WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ФГБОУ ВО Воронежский государственный аграрный университет им. императора Петра I Воронежское отделение Паразитологического Общества РАН ФГБУ «Воронежский государственный ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФГБОУ ВО Воронежский государственный аграрный университет

им. императора Петра I

Воронежское отделение Паразитологического Общества РАН

ФГБУ «Воронежский государственный заповедник»

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ПАРАЗИТОЛОГИИ

И ЭПИЗООТОЛОГИИ

сборник статей IX Всероссийской научно-практической

конференции, посвященной 85-летию создания кафедры

паразитологии и зпизоотологии Воронежского ГАУ (Россия, Воронеж, 4 декабря 2015 г.) Технический партнер Воронеж УДК 576.8+619:616.99:005.745(06) ББК 48.73я431 С 568 С 568 Современные проблемы паразитологии и эпизоотологии // сборник статей IX Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 85-летию создания кафедры паразитологии и зпизоотологии Воронежского ГАУ (Россия, Воронеж, 4 декабря 2015 года) – Воронеж: ФГБОУ ВПО Воронежский ГАУ, 2016. – 126 с.

Сборник содержит статьи по итогам работы очной научнопрактической конференции в Воронежском ГАУ им. императора Петра I.

Представлены результаты исследований по проблемам общей и прикладной паразитологии и эпизоотологии, по фауне, экологии и биологии паразитов, по природно-очаговым зоонозным заболеваниям. Освещены современные проблемы патогенеза, диагностики, лечения и профилактики инфекций и инвазий диких и домашних животных. Статьи опубликованы в авторской редакции.



Редакционная коллегия:

Аристов А.В., доцент, кандидат ветеринарных наук

Ромашов Б.В., доктор биологических наук Скогорева А.М., доцент, кандидат ветеринарных наук Манжурина О.А., доцент, кандидат ветеринарных наук

Составитель:

Ромашова Н.Б., кандитат биологических наук ISBN 978-5-7267-0842-3 © Коллектив авторов, 2016 © Воронежский ГАУ, 2016

ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЕХИ РАЗВИТИЯ КАФЕДРЫ

ПАРАЗИТОЛОГИИ И ЭПИЗООТОЛОГИИ

Винокуров В.И., Манжурина О.А., Ромашов Б.В.

ФГПОУ ВО Воронежский ГАУ им. императора Петра I.

Воронеж, Россия. bvrom@rambler.ru Кафедра паразитологии и эпизоотологии – одна из ведущих кафедр, факультета ветеринарной медицины и технологии животноводства ВГАУ. На кафедре ведется преподавание дисциплин по инфекционным и инвазионным болезням (заразным болезням). Также на кафедре в разные годы преподавались и другие дисциплины: история ветеринарии, организация ветеринарного дела, патологическая анатомия.

В современном формате Кафедра паразитологии и эпизоотологии как самостоятельное подразделение факультета создана в 2011 году. В настоящее время кафедра представлена четырьмя основными курсами – паразитологией, эпизоотологией, микробиологией и вирусологией. Эти дисциплины имеют продолжительную и богатую историю и с момента основания, и по настоящее время активно развиваются в русле современных направлений учебно-педагогической, научно-исследовательской и прикладной ветеринарии.

Курс паразитологии. История «Кафедры паразитологии»

берет начало с момента основания в 1926 году Зооветеринарного института. Первым заведующим был избран профессор В.П. Баскаков. С 1935 по 1942 гг. кафедрой заведовал профессор И.В. Орлов член-корреспондент ВАСХНИЛ, лауреат Государственной премии СССР. Основные направления научно-исследовательской и практической работы в области паразитологии были связаны с поиском и внедрением эффективных методов профилактики гельминтозов продуктивных животных при пастбищном содержании. Коллектив авторов, возглавляемый профессором И.В. Орловым, за цикл данных работ был удостоен Государственной премии СССР.





В 1941 году с началом Великой Отечественной войны большинство сотрудников кафедры ушли на фронт: доцент Б.С. Москалев, ординатор А.И. Журавец и аспиранты Д.З. Болховитинов, В.И. Малахов и И.Н. Коротков. С войны не всем суждено было вернуться, аспиранты В.И. Малахов и И.Н. Коротков погибли.

В 1946 г. деятельность кафедры была восстановлена, заведующим был назначен доцент Б.С. Москалев. В 1961 г. в структуру кафедры был введен курс «фармакологии», который возглавлял профессор П.Г Меньшаков, и он же заведовал до 1970 г.

кафедрой. На следующем этапе (1971-1980 гг.) в состав кафедры был включен курс «зоологии», и кафедрой паразитологии, зоологии и фармакологии вновь стал заведовать профессор Б.С. Москалев. В этот период под его руководством на кафедре были защищены кандидатские диссертации: сотрудниками кафедры В.К. Шафоростовым (1971), М.В. Насоновой (1975), В.И. Винокуровым (1983), а также аспирантом из Египта Мухамедом Хафесом (1978). Профессором Б.С. Москалевым и его учениками выполнены многочисленные научно-исследовательские работы по гельминтозам животных, особый акцент был сделан на аскаридатозах продуктивных животных.

С 1980 по 1995 гг. кафедру возглавлял доктор биологических наук, профессор В.А. Ромашов. После окончания срока заведования до 2001 г. он работал профессором кафедры. Основные направления исследований связаны с изучением паразитов и паразитозов диких и домашних животных, включая природноочаговые гельминтозы. В.А. Ромашов внес огромный вклад в изучение гельминтов речных бобров, проведя фундаментальные исследования в этом направлении. По результатам исследований природно-очаговых паразитозов в Центральном Черноземье В.А. Ромашовым выпущена монография «Описторхоз в бассейне Верхнего Дона». В этот период на кафедре активно развивались международные связи. В.А. Ромашов был избран Почетным профессором Шандунского университета (Китай). Под его руководством были выполнены кандидатские диссертации И.Д. Шелякиным (1991), Н.С. Беспаловой (1993), А.И. Лесниковым (1997), а также аспирантом из Египта Ахмедом Ибрагимом (1992).

С 1995 по 2001 гг. кафедрой фармакологии и паразитологии руководила профессор, доктор ветеринарных наук Т.Н. Ракова, ее научная деятельность была связана с изучением и практическим использованием растительных препаратов в ветеринарии.

С 2001 по 2011 гг. кафедрой фармакологии, токсикологии и паразитологии заведовал профессор, доктор ветеринарных наук В.И. Слободяник, его научно-исследовательская работа связана с разработкой эффективных методов терапии и профилактики маститов у коров. В этот же период в развитии и совершенствовании курса «Паразитологии» активно участвовали профессор, доктор ветеринарных наук Н.С. Беспалова, которая подготовила 7 кандидатов ветеринарных наук, а также доцент, кандидат ветеринарных наук И.Д. Шелякин, доцент, кандидат ветеринарных наук В.А. Степанов, кандидат биологических наук, доцент М.В. Рогов.

Основными направлениями научно-исследовательской работы являлись «Разработка методов иммунотерапии и иммунопрофилактики гельминтозов домашних животных», «Трематоды и трематодозы домашних и диких копытных животных», «Цестодозы продуктивных животных», «Трихинеллез».

Курсы: микробиология, эпизоотология и вирусология.

«Кафедра эпизоотологии» была организована в 1929 г. и была первой в составе этих курсов. У истоков кафедры стояли видные ученые – профессора Р.А. Цион и А.С. Тимченко, внесшие большой вклад в изучение инфекционной патологии сельскохозяйственных животных и в организацию оздоровительных мероприятий против заразных болезней на территории Воронежской губернии. Чума крупного рогатого скота, сап лошадей, сибирская язва и другие заразные болезни были ликвидированы или значительно сокращены в Черноземье благодаря профессионализму ветеринарных врачей первых выпусков Воронежского Зооветеринарного института под методическим руководством сотрудников инфекционной кафедры.

Первоначально эти курсы были представлены самостоятельными кафедрами – микробиологии (в 1927 г.), заведующий профессор А.С. Тимченко и эпизоотологии (в 1929 г.), заведующий профессор Р.А. Цион, а затем как объединенная кафедра с 1955 по 1994, а с 2007 по настоящее время курсы эпизоотология и микробиология преподаются на одной кафедре. С 70-х годов прошлого столетия на кафедре эпизоотологии и микробиологии преподается курс вирусологии, который основал профессор Б.Т. Артемов.

Кафедрой микробиологии в разные годы заведовали – профессора А.С. Тимченко, Г.А. Кудрявцев, доценты А.В. Коронный, И.И. Степанов-Григорьев, профессора Я.И. Тищенко, В.П. Рощин, С.Г. Субботина. Значительный вклад в развитие курса микробиологии внесли В.И. Герасимов, Н.К. Бондаренко, А.И. Федоринин, А.А. Евтеева, М.В. Земсков.

Кафедрой эпизоотологии заведовали – профессор Р.А. Цион (1929-1932 гг.), более 30 лет профессор В.Т. Котов (1932гг.). В различные годы кафедрой заведовали доценты В.И. Упоров, Н.Д. Лебедев, Л.Д. Кузин, с 1969 по 1975 гг. кафедру возглавил доктор ветеринарных наук, профессор К.А. Шитов.

Затем в течение более 20 лет (1975-1996 гг.) кафедрой заведовал доктор ветеринарных наук, профессор Б.Т. Артемов, который также в течение 5 лет (1979-1984 гг.) являлся ректором Воронежского сельскохозяйственного института. На современном этапе с 1997 до 2011 гг. кафедрой руководил доктор ветеринарных наук, профессор Г.Н. Кузьмин.

Видные ученые, профессора Р.А. Цион, А.С. Тимченко, М.В. Земсков, В.Т. Котов, Б.Т. Артемов внесли значительный вклад в изучение инфекционной патологии сельскохозяйственных животных и в организацию оздоровительных мероприятий на территории Воронежской области. Р.А. Циону, В.Т. Котову, Б.Т. Артемову и А.Г. Шахову были присвоены высокие звания «Заслуженный деятель науки РСФСР», М.В. Земсков, В.Т. Котов, А.Г. Шахов были избраны член-корреспондентами ВАСХНИЛ, а профессор Р.А. Цион – Почетным доктором Берлинского университета. В.Т. Котов – участник Великой Отечественной войны, с 1958 по 1962 гг. являлся депутатом Верховного Совета СССР, как ученый занимался разработкой методов диагностики, совершенствованием профилактики и поиском эффективных путей борьбы с наиболее распространенными инфекционными болезнями сельскохозяйственных животных.

В развитии курсов эпизоотологии и вирусологии значительный вклад внесли заслуженные деятели науки РФ, профессора Д.Д. Новак, Б.Т. Артемов, А.Г. Шахов, профессора К.А. Шитов, М.Т. Коняев, Т.Н. Ракова, С.Г. Субботина, Г.Н. Кузьмин, доценты Л.С. Герман, Л.И. Ефанова, В.В. Жеглов, Т.Е. Соловьева, В.И. Винокуров, С.А. Шаронин, В.И. Дынин Наряду с подготовкой высококвалифицированных специалистов кафедра все годы уделяла большое внимание научноисследовательской работе, при этом тематика теснейшим образом была связана с решением важных задач сельскохозяйственного производства.

Сотрудниками и аспирантами кафедры за период работы опубликовано по инфекционной патологии животных более 1500 научных статей. Профессор Р.А. Цион написал знаменитый «Определитель микробов» (1948). Изданы вузовские учебники по эпизоотологии, соавторы профессор В.Т. Котов (1974), профессор Б.Т. Артемов (1984, 1993) и доцент Л.И. Ефанова (1993), профессор Г.Н. Кузьмин и доцент Т.Е. Соловьева (2007), учебнометодические пособия и рекомендации, многие из которых имеют грифы УМО и МСХ РФ, получено более 30 авторских свидетельств на изобретения.

В разное время на кафедре по инфекционному профилю было защищено 10 докторских и более 30 кандидатских диссертаций.

С сентября 2011 г. вновь созданной кафедрой паразитологии и эпизоотологии заведует доктор биологических наук Б.В. Ромашов. Коллектив кафедры представлен: профессорами, докторами ветеринарных наук Н.С. Беспаловой, Н.П. Зуевым, В.И. Жуковым, доцентами, кандидатами ветеринарных наук А.М. Скогоревой, Н.Г. Жмуровым, О.А. Манжуриной, Л.П. Кудриным, старшими преподавателями, кандидатами ветеринарных наук О.В. Поповой и Е.О. Возгорьковой, ассистентом Е.Н. Ромашовой, старшим лаборантом О.П. Литвиновой, лаборантом Н.В. Мельниковой, аспирантами А.А. Кулешовым, С.С. Катковым, Т.А. Золотых, А.В. Ушковой, Н.А. Голубовой, С.А. Бреславцевым.

В настоящее время преподавательский состав кафедры успешно сочетает педагогическую, учебно-методическую и научноисследовательскую деятельность. Научно-исследовательская работа развивается по следующим основным направлениям:

разработка и совершенствование методов диагностики, терапии и профилактики инфекционных и инвазионных болезней сельскохозяйственных животных;

природно-очаговые инфекции и инвазии Центрального Черноземья: экология, эпизоотология, мониторинг, профилактика.

Обучение проводится как на материальной базе кафедры – учебных аудиториях и лабораториях; виварии факультета, а также на базе филиалов кафедры и других учреждений и предприятий.

Кафедра имеет широкие учебные и научные связи с различными организациями в России и за рубежом научно-исследовательскими институтами (ВНИВИПФиТ, ВИГИС и др.) с родственными ВУЗами России и зарубежными университетами, Воронежским государственным природным биосферным заповедником. Профессорско-преподавательский коллектив кафедры остается верным своему профессиональному долгу, продолжает славные традиции великих учителей, беззаветно служить ветеринарной науке и практике на благо нашего Отечества.

–  –  –

Воронежский государственный университет, Воронеж, Россия.

entoma@mail.ru Ключевые слова: фазиины, тахины, Tachinidae, Phasiinae, паразитоиды.

Под репродуктивной стратегией понимается комплекс адаптаций, направленных на реализацию полового поведения и в ряде случаев на заботу о потомстве. У фазиин в основе репродуктивного поведения можно выделить конкуренцию между самцами и выбор самкой полового партнёра, а также поиск и выбор хозяина (Salt, 1935; Доутт, 1968; Викторов, 1976).

Самцы могут проявлять в поведении определённую степень территориальности, избирая инсолированные участки на растениях или камнях с подветренной стороны. Эти микростации привлекают готовых к спариванию самок. При этом самцы положительно реагируют на прилетающих самок, но отрицательно на других самцов, которых стараются отогнать (Alcock, Kemp, 2006). Из абиотических факторов наиболее существенное значение в качестве стимулов к спариванию имеют температура и инсоляция.

Материал и методы. Основой работы послужили этологические исследования фазиин, которые проводились в течение 2009– 2015 гг. в Усманском бору (заказник «Воронежский») на базе биологического учебно-научного центра Воронежского государственного университета «Веневитиново».

Результаты и обсуждение. Нами исследовалось половое поведение фазиин на примере мух из рода Gymnosoma. Перед началом копуляции, самец делает более 3–4 подлётов к самке, в ходе которых садится на неё, но не предпринимает попыток к спариванию.

Это напоминает своеобразную «игру». После нескольких таких «посадок» наконец происходит копуляция, которая может длиться несколько минут. Данная «игра» может быть нарушена другим самцом, и в результате самка может спариться с ним. В процессе копуляции у фазиин можно выделить более десяти различных поведенческих актов, начиная с первого контакта самца и самки, когда он её захватывает и удерживает, до собственно спаривания.

Этот процесс носит характер цепной реакции и включает закономерные и закреплённые действия партнёров, в котором каждая предыдущая реакция является триггером для последующей.

Дальнейшая составляющая репродуктивной стратегии полностью связана с поведением самки по поиску подходящего хозяина для откладки яиц и включает: поиск местообитания хозяина, поиск хозяина в пределах местообитания, выбор хозяина. В поиске местообитания хозяина важная роль принадлежит химическим стимулам, связанным с кормовыми растениями хозяев (Викторов, 1976; Stireman, 2002; Stireman et al., 2006). При этом эффективность поисков может зависеть от видового состава растительных ассоциаций, в которых обитает хозяин. Ключевая роль при этом отводится функционированию сенсорной системы фазиин, и в частности, хеморецепторов. Последующий поиск хозяина в пределах его местообитания связан с химическими и зрительными стимулами.

Вероятно, становлению паразито-хозяинных отношений с клопами-фитофагами способствовало обитание последних в тех же местах, где мухи питались на растениях-нектароносах. Примером тому служат полужесткокрылые из семейства Pentatomidae, с которыми мухи постоянно пересекаются в растительных ассоциациях, обеспечивающих источниками пищи как клопов, так и имаго подсемейства Phasiinae. Отдельный интерес представляет вопрос, каким образом фазиины находят местообитания хищных клопов, а как следствие и их самих. Полужесткокрылые-зоофаги заражаются редко, что, на первый взгляд, может быть оценено как случайность. В отношении хищных клопов химические стимулы растений не играют существенной роли, так как эти клопы в значительной мере индифферентны к видовой принадлежности растений, на которых они охотятся. Основной принцип в выборе растений связан с их привлекательностью для насекомых, на которых охотятся данные клопы (Пучков, 1987).

Однако результаты наших исследований и данные других авторов позволяют говорить о том, что паразитирование фазиин в хищных клопах не является случайным явлением (Dupuis, 1963;

Пучков, 1987; Lattin, 1989; Gil-Santana, Forero, 2010; Gil-Santana, Alves, 2011).

Мы полагаем, что процесс заражения хищных клопов происходит во время их охоты в тех местах, где фазиины питаются на нектароносах или разыскивают хозяев-фитофагов. Вероятнее всего, формирование паразито-хозяинных связей у фазиин с хищными клопами, происходило постепенно уже на почве адаптации к клопам-фитофагам. А обеспечили это виды Phasiinae с широким спектром хозяев. Это подтверждается тем фактом, что среди современных видов фазиин в хищных клопах паразитируют именно виды-олигофаги и полифаги. Однако во многих случаях нельзя с абсолютной достоверностью говорить, что тот или иной вид моно- или олигофаг, так как для многих представителей Phasiinae всё ещё не выяснены все возможные хозяева.

Определённая роль при выборе хозяина определяется его возрастом и размером. Самки фазиин при заражении отдают предпочтение имаго клопов. Но при этом, в отличие от паразитических перепончатокрылых, имеющих особые рецепторы для оценки хозяина, самки фазиин не способны отличить заражённых хозяев от незаражённых (Викторов, 1976). С этим связаны явления повторного заражения и перезаражения, под которыми понимается повторная откладка яиц на покровы хозяина (или внутрь его тела).

В естественных условиях повторное заражение происходит при относительно низкой численности популяций видов-хозяев.

В лабораторных условиях мы наблюдали явление перезаражения, когда самки откладывали на одну особь более 10 яиц. Однако надо учитывать, что такое количество яиц на одну особь клопа может быть отложено лишь в условиях эксперимента, когда количество хозяев намерено ограничивается. В естественных условиях при повторном заражении клопов количество яиц не превышает 2–3. Но независимо от количества отложенных на покровы тела хозяина яиц в результате внутривидовой конкуренции, как правило, выживает лишь одна личинка. Основное соперничество происходит между личинками 2-го возраста (Викторов, 1967).

Помимо внутривидовой формы агрессивного взаимодействия, у фазиин имеет место также межвидовая конкуренция в случае, если на одну особь хозяина откладывают яйца два вида мух.

Сам процесс заражения клопов по времени длится от нескольких десятков секунд до 1–2 минут. Местами локализации яиц при перезаражении являются: переднеспинка, основание клавуса, экзокориум, вершина щитка, перепонка, передне- и среднегрудь вокруг передних тазиков, основание бедра передней ноги, нижняя сторона головы, нижняя сторона IV сегмента брюшка, вершина голени.

Явление перезаражения представляет собой адаптацию, которая направлена на преодоление защитной реакции хозяина. У полужесткокрылых в отношении заражения яйцами фазиин в ходе эволюции выработались механические и физиологические защитные реакции (Викторов, 1976). Из механических защитных реакций можно отметить всяческие попытки клопов избежать заражения: стремление отпугнуть самку фазиины работой крыльев, быстро скрыться среди растительности. Если это не удаётся, клоп может, резко отцепившись от растения, упасть на почву. Такие поведенческие реакции позволяют ему избежать заражения.

Заражённый клоп первое время ведёт себе крайне возбуждённо: быстро двигается, работает крыльями, пытается всячески сбросить с себя яйцо. Чаще всего яйца оказываются в недоступных местах тела хозяина, но иногда клопу всё же удаётся их нейтрализовать. В случае откладывания яйца на покровы нимфы клопа перед началом её линьки, имеется вероятность, что клоп успеет перелинять раньше того, как личинка сможет внедриться под его покровы (Викторов, 1976; Аксёненко, Гапонов, 2011).

Кроме того, у клопов имеется физиологическая защита, связанная с реакциями внутренней среды организма в ответ на отложенное яйцо или проникновение паразитоида. Исследователи, которые занимались изучением этого вопроса, отмечают, что вокруг яйца или личинки образуется капсула из клеток гемолимфы, главным образом, из плазмоцитов. Клетки постепенно выделяют вещества волокнистой структуры, содержащие мукополисахариды, которые склеивают гематоциты друг с другом. Личинка фазиины погибает от асфиксии. В отношении яиц, отложенных на покровы хозяина, также возможна ответная защитная реакция. В этом случае с внутренней стороны покровов хозяина формируется своеобразный наплыв – плотный тёмный сгусток тканей, который может препятствовать проникновению личинки I возраста паразитоида (Викторов, 1967, 1976). Но при этом другие авторы отмечают, что подобное образование не всегда является эффективным препятствием для личинки фазиины (Хицова, Подгорный, 1971).

Таким образом, учитывая защитные механизмы хозяина, внутри- и межвидовую конкуренции, становится очевидным значение относительно высокой плодовитости и тенденции к повторному заражению. Подобная репродуктивная стратегия обеспечивает видам, откладывающим макротипические яйца (рода Eliozeta, Clytiomyia, Ectophasia и др.), эволюционный успех. Однако более совершенной и выгодной является стратегия других видов (рода Phasia, Leucostoma, Cylindromyia и др.), перепончатые яйца которых вводятся непосредственно в полость тела хозяина. Это исключает возможность того, что клоп сможет механически избавиться от отложенного в него яйца. У макроовипарных видов большую роль играет откладка яиц на участки тела хозяина, где они будут не доступны для счёсывания.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант 14-04-31644-мол-а).

Список литературы

1. Аксёненко Е.В., Гапонов С.П. Об изучении паразитирования Gymnosoma nudifrons Hert. в личинках клопа Palomena prasina L. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Химия. Биология.

Фармация». – 2011. – № 2. – С. 75–77.

2. Викторов Г.А. Проблемы динамики численности насекомых на примере вредной черепашки. – М.: Наука, 1967. – 271 с.

3. Викторов Г.А. Экология паразитов-энтомофагов. – М.: Наука, 1976.

– 152 с.

4. Доутт Р.Л. Биологические особенности взрослых энтомофагов // Биологическая борьба с вредными насекомыми и сорняками. – М.: Колос, 1968. – С. 54–60.

5. Пучков В.Г. Фауна Украини. Полужесткокрылые. Хищнецы – Kиев:

Наукова думка. Т. 21. Вып. 5, 1987. – 248 с.

6. Хицова Л.Н., Подгорный А.Я. К вопросу о взаимоотношении вредной черепашки Eurygaster integriceps Put. с её паразитом Ectophasia crassipennis Mg. (Diptera, Tachinidae, Phasiinae) // Вопросы зоологии, физиологии и биофизики. Воронеж: изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1971. С. 19–21.

7. Alcock J., Kemp D.J. The Hilltopping Mating System of Leschenaultia adusta (Loew) (Diptera: Tachinidae) // Journal of Insect Behavior. 2006. – Vol. 19, No. 5. – P. 645–656.

8. Dupuis C. Essai monographique sur les Phasiinae (Diptres tachinaires parasites d’htroptres) // Mm. Mus. Nat. Histoire Nat. Vol. 26. 1963. – P. 1–141.

9. Gil-Santana H.R., Forero D. Taxonomical and biological notes on Neotropical Apiomerini (Hemiptera: Heteroptera: Reduviidae: Harpactorinae) // Zootaxa. – 2010. – Vol. 2331. – P. 57–68.

10. Gil-Santana H.R., Alves R.J.V. Association between Zelus versicolor (Herrich-Schffer) (Hemiptera, Reduviidae, Harpactorinae) and Bidens rubifolia Kunth (Asterales, Asteraceae) // EntomoBrasilis. – 2011. – Vol. 4 (1). – P. 30–32.

11. Latin J. D. Bionomics of the Nabidae // Ann. Rev. Entomol. – 1989. – Vol. 34. P. 383–400.

12. Salt G. Experimental studies in insect parasitism. III. Host selection, Proceedings of the Royal Society of London, 117, Series B. – 1935. – P. 413–435.

13. Stireman J.O. Host location and selection cues in a generalist tachinid parasitoid // Entomologia Experimentalis et Applicata. – 2002. – Vol. 103.

P. 23–34.

14. Stireman J.O., O’Hara J.E., Monty Wood D. Tachinidae: Evolution, Behavior and Ecology // Annu. Rev. Entomol. 51, 2006. – P. 525–555.

Reproductive strategy of the phasiins (Diptera: Tachinidae:

Phasiinae), parasitoids of Heteroptera Aksenenko E.V., Gaponov S.P.

Voronezh State University, Voronezh, Russia Reproductive strategy of the phasiin flies has been studied. Sexual and reproductive behaviour, include a phenomena of secondary infestation and hyperinfestation was investigated Key words: tachinids, Tachinidae, Phasiinae, parasitoids.

УДК: 619.616.995

ПРОТИВОПАРАЗИТАРНЫЕ ПРЕПАРАТЫ

В СОВРЕМЕННОЙ ПАРАЗИТОЛОГИИ

Беспалова Н.С.

ФГПОУ ВО Воронежский ГАУ им. императора Петра I.

Воронеж, Россия. Nadezh.bespalova2014@yandex.ru Ключевые слова: инвазия, инвазионная болезнь, антигельминтики, акарициды, инсектициды, эндэктоциды, противопротозойные средства.

Инвазионные болезни животных широко распространены и наносят большой ущерб животноводству, а целый ряд их представляют серьезную угрозу здоровью человека.

Инвазированность животных разными видами паразитов бывает очень высокой. Например, экстенсивность инвазии (ЭИ) телят криптоспорозом достигает 82,1-92,6%, молодняка всех видов животных и птиц эймериозами – до 100%; крупного рогатого скота фасциолезом – 12,8%, парамфистомозом – 18,1-23,0%, телязиозом – 16,5%, нематодозами пищеварительного тракта – 25,0-84,5% (Якубовский, 2004).

Соответственно, для лечения животных необходимо применять современные противопаразитарные средства, обладающие высокой терапевтической активностью, малой токсичностью, удобные в применении, экологически приемлемые и экономически обоснованные. Их принято классифицировать по следующим признакам: цели и области использования (производственная классификация), способности проникать в организм паразита, характеру и механизму действия, химическому составу, степени воздействия на теплокровных животных (Паньшина, Сасинович, 1986).

В настоящее время выделяют четыре группы противопаразитарных средств: антгельминтики, инсектоакарициды, противопротозойные и эндэктоциды.

Одни из антгельминтиков обладают избирательным действием по отношению к отдельным классам гельминтов, например, нематод, другие – обладают широким спектром действия и эффективны против гельминтов сразу нескольких классов, например, нематод и цестод.

По своему химическому строению антгельминтики, в основном, относятся к следующим группам: бензимидазолы (альбендазол, мебендазол, оксибендазол и др.); имидазолтиазолы (левамизол, нилверм и др.), пиримидины (пирантел и др.), хлорированные дифенолы (битионол, дихлорофен, вермитан и др.), нитробензолнитрилы (нитроксинил и др.), макроциклические лактоны (ивомек, ивермектин и др.), пиперазины, пирозинизохинолины (празиквантел, дронцит и др.), салициланилиды (никлозамид и др.).

Механизм действия одних заключается: во-первых, в их способности ингибировать в митохондриях у гельминтов ферменты:

фумаратредуктазу и, таким образом, нарушать усвоение глюкозы;

фосфорилазу, каталазу, ацетилхолинэстеразу, что приводит к нарушению нервно-мышечной регуляции, вызывает гиперполяризацию мембран нервных клеток и паралич. Во-вторых – ингибировать синтез белка тубулина, что приводит к нарушению строения микротубулярного аппарата клеток паразита (аппарата Гольджи) и, соответственно, к его гибели. Другие – усиливают выделение и связывание гаммааминомасляной кислоты, принимающей участие в передаче нервных импульсов в нервно-мышечных синапсах и нарушению обмена натрия или повышают проницаемость мембран паразитов для ионов, вызывая спастический паралич мускулатуры, вакуолизацию и распад тегумента (Кузьмин, 2000).

Инсектоакарициды в зависимости от цели и области использования делят на: акарициды – для борьбы с клещами; аттрактанты – для привлечения насекомых; инсектициды – для борьбы с вредными насекомыми; инсектоакарициды – для одновременной борьбы с клещами и вредными насекомыми; ларвициды – для уничтожения личинок; овоциды – для уничтожения яиц вредных насекомых и клещей; репелленты – для отпугивания членистоногих; феромоны – вещества, продуцируемые членистоногими. Все инсектоакарициды- пестициды (Непоклонов, 1971).

По способности проникать в организм паразита, характеру и механизму действия различают препараты: контактные, вызывающие гибель насекомых при контакте вещества с любой его частью;

кишечные, вызывающие отравление вредных насекомых при попадании яда с пищей в организм; системные, способные передвигаться по сосудистой системе растений и отравлять поедающих их насекомых; фумиганты, действующие на насекомых в парообразном состоянии через органы дыхания (Кирилловских, 1998).

В качестве инсектоакарицидов применяют вещества, входящие в различные классы химических соединений: хлорорганические галогенопроизводные, производные алифатических, алициклических, ароматических углеводородов, фосфорорганические, производные карбаминовой, тио- и дитиокарбаминовых кислот (карбаматы), синтетические пиретроиды, макроциклические лактоны, органические серосодержащие соединения, производные бензилфенилмочевины, вещества растительного происхождения, содержащие эфирные масла и алкалоиды.

Механизм действия хлор- и фосфорорганических соединений, карбаматов, формамидиновых соединений, макроциклических лактонов заключается в активном всасывании через пищеварительную и дыхательную системы членистоногих, а также проникновении между хитиновыми пластинками, вызывая дегенеративные изменения в нервных клетках и нарушение обмена веществ.

Эти препараты ингибируют холинэстеразу, которая, разрушая избыток ацетилхолина (медиатора нервных импульсов, обеспечивающего равновесие холинэргических систем), приводит к накоплению избыточного количества ацетилхолина и отравлению организма с характерным никотиноподобным (возбуждение, подергивание и паралич мышц) и мускариноподобным (усиление перистальтики кишечника, понос, спазм бронхов и др.) симптомами.

Пиретроиды по механизму действия можно отнести к сильнодействующим нейротропным ядам. Действие их более выражено при пониженных температурах. Препараты этой группы действуют либо на оболочки нервов и при прямом блокировании нерва наступает паралич членистоногих, либо вызывают медленную деполяризацию мембран и нервных окончаний с последующей блокадой проводимости нерва, что также сопровождается параличом.

Органические серосодержащие соединения. Сера, как химический элемент, взаимодействует со щелочами или белками организма животных (кожа, пищеварительный тракт) в результате чего на коже образуется сероводород и частично сернистый ангидрид, обладающие выраженным акарицидным действием (Мозгов, 1985).

Производные бензилфенилмочевины (луфенурон) – блокируют процесс образования хитина у насекомых в результате нарушая их размножение, вызывая гибель яиц и личинок, что приводит к уничтожению всей популяции эктопаразитов на животном и в помещении.

Для терапии протозойных болезней применяют лекарственные средства разных химических групп. При кокцидиозах используют кокцидиостатики химические (химкокцид, плурикокцин, диклазурил и др.) и ионофорные антибиотики (одно- и двух валентные).

Механизм действия химических кокцидиостатиков заключается в ингибировании биосинтеза витамина В1 у паразитов, необходимого для жизни кокцидий. Препараты быстро проникают в клетку паразита и занимают активные центры связывания витамина, что приводит к нарушению углеводного обмена и гибели паразита.

Антикокцидийное действие ионофоров обусловлено их способностью образовывать липофильные комплексы с ионами щелочных металлов и переносить их через клеточную стенку паразита, что приводит к нарушению осмотического баланса и гибели простейших.

В отношении простейших активны препараты нескольких групп, в частности, полиеновые (тетраеновые), обладающие сильным амебоцидным действием, тетрациклины, макроциклические лактоны. Механизм их действия заключается в угнетении синтеза белка, за счет нарушения пептидных связей, что вызывает отделение незавершенных пептидных цепей от рибосом или угнетение синтеза белка в рибосомах.

Препараты группы диаминопиримидинов (периметамин) тормозят действие энзима дигидрофолата редуктазы простейших, что, в конечном счете, приводит к истощению клеток и остановке синтеза ДНК паразитов.

Против токсоплазм, кокцидий, пироплазм активны сульфаниламиды. В основе механизма их действия лежит сходство со структурой молекулы парааминобензойной кислоты (ПАБК) и способность вытеснять ПАБК из ферментных систем простейших.

Сульфаниламиды нарушают процесс получения паразитами «ростовых факторов» – фолиевой кислоты и других веществ, в молекулу которых входит ПАБК. В результате нарушается синтез метионина, пуриновых и пиримидиновых оснований, что приводит к нарушению синтеза нуклеиновых кислот и нуклеопротеидов.

Нитрофураны – активны против гистомонад, трипаносом, кокцидий. Механизм их действия основан на блокировании клеточного дыхания. Будучи акцепторами водорода, они конкурируют с флавиновыми ферментами, нарушают синтез нуклеиновых кислот, блокируя структурный ген ДНК, угнетают метаболизм пирувата, активность дегидрогеназ, альдолаз и транскетолаз, что отрицательно сказывается на энергетическом обмене клетки, ее росте и размножении.

При пироплазмидозах эффективны препараты группы диацетуратов (верибен, беренил), ингибирующие аэробный гликолиз и синтез ДНК, что приводит к разрушению клеточной структуры и гибели паразитов. Дегидрохлориды (золг, диамедин) ингибируют метаболизм полиаминов у кровепаразитов, вызывая их гибель.

Эндэктоциды – это группа препаратов, действующих как на эндо-, так и на эктопаразитов. В основном это авермектины- соединения, относящиеся к макроциклическим лактонам, продуцируемые почвенным микроорганизмом Streptomyces avermitilis.

Авермектины вызывает гибель нематод и членистоногих.

Механизм действия на различных паразитов неодинаков, но общим является влияние их на передачу нервных импульсов между нервными клетками или от нервной клетки к клетке мышечной ткани посредством нейромедиатора – гаммааминомасляной кислоты (ГАМК).

У нематод авермектины стимулируют образование ГАМК нервными окончаниями с усилением свертывания ГАМК с полисимпатическими ГАМК – рецепторами. При этом происходит блокировка передачи нервных импульсов, вызывающих паралич нематод.

У членистоногих (клещи, вши, личинки оводов) авермектины блокируют передачу нервных импульсов между нервным окончанием и клеткой мышечной ткани посредством усиления ГАМК эффекта, нарушая энергетический метаболизм (Волков Ф., Волков К., 1999). Авермектины проникают в организм насекомых кишечным и контактным путем, вызывают паралич и гибель. Положительным моментом является отсутствие устойчивости к ивермектинам.

Кроме разных форм авермектинов используются также их комбинации с фосфорорганическими, хлорорганическими соединениями, пиретроидами, антгельминтиками разных химических групп.

Таким образом, для лечения животных при инвазионных болезнях, из большого разнообразия современных противопаразитарных средств необходимо выбирать подходящие к конкретной ситуации препараты с учетом их целевого использования и механизма действия.

Список литературы

1. Антибиотики, сульфаниламиды и нитрофураны в ветеринарии. М.:

Агропромиздат, 1988. – 220 с.

2. Волков Ф.А., Волков К.Ф. Ивомек: опыт применения в России. – М.:

1999. – 38 с.

3. Кирилловских В.А. Инсектоакарицидные препараты, используемые в ветеринарии и животноводстве (конструирование, стандартизация и производство). – Москва, 1998. – 372 с.

4. Кузьмин А.А. Антгельминтики в ветеринарной медицине. – М.: Аквариум, 2000. – 150 с.

5. Мозгов И.Е. Фармакология. – М.: Агропромиздат, 1985. – С. 306-409.

6. Непоклонов А.А. Химические средства защиты животных. – М.: Россельхозиздат, 1971. – 151 с.

7. Паньшина Т.Н., Сасинович Л.М. Амбулаторный справочник по пестицидам (гигиена, применение и токсикология). Под ред. А.В. Павлова. – Киев, 1986. – С. 286-287.

8. Якубовский М.В., Мясцова Т.Я., Степанова Е.А. Современные препараты для лечения и профилактики паразитарных болезней крупного рогатого скота (рекомендации). Минск, 2004. – 33 с.

Antiparasitic preparations in contemporary parasitology Bespalova N.S.

Voronezh state agrarian university of the name of the emperor of Peter I, Voronezh, Russia.

Resume: work presents the information about the chemical structure, the mechanism of action, the latitude of the therapeutic effect of the contemporary antiparasitic means, razdelenykh on the clinicotherapeutic action on antgelmintiki, the insecticide-acaricides, protivoprotozoynye and endektotsidy.

Keywords: invasion, invasive diseases, anthelmintics, acaricides, insecticides, endektocides, antiprotozoon means.

УДК 595.771(470.324)

О ТРОФИЧЕСКИХ СВЯЗЯХ КОМАРОВ (DIPTERA: CULICIDAE) – ПЕРЕНОСЧИКОВ ВОЗБУДИТЕЛЕЙ

ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

–  –  –

ФГБОУ ВПО Воронежский Государственный Университет.

Воронеж, Россия. Vladislavovna-08@mail.ru Ключевые слова: комары, Culicidae, трофические связи, лихорадка Западного Нила, орнитофилия.

Комары сем. Сulicidae являются векторами в циркуляции ряда природно-очаговых заболеваний, среди которых наибольшую обеспокоенность в Воронежской области вызывают лихорадка Западного Нила, туляремия и дирофиляриоз. Значительную потенциальную опасность в средней полосе России представляют также буньявирусные инфекции, гемоспоридозы птиц, малярия, переносчиками которых являются комары. Выявление трофических связей кулицид с животными-прокормителями необходимо для раскрытия механизмов существования и изменения очагов трансмиссивных инфекций. Ранее такие исследования на территории Воронежской области не проводились.

Ежегодные стационарные наблюдения по изучению имагинального питания самок комаров были организованы в Усманском бору (Новоусманский район Воронежской области) в окрестностях БУНЦ ВГУ «Веневитиново» в течение 5 сезонов (2010гг.), где ранее исследователями зарегистрировано 27 видов кулицид.

Для выявления видового спектра гематофагов, питающихся на различных хозяевах, были изготовлены ловушки с живой приманкой (голубь, крыса, кролик) (Будаева, Хицова, 2012). Сборы около человека осуществлялись с использованием колокола Березанцева. С помощью этих устройств проведено 73 учета и собрано около 1400 экземпляров комаров. Ежегодно наблюдения проводились в июне-июне, что определяет отсутствие в сборах ранневесенних видов кулицид.

Наименьшее число видов комаров (3 вида) зарегистрировано при нападении на крысу (табл. 1).

–  –  –

При использовании в ловушке в качестве приманки голубя, поймано 5 видов комаров. На кролике было выявлено 11 видов комаров. Абсолютным доминантом в нападении на всех животных являлись насекомые вида Aedes cinereus Meigen, 1818. При сборе кровососущих двукрылых около человека в Усманском бору поймано 16 видов комаров, из них наиболее многочисленными были представители видов Coquillettidia richiardii (Ficalbi, 1889), Aedes cinereus и Aedimorphus vexans (Meigen, 1830).

Таким образом, абсолютным доминантом при нападении на различных прокормителей являлся вид Aedes cinereus, вместе с которым в сборах могут преобладать Culex pipiens Linnaeus, 1758, Coquillettidia richiardii, Aedes vexans и Ochlerotatus cantans (Meigen, 1818), что определяет высокое потенциальное эпидемиологическое значение этих видов в циркуляции трансмиссивных заболеваний между человеком, млекопитающими и птицами.

Среди таких инфекций, передаваемых комарами в Воронежской области, наибольшую обеспокоенность в настоящее время вызывает арбовирусная лихорадка Западного Нила, переносчиками которой являются комары, иксодовые и аргасовые клещи, а резервуаром инфекции – птицы и грызуны.

Считается, что заболеваемость лихорадкой Западного Нила стала регистрироваться в 2010 г в связи с внедрением современных методов диагностики (Государственный доклад…, 2014, 2015). Однако низкий популяционный иммунитет к данной инфекции у населения Воронежской области свидетельствует о редкости контакта с ЛЗН и, следовательно, о начальном этапе формирования очага этого заболевания на территории области.

При этом в Воронежской области при лабораторном исследовании биологических проб животных антиген вируса Западного Нила выявлен лишь четыре раза: в 2 пробах клещей, в одной пробе комара и одной пробе мелких млекопитающих (Государственный доклад…, 2014).

Обнаружение вируса в комарах является необходимым, но недостаточным условием, чтобы отнести этот вид к числу потенциальных переносчиков. Очень важным является степень орнитофилии кровососущих комаров, так как основным резервуаром в

–  –  –

Список литературы:

1. Афанасьева Е. Е. Лихорадка Западного Нила на Юге России: современные эпидемиологические проявления и совершенствование методов выявления возбудителя. Е. Афанасьева. 2010. – 24 с.

2. Будаева И.А. К таксономическому составу и изученности кровососущих комаров (Diptera, Culitidae) Воронежской области / И.А. Будаева, А.С. Колупаев, Е.Ю. Вислевская, А.В. Болгова // В сборнике: Современные проблемы зоологии и паразитологии Материалы VI Международной научной конференции "Чтения памяти профессора И. И. Барабаш-Никифорова"

– Воронеж, 2014. С. 21-28.

3. Будаева И. А. Методы изучения экологии кровососущих двукрылых.

Часть 1. / И.

А. Будаева, Л.Н. Хицова. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2012. – 56 с.

4. Будаева И. А. О проблеме лихорадки Западного Нила и ее переносчиках на территории Воронежской области / И. А. Будаева, А. В. Болгова // Актуальные вопросы экологии: материалы 8-й Межрегион. науч.-практ.

конф., (Воронеж, 24 мая 2012 г.). – Воронеж, 2012. – С. 311-313.

5. Государственный доклад «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Воронежской области в 2014 году»

Воронеж: УФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Воронежской области, 2015. – 233 с.

6. Государственный доклад «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Воронежской области в 2013 году» – Воронеж: УФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Воронежской области, 2014. – 225 с.

7. Федорова М.В. Комары (Diptera, Culicidae) – переносчики вируса лихорадки Западного Нила на территории России / М.В. Федорова // ПестМенеджмент. – 2007. № 1. – С. 11-15.

8. Львов Д.К. Вирусные (арбовирусные) инфекции с трансмиссивной передачей / Д.К. Львов, Л.В. Колобухина // Труды Института полиомиелита и вирусных энцефалитов имени М.П. Чумакова РАМН. Медицинская вирусология. – 2008. – С. 493.

Trophic relations of mosquitoes (Diptera: Culicidae) - carriers of pathogens of natural focal diseases in the Voronezh region.

Bolgova A.V., Budaeva I.A., Gaponov S.P.

Voronezh State University, Voronezh, Russia The paper discusses the results of the study of the fauna and ecology (trophic relationships) of Culicidae mosquitoes in the Voronezh region on the basis of authors own field collection and analysis of literary material.

Among transmissible diseases occurring in the Voronezh region, which are spread by mosquitoes, West Nile Virus (WNV) is the greatest concern at the moment. Reported cases of ornithophily of 5 species of mosquitoes in the Voronezh region reveal some possible mechanisms of the circulation of West Nile virus between birds and humans.

Keywords: mosquitoes, Culicidae, trophic relations, West Nile virus, ornithophily.

УДК 595.77 (470.324)

КРОВОСОСУЩИЕ ДВУКРЫЛЫЕ НАСЕКОМЫЕ

ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ: МЕДИЦИНСКИЕ

И ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ

–  –  –

Воронежский государственный университет, г. Воронеж, Россия.

irbudaeva@yandex.ru Ключевые слова: кровососущие двукрылые, комары, мошки, мокрецы, слепни, медицинское значение, симулиотоксикоз, арбовирусные инфекции, трансмиссивные заболевания, бактериальные инфекции, протозоозы, филяриатозы.

Кровососущие двукрылые насекомые комплекса «гнус», включающего семейства Тabanidae – слепни, Culicidae – комары, Simuliidae – мошки и Ceratopogonidae – мокрецы часто становились объектом исследования энтомологов и паразитологов Воронежской области вследствие их исключительного весомого медицинского и эпидемиологического значения (Г.А. Кожевников, К.К. Сент-Илер, К.В. Скуфьин, Г.И. Ермолаев, Е.А. Марчукова, В.И. Камолов, Р.В. Колычева и др.). Большая часть этих работ фаунистического и экологического плана была издана в 50-70-е годы ХХ века.

Изменения видового состава доминирующих видов гнуса, смещение сроков и интенсивности массового лета и его общей продолжительности под влиянием климатических и антропогенных факторов в Центрально-Черноземном регионе в настоящее время инициировали новый виток исследований кровососущих насекомых.

Как показывают наблюдения, реализуются процессы становления совершенно новых паразитарных систем, инфекционные и инвазионные агенты которых ранее были «экзотическими»

для средней полосы европейской России. Расширяются географически и становятся более напряженными очаги трансмиссивных заболеваний, изменяются структура и механизмы саморегуляции этих систем, функционирующих, в том числе при участии кровососущих двукрылых насекомых.

Кровососущие комары в Воронежской области представлены 34 видами, относящимися к 8 родам: Anopheles, Aedes, Aedimorphus, Dahliana, Ochlerotatus, Culex, Culiseta и Coquillettidia.

Наиболее многочисленны комары рода Ochlerotatus. Выявлено 3 вида малярийных комаров р. Anopheles (Будаева и др., 2014).

Фауна кровососущих мокрецов включает 20 видов рода Culicoides (Кадастр…, 2005). Список мошек сем. Simuliidae составляют 24 вида из 12 родов: Argentisimulium, Boophthora, Byssodon, Cnephia, Cnetha, Eusimulium, Greniera, Nevermannia, Odagmia,

Schoеnbaueria, Simulium и Wilhelmia (Будаева, 2010). В Воронежской области обитают 27 видов слепней, относящихся к 6 родам:

Atylotus, Chrysops, Haematopota, Heptatoma, Hybomitra и Tabanus (Скуфьин, 1998).

Следует отметить, что природно-климатические условия юга Европейской части России определяют более низкую активность гнуса, чем в центральных и северных регионах, а это напрямую связано с доступностью и количеством мест развития гидрофильных личинок двукрылых насекомых. Территория Воронежской области характеризуется неустойчивым увлажнением, слабой развитостью речной сети и нестабильностью водного стока, вследствие чего сезонные подъемы численности насекомыхгематофагов непродолжительны, интенсивность нападения может сильно различаться по годам, крупные вспышки численности кровососущих двукрылых в лесостепной зоне имеют неравномерно-циклический характер. Тем не менее, отрицательные последствия массовых нападений гнуса в регионе могут быть значительны из-за развитого животноводства и высокой плотности населения.

Продолжительность нападения кровососущих двукрылых в Воронежской области составляет около семи месяцев: с конца марта до первой половины апреля. Сезонный пик численности нападающих мошек и комаров и мокрецов наблюдается с II декады мая по II декаду июня, слепней – с II декады июня по II декаду июля.

Массовое размножение мошек сем. Simuliidae сопровождается тяжелыми последствиями для человека и животных, что нами отмечалось неоднократно (Хицова и др., 1981, Хицова, Будаева, 2006, Будаева и др., 2015): в частности, случаи тяжелого симулиотоксикоза среди домашних животных и падежа скота выявлены в 1953, 1979, 2005 и 2013 годах. Так, в 2013 году наблюдалось необычайно массовое развитие кровососущих двукрылых насекомых: мошек и комаров (Будаева и др., 2015). в связи с благоприятным сочетанием ряда природных факторов. Жалобы на массовое нападение комаров и мошек от местных жителей поступали из 9 районов области. Массовое развитие мошек было приурочено к поймам рек Дон, Хопер, Савала, Ворона, Битюг, Икорец и Осередь. Наиболее пострадало население городов Павловск и Верхний Мамон, обращавшиеся с признаками симулиотоксикоза в медицинские пункты. В крестьянско-фермерских хозяйствах смертельных случаев среди сельскохозяйственных животных отмечено не было. Однако в частных владениях указанных населенных пунктов отмечена гибель домашней птицы: утят, кур; зарегистрировано несколько случаев гибели овец, коз и телят.

Общеизвестно, что медицинское значение кровососущих двукрылых определяется повреждениями кожных покровов, токсико-аллергическими реакциями со стороны организма хозяина и прямыми потерями крови. Кроме того, назойливое поведение гнуса, не только приводит к затруднению проведения различных видов работ и отдыха у человека, но и провоцирует состояние возбуждения крупного рогатого скота и лошадей, затрудняет их выпас, нападающие кровососы (например, мошки (сем.

Simuliidae) способны забивать дыхательные пути животных и приводить к удушению. Все перечисленные явления отмечались во время массового лета кровососущих двукрылых в ряде районов Воронежской области.

Более болезненными и повреждающими кожные покровы являются уколы слепней и мошек, имеющих колюще-режущий ротовой аппарат. Наибольшей токсичностью обладает слюна мошек, вызывающая симулиотоксикоз. Возможен падеж крупного и мелкого рогатого скота, домашней птицы, абортирование стельных самок. У человека симулиотоксикоз проявляется в виде сильных местных аллергических реакций, геморрагических явлений, лихорадки, и даже обмороков (Будаева, Хицова, 2011).

Эпидемиологическая ситуация по природно-очаговым инфекциям в Воронежской области является неблагополучной (Государственный доклад…, 2015). Значительная доля этих заболеваний являются облигатно и факультативно трансмиссивными, циркулирующими, в том числе при участии кровососущих двукрылых.

Среди трансмиссивных заболеваний наибольшую озабоченность во всем мире и в Европейской части России вызывают арбовирусные заболевания, что определяется их высоким эволюционным потенциалом, способностью вызывать эпидемии и недостаточной изученностью механизмов циркуляции. Так, одной из наиболее актуальных проблем здравоохранения Воронежской области является напряженная эпидемиологическая обстановка по лихорадке Западного Нила. Заболевание впервые было выявлено в области в 2010 году благодаря применению современных методов диагностики и регистрируется ежегодно, что может свидетельствовать о процессе формирования стойких очагов ЛЗН. Комары сем. Culicidae являются основными переносчиками возбудителя лихорадки Западного Нила в антропогенных и природных биоценозах Воронежской области, что подтверждено выделением антигена вируса из комаров (Государственный доклад…, 2015).

Циркуляция других арбовирусов в регионе остается полностью неисследованной. При этом для Европейской части России и соседних территорий доказана важная роль кровососущих комаров в переносе таких арбовирусов как Синдбис, Инко, Тягиня, Батаи и др. (Львов, 2013).

Серьезную потенциальную опасность для животноводческих комплексов региона представляет вирус блютанга и возбудителя эмерджентной болезни Шмалленберга, циркулирующих при участии мокрецов сем. Ceratopogonidae и вируса лейкоза крупного рогатого скота, переносчиком которого могут быть слепни (Львов, 2013). Беспрецедентное распространение и эпизоотические вспышки этих вирусных заболеваний в Европе обусловливают необходимость сохранения усиленных мер погранично-ветеринарного контроля при закупке живого поголовья мелкого и крупного рогатого скота и изучения механизмов взаимодействия вирусов, переносчиков и позвоночных-хозяев.

По своим климатическим факторам, численности популяций переносчиков малярии Воронежская область относится к территориям, где высока вероятность местной передачи трехдневной малярии, заболевание которой за последние 13 лет (1996-2013 гг.) на территории Воронежской области регистрировалась ежегодно, за исключением 2013 года, все случаи завозные (Государственный доклад…, 2015). Однако поскольку больше половины случаев вызвано паразитированием Plasmodium vivax, возможно появление местных эпизодов, вторичных от завозных штаммов.

Представители всех семейств комплекса гнус являются доказанными переносчиками возбудителя туляремии, мошки слепни могут передавать при кровососании возбудителя сибирской язвы.

Обитающие в области виды комаров, мошек и мокрецов могут быть переносчиками гемоспоридозов птиц, что подтверждено отечественными и зарубежными исследованиями (Балашов, 2009). Однако в регионе этот вопрос не изучен.

Неизвестны механизмы циркуляции в нашей области возбудителей таких трансмиссивных филяриатозов как сетариоз и онхоцеркоз. Вместе с тем, активно и результативно изучаются гельминтозы этой группы: дирофиляриоз (Золотых, Беспалова,

2015) и парафиляриоз (Григорьев, 2012).

Таким образом, на сегодняшний день в фауне кровососущих двукрылых Воронежской области насчитывается 105 видов, наиболее существенная доля приходится на комаров (32% от общего числа видов комплекса гнуса), а также слепней (25%) и мошек (22%).

Сопоставляя оригинальные данные (результаты собственных многолетних исследований) с имеющимися опубликованными по Воронежской области сведениями за более чем полувековой период, отмечаем достаточно заметные изменения параметров экологии и фауны кровососущих двукрылых. Считаем, что эти изменения вызваны не только действием антропогенного фактора, но и природных трансформаций.

В связи с вышесказанным, несомненно актуальны такие проблемы изучения гематофагов, как непосредственное воздействие на человека и животных вследствие актов кровососания, выявление механизмов становления и развития в пространственно-временном аспекте паразитарных систем, в которых кровососущие двукрылые выполняют роль специфических или механических переносчиков возбудителей заболеваний разного уровня организации (от арбовирусов до гельминтов).

Список литературы

1. Балашов Ю.С. Паразитизм клещей и насекомых на наземных позвоночных / Ю.С. Балашов. – Санкт-Петербург: Наука, 2009. – 356 с.

2. Будаева И.А. Фауна мошек (Diptera, Simuliidae) Воронежской области / И.А. Будаева, Л.Н. Хицова // Современные проблемы зоологии позвоночных и паразитологии: материалы II Междунар. науч. конф., г. Воронеж, 11-13 марта 2010 г. – Воронеж, 2010. – С. 55-81.

3. Будаева И.А. К таксономическому составу и изученности кровососущих комаров (Diptera, Culicidae) Воронежской области / И.А. Будаева, А.С. Колупаев, Е.Ю. Вислевская, А.В. Болгова // Современные проблемы зоологии и паразитологии: материалы VI Междун. научн. конф. г. Воронеж, 25 марта 2014 г. – Воронеж, 2014. – С. 21-28.

4. Будаева И.А. О массовом нападении насекомых комплекса гнуса в Воронежской области в 2013 году / И.А. Будаева, С.А. Колупаев, Ю.И. Стёпкин, Д.А. Квасов, Е.П. Герик, Т.И. Попова // Вестник Воронежского государственного университета. – 2015. Вып. 4. – С. 51-55.

5. Будаева И.А. Симулиотоксикоз в Воронежской области (пути прогнозирования и профилактики) / И.А. Будаева, Л.Н. Хицова // Современные проблемы общей и прикладной паразитологии: материалы 5 научнопрактической паразитологической конференции памяти профессора В.А. Ромашова. Воронеж: Артефакт, 2011. – С. 11-17.

6. Хицова Л.Н. О массовом размножении мошек (Diptera, Simuliidae) и его последствиях в Воронежской области / Л.Н. Хицова, В.И. Камолов, В.И. Беляев // Мед. паразитол. и паразитарн. болезни. – 1981. – № 2. – С. 82-83.

7. Хицова Л.Н., Новые данные о массовом размножении мошек (Diptera, Simuliidae) в Воронежской области / Л.Н. Хицова, И.А. Будаева // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. – 2006. – № 1. – С. 39-40.

8. Государственный доклад «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Воронежской области в 2014 году» – Воронеж: УФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Воронежской области, 2015 – 225 с.

9. Григорьев Ю.Е. Распространение парафиляриоза крупного рогатого скота в Воронежской области / Ю.Е. Григорьев // Российский паразитологический журнал. – 2012. № 2. – С. 55-57.

10. Золотых Т.А. Дирофиляриоз собак в Воронеже и Воронежской области / Т.А. Золотых, Н.С. Беспалова // Российский паразитологический журнал. 2015. № 2 (2). С. 38-42.

11. Кадастр беспозвоночных животных Воронежской области – Воронеж : Воронеж. гос. ун-т: ЭкоДон, 2005. – 825 с.

12. Львов Д.К. Вирусы и вирусные инфекции человека и животных / Д.К. Львов. – М.: МИА, 2013. – 736 с.

13. Скуфьин К.В. Фаунистические комплексы слепней (Diptera, Tabanidae) Центрального Черноземья / К.В. Скуфьин // Состояние и проблемы экосистем Среднего Подонья: Тр. биол. учеб.-науч. центра Воронеж. гос.

ун-та Веневитиново. – 1998. Вып. XII. – С. 79-84.

Blood-sucking dipterans insects in Voronezh region: medical and epidemiological aspects of the problem Budaeva I.A., Khitsova L.N.

Voronezh State University, Voronezh, Russia Keywords: bloodsucking dipterans, mosquitoes, blackflies, biting midges, horseflies, medical significance, simuliotoksikozis, arbovirus infections, vector-borne diseases, bacterial infections, filariasis Medical and epidemiological significance of bloodsucking Diptera discussed in relation with the emergence of new parasitic systems in Voronezh region.

УДК 619:616.993:636.2

МОЖЕТ ЛИ ФОРМА КАПСУЛ СЛУЖИТЬ

ДИАГНОСТИЧЕСКИМ ПРИЗНАКОМ

ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВИДОВ ТРИХИНЕЛЛ?

Вагин Н.А.

НИИ паразитологии Курского государственного университета.

Курск, Россия. vaginnikolaj@yandex.ru Ключевые слова: виды трихинелл, форма капсул, Trichinella spiralis, Trichinella native.

В литературе имеются противоречивые данные о причинах наличия различной формы капсул у мышечных трихинелл. Одни ученые приводят данные показывающие, что форма капсул зависит главным образом от вида хозяина, а не от вида трихинелл. По их данным форма капсул также зависит от толщины мышечного волокна, размера и формы мышечного среза, в котором находятся личинки трихинелл (Твердохлебова и др., 2006).

По данным Л.А. Букиной наиболее круглые капсулы вокруг личинок Trichinella nativa выявлены у одичавшей домашней кошки, песца клеточного содержания и дикого песца. У других изученных автором видов животных (бродячая собака, волк, рысь, куница, норка, лисица), капсулы имеют более вытянутую форму.

Букина Л.А. делает вывод, что морфологическая изменчивость формы капсулы обусловлена видом хозяина, то есть является результатом гостальной специализации трихинелл (Букина, 2015).

По данным В.А. Бритова конфигурация и размер капсул вокруг личинок Trichinella nativa у разных видов животных варьирует, однако, они более округлые, чем вокруг Trichinella spiralis.

Автор приходит к выводу, что морфологическая изменчивость капсул трихинелл зависит главным образом от вида трихинелл и в гораздо меньшей степени от вида хозяина (Бритов, 1982). По данным Н.А. Куликовой различия морфометрических показателей капсул зависят от штамма трихинелл (Куликова, 1992).

Мы проводили анализ форм капсул личинок трихинелл при изучении мышечного материала от диких и синантропных животных из разных районов Курской области.

В ходе исследований было установлено, что форма капсул в разных группах мышц и в одной мышце у разных видов животных менялась. Даже в одной мышце у одной и той же особи встречались овальные и шаровидные капсулы, а в другой – лимонообразные. Например, в диафрагме норки американской (в разных срезах) нам встретились овальные и шаровидные капсулы, а в межреберных мышцах лимонообразные.

Полученные в процессе исследований данные позволяют утверждать, что форма капсул не может служить диагностическим признаком для определения видов трихинелл.

Как показали исследования, форма капсул зависит не только от вида хозяина, но и от толщины мышечного волокна (вида мышц).

Форма капсул зависит от силы сдавливания среза между стеклами компрессория, толщины и расположения мышечного среза в компрессории (по ходу или против хода мышечных волокон). Особенно это характерно для «молодой» инвазии, когда капсулы имеют тонкую стенку. С увеличением давности заражения внутренний слой капсул утолщается, капсулы приобретают более округлую форму и менее подвержены деформации под компрессорием.

Список литературы

1. Бритов В.А. Возбудители трихинеллеза / В.А. Бритов. – Москва: Наука, 1982. – 271 с.

2. Букина Л.А. Трихинеллез в прибрежных районах Чукотского полуострова, распространение, меры профилактики: Дис. … док. биол. наук / Л.А. Букина – Киров, 2015. – 298 с.

3. Куликова Н.А. Морфометрические показатели капсул трихинелл в мышцах животных Западного Подолья / Н.А. Куликова // Материалы докл.

шестой науч. конф. по проблеме трихинеллез человека и животных. – М., 1992. – С. 103 – 105.

4. Трихинеллез на Северном Кавказе / Т.И. Твердохлебова [и др.]. – Ростов-на-Дону : ЗАО «Книга», 2006. – 256 с.

Can the capsule shape be the diagnostic tool for Trichinella species?

Vagin N.A.

Scientific Research Institute of Parasitology, Kursk State University, Kursk, Russia.

Data about causes of different shape of capsule of Trichinella larvae are described. Our results show that the capsule shape of Trichinella species cannot be the diagnostic tool for identification Trichinella species and it depends from other different factors.

Key words: Trichinella species, shape of capsule, Trichinella spiralis, Trichinella nativa УДК 595.121:599

ФАУНА ЦЕСТОД МЛЕКОПИТАЮЩИХ

ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО

ЗАПОВЕДНИКА: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Власов Е.А.1, Кривопалов А.В.2 НИИ паразитологии Курского государственного университета, Курск, Россия. egorvlassoff@gmail.com Институт систематики и экологии животных Сибирского отделения РАН, Новосибирск, РФ Ключевые слова: цестоды, млекопитающие.

Изучение цестод имеет важное научное и практическое значение, поскольку это одна из самых распространенных групп паразитических организмов млекопитающих, многие виды которых могут вызывать болезни человека и домашних животных.

С 2012 г. в Центрально-Черноземном заповеднике (ЦЧЗ) проводятся паразитологические исследования млекопитающих. К настоящему времени охвачен 21 вид, принадлежащий пяти отрядам:

Грызуны, Насекомоядные, Рукокрылые, Парнокопытные, Хищные.

Зарегистрировано 23 вида цестод, относящихся к 6 семействам отряда Cyclophyllidea: Anoplocephalidae, Catenotaeniidae, Hymenolepididae, Dilepididae, Paruterinidae, Taeniidae. Выявлено, что наибольшим видовым богатством характеризуется семейство Hymenolepididae, нами зарегистрированы представители девяти родов этого семейства (Erinaceolepis, Microsomacanthus, Ditestolepis, Hymenolepis, Neoskrjabinolepis, Nomadolepis, Pseudobothrialepis, Rodentolepis, Staphylocystis). Это семейство объединяет виды грызунов, насекомоядных и рукокрылых, первые две группы которых являются наиболее представительными по видовому разнообразию и численности млекопитающими в ЦЧЗ.

Однако обнаруженные виды не исчерпывают всего потенциального разнообразия цестод паразитирующих у млекопитающих ЦЧЗ, поэтому целесообразно продолжить инвентаризацию фауны паразитических червей. Таким образом, перспективно исследовать как многочисленные, ранее исследованные на территории ЦЧЗ виды млекопитающих (для уточнения списка редких видов гельминтов), так и малоизученные многочисленные и редкие виды, включая реинтродуцированного байбака.

Cestode fauna of mammals from Central Chernozem State Nature Reserve: progress and perspectives.

Vlasov E.A.1, Krivopalov A.V.2 Research Institute of Parasitology, Kursk State University, Kursk, Russia 2Institute of Systematics and Ecology of Animals, Siberian Branch Russian Academy of Sciences, Novosibirsk, Russia 21 species of mammals from rodents, insectivores, bats, artiodactyls and carnivores were investigated in Central Chernozem State Nature Reserve since 2012. 23 species of cestodes from 6 families of one order Cyclophyllidea were recorded. Most part of species belongs to family Hymenolepididae. Perspective for further study are both numerous groups of mammals (voles, shrews, carnivores, bats, artiodactyls,) and rare (hamsters, birch mice, brown hare, marmot).

Key words: cestodes, mammals.

УДК 636.611.22

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ

КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА ПАРАЗИТОЗАМИ

В ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

Возгорькова Е.О.1, Беспалова Н.С.1, Семёнова И.Н.2 ФГПОУ ВО Воронежский ГАУ им. императора Петра I.

Воронеж, Россия. lena14022010@mail.ru Управление ветеринарии Воронежской области, Воронеж, Россия Ключевые слова: скотоводство, паразитозы, инфестация, ретроспективный анализ.

Резюме. Проведён ретроспективный анализ ветеринарной отчётности управления ветеринарии Воронежской области и Воронежской областной станции по борьбе с болезнями животных. Результаты ретроспективного анализа проявлений эпизоотического процесса позволят определить основные изменения и направления комплекса мероприятий по профилактике и оздоровлению поголовья крупного рогатого скота от паразитарных заболеваний.

Введение. В последние годы в агропромышленном комплексе нашей страны произошли глубокие социально-экономические преобразования, связанные с переходом к рыночным отношениям, ликвидацией и разукрупнением совхозов и колхозов, созданием ассоциаций сельскохозяйственных товаропроизводителей, акционерных обществ, коллективных предприятий с совместной и долевой формой собственности, сельскохозяйственных кооперативов и крестьянских фермерских хозяйств [4].

Свыше 50% всех доходов в животноводстве получают от скотоводства. Скотоводство является источником получения наиболее полноценных продуктов питания – молока и мяса.

Благодаря особенностям пищеварения (многокамерный желудок) крупный рогатый скот способен эффективно использовать дешевые объемистые растительные корма, продукты переработки сахарной, маслоэкстрактивной и других отраслей промышленности, а также корма, содержащие большое количество клетчатки [1].

Уровень развития агрокомплекса Воронежской области имеет большое значение для экономики региона. Важную роль играет комплексное развитие сельских территорий, поэтому наряду с растениеводством активно развивается животноводство. В 2009 году в Воронежской области была начата работа по созданию принципиально новой отрасли в животноводстве – специализированного мясного скотоводства. В рамках государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы Воронежская область заключила соглашение, в соответствии с которым к 2020 году поголовье местного и помесного скота в области составит 350 тысяч голов. Из-за отсутствия в стране качественной генетики на первоначальном этапе в регион завезли значительное поголовье импортного скота.

Устойчивое развитие скотоводства возможно лишь в условиях его эффективного ведения, когда доходы от реализации продукции превышают издержки. Особое место среди факторов, тормозящих развитие скотоводства, занимают паразитозы: гиподерматоз, фасциолез, диктиокаулез, телязиоз и стронгилятозы желудочно-кишечного тракта, причиняющие огромный экономический ущерб скотоводству из-за значительного снижения мясной и молочной продуктивности, племенной ценности молодняка, резистентности организма и нередко падежа животных.

Известно, что в организме животных редко встречается один вид возбудителя, чаще их несколько и они находятся в сложных взаимоотношениях не только друг с другом, но и с организмом хозяина, что отражается на продуктивности скота [2]. Кроме того, ряд паразитов, окончательными или промежуточными хозяевами которых является крупных рогатый скот, могут вызывать инфестации у человека, что имеет огромное медицинское и социальное значение. Так, например, по данным ряда авторов бовисный цистицеркоз и фасциолёз в России широко распространены и являются важной социально-экономической проблемой [3].

В настоящее время с учётом произошедших преобразований в АПК и изменением эпизоотической ситуации по паразитозам, представляется актуальным проведение ретроспективного анализа распространённости ряда паразитарных болезней крупного рогатого скота в Воронежской области.

Ретроспективный анализ позволяет дать исчерпывающую характеристику эпизоотического процесса в статике (уровень в выбранный отрезок времени) и в динамике за прошедший период. Выявляет причины и ведущие тенденции их действия, которые определяли эпизоотическую ситуацию в прошлом. Эти тенденции носят обычно устойчивый характер, поэтому позволяют экстраполировать полученные данные на последующий период.

Целью нашей работы явился ретроспективный анализ изменений эпизоотической ситуации основных паразитозов крупного рогатого скота на территории Воронежской области.

Материалы и методы. Проведён ретроспективный анализ ветеринарной отчётности управления ветеринарии Воронежской области и Воронежской областной станции по борьбе с болезнями животных. Использована учетно-отчетная документация за период 2005-2014 гг.

Результаты исследования и их обсуждение.

Проведённый нами ретроспективный анализ ветеринарной отчётности свидетельствует о том, что на территории Воронежской области достаточно распространены такие паразитозы крупного рогатого скота, как гиподерматоз, диктиокаулёз, дикроцелиоз, фасциолёз, цистициркоз и эхинококкоз. При этом помимо ветеринарного значения некоторые заболевания являются зоонозными и могут нанести значительный ущерб здоровью людей.

В 2005 году было выявлено 42 неблагополучных пункта по гиподерматозу крупного рогатого скота (КРС), 51 пункт – по диктиокаулёзу, 99 – фасциолёзу, 54 – дикроцелиозу. По результатам предубойного осмотра и ветеринарно-санитарной экспертизы цистицеркоз был обнаружен у 8 туш КРС, эхинококкоз – у 3996. В 2006 году гиподерматоз был зарегистрирован в 29 пунктах на территории Воронежской области, диктиокаулёз – в 54, фасциолёз – в 96, дикроцелиоз – в 67. По данным ветеринарно-санитарной экспертизы в 2006 году цистицеркоз был обнаружен у 34 голов КРС, эхинококкоз – у

4823. В 2007 году было выявлено 20 пунктов неблагополучных по гиподерматозу КРС, 39 пунктов – по диктиокаулёзу, 74 – по фасциолёзу и 39 – по дикроцелиозу. Цистицерки были обнаружены в 21 туше КРС, эхинококковые цисты – в 2785 тушах. При анализе отчётной документации за 2008-2014 гг. было отмечено отсутствие на территории Воронежской области пунктов, неблагополучных по гиподерматозу крупного рогатого скота. Что касается других заболеваний паразитарной этиологии, то в 2008 году ветеринарной службой Воронежской области выявлено 33 пункта неблагополучных по диктиокаулёзу, 56 – по фасциолёзу, 37 – по дикроцелиозу. В 2009 году диктиокаулёз был зарегистрирован в 25 пунктах, фасциолёз – в 52, дикроцелиоз – в 35. По данным ветеринарной отчётности в 2010 году диктиокаулёз был выявлен у животных на территории 27 пунктов сельского хозяйства, фасциолёз – 44, дикроцелиоз – 30. В 2011 году заболевание крупного рогатого скота диктиокаулёзом отмечалось в 24 пунктах на территории Воронежской области, фасциолёзом – в 47, дикроцелиозом – в 38. В ветеринарной документации за 2012 год отмечено отсутствие неблагополучных пунктов по диктиокаулёзу, фасциолёз был зарегистрирован в 53 пунктах, дикроцелиоз

– в 34. Имеются данные по ветеринарно-санитарной экспертизе туш крупного рогатого скота из которых видно, что эхинококкоз был выявлен у 215 голов убойных животных. В 2013 и 2014 годах ветеринарные врачи выявили 1 неблагополучный пункт по диктиокаулёзу КРС, фасциолёз регистрировался соответственно в 9 и 2 пунктах, дикроцелиоз – в 7 и 12. По результатам ветеринарно-санитарной экспертизы было зарегистрировано в 2013 году 6 случаев цистицеркоза и 173 случая эхинококкоза, в 2014 году – 1 и 195 соответственно.

Проведённый анализ отчётной документации свидетельствует о том, что заболеваемость крупного рогатого скота паразитозами на территории Воронежской области имеет неравномерные колебания эпизоотического процесса. При этом отмечается тенденция к оздоровлению животных от таких заболеваний как гиподерматоз и диктиокаулёз. К 2013-14 годам значительно сократилось количество случаев обнаружения эхинококкоза. Однако необходимо проведение дополнительных исследований для выявления причин колебания эпизоотологического процесса, а также для определения видового состава паразитов, поражающих КРС на территории Воронежской области и выявления инфестаций, носящих скрытый характер.

Список литературы

1. Асташов Н.Е. Организация сельскохозяйственного производства. – Воронеж: ФГОУ ВПО: ВГАУ. – 2004. – 296 с.

2. Богданова О.Ю. Основные паразитозы крупного рогатого скота в Ярославской области и меры борьбы с ними/О.Ю. Богданова // Ветеринарная патология, № 3, 2006, С.104-109.

3. Василевич Ф.И. Паразитарные зоонозы / Ф.И. Василевич, В.Н. Шевкопляс // Ветеринария Кубани. – 2012. – № 3. – С.5-11.

4. Солодова И.В. Ретроспективный анализ изменений эпизоотической ситуации по туберкулёзу крупного рогатого скота в Российской Федерации за 1951-2009 гг. / И.В. Солодова автореф. дис….канд. ветеринар. наук:

06.02.02 // Москва. 2011. – 23 с.

The retrospective analysis of incidence of cattle of a parazitozama in the Voronezh region.

Vozgorkova of E.O.1, Bespalova of H.C.1, Semyonova I.N.2 Voronezh state agricultural university of a name of the emperor Peter I, Voronezh, Russia.

Veterinary Department of the Voronezh region, Voronezh, Russia.

Summary. The retrospective analysis of the veterinary reporting of Veterinary Department of the Voronezh region and the Voronezh regional station on fight against diseases of animals is carried out. Results of the retrospective analysis of manifestations of epizootic process will allow to define the main changes and the directions of a complex of actions for prevention and improvement of a number of cattle from parasitic diseases.

Keywords: cattle breeding, parazitosis, infestation, retrospective analysis.

УДК 595.132.6

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ РАСПРОСТРАНЕНИЯ

И ЭПИЗООТОЛОГИИ ТРИХИНЕЛЛЕЗА

В ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Голубова Н.А.

Приднестровский государственный университет, г. Тирасполь, Приднестровье. nonno4ca@rambler.ru Ключевые слова: трихинеллез, хищные млекопитающие, зоонозные заболевания, Trichinella spiralis, Trichinella native.

Одним из наиболее опасных инвазионных заболеваний с давних времен по настоящее время остается зооноз трихинеллез.

У человека в отдельных, особо тяжелых случаях заболевание может приводить к летальному исходу. Трихинеллы адаптированы к очень широкому кругу хозяев, который включает как млекопитающих, так и птиц. По данным многочисленных обзоров, повященных трихинеллезу, заболевание зарегистрировано более чем у 10 млн. человек.

Большая часть Приднестровской Молдавской республики, как и Молдавии, лежит в лесостепной зоне. По данным Министерства сельского хозяйства и природных ресурсов ПМР, среди диких плотоядных фоновым видом здесь является обыкновенная лисица Vulpes vulpes, среди всеядных парнокопытных – кабан Sus srofa, среди грызунов – мыши и крысы, среди насекомоядных – землеройки и ежи. Циркуляция трихинелл в природе осуществляется преимущественно через хищничество и поедание падали. Синантропные очаги трихинеллеза формируются преимущественно в результате заноса инвазии из природных очагов. Заражение домашних животных (свиней, собак, кошек) происходит при поедании ими падали и синантропных грызунов (крыс, мышей), пищевых отходов и продуктов убоя, содержащих личинки трихинелл.

Территория Приднестровской Молдавской республики граничит с Украиной и Молдавией. В обоих этих государствах в последние десятилетия зарегистрированы случае заражения людей трихинеллезом от животных (2005, газета «Полювання та риболовля»). По данным О.Ф. Андрейко (1973) Trichinella spiralis встречалась в Молдавской ССР у лисицы Vulpes vulpes, домашней собаки Canis familiaris, дикого лесного кота Felis sylvestris, домашней кошки Felis catus dom. и лесной куницы Martes martes.

В Украине трихинеллёз остается серьезной и актуальной проблемой, заболеваемость им возросла в 1995 году в 2,5 раза. За период 1995-1999 гг. зарегистрировано 727 случаев заболевания трихинеллезом, три из которых имели летальный исход (infection.in.ua). Заражались люди, в основном, при поедании шашлыков и домашних колбас как от промысловых, так и от домашних животных. К настоящему времени паразиты обнаружены у 7 видов животных: свинья домашняя, собака домашняя, кошка домашняя, серая крыса, мышь домовая, а также европейская норка и нутрия. По данным Ю. Г. Артеменко и др. (2000) на сегодняшний день трихинеллез домашних свиней регистрируют во всех областях Украины: Закарпатской, Львовской, Ровенской, Житомирской, Черниговской, Полтавской и Днепропетровской. Наибольшее число зараженных животных выявляют в Николаевской и Днепропетровской областях (данные Центральной ветеринарной лаборатории Украины). Наиболее стойкий очаг трихинеллеза зарегистрирован в Закарпатской области, где практически 70% исследованных животных, оказались, заражены трихинеллами (Дидык, 2006). Молекулярно-генетические исследования трихинелл, выделенных от домашних свиней, позволили установить, что в синантропных очагах трихинеллеза на территории Украины циркулирует T. spiralis (Акимов и др., 2005). Этот вид трихинелл наиболее часто регистрируют у домашних и синантропных животных, не связанных с природными очагами инвазии, а также людей. Паразиты от диких копытных и хищных млекопитающих в природных очагах инвазии были идентифицированы как T. britovi и T. nativa.

Промысловые животные, добываемые в Приднестровской Молдавской республике, в основном лисица и дикий кабан, а также редко добываемая из-за малоценности меха енотовидная собака могут служить источником распространения трихинеллеза среди домашних животных (кошек, собак, свиней). При неправильной температурной обработке мясо дикого кабана может служить источником возбудителя и для человека. Кроме того, поддерживать природный очаг данного заболевания могут животные, являющиеся хозяевами трихинелл, но которых не добывают охотой в нашей республике в связи с тем, что они являются исчезающими видами. Это горностай, норка, лесной и степной хорек, лесная и каменная куница, дикая лесная кошка, выдра, барсук, а также редко встречающиеся виды – ласка, волк, шакал.

Источником возбудителя этой опасной гельминтозной болезни для самих плотоядных могут также служить мышевидные грызуны как домашние, так и дикие, а также насекомоядные – ежи и землеройки. Перенос инвазионного начала из природных биоценозов в антропогенные осуществляется чаще всего в результате деятельности охотников. После забеловки и снятия шкурки оставшаяся часть тушки может быть скормлена домашним животным (кошка, собака, свинья) или использована в качестве приманки. Это представляет лоймологическую опасность для животных и людей. В Республике Молдова и Украине ситуация неблагоприятна по данной инвазии, а основные вспышки заболевания наблюдаются обычно в период начала сезона охоты.

Трихинеллез является природно-очаговым заболеванием.

Основными носителями и источниками являются дикие животные. Кроме того, доказана транзитная роль беспозвоночных животных (жуки-мертвоеды, жужелицы, личинки мух) в распространении трихинеллеза. Они участвуют в утилизации павших от этой инвазии животных, сами являясь добычей для насекомоядных, которых впоследствии поедают хищники. Сами хищные животные также могут поедать насекомых, особенно в весеннелетний период.

Внутриутробная передача трихинелл отрицается в настоящее время, однако отдельные авторы указывают на такой способ заражения хищников (Ромашов и др., 1996).

Согласно современным представлениям, возбудители трихинеллеза представлены комплексом близких в морфологическом отношении видов. Trichinella spiralis – наиболее часто встречающийся вид у большинства млекопитающих. Некоторые ученые выделяют несколько видов этого возбудителя: T. spiralis var. spiralis, T. spiralis var. nativa (наиболее устойчива к заморозке) и T. spiralis var. nelsoni (малопатогенна для человека). Также выявляют Т. murrelli и Т. britovi, которые, как и T. spiralis, инкапсулируется в пораженной ими мышечной ткани. Среди трихинелл, не образующих капсулы в мышечной ткани, выделяют Т. papuae и Т. zimbabwensis, которые инвазируют мышцы крокодилов и других холоднокровных, а также Т. pseudospiralis в качестве классического вида, который поражает низших млекопитающих и птиц (Pozio, 2005).

В то время, когда проводились достаточно серьезные исследования по изучению данного гельминта на территории Молдавии (Андрейко, 1973), частью которой являлось Приднестровье, не было данных о наличии такого широкого спектра возбудителей трихинеллеза.

В настоящее время, некоторые авторы указывают на агрегированный (перерассеянный) характер распределения личинок. У человека и свиней личинки чаще всего поражают такие мышцы как ножки диафрагмы, межреберные мышцы, язык и жевательные мышцы. У плотоядных животных личинки наиболее часто локализуются в мышцах грудной и тазовой конечностей (Б.В. Ромашов, В.В. Василенко, М.В. Рогов, 2006). Таким образом, фактор гостальности имеет практическую значимость при отборе проб мышц от определенных хозяев.

По данным ветеринарно-санитарных служб рынков и санитарно-эпидемиологической службы Приднестровской Молдавской республики трихинелл в мясе домашних свиней, реализуемых на рынках, не обнаружено. Важно учитывать, что мясо домашних свиней не всегда реализуется на рынках. Следовательно, при частном убое и продаже мяса без исследования его специалистом нельзя говорить об отсутствии трихинелл даже у свиней, поскольку они могли контактировать с дикими и синантропными животными. Кроме того, систематического специального мониторинга за дикими плотоядными по этой проблеме в Приднестровье не ведется, данные о природных очагах трихинеллеза отсутствуют.

Последний зарегистрированный случай трихинеллеза был зарегистрирован в г. Тирасполь в 1987 году у домашней свиньи.

Несмотря на то, что на данный момент не регистрируется данная инвазия, важно контролировать ситуацию. Необходимо помнить, что инкапсулированные личинки могут длительное время при низкой интенсивности инвазии находиться в поперечнополосатой мускулатуре у животных до их естественной гибели. В современных условиях актуально исследовать не только мясо на рынках, но и мониторить ситуацию по диким животным, которые могут мигрировать с сопредельных территорий, неблагополучных по трихинеллезу. Они могут стать источником этого зооноза в Приднестровской Молдавской Республике. В этой связи является актуальным исследования, направленные на изучение современной эпизоотической ситуации и возможности распространения трихинеллеза на территории Приднестровья.

Список литературы

1. Акимов И. А., Дидык Ю. М., Пастусяк К., Цабай В. Молекулярная идентификация изолятов трихинелл хищных животных Украины // Вестн.

зоологии. – 2005. – № 19, ч. 1. – С. 24-25.

2. Андрейко О.Ф. Паразиты млекопитающих Молдавии. Кишинев:

Штиинца, 1973.

3. Артеменко Ю.Г., Артеменко Л.П. К вопросу о восприимчивости различных видов животных к синантропной и природной популяции трихинелл. // Мед. паразитол. 1997. – №1. – С. 19-22.

4. Дидык Ю. М. Эпизоотологические особенности трихинеллеза диких животных в Украине // Проблеми зооінженерії та ветеринарної медицини.

– 2006. – № 13 (38). – С. 57-60.

5. Ромашов Б.В., Василенко В.В., Рогов М.В. Трихинеллез в центральном Черноземье (воронежская область): экология и биология трихинелл, эпизоотология, профилактика и мониторинг трихинеллеза – Воронежский государственный университет, 2006. – 181 с.

6. Akimov I. A., Didyk J. M. Trichinellosis of wild mammals in northwest Ukraine // XI Intern. Conference on Trichinellosis (8–12 August, 2004). – San Diego, California, 2004. – P. 59.

Retrospective analysis and dissemination of еpidemiology trichinellesa in Pridnestrovie.

Golubova N.A.

Pridnestrovian State University, Tiraspol, Pridne-niestria.

nonno4ca@rambler.ru Key words: trichinosis, carnivorous mammals of zoonoticdisease, Trichinella spiralis, Trichinella native.

УДК 619:616.995.1-036.2:636.7/.9(470-25)

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ЛЕЧЕНИЯ

И ДИАГНОСТИКИ РЕДКО ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ

НА ТЕРРИТОРИИ МОСКОВСКОГО РЕГИОНА

ГЕЛЬМИНТОЗОВ МЕЛКИХ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

–  –  –

ФГБОУ ВО МГАВМиБ-МВА имени К.И. Скрябина, Москва, Россия. o.davydova66@mail.ru Ключевые слова: гельминтозы, лечение, диагностика, кошки, собаки, Московский регион.

Известно, что среди гельминтов кошек и собак, встречающихся повсеместно, имеется ряд видов с региональным распространением (характерных, например, только для южных, восточных регионов и т.п.). Однако в последнее время участились случаи регистрации таких гельминтозов в нехарактерных для их обычного распространения местностях. Условно их можно разделить на 2 группы: «завозные» случаи, связанные с перемещением животных из других областей, и «местные» – когда гельминтоз стал периодически регистрироваться, или же выявляется редко в связи с малой частотой встречаемости. Такие случаи представляют трудности для практических ветеринарных врачей в плане постановки окончательного диагноза, оценки роли гельминта в развитии той или иной патологии, а также лечения, сведения о котором зачастую в доступной литературе отсутствуют, или имеют приблизительный и противоречивый характер. К тому же, часто диагноз в этих случаях устанавливается случайно, при других исследованиях. Возможно, что некоторые гельминтозы, считаемые редкими, встречаются чаще, чем диагностируются.

Целью настоящей работы явился анализ таких клинических случаев на территории г. Москвы и Московской области.

1. Пелодероз собак. Возбудитель – личинка свободноживущей почвенной нематоды из подотряда Rhabditata – Pelodera strongyloides. При возникновении пелодероза имеет место случайное паразитирование личинки, попадающей из верхних слоев почвы, скоплений гниющих остатков растительного происхождения, через поврежденную кожу (эскориации, мацерированные участки и т.п.), через некоторое время личинка погибает. Часто животное или человек становится временным (случайным) хозяином пелодер – зарегистрированы поражения у собак, лошадей, овец, человека [6]. Однако, несмотря на временный характер паразитирования, личинки вызывают выраженные клинические проявления, характеризуемые продолжительным сильным зудом, эскориациями, механическими кожными повреждениями от расчесов, в последствии, часто – лихенизацией. Наблюдается угнетение, отказ от корма. В месте внедрения личинок развивается аллергический дерматит, с формированием гиперемии и пустул, в местах контакта с почвой, контаминированнолй пелодерами [6].

Обычно он регистрируется в южных регионах, в т.ч. в Европе [6], на территории России редок. Нами отмечены 2 случая пелодероза собак в Ногинском районе Московской области, при этом у одной собаки возникла реинвазия в летний период на следующий год. Обе собаки (метис, 3 года; алабай, 1,5 года) содержаться на индивидуальных участках коттеджных поселков. Первичный диагноз - «саркоптоз», однако при исследовании глубоких соскобов кожи с мест поражения по методу Приселковой был установлен окончательный диагноз – пелодероз, по наличию большого числа подвижных крупных личинок в эпидермальном слое. Дифференциальный диагноз: в отличие от унцинариозного дерматита, регистрируемого достаточно часто, при перкутанном проникновении личинок унцинарий, дерматит носит выраженный и продолжительный характер (до обращения – у наблюдаемых собак не менее 1 недели, с прогрессией симтпоматики); при микроскопическом исследовании – у личинки P. strongyloides имеется пищевод рабдитовидного типа, нехарактерный для личинки Uncinaria stenocephala или Ancylostoma caninum. Для лечения пелодероза применяли комплексный подход, заключающийся в местном применении инсектоакарицидного средства Ивермек-гель, содержащего, кроме этиотропного действующего вещества (д.в.) – ивермектина, также противовоспалительные (пантенол) и обезболивающие (лидокаин) компоненты – 1 раз в день, а также перорального применения 1%-го раствора препарата Дектомакс (д.в. – дорамектин), в дозе 0,06 мл/кг живой массы, с разведением водой (применялся ежедневно, в течение 2 недель). Уже в течение первых нескольких суток лечения наблюдалось улучшение состояния, ослабление зуда, нормализация аппетита. При повторном приеме через 2 недели было заметно заживление поврежденного кожного покрова, однако восстановление его происходило достаточно медленно.

2. Капилляриоз мочевого пузыря. Возбудители капилляриоза мочевого пузыря – нематоды Capillaria plica (у псовых) и Capillaria feliscati (у кошачьих), относящиеся к подотряду Trichocephalata, семейству Capillariidae [3,7]. В природе эта инвазия псовых и мелких кошачьих распространена весьма широко [6], чему немало способствует мечение плотоядными территории мочой. Половозрелые нематоды локализуются в полости мочевого пузыря, иногда в уретре и почечной лоханке дефинитивных хозяев, личинки – в полости тела дождевых червей – промежуточных (по некоторым данным – резервуарных) хозяев. В большинстве случаев капилляриоз протекает бессимптомно, однако при высокой интенсивности инвазии (ИИ) вызывает сильное катаральногеморрагическое воспаление и отек слизистой оболочки мочевого пузыря с десквамацией эпителия и разрывом кровеносных сосудов, обтурацию уретры; возможны вторичные бактериальные инфекции [3,6,7], мочеиспускание – частое и болезненное. Заражение животных происходит при поедании или раздавливании дождевых червей. Нами отмечено в последнее время 2 случая капилляриоза мочевого пузыря – в Ленинском районе Московской области (г. Видное) и в г. Москве (собака в летний период года постоянно находится за городом). У животных (собака, пекинес, самка, 9 лет и кошка, беспородная, самка стерилизованная, 10 лет) наблюдались болезненность и затруднение мочеиспускания, частые эпизоду макрогематурии, ухудшение общего состояния, снижение аппетита; повышение уровня сывороточных аминотрансфераз, билирубина, амилазы. В течение 2 мес. проводилось лечение по поводу хронического цистита, дающее лишь временное улучшение. В данных случаях имела место «случайная» диагностика: обнаружение яиц капиллярий при очередном микроскопическом исследовании осадка мочи (собака) и выделение 1 экземпляра гельминта из уретры во время мочеиспускания (кошка). Обнаруженная самка C. feliscati имела характерную морфологию [2]. В качестве этиотропного средства нами применялся монокомпонентный антигельминтик с д.в. – фенбендазол. В данных литературы сведения о лечении капилляриоза мочевого пузыря немногочисленны, разноречивы и часто приблизительны [2,5,7]. Нами была избрана и апробирована схема, предполагающая применение фенбендазола в дозе 50 мг/кг, 1 раз в день, в течение 10 дней подряд. Улучшение клинического состояния животных наступило уже на 3-5 день лечения. К 8-9 дню полностью исчезли симптомы гематурии, болезненность мочеиспускания, восстановились аппетит и активность. По окончании лечения проведена диагностика капилляриоза по принятой методике [6]:

полная проба мочи разводилась водой, отстаивалась, разливалась по пробиркам и центрифугировалась. При исследовании осадка в 2-х повторах яиц капиллярий не обнаружено.

3. Телязиоз собак. В 2015г. мы наблюдали в раннеосенний период 4 случая телязиоза собак на территории г. Москвы. В 3-х случаях собаки породы вельш-терьер принадлежали одному владельцу и вывозились летом в район г. Туапсе, в одном случае анамнез не уточнен. Телязиоз собак и других плотоядных (возбудитель – Thelazia callipaeda из подотряда Spirurata, сем. Thelaziidae) характерен в основном для Южной Европы и других районов с теплым климатом [4,6], однако, на наш взгляд, в отношении данного гельминта возможен феномен т.н. трансграничного проникновения с последующей адаптацией в нехарактерных регионах и формированием местных стационарных очагов, как в свое время произошло с возбудителями дирофиляриозов. Телязии – биогельминты, промежуточными хозяевами которых являются некровососущие зоофильные мухи сем. Muscidae. При клиническом осмотре у собак были заметны выраженные признаки серозно-катарального конъюнктивита, в конъюнктивальном мешке и под 3-м веком визуализировалось большое количество гельминтов, которые сначала удалялись механически (более 10 экз. от каждой собаки). Ввиду невозможности удаления всех гельминтов и наличия в слезной и конъюнктивальной жидкости личинок, было назначено этиотропное лечение. В доступной литературе сведения о лечении телязиоза собак доступными в РФ препаратами отсутствуют. Терапия телязиоза крупного рогатого скота осуществляется препаратами, содержащими ивермектин. В связи с этим, нами был апробирован в качестве средства лечения ивермек-гель, содержащий в качестве д.в. ивермектин. Он применялся путем закладни в конъюнктивальный мешок и под 3-е веко через день, в течение 3 дней. Применение препарата имело положительный эффект.

4. Трихоцефалез собак. Возбудитель трихоцефалеза плотоядных, Trichocephalus vulpis (подотряд Trichocephalata, сем.Trichocephalidae), регистрируется в основном в южных районах, для средней полосы РФ нехарактерен [6]. В данных клинических случаях (3 собаки, принадлежащие одному владельцу – мастино-неаполитано 5-и 1,5 лет, немецкая овчарка 2,5 года) вывозились в летний период в район г. Сочи. Осенью у собак обнаружены признаки заболевания, характеризуемые легкой кахексией, частым выделением разжиженных фекалий с алой кровью, что свидетельствует о кровотечениях в области толстого кишечника. В остальном состояние животных оставалось в пределах нормы. Поставленный в сертифицированной ветеринарной лаборатории диагноз «трихоцефалез» был подтвержден на кафедре паразитологии и ветеринарно-санитарной экспертизы ФГБОУ ВО МГАВМиБ-МВА имени К.И.Скрябина (использовался флотационный метод гельминтоовоскопии с насыщенным раствором селитры аммонийной) и назначено лечение с применением комплексного антигельминтика, содержащего макроциклический лактон (мильбемицин). Известно, что лечение трихоцефалеза имеет определенные сложности. Локализация и способ питания гельминтов (гематофагия) предопределяет снижение эффективности антигельминтиков. Наибольшей эффективностью обладают макроциклические лактоны (эффективность 70%) [1]. Применение препарата милбемакс с повтором через 7-10 дней, 2-3 кратно, оказало положительный эффект: фекалии оформлены, выделение крови прекратилось, аппетит восстановился. Повторная овоскопия фекалий яиц гельминта не выявила.

5. Ларвальный лингватулез. Linguatula serrata относится к своеобразному классу паразитических беспозвоночных, положение которых в систематике неясно; наиболее близки они к типу членистоногих, куда их и включают как добавочный класс (тип Arhropoda, класс Lingvatulida, семейство Pentostomidae) [4]. Половозрелые формы локализуются в носовых и лобных пазухах дефинитивных хозяев (для L. serrata – плотоядных), личиночные

– в паренхиматозных органах и лимфоузлах промежуточных хозяев (копытных, грызунов, человека, а также – и плотоядных) в виде свободных и инкапсулированных стадий. Инкапсулированная форма несколько месяцев находится в местах локализации, затем сменяется мигрирующей формой – шиповатой личинкой, обладающей околоротовыми крючьями и поперечно исчерченной кутикулой, достигая длины 5-6 мм, которая затем вновь инкапсулируется во внутренних органах [4,7]. Признаки имагинального лингватулеза у собак регистрируются спорадически повсеместно (риниты, носовое кровотечение, в тяжелых случаях – неврологические проявления), признаки ларвального лингватулеза неспецифичны и связаны с их миграцией [4]. В нашем случае у собакиметиса в возрасте 1 год наблюдался периодический приступообразный кашель с интенсивным выделением большого количества прозрачной мокроты вязкой консистенции. В легких прослушивались влажные пузырчатые хрипы, бронхиальное дыхание. В остальном состояние оставалось без изменений. Курсовой прием антибиотиков (при первоначальном диагнозе «бронхит») эффекта не оказал. При выделении очередной порции мокроты хозяева отметили наличие постороннего объекта длиной около 5 мм и фрагменты подобных артефактов. При микроскопическом их исследовании нами они были определены как шиповатая (свободная) личиночная стадия L. serrata. В доступной литературе сведений о лечении личиночного лингватулеза у собак нам найти не удалось. Применение препарата на основе дорамектина (1%-го раствора препарата Дектомакс) в дозе 0,06 мл/кг живой массы, с разведением водой (ежедневно, в течение 10дней) оказало выраженный терапевтический эффект, состояние нормализовалось.

Заключение. Таким образом, оказывается, что многие гельминтозы собак и кошек, в норме не встречающиеся на территории Средней полосы РФ, периодически проявляются клинически.

Диагностика и лечение таких гельминтозов часто затруднены.

Список литературы

1. Архипов В.А. Антигельминтики: фармакология и применение – М., 2009. – С.237-242.

2. Василевич Ф.И., Есаулова Н.В., Акбаев Р.М. Паразитарные болезни протоядных животных – М., 2010. – С.64-66.

3. Давыдова О.Е., Шемяков Д.Н. Два клинических случая капилляриоза мочевого пузыря у собак и кошек // Российский ветеринарный журнал.

Мелкие домашние и дикие животные. – 2015. – №1. – С.24-25.

4. Ларионов С.В., Райц М.И. Малоизвестные болезни собак паразитарной этиологии: проблемы диагностики и профилактики. – М, 2011.

5. Пламб Д.К. Фармакологические препараты в ветеринарной медицине

– М.: Аквариум, 2002. – С. 321-322.

6. Шуляк Б.Ф., Архипов И.А. Нематодозы собак (зоонозы и антропозоонозы) – М.,2010. – 495с.

7. Dwight D.W.e.a. Feline clinical parasitology – Jowa S.U. Press., 2002. – P. 310, 403.

Some features of treatment and diagnosis of rare on the territory of the Moscow region of helminth infections in small animals.

Davydova, O. E., Shemyakovа D. N.

MVA, Moskow, Russia Key words: helminthiasis, treatment, cats, dogs, Moscow region.

The described methods of treatment and diagnostics of rare helminths of cats and dogs in Moscow and Moscow region (peloteros, the capillaries of the bladder, trichuriasis, teleios, the larval linguatula)according to their own clinical practice.

УДК 576.89(908)

СПАРГАНОЗ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

–  –  –

НИИ паразитологии Курского государственного университета, Курск, Россия. yelizarov_alex@mail.ru Ключевые слова: спарганоз, Spirometra erinacei-europaei, плероцеркоид, случаи спарганоза человека и животных.

Спарганоз – это зоонозный биогельминтоз из группы цестодозов, возбудителем которого служит личиночная стадия – плероцеркоиды (Sparganum) цестоды Spirometra erinacei europaei (Rudolphi, 1819) Mueller, 1937. Циркуляция паразита начинается с яйца, которое попадая в водную среду, развивается, образую первую личинку – корацидий. В теле мелких рачков-циклопов заглатывающих корацидий развивается вторая личиночная стадия – процеркоид, при этом циклоп становятся промежуточным хозяином. Для продолжения цикла зараженные циклопы должны попасть в организм дополнительного хозяина

– земноводных и (или) пресмыкающихся. В их организме развивается третья личиночная форма – плероцеркоид. Всеядные кабаны, поедая лягушек и ужей, а также при питье воды из стоячих водоемов, заражаются плероцеркоидами, которые мигрируют в их теле под кожу – в область клетчатки. Дефинитивными, или основными хозяевами спирометры являются животные в основном семейств Felidae и Canidae. Человек в данной циркуляции является тупиковым хозяином – он заглатывает инвазионный материал с водой или съедает мясо дикого кабана, содержащего плероцеркоиды спирометры. Учитывая кулинарные предпочтения народов различных стран, опасными в отношении спарганоза являются плероцеркоиды, попавшие в организм человека с мясом земноводных и пресмыкающихся. В некоторых странах Юго-Восточной Азии существуют приемы местной медицины – прикладывание на пораженный участок кожи человека припарок со свежей шкурой змеи. Плероцеркоиды, мигрировав через открытую рану, быстро заражают человека, принося с собой и болезнетворные бактерии.

Спарганоз представляет серьезную угрозу для здоровья, т.к.

в теле человека плероцеркоид может достигать длину до 18см. Обычно плероцеркоиды локализуются под кожей, но известны случаи попадания личиночных стадий в головной мозг, глаза, органы брюшной полости, спинной мозг. Подобные локализации могут приводить к местным поражениям, слепоте, вызывать паралич и даже смерть. Наиболее серьезным осложнением является нейроспарганоз, развивающийся примерно у 3,2% пациентов. Хирургическая операция остается основным методом лечения, хотя на ранних стадиях показана медикаментозная терапия празиквантелом и мебендазолом.

Возбудитель спарганоза распространен широко, кроме того отмечаются тенденции к расширению ареалов этого заболевания в мире. Наиболее часто спарганоз регистрируется в Китае, КНДР, Южной Корее, Вьетнаме, Японии, реже – в Австралии, в некоторых странах Африки и Южной Америки. Единичные случаи выявлены в США. В Европе отмечается в Нидерландах, Украине, Белоруссии и в России (города центральной части страны и Дальний Восток).

В литературе отмечается, что в 2015 году группой ученых Корейского университетского медицинского центра исследован случай хирургического удаления плероцеркоида S. erinacei europaei. Пациент подтвердил, что употребляла в пищу необработанное мясо змеи. Первоначальный диагноз – рак молочной железы. Ученые рекомендуют проводить исследования на спарганоз всем пациентам с подозрениями на онкологические заболевания [11].

В 2014 году британские врачи обнаружили внутри мозга одного из своих пациентов сантиметрового плероцеркоида. Пятидесятилетний мужчина китайского происхождения был принят после появления симптомов, которые включали головную боль, судороги, ухудшение памяти, а также боль в области головы. Пациент жил в Великобритании в течение 20 лет изредка посещая Китай. Магнитно-резонансная томография головного мозга показала наличие объекта в правой височной доле головного мозга. Было выяснено, что заражение произошло в китайской провинции Хуань при употреблении мяса земноводных. Пациенту назначили операцию с дальнейшим применением противопаразитарных препаратов [6].

В том же 2014 году в штате Андхра-Прадеш в Индии был обнаружен спарганоз у 31 летнего мужчины. Локализация паразита – подкожной узелок в подмышечной впадине. В данном случае также были вынуждены прибегнуть к оперативному вмешательству. Спарганоз был диагностирован микроскопически [5].

В этом же году ученые из медицинского университета города Хайоку (КНР) определили, что максимальная продолжительность жизни плероцеркоида спирометры в теле человека составляет более сорока пяти лет. Инкубационный период – от 1 дня до нескольких месяцев. Также была замечена связь иммунного статуса с множественным паразитированием спирометры [9].

Ученые Национального университета Кёнгбук из Южной Кореи провели секвенирование РНК и получили набор транскриптов (молекул РНК) плероцеркоида S. erinacei europaei [14].

В 2013 году немецкие ученые Института гигиены и микробиологии Университета Вюрцбурга сообщили о случае подкожного спарганоза у 68-летней женщины. Пациент жаловался на болезненные ощущения в районе живота. При применении ПЦР в тканях был выявлен спарганоз. Было назначено операбельное лечение. Паразит был удачен под местной анестезией без какихлибо осложнений. Во время операции были извлечены плоские плероцеркоиды от 4 до 5 см. Материал сразу фиксировали в формалине и заливали в парафин для дополнительного гистологического исследования. Морфологический и гистологический анализ показал типичные черты, свойственные для цестод, а конкретно для S. erinacei europaei [12].

В настоящее время случаи церебрального спарганоза регистрируются в Южной Америке. Ученые госпиталя Рамос-Мехия в Буэнос-Айресе (Аргентина) сообщили о спарганозе головного мозга у 24 летнего пациента, который жаловался на головную боль и судороги. Ученые подчеркивают важность этой патологии в Южной Америке, так как клиническая картина схожа с таковой при различных опухолях головного мозга. Также спарганоз глаз был зарегистрирован в штате Санта Катарина на юге Бразилии. Пациент – молодая женщина, котрая жаловалась на боли в правом глазу и лобной области. Также, она сообщила о наличие трех воспалительных узелков, которые изменили свое местоположение в периокулярной области в течение нескольких.

Клиническое обследование показало наличие двух неспецифических воспалительных масс в нижней конъюнктиве, а также отек и красные пятна на нижнем веке. Во время хирургической операции были извлечены две беловатые структуры размером примерно 0,3 на 5,5 см., позже идентифицированные как плероцеркоиды S. erinacei europaei. Восстановление пациента после операции проходило нормально, без ущерба для зрения [7, 10].

В Белоруссии отмечается широкое распространение спарганоза в Полесском государственном экологическом заповеднике.

Заболевание встречается повсеместно. Промежуточными хозяевами лентеца являются веслоногие рачки родов: Cyclops, Mesocyclops, Acanthocyclops. При инвазии спарганозом у животных каких-либо внешних признаков болезни не обнаруживают. В настоящее время в Белоруссии половозрелой цестодой инвазированы 1,2–4,47% собак, 15,0% волков, 18,5% рысей; плероцеркоидами – 0,24–1,49% собак, 19,04% енотовидных собак, 3,7% рысей, 9,16% кабанов, 22,2% ежей, 33,3% черных хорей, 25,0% американских норок, 3,7% кротов и др. Экстенсивность инвазии S. erinacei-europaei у волка заповедника составляет 41,4%. Плероцеркоидами поражены 88,4% енотовидных собак, 50,6% кабанов, 64,2% ужей, 16,6% гадюк [3].

Случаи спарганоза зарегистрированы и в России. Случай спарганоза человека выявлен в Удмуртской Республике. У пациентки 27 лет был извлечен нитевидный паразит длиной 20 см, идентифицированный как личинка Spirometra erinacei europei.

Достаточно много сообщений о паразитировании S. erinacei europaei у диких животных. Плероцеркоиды S. erinacei-europaei обнаружены у 18% (21 из 114 кабанов) в Окском государственном биосферном заповеднике [2]. Энтенсивность инвазии спарганумами кабанов на территории Национального парка «Завидово»

в Тверской области в настоящее время составляет 3,4% при интенсивности инвазии 4–8 экземпляров. В Самарской области отмечено наличие плероцекойдов у озерной лягушки (ЭИ 2% ИИ 2 экз). Паразитирование половозрелой стадии S. erinacei europaei описывается у волка (Canis lupus L.) из Астраханского заповедника ИИ – 3,6 экз., ЭИ – 70,6%, локализация – кишечник [1]. У мелких млекопитающих (обыкновенной бурозубки и рыжей полевки) в Карелии найдены личинки S. erinacei-europaei (Rudolphi, 1819), отмечено, что это типичные паразиты хищных млекопитающих [4].

Спарганоз у животных и человека представляет серьезную экологическую проблему во всем мире. Она требует постоянного внимания как ветеринарной, так и медицинской службы. Разработка профилактических мер и мер борьбы с данным заболеванием человека и животных поможет существенно снизить риск заражения спарганозом.

Список литература

1. Калмыков А.П. и др. К фауне цестод волка (Canis lupus L.) дельты Волги // Человек и животные. Материалы VI Междунар. заочн. конф., посвящ. 80-летию Астраханского государственного университета. Астрахань

– 2012. – С. 25.

2. Новак М.Д., Новак А.И. и др. Гельминтозы диких животных в Окском государственном биосферном заповеднике // Материалы докладов научной конференции «Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями», г. Москва, 2014. – С. 196 – 200.

3. Пенькевич В.А. Распространение спарганоза в Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике // Сахаровские чтения 2015 года: экологические проблемы XXI века: материалы 15-й междунар. науч. конф., – Минск, 2015. – 376 с.

4. Якимова А.Е., Леонтьев И.А., Бугмырин С.В. Cвязь гельминтофауны некоторых хищников с участием в их питании полевок рода Microtus и Arvicola terrestris // Вестник охотоведения. Том 11 №2 2014.

С. 299-301.

5. Anusha A.M. Subcutaneous Sparganosis: A Rare Case Report. IOSR Journal of Dental and Medical Sciences// Volume 13, Issue 6 Ver. II, 2014. – C. 06-08

6. Bennett H. M. et al. The genome of the sparganosis tapeworm Spirometra erinaceieuropaei isolated from the biopsy of a migrating brain lesion //Genome biology. – 2014. – Т. 15. – №. 11. – С. 510.

7. Boero A. M., Garaguso P., Navarr J. A case of cerebral sparganosis in South America //Arq Neuropsiquiatr. – 1991. – Т. 49. – №. 1. – С. 111-3.

8. Hou X. et al. Differentiation and diagnosis of migrating cerebral sparganosis: 2 case reports from China. – 2012.

9. Kim D. W. et al. Transcriptome sequencing and analysis of the zoonotic parasite Spirometra erinacei spargana (plerocercoids) //Parasit Vectors. – 2014. – Т. 7. – С. 368.

10. Mentz M. B. et al. Human ocular sparganosis in southern Brazil // Revista do Instituto de Medicina Tropical de So Paulo. – 2011. – Т. 53. – №. 1. – С. 51-53.

11. Park J. et al. Recurrent Breast Sparganosis: Clinical and Radiological Findings // Journal of the Korean Society of Radiology. – 2015. – Т. 73. – №. 3.

– С. 164-167.

12. Tappe D. et al. Molecular Diagnosis of Subcutaneous Spirometra erinaceieuropaei Sparganosis in a Japanese Immigrant //The American journal of tropical medicine and hygiene. – 2013. – Т. 88. – №. 1. – С. 198-202.

13. Wiwanitkit V. Multiple Sparganosis //Archives of plastic surgery. – 2014. – Т. 41. – №. 2. – С. 181-181.

14. Wongkulab P., Sukontason K., Chaiwarith R. Sparganosis: a brief review //J Infect Dis Antimicrob Agents. – 2011. – Т. 28. – С. 77-80.

Sparganosis: state-of-the-art.

Elizarov A.S.

Research Institute of Parasitology, Kursk State University, Kursk, Russia.

This article describes the cases of Sparganosis modern humans and animals. Given the life cycle of the parasite, methods of infection, treatment and prevention. We describe the cases of South Korea, Britain, China, Germany, South America, Russia and Belarus.

УДК 610:616-002.5.579.873.21

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ЭКСПРЕССНОЙ

БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ

ТУБЕРКУЛЕЗА

Жмуров Н.Г., Жмуров Н.Н.

ФГПОУ ВО Воронежский ГАУ им. императора Петра I.

Воронеж, Россия.

Со времени открытия, микобактерии туберкулеза относили к строгим аэробам, так как одним из факторов, определяющих скорость численности их популяций, является поступление кислорода в клетку. Одним из известных методов выделения из почвы свободноживущих, фиксирующих азот воздуха сапрофитных микобактерий, является их иммобилизация на твердом парафине (Субботина, 2004).

Согласно существующим представлениям иммобилизацию микобактерий рассматривают как закрепление микробных клеток на специальном носителе, в данном случае твердом парафине.

Известно, что твердый парафин отличается пространственной стабильностью, устойчивостью к действию посторонней микрофлоры и химических реактивов, не растворим в воде, без запаха и вкуса и не токсичен.

Его можно нанести на поверхность жидкой среды в ограниченном количестве, в виде небольших скоплений, которые в силу малого удельного веса будут находиться на поверхности.

Поэтому иммобилизованные на кусочках твердого парафина микобактерии будут находиться в идентичных и хорошо аэрируемых условиях, меньше будут травмироваться и сохранять в большей степени свою жизнеспособность и ферментативные свойства.

Учитывая вышеизложенное, нами был разработан комплекс приемов, включающий процессы микрокультивирования микобактерий туберкулеза, иммобилизованных из различных патологических материалов твердым парафином, позволяющий в сроки инкубирования в жидких питательных средах последовательно провести их экспрессную индикацию, выделение и идентификацию.

Для этих целей на первом этапе провели адсорбционную способность твердого парафина в отношении патогенных, непатогенных и сапрофитных микобактерий из различных патологических материалов. В опытах использовали одновременно три жидкие питательные среды: Сотона, 5% МПГБ и минеральную (Субботина, 1991). Из них вначале приготовили среды накопления, разливали их стерильно по 10 мл. в стерильные колбочки (емк. 50 мл) и на поверхность каждой внесли каплями (по 20-30) стерильный расплавленный твердый парафин, который сразу же застывал на поверхности среды в виде изолированных дисков диаметром 0,5 см каждый.

На подготовленные таким способом питательные среды параллельно посеяли:

1. Двухмиллиардные суспензии на физиологическом растворе 6-ти музейных штаммов: М.Н37RV, M. bovis-12, M. aviumM.B.CJ, M. Fortuitum, M. smegmatis, каждую в отдельности, в объеме 1,0 мл, или по 0,5 мл. в смеси друг с другом в различных комбинациях, а также с навесками (по 0,5 г) стерильных и нестерильных образцов почв.

2. Естественно контаминированные материалы от 50 животных и 60 объектов внешней среды:

a) Фильтраты суспензий (до 2 мл) из растертый в ступке с песком кусочков патологических материалов от животных;

b) Навески (до 1,0 г) проб-соскобов с объектов животноводческих ферм.

Посевы инкубировали при 37,5оС. Учет результатов провели через 60 мин., 24-48 час, и в последующем каждые 2-3 суток в течение 30 суток, приготавливая каждый раз мазки соскабливанием микобактерий с нижних поверхностей 2-3 дисков, с последующей окраской по Циль-Нильсону.

На втором этапе к концу первой недели в среды накопления добавили раздельно по 0,5 мл. насыщенные растворы нейтральрот и бриллиантовой зелени, после чего результат исследования проводили не только с помощью мазков – соскобов, но и мазков, приготовленных путем укладки непосредственно самих парафиновых дисков нижней поверхностью вверх. Микроскопировали без иммерсии, используя объективы 8х, 20х и 40х, при этом на светлом фоне неокрашенного твердого парафина хорошо были видны окрашенные молодые колонии микобактерий.

О росте микобактерий судили по результатам микроскопии мазков, изготавливаемых на каждом этапе вышеописанными способами.

Поскольку основная часть клеток микобактерий микроскопии мазков, изготавливаемых на каждом этапе вышеописанными способами.

Поскольку основная часть клеток микобактерий в процессе иммобилизации адсорбировалась на твердом парафине, в культуральной жидкости они отсутствовали в течение всего периода наблюдения.

О насыщенности парафинового диска бактериальной культурой судили:

1. По началу видимого роста, который отмечался, в зависимости от вида микобактериий и степени контаминирования патологического материала, на 3-5 сутки в виде мелких сероо-желтого цвета изолированны колоний.

2. По наличию, количеству и величине микро- и макроколоний после внесения в период инкубирования в среду накопления растворов анилиновых красок, обильно формирующихся после двух недель инкубирования.

Выделение культур микобактерий в чистом виде проводили после визуально обнаруженного обильного накопления бактериальной массы микобактерий на дисках или при значительном их содержании в мазках – соскобах с ним путем очистки таких дисков 6% H2SO4 с последующим посевом аппликаций на яичные среды.

При этом во всех случаях отмечался интенсивный рост микобактерий на яичных средах уже к 96 часу.

Приведенные данные свидетельствуют о том, адсорбированные и закрепленные на парафиновом носителе – дисках микобактерии, независимо от вида, не изменяют свою метаболическую активность. Микобактерии активно размножаются на нижних поверхностях дисков, формируя типичные для них серожелтого цвета колонии, которые не врастают вглубь диска, легко снимаются бактериологической петлей.

Внесение в период инкубирования 0,5% раствора анилиновых красок не влияет на их рост, однако позволяет провести их предварительную идентификацию, так как расположение, форма, поверхность и цвет колоний характерны для каждого вида и отличаются от других.

Индикация на парафиновых дисках колоний микобактерий, окрашенных растворами некоторых анилиновых красок, дает возможность обнаружить самый начальный рост бактерий, а также проводить диагностику в различные сроки инкубирования, что позволяет иметь постоянное динамичное наблюдение за развитием живых культур с определением их вида.

Быстрота получения результатов (от 60–90 мин. До 4–7 суток) и простота использования вышеописанных приемов исследования, позволяет рекомендовать их в качестве вспомогательного метода бактериологической диагностики туберкулеза.

Возможность применения процесса с иммобилизированными микобактериями для их индикации, выделения и идентификации позволяет в целом унифицировать бактериологическую диагностику туберкулеза и может являться объектом дальнейших исследований.

Список литературы:

1. Субботина С.Г. Культуральный метод экспрессной диагностики туберкулеза / С.Г. Субботина и др. // Сб. работ научно-практ. Конф. ВГАУ «Актуалные вопросы технологиии животноводства, товароведения и ветеринарной медицины». – Воронеж, 2004, Вып. 2. – С. 94-97.

2. Субботина С.Г. Микрокультуры микобактерий на жидких средах накопления / С.Г. Субботина и др. // Материалы международ. Научно-практ.

конф., посвященной 80-летию ФВМ.

Os some problems in express bacteriological diagnostics.

Zhmurov N. G., Zhmurov N. N.

Voronezh State Agricultural University, Voronezh, Russia.

The authors describe new technologies of express microcultivation of the tbc. Microbacteria immobilized on the paraphine carrier.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«УПРАВЛЕНИЕ АРХИВАМИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ОРГАНОВ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ" (ГКУСО "ГААОСО") Инструкция по научно-технической обработке документов...»

«УДК 519.233.5:001.8 С.Г. РАДЧЕНКО* АНАЛИЗ МЕТОДОВ МОДЕЛИРОВАНИЯ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ * Национальный технический университет Украины "Киевский политехнический институт", Киев, Украина Анотація. Проведено порівняльний аналіз системних властивостей теоретико-аналітичного та експериментально-статистичного методів...»

«Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также испо...»

«ИЗВЕСТИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ №1 ЛЕСНОЙ ЖУРНАЛ 1999 ЭКОНОМИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА УДК 674.8.003.13 В.И. МОСЯГИН С.Петербургская лесотехническая академия Мосягин Владимир Ильич родился в 1939 г., окончил в 1963 г. Ленинградскую лесотехническу...»

«Горбунков Владимир Иванович ОСОБЕННОСТИ ОПТИЧЕСКОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ЗАКРЫТОЙ РТУТНОЙ БАКТЕРИЦИДНОЙ ЛАМПЫ Специальность 01.04.05 – оптика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Томск 2010 Работа выполнена на кафедре теоретической и общей электротехники ГОУ ВПО "Омский госу...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ИРКУТСКАЯ ОБЛАСТЬ БРАТСКИЙ РАЙОН КАЛТУКСКОЕ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДУМА КАЛТУКСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ РЕШЕНИЕ № 45 от 26.12.2013 г. О внесении дополнения в п.1 решения Думы № 30 от 29.08.2013г. "Об утверждении генерального плана Калтукского...»

«Труды Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева № 5(102) УДК 331.1 В.И. Дементьев, Ю.Г. Кабалдин СХЕМА ОТНОШЕНИЙ СУБЪЕКТОВ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ УСЛУГ Нижегородский государственный технический уни...»

«ISSN 2074-5370. Бюлетень Міжнародного Нобелівського економічного форуму. 2011. № 1 (4) Г.С. ПиГоров, УДК 330.3 кандидат технических наук, академик Международной академии гуманитарных наук НедоСтающий НациоНальНый Проект –...»

«Теплофизика и аэромеханика, 2012, том 19, № 5 УДК 536.3 Изменение оптических свойств системы “оксидная пленкаметалл” в процессе роста пленки: компьютерное моделирование* С.П. Русин Объединенный институт высоких температур РАН, Москва E-mail: sprusin@yandex.ru Представлены результаты компьютерного моделирования отражательных свойств сис...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего образования "УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Факультет туризма и сервиса Кафедра соци...»

«ISSN 0202-3205 МИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МИИТ) Кафедра "Организация, технология и управление строительством" А.Ф. АКУРАТОВ, К.В. СИМОНОВ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ В РЕ...»

«Остроухов Всеволод Викторович ЭЛЕКТРОПРИВОД ПОДАЧИ СТАНА ХОЛОДНОЙ ПРОКАТКИ ТРУБ Специальность 05.09.03 – "Электротехнические комплексы и системы" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Челябинск – 2012 Работа выполнена на кафедре систем управлении ФГБОУ ВПО "...»

«НОРМЫ НАКОПЛЕНИЯ ТВЕРДЫХ БЫТОВЫХ ОТХОДОВ Чухлебов А.А., И.А. Иванова Воронежский государственный архитектурно-строительный университет Воронеж, Россия THE RATE OF ACCUMULATION OF SOLID WASTE Chukhlebov AA, I.A. Iva...»

«Технический проспект Электронный термометр ЕКА 151 Введение Электронный термометр – это независиТермометр работает вместе с темперамый блок для замера и демонстрации темтурным датчиком типа РТС (1000 Ом пр...»

«1. Часть 2. Структура Информационного общества России Содержание 2.1. Цели и задачи части 2 2.2. Структура Информационного общества и его механизмы материализации интеллекта в человеко-машинной СТКС.2.3. Реализаци...»

«198 Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых учёных. 2011 П.Е. Азарова * Советские праздники как механизм социализации городской молодежи Западной Сибири (1921 – первая половина 1941 г....»

«УТВЕРЖДАЮ: Начальник службы автоматики и телемеханики _ А.С. Батьканов ""_2007 г. СХЕМЫ МАРШРУТНОГО НАБОРА ЭЦИ 2.30 Назначение, устройство, неисправности и методы их устранения. ПТЭ: п. 6.27 – 6.29 ИДП: п. 13.1, 13.2, 13.13 Назначение: Схемы маршрутного набора ЭЦИ предназначены для выбора...»

«Евгений Головаха Психологическое время личности НПФ "Смысл" УДК 159.9.072 ББК 88.3 Головаха Е. И. Психологическое время личности / Е. И. Головаха — НПФ "Смысл", В монографии предложена пр...»

«Акимова Мария Игоревна ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ГЛАВНОЙ ПЛОЩАДИ ГОРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (конец XVI – начало ХХ вв.) Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративноприкладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Новосибирск – 2011 Работа...»

«Доступное и комфортное жилье: основные проблемы и пути решения П режде всего обраСЕРГЕЙ КРУГЛИК, заместитель министра тимся к цифрам. За регионального развития последние 9 месяцев темпы роста в строительстве составили 30–38%. На самом деле ни в одной отрасли экономики таких темпов роста нет. В 2006 г. было введ...»

«Автоматические регуляторы переменного напряжения ( Стабилизаторы ) Модели: Stabilia 3000 Stabilia 500 Stabilia 5000 Stabilia 1000 Stabilia 8000 Stabilia 1500 Stabilia 10000 Stabilia 2000 Stabilia 12000 Руководство по эксплуатации и технический паспорт изделия Уважаемый покупатель! Мы благодарим Вас за выбор продук...»

«Ultima ratio Вестник Академии ДНК-генеалогии Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Moscow-Boston Volume 9, No. 1 April 2016 Академия ДНК-генеалогии Boston-Moscow-Tsukuba ISSN 1942-7484 Вестник Академии ДНК-генеалогии. Научно-публицистическое издание Академии ДН...»

«1308423 High Tech is our Business High tech is our business ALD во всем мире является символом инноваций в области вакуумных технологий на самом высоком уровне. В качестве одного из ведущих производителей вакуумных установок и процессов мы предлагаем высокотехнологичные продукты и услуги во всех област...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.