WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ФАКТОРЫ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ УГРОЗЫ Автор: А. Д. ТОЛМАЧ ТОЛМАЧ Александр Дмитриевич - младший ...»

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ФАКТОРЫ

ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ УГРОЗЫ

Автор: А. Д. ТОЛМАЧ

ТОЛМАЧ Александр Дмитриевич - младший научный сотрудник Института социологии РАН (Email: mozgovai@isras.ru).

Аннотация. Описывается роль индивидуального фактора при принятии решений в ситуации

террористической угрозы. Обосновывается необходимость формирования системы информирования

населения об угрозе террористических актов. Описан опыт США в создании и эксплуатации подобной системы. Предложены основания российской системы оценки террористической угрозы.

Ключевые слова: терроризм * террористическая угроза * риск * информационная система * национальная безопасность У. Бек характеризует события 11 сентября 2001 года как поворотную точку в развитии общества: ни война, ни преступление, ни терроризм в привычном смысле этого слова [1]. Произошедшие события подтверждают состоявшийся переход к обществу, в котором совокупность рисков увеличивается, происходит разрушение пространственных, временных и социальных границ их распространения.

Более того, террористическая угроза демонстрирует процесс замещения случайности (несчастного случая) при производстве рисков намеренностью. При этом принятие индивидуальных решений в ситуации риска требует в качестве основного условия доверия, которое в условиях современного общества снижено, что в свою очередь приводит к разрушению представлений о "homo economicus" как субъекте принятия решений [1: 44]. Другими словами, в условиях террористической угрозы мир индивидуальных рисков сталкивается с миром систематического риска, который противоречит экономической логике.



Однако, на наш взгляд, тезис У. Бека об уходе со сцены индивидов в качестве субъектов принятия решений в ситуации риска в случае террористической угрозы не однозначно соотносится с реальным положением вещей. По мнению ряда "рискологов", риск, в отличие от опасности, представляет собой социально-конструируемый феномен. Понятие "рискованности" соотносится скорее с восприятием, а не с фактологией. А восприятие, в свою очередь, основывается преимущественно на качественных (не количественных) характеристиках угрозы. К. М. Дженкин [2: 1] предлагает провести следующий мысленный эксперимент: предположим, что руководство нью-йоркского порта получает сообщение о радиоактивной "грязной бомбе", которая находится в одном из контейнеров в порту и может взорваться в любой момент. Нижний Манхеттен эвакуируется, большинство жителей других пяти районов также предпочитают покинуть город. Бизнес терпит убытки от отсутствия клиентов и простоя работников. Через тридцать шесть часов Департамент национальной безопасности сообщает, что угроза миновала. Однако многие предпочтут повременить с возврастр. 54 щением несколько дней. Бизнес продолжит нести убытки. В конце концов, пройдет несколько месяцев, прежде чем город полностью восстановится. В данном примере имеются индивиды, принимающие решения с долгосрочными последствиями как для них лично, так и для общества в целом. Но при этом ничего не известно о реальности предполагавшейся угрозы.

Эмпирическое исследование1, проведенное в России в 2005 г. показало, в частности что террористическая угроза "вписана" в структуру представлений населения в современном обществе.

"По уровню незащищенности риск террористической угрозы сопоставляется населением с рисками отравления вредными веществами и авариями на общественном транспорте, наличие которых в значительной степени зависит от неэффективности контроля со стороны социальных субъектов, отвечающих за организацию и управление в соответствующих сферах" [3: 88].

Другое исследование, проведенное под руководством известного шведского рисколога Л. Шёберга, показало, что сами индивиды позиционируют себя субъектами решений и действий в ситуации террористической угрозы [4]. Респонденты оценивали террористическую угрозу для других выше, чем для себя, - так называемое "оптимистическое предубеждение" [5]. Респонденты демонстрировали в своих оценках способность к индивидуальным решениям и действиям, предполагаемую результативность этих действий. Исследовательские данные подтверждают аргументы в пользу наличия и важности индивидуального решения в ситуации террористической угрозы. В таком случае для эффективного индивидуального риск-менеджмента индивидам надо предоставить необходимую для принятия решений информацию. Другими словами, должна быть налажена эффективная система рисккоммуникации, о необходимости которой пишет М. Хелдринг [6]. Как показано ниже, сегодня эффективной системы риск-коммуникации по поводу риска террористической угрозы не разработано ни в одной стране.

Для начала проанализируем способы решения проблемы риск-коммуникации в ситуации с другими рисками, присущими современному обществу. Точнее - нас интересует механизм получения информации о параметрах существующих угроз применительно к отдельным индивидам.

Большинство рисков современного общества так или иначе поддаются оценке экспертного сообщества. Однако в "исходном виде" эти оценки мало пригодны для конечных потребителей индивидов. Экспертное знание может быть излишне сложным, противоречивым, что затрудняет его восприятие. Поэтому экспертные оценки рисков обобщаются и представляются для массового ознакомления в упрощенном виде. Эта информация может использоваться населением при выборе индивидуальной стратегии поведения в ситуации риска: ухода либо сосуществования.

Примерами таких оценок уровня риска могут служить:

1. Туринская шкала - таблица, показывающая степень опасности, исходящую от определенного небесного объекта (от 0 - "нет риска" до 10 - "неизбежное столкновение, способное вызвать глобальную климатическую катастрофу").

2. "Часы судного дня" - проект американского журнала Bulletin of Atomic Scientists -часы, показывающие без нескольких минут полночь. Время, оставшееся до полуночи, символизирует напряженность международной обстановки и возможность глобальной ядерной войны.

3. Существующая в США программа предупреждения об активности вулканов. Согласно ей, все вулканы получают оценку от "нормальной" (зеленый цвет) до "опасной" (красный цвет") начинается или идет извержение, предполагающее значительный ущерб.

_____________________________________

Исследование проведено группой сотрудников ИС РАН и Центра социального прогнозирования (Ф. и А. Шереги) под руководством М. К. Горшкова и А. В. Мозговой по репрезентативной общероссийской выборке в ноябре 2005 г. Методом индивидуального интервью опрошено 3000 респондентов в возрасте от 18 лет и старше, во всех территориальноэкономических районах страны (согласно районированию Росстата), а также в Москве и Санкт-Петербурге, представляющих 11 основных социально-профессиональных групп.

–  –  –

1. Информационная система Департамента национальной безопасности США (Homeland Security Advisory System) - возможно, наиболее известная и популярная система. В СМИ оценки департамента цитируются как "уровень террористической угрозы". Одна из немногих систем, созданная для информирования не только крупных субъектов принятия решений, но и частных лиц.

2. Уровень угрозы в Великобритании (UK Threat Level) - управляется Объединенным центром анализа терроризма. Ее отличие от американской системы с точки зрения налаживания рисккоммуникации заключается в том, что общественность информируется не на регулярной основе, а лишь "при необходимости". Как сообщает MI52, население будет предупреждено о неизбежности нападения только, если "возникнет конкретная угроза, против которой люди смогут принять меры для собственной защиты" [7: 134].

3. Французская система Vigipirate - четырехуровневая цветовая система индикации угроз. Это скорее заранее разработанный и утвержденный план обеспечения безопасности, контролируемый аппаратом премьер-министра. Каждому уровню угрозы соответствует свой набор действий по обеспечению безопасности - например, замена мусорных корзин на прозрачные пакеты или введение дополнительных проверок в правительственных зданиях. При этом общественность ставится в известность о том, какой уровень плана Vigipirate введен в настоящее время.

4. Национальный контртеррористический уровень угрозы (Австралия). Система включает в себя четыре уровня предупреждений о террористической угрозе. При этом оценивается только вероятность совершения теракта (без учета предполагаемого масштаба).

5. В Израиле правительственные контртеррористические силы выпускают предупреждения для военных и правоохранительных сил, которые при необходимости с разрешения властей могут транслироваться через СМИ для повышения бдительности населения.

В России время от времени появляются новости о подготовке к введению системы предупреждения населения о террористических угрозах. Первые упоминания о возможности введения подобной системы относятся к 2004 г. Так, 29 сентября 2004 г. секретарь Совета безопасности И. Иванов сообщил, что Россия работает над системой оценки текущего уровня террористической угрозы в стране и необходимых мероприятий для ответа на нее. После этого сообщения о подготовке соответствующей системы начинают появляться регулярно.

Вот некоторые из них:

13 марта 2007 г. глава ФСБ и национального антитеррористического комитета рассказал о том, что в России разрабатывается шкала уровней террористической угрозы. 12 марта 2008 г. глава ФСБ Н.

Патрушев на заседании национального антитеррористического комитета сообщил, что в России будет введена пятиуровневая система, отражающая степень террористической угрозы. На том же заседании замглавы ФСБ В. Булавинов дал общее описание системы (5 цветов от зеленого до красного - каждый соответствует определенному уровню террористической угрозы и подразумевает под собой особый правовой режим).

В феврале 2009 г. спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и транснациональной преступMI5 - государственное ведомство контрразведки. В обязанности MI5 входит защита Соединенного Королевства от скрыто организуемых угроз (терроризм, шпионаж и распространение оружия массового уничтожения).

стр. 56 ностью А. Сафонов заявил: "решение о создании шкалы угроз принято на заседании национального антитеррористического комитета. Сейчас идет юридическая проработка деталей"3.

2 апреля 2010 г. (после терактов в московском метро в конце марта) А. Сафонов сообщил, что работа над системой предупреждения населения России об уровне угрозы теракта завершена. Практически тогда же секретарь Совета Безопасности РФ Н. Патрушев сообщил, что "...все готово для введения системы, Национальный антитеррористический комитет подготовил необходимые предложения для корректировки действующего законодательства"4.

28 января 2011 г. - после теракта в московском аэропорту Домодедово - Госдума РФ в срочном порядке одобрила в первом чтении поправки в закон "О противодействии терроризму", предусматривающие введение трехуровневой шкалы террористической угрозы. Однако поправки не приняты, в России нет пока единой действующей оценки террористической угрозы с возможностью ознакомления с оценками экспертов максимального количества населения. Более того - если такая система появится, ее эффективность вызывает большие сомнения. Доказательством служит опыт эксплуатации американской системы департамента нацбезопасности, которая, судя по заявлениям представителей российских силовых ведомств, взята за образец.

Остановимся подробнее на американской информационной системе Департамента национальной безопасности, утвержденной в марте 2002 г. Президентской директивой по национальной безопасности N 3 (ПДНБ-3). Эта директива вводила механизм информирования и обеспечения принятия решений, касающихся национальной безопасности, на разных уровнях госуправления, в частном секторе и среди простых граждан. Потенциальная террористическая угроза представляется одним из пяти цветовых кодов. Зеленый - низкий уровень, синий - обычный, желтый - значительный, оранжевый - высокий уровень, красный - максимальный уровень. При этом учитывается как вероятность террористической атаки, так и ее возможная тяжесть.

В ноябре 2002 г. Конгресс США ввел в действие постановление, по которому в США был создан Департамент национальной безопасности. В феврале 2003 г. в соответствии с законом о национальной безопасности была выпущена Президентская директива по национальной безопасности N5 (ПДНБ-5). При этом ПНДБ-5 не давала четких критериев определения уровня террористической угрозы. Более того - Департамент национальной безопасности не создал описания процедуры, критериев и условий для изменения оценки её уровня. Таким образом, принятие решений о повышении/понижении уровня угрозы носит субъективный характер. Вместе с тем, так как большинство из этих решений принимаются политиками, сложившийся механизм подвергается обоснованной критике.

Насколько эффективна принятая в США пятиуровневая шкала? За время существования информационной системы Департамента национальной безопасности (март 2002 - начало 2010 г.) власти США несколько раз ненадолго поднимали уровень угрозы с желтого до оранжевого, один раз

- до красного. До синего или зеленого уровней оценка террористической угрозы не понижалась ни разу5.

Так, с 10 по 24 сентября 2002 г. - уровень был поднят до оранжевого в связи с появившейся информацией о возможных терактах Аль-Каиды в годовщину событий 11 сентября 2001 г. С 17 марта по 16 апреля 2003 г. - по данным разведки, терроУровни террористической угрозы вскоре появятся в РФ - Сафонов // РИА "Новости", 17.02.2009.

URL:

http//www.rian.ru/defense_safety/20090217/162367437.html (дата обращения: 27.02.2011).

Николай Патрушев: возмездие ждет их всех // Коммерсантъ. 2010. 31 марта.

Периоды и описание причин сформированы на основе информации с сайта Департамента национальной безопасности http://www.dhs.gov/xabout/history/editoriaL0844.shtm (дата обращения: 02.03.2010).

стр. 57 ристы готовились к атакам на США и союзников в связи с военной кампанией против Саддама Хусейна в Ираке. С 10 по 13 августа 2006 г. - впервые степень террористической угрозы поднялась до красного уровня - только для авиарейсов из Великобритании в США. За несколько часов до этого британские власти арестовали несколько экстремистов, готовивших уничтожение пассажирских самолетов на рейсах из Великобритании в США. Уверенности, что задержаны все участники готовившихся терактов, не было. Одновременно уровень террористической угрозы для авиации в целом (как внутренней, так и международной) был поднят до оранжевого уровня. После 13 августа уровень террористической угрозы для авиарейсов из Великобритании в США снижен до него же.

Таким образом, эффективно использовались только два уровня шкалы из пяти -желтый и оранжевый. Более того, на сегодняшний день сложно представить себе ситуацию, чтобы кто-то решил установить синий или зеленый уровни террористической угрозы - фактически это выглядело бы как "приглашение" для террористов. В итоге, существующая пятиуровневая шкала является избыточной.

Что касается России, то для неё важна дифференциация уровня террористической угрозы по географическому и отраслевому признакам. Как показано ранее [3: 83], это сильно зависит от региона - для России наиболее опасны города Северного Кавказа (Грозный, Махачкала, Владикавказ, Гудермес, Назрань) и города-субъекты федерации - Москва и Санкт-Петербург. Аналогичное неравномерное распределение терактов можно проследить и в характере целей - "отраслевой признак". Наиболее часто в качестве целей выбирается транспорт (авиация, метро), места скопления людей. В американской системе определения уровня террористической угрозы такого рода дифференциация появилась только через два года после ее ввода. 9 января 2004 г. - после снижения национального уровня террористической угрозы до желтого Департамент национальной безопасности рекомендовал оставить оранжевый код для некоторых секторов и географических территорий [7: 11]. Можно предположить, что и для обычных людей предоставление более специфичной информации по географическому и отраслевому критериям было бы гораздо полезнее, чем общефедеральная шкала.

В итоге, с конца января 2011 г. Департамент национальной безопасности принял решение отказаться от прежней информационной системы в пользу Национальной террористической информационной системы (National Terrorism Advisory System)6. В новой шкале предполагается два уровня террористической угрозы. Одновременно повышенное внимание будет уделено задаче предоставления своевременной подробной информации для общественности, государственных служб экстренного реагирования.

Основная цель создания этой системы - побуждение субъектов, принимающих решения, в случае возникновения угрозы террористического акта к выполнению мероприятий по его предотвращению и защите населения. "В Соединенных Штатах Америки национальные лидеры не имеют установленных законом полномочий требовать конкретных действий от отдельных частей государственного аппарата и частного сектора. Вместо этого федеральное правительство должно убедить их в том, что желаемые действия имеют смысл" [7: 121]. Федеральные власти США не могли принять законодательные акты, которые бы определяли порядок действий в случае террористической угрозы для властей штатов, муниципалитетов и крупного бизнеса. В США за ликвидацию последствий стихийных бедствий и чрезвычайные ситуации (в том числе, террористические акты) отвечают местные органы власти. Перераспределение полномочий могло бы вызвать протест и обвинения в излишней централизации власти.

В России - после указа Президента "О мерах по противодействию терроризму" (15.02.2006) необходимости в аналогичном мотиваторе для региональных властей нет. Согласно этому указу в России создан Национальный антитеррористический коURL: http://www.dhs.gov/files/programs/ntas.shtm (дата обращения: 28.02.2011).

стр. 58 митет. В его состав вошел Федеральный оперативный штаб, решения которого обязательны для всех государственных органов, представители которых входят в его состав и в состав оперативных штабов в субъектах Российской Федерации (статья 5 указа Президента РФ N 116 от 15.02. 2006 г.).

Решения, принятые на федеральном уровне в Национальном антитеррористическом комитете (в рамках его компетенции), обязательны для представителей региональной исполнительной власти.

Из сказанного следует, что российский аналог системы оценки уровня террористической угрозы - в отличие от американского - может сосредоточиться на решении только одной задачи - оповещения населения. Между тем, как показано, система Департамента национальной безопасности США с этой задачей справляется плохо. Ниже сформулированы принципы, на которых могла бы основываться российская система предупреждения населения об угрозе террористических актов.

Во-первых - система предупреждения населения об угрозе террористических актов должна быть многообъектной. Система Департамента национальной безопасности США приходит к этому опытным путем. С 2004 г. повышения уровня террористической угрозы стали носить более локальный характер - для отдельных штатов, отраслей. Более того - в США существуют и региональные уровни террористической угрозы - в ряде штатов. Но в большинстве случаев их динамика совпадает с динамикой федерального индикатора. Наиболее часто упоминаемым региональным индикатором уровня террористической угрозы является показатель, использующийся в штате Гавайи. Повышенное внимание к индикатору в этом штате связано с тем, что продолжительное время показатель террористической угрозы для Гавайских островов был ниже общефедерального; на момент написания статьи оба показателя находятся на одном (желтом) уровне. Сегодня общефедеральный показатель уровня террористической угрозы в США превалирует над региональными и отраслевыми - ему уделено повышенное внимание СМИ, более того - он служит основой для установления отдельных, более специфичных уровней террористической угрозы (в регионах и отдельных отраслях). При этом общефедеральный уровень террористической угрозы при принятии решения людьми о поведении в ситуации риска скорее играет роль "средней температуры по больнице". Правильнее было бы определение уровней угрозы для отдельных регионов и отраслей. Для России речь могла бы идти об отдельных субъектах Федерации, городахмиллионниках и т.п.

Увеличение числа объектов для оценки террористической угрозы на базе используемой в США шкалы серьезно усложняет передачу и восприятие информации. Как показано на примере США, в подавляющем большинстве случаев достаточно двух уровней террористической угрозы.

Представляется разумным вместе с усложнением объектности индикатора упростить шкалирование, оставив два, максимум - три уровня угрозы. Два уровня новой шкалы могли бы соответствовать значительному (желтый) и высокому (оранжевый) уровням. Более того, упрощение шкалы до двух уровней при передаче информации населению позволяет ограничиться упоминанием объектов и регионов, которым присвоен повышенный уровень террористической угрозы. Это упростит передачу и восприятие информации населением. Кроме того, это позволит неограниченно добавлять и дробить объекты оценки. При этом выставление какому-либо объекту оценки, соответствующей высокому уровню террористической угрозы, должно подкрепляться информацией о необходимых мерах и действиях. "...Правительственные агентства должны предоставлять специфическую информацию всегда, когда это возможно. Это особенно важно для организаций, которые должны мотивировать людей к действию. Люди склонны игнорировать инструкции, которые не включают в себя конкретные действия... правительственные агентства должны не только предоставить конкретные инструкции, но и дать подробные (и простые) пояснения по этим инструкциям...

[Существующая] цветовая система кодирования в значительной степени бесполезна для населения в целом из-за отсутствия специфичности" [2: 10 - 11].

стр. 59 Вторая ключевая характеристика системы оценки террористической угрозы - доверие к ней населения. Как отмечают Дж. Шапиро и Д. Кохен, "система [оценки уровня террористической угрозы], по первоначальной задумке, предполагала чрезвычайно высокий уровень доверия к федеральной власти и уверенность в ценности информации, но не включала в себя механизм создания и поддержания этого доверия" [7: 128]. Это стало одной из причин ее провала. Как отмечает Дженкин, "для организации крайне важно построить доверительные отношения с аудиторией/избирателями. Без доверия любая информация от этой организации скорее всего не будет приниматься в расчет, включая информацию об уровнях безопасности, сценариях катастроф и планах эвакуации" [2: 10].

В России такой структурой мог бы стать Национальный антитеррористический комитет. Его преимущество - специализация по данной теме и наличие сети антитеррористических штабов в субъектах федерации. Последнее позволяет - при существовании единых стандартов оценки уровня террористической угрозы - распределить функции оценки, чего требует принцип многообъектности системы. Для повышения доверия к системе оценок НАК может и должен привлекать общественные организации, работающие по проблемам терроризма. Другим важным аспектом получения и сохранения доверия является максимально возможная презентация успехов системы и организации.

Проблема организаций, занятых борьбой с терроризмом, в том, что неудачи, как правило, более очевидны и заметны, нежели успехи. Более того, в ряде случаев успехи таких организаций не могут быть доведены до сведения общественности, поскольку такая информация поставит под угрозу будущую деятельность. Тем не менее, важно, чтобы организации подобные Национальному антитеррористическому комитету, проводили кампании, направленные на укрепление доверия общества путем активного распространения информации. Причем кредит доверия может быть заработан на распространении информации об успехах, провалах и сбоях. Открытая дискуссия о причинах сбоев, меры, принимаемые для предотвращения их повторения, может и должна быть использована для восстановления доверия.

Заключение. Российским властям менее всего следует брать за образец американскую систему. Она создавалась для решения совсем других задач; за время ее эксплуатации стали видны существенные недостатки.

Если сосредоточиться на решении задачи оптимизации риск-коммуникации между населением и властью по поводу террористической угрозы, то более эффективно внедрение бинарной шкалы оценки террористической угрозы: желтый ("стандартный") уровень угрозы и оранжевый/красный ("повышенный"). При этом сокращение шкалы должно сопровождаться увеличением объектов оценки: как минимум, по региональному и отраслевому признакам. При этом для обеспечения единообразия оценок требуется унификация процедур и критериев. Вместе с тем, когда мы имеем дело с риском террористической угрозы, в ряде случаев власти не имеют возможности полностью раскрывать информацию. Поэтому задача обеспечения унификации процедуры оценки должна лечь на организацию, имеющую доступ ко всему объему информации, касающейся риска террористической угрозы. На сегодняшний день такой организацией мог бы стать Национальный антитеррористический комитет. Включенность комитета в силовые органы исполнительной власти позволяет ему оперировать всем объемом информации при проведении процедуры оценки, а наличие региональных отделений по стране позволяет реализовать принцип многообъектности оценки рисков террористической угрозы. Вместе с тем, сегодня деятельность НАК не настолько открыта широкой общественности, чтобы обеспечить доверие к ней населения. В основном, упоминания НАК в СМИ появляются сразу после терактов, остальное время деятельность комитета практически не заметна. Сложно представить более подходящую структуру для оценки террористической угрозы, повышения доверия населения.

Видимым населению итогом создания предложенной системы предупреждения о риске террористической угрозы мог бы стать публикуемый Национальным антитеррористическим комитетом список "красных объектов". Задача распространения этой

–  –  –

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Beck U. The Terrorist Threat: World Risk Society Revisited // Theory, Culture & Society. 2002. Vol. 19.

No. 4. P. 39 - 55.

2. Jenkin C.M. Risk Perception and Terrorism: Applying the Psychometric Paradigm // Homeland Security Affairs. 2006. Vol. 2. No. 2. P. 1 - 14. URL: http://www.hsaj.org/pages/volume2/issue2/pdfs/2.2.6.pdf (дата обращения: 27.09.2010).

3. Толмач А. Д. Феномен терроризма в массовом сознании // Социол. исслед. 2009. N4. С. 82 - 88.

4. Sjuberg L. The Perceived Risk of Terrorism // Risk Management. 2005. Vol. 7. No. 1. P. 43 - 61.

5. Мозговая А. В., Шлыкова Е. В. "Социальная приемлемость риска" как социологическая категория // 4М. 2010. N 31. С. 40.

6. Heldring M. Talking to the public about terrorism: Promoting health and resilience // Families, Systems, & Health. 2004. Vol. 22. No. 1. P. 67 - 71.

7. Shapiro J.N., Cohen D.K. Color Bind: Lessons from the Failed Homeland Security Advisory System // International Security. 2007. Vol. 32. No. 2. P. 121 - 154.

Похожие работы:

«ГЛАВА ТРЕТЬЯ 25 апреля (8 мая) сводными повстанческими отрядами Южной и Задонской группами белых был взят Ростов-на-Дону. Одновременно со стороны Таганрога в него вошли части 11-го армейского пехотного корпуса немцев. Другими част...»

«Часть 7. Список предприятий и организаций Международные регулирующие органы ГА АССОЦИАЦИЯ ОАТО ВС ГА (Москва) ИАТА (Москва) ИКАО (Москва) МАК (Москва) БЕЗОПАСНОСТЬ ПОЛЕТОВ (Москва) Национальные регулирующие органы ГА О...»

«Антропология сегодня нужна как никогда АНТРОПОЛОГИЯ СЕГОДНЯ НУЖНА КАК НИКОГДА1 Морис Годелье П озвольте в самом начале моей лекции поблагодарить профессора Карла-Хайнца Коля и его коллег из Института им. Фробениуса за предоставленную мне возможность участвовать в этом цикле семинаров, тема которых – Конец антр...»

«Проблема восприятия: А. Бергсон и современная когнитивная наука В последние десятилетия в когнитивной науке, эпистемологии и философии сознания развиваются подходы, которые концептуально близки философии жизни и феноменологическим мотивам у Анри Бергсона. В когнитивной науке налицо феноменологический поворот, попытки развить "методоло...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова" УТВЕРЖДЕНО приказом ректора униве...»

«Нормативы IPO от 1 января 2003 года Международная Кинологическая Федерация Комиссия по пользовательскому собаководству Руководство Для Международных испытаний пользовательских собак и Международных испытаний для розыскных собак Проект F.C.I. Разработан по поручению комиссии пользовательского собаково...»

«Вісник Дніпропетровського університету. Біологія. Екологія. – 2011. – Вип. 19, т. 1. – С. 22–30. Visnyk of Dnipropetrovsk University. Biology. Ecology. – 2011. – Vol. 19, N 1. – P. 22–30. УДК 577.322+577.043 О. И. Доценко, А. М. Мищенко4 Донецкий национальный университет ВЛИЯНИЕ НИЗКОЧАСТОТНОЙ ВИБРАЦИИ НА КИСЛОТНУЮ...»

«Руководство по эксплуатации Bluetooth Keyboard BKB50 Содержание Основная информация Общий обзор Обзор клавиатуры Зарядка клавиатуры Включение и выключение Начало работы Настройка клавиатуры Сборка Использование Bluetoo...»

«УДК 81.37 DOI 10.17223/19996195/33/3 КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ Л.П. Мурашова, Л.В. Правикова Аннотация. Статья посвящена анализу основных подходов к изучению гендера в языке, получивших развитие в западной лингвистике. Приводится сравнительный к...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.