементами орнамента.

Отмечено три способа их нанесения: продавливание, прочерчивание и налеп. Форма элемента орнамента определяла его тип. Орнаментальные мотивы на северобайкальской керамике состояли из элементов, выстраивавшихся обычно в горизонтальную линию.

Реже встречаются мотивы в виде зигзага или дуги. В основном орнаментальные мотивы включают одинаковые элементы. Исключение составляет мотив, состоящий из сочетания треугольного налепного валика и оттисков лопаточки с угловым вырезом. Этот орнаментальный мотив является самым распространенным на северобайкальской керамике.

По сравнению с мотивами более разнообразными по составу являются орнаментальные композиции. По количеству орнаментальных рядов – мотивов, композиции на северобайкальской посуде подразделяются на однорядные, двухрядные, трехрядные и т.д.

Изделия из камня. Абсолютное большинство в коллекции камня составляют отходы расщепления. Это отщепы, крупные сколы, осколки, в основном состоящие из серого и светло-серого кварцита. Большинство сколов и отщепов относится к продуктам вторичного расщепления. Практически не встречены отщепы или сколы, дорсальная поверхность которых сохраняла бы галечную корку. Данное обстоятельство указывает, как мы считаем, на то, что на территории памятника осуществлялся ремонт и подживление каких-то крупных орудийных форм из кварцита, которые были изготовлены вне площади стоянки и вынесены за ее пределы после их функционирования.

Среди изделий из камня выделяются следующие виды инвентаря: нуклеусы, микропластинки, вкладыши, стерженьки составных рыболовных крючков, пилы, грузила, наконечники стрел, провертки, ножи, скребки, долотовидные орудия, резчики, скребла, тесла, подвески-амулеты и т.д.

Большинство наконечников стрел треугольной формы. Один наконечник иволистной формы. Треугольные наконечники имеют вогнутую, ровную или выгнутую базу насада. Среди наконечников с вогнутой базой встречаются экземпляры как с симметричными так и асимметричными жалами.

Интенсивно развивалась обработка камня методами пиления и шлифовки. В качестве основных изделий, которые изготавливались подобными методами, следует отметить стерженьки составных крючков, шлифованные ножи, тесла, топоры и полуфабрикаты-заготовки в виде шлифованных плиток. Большая часть стерженьков рыболовных крючков относится к байкальскому типу.

Это односторонне выпуклые предметы с четко выраженными круговыми насечками в верхней части для крепления линя. Близок к ним стерженек каплевидной формы. Встречен один стерженек китойского типа и один стерженек в виде «сапожка».

Продукты вторичного расщепления камня также представляют фазу подправки и подживления каменных орудий, изготовление каменных вкладышей, сложносоставных вкладышевых орудий.

В качестве материала для шлифованных орудий употреблялись аргиллиты, алевролиты и вулканические породы.

Изделия из кости составляют самую незначительную группу находок и представлены обломком кости с насечками; обломком пазового орудия из ребра крупного копытного животного, а также фрагментом диафиза трубчатой кости крупного копытного с одним цельным просверленным отверстием. На поселение Байкальское III обнаружено несколько изделий из рога: ложка выгнутой формы, с приостренным концом; изделие вогнутой формы, с приостренным концом и перпендикулярными насечками; фрагменты отростков рога благородного оленя, отчлененными от основания методом подрубки.

Изделия из металла. С ранним бронзовым веком к настоящему времени можно соотнести лишь одно изделие из металла – трубочку из меди, насаженную на кожаный ремешок. Она была закреплена на руке женщины, останки которой обнаружены в погребении № 5 могильника Красный Яр I.

2.4. Остеологические материалы с археологических объектов бронзового века северного побережья озера Байкал.

Основная масса остеологического материала происходит с поселения Байкальское III. Фаунистический состав достаточно многообразен. Определены кости зайца, бурого медведя, нерпы, крупного благородного оленя, лося, косули, волка или собаки.

Костных остатков домашних животных не выявлено (определения сделаны А.М. Клементьевым). Возможно, слабодиагностичные фрагменты костей псовых относятся к домашней собаке. В количественном отношении преобладают кости нерпы, марала и косули. Жизнедеятельность населения северо-западного побережья озера Байкал в раннем бронзовом веке базировалась на занятии охотой. Промысел велся как на крупных копытных, так и на нерпу, что свидетельствует о комплексном использовании пищевых ресурсов и сезонном характере охоты на разные виды животных. Дополнительное значение имела охота на зайца и медведя. На поселение туши косули приносились целиком, где их разделывали. Данное обстоятельство может указывать на долговременное пребывание людей на Байкальском III, что характеризует памятник как базовое поселение.

2.5. Датировка археологических материалов с памятников раннего бронзового века северо-западного побережья озера Байкал. Изучение поселения Байкальское III привело к получению серии радиоуглеродных дат по фаунистическим остаткам, образцам древесного угля и деревянных конструкций. Их использование позволило более детально определить хронологию поселения и археологического комплекса с керамикой северобайкальского типа.

Во время расчистки рва святилища на его дне найдены кости животных, по которым получена радиоуглеродная дата 3674±332 л.н.

(ЛЕ-3613). С учетом калибровки она соответствует 2917–1225 гг.

до н.э. или III – третьей четверти II тыс. до н.э. Обнаруженные во рву кости позволяют определить время сооружения оградительной системы святилища. Она уже была возведена, когда кости животных попали туда, то есть до 1225 г. до н.э. Вал святилища был насыпан на слой светло-серой супеси, из основания которого получена дата 3815±35 л.н. (СОАН-3894), что позволяет отнести время его сооружения к периоду после 2401 г. до н.э. Следовательно, святилище в том виде, в котором оно сохранилось до настоящего времени, было сооружено между 2401 и 1225 гг. до н.э., то есть во второй половине III – третьей четверти II тыс. до н.э. Насыпь вала перекрывала и залегающую под слоем светло-серой супеси темносерую супесь, по углю из основания которой получены даты 5650±35 л.н. (СОАН-3589) и 6074±33 (ТО-20572), маркирующие неолитический слой поселения.

Первые полуземляночные жилища на поселении Байкальское III были сооружены еще в неолите. Об этом свидетельствуют даты, полученные по костям и углю, найденным на дне котлованов.

Одна из них 5320±100 л.н. (СОАН-3166), что с учетом калибровки соответствует 4351–3957 гг. до н.э. Другая – 4900±90 л.н.

(ГИН-7634), соответствующая 3940–3519 гг. до н.э. После некоторого перерыва котлованы под жилища вновь стали использоваться по своему прямому назначению уже в раннем бронзовом веке. Об этом свидетельствуют даты по кости и углю полученные из слоя с керамикой северобайкальского типа. Первая из них – 3875±50 л.н. (СОАН-4101) соответствует 2471–2152 гг. до н.э.

Вторая дата – 3020±40 л.н. (ГИН-7062) соотносится с 1395– 1128 гг. до н.э.

Территория Байкальского III использовалась людьми и в более позднее время. На это указывают радиоуглеродные даты по остаткам деревянных кольев из первого слоя, в котором присутствует керамика елгинского типа: 2230±30 л.н. (СОАН-3588), с учетом калибровки соответствующая 389-199 гг. до н.э. и 2030±50 л.н.

(ГИН-7633), сопоставимая с 171 г. до н.э. – 76 г. н.э. В это время на Байкальском III не сооружались долговременные жилища, а территория памятника, вероятно, использовалась в ритуальных целях.

С ранним этапом бронзового века соотносятся погребения №1, 5 могильника Красный Яр I. По ним имеются радиоуглеродные даты: погребение № 1 – 3870±40 л.н. (ГИН-10935), погребение №5 – 3765+55 л.н. (СОАН-4876). С учетом калибровки, время их сооружения определяется интервалом 2,5–2,0 тыс. л. до н.э.

Глава 3. Население побережья озера Байкал в раннем бронзовом веке

3.1. Бронзовый век на побережье озера Байкал. Проблемы хронологии и периодизации. В этом параграфе приводятся различные мнения исследователей относительно хронологии и периодизации бронзового века Прибайкалья.

Для территории Прибайкалья выделение двух классических периодов в истории развития металлургии энеолита и бронзового века не подтверждается. Даже самые ранние металлические вещи, обнаруженные в регионе, содержат в своем составе кроме меди еще и всевозможные примеси. Правда, наряду с ними встречаются и чисто медные изделия, но их, по сравнению с бронзовыми, значительно меньше. Отсутствие в истории Прибайкалья периода, на протяжении которого люди использовали только медные вещи, позволяет исключить из региональной культурно-хронологической схемы этап, именуемый энеолитом. Поэтому правомерно считать период в истории Прибайкалья с момента появления первых вещей из цветных металлов и до начала распространения железных изделий – бронзовым веком. Основываясь на радиоуглеродных датах, его можно соотнести с концом IV – началом/серединой I тыс. до н.э.

Анализ материалов исследований, проведенных в 2000-х гг.

О.И. Горюновой, А. Вебером, А.В. Харинским и Г.В. Туркиным, позволил уточнить хронологию и отдельных периодов бронзового века западного побережья озера Байкал. С ранним бронзовым веком вполне правомерно сопоставить шумилихинские погребения и материалы культурных слоев стоянок, которые до этого относились к позднему неолиту (слой VIII Улан-Хады). Его временной интервал будет определяться концом IV – серединой III тыс.

до н.э. Развитый бронзовый век правомерно соотнести с периодом, когда в Приольхонье становятся преобладающими захоронения саган-нугэйского типа (Харинский, Сосновская, 2000). Период существования к настоящему времени определяется значительной серией радиоуглеродных дат, полученных преимущественно по двум могильникам Хужир-Нугэ XIV и Курма XI (Горюнова и др., 1998, Weber et al., 2005; 2006). Судя по ним, саган-нугэйский тип захоронений существовал до 1,4 тыс. л.н. (Хужир-Нугэ XIV погребение №24 – 3200±150 л.н. (ТО-06868), погребение №63 – 3150±70 л.н. (ТО-09412) (Weber et al., 2006). С этим этапом следует соотнести слои раннего бронзового и развитого бронзового века приольхонских стоянок. Начало позднего бронзового века правомерно связать с распространением на западном побережье Байкала захоронений бутухейского типа и плиточных могил, датировав его XIV–VIII в. до н.э. (Туркин, 2003; Харинский, 2005).

3.2. Северобайкальская культура и ее место в бронзовом веке Прибайкалья.

Основным маркирующим элементом выделения северобайкальской культуры является керамика, наиболее устойчивый признак которой – нетипичное для раннебронзового века Прибайкалья орнаментальное оформление. Изделия из камня и кости, встреченные на археологических памятниках раннего бронзового века северо-западного побережья Байкала, по своим типологическим особенностям не отличаются от подобных изделий из других районов Прибайкалья. На территории северо-западного побережья озера Байкал к настоящему времени известно 5 археологических объектов (Лысая Сопка I, Северобайкальск I, Богучанская XIII, Байкальское VI и Байкальское III), где в наборе археологического материала была встречена керамика северобайкальского типа. На протяжении раннего бронзового века, а может быть, и в более раннее время, этот керамический тип был доминирующим на этом участке байкальского побережья.

На шести стоянках в других частях байкальского побережья:

Катунь I, Окуневая III, Окуневая IV, Эльген I, Шаманский Мыс II, Посольск также фиксируется керамика северобайкальского типа.

Но в керамических комплексах этих памятников она представлена лишь фрагментарно, уступая приоритет другим типам керамики.

В параграфе делается попытка определить место северобайкальской керамики среди археологических комплексов бронзового века байкальского побережья. Подвергаются анализу точки зрения исследователей, касавшихся вопросов датировки и генезиса керамики северобайкальского типа. К настоящему времени периодизация бронзового века северо-западного побережья озера Байкал еще не разработана. Судя по археологическим материалам, предварительно можно наметить два этапа его существования, которые выделяются по керамическим комплексам. Ранний – характеризующийся керамикой северобайкальского типа, поздний – представленный гладкостенной керамикой, орнаментированной жемчужинами и оттисками отступающей лопаточки.

Северобайкальский керамический комплекс выделяется своей оригинальностью среди остальной керамики неолита – бронзового века байкальского побережья. Неожиданно появившись в середине III тыс. до н.э., он так же бесследно пропадает в середине II тыс. до н.э.

Заключение В заключении подведены итоги работы, отражающие степень достижения поставленной цели и сформулированных задач. Археологический материал, полученный в результате исследований на северо-западном побережье Байкала, позволяет существенно скорректировать представления о процессах культурогенеза, протекавших в Прибайкалье в период неолита – бронзового века, и предпринять предварительную дифференциацию артефактов, основанную на выделении археологических комплексов с устойчивыми керамическими традициями.

1. Археологический комплекс с керамикой, имеющей оттиски сетки-плетенки с внешней стороны, – исаково-серовского типа предварительно датируется серединой V – концом IV тыс. до н.э.

2. Археологический комплекс с керамикой северобайкальского типа соотносится с серединой III – третьей четвертью II тыс.

до н.э., хотя не исключено, что с получением новых материалов нижняя граница этого комплекса будет удревнена.

3. Археологический комплекс с гладкостенной керамикой, украшенной жемчужинами и оттисками отступающей лопаточки, – глазковского типа относится к концу II – середине I тыс. до н.э.

Археологический комплекс с керамикой северобайкальского типа стал основой для выделения северобайкальской культуры, включающей археологические объекты, расположенные на северозападном побережье озера Байкал и датирующейся второй половиной III – серединой II тыс. до н.э.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ТРУДОВ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Емельянова, Ю.А. Некоторые итоги и проблемы изучения северобайкальской культуры / Ю.А. Емельянова // Вестник Иркутского государственного технического университета 2006. – №4/28.

– С. 214–215 (0,1 п.л.).

2. Емельянова, Ю.А. Керамика северобайкальского типа / Ю.А. Емельянова // Известия Алтайского государственного университета. Сер.: История, политология. – 2008. – №4/2. – С. 58–63 (0,65 п.л.).

Статьи в научных изданиях

3. Емельянова, Ю.А. К проблеме археологических изысканий на Северном побережье Байкала. Долина р. Верхней Ангары /

Ю.А. Емельянова // Историко-культурное наследие Северной Азии:

Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий: сб. тез. / Алтайский гос. ун-т. – Барнаул, 2001. – С. 83–85 (0,1 п.л.).

4. Емельянова, Ю.А. Новые данные по древней стоянке Хужир-Нуге V (оз. Байкал) / Ю.А. Емельянова // Экология Байкала и Прибайкалья: сб. тез. / Иркутский гос. ун-т. – Иркутск, 2001. – С. 75 (0,1 п.л.).

5. Емельянова, Ю.А. Хужир-Нугэ V – новый стратифицированный объект развитого неолита Приольхонья / Ю.А. Емельянова // Культурология и история древних и современных обществ Сибири и Дальнего Востока: сб. тез. / Омский гос. ун-т. – Омск, 2002. – С. 137–139 (0,1 п.л.).

6. Вебер А. Украшения и предметы искусства из погребений бронзового века могильника Курма XI / Ю.А. Емельянова,

А. Вебер // Традиционные культуры и общества Северной Азии:

сб. тез. / Кемеровский гос. ун-т. – Кемерово, 2004. – С. 163–165 (авт. вклад – 0,1 п.л.).

7. Номоконова Т.Ю., Новиков А.Г. Новые керамические комплексы побережья Малого моря озера Байкал / Т.Ю. Номоконова, А.Г. Новиков, Ю.А. Емельянова // Традиционные культуры и общества Северной Азии: сб. тез. / Кемеровский гос. ун-т. – Кемерово, 2004. – С. 186–188 (авт. вклад – 0,1 п.л.).

8. Емельянова, Ю.А. Керамические комплексы бронзового века северо-западного побережья оз. Байкал: по материалам стоянки Северобайкальск I / Ю.А. Емельянова // Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества Северной Азии в историческом прошлом и современности: сб. тез. / Иркутский гос. ун-т. – Иркутск, 2005. С. 195–196 (0,1 п.л.).

9. Емельянова, Ю.А. К проблеме орнаментики керамики северобайкальского типа / Ю.А. Емельянова // Социогенез в Северной Азии: сб. тез. / Иркутский гос. тех. ун-т. – Иркутск, 2005. – Ч. I. – С. 195–196 (0,1 п.л.).

10. Емельянова, Ю.А. Поселение Байкальское III. Культурный и хронологический аспект / Ю.А. Емельянова// Археология, этнология, палеоэкология Северной Евразии и сопредельных территорий: сб. тез. / Красноярский гос. пед. ун-т. Красноярск, 2006. – Т. 1. – С. 104–107 (0,2 п.л.).

11. Емельянова, Ю.А. Исследования в долине Верхней Ангары / Ю.А. Емельянова // Труды факультета права, социологии и средств массовой информации: сб. тез. / Иркутский гос. тех. ун-т. – Иркутск, 2006. – Вып. 1. – С. 78–80 (0,1 п.л.).

12. Емельянова, Ю.А. Керамика северобайкальского типа и ее место в керамических комплексах Прибайкалья / Ю.А. Емельянова // Современные проблемы археологии: мат. конф. / СО РАН. – Новосибирск, 2006. – Т. 1. – С. 365–368 (0,1 п.л.).

13. Клементьев А.М. Анализ фаунистических остатков с поселения Байкальское III /А.М. Клементьев, Ю.А. Емельянова // Этноистория и Археология Северной Евразии: теория методология и практика исследования: мат-лы докладов международной науч. конф. / Иркутский гос. тех. ун-т. – Иркутск, 2007. – С. 326–328 (0,2 п.л.).

14. Харинский А.В. Древнейшее городище-святилище на побережье оз. Байкал / Ю.А. Емельянова, А.В. Харинский // Известия лаборатории древних технологий / Иркутский гос. тех. ун-т. – Иркутск, 2008. – Вып. 6. – C. 145–166 (авт. вклад – 0,5 п.л.).

15. Емельянова, Ю.А. К проблеме изучения керамики северобайкальского типа / Ю.А. Емельянова // Социогенез в северной Азии: мат-лы 3 всеросс. науч. конф. / Иркутский гос. тех. ун-т. – Иркутск, 2009. – С. 126–131 (0,3 п.л.).

16. Абдулов Т.А. Керамика северобайкальского типа со стоянки Лысая Сопка / Ю.А. Емельянова, Т.А. Абдулов // Вузовская научная археология и этнология Северной Азии. Иркутская школа 1918–1937 гг.: мат-лы всероссийского семинара, посвященного 125-летию Бернгарда Эдуардовича Петри / Иркутский гос. ун-т. – Иркутск, 2009 г. – С. 229–233 (авт. вклад – 0,3 п.л.).

17. Харинский А.В., Лозей Р.Д. Использование радиоуглеродного метода для датировки поселения Байкальское III (северное побережье озера Байкал) / Ю.А. Емельянова, А.В. Харинский, Р.Д. Лозей // Роль естественно-научных методов в археологических исследования: сб. науч. трудов / Алтайский гос. ун-т. – Барнаул, 2009. – С. 112–116 (авт. вклад – 0,1 п.л.).

18. Харинский А.В., Рыков Г.К. Северо-западное побережье озера Байкал в бронзовом веке: по материалам стоянок / А.В. Харинский, Ю.А. Емельянова, Р.Д. Лозей // Известия Лаборатории древних технологий: сборник науч. трудов / Иркутский гос. тех.

ун-т. – Иркутск, 2010. – Вып. 7. – С. 86–112 (авт. вклад – 0,5 п.л.).

–  –  –

Типография Алтайского государственного университета




Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.Н. ТУПОЛЕВА-КАИ" Институт Радиоэлектроники и телекоммуникаци...»

«Лекция № 5 Гидродинамика (механика жидкости) I. Особенности расположения молекул в жидкости Жидкость одно из трёх агрегатных состояний вещества (не считая 4-го состояния, называемого плазма, в котором пребывает всего 99,5% вещества во Всел...»

«ISSN 0202-3205 МИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Кафедра "Организация, технология и управление строительством" А.Ф. АКУРАТОВ, К.В. СИМОНОВ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ В РЕГИОН...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс Утвержден и введен в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 29 ноября 2012 г. N 1647-ст НАЦИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАРТОФЕЛЬ СЕМЕННОЙ ПРИЕМКА И МЕТОДЫ АНАЛИЗА Seed potatoes. Acceptance rules and methods of a...»

«Автоматические регуляторы переменного напряжения ( Стабилизаторы ) Модели: Stabilia 3000 Stabilia 500 Stabilia 5000 Stabilia 1000 Stabilia 8000 Stabilia 1500 Stabilia 10000 Stabilia 2000 Stabilia 12000 Руководство по эксплуатации и техниче...»

«Воронцов Ярослав Александрович Математическое моделирование задач выбора с расплывчатой неопределенностью на основе методов представления и алгебры нечетких параметров Специальность 05.13.18 — "Математическое моделирование, численн...»







 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.