WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:   || 2 |

«Н    r АУчНЫй  ESEArCH рЕзУЛЬТАТ ESULT СЕрИя «СОЦИАЛЬНЫЕ  SEriES «SOCIAL  И ГУМАНИТАрНЫЕ ИССЛЕДОВАНИя» STUDIES AND HUMANITIES» Свидетельство о регистрации средства массовой информации Mass ...»

-- [ Страница 1 ] --

Н 

  r

АУчНЫй  ESEArCH

рЕзУЛЬТАТ ESULT

СЕрИя «СОЦИАЛЬНЫЕ  SEriES «SOCIAL 

И ГУМАНИТАрНЫЕ ИССЛЕДОВАНИя» STUDIES AND HUMANITIES»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации Mass media registration certificate Эл. № ФС77-55674 от 28 октября 2013 г. El. № FS 77-55674 of October 28, 2013 Включен в библиографическую базу данных Included into bibliographic database of scientific publications of научных публикаций российских ученых РИНЦ Russian scientists registered in the Russian Science Citation Index

ONLINE SCHOLARLY PEER-REVIEWED JOURNAL

СЕТЕВОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

First published online: 2013.

Издается с 2013 г., ежеквартально Frequency of publications: quarterly ISSN 2408-932Х ISSN 2408-932Х 2015 Volume 1. №3(5), 2015 Том 1. №3(5),

Учредитель: Founded by:

ФГАОУ ВПО «Белгородский Belgorod State University государственный национальный исследовательский университет»

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: EDITOR-IN-CHIEF:

Ольхов  П.  А., доктор философских наук, профессор Pavel  A.  Olkhov, Doctor of Philosophy, Professor of кафедры философии и теологии социально-теологиче- the Department of Philosophy and Theology, Faculty of ского факультета Белгородского государственного на- Theology and Social Sciences, National Research Univerционального исследовательского университета sity “Belgorod State University” зАмЕсТиТЕЛь ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА:

DEPUTY CHIEF:

Волкова  О.  А., доктор социологических наук, проOlga A. Volkova, Doctor of Sociology, Professor, Head фессор, заведующая кафедрой социальной работы со

–  –  –

ВЛАСТЬ КОНТЕКСТА Материалы междисциплинарных исследований, которые представлены в очередном номере журнала, чаще всего контекстуально ориентированы. Контекстуальные установки здесь способствуют выявлению новых предметных смыслов в известных, прежде теоретически освоенных, «понятных» областях социальной или гуманитарной реальности – позволяют переуточнить или понять иначе уже понятое.

В статье И.А. Монастырской, открывающей номер, – «Философия диалога О. Розенштока-Хюсси в контексте проблем современного образования», – указывается на возможность контекстной актуализации весьма нетривиального, диалогического опыта социального мышления середины ХХ столетия. Как возможен социальный исход из ситуации современного образования, которое почти повсеместно утратило свою диалогическую определенность? Повсюду почти утратилась вера в образование, его просветительский, спасающий потенциал – утрачено доверие не только к некоторым его конфессиональным формам, но и самой его социальности, «народности», как об этом мыслилось еще в конце XIXго и начале ХХ вв., в эпоху народных школ, училищ и университетов, которые так успешно возникали и развивались в Германии и Австрии, охотно принимались и становились респектабельными в России и всей европейски ориентированной образовательной культуре. Как возможна новая консолидация образования, не сводимая, разумеется, к его технологическом формам и практикам? Неприемлема мультипликация образовательных парадигм, их умозрительное приумножение или специализация; тем более нельзя представить некие универсальные теоретические перспективы для образования XXI в. Вчитываясь в диалогическое наследие О. Розенштока-Хюсси из теперешнего контекстуального образовательного избытка мы рискуем вольно обратиться с его историчными смыслами; однако, этот риск «чрезмерной интерпретации» (как сказал бы У. Эко) граничит с удачей открытия новых возможных областей социального мышления, которое стремится к новой исторической конкретности.





Риски контекстуального понимания продуктивно сказываются в статье И.В. Бардыковой – опыте перепрочтения «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского и «Американской трагедии» Т. Драйзера, – в интертекстуальном структурировании социальных и литературно-герменевтических смыслов обоих романов, практиках понимания их возможной взаимности.

Вполне рискованно и продуктивно, на мой взгляд, контекстуально возвратное понимание концепта социального пространства в статье О.И. Иванова – обстоятельное исследование эпистемологических возможностей этого концепта в

–  –  –

неявном контексте «научного миропонимания» 10-20-х гг. ХХ в., – как научного понятия и объекта эмпирического изучения. Эмпиризм, которому всегда сопутствовал интерес к теоретико-познавательным проблемам социального знания, возможности их научно-антропологического прочтения, не является завершенным проектом социального знания; его сохранение и применение как исторически выверенного эпистемологического стиля социального мышления ничуть не менее актуально, чем наблюдения за текучестью или беспорядком в социальных науках.

С некоторой эмпирической пространностью и продуктивностью устанавливаются контекстуальные границы в статье С.В. Кардинской о национально-культурных объединениях Удмуртии: анализ исследовательских материалов погружен в административно-юридические и макросоциальные концептуальные среды (интерпретация распределяется в некотором контекстуально-смысловом интервале между концептами «национально-культурного объединения» и «современного российского общества»).

Подобным образом – вплоть до некоторого касталийского розыгрыша всерьез

– выполнены и публикуются авторские размышления В.В. Пенского «Святой или “Erbfeind gantzer Christenheit”? Иван Грозный и его эпоха: образ и реальность» и обстоятельные работы дебютантов журнала, авторов контекстуально виртуозных, на мой взгляд, материалов, – Л.М. Газнюк («Экзистенциально-антропологический статус человека в мегаполисе») и М.В. Бейлина («Ценностные основания научных исследований в констелляциях постнеклассики»).

В отношении невольного взаимного прояснения – монографическая, новаторская в эмпирическом отношении статья А.П. Короченского «К вопросу о специфике жанровой системы испаноязычной периодики» и статья – дидактический концепт В.Ю. Меринова «Советская журналистика 30-х – начала 50-х годов как искусство соцреализма. Положительный герой». Обе они насыщены концептуальными смыслами вполне знакомой философии журналистики и философии литературы; тем самым обе сплочены в некоторое контекстуальное единство продуктивного эмпирического понимания. В архивном отделе номера публикуется объемистая, эмпирически новаторская статья В.М. Московкина «К истории харьковского музыкального образования. Опыт систематического исследования (1910–1940 гг.)»; ее контекстные, академические концепты вполне согласуются с теми, которые проявляются в работах А.П. Короченского и В.Ю. Меринова.

Материалы в новом номере подобрались так, что контекстуальная их ориентация нигде не дает себя знать с некоторой филологической буквальностью;

власть контекста, с которой соглашаются и на которую успешно опираются авторы номера, есть власть метафорическая, власть переходного периода в социальном и гуманитарном знании. Контекст – когнитивная метафора, вольное или невольное обращение к которой позволяет усматривать новую предметную реальность в рамках устоявшихся концептуально-речевых схем и актуализировать то, что устоялось, как забытое новое, от которого уже возможно отстраниться и которое нельзя устранить.

–  –  –

Аннотация И дея опережающего образования, соответствующего современному технотронному обществу рисков, отражает позицию, при которой учитель и обучающиеся осуществляют совокупное действие по пониманию (познанию) мира и себя в мире.

Большое значение в связи с этим приобретает изучение, практическое осмысление диалогической философии, которая может рассматриваться как парадигма современного образования. В статье анализируется с позиции философии диалога концепция современного образования как образования на всю жизнь, основные принципы которого утверждены Болонской декларацией (1993) и рекомендованы для реформ систем образования в мире. Исследование обращено к философии диалога Ойгена Розенштока-Хюсси (1888-1973), немецко-американского мыслителя, ученого, педагога, теолога. Его концепция диалогического мышления как «речевого мышления» по сравнению с другими мыслителями-диалогистами (М. Бубер, Ф. Розенцвейг, М. Бахтин, С. Франк) остается недостаточно изученной в отечественной философии и науке.

Диалогический метод, разработанный О.

Розенштоком-Хюсси, позволяет рассматривать образование «в качестве большой модели всякой жизни, происходящей во времени», управляющей силой которого выступает опережающее сознание. Готовность к новому, потребность в этом новом представляет собой проблему для многих современных учащихся. Методологией и методикой обучения и развития творческого потенциала личности выступает разработанный О. Розенштоком-Хюсси, «грамматический метод» (диалогический), выраженный в «речевом мышлении» как единстве четырех ориентаций речи: императивной, субъективной, траекторной и аналитической (объективной). В такой исторической и возрастной последовательности образуется (воспитывается) личность и человеческое сообщество в диалоговом пространстве от «Ты» и «Я» к «Мы» и «Они».

К лючевые слова: диалог; философия диалога; непрерывное образование;

опережающее сознание; «живое знание»; «речевое мышление».

–  –  –

Abstract

T he idea of advanced education, corresponding to the modern technotronic community of risks, reflects the position of the teacher and students in the understanding (cognition) of the world and themselves in the world. In this connection, the great importance is acquired by learning, practical understanding of philosophy of dialogue that can be seen as a paradigm of modern education. The article analyzes the modern concept of education as education for life, the basic principles of which are approved by the Bologna Declaration (1993) and are recommended for reforms in the systems of education in the world. The study examines the philosophy of dialogue of Eugen Rosenstock-Huessy (1888-1973), a German-American philosopher, scientist, educator, and theologian. His concept of dialogical thinking as «verbal thinking» compared with other thinkers such as M. Buber, F. Rosenzweig, M. Bakhtin, S. Frank, remains understudied in national philosophy and science.

The dialogical method developed by Eugen Rosenstock-Huessy considers education “as a great model of life taking place in time”, and here advanced consciousness acts as a driving force. Readiness for the new, the need for this new is a challenge for many of today’s learners. “Grammatical method” (dialogic) of Eugen Rosenstock-Huessy which is expressed in “verbal thinking” as the unity of four orientations of speech- imperative, subjective, trajectory and analytical (objective) acts as methodology and methods of teaching and development of the individual. In this age and historical sequence the person and the human community are formed in the dialogue area from “You” and “I” to “We” and “They”..

К ey words: dialog; philosophy of dialogue; continuing education; advanced consciousness;

«live knowledge»; «verbal thinking».

–  –  –

На рубеже XX-XXI вв. происходит серьез- включающая в себя разные подходы, такие ная «переоценка ценностей», техногенная как, например, личностно-развивающий, дицивилизация переживает системный кри- алогический, компетентностный, традицизис, выраженный в «бегстве от мышления» онный, инновационный и др.

(М. Хайдеггер), в разрушении экзистенци- В настоящее время идет интенсивный поальных предельных оснований бытия чело- иск новой парадигмы образования, которая века. Выходом из кризиса становится осмыс- соответствовала бы целям будущей цивилиление альтернатив технократизма, поиска зации. Такая парадигма, на наш взгляд, моновых моделей мышления и рождения новой жет быть теоретически рассмотрена, исходя ценностной доминанты в мышлении, кото- из идеи опережающего образования (в конрая может противостоять односторонности, тексте непрерывного образования), опираючастичности, жесткости прагматического ра- щегося на принцип Болонской декларации, ционализма и обеднению человеческого бы- чтобы «каждый научился учиться». Оперетия. Итог исканий – это конституирование жающее образование ориентирует человецелостного мира культуры, построенного на ка на «живое знание», построенное самими диалоге человека с природным миром, соци- субъектами обучения. Именно такое «живое альным, божественным. знание» способно существенно ограничить До конца ХХ в. общество не ставило перед привычку к использованию заданных педаобразованием задачу «опережающего разви- гогами готовых «знаний-шаблонов» (и комтия», образование в целом было консерватив- петенций, которые в последнее время все ным, но чтобы удовлетворить новые запросы более становятся определяющими в систеобщества как «общества знаний» [3], совре- ме образования), ориентирующих человека менное образование должно не только соответ- только в определенных стандартных условиствовать настоящим реалиям, но и быть спо- ях. Образование в сущности своей намного собным определять вектор будущего развития. шире, гуманнее, так как ставит своей целью Основными принципами образования в XXI развитие личности, побуждение ее к самостовеке должны стать: фундаментализация обра- ятельной творческой мыследеятельности.

зования, научно-исследовательская деятель- Необходимо отметить, что еще в XIX веке ность, эффективность (практическая направ- русские философы-славянофилы (А.С. Хомяленность). Вместе с тем необходимо понимать, ков, И.В. Киреевский) ввели понятие о «жичто образование как социокультурный инсти- вом знании» [2; 15], которое строится как житут не ограничивается передачей специальных вой образ, живое слово, живое действие, – ибо знаний, а выполняет целый ряд важных соци- образование в целом является живым процесальных функций, участвуя в воспитании лич- сом, который нельзя полностью стандартизиности, способной ориентироваться в сложном, ровать и формализовать. Это понятие отранепредсказуемо меняющемся мире. Образо- жает позицию, при которой учитель и обучавание не только социализирует человека, но и ющиеся осуществляют совместное действие закладывает аксиологический фундамент лич- по пониманию. Именно в диалоговом, живом ности, который позволяет сформировать нрав- общении учителя и ученика возможно «жиственный императив и не может быть создан вое знание» о мире и о себе. «Живое» знание проективно, за короткое время. способствует рождению личности, «человека C нашей точки зрения, это значит, что со- в человеке» (М.М. Бахтин), «его поведенчевременная концепция образования должна ского текста» [1], где автором выступает личтрактоваться весьма широко, как концепция ность, которая «пишет самоё себя».

непрерывного образования или образования Большое значение в связи с этим приобречерез всю жизнь, построенного на диалоге, тает теоретическое осмысление диалогической гармонии и взаимопонимании субъектов по- философии, которая может рассматриваться знания, а не только на учебных программах как методология гуманитарных наук, как пав школах, вузах). И в сущности своей должна радигма современного образования. Диалогивыстраиваться как интегративная система, ческая философия, возникшая в 20-30 гг. XX

–  –  –

века в Германии и России, выступила в каче- диалоге поколений, эпох и культур. Диалог стве альтернативы позитивистской филосо- как «взаимодействие и взаимопонимание»

фии. Немецкие и русские ученые фактически выступает сущностной характеристикой ободновременно стали разрабатывать новый ме- щения, так как несет в себе определенную ситод – «диалогический» в России (М.М. Бахтин, стему ценностей. Именно поэтому О. РозенС.Л. Франк, А.Ф. Лосев), «грамматический» в шток-Хюсси рассматривал общение как фунГермании (М. Бубер, Ф. Розенцвейг, О. Розен- даментальный феномен бытия. Общение, шток-Хюсси). приобщение к «бытию-событию» (М.М. БахПредметом нашего рассмотрения выбра- тин) возможно только через язык. «Действина философия диалога Ойгена Розеншто- тельный язык означает свободу между двука-Хюсси, немецко-американского мыслите- мя людьми варьировать, дополнять взаимоля, ученого, педагога, теолога. Это обуслов- образными путями одно и то же слово, идею, лено, прежде всего, тем, что его концепция тему или языковой материал, – пишет Розендиалогического мышления как «речевого шток-Хюсси, – никакая часть ни одного димышления», по сравнению с другими мыс- алога на свете не имеет смысла, если она не лителями-диалогистами, остается недоста- воспринимается как вариация чего-то общеточно изученной в отечественной филосо- го, что разделяется говорящим и его слушафии и науке. Необходимость введения идей ющими, и в то же время как такая вариация, О. Розенштока-Хюсси в научный оборот об- посредством которой говорящий устремляет условлена масштабом его теоретических по- людей в новое будущее» [10, с. 53].

строений. Его «грамматический метод» – это Язык является не просто средством пене только метод познания, но и начало жиз- редачи знаний от поколения к поколению, ни, выраженное в слове для любого челове- но он – важнейшее условие осмысленного ка; его «метаномика» – целостная теория об- и совместного существования людей, та пощества; «история», с его точки зрения, есть стоянная, как бы незримо присутствующая в живая человеческая история, выстраданная нашей жизни специфическая среда, передаво времени и сохраненная в памяти народа ющая совокупный опыт человечества. Язык через связь поколений; его педагогика – «со- активен, образуя «речевую цепь», он выстрациальная педагогика наук», без знания ко- ивает целостное произведение человеческого торых плодотворная работа в контексте со- сознания, включенное в диалоговое общение.

временного философского дискурса не пред- При этом мышление понимается Розенштоставляется полной. С нашей точки зрения, ком-Хюсси не как нечто отдельное, а как «подразработанная Розенштоком-Хюсси новая линное мышление», которое полагает «поиск методология научного знания, построенного точек соприкосновения» во взаимодействии с на диалоге знания и веры, науки и образо- Другим (другими), в языковой среде [9, с. 135].

вания, образования и воспитания личности Благодаря этой своей специфике, язык как имеет отношение и к более общей пробле- «речевое мышление» постоянно обновляет матике, затрагивающей вопросы о специфи- человека, делая его надприродным, то есть ке научного знания, о месте и перспективах культурным существом, и потому создает сообгуманитарного мышления в свете тенденций щество людей в их историческом движении, о развития современной культуры. Предметом чем свидетельствует наша память. «Благодаря исследования является диалогическая фило- языку, – пишет Розеншток-Хюсси, – каждый софия как философия образования и воспи- член группы усваивает все то, о чем когда-литания личности, преемственности поколений бо говорилось среди членов этой группы ….

в истории и культуре, рассмотренная с пози- Воспоминания оседают в нем. Он становится ции сущностного анализа. носителем образов памяти своего народа…»

Данная методология основывается на [12, c. 150]. Память нации, как своеобразный идее Логоса или Слова, рождающегося в жи- «генетический код», воспроизводит, сохравом речевом общении как диалоге людей; няет и транслирует жизненный (культурный) Слова, представленного в тексте; в Языке как опыт, пережитый многими поколениями.

–  –  –

«Осознанно пережитая жизнь, erlebtes Leb- «ни один закон, ни одна книга не в состояen… – это больше, чем жизнь, – пишет Розен- нии выразить истину настолько близко. Исшток-Хюсси. – Она открывает более сложную, тину нельзя сохранить и уложить в ящики.

богатую и высокую действительность в про- Ни одна школа не способна научить «самому стом событии…» [11, с. 560]. лучшему» [12, c. 154], и только «внутреннее Историческая память народа, культур- участие отдельного человека» в событии, в ный опыт, всякий человеческий опыт, любое жизни общества делает нас ответственными человеческое свершение, любая проблема, и свободными перед собой, другими и Богом.

по Розенштоку-Хюсси, могут быть рассмо- Недостаток картезианского метода потрены и поняты только в речевом мышле- знания Розеншток-Хюсси видит в том, что нии, как единстве четырех ориентаций речи. «чистое», абстрактное мышление пронизыВ направлении императива, дающего нача- вает все социальные науки, в основании коло событию, когда формируется человече- торых лежит «принцип жизни», т. е. пониское «Ты»; в интериоризации познания на мание живой ткани общества, человеческой субъективной стадии в процессе развития жизни во времени, со всеми ее страданияличностного «Я»; в социализации и институ- ми, горестями и радостями. Методы точных ализации поступка, когда возникает челове- наук, таким образом, переносятся на процесс ческое сообщество, «Мы»; и наконец, в отно- познания социальных явлений, живой матесительной завершенности данного явления рии, экзистенциальной сущности человека.

как части действительности в качестве «Он», Общество понимается, как нечто механизиОна», «Они» [5, с. 90]. рованное, а «мышление, способное раздеРассмотрение всех четырех форм рече- лить мир на субъект и объект, дух и материю, вого мышления в их взаимосвязи и хроно- не только равнодушно воспримет истолковалогической последовательности отличает ние человека в качестве колесика в машине, диалогический метод О. Розенштока-Хюсси, но еще меньше испугается холодного скепсис одной стороны, от близких ему по духу кон- са интеллектуалов» [7, c. 141]. Утверждение цепций и подходов, а с другой стороны – от Розенштока-Хюсси: «Я – не чистый мысликартезианского: «Сogito ergo sum». Ойген Ро- тель» близко по сути своей утверждению друзеншток-Хюсси критически переосмыслива- гого немецкого философа И. Канта: «Я стремет методологию познания Рене Декарта, бла- люсь подчинить вещь себе, а не себя вещи».

годаря которой более трехсот лет назад были Именно поэтому вещные отношения должны заложены рациональные основы современ- завершать действия человека, результаты его ной науки. И именно тогда были сформиро- деятельности, а не обезличивать его, не предваны основополагающие мировоззренческие ставлять как нечто абстрактное в качестве принципы будущего технократизма как про- «Оно». Розеншток-Хюсси предлагает кардиграммы технического и «научного завоева- нальный выход, который заключается в смения природы человеком», которые лежат в не технократического миропонимания гумаоснове современных университетских про- нистическим мировоззрением, в основе кограмм и стандартов [7, c. 139]. Эти принци- торого лежит понимание и уважение Другого пы, признающие только «чистую истину» (человека, группы, нации, культуры): «всяистина «чиста и может быть установлена кий раз, когда человечество приближается к научно», т. е. доказана математически) были тому пути развития, на котором один из его противопоставлены истине верующего серд- членов, класс, нация … раса порабощаютца: «Credo ut intelligam», как утверждение, ся и превращаются в «Оно», либо, когда этот что «Истина божественна» [7, c. 139]. О. Ро- член человечества освобождается в качестве зеншток-Хюсси полагает, что «истина жиз- группы или класса, представляющих собой ненно важна и должна быть представлена в не что иное, как тираническое «Я», должна обществе – «Respondeo etsi mutabor» («От- разразиться революция и уничтожить эти вечаю, хотя и должен буду измениться»)» [7, крайности» [7, c. 141]. Но Я – это ведь и Он c. 139]. Ибо ни одно научное доказательство, (Они), однако абстрактное мышление не хо

–  –  –

чет понимать «взаимной зависимости этих растает свои внутренние границы, превращавидов бытия», что собственно и является ясь в «большой диалог» (М.М. Бахтин). Челопроблемой всех социальных наук. век, не слышащий обращенного к нему слова, Мыслитель-диалогист делает вывод: «Со- не в состоянии понять «кто он», чего он хочет, знание не является центром личности …. к чему стремится, и потому не в состоянии Мы живем не потому, что мы мыслим…» осознать свои собственные императивы. Деc. 141], а потому, что верим. «Человек – каданс культуры – это неспособность одного сын Бога, и он приходит в мир не с помощью поколения передать императивы следующему мышления. Мы призваны в человеческую поколению – это неспособность «отцов» скаобщность серьезным обращением: «Что ты зать нечто важное «детям» и неспособность есть, человек…»? Задолго до того как наш «детей» услышать «отцов». Без нашей внурассудок сможет помочь нам, вновь родив- тренней готовности услышать и принять обшиеся выдерживают жгучую остроту этого ращенное к нам слово не возможна никакая вопроса лишь благодаря наивной вере в лю- система воспитания и образования.

бовь к нам наших родителей» [7, c. 141]. О. Розеншток-Хюсси понимал образоваТаким образом, именно с императив- ние предельно широко, универсально. Ибо ной, побудительной формы речи начинает- жизнь любого человека, да и общества в цеся жизненный путь человека. Диалогизм как лом, начинается с обучения. Человеческий метод предполагает, что все четыре ориента- опыт, передаваемый из поколения в поколеции речи равноправны и взаимосвязаны, но ние, обеспечивающий связь прошлого и був определенной хронологии: «В своей жизни дущего времени, возможен только в процесчеловек весьма долго получает приказания се обучения и воспитания. «Всякое обучение извне, и лишь затем он получает возможность основано на нашей способности создавать свободно распоряжаться своим Я. Прежде чем последовательность времен с помощью некомы оказываемся в состоянии говорить или ду- его переноса знаний» [8, c. 47]. Знание, намать, императив все время направлен на нас. копленное и транслируемое в культуре, предПервая и неизменная форма, в которой ставляется как продукт совместной деятельчеловек понимает себя и единство своего су- ности людей, генезис и развитие которого ществования – это императив. Нас называ- осуществляется в общении. Отличительной ют людьми и зовут по имени задолго до того, чертой общения является конструктивный и как мы осознаем самих себя в качестве Я» [7, продуктивный диалог. В таком розенштоковc. 142]. О. Розеншток-Хюсси объясняет пер- ском контексте образование можно рассмавичность императивной речи: смысл побуди- тривать «в качестве большой модели всякой тельной речевой ориентации – в обращенном жизни, происходящей во времени». В таком к нам слове, в поле которого складываются случае обучение оказывается не неудобным наши убеждения, идеалы, ценности, инте- дополнением к навыкам и знаниям, а необресы (профессиональные) и, наконец, при- ходимейшим условием жизни любого челозвание. Слово-зов (вызов) пробуждает в нас века, любой общественной структуры, любой активность, толкает к действию. Такое слово культуры. И если «отцы, сыновья…, зодчие воспитывает и образовывает человека (семья, имеют учеников», то тогда происходит обушкола, университет), но оно может быть услы- чение, а значит и передача опыта, традиций, шано нами от любого авторитетного для нас знаний последующим поколениям. Вот полица, слово того, кого мы хотим услышать, чему всякое образование и воспитание (если понять и принять; слово того, к кому мы хо- только они не ограничены специальными, тим обратиться на «Ты». И если у М. Бубера узкими задачами) видят цель в создании и такой диалог между «Я» и «Ты» складыва- отстаивании императивов. Таким образом, ется в узких интимных рамках личности, за- речь, созидающая будущее, предшествует девает только внутренний мир человека, то у всему и все определяет, так как без опыта, без О. Розенштока-Хюсси, как и у С.Л. Франка и обращенного к нам слова мы не в состоянии М.М. Бахтина, такой диалог неизбежно пере- начать что-то новое в своей жизни.

–  –  –

Особая роль слушающего в процессе обуче- ствительности» [10, с. 153]. Между тем, в синия вызывает интерес к позиции слушающего туации обучения (в школе или в вузе) мы нев ситуации общения – все это актуализирова- однократно заставляем ученика брать в руки но не только проблемами методологического текст, интерес к которому зачастую опредехарактера, но и практического, а именно, ди- ляется лишь прагматическими целями: педактическими проблемами [6, с. 175-177]. По- ресказать, сдать экзамен и тому подобное.

этому главная проблема в процессе обучения, Современный ученик нуждается в системе с точки зрения немецкого мыслителя, – как развивающего обучения, предполагающей, пробудить в ученике ожидание, «как сделать, что каждый новый этап в обучении, а значит, чтобы студенты почувствовали настоящий и обращение к новым текстам, подготовлены духовный голод еще до того, как мы начнем предшествующим развитием ученика. При учить их серьезным вещам» [10, с. 154]. Это этом ученик сам формулирует вопрос, на коожидание относится одновременно и к миру торый пытается ответить, чтобы двигаться чужой речи, и к своему внутреннему миру: дальше. Готовность к новому, потребность в «Бесполезно учить тех, кто не ожидает измене- этом новом представляет собой проблему для ний в себе», – утверждал О. Розеншток-Хюс- многих современных учащихся.

си, потому что слушающий должен оказаться В противоположность императивной равным говорящему не по объему знаний, а по речи, которая ориентирует нас во «внешнем силе намерения [10, с. 154]. Исходной точкой пространстве», субъективная речь обращает диалога между учителем и учеником являет- человека к самому себе, ориентируя его во ся «центр внимания» к «чужому», которое в «внутреннем пространстве» своего «Я», копроцессе понимания становится «своим». Без торое возникает в ответ на призыв (зов), приэтого интереса, без готовности искать новое каз «внешнего мира». Именно в поле субъекв чужом (опыте, знании), в то же время без тивной речи возникает и развивается самоуверенности в возможности понимания это- сознание и личная ответственность за то, как го другого, ни один читатель не обратится к человек отвечает на вопросы, поставленные источнику. И тогда восприятие становится не самой жизнью. Эта действительность открыпассивным актом усвоения, «зубрежки» уро- вается в живой, непосредственной речи, в ков наставника – учителя, а соучастием, уни- наших подлинных голосах. И если в имперакальным, пережитым событием, где акт чте- тивной речевой форме все «другие» – это те, ния есть «жизненный акт» [4, с.

127]. кто обращается к нам как «Ты», то в субъекКультура – это текст, который можно тивной речи человек сам начинает говорить, читать как книгу, осмысливая прочитанное но слушателем, «Другим» выступает преимуи принимая (или не принимая) эти смыслы щественно его собственное «Я». У М. Хайдекак внутренний личностный опыт. Именно ггера, в его концепции, эта ориентация чечтение служит средством достижения ос- ловеческого «Я» на себя распространяется новной цели традиции: она дает время на раз- и на весь мир, где определяющим центром мышление...» [11, с. 594]. Не случайно О. Ро- все-таки остается «Я», и в таком случае речь зеншток-Хюсси особенно подчеркивал вну- выступает скорее в монологической форме, треннюю диалогичность слова – слова-гово- чем в диалогической. С его точки зрения, рения и слова-слушания. «Слушающий дол- современное человечество пока не готово к жен засвидетельствовать истину говорящего, диалогу, потому что западная и восточная говорящий – слушающего» [13]. Ибо диалог культуры не понимают друг друга, «языки совершается не только как речевой акт, но здесь и там не просто различны, но исходят в и как текстопонимание: «Язык… – это пол- корне из разного существа» [14, c. 275]. В конный кругооборот от слова к звуку, от звука к цепции Розенштока-Хюсси, речь (язык) дивосприятию, от восприятия к пониманию, от алогична уже по самой своей природе, сама понимания к чувству, памяти, поступку и об- ее сущность представляет собой диалог, в том ратно к слову о поступке, который мы таким числе и в субъективной форме, когда человек образом осознали как совершившийся в дей- вопрошающий пытается дать ответ самому

–  –  –

себе на поставленный вопрос: «Что я есть?». что объективная, аналитическая речевая Интенция говорящего, таким образом, выяв- ориентация является лишь заключительной ляет грань между «его» и «чужим» словом, стадией всего нашего жизненного опыта, деявляясь гарантом не случайности сделанного лающей для нас очевидным (доказанным) и выбора. Конкретное слово или знак возника- доступным то, что уже произошло на предыет только в процессе взаимодействия между дущих речевых стадиях. Объективная речь индивидуальными сознаниями, т. е. в обще- присуща не только научному сознанию, она нии, в диалоге. У О. Розенштока-Хюсси такой возникает и в повседневной жизни тогда, диалог неизбежно перерастает свои внутрен- когда мы анализируем собственный или чуние границы, превращаясь в другую речевую жой опыт, находим ошибки с целью их не поформу: от «Я» и «Ты» – к «Мы». вторять в будущем.

В третьей, повествовательной форме, ко- Продолжая тем самым диалог со своими торую О. Розеншток-Хюсси называет «пере- оппонентами, мыслитель-диалогист не исносящей» или «траекторной», человек отве- ключает картезианский принцип, но опредечает уже не самому себе, а миру других людей. ляет его место в речевой ориентации, котоЧерез себя мы пропускаем (принимаем или рое ему по праву принадлежит. «Академичеотрицаем) «внешний мир», то есть живем ский» подход с его «холодной» объективнои мыслим в действительном мире речевого стью, вполне допустимый в естествознании и доверия – «мы». «Мы» – это общинная (об- точных науках, утверждает Розеншток-Хюсщественная) речевая ориентация человека в си, в гуманитаристике «не работает». Таким культуре, в национальной культуре и всемир- образом, О. Розеншток-Хюсси раскрывает ной. Ибо каждый человек рождается в своей значение речи (языка) как универсального культуре с присущими только ей традиция- человеческого (вселенского) феномена, твоми, обычаями, ценностями, ментальностью, рящего, созидающего и завершающего все, и в то же время каждый человек опирается что мы сознаем и делаем. Так все четыре на богатейший общечеловеческий опыт всех формы речи ориентируют человека на пропредшествующих поколений, зачастую даже тяжении всей его жизни, начиная с воспитане осознавая этого. То есть «…человек, гово- ния в семье и продолжая обучением в школе, рящий на языке, всегда должен восприни- колледже, университете и далее. Не случайматься не как индивидуум, а как представи- но императивная или побудительная речь тель сообщества» [12, с. 155]. Таким образом, всегда выступает в жизни любого человека в повествовательная или «траекторная» речь, качестве самой первой формы, ибо ориентиказалось бы, обращая человека к прошлому, рует человека на будущее, задает как бы перна самом деле движет вперед, соединяет про- спективу развития. Новое поколение должно шлое с будущим в нашем настоящем. жить по-новому, по своим законам, ценноТаким образом, жизнь предстает перед стям, идеалам, в то же время, опираясь на понами в трех речевых формах, которые как ложительный опыт старших поколений.

бы обобщают весь наш «жизненный опыт». Так О. Розеншток-Хюсси формулирует Но мы не можем сами оценить этот опыт, в диалогический принцип понимания человетаком случае это будет субъективная оценка. ка, общества, культуры в речевом (языковом) Вот почему четвертой (завершающей, обоб- пространстве-времени. И это совсем иной конщающей) речевой ориентацией выступает тинуум, не физический мир, а осмысленный, аналитическая, объективная речь. Именно человеческий, пространственно-временной она помогает нам изжить устаревший «жиз- мир культуры, вопрошающий и отвечающий ненный опыт» и подняться на новую ступень во всех речевых ориентациях на главные экзипознания мира. Объективная ориентация ре- стенциальные вопросы человеческого бытия.

чевого мышления так же важна, как и пер- «Мы врастаем в человеческую общность» блавые три формы. Но она не является первич- годаря исторической памяти, передаваемой ной и единственно необходимой в процессе из поколения в поколение в процессе образопознания. О. Розеншток-Хюсси утверждает, вания и воспитания личности.

–  –  –

Аннотация С татья включается в контекст актуальной литературоведческой дискуссии по проблеме интертекстуальности как смыслопорождения литературных текстов и обновления их интерпретации. В фокусе внимания – вопросы интертекстуальной поэтики, решаемые путем анализа романов Достоевского и Драйзера. Интертекстуальные связи выявляются на формальном и содержательном уровнях. Текст романа Ф.М. Достоевского по праву может рассматриваться как текст-предшественник, текст-источник, «претекст», присутствующий в «Американской трагедии» Т. Драйзера на разных уровнях в более или менее узнаваемых формах. Определение форм этого присутствия в «младшем» тексте Драйзера, выявление «чужого» текста и его функций в составе анализируемого произведения является ключевой задачей данной статьи. При этом мы исходим из того, что интертекстуальное пространство включает в себя как собственно тексты литературных сочинений, так и устойчивые жанровые формы, сюжетные схемы, архетипические образы и образные формулы, а также «чужие» высказывания, связанные с тем или иным культурным кодом. Таким образом, предметом исследования предстают следующие интертекстуальные знаки: заглавия, отсылающие к другому произведению, эпиграфы, цитаты, аллюзии, реминисценции, переработки тем и сюжетов, т.е. те интертекстуальные «ссылки», которые сообщают о культурно-семиотических кодах, а также интенциях автора и включают данный текст в явные или скрытые диалогические коммуникации с другими текстами.

К лючевые слова: Достоевский; Драйзер; цитата; аллюзия; реминисценция;

парафраз; интертекст.

–  –  –

Аbstract T he problem of intertextuality is comparatively new for literary Russian studies. The article dwells upon different elements of intertextual poetics. Intertextuality determines meaning-generation that broadens the context of interpretations. We want to speak about the most topical aspects of Dostoevsky’s legacy in comparison to Dreiser’s “An American Tragedy”. Intertextual elements are represented both semantically and structurally on the different levels of Dreiser’s novel. Dostoevsky’s text is considered as “pre-text”, a source and parent of “elder” text. The main problem of the article is to identify the main forms of presence of Dostoevsky in Dreiser’s novel and to determine their functions. It is possible through a special approach. We adhere to the position that the intertextual area includes different elements: settled forms of representative (genre form, plot elements, archetype constructions and images), and slice of other messages pertaining to cultural code and partaking to author. Moreover, there are many intertextual signals like titles, epigraphs, quotations, allusions, reminiscences, referring to cultural and semeiotic code and author intentions. Thus, it includes this manifest text in implicit and explicit dialog communication with another text.

К ey words: Dostoevsky; Dreiser; quotation; allusion; reminiscence; paraphrase;

intertext.

–  –  –

Проблема интертекстуальности – одна лологов к поиску претекстов, выходящих из из самых приоритетных и дискуссионных в истории в область «большого времени». По современных гуманитарных исследовани- замечанию Н.А. Николиной, «художественях. Существует довольно много подходов к ное произведение приобретает необходимую феномену интертекстуальности, которые смысловую полноту только благодаря его сопредложены различными исследователями, отнесенности и взаимодействию с другими в базирующимися на разных философских общем межтекстовом (интертекстуальном) основаниях и фундаментальных концептах пространстве культуры» [5, c. 223], в котоЮ. Кристева, Р. Барт, Р. Лахманн, Ж. Лакан, ром текст оказывается «мозаикой цитат»

М. Риффатерр, Ж. Женетт, Ж. Старобински, (Ю. Кристева), «эхокамерой» (Р. Барт), соK. Stierle и др.). Нет единства взглядов и на храняющей «чужие звуки», «палимпсестом»

терминологию, связанную с типами межтек- (Ж. Женетт), где новые строки появляются стовых контактов и отношений. Не случайно поверх существовавших.

Р. Лахманн констатирует, что «дисциплини- Текст романа Ф.М. Достоевского по праровать понятие “интертекстуальность” чрез- ву может рассматриваться как текст-предшевычайно затруднительно, его поливалент- ственник, текст-источник, «претекст», приность, кажется, не поддается редукции» [9, сутствующий в «Американской трагедии»

с. 59]. Так, например, Карлхайнц Штирле Т. Драйзера на разных уровнях в более или убежден, что «под интертекстуальностью не менее узнаваемых формах. Определение следует понимать лишенную значения и ин- форм этого присутствия в «младшем» тексте тенции отсылку к другому тексту» [11, s. 15]. Драйзера, выявление «чужого» текста и его С его точки зрения, интертекстуальность – функций в составе анализируемого произэто процесс ассимиляции, транспозиции и ведения является ключевой задачей данной трансформации чужих знаков. Данную пози- статьи. При этом мы исходим из того, что цию разделяет и Жива Бен-Порат [8, p. 105- интертекстуальное пространство включает 128] Перечисляя приемы внедрения чужого в себя как собственно тексты литературных текста в манифестный текст (цитата, аллю- сочинений, так и «устойчивые жанровые зия, реплика, вариация, реминисценция), формы, сюжетные схемы, архетипические определяя их как «важную методическую образы и образные формулы, «чужие» выпредпосылку интертекстуального анализа», сказывания, связанные с тем или иным кульон привлекает особое внимание к исследо- турным кодом» [3, с. 225]. Таким образом, ванию «установленных с их помощью спец- предметом исследования предстают следуифических отношений между текстами, т.е. ющие интертекстуальные знаки: заглавия, текстуальной интерференции» [8, p. 106]. отсылающие к другому произведению, эпиДругой теоретик, Паризье Плотель, разделяя графы, цитаты, аллюзии, реминисценции, интерпретацию межтекстовых связей в рабо- переработки тем и сюжетов, т.е. те интертектах М.М. Бахтина и его идею о том, что «текст стуальные ссылки, которые сообщают о кульживет только соприкасаясь с другим текстом турно-семиотических ориентирах и интенциконтекстом)», заметил: «Каждый текст от- ях автора и включают данный текст в явные ражает бесконечное эхо других текстов, уча- или скрытые диалогические коммуникации с ствуя в создании текстовой ткани самой куль- другими текстами.

туры» [10, p. XV]. Как уже отмечалось, интертекстуальные Большинство исследователей, однако, соответствия обнаруживаются в структурной сходятся во мнении, что интертекстуальность технике произведений, способах конструиподразумевает установку на «моделирование рования целостной композиции. Такой тип адресата как носителя общей с адресантом межтекстового взаимодействия Н.А. Фатеепамяти» [6, с. 69], а любой текст восприни- ва называет «интертекстуальным заимствомается как интертекст, что стимулирует фи- ванием приема»[7, с. 156], а Н.А. Кузьмина,

–  –  –

И.П. Смирнов, А.К. Жолковский – «струк- Эльвиры – на образ Пульхерии Александровтурной цитатой», «структурной цитацией». ны Раскольниковой. Своеобразным «двойниМежтекстовые аналогии и параллели на ком» Лужина выступает богатый дядя Клайструктурном уровне романов Достоевского и да, Сэмюэл Грифитс.

Драйзера проявляются в их рамочных кон- Уже само заглавие романа Достоевскострукциях, в обязательности/факультативно- го, концептуально соотносимое с романом сти компонентов, придающих произведени- Драйзера, стало импульсом развертывания ям характер завершенности и усиливающих драйзеровского текста. Исходный текст заих внутреннее единство. дал американскому писателю доминантную Так, в заголовочном комплексе каждого для межтекстового взаимодействия проблеромана отсутствуют подзаголовок, посвяще- матику. Развертывание нового смыслового ние и эпиграф (как правило, являющийся измерения найденной предшественником цитатой). Тексты произведений не снабже- проблемы заявило о себе рядом интерверсий, ны предисловиями, создающими «горизонт инвариантных тем и сюжетных ситуаций.

ожидания», послесловиями и примечания- Если заглавие романа Достоевского с полным ми.

Но оба романа разделяются на части, гла- основанием может быть отнесено и к роману вы которых не имеют конкретных названий, Драйзера, то роман Достоевского можно озаих заменяет нумерация; а внутри каждой ча- главить «Русская трагедия». Трагедия драйсти они располагаются по мере нарастания зеровского Клайда Грифитса представляет напряженности страданий персонажей. Ро- собой путь от преступления к наказанию, но ман Достоевского завершается «Эпилогом», путь специфически американский, связанв роли которого у Драйзера функционирует ный с особенностями национальной идеофинальная главка «Воспоминание» – един- логии, психологии, менталитета: это путь от ственная в «Американской трагедии» имею- мифологемы «американской мечты» к «амещая авторское обозначение. Существенен и риканской трагедии».

тот факт, что вслед за Достоевским Драйзер В отличие от Раскольникова Клайд не выбрал для своей книги не внешне нейтраль- является героем-идеологом, но он – законное, «техническое» заглавие, а ориентирую- ное и естественное порождение «мечты», без щее читателя в проблематике произведения которой нельзя осознать его трагедию как и авторской оценке происходящего. типично американскую. Как показал ДрайИнтертекстуальность, «структурная зер, просветительская идеологема «америцитация» проявляет себя как в «соприсут- канской мечты» выхолостилась к концу XIX ствии» однородных (инвариантных) фа- века до понятий, ставших синонимическими:

бульных элементов, сюжетных ходов, схем, «деньги», «успех», «желание», «власть». Вся коллизий, так и в сходных композиционных питаемая «мечтой» социальная мифология мотивах-функциях, в конструировании си- о «земле обетованной», о равных возможностемы персонажей вокруг главного героя. стях для всех американцев прочно угнездиСоотнесение рассматриваемых романов по- лась в сознании протагониста.

рождает «двойников» как на уровне сюжета, Преступлениями стали не только совертак и на уровне «текст–текст». «Двойникам» шенные убийства, но и раскольниковская Родиона (Лужину и Свидригайлову) соот- теория «крови по совести», и «американская ветствуют «двойники» Клайда, в которых он мечта» Грифитса, подчиненные ложным цеотражается многократно: двоюродный брат лям. В связи с этим отнюдь не случайна пеГилберт, продавец Уолтер Диллард, владелец рекличка «американской мечты» Клайда с магазина Орин Шорт, отчасти и Роберта Ол- мечтой «русского мальчика», глубина и стеден. В структуре романа Драйзера образ от- пень приращения смысла которой раскрыца-неудачника Эйсы Грифитса проецируется вается по мере разрешения одной из ценна Семена Мармеладова, а матери Клайда тральных оппозиций: Россия – Америка, вы

–  –  –

ходящей далеко за рамки «топографической (9, 11). А «воплощением сказочной месты»

поэтики». (Вспомним фразу Лужина «про- (9, 439) должна стать богатая Сондра Финчгуляться в Сибирь» (6, 228) как метафори- ли. (Адвокат Джефсон квалифицирует данческую замену «отправиться на каторгу»). У ную ситуацию: «Сказка Шехерезады – чаровРаскольникова, совершившего убийства, зре- ница и очарованный – 9, 301).

ет идея побега в дальнюю и свободную «стра- Функция рассматриваемой ситуации сону мечты»: «Лучше совсем бежать… далеко в стоит в установлении отношения контраста с Америку» (6, 100). Этот же совет дает ему и предшественником. Раскольников не очароСвидригайлов (6, 373), ранее предлагавший ван богатством, не грезит о нем, более того, Дуне совместное бегство в Америку (6, 215). намеревался жениться на «хворой дурнушНо когда Свидригайлов говорит Соне: «…в ке» (6, 177), «экзальтированной бесприданАмерику уеду», то оказывается, что на разных нице» (6, 166). Воображение же Клайда пизначениях одного слова строится «игра», в тается сказочными сюжетами, и постоянное которой главным становится «код иносказа- использование сказочного мотива подчерния» – метафора самоубийства, помещенная кивает инфантилизм Грифитса, его низкий в «американский» контекст. Две метафоры интеллектуальный уровень, нежелание и непространственной ориентации сближаются готовность идти по пути духовного совершенкак эквивалентные словообразы, указываю- ствования. Он (как и Родион) отверг Бога и щие не на движение к географической цели, глух к его увещеваниям. Находясь в тюрьме, а на движение к отрицательному ориентиру сын проповедников начинает задумываться

– на каторгу и смерть. о Боге как «сверхъестественной личности»

Раскольников, человек мощного интел- (9, 425), о вере и бессмертии души, о том мелекта и личного подполья, оказался способен тафизическом невидимом мире высших перхотя и поздно) увидеть гибельную сущность воначал, который не оберег его, неверующесвоей «мечты»: испытать себя, «перешагнув го, от содеянного зла. По сути, он задает себе через труп, через кровь» (6, 200), потому раскольниковские вопросы: «Кто он, в конце и оценивает ее как «безобразную» и «про- концов? Что он, в сущности, собой представклятую». Мечтами живут в художественном ляет?» (8, 204). «Правда ли, что есть жизнь мире «Преступления и наказания» и другие за гробом? Верно ли, что он спасен?» (9, 451).

персонажи (Семен Мармеладов, Катерина Но бесспорно то, что в рассуждениях КлайИвановна), в понимании которых «мечта» да о запредельном, сверхфизическом мире,

– это «мираж» (6, 206), «сказка» (6, 364), гарантирующем бессмертие души, о Христе, «чары, колдовство, наваждение» (6, 50). «Все сознательно и свободно взошедшем на Голмираж», – заявит Родион приставу след- гофу, превалируют однозначно-линейные ственных дел. объяснительные схемы.

Мотив сказки (как синонима мечты) ста- Рассудочному сознанию Грифитса, нахонет сквозным в романе Драйзера и получит дящемуся в плену у самых плоских мировозконкретное уточнение: сказки из сборника зренческих стереотипов, не под силу постичь «Тысяча и одна ночь», прочитанного Клай- метафизические смыслы. Для него собствендом в тюрьме. Как и Раскольников, дважды ное преступление не является таковым, это упомянувший во время «психологической нечто загадочное, таинственное, непроницадуэли» с Порфирием Петровичем о «наход- емое для осмысления и анализа. Мысль о неке клада» (6, 195), герой Драйзера мечтает о состоявшейся «метафизической робинзоначуде – собственном джине, «возникающем де» Клайда подтверждается книгой Д. Дефо, в виде дыма от таинственного кувшина при подаренной ему адвокатом Николсоном, случайном прикосновении к лампе Алад- приговоренным к смерти за отравление богадина» (9, 53) и обеспечивающем появление того старика. Ее заглавие «Робинзон Крузо»

клада – «внезапного сказочного богатства» функционирует в качестве одной из многих

–  –  –

«точечных цитат» (термин М.Ю. Беляковой). его сильнейшее сопротивление), и другим В тюремных главах романа Драйзера по- злом, которое хотя и наполняло его душу являются мотивы дьявольского искушения, отвращением и жгучим ужасом, но все же неодолимой силы, толкающей на преступле- обещало впереди свободу, успех и любовь»

ние, наличествующие и в романе русского (9, 53). Думается, что это парафраз цитат из писателя. Обращаясь к Соне, Раскольников романа Достоевского, построенных на мотивопрошал: «…это ведь дьявол смущал меня? ве наваждения, отмеченного печатью демоа? … и сам знаю, что меня черт тащил … нического соблазна.

А старушонку эту черт убил, а не я». Соглаша- Как и Родион, Клайд пытается размышясь с ним, «вечная Сонечка» отвечала: «От лять по поводу «таинственных и страшных Бога вы отошли, и вас Бог поразил, дьяволу желаний», сил зла, вырывающихся из темпредал» (6, 321, 322). Этот же мотив дьяволь- ных глубин человеческой природы. Неоского замысла подразумевается и в словах жиданно он обнаруживает в себе «какую-то Порфирия Петровича: «Тут дело фантасти- темную, первобытную часть своего “я”, от коческое, мрачное … на преступление словно торой не в силах ни отречься, ни бежать…»

не своими ногами пришел (6, 348). (9, 53). В словаре Достоевского эта «часть Мотив «коварного и страшного соблаз- своего “я”» именуется подпольем.

В тезаурусе на» (9, 29) возникает в сцене обдумывания Драйзера это понятие отсутствует, но говоря Клайдом будущего убийства, когда он слы- о «худшем и слабейшем “я”» (9, 53), о «втошит чей-то тихий голос, подсказывающий ром, темном “я”» (9, 62) своего героя, америему способ избавления от беременной возлю- канский писатель создает образ «огромного бленной: «…в его мозгу внезапно возникла зала», ассоциирующегося не с природно-сомысль (что это – дьявольский шепот? Ковар- циальным континуумом, а с подсознанием ное внушение злого духа? … он и Роберта Клайда: «Фу, какая трусость! Какое малодуплывут в лодке, и лодка опрокидывается … шие! … Ты должен сделать выбор! И потом вот и выход! Как просто разрешилась бы эта – действовать. Ты должен! Должен! Должен!

головоломная, мучительная задача!» (9, 27). Так закончил голос, глухо раздававшийся Здесь скрытая реминисценция на слова Рас- откуда-то из дальнего угла огромного зала»

кольникова «Не рассудок, так бес» (6, 60), (9, 56).

которого подталкивала к дворницкой, где ле- Драйзер (как и Достоевский) соотножал топор, такая же «невидимая, неведомая сит убийство с «приступом темного безусила». Клайд и Раскольников прислушались мия» (9, 83). Осознав (наряду с Раскольнине к воззваниям Христа, а к коварному зову ковым) «паралич воли и мужества», Клайд искусителя, духа разрушения и гибели. «погружается в глубины собственного “я”»

Тема энергии разрушения как произво- (9, 81), чтобы обрести в них «дьявольскую, дного от дьявола («таинственного некто» – неугомонную и все же подавленную жажду 9, 56) становится лейтмотивом в описаниях действовать – действовать – действовать»

сложного психологического состояния обоих (9, 83). Таким образом, преступление осозперсонажей перед преступлением. Их вну- нается Драйзером в русле его интерпретации тренняя, интроспективная характеристика Достоевским как акт «люциферического» саассоциируется с метаниями, сомнениями, моутверждения.

периодическими отказами от принятого ре- Идея «темного безумия» усиливается в шения. «Перед ним вдруг предстал некий ко- романе Драйзера природным образом птицы варный, дьявольский замысел, таившийся в как вестника смерти и лейтмотивом крика его душе, чудовищный, но властный, ковар- этой «зловещей, таинственной, дьявольской ный, но манящий, дружелюбный, но жесто- птицы» (9, 85), постоянно преследовавшей кий; он предоставлял Клайду выбор между Клайда. Это, на наш взгляд, своего рода пазлом, грозившим ему гибелью (несмотря на рафраз ситуации с фантомным «подземным

–  –  –

человеком», «призраком, явившимся из-под традиции. И Достоевский, и Драйзер исземли» (6, 254), который едва не свел Рас- пользуют (в целях сравнения и уподоблекольникова с ума. Звуковой образ «стран- ния) имена мифологических, античных, но кричащей, неведомой, окаянной птицы» библейских героев. Эти имена функциониперелетающей от одного мертвого руют как «точечные цитаты», усиливающие дерева к другому, выполняет несколько важ- семантическую емкость образов и символов.

ных функций. Он служит предупреждением При этом круг имен у Достоевского уже, чем герою по поводу его «злосчастного замысла» у Драйзера. У Достоевского – Ахиллес, Ликак бы демонстрирует протест самой кург, Солон, Христос, Иоанн, Лазарь, Солоприроды против содеянного им и предве- мон, Авраам, Магомет. У Драйзера – Гомер, щает смертный приговор. Возникает цепоч- Ликург, Приам, Немезида, Афродита, Вакх, ка эпитетов, характеризующих крик: «рез- Крез, Ева, Адам, Христос, Авессалом, святые кие», «холодные», «пронзительные», «ме- Бернар, Симеон, Петр Отшельник. Драйталлические», «презрительные», «бьющие зер транспонирует в свой текст только два по нервам», «потусторонние» звуки пугали имени: Христос и Ликург, меняя значение и Клайда: «Никогда в жизни он не слыхал, что- функцию последнего. Ликург у Достоевскобы так кричала птица … Но другие ее не го – имя легендарного законодателя Спарслышали» (9, 46-47). Описание крика птицы, ты, а у Драйзера – вымышленное название которую никто, кроме Клайда, не слышал, реального городка Кортленд в штате Ньюкорреспондирует с галлюцинациями Родио- Йорк. (Кроме того, названия целого ряда на, которому в бредовом состоянии кажется, других городов являются топонимами анчто его разбудили «ужасные крики» якобы тичного происхождения: Сиракузы, Гомер, избиваемой хозяйки. Итака, Утика, Троя). Степень концентрации О «сетях дьявола» Клайда неоднократно библейских цитат у Драйзера выше, библейпредупреждала мать, о «Люцифере – дьяво- ский цитатный слой плотнее. В самом тексте ле с адской злобой» (9, 416) говорил с ним романа цитаты либо атрибутируются, либо преподобный Мак-Миллан. Тема дьявола нет. Преобладают цитаты (явные и неявные, вторгается в повествование и в сцене суда, в точные и неточные) из Псалтыри, парафраз выступлении следователя Хейта: «По прав- строк псалмов и апостольских Посланий. В де говоря, я еще не видел случая, который XXXI главе даже создана «мозаика цитат», бы так походил на дьявольское преступле- состоящая из восемнадцати прямых цитат, ние» (9, 98). Однако своей кульминации она источником которых служит Библия. Взядостигает в сцене перемещения Клайда из тые вместе, они создают особое семантичесуда в тюрьму. Здесь «дьявол» отождествля- ское поле: молитва – исповедь – грех – страется с самим Грифитсом. Какой-то молодой дание – покаяние.

лесоруб из «шумной, злобно-насмешливой, Говорить о цитатности как интертекстуугрожающей» толпы громко крикнул ему: альном знаке межтекстовых взаимодействий «Ну, погоди, дьявол, ты еще закачаешься на можно и в связи с описаниями поведения, веревке» (9, 172). Данный эпизод – парафраз состояния драйзеровского героя до, во вресцены на перекрестке, куда Раскольников мя и после убийства. Здесь мы имеем дело с явился для публичного покаяния, но толпа реминисцентными схемами «живого трупа»

встретила его «насмешливо-издевательски- («жизни после смерти») и «сумасшедшего»

ми криками» (6, 405). («бесноватого»), которые сопровождаются Симптоматично, что оба произведения цитатами и аллюзиями на «Преступление и спроецированы на античную и библейскую наказание».

–  –  –

Как видим, описывая «душевный мо- нью» для Сони, купальня, ставшая возмождус» и психологическое состояние преступ- ной причиной смерти Марфы Петровны, ника, Драйзер интегрирует в художествен- две девочки из предсмертного сна Свидриное пространство своего произведения так гайлова: четырнадцатилетняя «оскверненназываемые «неполные», «осколочные», ная» утопленница и пятилетняя «камелия», «косвенные» цитаты, или «микроцитаты» пострадавшая во время наводнения, кровь, (Н. Фатеева), которые образуют единое ин- льющаяся, «как водопад» (6, 400). Во всех тертекстуальное поле данных глав. Аллюзии этих случаях вода – сила разрушительная.

и реминисценции тоже «сохраняют память» Позитивный смысл образа раскрываето «чужом тексте», которая коррелирует с ся в красочном сне-грезе, в котором странкультурно-языковой компетенцией автора и ствующий с караваном Раскольников уточитателя. ляет жажду «чудесной-чудесной» водой Большинство аллюзий в «Американской холодного ключа. Мотив воды как символа трагедии» – сюжетообразующие, темати- «живой жизни» и способа исцеления звучит чески значимые элементы, выступающие в и в сценах допросов Родиона («Водицы бы качестве интертекстуальных включений. С вам, голубчик, испить» – 6, 264). Позднее их помощью вводятся кардинальные темы он сопрягается с мотивом воздуха-свободы преступления, страдания, раскаяния, наказа- («Вам теперь только воздуху надо, воздуху, ния, «живого трупа», болезни, психической воздуху» – 6, 351). Аллюзией на это заявнеустойчивости, паралича воли, «душевной ление Порфирия звучит совет Николсона пытки», искушения, которые организуют Клайду: «Старайтесь побольше наглотаться смысловое содержание романа. Но есть и це- свежего воздуха» (9, 406). Таким образом, лый ряд фрагментарно значимых аллюзий, тематическая линия «дыхания-воздуха»

важных для определенного участка текста и сопутствует образам обоих героев, а конобразующих второстепенные мотивы («мерт- цептуальный «метатроп» (Н.А. Фатеева) вого холода», «мертвящей тоски», «паниче- «вода – жизнь – воздух – дыхание» соедиского страха», «душевного столбняка», «без- няет художественные миры Драйзера и Домерного отчаяния», трусости, «слабеющего стоевского.

мужества»). Они порождают в романе Драй- У Драйзера главной топографической зера новые ассоциативно-семантические ми- реалией стал озерный край. Прогулки на кроструктуры. озера, бухты, заливы, тихие заводи, ставшие Обратимся к интересному примеру ин- любимым местом отдыха – местная традитертекстуальной трансформации, связанной ция. Но для Роберты Олден поездка на озеро с водой – древним универсальным символом Большая Выпь обернулась трагедией. Так, чистоты, плодородия, источника самой жиз- благодаря интертекстуальной трансформани. Тема воды – одна из доминантных в про- ции само словосочетание «прогуляться на блемно-тематическом комплексе романа До- озера» (также как «прогуляться в Сибирь», стоевского. Но вода – это и сквозной образ, «уехать в Америку») обрело негативную соотносимый с «Северной Венецией» (как го- коннотацию.

родом, стоящим на воде и окруженным ею), Примером межтекстового взаимодейи с образами Раскольникова, Свидригайлова, ствия является и мотив нераскаянности, инМарфы Петровны. тегрирующийся в роман Драйзера. Мрачная Данную образную цепочку составляют: нераскаянность Раскольникова интертекстукухонное ведро воды, в котором «убивец» ально проявляется в мотиве нераскаянности вымыл руки и «бесовский топор», канал с Клайда. Но если раскаяние все-таки настигает грязной водой и несостоявшимися утоплен- Родиона на каторге, где он сумел осознать прениками Афросиньюшкой и Родионом, «чер- ступление как иноформу смерти и предельную ная» Нева как способ «поквитаться с жиз- степень греха, то Грифитс даже в предсмерт

–  –  –

ном письме не написал ни слова о раскаянии, ракурс углубления исходной перспективы считая, что электрический стул – слишком су- текста-источника, задавая при этом нациоровое наказание, значительно превышающее нально обусловленный угол смещения кульмасштабы «несчастного случая». В результа- турной проекции. Моделирование собственте в одном семантическом ряду оказывают- ного художественного мира осуществлялось ся: преступление – «Дом смерти» («каземат им с помощью сложной системы идентифиубийц» в Оберне) – камера – страшная «Та каций, оппозиций, трансформаций и маскидверь» – нераскаянность – «Тот стул» – шлем ровки текста Достоевского.

на голове, через который пропускают ток, – Между романами установились отношесмерть-наказание. ния эквивалентности по разным параметрам Маркерами интертекстуальности явля- их организации: структуре сюжетных ситуаются также реминисценции, связанные с ций, проблемно-тематическим слагаемым, эмблематикой смерти. Самые обыденные композиционным принципам, «мотивнопредметы, став орудиями преступления, об- му каркасу». Интертекстуальное сближение ретают у Драйзера (как и у Достоевского) основывается на присутствии в них обрасимволическую отмеченность. Топор убива- зов-двойников, образов-мотивов, активно ет двух женщин и неродившегося ребенка участвующих в маркировке интертекстуальЛизаветы, а также «раскалывает» сознание ного поля, образов-символов, аккумулируюантигероя. Удар фотоаппаратом – причина щих в себе смысловой потенциал «младшесмерти беременной Роберты и ее ребенка. го» текста.

Электрический стул оказывается голгофой Для воплощения своего художественнодля Клайда. Реминисценции сигнализируют го задания Драйзер инкорпорирует в свой здесь о сходном для обоих романистов хри- текст-реципиент цитаты (явные, скрытые, стианском представлении о грехе как сино- полные, усеченные), аллюзии, реминисценниме бесплодности, неспособности рождать ции, инвариантные сюжетные ситуации и можизнь, бессилии. тивы. «Американской трагедии» свойственТаким образом, проанализированные при- на «конструктивная интертекстуальность»

емы интертекстуальной поэтики убеждают в (И.П. Смирнов), высокая аллюзивная нагрутом, что роман Драйзера обладает «памятью женность, отсылающая к роману Достоевскотекста» (Ю.М. Лотман) и между двумя произ- го. При этом такие индикаторы «старшего»

ведениями возникают диалогические отноше- текста, как цитаты, аллюзии и реминисценния, побуждающие находить закономерные и ции в подавляющем большинстве реализуслучайные межтекстовые скрещения. ются в авторской речи и в гораздо меньшей Проделанный нами анализ показал, что степени в речи персонажей (их диалогах и говорить о полной художественной реализа- внутренних монологах).

ции (на сюжетно-композиционном и образном Оба романа относятся к корпусу сильных, уровнях драйзеровского романа) «кода» До- «ядерных» [4, с. 53] текстов. Испытанные стоевского – явное преувеличение. Слишком временем, имеющие непреходящее значеразными были мировоззренческие парадиг- ние, они закономерно стали центрами «инмы авторов. Однако есть все основания утвер- тертекстуального излучения» не только для ждать, что установка на интертекстуальность своей национальной культуры, но и для всей выявляется, интертекстуальная связь между мировой литературы.

обоими романами существует, и анализ фактоСтатья выполнена в рамках проекта ров межтекстового взаимодействия обоснован.

РГНФ «Интертекстуальная поэтика русПреступление и наказание» – базовый ской художественной прозы XIX–XXI веков текст, с опорой на который создавался текст и теоретические основы интертекстолоАмериканской трагедии», не снимавший гии» № 15-34-01013.

авторитетности претекста. Драйзер выбрал

–  –  –

Аннотация В статье характеризуются некоторые особенности использования пространственной терминологии в работах современных исследователей. Автор предлагает свою трактовку категории социального пространства, определяет его состав и структуру, обосновывает возможности и границы целенаправленных интервенций в его свойства и компоненты. Автор определяет социальное пространство как ансамбль социальных позиций, на которых взаимодействуют социальные акторы, производя и воспроизводя разнообразные продукты.

В социальном пространстве автор выделяет семь слоев: 1) социальные позиции в нем; 2) соответствующие паттерны деятельности и паттерны поведения и мышления; 3) субъекты деятельности; 4) нормы-правила (социальные институты), регламентирующие в данном поле взаимодействия социальных деятелей; 5) различные социальные процессы: организации и дезорганизации полей, их интеграции и дезинтеграции; процессы насыщения и обеднения полей определенными компонентами, процессы жизнеобеспечения и процессы формирования и использования человеческого потенциала; процессы, способствующие или препятствующие развитию поля и другие; 6) материальные продукты и услуги реализованных паттернов; 7) духовные продукты и нематериальные услуги реализованных паттернов. Созданные в полях материальные продукты и услуги, духовные продукты и нематериальные услуги создают материальную и духовную основу функционирования в полях социальных акторов. Предложены новые направления его исследований, включая изучение образующих его полей.

К лючевые слова: социальное пространство; поля социального пространства;

элементы социального пространства; слои социального пространства; структура социального пространства; социальные акторы; трансформация социального пространства.

–  –  –

Аbstract T he article presents some characteristics of spatial terminology and the way they are used in the works of social scientists. The author suggests his own interpretation of the category of social space, defines its composition and structure, and proves opportunities to intervene in its properties and components. The author defines social space as a set of social environment where social participants interact, making and reproducing various products. In social space, the author allocates seven layers: 1) social environment in it; 2) corresponding patterns of activity and patterns of behavior and thinking; 3) subjects of activity; 4) norms and rules (social institutions) that regulate the interaction of social participants; 5) social process: arrangement and disarrangement of the fields, their integration and disintegration; the process of saturation and impoverishment of the fields, 6) material products and services of the effected patterns; 7) cultural products and non-material services of the effected patterns. The material products and services, cultural products and non-material services make a material and spiritual basis for functioning for social participants.

К ey words: social space; fields of social space; components of social space; layers of social space; structure of social space; social actors; transformation of social space.

–  –  –

Аbstract T he main problem to be solved within the research project is the issue of the sense and social importance of ethnic cultural organizations (ECO) in the contemporary Russian society and in the Udmurt Republic in particular. What is the purpose of creating volunteer organizations based on ethnicity? Do these organizations make any contribution to the building of the civil society in Russia? What are their prospects?

The study includes the content-analysis of the newspapers published by the youth ethnic cultural organizations (ECO): Jugendheim (the association of Russian Germans, a newspaper The Juhei ); Shundy (the Udmurt youth association, a newspaper The Gerd ); the biographic and expert interviews with representatives of the above-mentioned associations; the theoretical interpretation of the results of the content – analysis and interviews with the object of revealing specific mechanisms of ethnic identification; the use of specialized vocabulary: the clarification of the notions “ethnicity”, “identity”, “multiculturalism”; the construction of the author’s model of ethnic identity.

The research constituted a basis for the development of an analytical conception of ethnic identity. This conception allows one to consider ethnic identity as a process of constructing models and concepts of ethnicity within the theoretical and political discourse. Such constructing occurs when there is a “lack” of ethnicity in “the present” which has to be met through the constructs of “ethnic history” (the past) and ethnic “projects” (the future). The ways of constructing the Udmurt ethnicity as a part of “the Finno-Ugric world” were determined, as well as the ways of constructing “the German ethnicity” that shapes the image of German “Youth’s Home”.

Further research on ECOs involves revealing major concepts underlying the discourse of these organizations, as well as clarifying the role of ECOs in ethnic policy pursued in the Udmurt Republic.

К лючевые слова: ethnic-cultural organizations (ECOs); ethnicity; identity; multiculturalism.

–  –  –

Аннотация О сновной проблемой, которую необходимо было решить в процессе исследования, является проблема смысла и социальной значимости национально-культурных объединений (НКО) в современном российском обществе, в частности, в Удмуртской Республике.

С какой целью создавались общественные организации по этническому принципу, есть ли у них перспективы в будущем? Можно ли считать такие объединения способствующими построению гражданского общества в России? Исследование предполагает: проведение контент-анализа прессы молодежных национально-культурных объединений (НКО) «Югендхайм» (организация российских немцев, газета “Yu hei”), «Шунды» (удмуртская молодежная организация, газета «Герд») в 2014-2015 гг.; проведение 27 биографических и экспертных интервью с представителями этих организаций; теоретическую интерпретацию результатов контент-анализа и интервью с целью выявления специфических механизмов этнической идентификации; работу с категориальным аппаратом: прояснение понятий «этнос», «идентичность», «мультикультурализм»; конструирование авторской модели этнической идентичности.

Исследование послужило основой для разработки аналитической концепции этнической идентичности. Последняя позволяет рассматривать этническую идентичность как процесс конструирования моделей и концептов этничности в процессе теоретического и политического дискурса. Такое конструирование происходит в ситуации «нехватки»

этничности в «настоящем» и восполнение этой «нехватки» посредством конструктов «этнической истории» (прошлого) и этнических «проектов» (будущего). Были определены способы конструирования удмуртской этничности как входящей в «финно-угорский мир», а также немецкой этничности, формирующей образ немецкого «молодежного дома».

Дальнейшее изучение НКО предполагает выявление концептов, находящихся в основании дискурса этих организаций, а также прояснение роли НКО в этнополитике Удмуртской Республики.

К ey words: национально-культурные организации (НКО); этничность; идентичность;

мультикультурализм.

–  –  –

Аннотация В статье представлена характеристика жанровой системы испаноязычной периодической печати, способствующая выявлению ее своеобразия. Автор исходил из наличия в жанровом комплексе прессы Испании и испаноязычных стран Латинской Америки как элементов тождества с аналогичными комплексами в периодике других государств, так и признаков существенного различия. Выявление своеобразия жанровой системы испаноязычной периодики осуществлялось на основе применения компаративного подхода, через сравнение классификаций жанров в работах представителей различных исследовательских школ, а также практического жанроприменения.

К лючевые слова: периодическая печать; жанровая система; Латинская Америка;

Испания; национальные школы журналистики; колонка; сембланса; биография;

тестимонио.

–  –  –

Аbstract T he article presents the characteristics of Spanish-language periodicals genre which helps to identify its originality. The author proceeds from the presence of the elements of identity with similar complexes in other states periodicals, as well as characteristics of a significant difference in the press genre of Spain and Spanish-speaking countries of Latin America. In the study the revealing identity genre of Spanish-language periodicals is based on the search for its historical and cultural origins and the use of comparative approach to genre classifications in the works of the representatives of various research schools, as well as practical genre application.

К ey words: periodicals; system of genres; Latin America; Spain; national traditions in journalism; column; semblansa; biography; testimonio.

–  –  –

на который нет ответа в тексте К. Марина: в торским стилем, присущим колумнисту: иночем же разница между комментарием как гда глубоким аналитическим, взвешенным, жанром – и колонкой-комментарием, кроме исполненным мудрости, порой – сатиричепостоянных параметров размещения послед- ским, ироническим, насмешливым, юмориней? В работе этого автора нет специального стическим…. Но это не означает, что колонка определения комментария, поскольку, оче- – журналистский жанр, это всего лишь форвидно, этот жанр не признается им в качестве ма презентации различных жанров журнасамостоятельного. Это рождает следующий листики» [24, p. 58.].

вопрос: неужели комментарий бытует в прес- Это мнение ветерана кубинской журналисе только в форме колонки? Газетно-жур- стики отражает действительное положение нальная практика испаноязычных стран до- дел: колонка не является особым жанром, казывает, что комментаторами становятся поскольку представляет собой форму постоотнюдь не только колумнисты… янного, фиксированного по периодичности Ж. Бросса де Контес относит колонку к и пространственным признакам размещения жанру, имеющему признаки статьи (что об- разножанровых текстов постоянного колумнаруживается в свободном раскрытии темы, ниста – как правило, авторитетной личности, в выраженной авторской позиции, в струк- способной оказывать существенное влияние туре и стиле текста), но отмечает различие в на общественное мнение.

Биография (la biografa) и сембланса размерах: колонка значительно короче стаla semblanza) тьи и появляется на газетных страницах пев соотнесении с российским риодически (ежедневно или еженедельно) жанровыми аналогами на одном и том же фиксированном месте на полосе, обозначая постоянное место встречи В классификациях испаноязычных журколумниста со своими читателями [8]. Ав- налистских жанров существуют термины, тор отмечает, что среди видных колумнистов отсутствующие в аналогичных российских преобладают люди с развитым литератур- классификациях. К их числу относятся бионым даром, способные оказывать существен- графия (la biografa) и сембланса (la semblanное влияние на общественное мнение. za).

Примеры такой колумнистики предста- Термином «биография» в практике исвили видные литераторы Габриэль Гарсиа паноязычной журналистики чаще всего обоМаркес, Марио Варгас Льоса, Эдуардо Гале- значается жанровая форма, родственная биоано, которые в течение длительного периода графической справке в российской журналисотрудничали с редакциями крупнейших ис- стике. В биографии на первый план выходит паноязычных газет. Изучение их творчества деятельность человека, имеющая определенпозволяет заключить, что в их исполнении ное социальное значение.

колонка может содержать эссе – например, В ряде стран Латинской Америки (преэто текст М. Варгаса Льосы, опубликованный жде всего в Аргентине) биография обозначаиюля 2011 г. в колонке испанской газете ется также как «история жизни» (la historia «El Pas» под заголовком «Больше инфор- de vida) определенного человека.

Вместе с мации – меньше знаний» [27]. Вместе с тем тем некоторые исследователи делают разлив колонке могут появляться тексты с жанро- чие между биографией и «историей жизни», выми признаками комментария – например, отмечая, что последняя представляет собой в работе Эдуардо Галеано, опубликованной в текст, существенно расширенный в сравнесвязи с избранием Барака Обамы президен- нии с биографией. По их мнению, «история том США [11]. жизни» должна включать такие подробности Э. Тельерия Тока дает следующее опреде- о человеке, как описание его внешнего облиление колонки: «…в журналистике колонкой ка и характера, манеры одеваться, сексуальназывается раздел, в котором регулярно пу- ной ориентации, отношения к алкоголю и бликуется постоянный автор – комментатор, наркотикам, эмоционального состояния, рехронист, иногда журналист, специализирую- лигиозных и политических убеждений, предщийся на написании статей… Публикации в почтений в искусстве, его семьи и жилища, колонках отличаются индивидуальным ав- друзей и даже воспоминаний детства [14].

–  –  –

Как свидетельствует изучение творче- тературной журналистики», вместе с тем приского наследия классиков испаноязычной знает ее жанром, «равноудаленным» как от журналистики, например, Хосе Марти, – ис- информирования, так и от интерпретации [28].

следователи нередко характеризуют как хро- Г. Мартин Вивальди характеризует хронику некоторые тексты, имеющие жанровые нику как «амбивалентный жанр, который признаки статьи. Как отмечает Г. Мартин служит как для изложения фактов, относяВивальди, хроника отличается от статьи тем, щихся к событию, так и для передачи суждечто в статье в связи с каким-либо актуальным ния автора хроники о них». Он дает следуфактом, явлением, получает развитие опре- ющее определение этой жанровой формы:

деленная идея, задача же хроники – сооб- «Журналистская хроника является по своей щать, рассказать о происходящем. сути интерпретирующим и оценочным соИспанский исследователь Р. Йанес Меса, общением о событиях – актуальных или акхарактеризующий хронику как явление «ли- туализированных, в котором повествуется о

–  –  –

чем-либо, и в то же самое время содержится гическому принципу или логике перехода от суждение об этом» [21]. основных фактов к менее важным, от главноПо определению Г. Мартина Вивальди, го в событии к его деталям. Этого требует, наХ. Гарсии Луиса, Х. Ортеги и ряда других ис- пример, композиция новостной заметки, выследователей системы жанров испаноязыч- строенной по принципу «перевернутой пирамиды» (la pyramide invertida), когда внаной периодической печати, хроника обладает рядом устойчивых жанровых признаков, чале излагаются самые значительные факты события (datos esenciales), затем – важные которые свидетельствуют о наличии в ней отподробности о нем (datos importantes), и почетливо выраженных очерковых элементов:

сле этого – сопутствующая информация втохронике свойственна информативность ростепенной важности (datos secundarios). В и повествовательность. Ядром хроники являются факты, но ее написание требует не ие- хронике же порядок изложения свободный, рархически выстроенного их изложения по повествование подчинено индивидуальному степени важности, а свободы композиции; авторскому замыслу;

– приближаясь в экспозиции фактов к – повествование в хронике требует опредерепортажу, хроника в то же время может со- ленной грации, доли воображения (вплоть до держать суждения и заключения автора об использования вымысла), детализации и коописываемых явлениях и событиях, что род- лорита. Хотя в хронике используются факты, нит ее со статьей и другими аналитическими их передача не является ее главной задачей. В и художественно-публицистическими жанра- отличие от информационных жанров, где авми (которые объединяются в общую группу торское начало слабо выражено и изложение «жанров мнений», в терминологии Х. Гарсиа зачастую является деперсонифицированным Луиса, Х.А. Бенитеса, Х. Гаргуревича и других (журналист остается как бы «за кадром», что латиноамериканских и европейских авторов); призвано создать эффект объективности сохроника отличается от интерпрети- общения), в хронике в экспрессивной манере рующего репортажа и от информационных выражены взгляды, чувства, индивидуальжанров высокой степенью авторской персо- ность автора. Этой жанровой форме присуща нализации в изложении фактов (вплоть до персонализация изложения – вплоть до повеповествования от лица автора). В хронике ствования от первого лица. Хроники никогда личность автора находит яркое воплощение не публикуются без подписи автора;

(Х. Ортега замечает: «хроника есть индиви- – используемый в хронике авторский дуальная реакция журналиста на событие» словарь – наиболее богатый, отточенный, изХроника вбирает личностные характе- ящный;

ристики автора, присущие ему взгляды, чув- – хроника имеет высшую степень литества, переживания, индивидуальный стиль. ратурной обработки, в ней используются таКубинский исследователь Х. Луис Гарсия кие выразительные средства, как метафора, выделил комплекс основных жанровых при- гипербола, сравнение, возможна некоторая знаков хроники, во многом совпадающих с доля лиризма;

признаками, упоминаемыми другими авто- – цель хроники – осветить определенный рами: факт или событие таким образом, чтобы подсвободный стиль, основанный на взаимо- черкнуть его выдающееся значение, не впадая дополнении объективного и субъективного; при этом в формальную, простую, строгую арядром хроники являются факты; гументацию, но достигая цели посредством

– форма хроники является одновременно отображения самой действительности разинформативной и повествовательной, при- личными оценочными мазками и использоближаясь к репортажу в экспозиции фактов ванием эмоциональных оценок. Как правило, и к статье – в суждениях автора об описывае- автор хроники избегает прямой оценки собымых событиях; тий, эффект интерпретации достигается исхронике не присуща иерархически вы- пользованием деталей и сравнений, несущих строенная композиция, характерная для ин- оценочную нагрузку, а также эмоциональных формационных заметок. Построение хрони- авторских оценок. Х. Гарсиа Луис отмечает ки, в отличие от структурной организации «сосуществование в хронике элементов носодержания заметки, не подчинено хроноло- востного жанра и комментария» в их сложной

–  –  –

если его подготовку осуществляют не журна- – в свидетельстве присутствуют авторское листы, а литераторы; воображение, персональный тон повествоваавтор тестимонио расспрашивает оче- ния, эмоциональная окрашенность. В этом видцев о тех событиях, свидетелями которых определении нетрудно усмотреть сходство с они были сами. Исключением может быть жанровыми характеристиками хроники.

ретроспективный тестимонио, посвященный Х. Гаргуревич утверждает, что первые тепрошлому, пережитому самим автором, ко- стимонио появились в США в XIX веке. Приторый дополняет свои впечатления рассказа- мером тому, по его мнению, являются газетми других очевидцев; ные публикации журналиста Г.М. Стенли, коесли речь идет о биографическом свиде- торый в 1871 г. описал поиски в Африке исчезтельстве, автор не должен концентрировать- нувшего легендарного доктора Ливингстона.

ся на подробностях частной жизни очевидца. К числу классических примеров тестимонио Свидетельство должно иметь тесную привяз- исследователь относит повествование Джека ку к социальному контексту [16, p. 1013-1015]. Лондона о землетрясении и последовавшем В качестве примера свидетельства С. Буэ- за ним пожаре в Сан-Франциско.

но (Куба) привел «Картины революционной Некоторые авторы относят к жанру тевойны», принадлежащие перу Э. Че Гевары – стимонио работы, обычно характеризуемые книгу о герилье на Кубе в период борьбы про- как произведения мемуарной литературы – тив диктаторского режима, представляющую например, воспоминания Э. Че Гевары о гесобой мемуарные публицистические очерки рилье на Кубе, составившие книгу «Эпизоды непосредственного участника этих событий. революционной борьбы» [16].

А. Уркиди (Боливия) полагает, что свиде- Хуан Гаргуревич дал определение тестительство – это старый жанр, к которому все монио как «техники редактирования фактов, чаще обращаются журналисты Латинской представляемых или пережитых самим автоАмерики. К формам свидетельства исследова- ром, они излагаются от первого лица, выстутель относит автобиографии, мемуары, днев- пающего (или выступающих) в качестве свиники, показания, записные книжки, письма, детеля, чтобы добиться наибольшей экспресбеседы. По мнению А. Уркиди, свидетельство сивности или драматизации повествования»

хорошо известно в литературе non-fiction – то [14, p 151].

есть, всякий исторический рассказ, основан- Эрик Торрико утверждает: тестимонио ный на личных впечатлениях и видении ав- представляет собой рассказ одного или нетора, содержит в себе свидетельство [26]. Рас- скольких человек, выступающих в качестве сказать об увиденном и пережитом – приви- главных действующих лиц или свидетелей легия свидетеля, участника событий, и этот происходящего и воспроизводящих все подрассказ приобретает вес, когда начинается робности событий [25].

словами «я был там, сам видел и испытал Журналист не всегда оказывается в эпипроисходившее, участвовал в нем». центре событий. В таких случаях он может выПо определению боливийского исследо- ступать в качестве своеобразного посредника, вателя, основополагающая характеристика те- который пересказывает историю, изложенстимонио – это активное и постоянное исполь- ную очевидцем (или очевидцами) произошедзование повествования от первого лица. В жур- шего. В связи с этим Гаргуревич делит журнаналистике тестимонио обычно основывается листские тестимонио на два различных типа:

1) «прямое свидетельство» (testimonio на фактах высокой информационной ценноdirecto) – изложение ведется непосредственно сти, которые излагаются в рамках сравнительно краткого исторического отрезка времени. журналистом, лично наблюдавшим за происОпределение свидетельства, представ- ходящим, либо очевидцем событий;

2) «косвенное свидетельство» (testimoленное кубинцем С. Буэно, содержит следуюnio indirecto) имеет место тогда, когда очевищие обозначения:

– свидетельство является жанром, погра- дец событий рассказывает о произошедших ничным между журналистикой и литерату- событиях журналисту, а тот излагает их от рой, формой их взаимопроникновения; первого лица от имени свидетеля. При этом

– в нем могут сочетаться элементы ре- создается впечатление, будто очевидец сам портажа, интервью и хроники; описал произошедшее.

–  –  –

Как правило, непрямой тестимонио дол- Жанровая форма тестимонио, родственная жен начинаться со слов «Как рассказал…» интервью, имеет дискурсивную природу, кодалее обозначается имя и статус очевидца). торая позволяет журналисту комментировать Текст должен быть подготовлен таким обра- то, что было изложено свидетелем событий, зом, чтобы из него как бы слышался голос подчеркнуть некоторые детали и аспекты рассвидетеля описываемых произошедших со- сказанного им, обозначить возможные протибытий. Так подтверждается метафорическое воречия и неточности в его рассказе. Следует утверждение, что тестимонио является «сы- учитывать, что очевидец предлагает свою верном интервью». сию событий, нередко весьма субъективную, и А. Уркиди предлагает другое деление те- не всегда готов к свободному, непринужденностимонио по видам: му рассказу. Журналист, интервьюирующий

– «простой тестимонио» – представля- очевидца, должен скрупулезно исследовать ет собой обычный пересказ событий; излагаемые им факты и выстраивать тестимоавтобиография» содержит изложе- нио так, чтобы максимально выявить правду.

ние истории жизни одной персоны с парал- Таким образом достигается эффект обобщаюлельными включениями свидетельств других щего восприятия, но окончательное суждение людей или журналистов. При этом дополни- об изложенном остается за читателем. В итоге тельные свидетельства содержат оценку вы- повышается степень читательского доверия к сказываний первого свидетеля, подтвержда- рассказанному в тестимонио.

ют либо опровергают его рассказ; Иллюстрацией такого способа презентабиография» одной и той же персоны, ции информации является тестимонио «Мои находящейся в центре повествования, изла- признания. Карлос Кастанья раскрывает свои гается разными людьми. Изложение допол- секреты». Журналист Маурисио Арангурен няется попутным включением контекстов, Молина воспроизводит в нем свидетельства описываемых журналистом; участника вооруженной борьбы в Колумбии,

– «изложение одного значительного обвиняемого в совершении военных престуфакта» (или совокупности фактов) раз- плений. Рассказы Карлоса Кастаньи предличными людьми. ставлены в этом тестимонио в диапазоне от В отличие от автобиографии, журналист- его самооправданий до саморазоблачений.

ский тестимонио – не «история жизни», а опи- Таким образом, свидетельство как жансание какого-либо ее отрезка, интересующего ровая форма выявляет свои гибридные хачитателя. Несмотря на возможное наличие рактеристики, роднящие ее как с интервью, исторического экскурса, тестимонио всегда так и с очерками на исторические темы, с привязан к сегодняшнему дню. Обычно в те- мемуарным жанром, что позволяет отнести стимонио изложение событий ведется в хроно- тестимонио к жанровой группе, обозначаелогической последовательности и предваряется мой в российской классификации как худовступлением, которое обозначает самое важное жественно-публицистические жанры.

в тексте. Тестимонио может быть представлен в Выявленная специфика жанровой системы широком тематическом спектре: это могут быть испаноязычной периодики свидетельствует о разоблачения, журналистские расследования, значительной степени несовпадения представбиографические повествования и т.д. ленной классификации художественно-публиР. Ферро, рассуждая о природе свидетель- цистических жанров с классификациями, исства, объясняет его появление поиском но- пользуемыми в отечественной теории жанров вых дискурсивных форм презентации фактов и практическим жзанроприменении. Вместе в журналистике, в тех ситуациях, когда нали- с тем, несмотря на различие в наименованичествуют противоположные варианты отно- ях жанров и в некоторых их характеристиках, шения к этим фактам. Отмечается, что в дан- наличествует определённое сходство, обусловном случае дискурс имеет сходство с показа- ленные близкими функционально-стилевыми ниями свидетелей в суде, которые по-разно- признаками жанровых форм.

му объясняют одни и те же факты, при этом в процессе такого дискурса должна выявляться правда о произошедшем [10, p. 87].

–  –  –

Аннотация Ф еномен советской журналистики 30–50-х гг. ХХ века необходимо изучать в тесном взаимодействии с исследованием всего советского общества. Предполагается, что данная историческая эпоха была периодом ослабления связи между словом и действительностью. Особенно пагубно это ослабление сказывалось на журналистике, так как в своем исследовании реальности журналистика должна опираться прежде всего на факт.

На основе анализа текстов советской журналистики периода 30–50-х годов получены следующие выводы. Метаконфликт (конфликт Порядка и Хаоса) и типологический ряд положительных героев журналистики (культурный герой – герой действия – простой советский человек) в целом совпадали с метаконфликтом и типологическим рядом положительных персонажей доминирующего художественного метода эпохи – социалистического реализма. Принципы и параметры данного видения культуры шли не от реальности, а задавались властью.

Основным хронотопом сталинской культуры стал хронотоп парада как формы отчета народа перед своим Вождем. Газетный текст эпохи предлагал несколько видов парада-отчета: собственно праздничный парад; праздничный митинг; концерт; народное «спонтанное» гуляние после или перед выборами, сами выборы и т.д. Парад, по сути, явился бытийной формой проявления героев открытого пространства и простого советского человека в тоталитарной культуре. Жизнь этих героев в контексте парада получала свое достойное наполнение и обретала смысл..

К лючевые слова: журналистика; тоталитаризм; социалистический реализм;

пропаганда; положительный герой; парад.

–  –  –

Аbstract T he phenomenon of Soviet journalism of 30s-50s of the XX century should be studied with the observation of the Soviet society. It is believed that this historical period was the time of the descent of ties in between the word and reality. It had a negative impact on journalism, because the latter should be primarily based on facts.

When studying the Soviet journalism of the 30-50s, we came to the following conclusions.

The meta conflict (the conflict in between order and chaos) and typology of positive characters (culture character – action character – average Soviet man) coincided with the meta conflict and typology of positive characters of dominating artistic method of that time – the socialist realism.

The main chronotope of the Stalin’s epoch became the chronotope of a parade as a report form from the society to its leader. Newspapers presented several forms of paradereports, such as the celebratory parade; concert; folk “spontaneous” festival held after or before elections, elections, etc. Parade is an antological form of existence of characters and an average Soviet man in the totalitarian culture. The characters’ life in the parade got the agreeable interpenetration and made sense.

К ey words: journalism; totalitarianism; socialist realism; propaganda; positive hero;

parade.

–  –  –

Журналистика – ремесло и творческая единственного видения мира и приобретаюдеятельность одновременно – это научная щая в связи с этим сакральные черты; 6) госуаксиома [16; 18]. Однако творчество в жур- дарственный монопольный контроль за СМИ налистике имеет свои естественные барьеры. [20].

Оно ограничено реальностью, фактом, по Советское государство развилось из мавозможности, объективным исследованием ленького большевистского политического отношений и явлений в обществе, в действи- кружка, построенного по антисистемным тельности. В истории России существовали (сектантским) тоталитарным принципам.

периоды с ослабленными связями между «Антисистема – предельно закрытая струкдействительностью и культурными текстами. тура, исповедующая гностико-манихейский Если в различных видах искусства это не счи- взгляд на мир, всячески ограничивающая тается грехом, то журналистика построена на свои связи с окружающим пространством»

других принципах. Журналистские «фанта- [12, с. 71]. Особенность тоталитарной коммузии» (домыслы) расположены за пределами никации состоит в ее вертикальности, одножурналистики как таковой, журналистики направленности (субъект-объектности). От как профессии и журналистики как способа верха к низу идут распоряжения, приказы, осмысления реального мира. В качестве при- директивы. Снизу наверх – объяснительные мера разрыва связи реальности и текста мы записки, рапорты и отчеты об исполнении.

можем привести журналистские материалы «Точка зрения центра не обсуждается, а восвремени правления И.В. Сталина. принимается безоговорочно. Задача нижних Мы полагаем, что постижение феноме- уровней – трансляция (сохранение) инфорна советской журналистики 30-х – начала мации (готовых смыслов) в наиболее точх гг. должно опираться на строгий науч- ном виде вниз» [12, с. 71]. А.А. Кара-Мурза ный анализ общества, с которым она состав- обозначил тоталитаризм как преобладание ляла неразрывное целое, опираться на иссле- в социальных отношениях репрессивных дования в области отечественной истории, практик: «тоталитаризм» (и «большевизм»

культурологии, социологии, социальной фи- как его русская разновидность) – это не солософии и других общественных наук. циально-экономическая формация, а репресДля определения сталинского периода сивная интенция власти, сама форматируюистории СССР наиболее подходит термин щая общество. При этом «власть» – это не те, «тоталитарное государство». Тоталитарное кто «на самом верху», это отношения любого государство, хотя имеет много общего с вос- «верха» к любому «низу» [7, с. 372].

точными и религиозными средневековыми Тоталитарное государство – это пирамитеократиями [17], отличается от всех типов да, построенная из многочисленных внешне государств. К. Фридрих и З. Бжезинский в разнообразных, но внутренне одинаковых книге «Тоталитарная диктатура и автокра- структур. Как справедливо отмечал В.П. Римтия» (1956) перечислили основные черты ский, именно большевистская организация тоталитарного общества: 1) массовая партия и явилась для каждой из них тоталитарной как источник власти; 2) недемократическая «парадигмой и матрицей» [цит. по: 12, с. 118].

власть во главе с харизматическим лидером; Герметичность, отсутствие коммуникации

3) стремление власти к тотальному контролю как формы диалога, двунаправленного комнад гражданами; ограничение их прав и сво- муникационного процесса свойственно не бод, вмешательство в личную жизнь; 4) по- только собственно тоталитарным партийным всеместный террористический полицейский организациям-клонам внутри государства.

контроль над обществом; 5) идеократия: до- Пересозданию (перерождению) подвергаетминирующую роль в политической мобили- ся и вся гуманитарная сфера, отвечающая за зации масс играет официальная идеология, коммуникацию в обществе: литературные, являющаяся инструментом навязывания журналистские организации, другие творче

–  –  –

ские союзы. Вся эта сфера также становится Природой. Великое сражение Гармонии с частью общей тоталитарной репрессивной Хаосом. «Социалистический реализм, – пимашины. Ее задача состоит в легитимации сал буревестник тоталитарной революции, действий и прославлении власти. Каждое из – утверждает бытие как деяние, как творчеискусств делает это своими средствами, но ство, цель которого – непрерывное развитие все вместе они создают макротекст, облада- ценнейших индивидуальных способностей ющий общими чертами: видением современ- человека ради победы его над силами приной эпохи, будущего и прошлого. роды, ради его здоровья и долголетия…» [5].

Это новое видение мира в свое время Собственно, данный тип конфликта имеет было названо «социалистическим реализ- давнюю историю. Он начинается едва ли не с мом» (И. Гронский, 1932). Соцреализм стал рождения человечества и человеческой (микрупнейшим и единственным одобряемым фологической) культуры. Однако в советском властью «творческим методом» эпохи. Он мире элементы базовой пары и отношения предлагал единую философско-идеологиче- между ними получали свое смысловое наскую основу и методологию отражения дей- полнение.

ствительности всей советской гуманитарной Конфликт предполагал несколько устоймыслью, от советской гуманитарной науки чивых ролей-масок и единственно возможкритики, истории и теории литературы и ный тип отношений между ними. Вместе они кино), социальной философии до советского составили конструкцию из трех основных тиискусства. Социалистический реализм – ху- пологических рядов: положительный герой – дожественный метод, свойственный всему стихийный герой – отрицательный персонаж.

официальному советскому искусству 30–50- Дадим характеристику положительного гех гг. Идеологией соцреализма пронизаны роя советского макротекста. Типологический произведения живописи и графики, архитек- ряд положительных советских героев состоял туры и скульптуры. В роли правофланговых из нескольких элементов. На вершине пиравыступали литература и зарождающийся миды положительных героев расположился советский кинематограф. Общие принци- Культурный герой нового мира социализма, пы (тенденции, взгляд, угол зрения) зада- ниже – герой открытого пространства и фивались партийным руководством сверху и зического действия, еще ниже – так называуточнялись и конкретизировались советски- емый «простой» советский человек. Рассмоми критиками [см.: 14]. Мастерам культуры трим этих героев подробнее.

оставалось только наполнить художествен- 1) Протагонист – Вождь – культурный геное пространство убедительными образами. рой – человек революции – герой Духа. Это Постепенно сложилась ситуация, когда диф- сакральный центр тоталитарного космоса, ференциация искусства – разбивка на виды источник воли, спаситель и пересоздатель и художественные типы и т.п. – имела лишь мира, создатель новой культуры. Культурвнешний, отвлекающий характер». Так, в ный герой – создатель смыслов и целей для 30–50-е гг. в СССР в текстах разных авторов и нового культурного пространства. Он – гевидов искусства выстраивается единый цен- ний, своей железной волей и неопровержиностно-смысловой ряд понятий, представле- мой логикой задает направление развития ний, с общими героями, устойчивым и огра- и определяет вектор движения, наполняет ниченным набором описываемых ситуаций, жизнь людей смыслом. В соцреалистическом общим конфликтом. тексте культурный герой мог присутствовать Сердцевина соцреалистического произ- в своем «человеческом» виде (как образ) или ведения – его метаконфликт. В 1934 году на в различных виртуальных (трансцендентПервом Всесоюзном съезде советских пи- ных) формах: памятник с указующей рукой, сателей Максим Горький утвердил его са- портрет, глядящий вдаль или сурово на зрикральную формулу: Победа Человека над теля, «фотография на белой стене», лозунг,

–  –  –

или цитируемая статья («Головокружение ние типическое по законам реалистического от успехов» в «Поднятой целине» М. Шоло- искусства» [13, с. 145]. Последнее утверждехова). Как правило, вожди располагались в ние, на наш взгляд, не совсем верно. Соцреасакральном центре советского тоталитарно- лизм не оставлял места для реализма. Челого времени-пространства – Москве (Кремле). век массы рассматривался по тем же законам Центр тоталитарного пространства-времени соцреализма, в нем актуализировались червыделялся грандиозными архитектурными ты, о которых мы скажем ниже.

проектами, реализованными далеко не пол- Вождь – уничтожитель Хаоса и беспорядностью [см.: 14]. Степень удаленности вождя ка. Он – носитель нового иерархического поот Кремля свидетельствовала об уровне его рядка и гармонии, устраивающий жизнь по величия в вождистской иерархии. «научным» лекалам «бессмертного учения»

Их литературные собратья – положитель- К. Маркса. Это порядок соподчинения, ему ные герои советской литературы (наставни- присущи строгая дисциплина, четкая вертики, большевики, к примеру, матрос-больше- кальная организация общества и пространвик Жухрай в романе «Как закалялась сталь» ства-времени. Окультуренное пространство Н. Островского) отправлялись на периферию выглядит как симметричное. Отсюда – шерешать те же задачи. Главный герой соцреа- ствия в геометрически правильных колоннах, лизма – вождь, крупное историческое лицо – чеканящих шаг, одетых в одинаковую форбыл приобщен к центру пространства-време- му людей, ровные ряды тракторов на полях.

ни непосредственно или опосредовано, через Красота в подчинении, военная форма как партийные структуры (председатель обкома, стиль эпохи – казарма как универсальный состарый коммунист, партийный работник, ко- ветский хронотоп. Другой образ культуры – миссар). индустриальный. Красота – результат замысПонятно, что герой, выполняющий за- лов Вождя и дело рук человеческих, это заводачи такого масштаба, был наделен черта- ды и фабрики, бесконечные ряды станков. В ми сверхчеловека. Это произошло не сразу. целях раскрытия этих смыслов в литературе К середине 20-х годов человек революции и кино был создан отдельный жанр «произпрошел путь от народного героя («челове- водственный роман» («Цемент» Г. Гладкова, ка-массы» Кожуха из «Железного потока» «Гидроцентраль» М. Шагинян и др.).

А. Серафимовича) к типу человека-идеи (Ле- 2) Герой открытого пространства и фивинсон, герой романа А. Фадеева «Разгром»). зического действия. Он – энергичный поЭто наделенная духовной мощью, волевая и мощник Вождя, его неутомимый рerpetuum неординарная культурная личность, человек mobile, человек-батарейка, смелый и неразособой породы», лидер, стоящий над мас- мышляющий, исполнитель его гениальных сой. Как справедливо отмечает Т.А. Никоно- задумок. Он – летчик-герой «сталинский ва, «в русской советской литературе произо- сокол», покоритель просторов воздушных, шла фактическая подмена героя, выдвинуто- морских, подземных (Валерий Чкалов, Георго массой, героем нового типа – подчиняю- гий Байдуков, Михаил Громов, Отто Шмидт щим массу своему волевому, рационалисти- и др.). Он – хранитель мира, покоя и счастья ческому руководству и пересотворению» [13, советских людей – пограничник, танкист, с. 119]. Появление нового героя было впря- подводник, пожарник, нквдэшник, милицимую связано с активно формирующимся в онер, боец Красной армии. Он – военный или 20-е годы ХХ века новым типом государства бывший военный (Клим Ярко, к/ф «Трактои культом вождей. «Метод социалистическо- ристы»), активист (Давыдов, «Поднятая цего реализма… по-разному оценивал лидера, лина» М. Шолохова), комсомолец, пионер вождя (явление исключительное, трактовав- (Валя, «Смерть пионерки» Э. Багрицкого).

шееся в тонах романтической патетики) и че- Он – шахтер-передовик, стахановец, ударник ловека массы, рассматривавшегося как явле- (к/ф «Большая жизнь», роман «Журбины»

–  –  –

В. Кочетова), швея-многостаночница (Таня Галатея (Гомункул). Он с удовольствием отМорозова, к/ф «Светлый путь»), тракторист- дыхает в санаториях, питается по «Книге о ка (Марьяна Бажан, к/ф «Трактористы»). вкусной и здоровой пище», празднует НоГерой действия – победитель закрытого вый год у Кремлевской елки, летом беззаботпространства. Сама тоталитарная культура но катается на лодках, а зимой на коньках в видит себя как «свободное, открытое, про- Парке культуры и отдыха. Он – главная цель сторное, коммуникабельное пространство. благодеяний Отца народов, окружен заботой Москва всего за несколько десятилетий ос- Вождя, защищен советскими героями и ставободилась от множества архитектурных со- линской Конституцией. Он чувствует это и оружений: домов, стен, памятников, даже де- благодарит Его и Советскую родину, где ему ревьев. Современники видели в этом «широ- посчастливилось родиться, за «наше счасткий вздох улицы, стремительный жест силы и ливое детство». Он славит Отцов-Вождей в освобождения» (С. Одунов). Они радовались, песнях и нехитрых, почти детских, зато «от что «стены и углы домов рушились как теа- души» написанных стихотворениях. Метафотральные декорации» (Л. Никулин)» [Цит. ра большой советской семьи – важнейшая в по: 14, с. 39]. Ключевыми словами культурной конструкции соцреалистической реальности самоидентификации стали: простор, освобо- [см.: 8].

ждение, сила, воздух, солнце, легкость, верх, Простой советский человек – рядовой эндорога, даль, ширь, ясность, открытость. тузиаст строительства нового мира. Однако

3) Человек-масса. Простой советский че- роль его не следует недооценивать, она крайловек. Этот тип героя расположен на нижнем не важна. Это роль хора в древнегреческой этаже иерархии положительных героев соц- трагедии, глас народа, народный голос самой реализма. Его образ и хронотоп существова- Правды. Его голос легитимирует абсолютния трудны для четких определений, потому ную власть Вождя, переплавляя его наказы в что балансируют где-то на грани сакрального явь великих Свершений. Он сам есть воплои профанного соцреалистических миров. С щенный наказ о счастливой жизни. Он спаян одной стороны, простой человек – профан, с вождем и берет на себя часть его Славы.

ибо ему недоступно сакральное знание, не- Простой советский человек должен быть доступен пророческий дар Вождя и физи- достоин своего Вождя, поэтому он также наческая мощь героя. Однако и на него падает делен особенными качествами. Простого отсвет величия конструкторов нового мира. советского человека нельзя назвать ни «маОн реализует свой потенциал в профанном леньким», ни «массовым» человеком. Он пространстве: он заполняет собой уличное своего рода советский оборотень, пограничпространство. Однако улица одновременно ный персонаж. В любую минуту, если «коваресть пространство реализованной Утопии, ный враг» или какие-нибудь «самураи» перепространство Счастья. йдут «границу у реки», он может почти мгноОн, как правило, изображен в группе, в венно перевоплотиться в героя физического коллективном портрете. Его стихия – мас- действия, готов встать (перейти) в один ряд совые сцены веселого труда, голосований, с героями. Отсюда отчетливый милитаристпраздников, парадов, маршей энтузиастов, ский оттенок, вязанный с его образом. Он – колонн пионеров и комсомольцев. Его глав- бдительный помощник героя-пограничника.

ная функция – радоваться новой счастливой Он без конца марширует на гимнастических жизни. Атрибуты – бодрый и заливистый парадах с воображаемыми винтовками в русмех, хохот, неутомимые пляски, жизнера- ках. Он всегда натренирован и всегда «готов достные песни (к/ф «Кубанские казаки», к труду и обороне», швыряет учебные гранаБогатая невеста» И. Пырьева). Ему прису- ты в учебные вражеские танки. Отсюда военще инфантильно-женское начало. Он и есть но-патриотическая риторика, молодежные главное творение Вождя-Пигмалиона, его организации с военной дисциплиной, дет

–  –  –

ские лагеря. Вся страна представляется ему нальная насыщенность газетного сообщения.

военным лагерем в окружении врагов, «стра- Первая полоса буквально излучает оптиной героев», готовых без раздумья пасть за мизм, бодрость и уверенность в правильноВождя. сти выбранного политического курса. Этому Все, что мы перечислили, есть характер- есть и рациональное объяснения. Тоталитаные приметы героев советского искусства со- ризм – общество с ощутимым дефицитом лецреализма. Однако соцреализм – это не толь- гитимности власти. Естественно, что сам, как ко художественный метод в советском искус- правило, незаконный приход к управлению стве. Во второй половине 30-х годов он стал страной, террористические способы удерприобретать черты большого стиля эпохи жания власти, ее несменяемость, отсутствие

– стиля мышления. Экспансию соцреализма открытых и честных выборов, политических буквально во все сферы культуры в 1935 году и общественных институтов, свойственных наметил главный редактор «Нового мира» демократическим обществам, могут послуИ. Гронский: «Писатели понимают уже сей- жить основанием для сомнений в правовой час, что в Советском Союзе не может происхо- легитимности. Поэтому власть, чтобы предит накопление какой-то абстрактной куль- сечь любые возможные «инсинуации» в этой туры. …. Культура нашей страны может быть сфере, сознательно или бессознательно (это только культурой пролетарской, социалисти- вполне можно считать ее коллективным бесческой, большевистской» [Цит. по: 14, с. 138]. сознательным), всеми силами стремится доЧерты соцреализма отчетливо проступают во казать свою легитимность.

всех без исключения текстах эпохи, включая, Легитимизация происходит через постоестественнонаучные (Т. Лысенко). Одним из янные демонстрации успехов. Причем сами примеров такого проникновения является «успехи» как бы отодвинуты на второй план, советская журналистика 30–50-х гг. это, скорее, фон, а первым планом идет эмоМы уже писали о том, что советская жур- циональная реакция на них. Событие – это налистика может только с большими оговор- только повод для проявления невероятно ками считаться собственно журналистикой, сильной эмоции. Можно даже сказать, что что она изменила журналистским принци- эмоция вытесняет из смыслового фокуса пам «объективного и полного» отражения само событие, и даже что эмоция – это и есть действительности и, по сути, стала частью то- главное событие. Как правило, это положиталитарно-репрессивной машины. Наиболее тельная эмоция.

отчетливо ее репрессивный характер выра- Нужно сказать, что эмоция имеет разную зился в навязывании обществу соцреалисти- модальность. Она зависит от субъекта ее проческой смысловой матрицы. Напрасно ис- явления. Чем выше по своему социальному кать сущностные различия в отдельных жур- и партийному статусу источник эмоции, тем налистских материалах того времени. Вместе она более сдержанная. Центральная точка они составляют единый текст, сконструиро- развертывания эмоционального Большого ванный по тем же принципам, населенный взрыва – Вождь. Как правило, его фото даны теми же персонажами и конфликтами, кото- на первой полосе сверху. Как и свойственно рые задавались властью и разрабатывались в эпицентру любого вихревого движения, он советском соцреалистическом искусстве, пу- пребывает в относительном спокойствии. Воблицистике, литературной и искусствоведче- ждя отличает эмоциональная сдержанность, ской критике. ведь вождь отвечает за смыслы, его в зону отМы рассмотрели несколько примеров из ветственности ведет не ребяческий восторг, центральных и региональных газет 30–50- а великий Разум и Гений. Однако и Вождь, х гг. («Известия», «Комсомольская правда», пусть и сдержанно, может порадоваться успеКрасная звезда», «Такташовец» и др.) Пер- хам вместе с народом. Он добродушно улыбавое, что бросается в глаза, огромная эмоцио- ется. Его улыбка многозначительна и мудра,

–  –  –

он единственный знает то, чего не дано знать простого человека за пределы нормального другим. Ему единственному дано видеть бу- психического состояния, впадение в крайдущее. Он знает, что дальше будет еще «луч- не возбужденное настроение безграничноше», еще «веселей». Профаны далеко не сра- го воодушевления. Только такое состояние зу могут понять всю глубину сказанного Во- и фиксируется советскими журналистами в ждем: «Товарищ Сталин рассказал нам о при- групповых фотоматериалах с непременными чинах и о смысле стахановского движения. … восхищенными лицами, обращенными в стоПо некоторым признакам можно думать, что рону Вождя.

мудрая речь товарища Сталина понята не во Однако эмоция, даже столь сильная, в всей ее глубине. Понято развернутое товари- стране «победившего социализма» не должщем Сталиным значение стахановского дви- на иметь и оттенка беспорядочности, сумбуржения в производстве, но не делается выво- ности. Это противоречит большевистскому дов в наш быт, не совсем понятна социальная тезису о разумности и научности происходяпедагогика этой замечательной речи» [3]. щего в тоталитарном мире. Ей должна быть Вождь – оценочный центр тоталитарно- придана соответствующая форма, огранка. И го мира. Он осматривает, принимает, награ- она переплавляется в форму организованнождает. Вождь может осуществлять свое при- го отчета, большого отчета, по сути, охватысутствие через Слово. Это речи Вождя, поста- вающего все формы жизнедеятельности соновления Пленумов ЦК, директивы. И в этом ветского человека народа Великому Вождю.

случае обеспечен высокий эмоциональный Универсальной формой тоталитарноградус. Его слово вдохновляет, оно зовет в бу- го отчета является народный праздничный дущее, зовет к свершениям и преодолениям. парад. Парад – это и демонстрация эмоции, Слово Вождя (Партии), не лишаясь эмо- и победа над стихийностью одновременционального насыщения, обладает и свой- ною. Парад – это праздник верности, праздством упорядочивания действительности. ник-ритуал поклонения и прославления ВоСама же действительность предстает как пла- ждя (схожие с древнерусскими жанрами сластичная (объект), поддающаяся разумному вы и величания) [10]. Парад – демонстрация толкованию и упорядочиванию. Порядок, единства народа со своим Вождем. Важной чинность, уверенность в разумности и целе- характеристикой является его массовость – сообразности происходящему придают мно- легитимирующая, утверждающая «всенародгочисленные и важные деяния власти в цен- ную» поддержку власти. Здесь народ демонтре тоталитарного космоса. В Москве прохо- стрирует самого себя – довольного, счастлидят бесконечные пышные и многоречивые вого, молодого, здорового и организованнозаседания, собрания, пленумы: «Открылась го. Парад есть бытийная форма проявления вторая сессия Верховного Совета», «В боль- героев открытого пространства и простого шом Кремлевском дворце». Публикуются советского человека в тоталитарной культуЗаконы, принятые Верховным Советом» ре. Жизнь этих героев в контексте парада поИзвестия», 26.07.1938) [19]. лучает свое достойное наполнение и обретает Но Вождь не только источник эмоции, он смысл.

и главный ее адресат. Другая эмоциональная У тоталитарного парада-отчета существумодальность (заряженность) исходит снизу ют многочисленные формы.

тоталитарного пространства, от героев и масс. 1) Это собственно праздничный парад. К Чтобы достигнуть тоталитарных вершин, она примеру, «Парад московских физкультурнидолжна обладать невероятной силой. Един- ков», «Под знаком ГТО»: физкультурники в ственно допустимая реакция на планы и дей- белых трико демонстрируют молодой задор, ствия Вождя, на мир, им порожденный, – эк- радость, свет, здоровье (фото удовлетворензальтация, восторг, восхищение. Само его но улыбающихся Сталина, Горького и членов появление перед массами инициирует выход Политбюро Микояна, Кагановича, Калинина,

–  –  –

Ворошилова и др. – «Известия», 26.07.1934) рядом Каганович и Молотов; Сталин голосуПарад молодых патриотов», «Празд- ет. Выборы – это «Великий праздник Советник юности и силы»: 35 тыс. маршируют ского народа», «Праздник таджикского наперед вождем (фото вождей – «Известия», рода», «Выборы в Верховные Советы Грузии 26.07.1938) [19]. и Армении прошли как всенародный праздМ. Горький в 1935 году в заметке «О пара- ник под знаком торжества ленинско-сталинде физкультурников» описал эмоциональное ской национальной политики» («Известия», состояние участников парада: «С каждым го- 1938) [19], когда все «Голосовали единодушдом наши парады физкультуры являются все но», «За верных сынов». «С одной мыслью, с более веселыми, яркими и богатыми. Все бо- одним желанием» идут люди на избирательлее уверенно тверд шаг молодежи, и ярче го- ный участок под музыку оркестров: «всюду рит в глазах ее радость жить в стране, где так гремят оркестры», «по улицам гремят оркебыстро и красиво воспитывается тело и так стры» («Известия», 13.12.1937) [19]. Выборы огненно, победоносно цветет в нем боевой, ге- есть демонстрация «доверия народа» власти роический дух… Видя эти десятки тысяч юно- («Известия», 1938) [19]. Весомость и праздшей и девушек, стройными рядами идущих к ничность, с оттенком великого торжества и великому будущему, чувствуешь волнение, от особого, обязывающего доверия народу, прикоторого сердце готово разорваться.

Чувству- дает участие в выборах самого Вождя, скромешь и печаль – оттого, что у тебя нет места в но благодарящего граждан за поддержку:

рядах этой могучей армии, что ты уже не в си- «Первый депутат страны и столицы» (фото лах идти в ногу с ней и, поравнявшись с мавзо- генералиссимуса Сталина – «Огонек», № 5, леем, крикнуть искреннее «ура!». Но это лич- февраль 1946 г.) [2].

ная печаль, и она сгорает быстро, как вспышка 5) Праздничный парад может принять и спички. Побеждает радость жить среди людей, производственные формы. Праздничен, вепризванных историей освободить весь мир сел сам труд советского человека: выезд на трудящихся. В этой радости сгорают все печа- пашню тракторов в стройных рядах. От поли, легко переживаются все несчастия, даже и беды к победе страна бодро и «победоносно не личные. Радость и гордость успехами труда подходит к севу», собирает «миллионный и культурного роста – когда и кем испытыва- трактор», в срок «сдает зерно», наполняя до лось это в той силе, как мы имеем право ис- краев «закрома Родины», «закрепляет пепытывать возвышающее влияние этих сил. Да релом» на селе («Комсомольская правда», здравствует Иосиф Сталин, человек огромного 22.06.1933) [9].

сердца и ума, человек, которого вчера так тро- Горький в 1935 году в заметке «О новом чегательно поблагодарила молодежь за то, что ловеке» пишет о «сказочной жизни» в СССР:

он дал ей «радостную юность»! Да здравствует «... Мария Демченко пишет мне: «Свободный молодежь, счастливая тем, что она имеет воз- труд на пользу нашего социалистического отможность свободно развивать все свои способ- ечества – величайшее счастье и радость для ности, все таланты, счастливая тем, что имеет меня», родители которой работали всю жизнь, возможность свободно учиться великой и дей- не зная наслаждения трудом. Так говорит не ствительно неоспоримой истине!» [4]. одна Демченко, и это не только новые слова, это

2) Парад-встреча, парад-доклад советских новое чувство. Когда рабочие люди испытывагероев (челюскинцев, летчиков) Сталину. ли счастье, радость, наслаждение трудом? Так

3) Праздничный митинг, концерт. как они никогда еще не работали на отечество,

4) Народное «спонтанное» гуляние после которого не имели, – они не могли испытывать или перед выборами, или сами выборы. Вы- этих чувств» [3]. Празднично и стахановское боры как праздник: фото танцующих изби- движение – это «огненный взрыв массовой рателей, на другой фотографии, расположен- энергии, взрыв, вызванный колоссальными ной выше, – улыбающийся Сталин в центре, успехами труда, сознанием его культурного

–  –  –

значения, его силы, освобождающей трудовое ственный метод советского искусства, но стал человечество из-под гнета прошлого…» [3]. претендовать на роль Большого стиля в отеВоенный парад. Важнейшей составляю- чественной культуре ХХ века. Социалистищей тоталитарного мира, милитаристского по ческий реализм – термин, не отражающий своей сути, является военный парад. Собствен- существующее; так, впрочем, происходило и но, сам парад как форма распространяет пред- с другими самоназваниями советской эпохи.

ставления о Порядке как торжестве военной Реализм в соцреализме отсутствует. Это ангеометрии, дисциплины. Военный парад – вер- ти-реализм – его питает партийно-идеологишина сталинского парада-отчета. Четкие линии ческая норма, которая имеет всеохватный хаколонн, мощь и совершенство машин, призва- рактер. Герои – ситуации – отношения – изны окончательно утвердить незыблемость строя вестны заранее (номенклатура). Она задается в головах простых граждан. Парад фиксировал сверху как матрица (маскировочная сетка) и и центростремительные экспансионистские накладывается на саму реальность и человетенденции тоталитарной большевистской куль- ка, живущего в этой реальности.

туры, ее настроенность на установление Уто- Языком соцреализма заговорила, в том пии для всего человечества: «…ради великого числе, и советская журналистика. Она консчастья жить на земле, которую он сообразно струировала текст по законам жанра социнепрерывному росту его потребностей хочет об- алистической Утопии [см.: 11]. Нервным работать всю как прекрасное жилище человече- центром этой формы жизни стала эмоция ства, объединенного в одну семью» [4]. восторга, направленная на Вождя. ОсновОдним из таких праздников был «День ста- ным хронотопом сталинской культуры стал линской авиации» (18 августа), «праздник мо- праздничный хронотоп как форма отчета нагучего советского народа» («Советское искус- рода своему Вождю. На страницах советских ство», 18.08.1938). В этот день проходил «Смотр газет вся жизнь предстала как пространство сталинской авиации» («Красная звезда», Радости, Света, различных форм парада (воПеред вождем стоят «мужествен- енного, производственного, бытового и т.д.).

ные сыны», пролетают «гордые соколы», «не- Праздник проходил «по всему Советскому победимая советская авиация» («Такташовец», Союзу», праздновали «всем народом» (колорган партийного комитета шахты им. Дзер- лективные фото – все улыбаются). В этом жинского, 18.08.1938). Единство партии и ее во- смысле не удивительным выглядит взаимождя и народа продемонстрировано «на Тушин- проникновение журналистского и литераском аэродроме», где «…собралось 1.000.000 турного текста. К примеру, стихотворение человек» («Красная звезда» 20.08.1939) [2]. «Родина радости» («Известия», 1938) [2].

Отмечался и «Праздник героев советской гра- При этом тоталитарный парад вовсе не ницы» («Известия», 16.02.1938) [19]. представлял собой торжество телесности, с

7) Парад продолжается и в повседневной его освобождающим от правящей идеологии жизни. Мир счастья, где для всех есть рабо- началом, подобно средневековому европейта и возможность отдохнуть. Отдых прохо- скому карнавалу [1]. Напротив, избыточная дит организованно в отведенных для этого телесность была сугубо внешним качеством.

местах: курортах, санаториях, базах отдыха, Соцреализм видел СССР как царство Иеклубах, парках культуры и отдыха. рархии, строгости, нестихийной красоты и

8) Парад-война. Война – пространство три- дисциплины. Советский парад был образумфа героев и массового перевоплощения про- цом Порядка и организованности. Его тело стого советского человека в героя («массовый составлял народ, а разумно-волевое начало подвиг»). принадлежало Вождю. Типологические ряды Подведем краткий итог. положительных героев соцреализма полноВ сталинскую эпоху социалистический стью соответствовали типологическим рядам реализм утвердился не просто как художе- положительных героев в журналистских материалах того времени.

–  –  –

Аннотация С целью повышения уровня полноты исследований эмпирической базы раннего этапа истории музыкального образования в Харькове проделан систематический анализ справочно-адресных книг «Весь Харьков» и телефонных справочников, относящихся к периоду с 1910 по 1940 год, на предмет изучения расположения харьковских музыкальных учебных заведений и их штатов в динамике. Выявленные фамилии педагогов этих учебных заведений сопоставлены с частотой их упоминаний в именном указателе монографии по истории Харьковского института искусств (1992). Составлен сводный табличный перечень руководителей и преподавателей (126 человек), не вошедших в указатель. С помощью глубокого поиска в Google собраны сведения о 25 лицах из этого перечня. Изучен вопрос о расположении и смене наименований харьковских музыкальных заведений за рассматриваемый период. Показано, что в дореволюционное время большинство музыкантов-педагогов селилось в окрестностях Харьковского музыкального училища.

К лючевые слова: харьковские музыкальные учебные заведения; Харьковское музыкальное училище; Харьковская консерватория; Харьковская государственная народная консерватория; Харьковский государственный музыкально-драматический институт; Харьковские государственные высшие музыкально-драматические курсы;

Харьковский театральный институт; Харьковская музпрофшкола.

–  –  –

Аbstract I n order to study the staff lists and location of Kharkov music schools and their relocation, we systematically analyzed “The All Kharkov” reference and address books and telephone directories from 1910 to 1940. The school-teachers’ names discovered in the process were correlated with the frequency of referring to them in an index to a monograph on the history of Kharkov Institute of Arts (1992). We compiled a summary table with the names of administrators and faculty (126 people), who had not been included in that index. Using advanced Google search, we collected information about 25 people from the list. The issue of location of Kharkov music schools and changing names among them over the period was also investigated. We proved that in the prerevolutionary time most of the musician-educators used to settle down in the vicinity of Kharkov Music College.

К ey words: Kharkov music schools; Kharkov Music College; Kharkov Conservatory; Kharkov State People’s Conservatory; Kharkov State Music and Drama Institute; Kharkov State Higher Music and Drama courses; Kharkov Theatre Institute; Kharkov musical professional school.

–  –  –

1 Устав музыкальной школы А.С. Немеровского в г. Харькове. Харьков: Типография В.И. Романова, 1904. 3 с.;

Устав музыкальной школы игры на фортепиано М.П. Ястремской в г. Харькове. Харьков: Типография Губернского правления, 1911. 4 с.; Устав музыкальной школы К.А. Пиллика в г. Харькове. Харьков: Типография Б. Бенгис, 1911.

4 с.; Устав музыкальных курсов игры на фортепиано Е.И. Белобржской в г. Харькове. Харьков: Коммерческая типография, 1911. 4 с.

–  –  –

Об этих курсах дается следующая справка Добржинец И.В. и Богатырев С.С. Но в целом, в ежегоднике «Весь Харьков» за 1925-26 гг.: штат обоих заведений сильно различался.

«Харьковские государственные высшие му- Следует отметить отсутствие вокального отзыкально-драматические курсы являются деления в ХГМДИ в середине 20-х годов.

высшим учебным заведением, ставившим Из состава Государственной народной своей целью выпуск законченных, высшей консерватории 1922 г. в ХГВМДК в 1925квалификации, исполнителей в области му- 26 гг. продолжали работать Гольдфельд В.М., зыки, драмы и оперы. Срок обучения на всех Пильстрем М.Г., Панфилов И.С., Хлебнифакультетах – 3 года». ков Н.А. и Максанин К.А.

Из таблиц 5–8 видим, что ряд ведущих Уникальные сведения о зарождении в педагогов работали одновременно в обоих Харькове во время революции двух консервавысших музыкальных учебных заведени- торий приводит в своей статье Н.А. Пирогова ях. К ним относятся: Луценко П.К., Ландес- [11]. Она пишет, что весной 1917 г. Харьковман Н.Б., Фанненштиль Ф.Е., Пильстрем М.Г., ское музыкальное училище преобразовалось

–  –  –

Немецкий язык Свинцова-Адлер Е.А.

Хоровой класс Папа-Афанасопуло С.Ю.

Плехановский филиал Фортепиано Гузикова М.Л., Дубинская О.О., Резник-Чечик Б.И., Чеботарева Т.Я., Рожавская Л.И., Ескина Р.

Скрипка Букиник И.Е.

Пение Новский Л.А.

Ритмика Фукс-Волгемут Д.

Музыкальная теория Овчаренко В.И.

В 1930 году, согласно адресно-справочной Отметим, что в адресно-справочной книге книге «Весь Харьков», к 1-ой музпрофшколе «Весь Харьков» за 1937 г. по адресу Аптекарул. К. Либкнехта, 34) добавляется 2-я музпро- ский пер., 3 показана Вечерняя музыкальная фшкола на Основе (ул. Шевченковская). школа со следующим управленческим персоВ «Списке абонентов харьковской теле- налом: директор Самойленко Ганна Ив., зав.

фонной сети» за 1936 год по ул. К. Либкнехта, учебной частью Зверев Конст. Ив., завхоз Ткапоказан музыкально-драматический техни- ченко Герм. Прокоп., бухгалтер Кункель Георг.

кум, а по ул. Свердлова, 30 – музыкальный тех- Адольф. По этому же адресу показана Детская никум. Музыкально-драматический институт музыкальная школа Червонозаводского райопо ул. Свердлова, 30 не показан. на с заведующим Хлебниковым Ник. АлексееСогласно адресно-справочной книге «Весь вичем и бухгалтером Поповым Авен. АлексееХарьков» за 1937 год, по адресу ул. К. Либкнех- вичем. Музыкальной школой отдела народнота, 34 показан Харьковский государственный го образования Октябрьского района (ул. Шевтеатральный техникум. В качестве штатных ченко, 30) в 1937 г. руководил Комаренко Влад.

сотрудников этого техникума приведены: ди- Андр. Он же руководил и музыкальными курректор Новиков Мих. Гр., пом. директора Ку- сами сектора Политпросвещения городского товый Ив. Як., бухгалтер Павлов Тих. Федор., отдела народного образования (ул. Шевченсекретарь Нотович Рита Изр. По ул. Свердлова, ко, 30). Отметим, что Хлебникова Н.А. мы випоказан Харьковский музыкальный техни- дим в качестве заведующего ХГВМДК в 1925 г.

кум, а не училище, как написано в работе [14]. (табл. 7), а Комаренко В.А. – в качестве професЕго директором была Дьяковская Нина Родио- сора народных инструментов ХГМДИ в 1926 г.

новна, а заведующим учебной частью – Хинчук (табл. 6).

Вольф Израилевич. По этому же адресу пока- В Краеведческом каталоге отдела «Укразана Харьковская музыкальная консерватория иника» ХГНБ имени В.Г. Короленко имеется с директором Дьяковской Н.Р. и заместителем небольшой раздел, посвященный Харьковдиректора Богатыревым С.С. Кстати сказать, в скому музыкально-драматическому институосновном тексте сведения об этой консервато- ту. Его анализ показал, что обзоры о деятельрии отсутствовали, а в разделе «Изменения и ности этого института печатались в Журнале дополнения» приведены вышеуказанные крат- «Нове мистецтво» (Новое искусство). Так, в кие сведения о консерватории. Отметим, что разделе «Хроника» этого журнала за 1925 год согласно работе [15], театровед Дьяковская Н.Р. была опубликована беседа с ректором Дремцородилась в 1904 году и умерла в 1979-ом. вым С.П., в которой он сообщил, что на 100 своВ «Списке абонентов харьковской телефон- бодных мест прибыло 60 человек, зачислено ной сети» за 1937 г. по ул. Свердлова показана 47 [2]. Наибольшее количество студентов было Государственная консерватория, а по ул. Сов- принято на драматический факультет. Так как наркомовской, 11 – ее музыкальное отделение. данный выпуск журнала датирован февралем Те же сведения приведены и в «Списке абонен- 1925 года, то, очевидно, речь идет об осеннем тов харьковской телефонной сети» за 1940 г., наборе 1924 г.

за исключением того, что музыкальное отделе- В связи с большим недобором студентов ние консерватории по ул. Совнаркомовская, 11 на первый курс ХМДИ, Главпрофобразование названо индивидуальными классами. обязало музыкальные техникумы Украины вы

–  –  –

делить из своих вузов наилучших студентов для В статье детально описан план меропризаполнения свободных мест в этом институте. ятий, посвященных памяти Бетховена. СреВ институте функционировало два факультета ди них отметим только те, в которых должны

– инструментально-педагогический и драма- были быть задействованы профессора и препотический, причем последний украинизирован даватели ХМДИ:

на 100 %. С.П. Дремцов также отметил, что се- …б) Будет исполнено девять симфоний в минарский метод обучения постепенно вытес- переложении для фортепиано на восемь рук.

няет лекционную систему, которая использует- Исполнители: преподаватели института Тиц, ся только на начальных курсах и для необходи- Жак и студенты Топилин и Сагалов; в) Класмых пояснений руководителей [2]. сами камерного ансамбля профессоров РозенОтметим, что здесь, также как и в статье штейна, Добржинца и Тимошенко будут деимеется противоречие со сведениями, при- монстрироваться все учебные произведения;

веденными в адресно-справочной книге «Весь г) Все сольные фортепианные произведения Харьков» за 1925 г., в которой ректором ХМДИ будут исполнены классами профессоров Лупоказан Полферов Я.Я., а не Дремцов С.П. ценко, Ландесмана, Фанненштиль Ф., ФанненДеятельность ХМДИ за 1926-1927 учебный штиль Л., Славинской, Пильстрема и Полевгод осветил в своей статье, в журнале «Нове ского.

мистецтво», ректор института Д.Я. Грудина В заключение отчета о деятельности [5]. В ней отмечается, что отпущенная на этот ХМДИ за 1926-1927 учебный год Д.Я. Грудина учебный год дотация Наркомпросвещения в отмечает, что на драматическом факультете в размере 45 тыс. рублей, против 34 тыс. рублей текущем году украинизирован почти весь перпредыдущего года, дала возможность запро- сонал, в том числе в канцелярии, а также что сить к работе профессоров по всем дисципли- две группы по 50 человек изучают украинский нам, приобрести оборудование для кабинетов язык [5].

и лабораторий, пополнить книжный фонд, В рассматриваемом разделе краеведческоприступить к капитальному ремонту музы- го каталога отдела «Украиника» ХГНБ имени кальных инструментов. Дотация позволила В.Г. Короленко мы обнаружили интереснейповысить заработную плату педагогического шие воспоминания студента ХМДИ 20-х годов состава на 20 %. Из наибольших достижений В.А. Богдановича, опубликованные в трудах ректор ХМДИ выделяет создание вокального Харьковского института искусств за 1922 г. [1].

отделения под руководством заслуженной ар- Он дает описания Музыкального училища по тистки Литвиненко-Вольгемут и заслуженного ул. Свердлова, 30, дома Слатина по ул. Пушартиста Мосина. В штат этого отделения были кинская, 55 и отмечает, что 13 октября 1989 г.

зачислены Чемезова, Михайлова и артистка на этом доме была вывешена мемориальная Большого Московского Театра Балановская доска: «В этом доме жил с 1871 до 1931 г. выпосле переезда в Харьков пела в ГАО (Государ- дающийся музыкальный и общественный дественная академическая опера)). ятель Илья Ильич Слатин». Заметим, что эта В качестве второго, не менее важного, дела доска, под предлогом предстоящего ремонта Д.Я. Грудина выделил организацию общего дома, была демонтирована в 2013 году.



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«DAS-4192/4672 ADSL IP DSLAM Перед началом работы В данном Руководстве по быстрой установке приведены пошаговые инструкции для настройки IP DSLAM D-Link DAS-4192/4672. Руководство по быстрой установке содержит только самые...»

«Государственное автономное образовательное учреждение СМК МГИИТ высшего образования города Москвы МСЭД.0.30.08.2016 МОСКОВСКИЙ Г ОС У ДА Р СТ В Е Н НЫ Й И НС Т ИТ УТ И Н ДУ С Т Р И...»

«Вестник КрасГАУ. 200 9. №10 14. Wehrmann, J. Mineral – stofferhahrung von kieferhfestanden in Bayern / J. Wehrmann // Z. Pflanzeherhahr., Dung. und Bodenkunde. – 1959. – Vol. 84. – P. 1–3. УДК 574.2: 582.35/9 + 582.29 (571.63) И.М. Родникова, А.Г. Киселева БИОМОРФО...»

«ТАТАРСКОЕ К Н И Ж Н О Е ИЗДАТЕЛЬСТВО Казань 1972 Р2 7—6—2 Б18 135—72М ОТ АВТОРА Я никогда ее мечтал стать охотником. З а ч и т ы в а л с я р а с с к а з а м и об А ф р и к е — с р у ж е й н о й пальбой и ревом слонов. Но сам охотник...»

«УДК 621.38 К. С. К а л а ш н и к о в АЛГОРИТМ КОМПЕНСАЦИИ МЕЖКАНАЛЬНЫХ ПОМЕХ ПРИ ПРИЕМЕ OFDM-СИГНАЛОВ В УСЛОВИЯХ КАНАЛОВ С ЗАМИРАНИЯМИ Предложен алгоритм оценки искажений OFDM-сигналов, связанных с межканальной интерференцией, при приеме в условиях многолучевых каналов с замираниями, приведены результаты его мод...»

«GSM-приставка к видеодомофону GSM-приставка к обычному видеодомофону стандарта Commax. Если посетитель нажмт кнопку на вызывной панели, то вызов пойдт не только на сам домофон, но и на сотовый телефон хозяина. Можно пог...»

«Лариса Суркова Ребенок от 8 до 13 лет: самый трудный возраст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11060290 Лариса Суркова. Ребенок от 8 до 13 лет: самый трудный возраст: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-091107-3 Аннотация Подростковый возраст ребенка – самый сложный и непредсказуемый для родителей, подчас сильно шокирующий их...»

«УДК 78.03 : 787. 61 Тимур ИВАННИКОВ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННЫХ ГИТАРНЫХ ШКОЛ: СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИЕ И КУБИНСКИЕ ПРОЕКЦИИ Иванников Тимур Павлович – старший преподаватель Донецкой государственной музыкальной академии имени С. С. Прокофьева, кандидат искусствоведения, лауреат международного конкурса, "молодой учен...»

«ПРОТОКОЛ № 24 внеочередного Общего собрания акционеров открытого акционерного общества "Центр по перевозке грузов в контейнерах "ТрансКонтейнер" Полное фирменное наименование...»

«Курганское купечество: (конец ХVIII начало ХХ века),, 2010, 319 страниц, Александра Михайловна Васильева, 5904279191, 9785904279196, Шумихинская межрайонная типография, 2010 Опубликовано: 8th September 2010 Курганское купечество: (конец ХVIII начало ХХ века), СКАЧАТЬ http://bit.ly/1...»

«Бушмелева К.И., Увайсов С.У., Бушмелев П.Е., Плюснин И.И. МИЭМ ИНФОРМАЦИОННО ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННАЯ СИСТЕМА МОНИТОРИНГА ГАЗОТРАНСПОРТНЫХ ОБЪЕКТОВ Как показывает практика, при добыче, транспортировке и переработке п...»

«Складская программа композитных панелей 3 мм 0.3 мм Цена за Ед. Произвоед. изм. Наименование дитель (руб) Алюминиевая композитная панель черный глянец 0.3 3х1500х4000 (обр. Россия Лист 5,771.00 сторона не окрашена) Алюминиевая композитная панель чер...»

«ФРАГМЕНТЫ БУДУЩИХ КНИГ В.А. Попов О ПОНЯТИИ КОМПЛЕКСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ: НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПОДХОДЫ Издательство "Academia" планирует выпустить в свет монографию В.А. Попова, посвященную проблеме комплексности современного общества, которую рассматривают многие социологи. Комплексность – многозначное и в то же время очень эл...»

«Трубы для локальных систем (Сравнительный анализ) Этот обзор касается труб, предназначенных для локальных сетей подачи воды, тепла и газа. Монополия стальных труб, незыблемая до середины XX века, в наше время на...»

«Промышленные двухкамерные лиофилизаторы EPSILON 2 D/DS www.bwt.nt-rt.ru По вопросам продаж и поддержки обращайтесь: Архангельск (8182)63-90-72 Калининград (4012)72-03-81 Нижний Новгород (831)429-08-12 Смоленс...»

«Санкт-Петербург Москва 18-ая линия, В.О., д. 31, лит. З Нововладыкинский проезд, д.8, строение 5 Тел. : (812) 363 11 93 Тел./факс: (495) 661 75 74 Факс: (812) 363 11 94 msk@h-ts.ru spb@h-ts.ru СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕЦОД: новейши...»

«© Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), №2(10), 2012 www.sisp.nkras.ru УДК 314.52 СОЖИТЕЛЬСТВА КАК АЛЬТЕРНАТИВА БРАКУ Папа О.М. Статья посвящена рассмотрению некоторых особенностей созданию альтернативных форм семьи и брака, а именно, изучению такого явления как,...»

«1 УТВЕРЖДАЮ Президент Общероссийской Федерации каратэ-до Син-Сёбу" _ Корзинкин Г.А. "30" января 2013 г. Положение Всероссийские соревнования по каратэ на призы Федерации каратэ-до Син-Сёбу (Первенство и Чемпионат России по каратэ-до Син-Сёбу 2013 года). Первенство проводится в соотв...»

«1938 г. Июнь Т. LXV, вып. 2 УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ НАУК ФЕРРОМАГНЕТИКИ И АНТИФЕРРОМАГНЕТИКИ ВБЛИЗИ ТОЧКИ КЮРИ В. П. Белов Детальное изучение явлений в окрестности температуры магнитного превращения (точки Кюри) способствует выявлению условий, при которых происходит становление или исчезновение ферромагнитного и антиф...»

«УДК 81’34 К. С. Куликова канд. филол. наук, доц. каф. фонетики английского языка фак-та ГПН МГЛУ; е-mail: xenia_kulikova@inbox.ru ФОНЕТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СТЫКОВЫХ СОГЛАСНЫХ КЛАСТЕРАХ В БРИТАНСКОМ И В АМЕРИКАНС...»

«Министерство здравоохранения Московской области ФУВ МОНИКИ Факультет общей врачебной практики Управление здравоохранения администрации Ступинского муниципального района Московской области ЭКСПЕРТИЗА ВРЕМЕННОЙ УТРАТЫ ТРУДОСПОСОБНОСТИ В РАБОТЕ ВРАЧА ОБЩЕЙ (СЕМЕЙНОЙ) ПРАКТИКИ. Подго...»

«301 Випуск 36 УДК 81’25:81’373 Бондарева Н. В., Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности, г. Севастопорль ВОССОЗДАНИЕ МОТИВА БЕДНОСТИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ Р. БЕРНСА “THE jOLLY BEGGARS” (ХРОНОТОПНЫЙ И ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТЫ) У статті розглядаються с...»

«Файрузова Анжела Расулевна СТРУКТУРНЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ МОНОИ ПОЛИНЕГАТИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ (ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) В статье рассматривается типологический аспект оформления предложений с обобщенным отрицанием...»

«Негативное отношение к патриотизму, к своей стране и народу несовместимо с общечеловеческими ценностями, нормами, без соблюдения которых не могут существовать вообще никакие сообщества, в том числе и этнические. Иными словами, нападки на патриотизм никак не могут быть оправданы приори...»

«Автоматизированная копия 586_182173 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 3303/10 Москва 15 июля 2010 г. Президиум...»

«Содержание Приветствие ректора Клятва студентов Гимн студентов Военка Библиотека Стипендия Материальная поддержка.13 Антикор БФГ Кэп сообщает Образовательный портал.16 Издательство БРС Расписание Сессия "Хвосты" Повышение оценки Отчисление Восс...»

«Почему я стал мусульманином [ Русский–Russian– ] Али (Вячеслав) Полосин Проверка: Абу Мухаммад Булгарий 2009 1430 " " : 0341 9002 Содержание Отзывы. Биографическая справка. Предисловие. ПОЧЕМУ Я ВЕРНУЛСЯ К ЕДИНОБОЖИЮ? ВМЕШАТЕЛ...»

«А. А. Кмито Ю. А. Скляров Пиргелиометрия Ленинград Гидрометеоиздат 1981 УДК 551.508.2 Рецензенты: канд. физ.-мат. наук П. Н. Костяной (Центральная аэрологическая обсерватория) канд. физ.-мат. наук Г. А. Никольский (Ленинградский государс...»

«в номере 1 Международная выставка в Тайланде Впечатления участников, фотогалерея, опыт организации выставки и мастер-классов в Тайланде Международная выставка в Греции Условие не больше 40 см п...»

«PERFO SYSTEM ИНСТРУКЦИЯ ПО МОНТАЖУ Разметка участка Перед началом монтажных работ на участке необходимо разметить места расположения входной группы (калитки и ворота), места пересечения подземных и надземных коммуникаций, участки перепада высот, а также точки поворотов ограждения. Для исключе...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.