WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 |

«№ 0218 Сборник материалов по вопросам социального обеспечения Принципы оценки факторов риска и уязвимости Карин Хайцманн (Karin Heitzmann) Судхаршан ...»

-- [ Страница 1 ] --

№ 0218

Сборник материалов по вопросам социального

обеспечения

Принципы оценки факторов риска и

уязвимости

Карин Хайцманн (Karin Heitzmann)

Судхаршан Канагараджа (R. Sudharshan Canagarajah)

Пол Зигель (Paul B. Siegel)

Июнь 2002 г.

Отдел Социального Обеспечения Населения

Отдел Человеческого Развития

Всемирный банк

Сборник материалов по вопросам социального обеспечения населения не являются официальными

публикациями Всемирного банка. Они представляют первичные и недоработанные результаты анализов, которые служат для стимулирования дискуссий и комментариев; в цитации и использовании данной работы необходимо взять в учет, что информация в данной работе относится вопросам, изложенным в ней. Заключения, интерпретации, и заключения, изложенные в данной работе принадлежат исключительно авторам, и не должны относится в какой-либо форме ко Всемирному банку, его присоединенным организациям или членам Совета Исполнительных Директоров или странам, которых они представляют.

Бесплатную копию данной работы можно получить в Консультационной службе по вопросам социальной защиты, по адресу: World Bank, 1818 H Street, NW, Washington, DC 20433, USA. Тел.: (202) 458-5267, факс: (202) 614-0471, адрес электронной почты: socialprotection@worldbank.org., или на вебсайте по адресу: http://www.worldbank.org.org/sp.

ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ НА ОБСУЖДЕНИЕ ДОКУМЕНТ 0218



ПО ВОПРОСАМ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ

Группа социальной защиты сети научно-исследовательских учреждений по изучению вопросов развития человеческой личности Всемирный банк Июнь 2002 г.

Принципы оценки факторов риска и уязвимости

Составители:

Карин Хайцманн (Karin Heitzmann) доцент Факультета социальной политики Венского университета экономики и делового администрирования (Австрия) Karin.Heitzmann@wu-wien.ac.at Судхаршан Канагараджа (R. Sudharshan Canagarajah) старший экономист сети научно-исследовательских учреждений по изучению вопросов борьбы с бедностью и хозяйственного руководства Всемирный банк, Кампала (Уганда) scanagarajah@worldbank.org Пол Зигель (Paul B. Siegel) консультант группы социальной защиты сети научно-исследовательских учреждений по изучению вопросов развития человеческой личности Всемирный банк, Вашинг

–  –  –

На протяжении 90-х годов во многих развивающихся странах наблюдались весьма значительные перемены в экономике, политике и обществе, которые выразились, в частности, в рыночных преобразованиях и либерализации политической жизни, приватизации и децентрализации, внедрении достижений технического прогресса и глобализации, перестройке народного хозяйства и общественных отношений. Вместе с тем, ряд развивающихся стран пережил серьезные экономические потрясения и природные катаклизмы. Упомянутые перемены и потрясения вызвали напряженность в общественных структурах, традиционно обеспечивавших социальную защиту неформальным путем. Одновременно финансовые трудности приводили к сокращению ассигнований на социальные нужды и к свертыванию государственных программ социальной защиты. Нарастание факторов риска, наряду с сокращением возможностей их контролировать, вызвало растущую обеспокоенность малообеспеченных слоев населения своей социальной уязвимостью, на что, в частности, указывают данные ряда коллективных аналитических исследований, приведенные в работе Voices of the Poor (Говорит беднота).





В Отчете о мировом развитии (ОМР), распространенном в январе 2000 г., подчеркивается взаимосвязь между бедностью и такими факторами борьбы с нею, как обеспечение социальной защиты и расширение возможностей малозащищенных слоев населения. Такой подход к восприятию бедности ставит во главу угла политического диалога концепцию факторов риска и путей их ослабления. Одновременно получило широкое распространение такое понятие, как «уязвимость», обозначающее взаимосвязь между бедностью, факторами риска и мерами по контролю за ними.

Стратегия контроля за факторами социального риска (КФСР), представленная в недавно распространенном документе Всемирного банка о стратегических направлениях социальной защиты, стала новым взглядом на такие понятия, как бедность, факторы риска и контроль за ними. Стратегия КФСР представляет собой методику оказания уязвимым слоям населения помощи в повышении эффективности контроля за факторами риска и снижении уязвимости перед лицом вероятного падения уровня благосостояния.

Несмотря на наличие, в целом, единства мнений относительно первопричин уязвимости, аналитики, специализирующиеся в различных областях науки, пользуются разными формулировками этого понятия, что, в свою очередь, приводит к многообразию методик оценки факторов риска и уязвимости. Всемирный банк предпринимает усилия в направлении разработки терминологических и практических определений понятия уязвимости. В то же время, составители данного документа не ставили перед собой цель выработать некое новое, общее понимание содержания этого понятия и методики оценки его факторов, или же предложить новые подходы к анализу, ограничиваясь изложением некоторых основополагающих принципов структуризации понятий и данных, используемых в оценке факторов риска и уязвимости. В приложениях к настоящему документу приводится несколько шаблонов, а также перечень уже подготовленных и готовящихся отчетов Всемирного i банка об изучении факторов риска и уязвимости. Данный документ следует рассматривать как незавершенную работу, которая будет продолжаться по ходу дальнейшего развития понятий риска и уязвимости и методики их оценки.

Составители надеются, что их работа придаст новый импульс процессу осмысления и обсуждения понятий риска и уязвимости, способствуя выработке более четких формулировок и критериев оценки, с успехом применимых в методике анализа стратегии, ее последующей разработки, а также наблюдения и контроля за ее воплощением в жизнь.

Составители выражают признательность членам группы социальной защиты Роберту Хольцманну (Robert Holzmann), Джону Блюмквисту (John Blomquist) и Эмилю Тезлуику (Emil Tesluic) за помощь, оказанную в процессе подготовки данного документа. Одновременно мы благодарим за ценные замечания и предложения независимых экспертов Алину Кудуэль (Aline Coudouel), Маурицию Тово (Maurizia Tovo), Лауру Роулингс (Laura Rawlings) из Всемирного банка, Кэтрин Портер (Catherine Porter) из Управления международного развития (DFID), а также Каланди Суббарао (Kalanidi Subbarao) из Всемирного банка и Джеффа Олванга (Jeff Alwang) из Технологического университета штата Вирджиния. Кроме того, выражаем благодарность Кимберли Зелларс (Kimberly Zellars) за работу по сверке окончательной редакции данного документа.

–  –  –

СВОДНАЯ ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

ВВЕДЕНИЕ

История вопроса

Цель составления настоящего документа

Структура настоящего документа

1. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА: ФАКТОРЫ УЯЗВИМОСТИ

1.1 РИСК И ПОДВЕРЖЕННОСТЬ РИСКУ

1.2 МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ РИСКА

1.3 КОНТРОЛЬ ФАКТОРОВ РИСКА

1.3.1 Упреждающий контроль факторов риска

1.3.2 Противодействующий контроль факторов риска

1.3.3 Участники процесса контроля факторов риска: степень формальности и уровень вмешательства

1.4 РЕЗУЛЬТАТЫ

2. ПРИНЦИПЫ ОЦЕНКИ ФАКТОРОВ РИСКА И УЯЗВИМОСТИ

2.1 УРОВЕНЬ БЛАГОСОСТОЯНИЯ: ВЫЯВЛЕНИЕ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ

ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ

2.1.1 Информация о ресурсах семьи

2.1.2 Информация о показателях благосостояния

2.2 ОЦЕНКА ФАКТОРОВ РИСКА

2.2.1 Идентификация и классификация факторов риска

2.2.2 Подверженность риску

2.2.3 Корреляция факторов риска: идиосинкразические и ковариантные события

2.2.4 Частота и хронометраж факторов риска: повторяющиеся и однократные события....34 2.2.5 Степень тяжести шоков: катастрофические и некатастрофические шоки

2.3 ОЦЕНКА КОНТРОЛЯ ФАКТОРОВ РИСКА

2.3.1 Наличие инструментов контроля факторов риска

2.3.2 Доступность инструментов контроля факторов риска и их использование различными социально-экономическими группами

3. ОЦЕНКА ФАКТОРОВ УЯЗВИМОСТИ: ПЕРСПЕКТИВЫ

3.1 ПРОБЕЛЫ И НЕДОСТАТКИ СУЩЕСТВУЮЩИХ ИНСТРУМЕНТОВ КОНТРОЛЯ ФАКТОРОВ РИСКА..........40

3.2 РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПРИОРИТЕТОВ ФАКТОРОВ РИСКА И/ИЛИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ГРУПП.40

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: ШАБЛОНЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: ПРИМЕРЫ ПО СТРАНАМ

ПРИЛОЖЕНИЕ 3: ПРОВОДИМАЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ВО ВСЕМИРНОМ

БАНКЕ РАБОТА ПО ОЦЕНКЕ ФАКТОРОВ РИСКА И УЯЗВИМОСТИ.................74

–  –  –

История вопроса На протяжении 90-х годов во многих развивающихся странах наблюдались весьма значительные перемены в экономике, политике и обществе, которые выразились, в частности, в рыночных преобразованиях и либерализации политической жизни, приватизации и децентрализации, внедрении достижений технического прогресса и глобализации, перестройке народного хозяйства и общественных отношений. Вместе с тем, ряд развивающихся стран пережил серьезные экономические потрясения и природные катаклизмы. Упомянутые перемены и потрясения вызвали напряженность в общественных структурах, традиционно обеспечивавших социальную защиту неформальным путем. Одновременно финансовые трудности приводили к сокращению ассигнований на социальные нужды и к свертыванию государственных программ социальной защиты. Нарастание факторов риска, наряду с сокращением возможностей их контролировать1, вызвало растущую обеспокоенность малообеспеченных слоев населения своей социальной уязвимостью, на что, в частности, указывают данные ряда коллективных аналитических исследований, приведенные в работе Voices of the Poor (Говорит беднота) (Narayan, 2000 г.).

В Отчете о мировом развитии (ОМР), распространенном в январе 2000 г. (Всемирный банк, 2000c), подчеркивается взаимосвязь между бедностью и такими факторами борьбы с нею, как обеспечение социальной защиты и расширение возможностей малозащищенных слоев населения. Такой подход к восприятию бедности ставит во главу угла политического диалога выработку концепции факторов риска и поиск путей их ослабления. Одновременно получило широкое распространение такое понятие, как «уязвимость», обозначающее взаимосвязь между бедностью, факторами риска и

Контроль за факторами социального риска (КФСР)

Хольцманн и Йоргенсен (1999) пользуются понятием «контроль за факторами социального риска»

для обозначения мер, предпринимаемых обществом с целью установления контроля за факторами риска (в том числе социального). Стратегия КФСР включает в себя широкий спектр формальных и неформальных способов как упреждающего, так и противодействующего контроля за факторами риска, применяемых отдельными лицами, сообществами людей, государственными образованиями и их объединениями, включая меры со стороны государственных структур, частного сектора и неформальных организаций. С точки зрения КФСР социальная защита представляет собой комплекс мер, направленных на содействие уязвимым слоям населения в ослаблении факторов риска и снижении уязвимости перед лицом падения уровня благосостояния.

Ряд авторов указывает на различия в понятиях риска и неопределенности, тогда как по мнению других эти понятия взаимозаменяемы. Составители данного документа исходят из взаимозаменяемости указанных понятий, считая риск не чем иным, как «совокупностью неких событий», способных привести к падению уровня благосостояния. Риск, воплотившийся в реальность, может вызвать шок, который, в свою очередь, есть результат воплотившегося в реальность риска, послужившего причиной «существенного» снижения благосостояния (например, резкого падения доходов, либо роста расходов в связи с болезнью).

мерами по контролю за ними. Стратегия контроля за факторами социального риска (КФСР), представленная в недавно распространенном документе Всемирного банка о стратегических направлениях социальной защиты (Всемирный банк, 2001а), стала новым взглядом на такие понятия, как бедность, факторы риска и контроль за ними.

Стратегия КФСР представляет собой методику оказания уязвимым слоям населения помощи в повышении эффективности контроля за факторами риска и снижении уязвимости перед лицом вероятного падения уровня благосостояния.

В отношении уязвимости как понятия можно выделить следующие общие принципы:

(а) она обозначает перспективную вероятность падения уровня благосостояния в будущем по сравнению с неким эталонным уровнем, (б) тот или иной слой населения можно назвать уязвимым к падению уровня благосостояния, обусловленному совокупностью некоторых событий, (в) степень уязвимости зависит от характеристик факторов риска и способности данного слоя населения им противостоять, (г) уязвимость имеет временные рамки, т.е. определенный слой населения может быть уязвим для тех или иных факторов риска в течение, например, ближайших шести месяцев, года и т.д., при этом меры противодействия этим факторам также растянуты по времени, и (д) уязвимыми в первую очередь являются бедные и малообеспеченные слои населения, поскольку они в большей степени подвержены влиянию различных факторов риска, имеют ограниченный доступ к ресурсам (в самом широком смысле этого слова) и ограниченные возможности в плане оказания противодействия этим факторам (Олванг, Зигель и Йоргенсен, 2001 г.).

Рабочее понятие социальной уязвимости

Когда речь идет об уязвимости, имеется ввиду, что тот или иной слой населения является уязвимым перед лицом будущего падения уровня благосостояния ниже определенной социально приемлемой нормы, которое может произойти в результате некоторых событий. Степень уязвимости зависит от характеристик факторов риска, возникших в результате этих событий, и способности данного слоя населения противостоять этим факторам. Способность противостоять факторам риска зависит от характеристик тех или иных слоев населения, особенно от имеющихся в их распоряжении ресурсов.

Последствия можно прогнозировать, опираясь на некий эталонный показатель – социально приемлемый минимальный уровень благосостояния (например, уровень бедности, нормы питания и т.п.). Степень уязвимости также зависит от временных рамок: тот или иной слой населения может быть подвергнут определенному риску в течение месяца, года и т.д. Таким образом, представители тех или иных слоев населения уязвимы перед лицом наступления нежелательных последствий, а причиной этой уязвимости является воздействие факторов риска.

Несмотря на наличие, в целом, единства мнений относительно первопричин уязвимости, аналитики, специализирующиеся в различных областях науки, пользуются разными формулировками этого понятия, что, в свою очередь, приводит к многообразию методик оценки факторов риска и уязвимости (Олванг, Зигель и Йоргенсен, 2001 г.; Деркон, 2001 г.).2 Всемирный банк предпринимает усилия в Олванг, Зигель и Йоргенсен (2001 г.) сравнивают подходы к определению и оценке факторов риска и уязвимости в различных областях науки, включая динамику бедности, уровень жизни, пищевую безопасность, борьбу со стихийными бедствиями, использование природных ресурсов и направлении разработки терминологических и практических определений понятия уязвимости (например, Притчетт, Сурахади и Суббаро, 2000 г.; Кристиансон, Боисверт и Ходдинотт, 2000 г.; Каннигхэм и Мэхони, 2000 г.; Мансури и Хили, 2000г.; Кудуэль, Хентшель и Уодон 2001 г.; Кудье, Эцеменари, Грош и Шерберн-Бенц, 2001 г.;

Всемирный банк, 2001 г.). В то же время, составители данного документа не ставили перед собой цель выработать некое новое, общее понимание содержания этого понятия и методики оценки его факторов, или же предложить новые подходы к анализу, ограничиваясь изложением некоторых основополагающих принципов структуризации понятий и данных, используемых в оценке факторов риска и уязвимости.

Цель составления настоящего документа

Большая часть работы по составлению настоящего документа была проведена летом 2001 года, и в октябре того же года черновой вариант (Хайцманн, Канагараджа и Зигель, 2001 г.) был распространен внутри Всемирного банка и за его пределами.

Затем было принято решение о внесении в черновик незначительных изменений и дополнений и о создании на его основе официального документа по вопросам социальной защиты с последующим представлением на обсуждение. Данный документ следует рассматривать как незавершенную работу, которая будет продолжаться по ходу дальнейшего развития понятий риска и уязвимости и методики их оценки. Кроме того, группа социальной защиты Всемирного банка планирует опубликовать еще один отчет, посвященный аналитическим подходам к этим понятиям и их практическому использованию. Составители надеются, что их работа придаст новый импульс процессу осмысления и обсуждения понятий риска и уязвимости, способствуя выработке более четких формулировок и критериев оценки, с успехом применимых в методике анализа стратегии, ее последующей разработки, а также наблюдения и контроля за ее воплощением в жизнь.

Структура настоящего документа

В первой части документа представлена и обсуждается концептуальная основа факторов уязвимости с использованием понятия «цепочка риска». Во второй части изложены некоторые базовые принципы идентификации факторов и групп риска, а также принципы оценки факторов уязвимости. Для иллюстрации данного подхода приведено несколько примеров. Помимо этого, Приложение I содержит ряд шаблонов, которые помогут найти полезные количественные и качественные данные и общие сведения, а в Приложении II представлена реальная информация по отдельным странам. В третьей части настоящего документа вкратце обсуждается вопрос о том, как аналитики и разработчики стратегий могут использовать полученные данные для изучения существующих инструментов контроля факторов риска и разработки предложений и реформ, воплощение которых позволит бедным слоям населения контролировать эти факторы более эффективно. В Приложении III представлен здравоохранение/питание. И хотя факторы риска и уязвимость определяются и оцениваются в этих сферах по-разному, накопленные в этой связи знания могут оказаться полезными для выявления факторов риска и уязвимых социальных групп.

краткий обзор ряда подготовленных и готовящихся отчетов Всемирного банка об изучении факторов риска и уязвимости.

Имеющаяся информация о факторах риска и уязвимости Довольно большое количество информации по многим аспектам факторов риска и уязвимости содержится в стандартных аналитических материалах Всемирного банка. Например, Всемирный банк для выполнения поставленных им задач в отношении развития осуществляет широкую аналитическую и консультационную деятельность (АКД). Многие страны успешно применяют на практике рекомендации, изложенные в экономических и отраслевых исследованиях (ЭОИ), которые проводятся Всемирным банком с учетом конкретных проблем развития этих стран.

Предметом ЭОИ являются экономические перспективы изучаемой страны, в том числе вопросы, связанные с банками и финансовым сектором, торговлей, бедностью и социальной защитой населения. Наиболее важными из этих исследований являются отчеты, посвященные бедности (в них изучается общая ситуация с бедностью, а также институты данной страны и проводимая ими политика с точки зрения снижения уровня бедности), отчеты по расходам на государственные нужды (в них изучается роль государственного сектора в финансировании, предоставлении и регулировании социальных услуг), и обзоры по социальному сектору (в которых по сути определяются стратегические приоритеты в планировании мер по снижению уровня бедности и развитию человеческой личности на основе оценки структуры социального сектора и социальной политики).

Кроме того, информацию можно найти в отчетах по таким программам, как, например, Изучение методов оценки уровня жизни (ИМОУЖ), а также в результатах государственной переписи населения и других опросов. Данные из этих отчетов принимаюстя за основу при разработке Стратегий помощи странам (СПС), программ государственных капиталовложений и проектов, финансируемых кредитами МБРР и МАР. Помимо этого, в рамках новой инициативы по подготовке документов по стратегии снижения уровня бедности (ДССБ) для беднейших стран с чрезмерной задолженностью (БСЧЗ) был разработан ряд рекомендаций и справочников (например, Сборник материалов по стратегии сокращения бедности), которые помогут не только структурировать информацию по факторам риска и уязвимости, но и разработать соответствующие правила и программы, направленные на повышение эффективности контроля за факторами риска и снижение степени уязвимости. Из этих отчетов можно почерпнуть огромное количество информации, которая окажется чрезвачайно полезной для оценки факторов риска и уязвимости. Составители настоящего документа ставили перед собой целью помочь в выборке нужной информации о факторах риска и уязвимости из уже опубликованных документов и обозначить рамки для ее структурирования и анализа.

1. Концептуальная основа: факторы уязвимости

Что следует понимать под факторами уязвимости? Составители настоящего документа исходят из того, что социальную уязвимость семьи3 можно разложить на несколько составных частей, которые образуют так называемую «цепочку риска»: (а) риск как таковой, или совокупность неких событий, (б) варианты контроля за факторами риска, или противодействие факторам риска, и (в) результат в виде падения уровня благосостояния. Пример цепочки риска с пояснениями приведен во вставке 1 и на рисунке 1.

Все семьи в той или иной степени подвержены различным социальным рискам.

Воплощение этих рисков в реальность может привести к неблагоприятным результатам, вследствие чего семья станет еще более уязвима перед лицом будущих рисков. Произойдет ли это именно так, будет зависеть от того, какие ресурсы доступны данной семье, каким рискам она подвержена, от характеристики рисков после их воплощения в реальность и от мер, принимаемых семьей в целях противодействия этим рискам. Таким образом, для снижения степени уязвимости необходимо понять, каким рискам и в какой степени подвержена семья, каковы вероятные результаты шока, который наступит после их воплощения в реальность, и какие средства контроля за факторами риска, сообразные с доступными семье ресурсами, окажутся в данном случае наиболее эффективными (Олванг, Зигель и Йоргенсен, 2001 г., стр.2).4 В свою очередь, уязвимость также зависит от наличия (или отсутствия) рынка этих ресурсов, поскольку при отсутствии возможности их эффективной мобилизации для контроля за факторами риска практическая ценность этих ресурсов будет крайне низка.

Уязвимость начинается с понятия «риск». Риск характеризуется известным или неизвестным распределением вероятностей событий. Все граждане, семьи, сообщества и государства подвержены влиянию множества самых различных факторов риска – как природных (например, землетрясение, болезнь и т.п.), так и созданных человеком (безработица, экологическая деградация, войны). Эти риски невозможно нейтрализовать полностью, и в случае воплощения в реальность их негативное влияние на граждан, семьи, сообщества и/или регионы будет совершенно непредсказуемым. Эти события сами по себе характеризуются по своей значимости (в том числе по силе и по распространению), частоте, продолжительности и предыстории Объектом исследований в настоящем документе является социальная уязвимость отдельной семьи.

Конечно же, для ее осмысления изучение уязвимости отдельного гражданина в семейной или интрасемейной динамике может оказаться чрезвычайно полезным. Кроме того, риску подвержены не только отдельные граждане и семьи, но и целые сообщества, регионы и государства. Тем не менее в настоящем документе риски на этих уровнях будут рассматриваться только в контексте их влияния на социальную уязвимость семьи.

Каков будет механизм наступления шока в семье и как семья сможет ему противодействовать, будет зависеть не только от доступных данной семье ресурсов, но и от ресурсов, имеющихся в распоряжении сообществ, регионов и государств, а также от действенности государственных институтов, принимаемых ими законодательных актов и проводимой ими политики (см. Мосер, 1998 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.; Ракоди, 1999 г.).

– все эти аспекты влияют на степень уязвимости семьи перед лицом риска. Шок – это материализовавшееся из риска событие, способное вызвать негативные последствия.5 Социальные меры могут ослабить фактор риска или уменьшить степень подверженности риску и тем самым потенциально уменьшить ущерб, связанный с шоком.

Противодействовать факторам риска, или контролировать их, семьи могут несколькими способами. Возможно использование как формальных, так и неформальных инструментов контроля за риском в зависимости от их доступности.

Контроль за факторами риска осуществляется посредством принятия упреждающих и противодействующих мер. Упреждающие меры принимаются до того, как произойдет событие, материализовавшееся из риска, а противодействующие – после.

Упреждающие меры могут ослабить фактор риска (например, уничтожение москитовпереносчиков малярии) или снизить степень подверженности риску (например, принятие профилактических таблеток от малярии и приобретение москитных сеток).

Семья также может принять упреждающие меры, направленные на смягчение последствий от материализации рисков, которые в случае возникновения убытков позволят получить компенсацию (например, приобретение страхового полиса).

Смягчение последствий рисков включает в себя формальное и неформальное противодействие ожидаемому падению уровня благосостояния (например, накопление сбережений «на черный день»), создание общественных структур социальной защиты и формальное страхование по причине увеличения числа факторов риска.

Противодействующие меры представляют собой ответные действия, предпринимаемые уже после материализации риска в конкретном событии. К ним относятся действия по продаже имущества, отказ от обучения детей в учебных заведениях, миграция некоторых членов семей, поиск временной работы. В некоторых странах проводятся государственные программы социальной реабилитации и продовольственной помощи, которые помогают семьям преодолеть последствия материализации риска.

Многие семьи зачастую сталкиваются с трудностями в процессе поиска эффективных средств контроля за факторами риска. Причины этих трудностей кроются в асимметричности доступной им информации, ущербности или полном отсутствии рынка финансовых и страховых услуг, когнитивных ошибках в оценке факторов риска, неспособности принять неформальные меры по смягчению последствий от овеществления рисков из-за их ковариантности6 и в исключении из общественных структур социальной защиты (Хольцманн и Йоргенсен, 1999, 2000 гг.). Одни Когда речь идет о шоке, что следует считать «серьезным негативным последствием»? Дать четкое определение этому термину – задача аналитиков и разработчиков стратегий, однако совершенно очевидно, что, например, событие, в результате которого уровень благосостояния семьи снизился на 50%, несомненно является для нее шоком, как и то, что для многих семей, находящихся за чертой бедности, шоком станет и снижение уровня благосостояния всего на 20%.

Ковариантные риски – это риски, которые материализуются для множества граждан или семей одновременно (например, стихийные бедствия). Противоположность им – идиосинкразические риски, которые материализуются для отдельного гражданина или одной семьи (например, болезнь).

трудности можно преодолеть проведением соответствующей политики, однако для преодоления других могут понадобиться альтернативные средства контроля за факторами риска, поскольку их преодоление политическими мерами потребует затрат, несоизмеримых с конечным результатом. Варианты контроля за факторами риска, которыми сможет воспользоваться та или иная семья, зависят от имеющихся в ее распоряжении ресурсов (подробное определение см. в следующих публикациях:

Мосер, 1998 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.; Ракоди, 1999 г.; Деркон, 2001 г.).

Сочетание фактора риска и мер, направленных на его ослабление, дает определенный результат. Таким образом можно говорить о том, что семья уязвима перед лицом риска или уязвима по отношению к результату. Результат, в свою очередь, определяется значимостью, хронометражем и предысторией фактора риска. Так, семья может вполне безболезненно смягчать последствия материализации одного или нескольких рисков или справляться с ними в течение определенного периода (например, сезонное снижение доходов), однако этот процесс лишит ее возможности контролировать факторы риска в дальнейшем, особенно при значительном истощении финансовых средств (см. Хольцманн и Йоргенсен, 1999, 2000 гг.; Зигель и Олванг, 1999 г.).

Результат материализации риска и процесс противодействия этому риску с точки зрения падения уровня благосостояния ниже определенной эталонной нормы представляет основной интерес для социальной политики. Чтобы сделать понятие уязвимости по-настоящему полезным, для каждого результата необходимо согласовать показатель социально допустимого минимума. Например, для уязвимости перед лицом потребительской бедности можно воспользоваться чертой бедности. Уязвимость перед лицом недостаточности питания можно оценивать в сравнении с минимальными нормами питания или по антропометрической шкале. Хотя фактические потери – например, падение уровня благосостояния, снижение потребительской способности ниже черты бедности, потеря средств или их обесценивание, снижение качества питания, физическое насилие и т.п. – и поддаются измерению, они являются лишь статическими результатами непрерывного процесса воздействия факторов риска и противодействия им. Уязвимость – это постоянное обращенное в будущее состояние ожидаемых результатов или, другими словами, вероятность падения уровня благосостояния в будущем ниже определенного эталонного показателя,7 то есть уже произошедшее падение уровня благосостояния вовсе не является обязательным или единственным условием существования уязвимости, поскольку она связана только с таким падением уровня благосостояния, в результате которого достаток данной семьи окажется ниже установленного для данного общества минимального уровня. Таким образом уязвимыми в разные моменты времени могут быть как бедные, так и Как упоминалось ранее, можно использовать разные эталонные показатели. Например, логично было бы использовать черту бедности, рассчитанную на основе уровня доходов и потребительского статуса (другие примеры см. у Деркона, 2001 г.).

небедные семьи.8 Уязвимость – это постоянное обращенное в будущее состояние ожидаемых результатов, которые сами по себе зависят от наличия у семьи ресурсов, корреляции, частоты, хронометража и степени тяжести шоков, а также от инструментов, используемых для контроля факторов риска.

Современная наука изучает разные звенья цепочки риска – как правило это сам риск или результаты его материализации – и в меньшей степени обращает внимание на противодействие факторам риска (Олванг, Зигель и Йоргенсен, 2001 г.). Причина такого положения дел кроется в том, что противодействие факторам риска – это то звено в цепочке риска, которое труднее всего выявить и измерить, к тому же его характеристики очень сильно зависят от ситуации в той или иной семье. И напротив, по различным видам рисков (а также подверженности им) и результатов имеется множество данных и статистики. Наличие большего количества информации по рискам и результатам при частичной оценке факторов риска и уязвимости может оказаться полезным, однако отсутствие подробных данных о противодействии факторам риска существенно затрудняет проведение такой оценки в полном объеме.

Вставка 1: Риск и уязвимость: «цепочка риска»

Риск + материализация риска (т.е. понижательный шок)

Уязвимость Контроль факторов риска

(Ожидаемый) результат (напр., бедность, недостаточное питание)

Уязвимость можно разложить на три части «цепочки риска»:

(a) Риск и его материализация: Риск представляет собой распределение вероятностей событий, которые – если они произойдут (т.е. превратятся в понижательный шок) – могут привести к падению уровня благосостояния. Это падение может быть достаточно существенным, чтобы, например, небедная семья оказалась за чертой бедности, а бедная семья стала совсем бедной.

(b) Контроль факторов риска: Контроль факторов риска, или противодействие факторам риска, включает в себя все меры, принимаемые в ответ на риск, шок и вызванный ими негативный результат. Контроль факторов риска может осуществляться как до материализации риска (упреждающий контроль факторов риска), так и после (противодействующий контроль факторов риска).

(c) Результат: Шок и противодействие факторам риска дают тот или иной результат. Этот результат представляет собой изменение уровня благосостояния под воздействием материализации риска – шока – в зависимости от эффективности используемых инструментов контроля факторов риска.

Уязвимость – это обращенное в будущее состояние ожидаемых результатов, которые сами по себе зависят от корреляции, частоты и хронометража материализованных рисков, а также мер, направленных на противодействие факторам риска. Семью можно назвать уязвимой, если существует вероятность того, что шок опустит ее ниже (или значительно ниже) определенного порога благосостояния (напр., черты бедности).

И действительно, существует множество свидетельств того, как многие семьи с годами обретали статус бедных и теряли его. Хронически бедные семьи, очевидно, более уязвимы (т.е. более высока вероятность того, что они окажутся за чертой бедности), чем временно бедные или небедные семьи.

–  –  –

Уязвимость начинается с понятия «риск». Риск можно охарактеризовать как некоторое распределение вероятностей неких событий. В качестве примеров факторов риска (см.

вставку 2) можно назвать стихийные бедствия, болезни, экономические потрясения, события жизненного цикла, социальные перемены, политические кризисы и загрязнение окружающей среды.

Подвержены ли на самом деле те или иные граждане, семьи, сообщества, регионы, государства или более крупные образования риску, зависит от многих факторов.

Например, подверженность семьи риску, связанному со здоровьем, зависит от состояния здоровья ее членов и качества потребляемой ими пищи, их материальных средств, таких как жилье, инфраструктура и место проживания, а также от уровня их образования и степени информированности, культурного и социального уклада жизни и многого другого.

Вставка 2: Примеры факторов риска по категориям Категории Примеры факторов риска факторов риска Природные факторы ливневый дождь, оползни, извержения вулканов, землетрясения, наводнения, ураганы, засуха, сильный ветер и т.п.

Медицинские болезнь, увечье, несчастные случаи, нетрудоспособность, эпидемии (напр., факторы малярия), стихийный голод и т.п.

Жизненные факторы роды, материнство, старость, развод, смерть и т.п.

Социальные факторы преступность, насилие в семье, терроризм, бандитизм, война, перевороты и т.п.

Экономические безработица, неурожаи, банкротство, переселение, обеднение недр, неплатежи, факторы финансовый кризис, обесценивание местной валюты, технологические и коммерческие препятствия осуществлению торговли и т.п.

Политические дискриминация, массовые беспорядки, политическая нестабильность, факторы государственные перевороты и т.п.

Факторы, связанные загрязнение, гибель лесов, ухудшение качества почвы, ядерные катастрофы и с окружающей т.п.

средой Источник: авторы, на основе работ Хольцманна и Йоргенсена, 2000 г.

1.2 Материализация риска

Сам по себе факт существования риска еще не является причиной возникновения негативных результатов. Падение уровня благосостояния семьи произойдет только в том случае, если риск материализуется. Факторы риска можно характеризовать по их корреляции, частоте, хронометражу и степени тяжести – все это влияет на уязвимость семей. Необходимо отметить, что в данной работе мы рассматриваем только понижательные факторы риска, то есть те, которые могут оказать существенное негативное влияние на благосостояние людей, поэтому в данном контексте факторы риска для семей представляют скорее угрозу, нежели новые возможности. Например, нас могут заинтересовать факторы риска, связанные с банкротством, но не с успехом коммерческого предприятия. Провести это различие очень важно, поскольку поощрение связанной с риском деятельности, направленной на преодоление бедности, является одним из важнейших аспектов экономического развития (см. Хольцманн и Йоргенсен, 2000 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.).

1.3 Контроль факторов риска

В контроле факторов риска граждане и семьи играют активную и исключительно важную роль. Разумеется, они будут ограничены в выборе, если (а) инструменты контроля факторов риска им недоступны (например, если не существует действующего рынка финансовых или страховых услуг), (б) они не имеют доступа к существующим страховым и/или финансовым инструментам, либо (в) они не пользуются имеющимися возможностями по другим причинам (например, слишком велика сумма страховых взносов или процентная ставка), либо у них нет информации о практическом назначении того или иного инструмента или отсутствуют навыки его использования.

К контролю факторов риска можно подходить с позиций стратегии упреждения или стратегии противодействия (Хольцманн и Йоргенсен, 2000 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.). Упреждающие меры принимаются до наступления события, спровоцированного тем или иным фактором риска, а противодействующий контроль факторов риска осуществляется после их материализации (вставка 3).

Вставка 3: Стратегии контроля факторов риска: цели и задачи Упреждающий контроль факторов риска, т.е. меры, принимаемые до материализации риска Снижение степени риска Предупреждение или ослабление влияния факторов риска Снижение степени подверженности риску Снижение степени подверженности риску Обеспечение возмещения ожидаемых потерь Смягчение последствий материализации риска Противодействующий контроль факторов риска, т.е. меры, принимаемые после материализации риска Преодоление воплощенных в реальность потерь, вызванных шоком Преодоление последствий Источник: авторы

1.3.1 Упреждающий контроль факторов риска

Можно выделить три стратегии упреждающего контроля факторов риска:

(a) Предотвращение или ослабление влияния факторов риска – принимаются меры, направленные на полное исключение или снижение вероятности событий, которые могут быть спровоцированы факторами риска;

(b) Предотвращение или снижение степени подверженности риску – принимаются меры, направленные на снижение степени подверженности влиянию существующих факторов риска, и (c) Смягчение последствий материализации риска – принимаются упреждающие меры, направленные на обеспечение возмещения на случай спровоцированных риском потерь (например, заключение общественных договоров, откладывание денежных сбережений, приобретение страхового полиса и т.п.).9 В качестве иллюстрации к этим стратегиям возьмем случай с малярией (см. вставку 4).

Можно принять различные меры по уничтожению москитов или мест их размножения (снижение степени риска). Кроме того, в целях снижения подверженности риску заболевания переносимой москитами малярии люди могут принимать таблетки от малярии, использовать защитные сетки или вовсе мигрировать в более сухие районы.

Смягчение последствий материализации риска (например, страхование здоровья) может обеспечить возмещение ожидаемого падения уровня благосостояния, вызванного заражением малярией. Так, члены семьи могут приобрести полис медицинского страхования, который покроет различные связанные с лечением расходы, например, на покупку лекарств.

Вставка 4: Стратегии контроля факторов риска по различным уровням вмешательства в целях ослабления факторов риска, связанных с переносимой москитами малярией Упреждающий контроль факторов риска снижение степени риска заражения малярией Вариант* (а): Уничтожение переносящих малярию москитов или разрушение мест их размножения.

Уровни вмешательства:

Микроуровень: применение инсектицидов, слив непроточной воды, ужесточение санитарных и водоочистительных мер. Эффективность этих мер ограничена, отчасти из-за внешних проявлений связанных с ними действий.

Мезоуровень: как и на уровне семьи, эти групповые действия потенциально более эффективны, что обусловлено интернализацией внешних проявлений.

Макроуровень: распространение информации о факторах риска и предоставление средств решения проблемы. Организация и финансирование кампании по распространению информации и обрызгиванию.

Глобальный уровень: как и на региональном и государственном уровне, предоставление информации и финансирования. Примечание: ограничить возможность снижения степени риска на более низких уровнях могут также и международные правила, например запрет на применение инсектицидов.

Вариант* (б): Снижение степени подверженности заражению переносимой москитами малярией или восприимчивости к ней.

Уровни вмешательства:

Микроуровень: прием таблеток от малярии, использование москитных сеток и т.п. В качестве альтернативы возможна миграция в более сухие районы, расположенные выше по отношению к уровню моря.

Мезоуровень: создание инфраструктуры распространения таблеток; распространение информации.

Макроуровень: информационная кампания в целях поощрения приема таблеток от малярии, использования москитных сеток и т.п. Субсидирование деятельности на уровне семей и сообществ.

Смягчение последствий материализации риска можно рассматривать как упреждающее заключение соглашения (как формального, так и неформального), оговаривающего возмещение потерь, тогда как преодоление последствий материализации риска представляет собой меры, принимаемые семьей в ответ на такую материализацию. Поскольку смягчение последствий материализации риска как правило обеспечивает возмещение лишь части потерь, семье придется искать другие средства возмещения оставшихся.

Глобальный уровень: как на региональном и государственном уровне.

Упреждающий контроль факторов риска смягчение последствий падения уровня благосостояния, обусловленного заражением малярией Вариант* (в): Принятие мер по смягчению негативных последствий (т.е. возмещение ожидаемых проявлений падения уровня благосостояния, например, утраченных доходов), связанных с заражением малярией.

Уровни вмешательства:

Микроуровень: приобретение медицинской страховки, покрывающей лечение малярии, приобретение страховки от потери работы в результате заболевания малярией, откладывание сбережений для возмещения утраченных доходов, накопление социального капитала, обучение детей приемам ведения домашнего хозяйства и трудоустройства на случай заболевания кормильца малярией или возникновения необходимости в уходе за одним из членов семьи.

Мезоуровень: социальное содействие на основе «общественного договора» в целях оказания помощи семьям, в которых есть заболевшие малярией; учреждение и поддержка медицинских клиник.

Макроуровень: создание правовой и институциональной инфраструктуры в поддержку действий семей, направленных на смягчение последствий заболевания (например, создание финансовых и страховых институтов).

Глобальный уровень: предоставление международных финансовых и страховых услуг в целях возмещения доходов, утраченных в связи с заболеванием малярией.

Противодействующий контроль факторов риска преодоление последствий падения уровня благосостояния после заражения малярией Вариант* (г): Принятие мер, направленных на преодоление негативных последствий, вызванных фактическим заражением малярией, т.е. компенсация уже совершившегося падения уровня благосостояния (например, утраченных доходов).

Уровни вмешательства:

Микроуровень: приобретение противомалярийных защитных и лекарственных средств. Отдых дома и содействие членов семьи; увеличение рабочей нагрузки на членов семьи (отказ от обучения детей в учебных заведениях); после выздоровления более усердная работа в целях восполнения утраченных доходов; вероятная продажа имущества в целях поддержания потребительской способности.

Мезоуровень: целевое социальное содействие в оплате связанных с медициной расходов и восполнении утраченных доходов.

Макроуровень: социальное содействие в оплате связанных с медициной расходов и восполнении утраченных доходов.

Глобальный уровень: социальное содействие в оплате связанных с медициной расходов и восполнении утраченных доходов.

*Варианты ответной реакции на переносимую москитами малярию будут зависеть от множества факторов, особенно от материальной базы данной семьи или сообщества.

Источник: Зигель, Олванг и Канагараджа, 2001 г., стр. 45.

1.3.2 Противодействующий контроль факторов риска

Противодействующее преодоление последствий материализации риска представляет собой ряд ответных мер, принимаемых после воплощения риска в реальность – например, после того, как человек на самом деле заразился малярией. Преодоление последствий материализации риска включает в себя действия, связанные с материализованными (воплощенными в реальность) потерями, например, продажа имущества, поиск «экстренных» кредитов (займы у родственников, друзей, банков), отказ от обучения детей в учебных заведениях, миграция, поиск временной работы. В целях оказания содействия в преодолении последствий материализовавшихся рисков правительственные органы иногда реализуют государственные программы социальной защиты, в рамках которых гражданам предоставляются услуги по трудоустройству, продовольственная и другая социальная помощь. Не существует универсальных правил, по которым можно было бы заранее определить, какая стратегия контроля факторов риска в данном случае окажется эффективнее других.10 Упреждающие меры позволяют семьям нейтрализовать факторы риска или снизить степень их воздействия, снизить степень подверженности риску и смягчить будущие последствия от потерь, связанных с материализацией риска (см. рис. 1). И наоборот, меры и инструменты противодействующего контроля факторов риска позволяют лишь отреагировать на уже понесенные в связи с материализацией риска потери.

Отсюда можно предположить, что упреждающие меры – например, меры по снижению степени риска – являются более предпочтительными. Какая бы стратегия противодействия факторам риска не была выбрана, существует множество инструментов воплощения каждой из них в жизнь. Все эти стратегии имеют свои положительные и отрицательные стороны, могут по-разному влиять на благосостояние граждан и со временем как уменьшать, так и увеличивать степень их социальной уязвимости. Более того, при выборе мер противодействия факторам риска следует учитывать тесную взаимосвязь между различными стратегиями и инструментами их контроля. Например, одним из вариантов преодоления семьей последствий материализации факторов риска является использование детского труда для увеличения семейного дохода. Однако этот вариант таит в себе опасность повышения степени будущей уязвимости детей, которого можно избежать, выбрав другую стратегию и воспользовавшись помощью государства в сочетании со стратегией заблаговременного снижения степени риска.

Тем не менее в долгосрочной перспективе следует поощрять принятие риска на себя, а не его предотвращение. Принятие риска, особенно большого, зачастую дает хорошую отдачу, что является обязательным условием экономического развития. (Всемирный банк, 2000 г.). Однако нельзя забывать и о психологической опасности,11 возникающей с расширением возможностей контроля за факторами риска. Вилльямсон, Смит и Янг (1995 г.) предполагают, что проблема обусловленного психологической опасностью поведения может возникнуть тогда, когда на случай связанных с риском потерь предусмотрены некоторые инструменты компенсации, например, страховой полис. В то время, как инструменты смягчения последствий будущей материализации риска потенциально могут снизить степень уязвимости перед лицом негативных результатов, этот вид контроля факторов риска на практике может увеличить степень подверженности семьи тому или иному риску (и тем самым привести к возникновению эффекта так называемой «несостоятельности страховки»). Например, граждане, имеющие медицинскую страховку, в конечном итоге могут начать относится к факторам риска, связанным со здоровьем, с меньшей осторожностью, рассчитывая на Тем не менее имеются отдельные свидетельства того, что упреждающие стратегии на практике оказываются предпочтительнее (см. Де Ферранти и др., 2000 г.).

Психологическая опасность в данном контексте означает моральное влияние страховки на стремление человека предотвратить потери, которое значительно ослабевает при наличии страхового полиса, способного их возместить.

частичную или полную компенсацию вероятных потерь, таким образом в действительности наличие страхового полиса не уменьшит, а увеличит степень их подверженности риску.

1.3.3 Участники процесса контроля факторов риска: степень формальности и уровень вмешательства Участниками процесса контроля факторов риска являются отдельные граждане, семьи, сообщества, социальные сети, неправительственные организации, государственный сектор на местном, региональном и федеральном уровне, частные компании, финансирующие и международные организации (более подробные сведения о составе потенциальных участников см. у Хольцманна и Йоргенсена, 2000 г.). Все они играют двойную роль: (а) они подвержены воздействию факторов риска и вынуждены их контролировать, соответственно им необходимы инструменты контроля факторов риска, и (б) они разрабатывают (и/или финансируют) стратегии контроля факторов риска, соответственно они являются поставщиками инструментов, необходимых для осуществления контроля за этими факторами.12 Чтобы нагляднее представить различия и взаимосвязь между участниками процесса контроля факторов риска, их можно классифицировать по (а) степени их формальности и (б) по уровню осуществляемого ими вмешательства (вставки 5 и 6).

–  –  –

У каждого участника процесса свои мотивы предоставления инструментов контроля факторов риска.

Семьи и сообщества предоставляют их как правило в целях социальной защиты своих членов, тогда как организации, действующие по законам рынка, хотят получить прибыль. Государственные организации делают это в целях компенсации недостатков рынка (страховых услуг) (например, оказывают страховые услуги, если частных страховых компаний в данном регионе нет или они работают неэффективно), либо в целях обеспечения адекватности распределения (Девараджан и Хаммер, 1998 г.).

–  –  –

Частные неформальные меры (например, вступление в брак, взаимная поддержка, вложения в недвижимость и т.п.) направлены на обеспечение противодействия факторам риска и принимаются в целях самозащиты гражданами, семьями и сообществами посредством заключения неформальных/личных соглашений.13 Частные формальные меры (например, заем финансовых средств или заключение договоров страхования) требуют наличия действующих рыночных институтов (таких как центральный банк, банковская система, рынок ценных бумаг и страховые компании) или иных частных формальных организаций (неправительственных, финансирующих, международных и т.д.). Меры, предписанные или принимаемые государством, такие как социальное страхование и передача подрядов на выполнение работ общественного значения, иногда принимаются в тех случаях, когда частные неформальные и формальные меры оказываются неэффективными или вообще не принимаются.

Помимо степени формальности участников процесса контроля факторов риска можно дифференцировать по уровням, на которых они осуществляют свою деятельность14 (см.

вставки 6 и 7). Как правило семьи контролируют факторы риска на микроуровне, сообщества – на мезоуровне, правительственные органы – на макроуровне. При этом некоторые участники процесса могут осуществлять контроль и на «чужом» уровне, например, государственные институты могут осуществлять вмешательство на мезочерез местные органы власти) или макроуровне (через свое федеральное правительство).

В целом меры, принимаемые различными участниками процесса контроля факторов риска на том или ином уровне, влияют на степень риска и уязвимости и на других уровнях, а также на меры, принимаемые другими участниками (см. Хольцманн и Йоргенсен, 2000 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.). Во многих случаях наиболее эффективной методикой контроля факторов риска может оказаться комбинирование нескольких инструментов, применяемых различными участниками на разных уровнях.

Например, эффективность контроля факторов риска, связанного со здоровьем, Значимость этого вида неформальных мер особенно велика в развивающихся странах, поскольку в настоящее время доступ к формальным программам социальной защиты имеет лишь четверть населения мира (Всемирный банк, 2001 г., стр. 9).

Данное различие крайне важно, поскольку меры по контролю факторов риска, принятые на высоком институциональном уровне, могут как привести как к снижению, так и к повышению степени риска, как к расширению, так и к сокращению возможностей контроля его факторов на более низких уровнях.

Например, выбор правительством определенной экономической политики может как снизить, так и повысить степень риска возникновения безработицы среди граждан. Точно так же если правительство страны организует общегосударственную кампанию по борьбе с москитами, разумеется, семьи будут контролировать этот фактор риска совсем не так, как в отсутствие такого вмешательства.

существенно повысится, если окажутся доступными услуги медицинского страхования или будет расширена зона действия водопровода и канализации, активизирована деятельности по вакцинации населения, начнут проводиться медицинские информационные программы на уровне сообществ и т.п.

Ключевую роль в процессе контролирования факторов риска играет государственный сектор. Органы государственной власти могут, например, предложить очень эффективные с экономической точки зрения варианты снижения степени риска, например, посредством принятия соответствующих законов и нормативных актов (закон, запрещающий детский труд и т.п.) или посредством проведения информационных и образовательных кампаний (например, по распространению сведений о ВИЧ/СПИД). В то же время роль государства зачастую оказывается двусмысленной, поскольку государственное вмешательство способно задушить предпринимаемые на частном уровне меры по контролю факторов риска (Девараджан и Хаммер, 1998 г.). Соответственно, вмешательство со стороны государственного сектора должно быть чем-то обосновано (например, отсутствием рыночных институтов, необходимостью регулирования распределения и т.п.). Многие уязвимые слои населения не могут позволить себе потратить свои скудные ресурсы на упреждающий контроль факторов риска и смягчение последствий его будущей материализации – и надеются на вмешательство со стороны государственного сектора, которое поможет им преодолеть последствия материализации риска в порядке противодействия.

Вставка 6: Примеры инструментов контроля факторов риска, классифицированные по стратегиям контроля факторов риска и степени формальности участников этого контроля.

–  –  –

1.4 Результаты Наступление шока в сочетании с принимаемыми семьей ответными мерами приводит к возникновению того или иного результата, который является ничем иным, как определенным уровнем благосостояния. Падение уровня благосостояния само по себе еще не является признаком уязвимости – так будет только в том случае, если это падение окажется настолько значительным, что уровень благосостояния семьи опустится ниже некоего эталонного значения, выраженного в виде минимального приемлемого для данного общества уровня благосостояния (его роль может играть черта бедности, минимальное значение антропометрического индекса и т.п.).15 Поэтому уязвимость можно рассматривать как обращенное в будущее состояние ожидаемых результатов, которые будут зависеть от доступных семье ресурсов, корреляции, частоты, хронометража и степени тяжести шоков, а также от применяемых инструментов контроля факторов риска.

–  –  –

Очевидно, что при различном распределении ресурсов между семьями (см. вставку 8) одно и то же событие скажется на уровне их благосостояния по-разному. Например, засуха может уничтожить большую часть ресурсов очень бедной семьи и вытолкнуть ее за черту бедности, тогда как для семьи, имеющей в своем распоряжении разнотипные ресурсы, засуха может и не возыметь таких последствий (Зигель и Олванг, 1999 г). Точно так же семьи, располагающие сходными ресурсами, но принимающие разные меры противодействия факторам риска, в итоге могут столкнуться с разными результатами. Так, засуха и вызванное ею снижение доходов может привести с обеднению фермерской семьи. Однако если у этой семьи есть страховка от неурожая, то засуха уже не приведет к негативным последствиям. Таким образом, варианты контроля факторов риска, возможности его осуществления и конкретные действия в основном будут зависеть от ресурсов, находящихся в распоряжении данной семьи (Олванг, Зигель и Йоргенсен, 2001 г.).

2. Принципы оценки факторов риска и уязвимости

Во второй части настоящего документа представлены методические рекомендации, которые помогут аналитикам выполнить оценку факторов риска и уязвимости для той или иной страны. Уязвимость связана с факторами риска и мерами противодействия им (см. раздел 1.1). Более того, исключительно важное значение имеет и текущая ситуация в отдельной семье, поскольку выбор инструментов контроля факторов риска в основном зависит от находящихся в ее распоряжении ресурсов (и других показателей благосостояния).

Далее в первом разделе второй части настоящего документа (2.1) будут рассматриваться показатели благосостояния семьи, включая информацию о ее ресурсной базе. Во втором разделе, посвященном оценке факторов риска, будут представлены методические рекомендации по выявлению оказывающих влияние на семью факторов риска, а также характеристики этих факторов. В третьем разделе (2.3), посвященном оценке контроля факторов риска, рассматривается выявление существующих инструментов такого контроля, а также оценка доступности и использования этих инструментов различными социально-экономическими группами.

Далее приведено несколько примеров, иллюстрирующих предлагаемый в настоящем документе подход. В Приложении 1 представлены шаблоны, которые помогут выявить факторы риска, степень подверженности риску и найти информацию по инструментам контроля его факторов.16 Что касается требований в отношении данных, то принимать во внимание следует как количественную, так и качественную информацию – это будет способствовать более полному пониманию факторов уязвимости в той или иной стране. Как уже упоминалось выше, эти методические рекомендации носят общий характер; для выработки конкретных принципов необходимо провести пробные исследования хотя бы в нескольких странах.17 Учитывая относительную новизну этого подхода, можно предположить, что главным препятствием, вероятно, будет недостаток достоверной качественной информации. На практике данные, необходимые для всесторонней оценки факторов риска и уязвимости, отсутствуют довольно часто (см.

Деркон, 2001 г.). Следуя представленным далее методическим рекомендациям по оценке факторов риска и уязвимости, аналитикам следует попытаться выявить информационные «пробелы», что сформирует основу для будущих запросов на сбор данных по разным странам. Необходимо подчеркнуть, что одни факторы риска более важны, чем другие (особенно для определенных групп), а также важно, чтобы при оценке факторов риска и уязвимости учитывалось, какие факторы имеют большее значение, какие группы подвержены их влиянию и какие инструменты контроля факторов риска в данном случае окажется наиболее эффективными (и какие фактически доступны).

Составители настоящего документа предлагают аналитикам исправить/дополнить эти шаблоны для повышения их практической ценности для будущих оценок.

В настоящее время Всемирный банк проводит оценку факторов риска и уязвимости по ряду стран.

Информация о некоторых завершенных и незавершенных исследованиях уязвимости, риска и контроля его факторов представлена в Приложении III.

2.1 Уровень благосостояния: выявление неблагополучных социальноэкономических групп населения страны При изучении факторов риска, стратегий их контроля и социальной уязвимости следует учитывать различия в уровне благосостояния населения страны – как в отношении доступных ресурсов, так и в отношении других показателей. Различия по этим факторам определяют различия в ожидаемых результатах, наступающих после шока. Например, потеря работы одним из членов семьи с достаточной ресурсной базой и страхованием на случай безработицы, все другие члены которой трудоустроены, приведет к меньшему падению уровня благосостояния этой семьи по сравнению с другой семьей – с ограниченной ресурсной базой, в которой потерявшей работу человек был единственным, кто зарабатывал на жизнь. Чтобы учесть все эти различия между типами семей или социально-экономическими группами, аналитикам следует попытаться найти информацию о (а) доступности ресурсов и их распределении среди социально-экономических групп (раздел 2.1.1) и (б) распределении других факторов, определяющих уровень благосостояния (раздел 2.1.2).

Часть необходимой информации по показателям благосостояния можно взять из уже проведенных исследований уровня бедности, общественного устройства, экономических и других характеристик разных стран. Аналитики могут обратиться к этим публикациям и – если позволяют ресурсы и время – также получить сведения из первоисточников (например, беседуя с экспертами по той или иной стране, изучая результаты опросов населения и т.п.). Во многих случаях необходимых данных может просто не существовать, и тогда аналитикам придется полагаться на ближайшие смежные показатели или даже на предположительные оценки экспертов по странам и секторам экономики.

2.1.1 Информация о ресурсах семьи

Ресурсы семьи представляют собой накопленное богатство, используемое для генерирования благосостояния (примеры ресурсов семьи см. во вставке 8). Ресурсы могут быть осязаемыми, например, земля, рабочая сила, капитал, сбережения (т.е. все природные, человеческие, физические и финансовые ресурсы) и неосязаемыми, например, социальный капитал, близость рынков, медицинских и образовательных учреждений и гражданские права (т.е. все социальные, политические и институциональные ресурсы, а также ресурсы, обусловленные местом расположения и инфраструктурой). В контексте контроля факторов риска оба типа ресурсов играют важную роль. Например, в отсутствие содействия со стороны государства помочь семье контролировать факторы риска могут неосязаемые ресурсы, такие как социальный капитал и сеть общественных связей (Мосер, 1998 г.; Зигель и Олванг, 1999 г.; Ракоди, 1999 г.).

Чтобы учесть различия семей в плане ресурсов, аналитики должны попытаться получить сведения о распределении ресурсов между различными социальноэкономическими группами (см. Шаблон 1 в Приложении 1). Выбор актуальных групп для выполнения этой задачи (напр., женщины/мужчины, бедные/небедные, городское/сельское население, официальные/неофициальные работники, население по языковым группам, по регионам и т.п.) зависит от конкретной станы, и аналитики должны выявить те группы, которые с наибольшей степенью вероятности являются неблагополучными в плане имеющихся в их распоряжении ресурсов, поскольку этим определяется их будущее благосостояние и, соответственно, степень социальной уязвимости.

2.1.2 Информация о показателях благосостояния

Помимо ресурсов семьи, аналитикам позволит понять относительное положение социально-экономических групп в плане уязвимости информация о показателях благосостояния – в том числе информация об их распределении в рамках страны.

Одним из примеров таких показателей являются «Базовые показатели результата»

международных инициатив, направленных на развитие, которые были приняты на конференциях ООН, проводившихся в 90-х. Они отражают ключевые аспекты экономического и социального благополучия и жизнеспособности окружающей среды (см. вставку 9 и шаблон 2 в Приложении 1). Преимущество этих показателей заключается в том, что они признаны во всем мире и эти данные как правило имеются по большинству стран (напр., в базе данных показателей мирового развития [ПМР]).

Очевидно, что список показателей, представленный во вставке 9, ни в коем случае не является всеобъемлющим и нуждается в адаптации в соответствии с условиями конкретной страны (а также с ограничениями в плане доступности данных18). В идеале выбранные для данной страны показатели должны согласовываться с крупнейшими заинтересованными сторонами в этой стране, что станет основой для общепринятого шаблона, по которому со временем можно будет оценить степень уязвимости и эффективность мер, направленных на ослабление и контролирование факторов риска.

Более того, необходимо проверять, являются ли выбранные показатели актуальными с учетом специфики отдельно взятой страны. Например, при расчете уровня безработицы обычно учитываются только те, кто трудоустроен официально, а во многих развивающихся странах доля таких работающих граждан составляет лишь незначительное меньшинство, что существенно снижает важность этого показателя.

Вставка 9: Базовые показатели результата, принятые для оценки эффективности международных инициатив, направленных на экономическое и социальное развитие Экономическое благополучие

1. Распространенность бедности в крайней степени: доля семей с доходом меньше 1 долл. на человека в день

2. Коэффициент относительности бедности: распространенность, умноженная на степень бедности

3. Неравенство: пятая часть народного потребления приходится на беднейшие слои населения

4. Недостаточность питания детей: преобладание недостатка веса у детей в возрасте до 5 лет Социальное развитие

5. Всеобщее начальное образование

6. Окончание 4-го класса начальной школы

7. Грамотность в возрасте от 15 до 24 лет

8. Соотношение мальчиков и девочек, получающих начальное и среднее образование

9. Соотношение грамотных женщин по отношению к грамотным мужчинам (в возрасте от 15 до 24 лет)

10. Коэффициент смертности грудных детей

11. Коэффициент смертности детей до 5 лет

12. Коэффициент материнской смертности

13. Присутствие на родах квалифицированного медицинского персонала

14. Распространенность противозачаточных средств

15. Распространенность ВИЧ у беременных женщин в возрасте от 15 до 24 лет Жизнеспособность и регенерация окружающей среды

16. Страны с эффективными процессами поддержания жизнеспособности окружающей среды

17. Население с (постоянным) доступом к безопасной воде

18. Лесные угодья в % от общей площади страны

19. Биологическое разнообразие: защищенность материковой области

20. Эффективность использования энергоресурсов: ВВП на единицу использования энергии

21. Выбросы двуокиси углерода (кг на % выплат загрязнителями от ВВП) Общие показатели ВНП на душу населения Степень распространения грамотности среди взрослого населения Общий коэффициент рождаемости Продолжительность жизни, прогнозируемая при рождении Помощь в % от ВНП Внешний долг в % от ВНП Инвестиции в % от ВНП Торговля в % от ВНП Источник: на основе рабочего набора базовых показателей эффективности международных инициатив, направленных на экономическое и социальное развитие; по материалам конференций ООН, прошедших в 90-х гг.

2.2 Оценка факторов риска Вторая часть данных методических рекомендаций относится к оценке факторов риска.

Сюда входят усилия по идентификации и классификации факторов риска, преобладающих в данной стране (см. раздел 2.2.1), а также по идентификации социально-экономических групп, подверженных влиянию этих факторов (раздел 2.2.2). Более того, следует выяснить основные характеристики событий, происходящих в ходе материализации риска, их корреляцию (раздел 2.2.3), частоту, хронометраж (раздел 2.2.4) и степень тяжести (раздел 2.2.5).

Следование предложенной методике оценки факторов риска даст возможность определить, какие факторы риска являются для данной страны наиболее значимыми.

Очевидно, что применение временной динамики значительно повысит ценность полученного результата.

Например, в Эфиопии даже самый оптимистичный сценарий снижения уровня рождаемости в ближайшие 25 лет принесет огромное увеличение численности населения – от 54 млн. в текущем году до около 92 млн. в 2020 году (Всемирный банк, 1998 г.). Такая демографическая перспектива предполагает со временем возникновение новых факторов риска и/или увеличение степени подверженности им. Прогнозы, даже грубые предварительные оценки, могут стать источником информации, которая поможет понять потенциальное развитие факторов риска в данной стране, что определит социальную уязвимость и будущие потребности населения в отношении контроля факторов риска.

2.2.1 Идентификация и классификация факторов риска

На первом этапе оценки факторов риска эти факторы должны быть идентифицированы (краткий контрольный перечень см. в Шаблоне 3, Приложение 1). Различные типы факторов риска требуют различных стратегий их контроля. Например, факторы риска, связанные с окружающей средой и с наступлением старости необходимо контролировать по-разному. Чтобы учесть эти отличия, факторы риска необходимо соответствующим образом классифицировать (см. раздел 1.1 и вставку 219). Аналитики должны идентифицировать факторы риска, которые превалируют в данной стране и в случае материализации способны привести к негативным результатам (напр., понижательные факторы риска, см. раздел 1.2). Сведения, необходимые для проведения этой части оценки, можно получить из различных отчетов по странам и у экспертов по этим странам, и аналитики должны изучать эти и другие источники (напр., исследования, посвященные бедности, отчеты по различным секторам экономики и окружающей среде, составленные ранее отчеты по факторам риска и т.п.).

Если позволяет время и ресурсы, можно собрать дополнительные данные (напр., организовав тематические дискуссии на уровне населения или проводя собеседования с основными информаторами).

Многие общие факторы риска, упомянутые во вставке 2, можно разделить на множество более конкретных факторов. Например, факторы риска, связанные с жизненным циклом, могут включать в себя шоки, которые ведут к потере доходов от трудовой деятельности (напр., если лица пожилого возраста перестанут интегрироваться в рынок труда) или к потере здоровья (напр., заболевания, обусловленные преклонным возрастом). Точно так же «заболевание» как общий термин, используемый для обозначения факторов риска, связанных со здоровьем, включает в себя довольно много разных событий, напр. заражение гриппом, малярией, оспой или африканским трипаносомозом, последствия которых повлияют на семью (напр. в случае гриппа) или на целый регион (напр. при малярии).

Важно, чтобы набор факторов риска – который для каждой страны будет своим – был как можно более полным и включал в себя также и те факторы, которым в самой стране может уделяться достаточно мало внимания20. Например, Бендокат и Тово (1999 г.) идентифицируют ряд факторов риска (в том числе дискриминацию по половому признаку) которые являются в Того «слепыми пятнами», воспринимаются как нечто естественное и не считаются факторами риска, потенциально повышающими степень уязвимости женщин и детей. Так же ни тоголезское гражданское общество, ни соответствующие органы не осознают важности эпидемии ВИЧ/СПИД и ту угрозу, которая она несет в плане социальной уязвимости населения.

2.2.2 Подверженность риску

Как уже говорилось в первой части настоящего документа, существование факторов риска как таковое еще не означает, что семьи подвержены их влиянию (см. раздел 1.1).

Скорее наоборот, существует огромная разница между существованием фактора риска и подверженности его влиянию, что особенно верно для идиосинкразических событий (см. раздел 2.2.3). Например, с риском кражи имущества сталкиваются все семьи, но семьи, не имеющие имущества, не подвержены его влиянию (поскольку у них просто нечего красть). В этой связи аналитикам следует выяснить, какие социальноэкономические группы (напр., женщины, национальные меньшинства, сельское население и т.п.) действительно подвержены воздействию выявленных факторов риска. Ниже мы опишем три возможных способа измерения/оценки степени подверженности риску21: (a) по возрастным группам, (б) по социально-экономическим группам и (в) по материализованным результатам. При отсутствии данных и надежных показателей подверженности риску для оценки ее степени полезно пользоваться всеми тремя методами.

(а) Измерение степени подверженности риску по возрастным группам Классификация факторов риска по возрастным группам может помочь определить степень подверженности риску. Факторы риска следует классифицировать по возрастным группам, в которых они могут возникнуть с наибольшей вероятностью.

Например, безработица как правило затрагивает взрослых трудоспособного возраста.

Повысить эффективность анализа может дополнительная классификация по половому признаку. Например, аналитики могут классифицировать факторы риска, связанные с рождением детей, как свойственные взрослым молодым женщинам.

Вполне вероятно, что составленный в первый раз набор факторов риска будет не таким всеобъемлющим, как хотелось бы. Будущие исследования постепенно могут расширить (и изменить) этот набор. Таким образом процесс оценки факторов риска является продолжительным, и в ходе его реализации качество информации о факторах риска будет постепенно повышаться.

В Шаблоне 4 в Приложении 1 представлен контрольный перечень для классификации факторов риска по возрастным и социально-экономическим группам.

–  –  –

Во вставке 10 приведен пример Аргентины (Всемирный банк, 2000 г.), в котором основные факторы и результаты риска классифицированы по возрастным группам и – где такая классификация представлялась нецелесообразной – по группе «прочих факторов риска». В Приложении 2c содержится схожий пример, взятый из исследования факторов социального риска в Доминиканской Республике.

Несмотря на то, что классификация факторов риска по возрастным группам была эмпирически применена к некоторым странам (напр., Аргентине [Всемирный банк, 2000 г.], Доминиканской Республике [Всемирный банк, 2000 г.], Мексике [Холл и Ариагада, 2000 г.] и Ямайке [Бланк, 2001 г.]) и принята как часть стратегии развития медицинского, пищевого и социального секторов (Всемирный банк, 1997 г.), в отношении оценки факторов риска у нее есть несколько недостатков. Например, классификация факторов риска по возрастным группам предполагает, что материализация риска для всех членов одной возрастной группы будет иметь одинаковые последствия. Однако контроль факторов риска в большой степени зависит не от возраста подверженного риску гражданина, а от других факторов, таких как его социальное происхождение, доступные ресурсы, существование формальных и неформальных стратегий контроля факторов риска, пол и т.п. Кроме того, материализация риска может возыметь косвенные последствия и для тех, кто не был подвержен его влиянию. Например, увольнение одного члена семьи неизбежно скажется на благосостоянии других. Более того, в то время как классификация идиосинкразических шоков по возрастным группам полезна для получения некоторых указаний на то, какие факторы риска (напрямую) воздействуют на те или иные возрастные группы, многие события не укладываются в эти простые рамки. Самое главное, что ковариантные шоки (напр., наводнения, войны, землетрясения и т.п.) затрагивают многих граждан одновременно независимо от их возраста (даже при том, что разные группы могут быть затронуты по-разному).

(б) Измерение степени подверженности риску по социально-экономическим группам Факторы риска зачастую бывают характерны для отдельных социально-экономических групп, и аналитики могут классифицировать эти факторы соответственно (напр., по этническим меньшинствам, городскому/сельскому населению, по бедным слоям населения и т.п.). В идеале выбранные социально-экономические группы могут совпадать с выбранными в разделе 2.1. Это позволит сравнить факторы риска по социально-экономическим группам в плане находящихся в их распоряжении ресурсов (раздел 2.1.1), показателей их благосостояния (раздел 2.1.2), факторов риска, которым они подвержены (раздел 2.1.2) и их сравнительной способности контролировать факторы риска (раздел 3.3).

(в) Использование показателей результата в качестве посредников подверженности риску Классификация факторов риска по возрастным и/или социально-экономическим характеристикам позволит увидеть, кто подвержен воздействию тех или иных факторов риска. Альтернативным способом оценки степени подверженности риску является использование информации по материализованным результатам (см. раздел 2.1.2). Например, подверженность ВИЧ/СПИД можно оценить, рассчитав долю зараженных ВИЧ/СПИД от общего числа населения. Хотя эти показатели результата как правило показывают пропорцию людей, уже пострадавших от тех или иных факторов риска, а не подверженных им, они тем не менее могут служить достаточно ценным показателем, особенно если известен состав пострадавших.

Например, в Аргентине местным является 5% населения в возрасте от 25 до 64 лет, в то время как именно они составляют 36% всех безработных (Всемирный банк, 2000 г.). Исходя из этого, можно предположить, что они страдают от безработицы слишком непропорционально. Соответственно можно предположить и то, что они также непропорционально избыточно подвержены риску (будущей) потери работы.22 Помимо простой идентификации факторов риска и степени подверженности им для отдельной страны, важно получить некоторую информацию о базовых характеристиках этих факторов (или понижательных шоков), особенно об их корреляции (раздел 2.2.3), частоте, хронометраже (раздел 2.2.4) и степени тяжести (раздел 2.2.5). Эти характеристики факторов риска определяют потенциальные последствия шока, зная которые, можно рассматривать альтернативные варианты и стратегии контроля факторов риска.

Очевидно, что построение выводов на основе материализованных результатов зачастую может быть ошибочным, если не принимать во внимание принимаемые семьями меры противодействия факторам риска. Продолжая разговор о примере с аргентинскими безработными, можно сказать, что есть вероятность, что местное население на самом деле подвержено риску потери работы в той же степени, что и остальное население страны, но местные жители просто не способны адекватно противодействовать этому риску.

2.2.3 Корреляция факторов риска: идиосинкразические и ковариантные события

Одной из важнейших характеристик наступающего в результате воздействия факторов риска события (или понижательного шока) является степень его корреляции среди отдельных граждан, семей, сообществ и регионов. Шоки могут быть не связаны между собой и поражать только некоторые семьи и категории граждан (напр., смерть кормильца в семье. Такие факторы риска называют идиосинкразическими. Шоки, затрагивающие группу семей, все сообщество (напр., землетрясения, наводнения), целое государство (напр., экономический кризис) или даже несколько государств (напр., ядерная катастрофа, эпидемические заболевания), называются ковариантными, поскольку они коррелируют среди отдельных граждан и/или регионов (т.е.

затрагивают множество людей одновременно). В зависимости от степени корреляции можно выделить региональные, государственные и международные ковариантные шоки (см. Хольцман и Йоргенсен, 2000 г., вставка 11). В Приложении 2a приведен пример факторов риска для Того по степени их корреляции, составленный в рамках анализа, проведенного в целях разработки стратегии социальной защиты для этой страны (Бендокат и Тово, 1999 г.).

Классификация шоков по степени их корреляции зачастую может оказаться делом далеко не однозначным. Например, потеря работы может быть идиосинкразическим событием, затрагивающим отдельного гражданина. Однако, если потеря работы вызвана макроэкономическим кризисом, она может коснуться всех рабочих в данном регионе, и таким образом стать уже ковариантным риском (Всемирный банк, 2000 г., глава 8). Следовательно, является ли шок идиосинкразическим или ковариантным, зависит от лежащих в его основе причин и следствий. Это значит, что аналитики, выполняющие эту часть оценки, должны идентифицировать и постараться понять причины и следствия шоков, чтобы получить информацию по их корреляции.

Почему же степень корреляции имеет значение? Потому что от нее будет зависеть способность отдельных граждан, семей, сообществ и государств контролировать факторы риска, а также то, какие инструменты этого контроля для данного шока окажутся наиболее эффективными. Например, шок, который затрагивает целый регион, нельзя эффективно контролировать посредством страхования только в этом регионе (из-за отсутствия возможности объединения рисков). В таком случае для эффективного контроля потребуется объединение рисков по регионам, которые не подвержены данному шоку одновременно. Степень корреляции также поможет аналитикам определить, кто станет (или может стать) участником процесса контролирования данного фактора риска или шока. Например, идиосинкразические события, такие как перелом ноги, обычно можно контролировать частными неформальными или формальными соглашениями о контроле факторов риска. Однако тесно коррелирующие шоки, как, например, малярия или ВИЧ/СПИД, как правило требуют вмешательства правительства или международных организаций, поскольку неформальные и формальные рыночные инструменты перед лицом события, обусловленного материализацией риска, скорее всего окажутся неэффективными (Хольцманн, 2001 г., стр. 4).

–  –  –

2.2.4 Частота и хронометраж факторов риска: повторяющиеся и однократные события Для осознания степени уязвимости семей важную роль помимо корреляции факторов риска играет их частота и хронометраж. Поэтому аналитики должны попытаться получить информацию о том, с какой частотой возникает шок: с малой, средней или высокой, то есть является ли данное событие повторяющимся (высокочастотным, например, регулярная засуха), происходящим время от времени (со средней частотой) или исключительно редким (низкочастотным, т.е. уникальным, необычным событием).

Например, является ли землетрясение в Никарагуа однократным событием (случающимся, вероятно, раз в двадцать лет, т.е. низкочастотным), или оно потрясает страну регулярно (соответственно происходит со средней или высокой частотой)?

В идеале помимо частоты шока аналитики могут попытаться выявить некоторые показатели того, когда риск может материализоваться еще рад, т.е. хронометраж шока (напр., случается ли засуха каждое лето, землетрясение – каждые два года и т.п.).

Так, Малави является регионом, уязвимым перед лицом периодической засухи в определенное время года, что приводит к сезонному недостатку продуктов питания и сравнительному подъему цен на кукурузу (Смит, 2001 г.). Подобная информация может помочь аналитикам определить, как «низкая», «средняя» и «высокая» частота сама по себе проявляется в данной стране (см. Приложение I, Шаблон 3).23 Почему важно собрать информацию о частоте и хронометраже шоков? Потому что различия в характеристиках факторов риска отражаются на выборе стратегии их контроля. Например, однократное событие, такое как наводнение в стране, где наводнения являются редкостью, можно контролировать посредством борьбы с последствиями материализации риска (напр., мерами экстренной помощи). С другой стороны, если наводнение является повторяющимся и регулярным событием, упреждающие меры (напр., строительство дамб в Бангладеш для снижения степени подверженности риску) могут оказаться более эффективными. Поэтому подробная информация о частота и хронометраже шоков помогает понять, какие меры являются наиболее эффективными и в динамической перспективе в большей степени обеспечивающими учет будущих потребностей.

Более того, при изучении хронометража событий, вызванных материализацией риска, важно попытаться составить план их наступления – поскольку как правило в течение одного и того же периода на семью воздействуют различные факторы риска.

Например, постоянная засуха может быть связана с усилением медицинских факторов риска или предрасположенности к лесным пожарам. Или, если посмотреть на кризис цен на кофе в Центральной Америке, можно увидеть, что он происходит в то время, когда многие страны до сих пор оправляются от урагана «Митч», пронесшегося в 1998 г., и постоянной засухи с 1999 г. Очевидно, что способность контролировать факторы Необходимую информацию по частоте и хронометражу шоков можно получить из отчетов по странам (напр., данные о погодных условиях, смертности, безработице и т.п.) или от экспертов по странам.

Однако по очень редким событиям может не быть вообще никакой информации.

риска многих бедных и небедных семей в Центральной Америке за последние несколько лет изменилась, как и степень их уязвимости перед лицом будущих шоков.

2.2.5 Степень тяжести шоков: катастрофические и некатастрофические шоки Степень тяжести шока обозначает негативное влияние, которое тот или иной шок потенциально может оказать на уровень благосостояния семьи (см. раздел 1.4). Она представляет собой функцию самого события, произошедшего в результате материализации риска, ресурсной базы семьи (см. вставку 8 и раздел 2.1.1) и инструментов противодействия риску (см. раздел 1.3). Различие в результатах объясняется различием в доступных ресурсах и в способности контролировать факторы риска. Например, смерть кормильца в семье с обширным набором ресурсов и соответствующем страхованием жизни будет иметь совершенно другие последствия для ее благосостояния, чем то же событие, произошедшее в семье с ограниченным набором ресурсов, в которой кормилец был единственным источником дохода и не имел полиса страхования жизни. Тогда как для одной семьи шок будет катастрофическим, для другой то же самое событие – в отношении уровня благосостояния – не обязательно обернется катастрофой.

Информация о ресурсной базе (раздел 2.1) и другим показателям благосостояния (раздел 2.2) может в некоторой степени служить индикатором относительного положения тех или иных социально-экономических групп. Сопоставление этой информации со сведениями о мерах противодействия факторам риска, принимаемых членами данной группы (см. раздел 2.3.2), позволит сделать выводы в отношении предполагаемой степени тяжести шока для этой группы, т.е. о том, будет ли результат, к которому приведет шок, катастрофическим или некатастрофическим.24 Катастрофическим является такой результат, который вытолкнет семью за черту бедности или еще больше «опустит» ее за этой чертой; некатастрофическим – который не приведет к таким последствиям.25 Очевидно, что степень тяжести шока необходимо рассматривать вместе с другими характеристиками факторов риска, описанными в разделах с 2.1.1 по 2.1.4, поскольку потенциально «тяжелые» шоки в большинстве стран определенно являются предметом, вызывающем озабоченность на самом высоком политическом уровне.

Информация о предполагаемой степени тяжести шока поможет аналитикам критически оценить выбранные меры противодействия факторам риска – как в плане стратегии, так и в плане участников процесса, а также проанализировать, будет ли Необходимо отметить, что степень тяжести риска определяется не только прямыми, но и косвенными последствиями его материализации. Например, в Того смерть одного из членов семьи имеет не только прямые экономические последствия, выраженные в снижении уровня доходов (ведь умерший мог быть не единственным, кто зарабатывал деньги в семье), но и косвенные (напр., крупные расходы, обусловленные культурными нормами – дорогие похороны, ритуал над пережившей супругой и т.д.; см.

Бендокат и Тово, 1999 г., стр. 9).

Оценку степени тяжести можно выполнить на основе описаний предыдущих случаев наступления шока (которые иногда включаются в качественные исследования восприимчивости местного населения к рискам и т.п.).

сочетание других инструментов контроля факторов риска и других участников более эффективным для снижения степени уязвимости перед лицом факторов риска с высокой степенью тяжести.

2.3 Оценка контроля факторов риска Как уже упоминалось выше, социальную уязвимость семей можно разложить на несколько звеньев так называемой «цепочки риска». Выполнив оценку находящихся в распоряжении семьи ресурсов и других показателей ее благосостояния (раздел 2.1) и оценку факторов риска (раздел 2.2), аналитики будут иметь более полное представление о: (а) распределении ресурсов между социально-экономическими группами, (б) факторах риска, воздействию которых они подвержены, и (в) характеристиках этих факторов риска. Помимо этой информации о цепочке риска, на уязвимость семей также влияют принимаемые ими меры противодействия факторам риска и/или негативным результатам. Например, даже если весь регион уязвим перед лицом землетрясения, то те, кто приобрел укрепленные сейсмоустойчивые дома, будут в меньшей степени подвержены риску падения уровня благосостояния до такой степени, чтобы оказаться за чертой бедности, чем те, кто таких домов не приобрел.

Следовательно, различные способы противодействия факторам риска и/или результатам их материализации (которые в основном будут зависеть от характеристик этих факторов и доступных ресурсов) являются кодетерминантами различий в степени уязвимости как отдельных граждан, так и семей, сообществ и целях стран.

После того, как будет получена информация по факторам риска и подверженных их воздействию групп населения, возникают следующие вопросы: (а) какие инструменты контроля факторов риска и/или потенциально негативных результатов, связанных с данными шоками, уже имеются в распоряжении семьи и (б) к каким инструментам она сможет в случае необходимости получить доступ? Дальнейшая часть настоящего документа посвящена идентификации и оценке инструментов контроля факторов риска, имеющихся в той или иной стране, а также степени, в которой различные социально-экономические группы смогут осуществлять доступ к ним и/или пользоваться ими. Для этого необходима информация о: (а) наличии инструментов контроля факторов риска и (б) различиях между социально-экономическими группами в том, как они осуществляют доступ к этим инструментам и используют их.26 В Приложении 1 приведено несколько шаблонов, которые окажутся полезными для систематического сбора необходимой информации (см. Шаблоны 5-9).

2.3.1 Наличие инструментов контроля факторов риска

В первую очередь аналитикам необходимо определить, какие инструменты контроля факторов риска имеются в наличии. Принимая во внимания различия этих От действенности и эффективности имеющихся инструментов также зависит их «успех» или «провал». Однако предлагаемая в настоящем документе методика оценки не предполагает проведение такого анализа; он часто проводится для оценки расходов на социальные нужды (см. Канагараджа, Хейцман и Хольцманн, 2001 г., а также раздел 3.2).

инструментов в плане их назначения и направленности (см. вставку 3), а также источников их возникновения (см. вставку 5), аналитикам следует классифицировать инструменты контроля факторов риска по заложенной в их основе стратегии (напр., по упреждающим или противодействующим мерам, Шаблон 4), а также по степени формальности (Шаблон 5) и вмешательству участников процесса контроля (см.

Шаблон 6). Выполнить эту задачу можно с помощью информации, которая зачастую содержится в отчетах по странам (напр., в обзорах расходов на социальные нужды, оценках уровня бедности, социальных, структурных оценках и т.п.) (Кудуэль, Эцеменари, Грош и Шерберн-Бенц, 2001 г.). Для ликвидации информационных пробелов можно анализировать первоисточники данных. Если позволяет время и ресурсы, аналитики могут также провести исследования на местах, например, организовать интерактивные опросы с целью выявления имеющихся в стране (формальных и неформальных) средств противодействия факторам риска.27 2.3.2 Доступность инструментов контроля факторов риска и их использование различными социально-экономическими группами Во многих случаях наличие инструментов контроля факторов риска не означает их доступность. Например, во многих странах права предоставляются только мужчинам, в то время как женщины не имеют никаких имущественных прав, что ограничивает их возможности по ослаблению факторов риска за счет накопления имущества.

Более того, даже если люди имеют доступ к имеющимся инструментам контроля факторов риска, они по разным причинам могут не иметь возможности ими воспользоваться, как правило из-за недостатка ресурсов (см. раздел 2.1.1). Например, одним из вариантов ослабления факторов риска является покупка страхового полиса.

Однако многие семьи не могут себе позволить выплачивать страховые взносы, соответственно они не могут воспользоваться этим инструментом. Помимо финансовых, существует много других различных ресурсов, которые играют важную роль при оценке использования тех или иных инструментов контроля факторов риска.

В качестве примера можно привести информацию: граждане, которые не знают, как защитить себя от ВИЧ/СПИД, не будут принимать соответствующие профилактические меры.

Использование инструментов также может быть ограничено, если они присутствуют не по всей стране, а лишь в отдельных регионах. Больницы, медицинские центры и высшие учебные заведения зачастую имеются только в крупных городах – в силу этого географического препятствия доступ сельского населения к их услугам будет ограничен. Точно так же если количественный спрос превышает количественное предложение (как иногда бывает с субсидируемыми товарами и услугами), то в результате возникает дефицит и приходится прибегать к нормированию. В таких Несомненно, что идентификация неформальных стратегий контроля факторов риска – очень сложная задача, выполнение которой действительно требует проведения исследований на уровне семьи и сообщества.

случаях не все желающие воспользоваться инструментами контроля факторов риска смогут действительно сделать это.

Аналитикам необходимо выяснить, какие социально-экономические группы лишены доступа к каким инструментам контроля факторов риска и/или какие группы не используют их и по каким причинам. При этом внимание можно сфокусировать на группах, идентифицированных ранее в качестве неблагополучных в плане их ресурсной базы или других показателей благосостояния (раздел 2.1), и/или на группах, особенно сильно подверженных воздействию тех или иных факторов риска (раздел 2.2.2). Эту задачу аналитикам помогут выполнить контрольные перечни, приведенные в Шаблонах 7-9 в Приложении 1.

3. Оценка факторов уязвимости: перспективы

Как уже подчеркивалось выше, составители настоящего документа ставили перед собой целью не измерить степень уязвимости, а идентифицировать и изучить факторы риска и уязвимости в стране. Для измерения степени уязвимости необходимы более эффективные методы сбора и анализа данных (информацию о трудностях, с которыми связано измерение степени социальной уязвимости, и возможных способах их преодоления см. у Ольванга, Зигеля и Йоргенсена, 2001 г.;

Деркон, 2001 г.). Тип оценки, предложенный в настоящем документе, представляет собой лишь первый шаг долгого пути к эффективному измерению степени уязвимости.

Так в чем же заключается ценность изложенных в этом документе принципов? Следуя принципам, изложенным здесь и последующих исследованиях, правительственные органы (а также другие стороны, заинтересованные в контроле факторов риска) на основе собранных данных смогут создать чрезвычайно полезный арсенал информации, который поможет им: (а) переосмыслить общий подход к контролю факторов риска, и, с учетом вероятной диспропорции между потребностями и (государственными) ресурсами, (б) еще раз проанализировать общий процесс принятия решений в плане направления концентрации основных усилий (напр., на инвестициях, политических реформах и т.д.) в целях снижения степени социальной уязвимости населения. Что наиболее важно, такой тип оценки повысить прозрачность возможностей семей по контролю факторов риска, что является предпосылкой для разработки стратегий снижения степени уязвимости.

Информация по этим факторам риска носит ключевой характер, поскольку процесс снижения степени социальной уязвимости населения за счет повышения эффективности мер контроля факторов риска не может идти по универсальному сценарию. Наоборот, меры противодействия следует оценивать по факторам риска и/или предполагаемым результатам, на ослабление которых эти меры направлены.

Более того, учитывая неравномерное распределение ресурсов и других показателей благосостояния между различными социально-экономическими группами в стране, контроль факторов риска необходимо оценивать в контексте имеющихся возможностей и ограничений.

На основе информации, описанной в разделе 2, можно будет понять, какими ресурсами располагает та или иная социально-экономическая группа, каковы характеристики факторов риска, воздействию которых она подвержена, и какие инструменты контроля факторов риска имеются в ее распоряжении, благодаря чему можно будет получить информацию о степени социальной уязвимости ее членов. Более того, информация по инструментам контроля факторов риска поможет выявить пробелы и недостатки обеспечения инструментами контроля факторов риска (см. раздел 3.1). Это позволит аналитикам распределить приоритеты факторов риска и/или социально-экономических групп, согласно которым им будет уделяться основное внимание в плане повышения эффективности контроля факторов риска (раздел 3.2).

3.1 Пробелы и недостатки существующих инструментов контроля факторовриска

Оценка контроля факторов риска (раздел 2.3) поможет аналитикам определить, какие инструменты контроля факторов риска имеются в данной стране и – в идеале – какие социально-экономические группы имеют доступ к каким инструментам и как они их используют. На основе этой информации можно пересмотреть существующие документы и предложить новые перемены/реформы.

Например, «успешные» инструменты по разным причинам зачастую не используются отдельными социально-экономическими группами. Последующий анализ должен определить причины (напр, недостаток инструментов, незнание, слишком высокая стоимость использования, непригодность инструментов и т.п.) такого недостаточного использования и предложить меры по его интенсификации. Помимо пробелов в широте использования следует также определить недостатки существующих инструментов, и можно внести предложения по повышению доступности и расширению зоны охвата. При составлении этих предложений можно воспользоваться примерами удачного опыта, внедренного в других схожих странах, а также сверяться с Обзорами расходов на государственные нужды (и/или Обзорами расходов на социальные нужды).28 В Приложении 2c приведен пример Доминиканской Республики (Всемирный банк, 2000 г.), где были выявлены пробелы в методике контроля факторов риска и предложены меры по устранению этих пробелов.

Разумеется, одно только наличие инструментов контроля факторов риска еще не говорит о том, что они работают эффективно. Поэтому необходимо проводить дополнительные исследования действенности и экономической эффективности имеющихся инструментов (Хайцман, Канагараджа, Хольцман, 2001 г.; Прадан, 1996 г.). Так же для понимания их эффективности и потенциальных ограничений необходимо собрать информацию о (технических и людских) возможностях институтов, контролирующих применение этих инструментов (см. также Канагараджа, Хайцман и Хольцманн, 2001 г.).

3.2 Распределение приоритетов факторов риска и/или социальноэкономических групп Информация, полученная в результате применения предложенных в настоящем документе методик оценки, поможет аналитикам определить факторы риска и/или социально-экономические группы, которым следует уделить первоочередное внимание на политическом уровне, а также поможет в целом оценить степень «успешности» или «несостоятельности» существующих инструментов контроля факторов риска. Информация о подверженности риску (раздел 2.2.2), корреляции В то время, как удачный опыт других схожих стран может оказаться ценным источником информации о методах контроля отдельного шока, наиболее эффективным для каждой страны будет свой метод, поэтому эти методы следует критически изучать на предмет их пригодности и успешности при различных обстоятельствах.

(раздел 2.2.3), частоте (раздел 2.2.4) и степени тяжести шоков (раздел 2.2.5) позволит аналитикам распределить приоритеты факторов риска по таким показателям, как: (а) каким факторам риска в данный момент времени подвержена большая часть населения, (б) какие факторы риска имеют самую высокую частоту, (в) какие факторы риска воздействуют на многих людей одновременно и (г) какие факторы риска вероятнее всего приведут к катастрофическим результатам, связанным с большими потерями. А также как наличие различных портфелей ресурсов повлияет на подверженность воздействию факторов риска и контролирование этих факторов.

Кроме того, для выявления факторов риска (и/или негативных результатов), преобладающих в какой-то отдельной стране, будут полезны сравнительные исследования стран. Например в Кении по сравнению с Эритреей, Эфиопией, Танзанией и Угандой самый низкий уровень смертности детей в возрасте до пяти лет.

Отсюда можно предположить, что факторы риска, связанные со здоровьем, в Кении либо в меньшей степени распространены, либо более эффективно контролируются.

Таким образом эти (медицинские) факторы риска можно сделать основным объектом внимания при проведении оценки факторов риска и уязвимости для Эритреи, Эфиопии, Танзании и Уганды.

Информация о распределении ресурсов (раздел 2.1.2) и других показателей благосостояния (раздел 2.1.2) в стране позволит выявить неблагополучные социальноэкономические группы.29 Сопоставление этих данных с информацией о факторах риска, влиянию которых они подвержены, с характеристиками и предполагаемой степенью тяжести этих шоков, а также с информацией об используемых ими инструментах контроля факторов риска позволит выявить особенно уязвимые группы и разработать такие государственные инструменты контроля факторов риска, которые реально помогут им повысить эффективность контроля факторов риска, воздействию которых они подвержены.

Информация о группах, которым следует уделить первоочередное внимание в плане повышения эффективности осуществляемого им контроля факторов риска, также зачастую содержится в политических декларациях. Например, если правительство в качестве особого условия оговаривает улучшение положения женщин в стране, аналитики могут обратить внимание на гендерные факторы риска (напр., на дискриминацию женщин, медицинские факторы риска, связанные с материнством, насилие в семье, проституцию, экономические факторы риска, такие как экспроприация, факторы риска, связанные с продолжительностью жизни и т.д.).

Библиография Alwang, J., P.B. Siegel, and S.L. Jrgensen (2001). Vulnerability: A view from different disciplines. Представленный на обсуждение документ № 0115 по вопросам социальной защиты. Всемирный банк, Вашингтон (см.: www.worldbank.org/SP).

Bendokat, R. and M. Tovo. (1999). A Social Protection Strategy for Togo. Представленный на обсуждение документ № 9920 по вопросам социальной защиты.

Вашингтон (см.:

www.worldbank.org/SP).

Blank, L. (2001). Jamaica: Social Safety Net Assessment. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Canagarajah, R., S. K. Heitzmann, and R. Holzmann (2001). Framework for a Comprehensive Social Sector Review (SSR): An ILO and World Bank Collaboration under the Poverty Reduction Strategy Paper Framework. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Christiaensen, L. and R.N. Boisvert (2000). On Measuring Household Food Vulnerability:

Case Evidence from Northern Mali. Рабочий документ кафедры сельскохозяйственной, ресурсной и административной экономики, Корнельский Университет, Нью-Йорк.

Coudouel, A., K. Ezemenari, M. Grosh, and L. Sherburne-Benz (2001). “Social protection”. Черновик сборника материалов по стратегиям снижения уровня бедности. Всемирный банк, Вашингтон. Апрель. (см.

www.worldbank.org/poverty/strategies).

Coudouel, A., J. Hentschel and Q. Wodon (2001). “Well-being Measurement and Analysis.” Черновик сборника материалов по стратегиям снижения уровня бедности.

Всемирный банк, Вашингтон. Апрель. (см. www.worldbank.org/poverty/strategies) Cunningham, W. and W. Maloney (2000a). Measuring Vulnerability: Who suffered in the 1995 Mexican Crisis?. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Cunningham, W. and W. Maloney (2000b). Vulnerability to Income Shocks and Poverty in Argentina. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

DeFerranti, D., G. Perry, I. Gill, L. Serven, F. Ferreira, N. Ilahi, W. Mahoney, and M.

Rama. Securing Our Future In A Global Economy. Всемирный банк, Вашингтон.

Dercon, S. (2001) “Assessing Vulnerability to Poverty.” Документ, подготовленный для Отдела международного развития. (см.

www.economics.ox.ac.uk/members/stefan.dercon/).

Devarajan, S. and J.S. Hammer (1998). Risk Reduction and Public Spending. Рабочий документ № 1869 по политическим исследованиям. Всемирный банк, Вашингтон.

Hall, G. and A.M. Arriagada (2000). Mexico: Social Protection. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Heitzmann, K., R.S. Canagarajah, and R. Holzmann (2001). Guidance for the Conduct of a Social Protection Expenditure, Performance and Finance Review. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Heitzmann, K., R.S. Canagarajah, and P.B. Siegel (2001). The Sources of Vulnerability: A Rationale and Guideline for the Assessment of Risks and Risk Responses. Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Holzmann, R. (2001). Risk and Vulnerability: The forward looking role of social protection in a globalizing work. Документ, подготовленный для конференции «Азиатскотихоокеанский форум по вопросам бедности – политические и институциональные реформы, направленные на борьбу с бедностью», февраль, Банк азиатского развития, Манила.

Holzmann, R. and S.L. Jrgensen (2000).

Social Risk Management: A New Conceptual Framework for Social Protection and Beyond, Представленный на обсуждение документ № 0006 по вопросам социальной защиты, Всемирный банк, Вашингтон (см.:

www.worldbank.org/SP).

Holzmann, R. and S.L. Jrgensen (1999). Social protection as social risk management:

Conceptual Underpinnings for the Social Protection Sector Strategy Paper, Представленный на обсуждение документ № 9904 по вопросам социальной защиты, Всемирный банк, Вашингтон (см. : www.worldbank.org/SP).

Mansuri G. and A. Healy (2000). Assessing Vulnerability: An Ex-Ante Measure and its Application using Data from Rural Pakistan. Группа экономического развития.

Всемирный банк, Вашингтон (циркуляр).

Moser, C. (1998). The Asset Vulnerability Framework: Reassessing Urban Poverty Reduction Strategies, World Development, 26/1, 1-19.

Narayan, D., R. Patel, K. Schafft, A. Rademacher and S. Koch-Schulte (2000). Voices of the Poor: Can Anyone Hear Us? Опубликовано Oxford University Press для Всемирного банка.

Pradhan, S. (1996). Evaluating Public Spending: A Framework for Public Expenditure Reviews. Представленный на обсуждение документ Всемирного банка № 323.

Всемирный банк, Вашингтон.

Pritchett, L., A. Suryahadi, and S. Sumarto (2000). Quantifying Vulnerability to Poverty: A Proposed Measure, Applied to Indonesia. Рабочий документ № 2437 по политическим исследованиям. Всемирный банк, Вашингтон.

Rakodi, C. (1999). “A Capital Assets Framework for Analyzing Household Livelihood Strategies.” Development Policy Review. 17:315-342.

Siegel, P.B. and J. Alwang (1999). An asset-based approach to social risk management: A conceptual framework. Представленный на обсуждение документ № 9926 по вопросам социальной защиты. Всемирный банк, Вашингтон (см.: www.worldbank.org/SP).

Siegel, P.B., J. Alwang, and S.R. Canagarajah (2001). Viewing microinsurance as a social risk management instrument. Представленный на обсуждение документ № 0116 по вопросам социальной защиты.

Всемирный банк, Вашингтон (см.:

www.worldbank.org/SP).

Smith, W. J. (2001). Spending on safety nets for the poor: how much, for how many? The case of Malawi, Серия рабочих документов по африканскому региону, № 11.

Всемирный банк, Вашингтон.

Williamson, C.A., M.L. Smith, and P.C. Young (1995). Risk management and insurance, 7 издание. McGraw-Hill, Нью-Йорк.

Всемирный банк (1997). Sector Strategy: Health, Nutrition and Population. Вашингтон.

Всемирный банк (1998). Ethiopia: Social Sector Report. Вашингтон.

Всемирный банк (2000a). Argentina: Managing social risks. Вашингтон (циркуляр).

Всемирный банк (2000b). Dominican Republic: Managing social risks. Вашингтон (циркуляр).

Всемирный банк (2000c). World Development Report 2000/1. Вашингтон.

Всемирный банк (2001a). Social Protection Sector Strategy: From Safety Net to Spring Board. Вашингтон (см.: www.worldbank.org/SP).

Всемирный банк (2001b). Dynamic Risk Management and the Poor: Developing a Social Protection Strategy for Africa. Сеть научно-исследовательских учреждений по изучению вопросов развития человеческой личности в африканском регионе. Вашингтон.

Всемирный банк (2001c). Mongolia Participatory Living Standards Assessment 2000.

Вашингтон.

Всемирный банк (2002). Guatemala Poverty Assessment. Вашингтон.

–  –  –

Источники: Зигель и Олванг, 1999 г.: Табл. 3.1, стр. 11, Мосер, 1999 г., Ракоди, 1999. Аналитики, возможно, также захотят провести подобный анализ в отношении ресурсов, доступных на уровне сообществ, см. Таблицу 8.

Примечание: Выбор социально-экономических групп зависит от страны (см. раздел 2.1.1).

Варианты исследуемых социально-экономических групп могут быть таковы:

мужчины/женщины, бедные/не относящиеся к категории бедных, различные этнические группы, формальные/неформальные работники, языковые группы, сельское/городское население, население по регионам и т.д. Для каждой группы аналитики должны будут определить, является ли рассматриваемый ресурс сколь ни будь важным с точки зрения уязвимости данной группы, обладает ли данная группа этим ресурсом, и/или в какой пропорции она им обладает.

Шаблон 2: Контрольный перечень для определения результатов

–  –  –

Социальное развитие Общее число зачисленных в начальные школы Число окончивших четырехлетнее начальное обучения Грамотность населения в возрасте от 15 до 24 лет Соотношение девочек и мальчиков в начальных и средних школах Соотношение грамотных девушек и юношей ( в возрасте от 15 до 24 лет) Детская смертность Смертность детей до 5 лет Уровень материнской смертности Количество родов, принятых квалифицированным медицинским персоналом Уровень распространения контрацепции Распространение ВИЧ-инфекции среди беременных женщин в возрасте от 15 до 24 лет Устойчивость и регенерация окружающей среды Страны с эффективным продвижением к устойчивому развитию Население с (стабильным) доступом к безопасной для употребления воде Площадь лесов в % к площади национальной территории Биологическая вариативность: Охраняемые участки территории Энергетическая эффективность: ВВП на единицу потребления энергии Выбросы двуокиси углерода (кг к % ВВП по принципу «платит загрязнитель») Общие показатели ВНП на душу населения Уровень грамотности взрослого населения Общий уровень рождаемости населения Ожидаемая продолжительности жизни при рождении Внешняя помощь в % ВНП Внешний долг в % ВНП Инвестиции в % ВВП Торговля в % ВВП Источник: Набор основных показателей, выведенных с учетом целей международного развития, подобранных по материалам ряда конференций, проведенных ООН в 90-е годы.

* Выбор социально-экономических групп зависит от страны (см. примечание к Шаблону 1).

Шаблон 3: Контрольный перечень для определения факторов риска и основные характеристики шоков

–  –  –

Политические факторы Да Нет риска Дискриминация Бунты Политический дефолт Государственный переворот Прочие политические факторы риска Факторы риска, Да Нет связанные с состоянием окружающей среды Загрязнение Исчезновение лесов Ядерная катастрофа Прочие факторы риска, связанные с состоянием окружающей среды * Для региональных ковариантных рисков аналитик, возможно, захочет определить регион, подверженный данному риску.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«HP fficeet Pro 8710 All-in-One series Руководство пользователя Информация об авторских правах Уведомления компании HP Товарные знаки © HP Development Company, L.P., 2016 г. Приведенная в...»

«© 2000 г. Р.А. СТЕББИНС СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ: К ОПТИМАЛЬНОМУ СТИЛЮ ДОСУГА (взгляд из Канады) СТЕББИНС Р.А. профессор Университета Калгари (Канада), член Всемирной ассоциации исследований досуга. В индустриально развитых странах у людей сегодня бо...»

«АННОТАЦИЯ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ПМ.01 "Бронирование гостиничных услуг" (наименование учебной дисциплины) Уровень основной образовательной программы подготовка специалистов Специальность 43.02.11 Гостиничный сервис Форма обучения очная (очная, очно-заочная (вечерняя), заочная) Факультет Колледж Алтайского государственного ун...»

«9 Введение в улучшение изображений Сканирование пленки выглядит и сложностью, и возможностью. Это сложность, поскольку вы, разумеется, желаете сберечь каждый бит информации об изображении, чтобы сохранить ту фотографию, которая скрывается где-то между зернами галоида серебра или красителя. Однако сканирование — это также и возможность,...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ   2. Мельничук В.Г. Тенденції розвитку пенсійної системи України / В.Г. Мельничук // Фінанси України. – 2010. № 4. – С. 66 – 76.3. Полозенко Д.В. Розвиток соціальної сфери як важлива умова економічного зростання / Д...»

«© 1996 г. П. МОНСОН ЛОДКА НА АЛЛЕЯХ ПАРКА: ВВЕДЕНИЕ В СОЦИОЛОГИЮ Предисловие к русскому изданию Вы держите в руках русский перевод книги, впервые опубликованной в Швеции в 1985 г. С тех пор она используется как учебник вводного курса социологии или общественных наук в целом во многих университетах и колледжах и выдерж...»

«HP Officejet 5740 e-All-in-One series Содержание 1 Приемы работы 2 Начало работы Компоненты принтера Функции панели управления и индикаторы состояния Основные сведения о бумаге Загрузка бумаги Загрузка оригинала Откройте программное обеспечение принтера HP (Windows) Спящий режим Специальные возможности 3 Печать Печать фотографий Печать доку...»

«Ирина Владимировна Одоевцева На берегах Невы Ирина Одоевцева. На берегах Невы: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-054913-9, 978-5-403-01617-9 Аннотация Ирина Одоевцева. Любимая ученица Николая Гумилева. Яркий человек, поэтесса и писательница. Но прежде вс...»

«Александр Николаевич Громов Мягкая посадка Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=128737 Мягкая посадка: Эксмо; Москва; 2010 ISBN 978-5-699-45990-2 Аннотация Не пройдет и ста лет, как человечест...»

«"СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДАЮ" Председатель Совета учреждения Директор БОУ г. Омска "Средняя Н.С. Страшнова общеобразовательная школа № 47 с Протокол углубленным изучением отдельн...»

«Л.Е.Чернова к.ф.н., Днепропетровск " ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ И СВОЙ СРОК." (Хронотопия иудаизма) В противоположность месту (пространству) и видимому материальному миру, " Время " – понятие таинственное и неуловимо...»

«СПЕЦВЫПУСК "ФОТОН-ЭКСПРЕСС" – НАУКА №6_2005 ИССЛЕДОВАНИЕ РАДИАЦИОННОЙ СТОЙКОСТИ ОПТИЧЕСКИХ ВОЛОКОН ИЗ КВАРЦЕВОГО СТЕКЛА В УСЛОВИЯХ РЕАКТОРНОГО ОБЛУЧЕНИЯ А. В. Бондаренко1, А. П. Дядькин1, Ю. А. Кащук1, А. В. Красильников1, Г. А. Поляков1, И...»

«Блок клапанов автоматической коробки передач ZF 9HP48 DISCOVERY SPORT Блок клапанов располагается вертикально в передней части главной секции картера коробки передач, под герметичной крышкой. Блок клапанов содержит несколько электромагнитов и золотниковых клапанов для управления работой коробки переда...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 г.Рудни _ УТВЕРЖДАЮ РАССМОТРЕНО ПРИНЯТО Директор школы На заседании на заседании педсовета методсовета Протокол от И.Д....»

«Взгляды,выраженныевданном документе,являются мнением автораинеобязательно отражают взгляды или политики Азиатского банка развития(АБР)или его Совета Директоров,или представляемых ими Правительств. АБРне гарантирует точность данныхвданном документеине берет на себя никакой ответственности за последствия их использования. Ис...»

«ЛИТЕРАТУРА О СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ СВЕРДЛОВСК СО-/ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА и м е н и В. Г. Б Е Л И Н С К О Г О С П Р А В О Ч Н О -Б И Б Л И О Г Р А Ф И Ч Е С К И Й О Т Д Е Л ЛИТЕРАТУРА О СВЕРД ЛО ВСКО Й О Б Л А С ТИ 1957 г. В ы п уск третий — четверты й С о с т а...»

«Виктория Платова Тингль-Тангль Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=155423 Тингль-Тангль: АСТ, Астрель; М.; 2007 ISBN 978-5-17-044024-5, 978-5-271-16904-5 Аннотация У нее есть дар превращать любое, даже самое неприхотливое блюдо в произведение искусства. У нее есть...»

«БАНЯ И ЗДОРОВЬЕ. ПОЛЕЗНА ЛИ БАНЯ ? Записки любителя бани. Ляхов В. Н. к.т.н. Глава 1. ЕСТЬ ЛИ ЗАЩИТА ЧЕЛОВЕКА ОТ ПЕРЕГРЕВА? Терморегуляция и потение. Жара и трагедии. Нервизм и креационизм. МЫ – АВТОМАТЫ? Можно сказать, что мы живем насильственной жизнью: так мало зависит от нашей воли то главное, что поддерживает наше сущест...»

«издательство университета ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.В.КУЙБЫШЕВА НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ВУЗОВСКИЕ БИБЛИОТЕКИ ЗАПАДНОЙ СИБИЖ Опыт работы Вып, 19 Ответственный за выпуск ь.Н.Сынтин Издательство Томского университета Томск 1991 А.Д.Д АНЗЛНОВА ВНВДРШЕ ИНТЫ1...»

«Print to PDF without this message by purchasing novaPDF (http://www.novapdf.com/) Оглавление Введение. 1. Вертикальный и горизонтальный анализ баланса 2. Золотые правила баланса 3. Анализ ликвидности предприятия 4. Анализ показателей ликвидности 5. Анализ показателей платёжеспособности 6. Анализ показателей рентабельности 7...»

«HP OfficeJet 3830 All-in-One series Содержание 1 Справка HP OfficeJet 3830 series 2 Начало работы Компоненты принтера Панель управления и индикаторы состояния Загрузка бумаги Загрузка оригинала Основные сведения о бумаге Откройте программное обеспечение принтера HP (Windows) Сп...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ Председателю БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Арбитражного суда "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ Поволжского округа ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СП6ГУ) Университетская наб., 7/9, Санкт-Петербург,199034 тел./факс 328-97-8...»

«Интерпретация строения молекул на основе орбитальных моделей и исследования распределения электронной плотности. Локализованные молекулярные орбитали. Гибридизация. Электронная корреляция в атомах и молекулах. Е проявлен...»

«Академическая трибуна © 2005 г. М.Н. РУТКЕВИЧ ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ РУТКЕВИЧ Михаил Николаевич член-корреспондент Российской академии наук. Воспроизводство численности населения является условием выживания человечества. Эта проблема стала объектом изучения по сущест...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.