WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«С.В. Селиверстов Евразийский государственный университет им. Л.Н. Гумилева Ученый и политика: один день из жизни Григория Николаевича Потанина (12 января 1905 ...»

С.В. Селиверстов

Евразийский государственный университет

им. Л.Н. Гумилева

Ученый и политика: один день из жизни

Григория Николаевича Потанина

(12 января 1905 г.)

Проблема «ученый и политика», по видимому, никогда не смо

жет устареть. Обычно в ней выделяются (и парадоксальным обра

зом сочетаются) два взаимосвязанных аспекта. С одной стороны,

это вопрос об академической, научной свободе, мечты ученых о

независимости от политических сфер, а с другой стороны, парал

лельно, — это вопрос о стремлении ученых к активному участию в политике. История российской интеллигенции и науки ХIХ– ХХ веков дает нам немало примеров конкретно исторического раз решения этих вопросов. «Прошел» через эту проблему, притом нео днократно, и Г.Н. Потанин.

Исследователям жизненного пути Г.Н. Потанина хорошо извес тно о его активной общественной деятельности в первой полови не 60 х гг. ХIХ в.1, и о том, что он, все таки, в конце концов, предпочел исследовательскую работу политической борьбе. Однако Г.Н. Потанин не изолировался от общественно политических про блем, а продолжал играть важную роль в сибирской общественной жизни как 80–90 х гг. ХIХ в., так и в начале ХХ в.

Очевидно, что сегодня, в самом начале нового века, историог рафическая ситуация в области изучения общественно политической истории России иная, чем, скажем, 10–20 лет назад. Изучение фактов общественной борьбы с Российским государством сегодня Ученый и политика...

является не столь «модным» занятием, получает несколько иное зву чание. Однако данная «новая» историографическая ситуация никак не снимает с исследователей задачи адекватного научного истолкова ния известных и забытых фактов «освободительного» движения в России. Наоборот, потребность в таком объективном истолковании в последнее десятилетие только выросла. Касается это и долгого жиз ненного пути Г.Н. Потанина.

В жизни Г.Н. Потанина было немало моментов, когда он сопри касался с политикой. Одним из таких эпизодов является день 12 января 1905 г.

Вообще то, 1905 г. был для Г.Н. Потанина юбилейным, 21 сен тября ему исполнялось 70 лет. Сибирская общественность готови лась отметить эту дату. Сохранился проект адреса Западно Сибирского отдела Императорского Русского Географического Общества, в кото ром отмечены заслуги Григория Николаевича перед наукой. Однако, среди подобающих такому адресу слов и оборотов в нем содержится предложение, смысл которого, из самого текста адреса, неясен. Вот оно: «Выражая Вам свое глубокое уважение и искренние пожелания продолжить еще многие годы свою разнообразную и плодотвор ную деятельность, Западно Сибирский Отдел надеется, что все то, что тревожит с 12 января текущего года Ваших почитателей, рассеется и исчезнет перед занимающейся зарей на нашей родине»2.

Какие же тучи сгустились над Г.Н. Потаниным в 1905 г.?

Поиски ответа на этот вопрос позволяют нам не только уяснить факт личной биографии Г.Н. Потанина, но и, одновременно, взглянуть c другой стороны на уже, казалось бы, привычные факты российс кой общественно политической жизни начала ХХ в. (харак терней шие для своего времени!), позволяют выяснить социально полити ческую «анатомию» такого распространенного российского явления как прогрессивный «банкет митинг», либерально радикальное обще ственное собрание.

Источниками для исследования нам послужили документы Го сударственного архива Омской области. В частности, в фонде про курора Омской судебной палаты (Ф. 190) имеется дело «о беспо рядках 12 января 1905 г. в Томском железнодорожном собрании»

(Д. 55). В нем содержатся следующие материалы, преимущественно копии: 1) донесения (Представления с грифом «секретно») проку С.В. Селиверстов рора Томского окружного суда прокурору Омской судебной палаты;

2) протоколы допросов лиц, привлеченных по этому делу, в том числе и Г.Н. Потанина; 3) оригиналы радикальных прокламаций;

4) заявления разного рода; 5) уведомления прокурора Томского окружного суда; 6) оригинал прошения Г.Н. Потанина; 7) ста тистический листки (анкеты) с персональными сведениями о лицах привлеченных к дознанию; 8) различная секретная служебная пе реписка, телеграммы.

Кроме того, нами использованы некоторые отдельные материалы о Г.Н. Потанине из фонда Омского кадетского корпуса (Ф. 19) и личных фондов Г.Е. Катанаева (Ф. 336) и омского краеведа А.Ф. Палашенкова (Ф. Р–2200).

Итак, как отмечается в литературе, 12 января 1905 г. в Томске имел место своеобразный политический «банкет»3. Однако, упоми ная об этом событии, А.М. Сагалаев и В.Н. Крюков, авторы изве стного исследования о жизни Г.Н. Потанина, не приводят каких либо архивных данных. И, вообще, «банкет» 12 января находится в тени последующих общественных городских событий (произошед ших вслед за событиями 9 января в Петербурге), в том числе «круп ной демонстрации с участием студентов, учащихся, рабочих, служа щих», состоявшейся в Томске 16 января4.

Первая ассоциация, которая возникает по поводу даты 12 января 1905 года, связана также с событиями 9 января. Кажется, что это должен быть общественный отклик на события в Петербурге.

А.М. Сагалаев и В.Н. Крюков полагают, что участники «банкета»

уже знали о произошедшем в Петербурге5. Однако данный аспект требует уточнения. Связь томского банкета с событиями 9 января никак не подтверждается архивными материалами, содержащимися в фонде Омской судебной палаты. Если исходить из материалов расследования, то факт расстрела народной демонстрации в Петер бурге не обсуждался томским обществом 12 января. Как выясняет ся, эта дата была выбрана томскими либералами для мероприятия заранее и совсем по другому поводу: 12 января, это, как известно, «Татьянин день» — день основания Московского университета.

Нельзя сказать, что событие 12 января в Томске неизвестно в исторической литературе. К рассмотрению «банкета» обращались такие известные исследователи жизни Г.Н. Потанина как Н. Яновс Ученый и политика...

кий, С.Ф. Коваль. Так, Н. Яновский в статье, написанной в 1983 г., приводит из «Обвинительного акта по делу Потанина Г.Н.» краткие сведения о его выступлении на банкете, которые, если сравнить, соответствуют данным из дела прокурора Омской судебной палаты6.

Более развернутое изложение событий 12 января дает в статье об общественной и политической деятельности Г.Н. Потанина С.Ф. Коваль7. В частности, С.Ф. Коваль непосредственно опирается на данные фонда прокурора Омской судебной палаты (дело 55).

В итоге автор делает вывод, что этот «весьма примечательный факт из политической биографии Г.Н. Потанина свидетельствует о мно гом». По мнению С.Ф. Коваля, Г.Н. Потанин являлся одним из «организаторов манифестации» и «оставался сторонником револю ционной борьбы при сложившихся к тому условиях»8. Вероятно, имеются и иные работы сибирских историков последних лет, где бы затрагивался этот эпизод жизни Г.Н. Потанина, однако они оказа лись для нас недоступны. В любом случае, нельзя не согласиться, что событие 12 января — факт в биографии Г.Н. Потанина «весьма примечательный». Поэтому, анализ события 12 января и участия в нем Г.Н. Потанина должен быть продолжен и углублен.

Начиналось все в январе 1905 года в высшей степени благо пристойно. 7 января в Томском университете состоялся выпуск, и присяжные поверенные А.М. Головачев, Р.Л. Вейсман, Е. Лури, А.А. Кийков «по поручению группы лиц, окончивших универси тет», обратились в совет Томского железнодорожного собрания с просьбой предоставить помещение собрания 12 января «для праз днования университетского праздника Татьянина дня — открытия старейшего в России Московского университета»9. Повод для этого был весьма солидный — Московскому университету исполнялось 150 лет. В дальнейшем события развивались, на этом «празднике просвещения»10, как это можно проследить по материалам след ственного дела, следующим образом.

Среди общественности города были распространены (без офици ального разрешения властей) печатные билеты по 3 рубля, общим количеством около 160. Аудитория, собранная таким образом, была бы, конечно, преимущественно умеренно либеральной. Однако, кроме этого, было оговорено, что каждый обладатель билета может провести с собой двух студентов — Университета и Технологического С.В. Селиверстов института. В студенческой среде возник определенный ажиотаж. В итоге, к 9 часам вечера 12 января у Томского железнодорожного собрания собралось человек 400, не имевших билетов, среди них множество студентов и около 20 рабочих. В конечном счете, все они проникли в зал11.

На этом мероприятии оказались, разумеется, и случайные люди.

Одним из таких случайно сагитированных лиц оказался приехавший по делам в Томск Андрей Ипполитович Зыбин, крестьянский на чальник из Каинского уезда, потомственный дворянин, 39 лет. Он узнал о вечере в честь 150 летия Московского университета, с уча стием «представителей буржуазии», от своего томского знакомого, присяжного поверенного Р.Л. Вейсмана, который пояснил А.И. Зы бину, что в собрании «предложено говорить речи прогрессивного направления»12. И от нечего делать вечером 12 января А.И. Зы бин пошел в железнодорожное собрание. Впоследствии, показания А.И. Зыбина позволили восстановить ход событий.

Посреди зала, где проводился вечер, был расположен «сервиро ванный стол», вокруг которого и столпились в сильной тесноте все проникшие в зал. Сначала было предпринято избрание председателя собрания. Разумеется, никакого голосования не было, да и не могло быть. Предпочтение отдавалось по силе поддержки активной части аудитории. Сначала была предложена кандидатура некоего Швецо ва, но он не прошел, так как были и голоса против. Потом вык рикнули одного из инициаторов собрания, А.А. Кийкова, но он от казался и предложил кандидатуру Г.Н. Потанина. Имя Григория Николаевича было встречено криками «Ура!». 70 летнего ученого посадили на стул, а затем подняли на стол, вокруг которого и тол пилось все собрание13. Так почтенный седовласый и седобородый ученый оказался во главе собрания. Мы не знаем, оговаривалась ли предварительно возможность председательства с самим Г.Н. Пота ниным, но очевидно, что людей его поколения, поколения «шести десятников» ХIХ в., в зале практически не было. Очевидно и другое — председательство Г.Н. Потанина придавало легитимность всему этому противоречивому собранию в глазах его участников.

Так, можно вспомнить: когда незадолго до описываемых здесь событий, Сибирский (Омский) кадетский корпус начал готовиться к своему 100 летнему юбилею, то уже в подготовительных матери Ученый и политика...

алах об именитых выпускниках отмечалось, что имя Г.Н. Потани на исследователя «приобрело всемирную известность, а услуги, ока занные им науке неисчислимы»14.

Видимо, это была колоритная картина: разноликое томское об щество, от буржуазии до рабочих, от преподавателей с учеными знаками на груди до студенчества, много изящно одетых дам — собравшиеся вокруг стола, на котором возвышался над всеми пат риарх сибирской общественной жизни. Поэтому уже в первом же донесении (13 января) «о противозаконном сборище в Томске» в Омскую судебную палату прокурор Томского окружного суда сделал уважительное примечание: «Считаю долгом донести, что упомя нутый (в показаниях А.И. Зыбина — С.С.) …Потанин Григорий Николаевич — известный путешественник по Средней Азии и пуб лицист, 70 лет… »15. Вот так Г.Н. Потанин в очередной раз попал в «политику»!

Впрочем, политическая направленность вечера в момент избра ния Г.Н. Потанина председателем еще никак не проявилась. Офи циально томское общество собралось, как мы помним, чтобы при ветствовать 150 летие Московского университета.

Г.Н. Потанин, поблагодарив собрание за избрание председате лем, выступил с краткой речью. Содержания речи Г.Н. Потанина уже упомянутый выше А.И. Зыбин не расслышал из за «невнятно сти говора», но указал, что «хорошо помнит», что председатель закончил выступление словами: «всякое право нам надо отстаивать силой», вызвавшими шумные аплодисменты16. По другим показа ниям, Г.Н. Потанин поблагодарил собрание за то, что ему удалось говорить свободное слово, а в основном содержание его речи каса лось разногласий в литературной работе, — он говорил о малой связи между писателями и читателями, что «читатель почитывает, а писатель пописывает»17.

В последствии, на допросе, пришлось о содержании своей речи письменно изложить и самому Г.Н. Потанину. Вот что он кратко показал: «Содержание моей речи: благодарю за избрание в предсе датели собрания, в котором должно раздаться свободное слово к моей родной Сибири. Наступил момент, когда русская публицисти ка получила [возможность] свободно говорить. После смерти Плеве совершился крутой поворот во внутренней политике, новый Ми С.В. Селиверстов нистр дал нам свежего воздуха. Газеты заговорили свободнее, но газеты… недостаточно сильны, чтобы исполнить задачи завоевателя свободы слова; могущественнее для этого обставлены собрания, по добные нашему. Итак, будем завоевывать свободу слова». Здесь же Г.Н. Потанин указывает, что фразу «всякое право мы должны от стаивать силой», не произносил, но сказал: «Право не дают, а завоевывают»18. Таково содержание его вступительной речи… В литературе имеется и иное изложение его вступительной речи.

В частности, А.М. Сагалаев и В.Н. Крюков излагают речь Г.Н. Потанина так: «Иисус Христос сказал своим ученикам: «Вы говорите шепотом, но наступит время, когда будете говорить с кро вель…» Такое время наступило, и я приглашаю вас свободно, ничем не стесняясь, высказаться по поводу переживаемого момента, в связи с судьбами нашей Сибири. Я предвижу, что мы скоро услышим истин но свободный голос, открыто призывающий нас к великой борьбе за счастье родины»19. Однако, приведя данную версию речи Г.Н. По танина, указанные авторы ни как не указывают на ее источник.

Как же мы в целом можем расценить это публичное выступле ние Г.Н. Потанина? Само по себе оно не носило, разумеется, ра дикального антигосударственного характера. Почтенный сибирс кий деятель к этому времени фактически уже 30 лет занимался литературой и наукой, а не нелегальной борьбой. Но, следует признать, что, какой бы умеренной не была речь Г.Н. Потанина, однако, к сожалению, в ней ничего не было сказано ни о Татья нине дне, ни о юбилее Московского университета — то есть о самих поводах к собранию.

Такая ситуация была, конечно, не нова. Обычным делом в Рос сии начала ХХ в. являлась ситуация, когда интеллигенция под фор мальным легальным «банкетным» предлогом собиралась с оппози ционными целями.

После выступления Г.Н. Потанина было предпринято и избрание секретаря собрания. Очевидно, что ход такого рода собрания зави сел не столько от председателя, сколько от секретарей, определявших кому и когда выступать. По мнению Г.Н. Потанина, вопрос о секретарях остался «в неопределенном положении». При этом сам Григорий Николаевич на допросе твердо заявил, что «лиц, указы вавших очередь ораторов, назвать не желаю»20.

Ученый и политика...

Ситуацию с секретарями собрания помогают прояснить сведения А.И. Зыбина. По его показаниям, активное участие в проведении ве чера принимали и фактически были секретарями собрания, во первых, А.А. Кийков (уклонившийся вначале от формальных председательских обязанностей), — именно он «выкрикивал номера ораторов» и, во вторых, «господин… армянского типа» (фамилии которого А.И. Зы бин не запомнил), успокаивавший собрание перед началом речей21.

Принципиальное значение для проведения вечера имел, конечно, тот момент, каким образом предоставлять слово ораторам. Если ора торы стали бы выступать открыто, не скрывая своих имен, то это был бы один вечер, а если — анонимно, то совершенно другой. Орга низаторы собрания наверняка решили предварительно эти вопросы.

А.И. Зыбин по этому поводу отмечает, что «собрание большинством голосов решило вызывать ораторов но по фамилиям, а по анонимным номерам»22. Очевидно, что такое решение, по сути, автоматически превращало весь вечер в нелегальное собрание.

Первым оратором на вечере (по показаниям А.И. Зыбина) стал молодой человек, имевший бородку клином, одетый в черный сюр тук, галстук и золотое пенсне. Из его речи А.И. Зыбин запомнил следующее: «Если мы согласны лишь на те уступки, которые теперь правительство готово сделать, то тем только будем кадить дому Ро мановых. Наша задача в ниспровержении монархии и достиже нии полной свободы народа… Наша сила в плотной организации революционного союза, которую мы можем противопоставить… пра вительству»23. То есть, уже в первом же анонимном выступлении на вечере прозвучал стандартный набор радикальных фраз: о недопу стимости соглашений с правительством; о ниспровержении монар хии; о необходимости революционной организации. Так, вечер по поводу 150 летия Московского университета окончательно приоб рел радикальную направленность.

Мы не знаем, что думал в это время Г.Н. Потанин. Может, он вспомнил свои молодые годы, Петербургский университет, кружек сибиряков… А может, публицистическую деятельность в Иркутске… Кто знает! Григорий Николаевич не стал останавливать ораторов, хотя, конечно, прекрасно понимал антигосударственный, антизакон ный смысл таких речей. Почему же Г.Н. Потанин занял именно та кую позицию? Возможно, повлияло общее оппозиционное настроение С.В. Селиверстов собрания, возможно, сыграло свою роль обычное для интеллигенции, преувеличенное стремление к свободе слова. Сам Г.Н. Потанин потом пояснил эту двусмысленную ситуацию так: «Я… не сложил с себя звания председателя, надеясь, что собрание примет к концу легальный харак тер»24. Однако этого не произошло, да уже и не могло произойти.

«Праздник просвещения» набирал свои радикальные обороты!

Вторым оратором стал молодой, худощавый человек, блондин с небольшой бородкой. Он указал на сложность положения прави тельства, и что в этой ситуации «нужно воспользоваться настоящим благоприятным моментом…» и добиваться следующего: 1) «всеоб щая уличная демонстрация в Томске»; 2) «восстание по всей линии Сибирской железной дороги»; 3) «образование Сибирского револю ционного отдела…»25. Вот такие призывы бросала в томское просве щенное общество радикальная молодежь!

Надо признать, что придумать более радикально революционную региональную программу уже практически невозможно. При этом отметим, что в Томске еще ничего не знали о событиях 9 января.

Также позволим себе здесь напомнить, что Россия, в тот момент, когда в Томском железнодорожном собрании призывали к восстанию «по всей линии Сибирской железной дороги» и к насильственному ниспровержению государственной власти, вела, как известно, тяже лую войну с Японией, и что военные действия шли в непосредствен ной близости от Сибири. Вольно или невольно, но ситуация того времени проецируется на новейшую российскую ситуацию. И тогда, на наш взгляд, вся абсурдность и сюрреалистичность настроений «про грессивного» вечера 12 января 1905 г. «в честь 150 летия Москов ского университета» проявляется особенно наглядно.

Следующим оратором в собрании стал молодой человек лет 20, «назвавший себя фабричным рабочим». Взобравшись на подокон ник, он начал свою речь так: «С момента как раздался выстрел около Варшавского вокзала на нас повеяло новой весной». Далее он призвал к объединению всех революционных сил в борьбе за свободу26.

Пятым оратором был «человек малого роста,… горбоносый, с всклокоченными черными волосами». Он стал настаивать на том, что следует «своевременно требовать от правительства «махim um» прав для народа». По мнению А.И. Зыбина, «речь его носила характер подготовленности» и «вызвала оживленные дебаты среди Ученый и политика...

присутствующих». Одни соглашались с максимумом, а другие полагали возможным и минимум — «с теми уступками, которые может дать правительство». Но и при этом, по мнению этой части публики, «достижение мinimuma должно… послужить той благопри ятной почвой, на которой впоследствии они могут добиться всех… прав»27. Мы видим, что в Томском железнодорожном собра нии произносились не только радикальные призывы, но обсуждались и весьма актуальные для радикалов того времени проблемы макси мума и минимума требований и целей.

Следом выступал другой фабричный рабочий, но говорил он не складно, и вскоре речь его была «прервана смехом слушателей»28.

Потом вдруг вновь стал выступать тот же молодой человек, ко торый уже выдвинул три радикальных задачи. Он выразил сочув ствие «павшим в борьбе за народ героям — Балмашеву, Созонову и Сикорскому» и призвал собрание «прийти к каким либо прак тическим выводам». Неожиданно его речь была прервана возгла сом некоей блондинки: «Довольно Баранский!» А.И. Зыбин ука зывает, что тотчас поднялся шум, «стали кричать, что называние по фамилии ораторов есть провокаторство», и требовать «вывести из зала нарушительницу». Пришлось вмешаться Г.Н. Потанину, который постарался уладить этот инцидент, сказав, что произне сение фамилии «было вызвано каким либо недоразумением». Пос ле этого «девица… извинилась перед Баранским, за то, что назвала его по имени…»29.

Во время выступлений ораторов по рукам в зале ходила студен ческая фуражка, в которую была вложена бумажка с надписью «на борьбу, на побеги и на помощь ссыльным». А.И. Зыбин указывает, что в эту фуражку «многие клали деньги»30.

Затем Г.Н. Потанин, как председатель, предложил вотировать тезисы, выдвинутые человеком по фамилии Баранский. Произошли шумные дебаты, после чего «Потанин предложил кому нибудь… резюмировать предложенный вопрос». Как отмечает А.И. Зыбин, это было исполнено первым оратором в золотых очках. Его длинная речь была закончена «выражением полной солидарности с тезисами, предложенными Баранским» и «поддержана шумными аплодисмен тами и выражением общего одобрения и согласия». После этого Г.Н. Потанин объявил перерыв31.

С.В. Селиверстов Далее действие обратно переместилось на подоконники собрания, где один человек (похожий, по мнению А.И. Зыбина, на фотокар точку В.В. Климентовского) стал настаивать «на употребление со бранных за проданные входные билеты денег на борьбу с правитель ством». Другой же стоявший на подоконнике, с виду приказчик, «предложил пропеть марсельезу», сам начал петь и был «поддержан группой стоявших около него студентов». А.И. Зыбин в своих по казаниях пишет, что запомнил слова припева: «Вставай, подымайся рабочий народ…» Далее, указывает А.И. Зыбин, «к певшим посте пенно присоединилась большая часть публики, которая с пением двинулась к буфету»32.

Но на этом «праздник просвещения» в честь 150 летия Москов ского университета не закончился. Во время перемещения пуб лики к буфету, «какой то студент технолог, еврейского типа, малого роста… с горбатым носом… крикнул, указывая на портрет госуда ря Императора (находившийся в зале Томского железнодорожного собрания — С.С.): «долой этот портрет, убрать его или перевернуть к стене». Часть публики, отмечает А.И. Зыбин, направилась было к портрету, «но ничего не сделала»33.

Также во время перерыва в публику «из угла, где стояли студ енты и рабочие, стали бросать прокламации»34. Возможно, что радикальная эйфория свободы, охватившая в этот вечер публику, могла бы дать еще некоторые скороспелые плоды, но здесь вме шался Г.Н. Потанин. Мы полагаем, что он, все таки, в глубине души не желал такого беспредельного развития событий.

Войдя в зал, Г.Н. Потанин объявил: «В виду того, что соб рание пришло уже к определенному решению, он находит, что дальнейшее обсуждение излишнее и объявляет заседание зак рытым». Собрание, как отмечает А.И. Зыбин, со своей сто роны, по предложению секретаря «армянского типа» выразило Г.Н. Потанину благодарность за хорошее проведение собрания.

После этого большая часть публики разошлась, а «оставшиеся в количестве 150 человек стали ужинать… и около часа ночи все разошлись…»35.

После ухода публики на полу в зале Томского железнодорож ного собрания, как материальное подтверждение сюрреалистическо го празднования «Татьянина дня», где так и не было сказано ни Ученый и политика...

одного слова в честь 150 летия Московского университета, было обнаружено свыше 100 брошенных прокламаций радикально рево люционного содержания36. «Праздник просвещения» закончился.

На следующий день, 13 января 1905 г. прокурор Томского ок ружного суда подписал уведомление № 1 о производстве дознания по делу «о скопище противоправительственного характера» по ста тье 121 и 129 Уголовного Уложения37. Началось следствие.

Чрезвычайно интересно обраться к содержанию радикальных прокламаций, распространенных на вечере. При этом отметим, что архивное дело прокурора Омской судебной палаты «о беспорядках 12 января» исполнено на весьма некачественной бумаге. Примеча тельно то, что самыми качественными документами во всем деле (как в плане качества белой бумаги, так и типографской печати), являются именно нелегальные прокламации.

Итак, к чему же призывали раздаваемые на вечере листовки?

Первая прокламация называлась «Еще шаг» и была издана от лица Российской социал демократической рабочей партии. В ней указывалось следующее: «…Русская жизнь вступает на порог ре волюционного развития. Предвестники революции… уже носятся в застоявшемся воздухе русской жизни. Это — многочисленные голоса либеральных собственников… и газетных болтунов… Они волнуют ся,… стараясь предотвратить приближающуюся грозу. Гроза – это народное восстание…» Листовка утверждает: «Нет, товарищи, — только рабочий класс останется верен народной свободе… Еще шаг, — и народная беднота,... массой поднимется на борьбу, и сонная русская жизнь сменится бурным потоком всенародной революции.

К ней, к этой спасительной революции и должны мы стремиться!… Еще шаг, товарищи! — И восстание или революция положат конец проклятой монархии…»38.

Однако, по мнению закулисных авторов этой прокламации, «политическая свобода еще не избавит от эксплуатации», республи ка «даст рабочему классу только право бороться,… готовиться к решительному нападению на буржуазный строй» — «счастливым»

сделает народ «только социализм». И «эта конечная цель… должна, как солнце, освещать каждый шаг великой борьбы. …Вот почему социал демократия говорит вам: не верьте буржуазным болтунам, этим изменникам народной свободы…». Как указывается в данной С.В. Селиверстов листовке (распространенной, напомним, на прогрессивном либе ральном вечере!), с либеральной буржуазией «можно идти рядом вплоть до уничтожения самодержавия». А «далее — наши доро ги расходятся. Из союзников мы превращаемся во врагов». Ну, и, разумеется, итоговый призыв: «Еще шаг товарищи! И да здравствует революция, разрушающая монархию…!»39.

Как анализировать эту прокламацию, как ее оценивать? Ведь, наполненная ненавистью к монархии, она открыто была направлена и против той самой либеральной интеллигенции и либеральной бур жуазии, которая собралась в железнодорожном собрании. С каки ми же чувствами должны были читать ее прогрессивные профессора, доценты, предприниматели, адвокаты и журналисты — завтрашние «враги» радикалов? Неужели холодок не бежал у них по спине? Или все социальные страхи перевешивало общее либерал радикальное стремление свергнуть «проклятую монархию»? Или уверенность, что победят непременно либералы? Кто ответит на эти вопросы… Вторая листовка под названием «О борьбе против монархии (как следует бороться рабочим)» логически продолжала и дополняла первую. В ней разъясняется: «Кто выставляет демократическую республику,... тот должен быть готов к революционному (к насиль ственному) нападению на царское самодержавие, так как Учреди тельного Собрания, избранного всем народом, царское прави тельство не даст никогда… Только тогда, когда рабочий класс и народная беднота смело восстанут против самодержавия, и до основания разрушат царскую монархию, только тогда может быть создано такое Учредительное Собрание, которое выработает законы для народа…»40. Если бы не контекст конкретного дела, по этой листовке трудно было бы определить время. Читая эту нелегальную листовку «Сибирского союза комитета» социал демократов, по сути, начинаешь утрачивать чувство реальной истории. Во всем здесь присутствует воинственный дух и атакующая стилистика 1917 года. Но ведь до него еще долгих 12 лет!

И самое главное, на наш взгляд, — в этой подпольной прокла мации также не обошлось без выяснения отношений с либерально прогрессивным сообществом. «Тот, кто будет говорить о мир ном пути к народной свободе, — указывают социал демократичес кие авторы листовки, — тот будет просто или болтун или обманщик.

Ученый и политика...

…Поэтому те земцы, те доктора, те адвокаты, те профессора, кото рые… не хотят быть обманщиками,… — должны быть всегда готовы, рядом с рабочим классом, выступить на путь революции»41.

Вот так все предельно просто было для сибирских социал демокра тов даже еще накануне тех событий, которые стали известны как ре волюция 1905 г. И опять же: с какими чувствами читали эту листовку «те земцы, те доктора, те адвокаты, те профессора», которые пришли поговорить о юбилее Московского университета? Легко заметить, что в этой листовке акценты, по отношению к либералам, несколько иные.

Если в прокламации «Еще шаг» о либералах говориться как о неиз бежных будущих врагах, то здесь им дается как бы шанс — если ли бералы выступят вместе, «рядом» с рабочим классом «на путь рево люции». Итоговый призыв в этой листовке, надо понимать адресован также ко всем, и к рабочим, и к «сознательным» либералам: «Готовь тесь к восстанию, к народной революции!»42.

Трудно сказать, насколько заранее просчитывали последствия «вечера» в Томском железнодорожном собрании его организаторы.

Возможно, ими, действительно, изначально планировался умерен ный либеральный вечер, который только в силу настроя определен ной, наиболее активной части участников приобрел радикальный характер. Но возможно и другое, — что организаторы с самого начала вели двойную игру и абсолютно сознательно пошли на ра дикализацию вечера. Однако всерьез полагать, что проводить такие антиправительственные вечера в военное время можно беспрепят ственно, вряд ли можно считать разумным.

В любом случае, организаторы собрания, да и его активные участники, должны были задумываться над собственной правовой ответственностью в этом публичном мероприятии. Однако на увле ченную публику словно нашло затмение, и, можно сказать, что 12 января 1905 г. в Томском железнодорожном собрании местные либералы буквально политически «побратались» с радикалами.

В реальности данное собрание в Томске могло послужить только одной цели — дальнейшей эскалации в регионе общественных на строений. При чем активизации не просто умеренных либеральных воззрений, но именно эскалации общественного радикализма че рез посредство соединения радикально революционных настроений с либеральными. Томские либералы на этом вечере «пощекотали»

С.В. Селиверстов себе политические нервы, получили желаемые острые ощущения. Ра дикалы, те — занимались привычным агитационным, пропагандис тским делом. Ну, а студенты, видимо, просто охмелели от этого глот ка «свободы».

Возможно, что реакция властей могла бы быть и несколько иной.

Но тот факт, что вечер сопровождался распространением антиго сударственных листовок, требовал адекватного ответа. Представим себе реакцию полицейских чинов, когда на утро они обнаружили в зале собрания множество воинственных прокламаций. Организато ры, отправляясь на ужин, даже не подумали их собрать с пола!

Такого рода поведение может быть, на наш взгляд, либо в случае человеческой глупости, либо в случае неадекватной самоуверенности и эйфории, либо в случае провокации. И, быть может, вечером 12 января 1905 г. в Томском железнодорожном собрании имели место в совокупности все эти факторы.

Совершенно очевидно, что такого рода публичное мероприятие не могло (и не должно!) было пройти незамеченным со стороны государственных региональных властей.

Как же отреагировала региональная власть на этот странный «вечер», где в политическом экстазе буквально сплелись либералы и радикалы?

От ответа на этот вопрос во многом зависит оценка силы и слабости самой власти, понимание того, насколько адекватно власть оценивала внутренние политические угрозы, их ближние и дальние последствия.

Вести дознание по этому делу «о скопище противоправительственно го характера» прокурор Томского окружного суда поручил ротмистру Леонтовичу. И первым им был допрошен, как уже отмечалось, кресть янский начальник А.И. Зыбин, что позволило следствию начать установ ление главных действующих лиц вечера в Томском железнодорожном собрании. Следует отметить, что уже сам ход дознания стал не просто внутрирегиональным делом — копии всех донесений (представлений), которые по этому делу посылались из Томска прокурору Омской судеб ной палаты, также обязательно отправлялись и в Петербург, Министру юстиции (о чем имеются соответствующие примечания в конце каждого официального донесения).

По делу о вечере в Томском железнодорожном собрании были привлечены следующие лица: Г.Н. Потанин, А.А. Кийков, Н.Ф. Бун дюков, Н.К. Колобов, В.В. Климентовский, И.П. Рута, Г.Н. Минс Ученый и политика...

кий, А.А. Малхасов, Н.Н. Баранский43. Мерой пресечения для них первоначально было определено нахождение под стражей, то есть была применена высшая мера пресечения. Что же это были за люди?

Каков был их статус, возраст, этническая принадлежность, образова тельный уровень? Статистические листки на данных лиц, сохранив шиеся в деле, позволяют рассмотреть как бы обобщенный социальный портрет либерально радикального активиста того времени.

Как показало следствие, «господином армянского типа», регули ровавшим собрание, оказался Никанор Федорович Бундюков, рус ский, 34 лет, по званию — надворный советник, штатный доцент Томского технологического института44. Сам он отказался признать себя «секретарем» вечера и в показаниях указал, что попал на ве чер по пригласительному билету и «случайно оказался вблизи Потанина, на другой стороне стола», так как в давке его «сильно прижали к столу»45. Сразу после ареста Н.Ф. Бундюков пишет на имя про курора Омской судебной палаты прошение об измене нии меры пресечения в виду «плохого здоровья», что ему «требу ется постоянный особый метод лечения» и потому он просит «дать возможность восстановить… здоровье»46. Трудно сказать, думал ли доцент Н.Ф. Бундюков о своем здоровье, когда с энтузиазмом со знательно принимал участие в ходе либерально радикального «праз дника просвещения». Однако, интересно то, что ротмистр Леонтович, ведущий дознание, принял во внимание ходатайство Н.Ф. Бундюко ва и перевел его из арестантского отдела под домашний арест.

Такое же прошение со ссылкой на болезни было написано и А.А. Кийковым — другим «секретарем» собрания47. На наш взгляд, он действительно является одним из реальных организаторов вече ра 12 января. Недаром, он в самом начале собрания отказался от председательства в пользу Г.Н. Потанина, чтобы сохранить за собой реальное влияние на ход вечера через контроль очередности орато ров. А.А. Кийкову исполнилось 31 год, он окончил Томский универ ситет в 1898 г., и по роду занятий был адвокатом. В конечном итоге его также освободили из под стражи и отправили под надзор поли ции по месту жительства48.

Прошение на имя прокурора Омской судебной палаты напи сал также и Г.Н. Потанин. Вообще следует отметить, что он, среди других привлеченных к дознанию, выглядел как «белая ворона» и С.В. Селиверстов никак не вписывался в общую картину допрашиваемых, которым было от 20 до 36 лет. Г.Н. Потанина допросили только через две недели после собрания, 27 января. После допроса он был оставлен в Томском исправительном арестантском отделе. И там, на следу ющий день, 28 января, Г.Н. Потанин пишет это прошение: «При влекая меня к ответственности по делу о вечере 12 января… ко мне применили высшую меру пресечения преступлений. Лично я нахо жу, что было бы справедливее сообразно с действительной мерой моей вины и гуманнее по отношению к человеку, силы которого израсходованы на неоднократные путешествия, применить ко мне меньшую меру пресечения, о чем я прошу Вас, г. Прокурор»49.

Как видно, Г.Н. Потанин не отрицает своей определенной вины.

Но вся случайность и даже абсурдность его участия в этом ради кально либеральном вечере, на наш взгляд, явно проглядывает в этом прошении. Ему ли, ученому с всероссийским именем, участво вать в таких собраниях! Тем более, когда за его спину буквально спрятались истинные организаторы «праздника просвещения»! Ему ли, лично пережившему брожение петербургского студенчества кон ца 50 х — начала 60 х гг. XIX в., слушать радикальные призывы студентов в 1905 г.! Думается, что и сам Г.Н. Потанин, оказавшись в арестантском отделе, вполне понял абсурдность ситуации, в кото рую он попал. Но что он теперь мог сделать! И вот он пишет в прошении: «Если в таком случае окажется допустимым поручитель ство, то я надеюсь получить ручательство члена Государственного Совета Петра Петровича Семенова, вице президента Императорс кого Русского Географического Общества»50. Ну какой еще арестант в Сибири мог быть так уверен в поручительстве за себя со стороны члена Государственного Совета! Комментарии к этой ссылке Г.Н. По танина на П.П. Семенова — выдающегося ученого и государственного деятеля, на наш взгляд, излишни. Текст говорит сам за себя.

Примечательно и то, как Г.Н.

Потанин в протоколе допроса, по пунктно характеризует свою жизнь: 1) Происхождение: казак Си бирского казачьего войска; 2) Народность: русская; 3) Звание:

отставной сотник; 4) Занятия: литература и наука; 5) Место вос питания: «окончил курс в Сибирском кадетском корпусе в 1852 г.

В 1859 г.

был вольнослушателем в Петербургском университете, но оставил его, не окончив курса»; 6) Причина неокончания курса:

Ученый и политика...

«оставил университет по причине участия в движении студентов в 1862 г.»; 7) Был ли за границей: в Китайской империи в 1876– 1879, 1884–1886 годах и 1891 г. — вернулся из Китая через Мар сель и Париж; 8) Привлекался ли ранее к дознанию или следст вию: «был судим по Сибирскому делу, присужден к каторжным работам и пробыл в крепости Свеаборг три года, затем на поселении в Вологодской губернии два года и прощен»51. Все кратко и ясно:

был на каторге и поселении, но прощен. Кстати, ведь тогда, в 70 е годы XIX в. о его прощении хлопотал тот же П.П. Семенов!

И вот теперь, через 40 лет после «Сибирского дела», в год своего 70 летия Г.Н. Потанин вновь оказался под арестом, стал полити ческим заключенным. Можно было бы сказать: ирония судьбы, — если бы это касалось не известного ученого, путешественника и ли тератора, а кого то другого… Отметим, что арест Г.Н. Потанина, как председателя либе рально радикального вечера, происходит уже после того осложнения положения в стране, которое последовало за событиями 9 января в Петербурге. Как же власть должна была реагировать теперь на такие уголовно наказуемые политические (радикально либеральные) вы ступления в регионах? Казалось, что будут «закручиваться гайки».

Однако на практике решалось по разному. В случае с Г.Н. Пота ниным, его ситуацию в полиции поняли, и в итоге ведущий след ствие ротмистр Леонтович 8 февраля решил своим постановлением так: «…Принимая во внимание, что обстоятельства дела в отноше нии Григория Николаевича Потанина… приведены в достаточную ясность», и что ему «угрожает наказание, не соединенное с пора жением в правах», — поэтому «мера пресечения — безусловное содержание под стражей — может быть заменена мерою, не соеди ненною с лишением свободы». Исходя из этого, следователь поста новил: Г.Н. Потанина «из под стражи освободить с отдачею… под особый надзор полиции по месту жительства в г. Томске»52. Такое освобождение Г.Н. Потанина из под стражи было, безусловно, гу манным и либеральным решением. К тому же, оно было принято не какими то вышестоящими инстанциями, а лично следователем Леонтовичем и уже потом доведено до сведения Омской судебной палаты и Министра юстиции (что свидетельствует о существенной самостоятельности должностных лиц, ведущих дознание).

С.В. Селиверстов К дознанию был также привлечен Иван Прокофьевич Рута, 26 лет, малоросс, крестьянского сословия, работающий техником в Управлении службы пути Сибирской железной дороги (окончил техническое училище). Как показало следствие, именно И.П. Рута во время перерыва вместе с другими лицами пел песни революци онного содержания «Марсельеза», «Дубинушка», «Машинушка» и «управлял этим пением»53. Мерой пресечения ему был определен не арест, а особый надзор полиции.

Одним из тех, кто 12 января в Томском железнодорожном со брании говорил речи радикального содержания, оказался частный поверенный (адвокат) Николай Константинович Колобов, 26 лет, уроженец Тары, в свое время, в 1896 г., окончивший Омский ка детский корпус. Он пробыл под стражей почти три месяца и был освобожден под надзор 14 апреля 1905 года при поручительстве в 2 тыс. рублей54. В принципе, учитывая политический характер дела, данную поручительскую сумму никак нельзя назвать большой.

Наибольшую активность и степень радикализма при произнесении речей проявило молодое поколение: В.В. Климентовский, Г.Н. Минс кий, А.А. Малхасов и Н.Н. Баранский, — которым было 20–23 года.

Так, Владимир Васильевич Климентовский, 23 лет, русский, ока зался выходцем из семьи священника (наблюдателя церковно при ходских школ), окончил Рязанскую духовную семинарию (1890– 1994 годы) и являлся студентом Томского университета55. Он не только произнес радикальную речь, но во время перерыва агити ровал с подоконника собрания за то, чтобы деньги, собранные за входные билеты, употребить «на борьбу с правительством»56.

Студентом Томского университета оказался и Григорий Наумо вич Минский, 20 лет, сын домовладельца, еврей, выпускник Омской гимназии (1904 г.)57. Именно ему принадлежала на вечере мысль (так и не реализованная) — убрать портрет императора Николая II из зала железнодорожного собрания. Как установило следствие, сту дент Г.Н. Минский на вечере «раздавал окружающим прокламации под названием «Еще шаг», призывающие к низложению существу ющего строя, каковые вынимал из внутреннего кармана тужурки»58.

На допросе Г.Н. Минский все отрицал, в том числе и само свое присутствие 12 января в железнодорожном собрании, однако, как указано в материалах следствия, «где именно он тогда находился, Ученый и политика...

указать не мог»59. Первоначально мерой пресечения для него было определено пребывание под стражей. Он был освобожден из под стражи 4 апреля под поручительство в 5 тыс. рублей60.

Также студентом, но уже Томского Технологического института, являлся и Александр Акопович Малхасов, 20 лет, сын мещанина, армянин. 28 января он был заключен под стражу, но уже 29 ян варя освобожден при подписке о неотлучке61.

Что касается, личности основного радикального оратора, имя кото рого было «рассекречено» еще на самом вечере, то им оказался «бывший студент» Н.Н. Баранский, сын статского советника62. Ка ких то иных сведений в деле о нем не содержится – допросить его так и не удалось, потому что он сразу же сбежал из Томска и был объявлен в розыск.

Каков же обобщенный социальный портрет сибирского либерал радикала начала ХХ века, если проанализировать данные о лицах, привлеченных по делу 12 января?

Средний возраст (без Г.Н. Потанина) — 25 лет (а с Г.Н. Потани ным — 30 лет). По роду занятий, картина следующая: наибольшее количество — студенты — 4 чел. (44 %); адвокаты — 2 чел. (22 %) и по 1 чел. — литератор, доцент, техник. Уровень образования: кадетский корпус — 3 чел. (33 %); высшие учебные заведения — 3 чел. (33 %) и по 1 чел. духовная семинария, технической училище и гимназия. По званиям, сословному происхождению ситуация следующая: поверен ные (присяжный и частный) — 2 чел.; мещане (сыновья мещан) — 2 чел.; сын священника — 1, крестьянского происхождения — 1; от ставной сотник — 1; надворный советник — 1. Как видим, звания у «либерал радикалов» были не велики. Наивысшим было звание над ворного советника, которое имел Н.Ф. Бундюков. По национальности большинство (5 чел.) — русские. Но были представлены и иные на циональности: малоросс (украинец) — 1, армянин — 1, еврей — 1.

Примечательно семейное положение либерал радикалов. Большинство из них — 7 чел. (77 %) были холостыми, то есть не обремененными семейной ответственностью.

Таким образом, состав участников, привлеченных по делу 12 ян варя, свидетельствует, что социальный облик сибирских либерал радикалов принципиально не отличался от аналогичных столичных типов. Быть может, только в Сибири меньшее значение имела С.В. Селиверстов политическая дифференциация противников режима по степени ра дикализма. А также, учитывая характер Томска как университетс кого города, несколько большую роль в местной политической жизни (чем в среднем по Сибири и по России) играло студенчество.

В целом, томские либерал радикалы, как показал день 12 января, хорошо чувствовали свое общее политическое родство и находили между собой общий язык. Впрочем, последнее, на наш взгляд, было характерно и для аналогичных либерал радикальных «вечеров» в Центральной России.

По мнению А.М. Сагалаева и В.Н. Крюкова, суть дела 12 января в том, что «социал демократы и эсеры решили использовать вечер для политического выступления», а «многочисленные студенты, ра бочие, явившиеся в зал, превратили банкет в митинг»63. Предпри нятый нами анализ содержания и хода «прогрессивного вечера» — «банкета митинга», заставляет видеть в событии 12 января 1905 г.

в Томске не просто некий случайный политический экспромт. Рас сматривая данное событие в целом, нельзя не прийти к выводу, что это мероприятие не просто стихийно отклонилось от объявленной культурно просветительской «повестки дня». Как уже было указано, на собрании вообще ничего не говорилось о 150 летии Московского университета. На наш взгляд, здесь имел место определенный, за ранее составленный план, в котором умеренно либеральная форма общественного собрания сочеталась с радикально революционным содержанием. По существу, повод «Татьянина дня» и юбилея Мос ковского университета использовался как легальное прикрытие для получения разрешения на проведение нелегального по своему содержанию вечера.

Однако во всем этом поражает то, с какой легкостью просвещен ное томское общество участвовало в этом либерально радикальном «банкете митинге». Конечно, вполне вероятно, что определенная доля публики была организаторами просто обманута. Но, в отно шении просвещенной интеллигенции, уровня университетских про фессоров и лиц с высшим образованием — при должностях, уча ствовавших в вечере, возникает впечатление некоей двусмысленной игры. Образованные и солидные люди не могли не предвидеть про тивогосударственный характер данного мероприятия. Однако при няли в нем участие. На наш взгляд, предварительный ажиотаж Ученый и политика...

вокруг этого мероприятия, сам его нарастающий ход, восторженное внимание радикальным речам студентов и адвокатов, политические песни и прокламации, наконец, спокойный ужин после завершения политической вакханалии — все это заставляет еще раз задуматься о той интеллектуальной и духовной атмосфере, в которой жила провин циальная интеллигенция в начале ХХ в.

Играя в политику, склоняясь все более к словесному радикализму, образованный слой российского общества постепенно утрачивал здоро вый государственнический инстинкт самосохранения. Часть российской интеллигенции («веховской» ориентации) осмыслит эту опасность в 1908–1910 г. Большинство же образованного класса поймет все это только потом, в 1918–1920 г., или даже позже, в эмиграции, когда переиграть уже ничего будет нельзя. Поймет все это и сам Г.Н. По танин, так много сил отдавший борьбе за свободу. События последних лет жизни позволили ему еще раз многое переосмыслить.

В личном архиве Г.Е. Катанаева сохранилась вырезка газетной статьи Г.Н. Потанина под весьма интересным заголовком «Респуб лика толстокожих». Датирована эта статья 24 февраля (год не ука зан). Полагаем, что это одна из томских газет за 1920 г., так как в данной статье идет речь о большевиках, как уже о победившей новой власти64. Как известно из истории ХХ века, именно социал демократы большевистского толка реализовали ту самую програм му максимум, о которой доходчиво было разъяснено томской пуб лике в одной из речей 12 января 1905 г.

Г.Н. Потанин пишет свою статью в жанре фельетона, но в тоже время на предельно серьезную тему. Он публицистически обрисовы вает свою жизнь до и после большевиков. Потанин отмечает: «Мирно и счастливо проходила моя жизнь на земле. И вдруг на до мной разразилась катастрофа». Вдруг, к нему домой пришли вооружен ные люди и большевик в штатском. И вот большевик «…снял со стен буржуев Пушкина и Толстого и на их место повесил бессеребрен ников Нахамкеса, Троцкого и Ленина». Но этим дело не ограни чилось. Большевик, пишет Г.Н. Потанин, «так расходился, наводя реформы в моей жизни, что я, наконец, подумал, что он сейчас разнимет мой череп, выбросит мой мозг на улицу и натолкнет вместо него интернациональной соломы»65. Следует признаться, что такую критику применительно к коммунистическому режиму не часто мож С.В. Селиверстов но встретить даже спустя 80 лет после описываемых событий. От ношение самого Г.Н. Потанина к новой власти, в рассматриваемой статье достаточно прозрачно. То, как в России первых десятилетий ХХ в. разворачивался либерально радикальный вал, Г.Н. Потанину не надо было объяснять — все это происходило на его глазах. Он даже мог бы вспомнить либерально радикальные тенденции 60– 70 х годов ХIХ в.!

Очевидно, что на закате жизни для думающего человека есте ственным является осмысление и переосмысление всего жизненного пути. Вполне вероятно, что Г.Н. Потанин также не избежал этого переосмысления. Ведь этому способствовали сами реалии конца 10 х и начала 20 х годов ХХ в. И вот, много видевший ученый и общественный деятель, своей статьей «Республика толстокожих»

ставит проблему соотношения благих целей и преступных средств.

Г.Н. Потанин задается риторическим вопросом: «Нельзя не заду маться.., почему благие цели, к которым стремится передовое че ловечество, затмевают умы политических деятелей и заставляют их совершать преступления во имя благих целей»66. Действительно, после 1917 года над этим нельзя было не задуматься… Но правда заключалась в том, что это был вопрос не только к радикалам, но и к либералам; не только к активистам баррикад, но и устроителям просветительских вечеров; не только к 1917 г., но и к 1905 г.; не только к скрывшемуся от следствия недоучившемуся студенту Н.Н. Баранскому, но и к никуда не прятавшемуся председателю собрания 12 января 1905 г. Г.Н. Потанину.

Так, на наш взгляд, в конце своей жизни Г.Н. Потанин признал то, что, быть может, еще не до конца осознавал в год своего 70 летнего юбилея. Но, разве, многие в 1905 г. могли предвидеть реальные черты 1920 г. — черты победившей «республики толсто кожих»? Вспомним, ведь даже в адресе Западно Сибирского от дела ИРГО, в связи с 70 летием Г.Н. Потанина, ученые региона надеются, что проблемы, возникшие в его жизни после 12 января 1905 г., рассеются «перед занимающейся зарей на нашей Роди не»67. Кто думал тогда, что новая «заря» будет такой красной… Дело прокурора Омской судебной палаты о либерально ради кальном собрании 12 января в Томске было закончено 18 ноября 1905 г.68 Из самих документов Омской судебной палаты нет пол Ученый и политика...

ной ясности, чем окончательно было завершено дело «о противоза конном сборище в Томске». Лица, привлеченные к дознанию, про вели под арестом от одного дня до трех месяцев. Во всяком случае, сам Г.Н. Потанин, как отмечает в воспоминаниях И.И. Попов, в ноябре 1905 г. «был делегирован в Москву на ноябрьский земско городской съезд, где вместе с другими… поднял вопрос о федера тивном строительстве России»69.

Можно предположить, что, несмотря на те драматические собы тия, которые в 1905 г. разворачивались в России и, в частности, в Сибири, региональные власти не стали ужесточать свои подходы к политическим обвиняемым такого рода. Но мы не можем одно значно сказать: было ли такое «либеральное» отношение к против никам режима показателем силы и правоты власти, или проявлени ем ее перманентной внутренней слабости.

Итак, в данной статье нами рассмотрен всего один день из жиз ни Г.Н. Потанина и, в тоже время, один эпизод из общественной жизни Сибири начала ХХ в. Насколько же было характерно, или исключительно, это событие в контексте общественной жизни Сиби ри и России в целом?

На наш взгляд, больше оснований определять «банкет митинг» в Томске 12 января 1905 г., и все что за ним последовало, не как ис ключение, а как достаточно распространенное явление для городов, имеющих высшие учебные заведения. Характеризуя данное явление, мы должны иметь в виду не только региональный, но и общероссийс кий контекст. Как показал в своей работе Т. Эммонс, «банкетная кам пания» конца 1904 — начала 1905 гг. прошлась по 34 крупным горо дам России, и в ходе нее произошло более 120 банкетов и собраний70.

Истоки банкетной кампании восходят к планам «Союза осво бождения» — нелегальной либеральной организации, из которой впос ледствии, как известно, выросла партия конституционалистов демократов. Как указывает К.Ф. Шацилло, 8 октября 1904 г. на за седании Совета «Союза освобождения» «был решен вопрос о сроке начала банкетной кампании». Эта оппозиционная кампания, пола гали либералы, должна была начаться после земского съезда, запланированного на начало ноября 1904 г. Данное решение было окончательно закреплено на втором съезде «Союза освобождения»

(20–22 октября 1904 г.)71.

С.В. Селиверстов Непосредственным поводом для банкетной кампании был опре делен юбилей судебных уставов — 20 ноября 1904 г. исполнялось 40 лет их введения в России. И, действительно, в этот день во многих российских городах прошли либеральные «банкеты».

Так началась легальная оппозиционная кампания, продолжавшаяся вплоть до января 1905 года. Конечно, все эти банкеты были не одинаковые по своей политической «температуре». Но все же тен денция —от умеренности к радикализму — была характерна, в той или иной степени, для большинства оппозиционных банкетов. При этом, как заметил К.Ф. Шацилло, вне Петербурга и Москвы либе ральный голос звучал слабее, а «революционно демократический»

— сильнее72. Ход банкета в Томске подтверждает данное наблюде ние: дифференциация либералов и радикалов в регионах была существенно меньшей, нежели в столицах. Но, думается, она и в столицах была не абсолютной. Как известно, стратегия тесного вза имодействия либералов и радикалов была определена еще в конце сентября — начале октября 1904 года на Парижском съезде всех оппозиционных политических сил. Общий настрой российских «ли берал радикалов», по сути, сконцентрировался в уличном лозунге «долой самодержавие». Если этот лозунг на банкетах не всегда про износился, то подразумевался.

К.Ф. Шацилло ввел в научный оборот аналитический документ департамента полиции (начало января 1905 г.), один из разделов которого так и называется: «Связь между движением революцион ным и общественным». В частности, по мнению полиции, банкеты «с очевидностью выяснили, что значительная часть представителей общественного движения преследует, по существу, те же цели, которые входят в качестве политических требований в програм мы революционных партий. Общественное движение пошло рука об руку и открыто с движением революционным, поддерживая и подкрепляя одно другое»73. Так, полиция выявила связь между либералами и радикалами, связь, которую обе стороны в после дующем (в ХХ в.) практически никогда не признавали. В конце 1904 г. прямое влияние банкетной кампании либералов проявилось в подготовке соответствующей петиции от рабочих. К.Ф. Шацилло приводит общее мнение гапоновской организации: «Если рабочим подавать свой голос, то чтобы услышало его не одно правительство, Ученый и политика...

а вся Россия… Умирать — так устроить с музыкой»74. Отличие здесь одно: либералы оппонировали власти в ресторанах и собраниях, а рабочие вышли на улицу.

Банкетная кампания 1904 г. не закончилась мероприятиями в честь 40 летия судебных уставов. В декабре среди российских ли бералов распространилось мнение, что банкеты следует проводить по профессиональному признаку и использовать их для создания профессиональных союзов, в том числе и академических. И вот, в либеральной газете «Наши дни» 22 декабря 1904 г. была опуб ликована статья в поддержку «профессорского съезда», подпи санная крупными учеными — И.П. Павловым, Е.Д. Зелинским, Н.И. Кареевым, М.И. Гревсом и другими. В этой статье предла галось 12 января, в день 150 летия Московского университета во всех городах созвать банкеты профессуры, на которых обсудить нужды образования и науки75. Такова была легальная общерос сийская «ака демическая» подоплека банкетов, назначенных на 12 января. Очевидно, что сценаристы банкета в Томске изначаль но отклонились от повестки дня, предполагаемой либералами и учеными в Петербурге. Конечно, общественная и научная ситуа ция в Томске весьма отличалась от ситуации в столице. И в итоге, в Томске произошел не умеренный профессорский банкет, а от крытое либерал радикальное собрание, на котором тон задавали, как было показано, отнюдь не умеренные силы. Для, так сказать, стандартного регионального банкета, такой поворот не являлся чем то неожиданным, скорее, это было нормой.

Общественное мероприятие в Томском железнодорожном собра нии заставляет еще раз задуматься: настолько ли непримиримо, в действительности, были настроены, в отношении друг друга, умеренно либеральное и радикально революционное течения обще ственной жизни России начала ХХ в., как это зачастую пытались представить в печатной полемике сами идеологи либерализма и ра дикализма и их последующие политические и научные интерпрета торы? Формально, цели либералов и радикалов были, как известно, различны. Ну, а как обстояло дело на практике? Могли ли в реаль ной общественно политической деятельности уживаться либералы и радикалы? Как показывает общественно политическое собрание 12 января 1905 г. в Томске, либералы и радикалы не только могли С.В. Селиверстов «уживаться» рядом друг с другом, но и проводить, по сути, со вместные либерально радикальные мероприятия. При этом, конечно, и либералы, и радикалы, стремились играть свою игру, мечтая непремен но обыграть всех соперников в борьбе за власть. Но, на наш взгляд, несмотря на программные различия и печатную полемику, тактической непримиримости и политической несовместимости между либералами и радикалами в начале ХХ в. не существовало. Думается, что такая ситуация была особенно характерна для российских регионов.

Интеллектуальные либералы в России начала ХХ в. никогда не могли поверить, что они могут проиграть итоговую партию борь бы за власть радикалам. Ну, а революционные радикалы, со своей стороны, также были уверены в конечной победе. И вот эта взаим ная уверенность «либералов» и «радикалов» в собственной победе многократно усиливала общие позиции противников государствен ной власти. На наш взгляд, именно эта особенность, именно прин ципиальная (или беспринципная?) общественно политическая со вместимость либеральных и радикальных сил стала одной из причин ускоренного, катастрофического развития событий в последующем, в 1917–1918 годах, как в центре, так и в регионах.

Что касается самого Г.Н. Потанина, то ученые Западно Сибир ского отдела ИРГО, уже после рассмотренных в данной статье собы тий, отмечали: «Много перенесли Вы, Григорий Николаевич, испытали, пережили за более, чем полувековую свою деятельность на ответственном посту служения науке и обществу, но Ваша энергия и сила духа не ослабели, и Западно Сибирский отдел счастлив видеть Вас… все тем же неутомимым тружеником науки и достойным граж данином»76. Шла осень 1905 г.… В конечном счете, несмотря на все заблуждения той эпохи, эту оценку Г.Н. Потанина нет необходимо сти корректировать. Григорий Николаевич Потанин, как достойный гражданин и ученый, не мог быть абсолютно в стороне от политики.

–  –  –

Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революции 1905– 1907 гг. М.: Наука, 1985. С. 263–265.

Там же. С. 298–299.

Цит. по: Там же. С. 299–300.

Цит. по: Там же. С. 316 Там же. С. 313–314.

Похожие работы:

«Ломаев Е.Н., Демёхин Ф.В., А.В. Фёдоров, М.И. Лебедева, А.В. Семериков ОБЗОР ПРОГРАММНЫХ КОМПЛЕКСОВ ДЛЯ ОЦЕНКИ НАДЁЖНОСТИ СИСТЕМ АВТОМАТИЧЕСКОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ ЗАЩИТЫ И БЕЗОПАСНОСТИ ОБЪЕКТОВ Проводится анализ программных комплексов R...»

«HP OfficeJet 3830 All-in-One series Содержание 1 Справка HP OfficeJet 3830 series 2 Начало работы Компоненты принтера Панель управления и индикаторы состояния Загрузка бумаги Загрузка оригинала Основные сведения о бумаге Откройте программное обеспечение принтера HP (W...»

«© 2002 г. И.П. ПОПОВА ВЫТЕСНЯЮЩАЯ ВТОРИЧНАЯ ЗАНЯТОСТЬ (специалисты депрессивных предприятий) ПОПОВА Ирина Петровна кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института комплексных социальных исследований РАН, зав. отделом журнала Социологические исследования. Тема, которая послед...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Серия "География". Том 27 (66), № 2. 2014 г. С. 87–96. УДК 551.46 ВЛИЯНИЕ ПЕРЕВАЛКИ ГРУЗОВ И ДНОУГЛУБИТЕЛЬНЫХ РАБОТ В КЕР...»

«СТРУЙНО-АБРАЗИВНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО I'•I ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ: • очистка • матирование • активация поверхности • создание шероховатости • удаление грата • формообразование • профилирование поверхности • наклеп РУЧНЫЕ ЭЖЕКТОРНЫЕ СТРУИНО-АБРАЗИВНЫЕ КАМЕРЫ 4 РУЧНЫЕ...»

«Справка о проекте федерального закона №1043205-6 "О добровольчестве" Законопроект внесен на рассмотрение Государственной Думы РФ 12 апреля 2016 года депутатом ГД М.А. Шингаркиным http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=1043205-6. Законопроект является альтернативным по отношению к проект...»

«УДК 94(497.2)(082)17/20 ББК 63.3(4БОЛ)я43 Д 74 Рекомендовано Науковою радою Центру болгаристики та балканських досліджень імені Марина Дринова (протокол № 2 від 24. 03. 2010 р.) Редакційна рада М. Г. Станчев (Україна) – голова, Д. Айдач...»

«Не будь чайником Елизавета Морозова Декоративный водоем "БХВ-Петербург" Морозова Е. А. Декоративный водоем / Е. А. Морозова — "БХВ-Петербург", 2005 — (Не будь чайником) В брошюре рассмотрены различные виды устройства декоративного водоема на приусадебном участ...»

«Волновые и корпускулярные свойства света 14. Интерференция света. Дифракция света. Дифракционная решетка. Дисперсия ДИСПЕРСИЯ СВЕТА Зависимость показателя преломления света от частоты колебаний (или длины волны) называется дисперсией. Разложение белого света в спектр есть следствие дисперсии. Впервые и...»

«Евгений Щепетнов Маг Серия "Истринский цикл", книга 2 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3945595 Маг: Альфа-книга; Москва; 2012 ISBN 978-5-9922-1249-5 Аннотация Как обрести социальный статус в мире Средневековья? Как стать графом, получить титул, замок, богатство и молодую жену в придачу? Как договорит...»

«ноВаЯ неМецКоЯзычнаЯ дРаМатуРгИЯ Милена Байш Беттина Вегенаст Ян Фридрих Йенс Рашке Йорг Изермайер Петра Вюлленвебер Йорг Менке-Пайцмайер Хольгер Шобер Лутц Хюбнер Кристина Риндеркнехт Вольфганг Херрндорф и Ро...»

«30. Юлия (2014-04-02 4:22 PM) E-mail С 22 по 29 марта 2014 года отдыхали в Сербии. Брали машину и путешествовали самостоятельно. Наш маршрут: Белград-Сремски Карловци-Нови Сад-Дунджерский замок в Бечей-Фрушка ГораМечавник(Кустендорф-деревня Кустурицы)-Ниш-Деспатов...»

«Travelport Возврат. Обмен. Возврат. Обмен. Возврат электронного билета...1.2 Ревалидация электронного билета. Обмен электронного билета....1.7 Особенности обмена электронного билета ТКП. EMD EMD-S EMD-A Москва 2014 Страница 1.1 Возврат. Обмен. Travelport Возврат электронного билета (H/RFND) Функция возв...»

«Сообщения информационных агентств 04 февраля 2013 года, 19:30 Денежная масса в РФ в национальном определении в декабре выросла на 9,3%, в 2012г на 11,9% ЦБ Москва. 4 февраля. ИНТЕРФАКС-АФИ Денежная масса (агрегат М2...»

«2 7. Разное:7.1.О приведении среднего ремонта колесных пар грузовых вагонов с демонтажем буксового узла в соответствие гарантийным срокам эксплуатации цилиндрических роликовых подшипников буксовых узлов.7.2.Техника на комбинированном ходу Российского производства для работы в инфраструктуре ОАО "РЖД".7.3.Стен...»

«Випуск XХX  УДК 8.81 Дускаева Л.Р. РЕЧЕВОЙ ОБЛИК ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ: СТИЛИСТИКО-ПРАКСИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД Аннотация. Стилистико-праксиологический подход направлен на исследование специфики речевой системности профессиональных стилей в массмедиа, отражающих динами...»

«ЛИТЕРАТУРА О СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ 19^9 з V / ! '!к С В Г I* Д Л О и с к I "I о Я пРш | Г|р 1"5 1 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. В. Г. БЕЛИНСКОГО Библиографический отдел ЛИТЕРАТУРА О СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ 1959 г. Выпуск 3 I СВЕРДЛОВСК У казател ь " Л и тер а...»

«Алгебра сигнатур Души земли В книге Эц Хаим (Древо Жизни) в главе Шаар нун (Врата 50) сказано, что на земле внизу есть аспекты, связанные с мирами Ацилут, Брия, Ецира и Асия (АБЕА). Там написаны следующие слова. Есть четы...»

«№ 14 252 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Мария Ахметова Города-"родители" в фольклоре В данной заметке рассматривается такое явление фольклора, как паремии, отсылающие к прецедентным формулам, в которых термины родства употребляются по отношению к городам1. Формулы это следующие: мать городов русских (о Киеве), Мос...»

«РАДИОРЕЛЕЙНЫЕ И ОПТОВОЛОКОННЫЕ СИСТЕМЫ 2011-2012 Nokia Siemens Networks f*m.AVARA OPEN TRANSPORT NETWORK Оглавление о компании i Применение систем связи 2 ТЭК, службы спасения, силовые структуры, промышлен­ ный сектор, операторы связи Системный подход 3 Создание и реконструкция сетей связи Наши проекты 5 Наш опыт в создании и реконструкции сете...»

«ОБРАЗОВАНИЕ: ОДНИМ БОЛЬШЕ, ДРУГИМ МЕНЬШЕ? РЕГИОНАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И СОДРУЖЕСТВЕ НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ (ЦВЕ/СНГ) Каждому ребенку – здоровье, образование, равные возможности и защиту НА ПУТИ К ГУМАННОМУ МИРУ Изложенные в настоящем издании мнения отражают точку зрения их авторов и совсем не об...»

«Міжнародна науково-практична конференція "Бібліотека вищої школи на новому етапі розвитку соціальних комунікацій" 24-25 жовтня 2013 року УДК 316.77+027.7:004 БИБЛИОТЕКА ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ И НОВАЯ СФЕРА ИНФОРМАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БІБЛІОТЕКА ВИЩОЇ ШКОЛИ ТА НОВА СФЕРА ІНФОРМАЦІ...»

«СПЕЦВЫПУСК "ФОТОН-ЭКСПРЕСС" – НАУКА №6_2005 ИССЛЕДОВАНИЕ РАДИАЦИОННОЙ СТОЙКОСТИ ОПТИЧЕСКИХ ВОЛОКОН ИЗ КВАРЦЕВОГО СТЕКЛА В УСЛОВИЯХ РЕАКТОРНОГО ОБЛУЧЕНИЯ А. В. Бондаренко1, А. П. Дядькин1, Ю. А. Кащук1, А. В. Красильников1, Г. А. Поляков1, И. Н. Растягаев1, Д. А. Скопинцев1, С. Н. Тугаринов1, В. П. Ярцев1, В. А. Богатырев2, А...»

«Том 8, №2 (март апрель 2016) Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал "Науковедение" ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 8, №2 (2016) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol8-2 URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/135TVN216.pdf DOI: 10.15862/135TVN216...»

«Теория и исследования Валерия Мухина ПОЖИЗНЕННО ЗАКЛЮЧЕННЫЕ: МОТИВАЦИЯ К ЖИЗНИ Ибо множество народа следовало и кричало: смерть ему! Деян. 21:36 XII. Автопортрет в интерьере тюремной камеры Убийство, лишение жизни другого челов...»

«Алексей Филиппович Порядин УСТРОЙСТВО И ЭКСПЛУАТАЦИЯ ВОДОЗАБОРОВ УДК 628.113.1 Печатается по решению секции литературы по жилищно-коммунальному хозяйству редакционного совета Стройиздата. Рецензент — канд. техн. наук, зав. лабораторией НИИКВОВ Академ...»

«Общество с ограниченной ответственностью "ТМХ-Сервис" филиал "Северо-Западный" "_" 20_г. Памятка локомотивной бригаде по обнаружению и устранению неисправностей на тепловозе 2ТЭ116у Согласовано: Директор филиала "Северо-Западный" ООО "ТМХ-Сервис" А.Е. Леонов Начальни...»

«Кот Автор – Миша Хор мышей. Привет, проснись, пошевелись Закрой глаза и обернись Сотрём с бетона нашу тень Чтоб позабыть вчерашний день Сотрём с улыбок едкий смех И будем тут добрее всех Мечтать о сладкой тишине Скучать о раненной весне Взлететь, сопеть, забыть и в путь Закрыть глаза и повернуть З...»

«Виктория Платова Тингль-Тангль Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=155423 Тингль-Тангль: АСТ, Астрель; М.; 2007 ISBN 978-5-17-044024-5, 978-5-271-16904-5 Аннотация У нее есть дар превращать любое, даже с...»

«Али Асгар Солтанийе: "НАШ НОВЫЙ ПОДХОД К ГАРАНТИЯМ ДЕМОНСТРИРУЕТ, ЧТО ИРАН РЕШИТЕЛЬНО НАСТРОЕН НА СОТРУДНИЧЕСТВО С МАГАТЭ" Ситуацию вокруг иранского ядерного досье можно охарактеризовать как устойчиво острую. 9 июня 2010 г. Совет Безопасности ООН принял четвертую по счету резолю...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.