WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ Н. Климов Взаимообусловленность и взаимодействие экономического роста и хозяйственно-политического механизма Многие идеи современных научных дискуссий о ...»

НАСЛЕДИЕ

НАУЧНОЕ

Н. Климов

Взаимообусловленность

и взаимодействие экономического роста

и хозяйственно-политического

механизма

Многие идеи современных научных дискуссий о сценариях экономического развития России зарождались еще в советское время. Публикация настоящей статьи –

дань глубокого уважения Николаю Андреевичу Климову, ученому-экономисту, мыслителю, гражданину. Разработка проблемы экономического роста в его статье,

написанной в середине 1980-х годов, существенно отличалась от доминировавших идеологизированных подходов того времени. Уже тогда профессор Климов смело разрушал ортодоксальные стереотипы и выводил отечественное обществознание на новый уровень методологии и познания вариантности будущего.

Диалектика экономического роста

а) Постановка вопросов В принципе, проблема экономического роста (его типа, факторов, движущих сил) стара как мир.

Приобретая различные аспектные повороты в зависимости от исторически обусловленной актуализации тех или иных производительных сил и от способов их активизации (не в последнюю очередь — под влиянием обществоведческого знания и его школ), эта проблема в основе своей была и будет проблемой увеличения благ, общественного богатства. Но каких благ и какого богатства? В объективной целевой акцентировке содержится межевое деление всей исторической практики роста и воззрений на этот счет. Тут и начинаются сложности.

До недавнего времени проблема исторической цели экономического роста казалась простой, одномерной.

Основания для этого подбирались солидные: во-первых, поформационное членение человеческой истории и, во-вторых, прямое указание К. Маркса на то, что материальное производство необходимо рассматривать «не как всеобщую категорию, а в определенной исторической форме».1 Не подвергая ни малейшему сомнению ни то, ни другое основание, заметим, что, во-первых, кроме по-формационного членения марксистская наука использует и по-стадийный принцип периодизации истории человечества2 и, во-вторых, любая конкретно-историческая, т. е. специфическая, форма производства вырастает на базе общеэкономического содержания, органически несет его в себе самой, просто не может существовать без такового.

Гипертрофия специфического, т. е. сиюминутное, на потребу дня, толкование социально-экономической истории человечества, как показывает опыт, может обескрылить как критически-познавательную, так и позитивно-созидательную деятельность людей.

–  –  –

128 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ решающий характер. Это обстоятельство очевидно проявляет себя на переломных рубежах человеческой истории.

Теория понимаемого таким образом экономического роста есть преемственное развитие теории воспроизводства с двумя важными особенностями.

Во-первых, она берет в расчет всю (на каждый данный момент) совокупность обстоятельств воспроизводственного процесса, не абстрагируясь от каких-либо из них, и, во-вторых, теснее связывает сферы производства и обращения, последовательно анализирует всю цепочку:

производство-распределение-обмен-потребление до конечных, по природе своей социальных, последствий экономической жизни общества.

Такое понимание экономического роста принципиально отличается от буржуазной трактовки. При всем различии двух больших групп буржуазных теорий роста («кейнсианства» и «классицизма»), им обеим присущи пороки: во-первых, односторонность (узость) анализа факторов (норма накопления у первых и факторы роста, практически по Ж.Б. Сэю, у последних) и, во-вторых, игнорирование социально-экономической стороны роста, влияния теперь уже монопольной частной собственности, равно как и созревания демократической альтернативы государственно-монополистическому хозяйству.

В своей основе, действительно, рост есть процесс реализации производительных сил со своими законами, исторически данными возможностями и пределами развития, носящими объективный характер. Но только в своей основе. Если учесть, что это процессуальное бытие суть система различных связей и отношений и что с количественным и качественным развитием производительных сил эта система кумулятивно расширяется, то становится понятной «детехнизация» и самого роста, и его теоретического истолкования. Сейчас, по нашему мнению, назрела генерализация понятия «экономический рост», когда, во-первых, в анализ должны быть включены не только его вещественно-продуктивный тип, доминирующий с начала индустриализации человеческого общества, но и его исторические предшественники, и зародыши будущего типа роста;

когда, во-вторых, необходимо расширение представлений о критериях роста, не сводимых только к количественным, объемным характеристикам производства.

Реализация такого подхода требует дальнейшего совершенствования методических приемов исследования проблемы.

Во-первых, очевидно, что строгий политико-экономический анализ не может ограничиться только срезом производственных отношений. В органическом единстве следует брать все «этажи» экономической системы, материально-техническую, базисную и надстроечную общественные структуры.

Во-вторых, все многообразие условий, факторов и результатов роста надо соподчинить, связать по стержневой линии развития, каковой может быть только трудовая деятельность людей с ее конкретными целями и формами организации.

В-третьих, необходимо последовательное проведение принципа историзма, доказательное понимание исторически преходящего характера различных типов экономического роста. При этом чрезвычайно важно отслеживание фактов обратимости экономического роста, «гигантских скачков назад»,7 вызванных эндогенными (деформациями и перерождениями в общественном развитии) и экзогенными (войнами и экологическими бедствиями) факторами.

В-четвертых, не пренебрегая статическим анализом, упор нужно сделать на анализе динамическом, аналогично тому, как это сделал В.И. Ленин, введя в марксовы схемы воспроизводства элементы динамики органического строения капитала, производительности труда и т. п. Это потребует использования таких аналитических инструментов, как временные лаги, кумулятивные процессы и т. п., которое может помочь превратить известные абстрактные схемы воспроизводства в рабочее орудие планирования и регулирования роста.

–  –  –

130 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ охранные мероприятия, развитие совокупного работника и т. п. как раз и есть, возможно, наиболее важные показатели экономического роста. Увеличение тех и других на самом деле не означает снижения скорости экономического роста, а свидетельствует об исторически целесообразном перераспределении трудовой деятельности людей, переводе всей ее в качественно новое состояние. Важно до конца преодолеть обе крайности в понимании производительного труда, «суженную» и «расширительную», коренящиеся в двусмысленной его трактовке, данной еще А. Смитом.

На наш взгляд, необходимо опереться на три исходных в проблеме измерения роста положения.

Во-первых, всякое измерение может приобрести реальный смысл лишь на базе предварительного осмысления конкретного данного (возможного, необходимого) качества роста. Количественно-мерительные показатели суть лишь средства, причем исторически условные, преходящие. Да и сама их природа такова, что они могут быть измерителями не только количества, но и качества, выступая мерой технического уровня орудий труда, квалификации рабочей силы, потребительских свойств продуктов. Иными словами, понятие количества весьма и весьма диалектично. Каждый раз необходимо уточнять, что конкретно имеется в виду.

Во-вторых, поиски, подчас изощренные, какого-либо одного универсального (не интегрального) показателя — дело заведомо бесперспективное. Многомерность любого общественного хозяйства, его постоянный динамизм (не обязательно только в одном, прогрессивном, направлении) неизбежно обусловливают потребность в совокупности показателей, образующих целостную систему, в которой каждый ее член исполняет только присущую ему функцию, «работает» на своем месте.

С этой точки зрения необходимо различать, как минимум, по-уровневый и по-горизонтный срезы. Первый предполагает вычленение технического, экономического и собственно социального уровней с учетом как их взаимовлияния, так и их противоречий. Второй позволяет расположить показатели по их значению для решения задач различной срочности. Опыт показывает, например, что по мере перехода от краткосрочных задач к долгосрочным роль темповых и объемных показателей уменьшается. В определении стратегии развития на них вообще нельзя положиться.

В рамках упомянутого ранжирования и становится возможным, по нашему мнению, соподчинение стоимостных, натуральных, трудо- и энергозатратных показателей с одновременным и дозированным использованием достоинств каждого из них. 8 В-третьих, это соподчинение, в свою очередь, позволяет все более четко оконтуривать интегральный показатель экономического роста, наиболее комплексно формализующий его объективно положенную конкретно-историческую цель.

О том, что оценку экономического роста нельзя проводить по динамике ни производства отдельных продуктов (леса, например), ни групп продуктов (леса, лесоматериалов, исходного сырья для химической промышленности и т. п.) исследователи знают давно. Но только в последнее время, когда жизнедеятельность человечества стала новой природной силой, возникла необходимость принимать в расчет всю биосферу (продолжая наш пример: лес и лесоматериалы, населяющую лес живность, реки и воздух). Причем не просто принимать в расчет биосферу, но и сознательно управлять ею, превращать ее в ноосферу по В. Вернадскому. 9 Определенные шаги в этом направлении уже делаются. В последние годы ООН вместе с показателями национальных счетов (прежде всего ВВП) публикует и «социальные индикаторы», отражающие распределение доходов и различные стороны качества жизни (природной среды, занятости, условий труда, образования, здравоохранения).

Японские статистики пытаются наряду с душевыми экономическими показателями учесть и такие, как чистота воздуха, образовательный уровень, динамика преступности, «семейные радости» и т. п.

–  –  –

132 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ лишь к определенной исторической стадии развития. Поэтому утверждение, что «производственная функция позволяет включить в расчет практически все составляющие производственного процесса», представляется нам неоправданно оптимистичным.17 В самом деле, для устойчивого экономического роста изначально важны такие обстоятельства, как природные ресурсы, количeство работоспособного населения, производственных фондов, равно как и добавляемые в новейших исследованиях научно-технический прогресс и структурно-организационные изменения, включая систему управления (регулирования). Но разве не менее важно качество рабочей силы, способной освоить технические новинки, и ее гражданский настрой; развитие инфраструктуры (транспорта, связи и т. п.); уровень и характер потребления (качество жизни); плотность и регулярность мирохозяйственных связей, которые подчас самым прямым образом предопределяют национальную модель экономического роста, как это происходит, например, с Японией? Задавшись этим вопросом, понимаешь, что традиционный набор факторов роста вместе с обычными индикаторами его эффективности (материалоемкостью, капиталоемкостью и производительностью живого труда) не позволяет уловить общей динамики роста, ибо факторы эти действуют разновелико и часто разнонаправленно.

Природа традиционно исследуемых факторов в наибольшей степени объективирована, формируется, прежде всего, по законам развития технологического способа производства и потому, в основном, наследуема каждым поколением. Однако, во-первых, по мере развития человечества совокупность факторов роста расширяется, а связи между ними усложняются, и, во-вторых, возрастает, образно говоря, их податливость сознательному воздействию.

Знание основных факторов роста и даже всей их совокупности без понимания их взаимодействия, исторической смены удельных весов — в лучшем случае полузнание. Частичный факторный анализ, когда динамика роста связывается с динамикой какоголибо из них, — преходящее упрощение. Только многофакторный подход позволяет описать рост во всей полноте его аспектов и обоснованно предвидеть перспективы его развития.

Следует также иметь в виду, что и саму совокупность факторов роста можно рассматривать под различными углами зрения — по характеру действия (эволюционному и революционному), по форме использования (экстенсивной и интенсивной), по характеру взаимодействия (сбалансированному и несбалансированному), по сфере действия (внутренней и внешней) и т. д.

Такой многомерный подход дает возможность не только адекватно отразить в сознании подлинное бытие и значение факторов, но и определить степень их податливости целенаправленному воздействию со стороны общества, т. е. разместить их в сетке координат объективного и субъективного.

Здесь мы не предлагаем развернутой многомерной факторной модели экономического роста. Это — специальная тема. В контексте данного материала важнее обосновать давно назревшую необходимость разработки такой модели, вычленения и субординации факторов роста первого, второго и т. д. порядка, точнее — их источников и движущих сил, когда становится ясным не только то, какими путями достигается увеличение общественного богатства, но и то, как оно распределяется между людьми. Сосредоточение внимания только на факторах роста самих по себе (желание иметь больше машин, работников, материалов) неизбежно реанимирует экстенсивное развитие. Перенос внимания на движущие силы — необходимое условие осуществления интенсификации и смены критериальной парадигмы экономического роста.

в) Типология экономического роста. Индустриальный рост Нарастающее обогащение представлений о диалектике экономического роста, тесно связанное с постоянной их научной ревизией, практическая нужда в выборе

–  –  –

134 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ уменьшение факторной роли рабочей силы и возрастание ее всеобщей контролирующей и регулирующей роли.20 Последовательная опора на критерий принципиальных переломов в соотношении средств производства и рабочей силы21 дает единственно весомое основание для типологии экономического роста. В этом случае обнаруживается известная «суетливость» исследователей, конструирующих многочисленные промышленные революции, волны и этапы научно-технического и, вообще, экономического развития. Голый технологический детерминизм, когда чуть ли не всякое технико-организационное новшество выдается за принципиальный поворотный пункт в экономической истории человечества, поистине заразителен. «Индустриальные», «постиндустриальные», «технотронные», «информационные» и т. п. построения в какой-то мере полезны как исследовательское сырье, но они могут и дезинформировать, приукрашивать подлинную картину роста, консервировать изжившие себя его черты.

При всем многообразии ступеней и форм экономической истории человечества она пока знает всего два типа экономического роста: доиндустриальный и индустриальный.

В частности, по нашему мнению, содержание научно-технического развития и его последствия в послевоенные годы (так называемая научно-техническая революция) большинством исследователей трактуются излишне комплиментарно. Достижения научно-технического прогресса, начиная с 50-х годов, действительно, неоспоримы. Однако трудно сказать, чего больше — решенных или вновь и грозно поставленных проблем развития — они дали. Самое же главное — они не изменили принципиально столетиями сложившийся способ взаимодействия средств производства и рабочей силы, не дали качественно нового типа экономического роста, заложив лишь его предпосылки и элементы, которые мы охарактеризуем в следующем разделе.

Короче говоря, при всем многообразии ступеней и форм экономической истории человечества она пока знает всего два типа экономического роста: доиндустриальный и индустриальный. Остановимся на существе и противоречиях последнего.

Рожденный промышленной революцией, глубоко изменившей как производительные силы, так и производственные отношения, в главных своих проявлениях он существует и до сегодняшнего дня. Для него характерны: господствующая ориентация на увеличение вещественного богатства; развитие науки и техники, подчиненное, преимущественно, этому увеличению; «эксплуататорское», основанное на минимизации издержек производителя, отношение к ресурсам.

Это привело к глубокой трансформации доиндустриальных экономики и образа жизни, общественный прогресс стал отождествляться с количественным ростом, а этот последний — с потребительством. Важнейшим показателем развития стали темпы роста — своего рода «социальная смазка», помогающая поддерживать относительную и противоречивую целостность общества.

Преобладающей формой начальной ступени индустриального роста выступает экстенсивная (она же — эволюционная), означающая количественное расширение производства за счет все большего вовлечения ресурсов. В этом качестве индустриальный рост является прямым продолжением своего предшественника, роста доиндуcтpиального. Преобладающей, но не единственной. Чисто экстенсивного роста не было никогда: поскольку (взятый абстрактно) он не имеет внутреннего импульса развития, для существования даже в простейших формах он требует элементов интенсии и революционных преобразований в технике, организации, общественных формах производства.

Проблема движения индустриального роста сводится, таким образом, к проблеме динамического соотношения экстенсивной и интенсивной форм использования факторов. По этой оси и выстраиваются важнейшие ступени развития индустриального

–  –  –

136 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ были, пожалуй, в среднем наиболее высокими. Однако в последующее десятилетие 1973-1983 годов промышленное производство возрастало в среднем за год лишь на 1,1%, что явно недостаточно для нормального развития.24 Главные причины этого — понижение инвестиционной и, в частности, инновационной деятельности капитала, с одной стороны, и кризис труда (падение трудовой и гражданской активности трудящихся, даже в Японии), с другой. Ведь это факт, что и рост фондовооруженности (правда, неритмичный и вялый) повсеместно сопровождался падением темпов увеличения производительности труда. Например, в США они составляли в первой половине 60-х годов 3,6%, во второй половине — менее 1% и в 1970-1974 годах — около 0,5%.25 Практически для всех индустриально развитых стран характерно устойчивое снижение роста производительности труда.26 Или — рост производительности без уменьшения стоимости продукта, что, по определению В.И. Ленина, является экономическим абсурдом.27 Такова наиболее общая характеристика индустриального роста. Общая и потому, разумеется, по необходимости условная.

г) Индустриальный рост: капиталистическое преломление Строго говоря, индустриальный рост адекватен лишь капиталистической форме общественного хозяйства. Протекание его в условиях социалистической организации производства, исторически сформировавшейся в странах среднего развития, выступивших политичеcким антиподом капитализма, имеет на себе печать специфического, переходного состояния. Отсюда о полном наборе противоречий индустриального развития и — главное — наиболее последовательном и остром их проявлении можно говорить лишь применительно к капитализму. Вырождение индустриального роста, черты его извращенности особенно наглядно проявляются здесь. Что конкретно имеется в виду?

Во-первых, гипертрофированное развитие сферы услуг как следствие перенакопления промышленного капитала, ведущее к отвлечению все больших ресурсов от производительных целей и к социально-контрастному использованию результатов их функционирования, прежде всего в паразитическом потреблении господствующих групп и их челяди.29 Распространяемое буржуазными теоретиками мнение о том, что все проблемы промышленного развития решены, что индустриальное общество уже переросло в «общество услуг», является, в конечном счете, попыткой оправдания этого паразитизма.

Лишь некоторые из буржуазных экономистов выступают против отчетливо проявляющейся «деиндустриализации» экономики. Например, в 1980 году американский исследователь Р. Райх подготовил для слушаний в одном из подкомитетов Сената США доклад, озаглавленный «Следующая американская граница». В нем приведен список 16 отраслей промышленности, в которых доля производства американских фирм в мировом выпуске соответствующих видов продукции сократилась за период с 1970 по 1979 год более чем на 50%. Есть, конечно, преувеличение в словах, что Америка превращается в «нацию бутербродных ларьков»,31 но факт остается фактом: объем промышленного производства в текущих ценах сократился в США с 30% валового национального продукта в 1953 году до примерно 21% в 1985 году.

Капиталовложения в сферу услуг отличаются относительно меньшей эффективностью, идет ли речь о производительности труда в силу технологической специфики производств данной сферы или о количестве предоставляемых рабочих мест и заработной плате, обычно в 3-4 раза меньшей, чем в промышленном производстве.

Во-вторых, переход экономического роста в его спекулятивную форму, показателем чего является темп развития финансового капитала. Заметим в связи с этим, что один из серьезных буржуазных экономистов Р. Голдсмит, рассмотрев структуру национального богатства капиталистических стран начиная со второй половины XIX века, выяснил, что удельный вec финансовых средств (берущихся в связи со средствами

–  –  –

138 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ тем более, новых рабочих мест, а новыми качествами того и другого. Военные лаборатории и предприятия обладают не только многомиллиардными бюджетами, но и превосходными кадрами, получающими возможность реализовать свои творческие потенции и испытывающими чувство причастности к принятию общечеловеческих решений и к власти.38 Поистине трагическая ситуация.

Вместе с тем очевидны и общепризнанные отрицательные последствия милитаризации: непроизводительное использование ресурсов, искривления научно-технического прогресса, деформации рынка труда, вредоносные экологические последствия (их обычно не берут в расчет, и напрасно). Двигатели многих космических ракет работают на твердом топливе, образующем высокотоксичные газы; эксплуатация космических изделий может разрушать озонный слой атмосферы, образовывать «мусорный»

околоземной пояс, который в последующем затруднит нормальное исследование и эксплуатацию околоземного пространства.

Еще большая беда состоит в том, что национальные милитаризации перерастают в общекапиталистическую систему военного хозяйства, когда с подключением к этому процессу развивающихся стран создается глобальный военно-промышленный комплекс империализма, выступающий своеобразным аналогом исторически известной империалистической колониальной системы.

В-четвертых, появление своеобразной отдушины, нелегальной ветви экономического роста — так называемой теневой («вторичной», «параллельной», «черной» и т. п.) экономики, результаты которой не отражаются в официальных статистических документах. Это или производственная деятельность, ускользающая от налогообложения, или простая уголовщина (проституция, азартные игры, торговля наркотиками). Определить фактические масштабы такого экономического роста практически невозможно.

Однако, по экспертным данным, его удельный вес в торговле, строительстве, сельском хозяйстве, обслуживании составляет по разным странам от 8 до 33 процентов.39 Особенно велик он в развивающихся странах, причудливо сочетающих и до-, и капиталистические формы развития.

Теневая экономика, разумеется, является превращением буржуазного роста, но, вместе с тем, объективно служит смягчению недопроизводства труда и капитала, является своего рода клапаном для выпуска «социального пара». Обращают на себя внимание повышенные темпы прироста объемов нелегальной экономики (за период с 1974 по 1980 год от 7 до 55%).40 Складывается впечатление, что современные индустриальные системы просто не могут существовать без дополняющей разветвленной системы побочных, мелких, порозаполняющих производств и услуг. Сознательное их культивирование — способ сохранения сложившегося статус-кво.

Подводя итог описанию капиталистического преломления экономического роста, мы бы сказали, что переломные для капитализма 70-е и 80-е годы дали весьма большой простор для действия тенденций к падению и извращению экономического роста. Некоторые социологи на Западе объясняют это «индустриальной усталостью человечества». Да, «усталость» есть у всех, но по разным причинам. Не следует смешивать родовые противоречия индустриального развития с их видовыми, в частности капиталистическими, проявлениями. Ведь нет усталости, как мы видели, в милитаризованных отраслях и видах производства, хотя этот извращенный рост и составляет, пожалуй, главный аргумент в пользу тезиса о растущей выморочности капиталистического способа хозяйствования.

В целом, сложилась следующая ситуация: индустриальный рост с его лозунгом «не ждать милостей от природы» нарушил извечную связь природы и человека. Нарушил настолько, что некоторые исследователи называют три последних столетия «бесчеловечной», «неудавшейся цивилизацией». По их мнению, тоталитарное стремление укротить природу свело бытие человека к роли простого орудия всеобщей репрессии.41 В этих рассуждениях много верного, кроме одного и, пожалуй, самого главного: они не берут в расчет того, что на определенном этапе развития человечества жесткое

–  –  –

140 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ их «неоиндустриалами») доказывают необходимость более интенсивного накопления для модернизации производства, резкого подъема производительности труда, параллельного повышения прибылей и зарплаты, удовлетворения возросшего спроса за счет качественно новых товаров и услуг.44 В связи с этим предлагаются: увеличение государственного финансирования наиболее перспективных, реконструкционных направлений роста; подчинение ему селективной экспортной политики; достижение нового социально-экономического консенсуса.

Ускоренное промышленное развитие на реконструированной основе, очевидно, необходимо для стран так называемого среднего капитализма и, тем более, развивающегося мира. Не менее важно оно и для стран развитых, т. е. для всей мировой хозяйственной системы в целом.

Да, человечеству, если оно хочет физически уцелеть, нужен новый тип экономического роста. Но проблема эта неразрешима в метафизической постановке, в поисках выхода на путях лобового противопоставления промышленного и непромышленного роста. (Обнаружилось, например, что процесс структурной перестройки, в самом своем начале выразившийся в ускоренном развитии новейших наукоемких отраслей, что называется, уперся в отставание модернизации традиционных отраслей производства товаров и услуг.) Речь должна идти о качественном преобразовании того и другого и создании на этой основе совершенно нового производства как способа жизнедеятельности общества, исключающего всякий антагонизм не только внутри самого себя, но в отношениях с природой. Что конкретно имеется в виду?

Долгое время индустриальный рост (вещественно-продуктовое производство) мог преодолевать свои противоречия за счет экстенсивного вовлечения в экономический оборот еще незадействованных ресурсов. Эта видимая его успешность привела к распространению специфических принципов организации этого производства на все существующие сферы производства и потребления. Но, распространяясь, оно неизбежно порождало и условия, его отрицающие. Самые важные среди них — рост удельного веса невещного производства (модификация изначального: «не хлебом единым жив человек») и — это главное — нарастающее кардинальное изменение положения человека в системе производства, предсказанное Марксом, определившим принципиальное различие между совместным и всеобщим трудом.45 Расширение совокупности факторов роста очевидно связано с возрастанием в общественном производстве удельного веса его невещной части («духовного производства»). Эффект последнего двойственен: прямой — в виде невещных благ, приобретающих в глазах людей все большую ценность, и косвенный — в виде слабо формализуемого, но эффективного условия роста производства вещного. Та же наука не просто рационализирует технологию производства вещей, но обогащает и интегрирует все социально-экономические связи, объективно становится сферой, наиболее благоприятствующей развитию всеобщего труда. А ведь труд этот — по Марксу — органично ориентирован на подлинно общественные потребности, в том числе и на потребность в высокоэффективном и гуманизированном производстве всех богатств.46 Человечеству, если оно хочет физически уцелеть, нужен новый тип экономического роста.

В самом деле, всеобщий (т. е. всякий творческий, аккумулирующий весь человеческий опыт) труд принципиально отрицает жесткую кооперацию работников, навязанную им сложившейся системой машин, репродуктивный (повторяющийся) тип деятельности. Новая (самодействующая) техника ведет к «ускользанию природной почвы из-под всякой отрасли хозяйственной деятельности и перенесению условий ее производства в находящуюся вне этой отрасли всеобщую связь...».47 Это нарастающее превращение совместного («фабричного») труда во всеобщий, а его, в свою очередь, в главное условие развития общества и составляет, по нашему мнению, магистральную линию зарождения и укрепления нового типа экономического роста.

–  –  –

142 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ Функционирование хозяйственно-политического механизма современного капитализма Безотносительно к историческим фазам можно обозначить общие положения взаимодействия экономического роста и хозяйственно-политического механизма. Это весьма важно для дальнейшего анализа.

В любом случае, во-первых, механизм изначально производен от роста. Во-вторых, каждый тип роста допускает определенный диапазон разнообразия механизмов. Втретьих, это разнообразие механизма более вариативно в его политической части. Вчетвертых, в силу этой вариативности сложившийся механизм имеет действенные возможности для поддержания того или иного типа экономического роста. В-пятых, богатство и действенность этих возможностей делает обладание командными высотами механизма предметом внимания различных социальных групп, объектом присвоения (собственности). В-шестых, захват той или иной группой этих командных высот обратно влияет на рост: или способствуя сохранению его отжившего типа, или стимулируя развитие типа прогрессивного.

Иначе говоря, на динамической основе экономического роста складывается, живет и отмирает тот или иной хозяйственно-политический механизм, сам, в свою очередь, в каждый данный момент представляющий собой многомерную систему сосуществования и борьбы отживающих, доминирующих и зародышевых форм. Рассмотрим диалектику этого сосуществования на примере капиталистического хозмеханизма, обратившись вначале к его основам и мутациям, в них происходящим.

Известно, что основу капиталистического хозяйственно-политического механизма составляет рынок, а главную движущую силу — конкуренция. Доказано, что с образованием монополий и тот, и другая претерпевают существенные изменения. Все они находят свое выражение в механизме (его функциях, субъектах и средствах), который сам, в свою очередь, закрепляет эти изменения и создает условия для появления новых.

В системе экономических отношений, таким образом, хозяйственно-политический механизм — наиболее подвижная и волеопределяемая часть.49 На динамической основе экономического роста складывается, живет и отмирает тот или иной хозяйственно-политический механизм, сам, в свою очередь, в каждый данный момент представляющий собой многомерную систему сосуществования и борьбы отживающих, доминирующих и зародышевых форм.

Основное назначение капиталистического механизма — обеспечивать воспроизводство буржуазной собственности. При всем многообразии ее проявлений главными являются три: предпроизводственное, производственное и послепроизводственное присвоение, последовательно полагающие себя как предпосылки, бытие и результат.50 Каждое из них есть одновременно присвоение и технологических, и экономических, и социальных условий производства как неразрывно связанных. Отсюда, выполняя свое назначение, хозяйственно-политический механизм неизбежно охватывает все эти проявления и состояния, обнаруживая свое действие в соответствующих им конкретных функциях. Среди них, в частности, — регулирование ресурсопотоков, кредитов, цен; организация производства и труда; организация сбыта и послепроизводственного обслуживания потребления; поддержание «социального консенсуса» в обществе. То есть все то, что можно назвать обеспечением экономического роста.

Каждая из этих функций составляет предмет особого анализа. Однако для нас важнее общий характер движения их совокупности, характер противоречивый и потому — мутационный.

Общее правило таково: свое назначение обеспечивать воспроизводство буржуазной собственности хозяйственно-политический механизм капитализма выполняет таким

–  –  –

144 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ ально-экономический рост.58 Всего этого в достаточно развитом виде при капитализме нет и быть не может.

Действительно, буржуазное государство все глубже врастает в экономику, все чаще пытается решать проблемы, которые не могут быть решены монополистическими группами и даже всем классом буржуазии в целом. Здесь оно получает поддержку и со стороны трудящихся, которые опасаются, что борьба частного предпринимательства за «экономный» государственный аппарат регулирования приведет к неуправляемым структурным перестройкам и сокращению социальных программ. Однако, оставаясь, прежде всего, классовым инструментом, оно не может избавиться от бюрократической болезни, свойственной всем институтам этого класса.59 Консервативная волна, теперь уже охватившая все развитые капиталистические страны (за исключением скандинавских), не случайна. Некомпетентность, расточительство и бессилие послевоенного государственного регулирования стало очевидным и бизнесу, и трудящимся. «Кризис государственности», рост «недоверия» ко всем без исключения социальным институтам стали поистине массовым явлением на Западе.60 В этих условиях именно государство пытается поправить дело. Административные, налоговые и другие реформы конца 70-х, начала 80-х годов призваны мобилизовать потенциальные резервы развития экономики, активизировать структурную перестройку, внести новые элементы в механизм взаимодействия государства и промышленных фирм, который из инструмента адаптации должен превратиться в средство активного формирования новых условий роста. Обращает на себя внимание значительное усиление роли буржуазного государства в стимулировании инноваций на основе новейших научно-технических достижений. Вопросы нововведений, ориентации их на долгосрочный конечный результат заботят сейчас самые верхние эшелоны власти. Особенно характерно это для Японии.

Вместе с тем, буржуазное государство, по нашему мнению, не справится со стоящими перед всем обществом задачами. Уже потому, что историческая роль государственности вообще ограничена. Все шаги по ее укреплению (при сохранении частной собственности в любой разновидности) есть не что иное, как путь наращивания тоталитарности в обществе. И это — вполне реальная возможность. Резкое усиление влияния военно-промышленного комплекса — весьма настораживающее обстоятельство.

Что же касается экономического роста, то и здесь государственное регулирование все чаще сбоит. Добиваясь большей «эластичности» производства одной рукой, другой оно эту «эластичность» уничтожает. Это относится и к политике формирования доходов и расходов государства, и к кредитной политике, и к практике ценообразования (на нефть, например), и к регулированию рынка труда. В последнем случае государство, с одной стороны, до известной степени стабилизирует его, а с другой, открывая шлюзы безудержной эксплуатации, его разрушает. А ведь в антагонизме труда и капитала как раз и содержится главное препятствие для перехода к новому типу экономического роста.

Следующий субъект буржуазного хозяйственно-политического механизма — частное предпринимательство — представлен одновременно мелкими, средними и крупными предприятиями. Громадные различия в масштабах производства, объеме ресурсов, способах финансирования, рыночной стратегии и т. п. существенным образом влияют на целевые установки и показатели эффективности их деятельности. В силу этого для мелкого бизнеса, например, накопление капитала практически равнозначно росту производства, нововведениям и т. п. В рамках крупного предпринимательства все обстоит сложнее: с одной стороны, концентрация производства с необходимостью вызывает и рост нововведений,61 с другой, накопление капитала здесь все больше отрывается от производственного накопления и инновационного роста. Дело не столько в размерах фирмы (хотя известно, что переконцентрация снижает гибкость и поисковый характер производства), сколько в ее монопольном положении. Вот и получается, что эффективный рост и революционные новшества, вопреки И. Шумпетеру,

–  –  –

146 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ нейшим ресурсным позициям фирма все больше начинает зависеть от региональных, национальных и межнациональных пропорций и регулирующих их институтов. Без их помощи даже крупные фирмы уже не в состоянии удовлетворительно контролировать ход производства.

Таким образом, в послевоенные годы обнаружилась ограниченность и государственного, и корпоративного управления. Присущий обоим бюрократизм стал очевиден в новых условиях, когда возросла неопределенность конъюнктуры и оказались бессильными простая экстраполяция развития, устоявшиеся оргструктуры и т. п. И это — при том, что фирмы постоянно экспериментируют с системами внутрифирменного управления, а государство пытается «чистить» себя, провозглашая принцип перестройки ведомственного управления под вновь возникающую проблему. Само по себе заслуживающее внимания обстоятельство.

В этой ситуации наиболее распространенный в нашей литературе двучленный анализ хозмеханизма современного капитализма (фирма-государство), видимо, уже не позволяет схватить его подлинное существо. Равно как и анализ так называемых государственно-монополистических комплексов, хотя и дельно рассматривающий их структурно-функциональные, финансовые и т. п. связи.62 Требуется определить системообразующую форму, в которую логически и полностью вписывались бы все отмеченные выше процессы.

С нашей точки зрения, это все та же финансовая олигархия, точнее — новый шаг в ее развитии. Внутренне противоречивый и, вместе с тем, достаточно целостный союз финансовых монополистических групп, охватывающих все сферы деятельности, национальные и интернациональные хозяйственные связи, становится главным субъектом хозяйственного механизма, многополюсным «экономическим центром» капиталистического общества.

В свое время Маркс отмечал, что сращивание правительства и биржи осуществляется тем легче, чем всеохватнее деятельность акционерных обществ и чем больше возрастают государственные долги.63 С тех пор оба обстоятельства неизмеримо усилились.

Мощные финансовые группы, включающие кредитные банки и сети небанковских учреждений, оперирующие анонимным акционерным капиталом, постоянно расширяют сферу и наращивают средства своего воздействия, проводят эгоистичную стратегию спекулятивного роста, почти одинаково враждебную и «неэффективному бизнесу», и демократической альтернативе, а часто и государству. На этой основе формируется не просто «консервативная», а «неоконсервативная волна», наиболее последовательно отражающая выморочные классовые интересы капитала, закономерности развития формы, но не содержания капиталистического производства.

Паразитарный характер деятельности этого главного субъекта хозмеханизма современного капиталистического общества, с одной стороны, ведет ко все большему обуржуазиванию этого общества (развитию основного производственного отношения капитализма), а с другой, делает его все более чуждым самым различным общественным слоям.

Отсюда, судьба нового типа экономического роста может решиться лишь в борьбе, для предвидения результата которой могут оказаться полезными следующие, вытекающие из предыдущего анализы, выводы.

Консервативные силы общества отстаивают и часто реанимируют отжившие факторы роста и способы их организации, сохраняя тем самым основу своего социального бытия. Наоборот, прогрессивные слои видят выход в стимулировании развития новых направлений роста, объективно подрывающих частнособственническую основу капитализма, его хозяйственно-политический механизм.

Капиталистический мир лишь в своей основе черно-белый. Объективная зависимость от рынка труда может заставлять те или иные группы рабочих отстаивать старые

–  –  –

148 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ НАСЛЕДИЕ НАУЧНОЕ 28 «Коммунист», 1964, № 17, с. 64.

29 Подробнее см.: Сфера услуг в США: новые явления и структурные сдвиги. М., 1985.

30 «California management review», 1985, vol. XXXII, N 3, р. 26-27.

31 Lawrence R.Z. Can America compete? Wash.,The Brookings Institution, 1984, p. 2.

32 Привед. по: «За рубежом», 1986, № 31, с. 14.

33 Goldmith R.W. Comparative National Balance Sheets. A Study of twenty countries 1688-1978. Chicago and London. The University of Chicago Press, 1985.

34 См. его статью «США: ЭПИ», 1987, № 9, с. 48.

35 Вряд ли оправданы распространенные в нашей литературе аналогии сегодняшнего положения капитализма с периодом начала «великой депрессии» 30-х годов: и масштабы производства, и способы его регулирования совсем иные. Вместе с тем, все большую актуальность приобретает вопрос — сколько можно жить в долг? По оценке видного специалиста в теории роста А. Калецкого, дефицит торгового баланса США составил в 1984 г. около 100 млрд. долларов, и, если курс доллара не понизится, то к концу 80-х годов он возрастет до 1 трл. долларов («Problems economiques», 1986, 20 Mars, р. 20). Ни долларовое выражение долгов, позволяющее США расплачиваться «бумажками», ни масштабы их экономики не позволят в длительной перспективе расти за счет других стран, развитых и развивающихся.

36 См.: Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986, с. 13.

37 См.: Gervasi T. The Math of the Soviet Military Supermasy. N.Y., 1986; Melman S. An economic alternative to Civilian Economy. Under the Auspices of the SANE Education Fund, November 18, 1986.

38 Broad W.J. Star Warriors. A Penetrating Look into the young scientists behind our space age weaponry.

N.Y., Simon and Schuster, 1985.

39 «Survey of current business». May 1984, p. 33.

40 Ibid., p. 34.

41 Horkheiк M., Adornoth W. Dialektik der Aufklarung. F. am M., 1969, s. 119.

42 Heller P., Sevffert A. Okologische Wirtschaf-Teorien end Strategien: Ein Literaturbericht.- Argument B.,1984, Jg. 26, N 146, s. 586-595.

43 Rehfeldt U. Krise der Antikrisen strategien: Wirtschafts Politik Konzeptionien in Europa. Bonn, 1983, s.

30; O'Connor Jo. Assumpulation crisis. N.Y., Beackwell,1984.

44 В трактовке японских авторов такая экономика называется «софтизированной» (от английского «software»). Называются следующие диктующие этот переход обстоятельства: рост потребности в высококачественных индивидуализированных и принципиально новых товарах и услугах; обострение конкурентной борьбы на традиционных рынках; необходимость и возможность освоения возникших уже в последнее время собственных научно-технических идей и достижений (Р. Имоуэ, Х. Такэути, Софуте ицдасутори-но дзидай, Тикума себо. Токио, 1980).

45 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. 1, с. 116.

46 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 26, ч. 1, с. 421; т. 49. с. 103.

47 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 2, с. 18.

48 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 191.

49 Первую в нашей литературе специальную характеристику капиталистического хозяйственного механизма см. в: «Политическая экономия — теоретическая основа революционной борьбы рабочего класса». Под ред. Л.И. Абалкина. M., «Мысль», 1983.

50 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 49, с. 48.

51 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 49, с. 229.

52 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 560.

53 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1, с. 483.

54 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 49, с. 229.

55 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. 1, с. 229.

56 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. 1, с. 422.

57 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 153.

58 См.: О существенном различии регулирования и управления. Противоречия и проблемы эффективности управления капиталистическим производством. М., «Наука», 1981, с. 12-15.

59 «Все правительственные органы превращаются в автономные и руководствуются собственным стремлением (своим собственным рациональным началом, своим узковедомственным представлением о вещах, а не национальной политикой) и своим боссом — национальным правительством. В этом заключена угроза способности правительства делать направление и осуществлять руководство. Государственная политика во все возрастающей степени фрагментируется, причем руководство его отделяется от ее исполнения. Исполнение направляется скорее инерцией бывших бюрократических империй, а не соображениями государственной политики» (Drucker P.F. The Age of Discontinuity. Guidelines to our Changing Society. N.Y., 1986, р. 134) 60 Lipset S., Schneider W. The confidence gap: business, labour and government in the public mind. N.Y., L.: Free press, 1983.

61 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 194.

62 См., например: «Государственно-монополистические комплексы», ЛГУ, 1979.

63 См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 172.

Статья впервые опубликована в сборнике «Экономический рост и хозяйственнополитический механизм современного капитализма» под редакцией Н. А. Климова (Москва, Академия наук СССР, 1987).

Похожие работы:

«СОГЛАСОВАНО Руководитель ГЦИ СИ Внесены в Г осударственный реестр Устройства центральные сбора средств измерений и передачи данных Ъ Регистрационный № ~0 ЦУСПД Взамен № 27111-04 Выпускаются по ГОСТ 22...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 421 669 C2 (51) МПК F27B 7/14 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2009132730/02, 31.08.2009 (72) Автор(ы): Белокур Кирилл Алексеевич (RU), (24) Дата нач...»

«ПОДЗЕМНАЯ КЛАДОВАЯ СТРАНЫ Сайын Кыдырманов родился в ауле Бакалы Алматинской области. Там в совхозе работал на стройучастке. Потом служба в Советской Армии. Затем пять лет студент горного факультета Казахского политехнического института имени В.И.Ленина (ныне КНТУ имени К.И.Сатпаева). Со студенческой...»

«Технические данные Усовершенствованные сервисные модули Cisco Enhanced EtherSwitch для маршрутизаторов Cisco серий 2900 и 3900 Применение усовершенствованных сервисных модулей Cisco® Enhanced EtherSwitch® позволяет компаниям снизить показатель совокупной стоимости...»

«ИНЖЕНЕРНО-ВНЕДРЕНЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "КРЕЙТ" Контроллер Ethernet К-104 Руководство по эксплуатации Т10.00.104 РЭ Екатеринбург Лист 2 Т10.00.104 РЭ Редакция 11.01 от 17.11.15. © ИВП КРЕЙТ, 2015 г. Т10.00.104 РЭ Лист 3 СОДЕ...»

«УТВЕРЖДЕНЫ Решением Комиссии Таможенного союза от 16 августа 2011 года № 772 Технические условия передачи данных таможенной статистики внешней торговли и статистики взаимной торговли товарами 1. Соглашением о ведении таможенной статистики внешней торговли и статистики взаимно...»

«И.М. Тетерин, Н.Г. Топольский, С.А. Качанов СИСТЕМОТЕХНИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧС Информационные технологии и автоматизированные системы управления предупреждением и ликвидацией ЧС и последствий террористических актов на территориальном уровне реал...»

«ПРОТОКОЛ № 6 г. Саратов 19 января 2017 г. Наименование закупки: открытый запрос котировок в электронной форме на право заключения договора на поставку строительных материалов для перепланировки комнаты №юо ОУП ИАК1 этаж АО "НПП "Алмаз" (ZK 3160461228...»

«Вы можете прочитать рекомендации в руководстве пользователя, техническом руководстве или руководстве по установке JBL ON AIR CONTROL 2.4G AW (220-240V). Вы найдете ответы на вопросы о JBL ON AIR CONTROL 2.4G AW (220-240V) в рук...»

«Содержание ПЕРЕЧЕНЬ ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 ПОЛНОЕ НАИМЕНОВАНИЕ И УСЛОВНОЕ ОБОЗНАЧЕНИЕ 1.2 ПЕРЕЧЕНЬ ДОКУМЕНТОВ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРЫХ СОЗДАЕТСЯ АПК "БЕЗОПАСНЫЙ ГОРОД" 2. НАЗНАЧЕНИЕ И ЦЕЛИ СОЗДАНИЯ АПК "...»

«А.А. Белоусов1,2, Ю.Н. Вольхин1, А.В. Гамиловская1,2, А.А. Дубровская1, Е.В. Тихонов1,2 1ОАО "Центральное конструкторское бюро автоматики" 2Омскийгосударственный технический университет Сверхширокополосный многофункциональный радиофотонный приёмный тракт для аналоговой обработки сигналов дециметрового, сантиметрового и мил...»

«6Ф УДК 004.032.26 А.М. Фонотов, Ю.И. Филатов, К.К. Бабич ГВУЗ "Донецкий национальный технический университет", г. Донецк, Украина Украина, 83050, г. Донецк, пр. 25-летия РККА, 1 Прогнозирование движения цен на фондовом рынке в краткосрочном периоде A.M. Fonotov, Y.І. Fіlatov, H.K. Babich SHEE "Donet...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт социально-гуманитарных технологий Направление подготовки 38.0...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 535 365 C2 (51) МПК C12N 5/0789 (2010.01) C12Q 1/00 (2006.01) A61P 35/00 (2006.01) A61P 31/18 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2009148666/10, 28.05.2008 (21)(22) Заявка: (72) Ав...»

«Создание проектов технического перевооружения предприятий на базе продуктов Autodesk Константин Бондарев ООО "Нью Лайн Инжиниринг", Руководитель продаж Соломыкин Илья ООО "Нью Лайн Инжиниринг", Инженер проектов 5 Autod...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.