WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«Милена Байш Беттина Вегенаст Ян Фридрих Йенс Рашке Йорг Изермайер Петра Вюлленвебер Йорг Менке-Пайцмайер Хольгер Шобер Лутц Хюбнер Кристина Риндеркнехт ...»

ноВаЯ

неМецКоЯзычнаЯ

дРаМатуРгИЯ

Милена Байш

Беттина Вегенаст

Ян Фридрих

Йенс Рашке

Йорг Изермайер

Петра Вюлленвебер

Йорг Менке-Пайцмайер

Хольгер Шобер

Лутц Хюбнер

Кристина Риндеркнехт

Вольфганг Херрндорф

и Роберт Коаль

СодеРЖанИе

О проекте 6

Астрид Веге

Приветственное слово 8

Симон Мрац

Приветственное слово 9

Мирьям Пронге

О дерзости, о зависти, о смерти 11

Марина Райкина

О состоянии немецкой драматургии для детей и юношества 15 Томас Ирмер Права на произведения 17 антоЛогИЯ Милена Байш ПРИнцеССа И ПЬеР (11+) 21 Milena Baisch. DIE PRINzESSIN uND DER PjR Беттина Вегенаст Хочу БытЬ ВоЛКоМ! (11+) 53 Bettina Wegenast. Wolf SEIN Ян Фридрих назыВаЙ МенЯ ПИтеР (11+) 81 jan friedrich. MEIN NAME IST PETER Йенс Рашке а РыБы СПЯт? (11+) 115 jens Raschke. SChlAfEN fISChE?

Йорг Изермайер Без Монет нет КонФет (11+) 143 jrg Isermeyer. ohNE MooS NIX loS Петра Вюлленвебер ВРеМенно недоСтуПен (11+) Petra Wllenweber. zuR zEIT NIChT ERREIChBAR Йорг Менке-Пайцмайер ПеРВыЙ уРоК (12+) jrg Menke-Peitzmeyer. ERSTE STuNDE Хольгер Шобер чеРное МоЛоКо, ИЛИ ЭКСКуРСИЯ В оСВенцИМ (13+) 261 holger Schober. SChWARzE MIlCh oDER KlASSENfAhRT NACh AuSChWITz Лутц Хюбнер CREEPS (13+) 297 lutz hbner. CREEPS Кристина Риндеркнехт ЛИВИЯ, 13 (13+) Christine Rinderknecht. lIVIA, 13 Йорг Менке-Пайцмайер ты ВИдИШЬ ПРИзРаКИ (14+) 361 jrg Menke-Peitzmeyer. Du SIEhST GESPENSTER Вольфганг Херрндорф, Роберт Коаль чИК. гудБаЙ, БеРЛИн! (15+) Wolfgang herrndorf, Robert Koall.

TSChICK Ссылки 438 Источники 439 Переводчики 441 Редакторы переводов 445 «ШАГ»: 2001—2015 446 о ПРоеКте Астрид Веге руководитель отдела Детство и юность — время больших перемен и ради- культурных программ Гете-Института в Москве кальных изменений, полное желаний и стремлений:

и в регионе Восточная Европа / к защищенности, дружбе, признанию, к тому, чтобы Центральная Азия тебя принимали всерьез и по-настоящему, к приключениям, к новым местам, к первой любви и сексу.

Это переходные фазы, когда происходит поиск своего места в мире, время экспериментов, а также неуверенности в себе и борьбы с самим собой и с окружающим миром.

Двенадцать пьес, собранных в этой антологии, дают разнообразное, трогательное и ни в коем случае не стереотипное представление о жизненных ситуациях детей и подростков. Здесь рассказывается об аутсайдерстве и социальном неравенстве («Принцесса и Пьер», «Без монет нет конфет»), о власти и общественных правилах игры («Хочу быть волком!»), об отказе взрослеть и открытии, что реальность намно го интересней, чем выдуманное бесконечное детство («Называй меня Питер»), о решении внезапно сорваться с места и уехать в никуда одним прекрасным летним днем, как в настоящем «роуд-муви» («Чик.

Гудбай, Берлин!»), о травле и сексуальной компроАстрид Веге. О проекте метации («Первый урок», «Ливия, 13), о конкуренции и солидарности в эпоху кастингов на телешоу («Creeps»), о болезни («Ты видишь призраки»), о прощании и смерти («А рыбы спят?», «Временно недоступен»), а также о том, как молодому немцу относиться ко времени национал-социализма — особенно при встрече с другими («Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим»). Все эти темы, конечно, касаются и находящихся рядом с детьми взрослых. Пьесы поднимают серьезные и разнообразные вопросы, но при этом не предлагают простых ответов, а скорее открывают возможные перспективы на поведение в сложных ситуациях: слушать друг друга, преодолевать предубеждения. Главные ценности здесь — дружба и солидарность.

Антология «ШАГ 11+» (акроним из слов Швейцария, Австрия и Германия) — продолжение серии русских переводов немецкоязычной драматургии, она подготовлена и издана в рамках Года немецкого языка и литературы, который проводится совместно Гете-Институтом и Министерством иностранных дел Германии. Очередной сборник посвящен пьесам для детей и юношества (11+) и восполняет существовавший до сих пор пробел в немецкоязычной драматургии на русском языке. Что интерес и потребность в серьезном театре для детей и подростков в России велик, мы убедились в процессе подготовки сборника.

При отборе материала были просмотрены более ста текстов, в результате чего был составлен шорт-лист из тридцати пьес. Жюри в составе высококлассных российских театральных профессионалов выбрало из этого списка двенадцать пьес, неоднократно номинированных на различные премии и ставящихся в Европе. Эта процедура дает уверенность в том, что выбранные пьесы будут интересны и близки также русскоязычной публике. Возрастные рекомендации немецких издательств были адаптированы к русскому контексту.

Я хотела бы воспользоваться случаем и сердечно поблагодарить своих коллег из Австрийского культурного форума и Швейцарского совета по культуре «Про Гельвеция» за плодотворную совместную работу. Членам жюри: Марине Медковой, Елене Ковальской, Павлу Рудневу, Марии Крупник и отдельно Марине Райкиной, соинициатору проекта «ШАГ 11+», — выражаю особую благодарность за активное участие и экспертизу. Большое спасибо переводчикам за высокопрофессиональное переложение литературных произведений, а также редакторам, отшлифовавшим тексты. Я благодарю Наталию Бакши и Нину Хлыновскую за организацию всего проекта. И конечно, особая благодарность авторам, пусть их умные и трогательные пьесы найдут своих юных (и не только) читателей и зрителей и побудят их к дискуссиям и размышлениям!

уВаЖаеМые чИтатеЛИ! Симон Мрац директор Австрийского Участие в этом проекте, с одной стороны, привычно, культурного форума в Москве,

–  –  –

Всезнайка Педагогика чутко прислушивается ко всякой пьесе и глазами строгого судьи исследует ее на предмет секса, насилия и иронии. Она ставит себя выше авторов, творцов и публики и своим ученым авторитетом решает, что хорошо для ребенка, что соответствует его возрасту и что должно ему нравиться. А больше всего она любит пьесы с положительным, жизнеутверждающим содержанием и без иностранных слов.

За педагогикой прячется другая опасность: лозунг «Все лучшее — детям!». А что такое — это «лучшее», — охотно решают всевозможные комитеты по финансированию культуры, в которых подчас сидят не самые молодые люди (как и автор этих строк).

Кроме того, детей гонит из театров переходный возраст. В 13 лет они ищут интересные истории совершенно в других местах и не доверяют как раз тем, что написаны специально для них. Если очень повезет, они смогут открыть для себя театр, но это произойдет намного позже.

Несложно догадаться: самая большая опасность, жуткое чудовище, поджидающее автора детских пьес, — это Лучшие Побуждения!

Швейцарский совет по культуре «Про Гельвеция» рад возможности совместно с Гете-Институтом представить смелые пьесы для детей и юношества и желает вам приятного чтения.

о деРзоСтИ, о заВИСтИ, о СМеРтИ Марина Райкина

–  –  –

«Отец ушел из семьи и не присылает денег, и мать-одиночка вынуждена работать кассиршей сверхурочно…».

И так далее, и тому подобное. Исходная точка большинства пьес не оставляет шансов на оптимизм — ведь она продиктована больше жизнью, проблемами социальных институтов, нежели авторской фантазией.

Итак, перед нами двенадцать «трудных» пьес о трудностях подростков.

О насущной необходимости подобных работ, их востребованности современным театром в России идет непрекращающийся спор, в котором традиция жестко сталкивается с актуальностью: так о чем надо говорить с юным поколением — о вечном или о наболевшем? Следует признать, что в таком споре в роли третейского судьи часто выступает касса, беспристрастно выдающая информацию о продажах:

на что охотно идет молодая публика, а к чему равнодушна. И лишь немногие театры, в чьем названии имеются эпитеты «юный» или «молодежный», позволяют себе всерьез, на уровне репертуарной политики озаботиться проблемами нового поколения. Увы, реальное положение вещей в театрах не способствует активному появлению новой драматургии для детей и молодежи.

Похоже, в немецком, австрийском и швейцарском театре дело обстоит куда лучше, о чем свидетельствуют представленные в сборнике (и не только) пьесы.

Безусловно, эти пьесы можно разбирать с разных точек зрения: острая социальность тем, пьесы как зеркальное отражение мира с дефицитом лиричности и радости в нем. Тотальное одиночество героя. Не следует забывать при этом о структуре пьес, их языке и трудностях перевода. Не говоря уже об оценке сценического потенциала того или иного произведения — каждый из этих аспектов представляется интересным и заслуживает внимания.

Однако меня бесконечно порадовал тот факт, что часть авторов постаралась вырваться за рамки, определенные социальной значимостью тем, когда актуальное содержание чувствует свое законное превосходство над художественной составляющей, которая в свою очередь скромно занимает отведенные ей вторые позиции. Значительной части пьес, представленных в сборнике, как мне кажется, удался «прорыв» формата — по тем или иным позициям или даже их совокупности.

Вот, скажем, пьеса Хольгера Шобера «Черное молоко, или Экскурсия в Освенцим».

Она поражает простым и ясным ответом на вопрос — как писать для нового поколения об ужасах Второй мировой войны с учетом удаления от нее во времени? Как писать об исторической памяти, чтобы это тронуло поколение, чьи родители родились в стабильное мирное время?

Больная, сложная, масштабная тема ХХ века — концентрационный лагерь в

Освенциме — уменьшена автором до камерности и сведена к фигуре треугольника:

средних лет поляк-полицейский, его дочь и ее ровесник из Германии, приехавший на экскурсию в мемориал Освенцима. «Ну да, никто и не слышал этого названия, — говорит он. — Но если назвать его по-немецки, то у всех сразу такой озабоченный вид и все вдруг начинают кивать головой, с пониманием и сочувствием». От увиденного подросток испытал шок такой степени, что сжег свой паспорт и устыдился того, что он немец.

При этом никаких ужасов лагерной жизни, описания ада, через который прошли миллионы людей, а выжили десятки, в пьесе нет. Короткие, на уровне «да/нет» диалоги, часть из которых на английском, вязкие, местами кажущиеся повторами. И только неШАГ 11+ Марина Райкина. О дерзости, о зависти, о смерти сколько небольших фрагментов из дневника юной польки, в 40-х годах проживавшей в этом местечке и уверявшей, что «запах из печей ее не особенно беспокоит», вносят ясность и связывают линии всех персонажей крепким узлом. Благодаря именно этим прозаическим фрагментам история жестко смыкается с современностью, обретая общий стержень.

Монтаж диалогов с повествованием придает особый характер и лиричность довольно жесткой по содержанию пьесе «Чик. Гудбай, Берлин!» — о приключениях двух подростков (она сделана из замечательного романа). У автора инсценировки — Роберта Коаля — прозаические фрагменты от имени героя выполняют роль внутренних монологов, комментариев, ремарок, характеристик. Они же, как в музыкальном произведении, задают четкий ритм драме.

Не могу отказать себе в удовольствии и не процитировать финал пьесы:

«Я до сих пор помню, о чем думал тогда, стоя на дне, смотря вверх и задержав дыхание. Я думал о том, что на свете бывают вещи похуже, чем мать-алкоголичка. О том, что уже скоро можно будет навестить Чика в интернате. О письме от Изы. А еще — о Хорсте Фрикке и его “carpe diem”. Я думал о грозе над пшеничным полем. Я думал о том, что “не будь Чика, я не пережил бы столько всего этим летом”, и что это было очень классное лето, лучшее из всех в моей жизни».

Столь редкий для современной драматургии жанр, как притча, выбран Беттиной Вегенаст для пьесы «Хочу быть волком!». Помимо оригинального сюжета (как беспринципный баран решил стать волком и что из этого вышло) особенно интересен язык, на который Беттина Вегенаст переводит современность с абсурдом, и этот «перевод» базируется на иронии и карикатуре. «Приглашаем на работу волка» — объявление ярко иллюстрировано — на картинках изображен волк при исполнении служебных обязанностей: «Волк и семеро козлят», «Волк и Красная Шапочка», «Волк врывается в крестьянский дом» и тому подобное. Представители животного мира весьма органично примерили на себя качества мира человеческого.

Неожиданное воплощение находят две социально значимые темы — разговор с детьми о смерти (пьеса «А рыбы спят?» Йенса Рашке) и травля в школе (пьеса «Первый урок» Йорга Менке-Пайцмайера). С такой деликатной и трагической темы, как смерть, в литературных произведениях для детей несколько лет как снято табу. И даже дан ответ на вопрос «как говорить с детьми на эту скорбную и не простую тему?» — образно, деликатно.

Йенс Рашке в своей пьесе «А рыбы спят?» может показаться нарушителем границ дозволенного: так пугающе откровенен рассказ десятилетней девочки о смерти младшего брата, от онкологического заболевания. Например, такое: «Думаю, смерть — это совсем не прикольная штука. Многие люди велят сжечь их после смерти и тогда свободно помещаются в стакане для попкорна».

Кажется, здесь и неподобающие подробности физиологии и разложения живых организмов (скажем, черви, питающиеся мертвыми, потом сами становятся кормом для рыб и так далее), кажется, еще шаг, и автор будет обвинен в цинизме (предложение разрисовать белый гробик умершего братишки)... Однако через некрасивую правду смерти Йенс Рашке удивительным образом выходит на нежную, щемящую ноту уровня элегии, звучащую в финале.

ШАГ 11+ Марина Райкина. О дерзости, о зависти, о смерти

Лиричный, но дерзкий, смешной, но нежный — таков монолог у Рашке об опыте смерти и его осмыслении ребенком. Что с нами происходит, когда мы мертвы? Смерть — и правда старшая сестра сна? И вообще: а рыбы умеют спать? И станут ли черные грозовые облака, которые уже год подряд рисует Джетта, когда-нибудь светлей? Должны ли они вообще посветлеть?

С «детской» смертью смыкается смерть «повзрослевшая» в пьесе «Ты видишь призраки» Йорга Менке-Пайцмайера, где движущей силой психологической драмы становится фантом, так удачно найденный автором. Верная, более взрослая тональность... и нельзя не оценить изящество композиции, когда фраза «ты видишь призраки», произнесенная разными персонажами в разное время, является смыслообразующей.

Кому-то школьный моббинг кажется пострашнее смерти (как эмоциональный взрыв — мысль: лучше умереть, чем терпеть эти коллективные издевательства).

Болевой точке нашей действительности без каких-либо географических и национальных привязок посвящена еще одна пьеса Йорга Менке-Пайцмайера «Первый урок»:

«Класс без издевательств, такого не бывает. Это как море без воды или город без домов. Еще в Библии сказано: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.

А Иисус был величайшей жертвой в человеческой истории, он ведь все-таки закончил на кресте».

В своем «Первом уроке» Менке-Пайцмайер предлагает принципиально неожиданное решение проблемы — он меняет местами жертву и палачей. Жертва в отчаянии устраивает индивидуальный террор своим мучителям. Раскаленный, точно оголенный провод, выглядит монолог без пауз, не оставляющий классному «врагу» места, чтоб вставить слово: «Мне ничего не стоило бы заставить парочку из пятого класса работать на себя. Но я ни за что этого не сделаю. Они окончательно сломают тебя, только если ты переймешь их правила игры... Что, черт возьми, во мне такого ужасного, идиотского, больного, ограниченного, некрутого и всячески отвратительного, что я вынужден пить свою мочу?»

Жесточайший спарринг с безмолвным противником автор строит на постоянной смене ритма, который, в свою очередь, возникает из быстрых переключений тем, эмоций, ассоциаций. Работа блестящая, но постановка этой монологической пьесы, боюсь, может представлять определенную трудность, а то и опасность: для удачного ее воплощения на сцене требуется первоклассный актер.

Можно и дальше совершать экскурс по новому сборнику, открывая для себя другой драматургический опыт. Однако, ознакомившись с современными немецкими пьесами (и не только теми, что вошли в этот сборник), скажу честно, я испытала чувство... зависти. Почему? Потому что авторы пьес, представленных в сборнике, смелее, более дерзко, что ли, переводят жизнь на язык драматургии. А театры смелее включают их работы в свой репертуар.

о СоСтоЯнИИ неМецКоЙ Томас Ирмер театральный критик дРаМатуРгИИ дЛЯ детеЙ (журналы «Theater heute»

–  –  –

Ее темой неслучайно стала изменившаяся молодежная культура, где развлечение одновременно означает конкуренцию в самореализации, а в итоге все может оказаться большой манипуляцией.

Кроме того, появились пьесы, в которых авторы представляют отрывки из биографий молодых людей в экзистенциальном измерении. Развод родителей и возникновение проблемных «лоскутных» семей с новыми братьями, сестрами и родителями стали в последнее время частыми темами в драматургии. И здесь бросается в глаза, что драматурги не предлагают быстрых решений, а показывают мучительное и противоречивое развитие протагонистов. Социальная значимость таких пьес заключается в констатации того, что дети тоже познают хрупкость мира без прикрас.

Новой и, несомненно, смелой является тема смерти, потери брата, сестры или когото из родителей. Эта попытка осмыслить и переработать страшную потерю, даже если юный зритель не имел в реальности такого опыта, требует от него большого усилия.

Условие «что было бы, если бы...» всегда витает в воздухе.

Подобные истории, которые, без сомнения, убедительно демонстрируют разные варианты проблемного детства, действуют благодаря двум драматургически необходимым моментам: должна быть узнаваемая, более или менее изменяющаяся повседневность и идентификационный персонаж, увлекающий зрителя тем, что тот сопереживает его проблемам. Эта укорененность в повседневности семьи, друзей и школы — основа для того, чтобы зритель узнал и принял нечто отличное и особенное. Только благодаря этому становится возможным более высокая ступень осмысления экзистенциальной проблемы — ориентации и поиска выхода в мире, который далеко не идеален.

К потере прочных семейных уз в новых пьесах добавляется потеря самого близкого члена семьи. Это другая крайность в детских переживаниях, о которых идет речь в пьесах, где хрупкость детства показана с особой чуткостью. В пьесе Йенса Рашке «А рыбы спят?» десятилетняя Джетта задается вопросом о смерти умершего от лейкемии брата.

Ее монолог — это диалог с публикой, и здесь также возникает момент, когда детям необходимо договориться между собой, а не дожидаться растерянных ответов взрослых.

Это другой вид ободряющей драматургии и, конечно, один из подступов к этой теме.

Пьеса Петры Вюлленвебер «Временно недоступен» выразительно показывает перемены в повседневной жизни семьи, где мать попадает в автокатастрофу. С ее смертью наступает чрезвычайное положение. Как жить дальше? Как — каждый по-своему — переживают эту утрату отец, бабушка и дети? Здесь также отсутствует драматургически предопределенный проблемный оптимизм. Вместо этого внимание заострено на самом слабом, на десятилетнем Нико, который оказывается в большой опасности. Эта пьеса, в отличие от работы Рашке, строится не на рефлексии, а на реакциях персонажей, однако не менее успешно передает особенности подобной чрезвычайной ситуации в семье.

Для зрителей эти новые темы глубоко укоренены в современном мире. И это неудивительно, ведь семья, как ее переживают дети, остается важнейшим микросоциальным полем, даже если темы приобретают новые черты и намного интенсивней связаны с современностью, нежели упомянутые ранее пьесы театра «Грипс» восьмидесятых-девяностых годов, как, например, в пьесе Милены Байш «Принцесса и Пьер», где тонко переданы представления о гендерных ролях мальчиков и девочек в ясно очерченном социальном контексте. Таким образом, эти пьесы, прежде всего, расширяют тематическое поле.

ШАГ 11+ Томас Ирмер. О состоянии немецкой драматургии для детей и молодежи

2. театры В Германии существует определенный ландшафт театров юного зрителя, существующих в больших городах аналогично системе государственных театров, и подчас ТЮЗы входят в эту систему. В ГДР после Второй мировой войны по советскому образцу была создана сеть независимых театров для детей и юношества, которые до сих пор существуют в некоторых городах (Берлин, Дрезден, Лейпциг), сохраняя свою институциональную независимость в художественном творчестве.

В так называемых старых (западных) федеральных землях ТЮЗы — в основном часть системы крупных театров с различными подразделениями (например, в Дюссельдорфе и Мангейме), где благодаря материальному оснащению и квалифицированным творческим кадрам наблюдается развитие детского театра, особенно в плане постановок новых пьес. Именно на этих площадках и происходят эксперименты, детские пьесы входят в репертуар. Есть также небольшие независимые ТЮЗы, однако из-за финансовых причин они не могут себе позволить ставить новые пьесы, тем более заказывать драматургам пьесы для новых постановок.

В немецком театре различают две возрастные группы: детскими считаются пьесы для зрителей от 6 до 12 лет, юношеская драматургия — для зрителя от 12 и старше. В последнее время проводится много экспериментов с театром для самых маленьких, от полутора до четырех лет, что было для немецкого театра совершенно радикальным явлением, поскольку тем самым было покончено с главным постулатом немецкого театра, основанном на рациональном восприятии — «Ты должен это понять!». Импульс для развития такого театра пришел из Скандинавии и мало связан с тем, что представляет собой эта антология, то есть качественные тексты для театра.

3. Проблема авторов Проблема авторов заключается в том, что у них очень мало стимулов писать только для юной аудитории. Немецкоязычный театр известен в России двумя качествами: постоянно появляются молодые драматурги, а их пьесы ставят известные режиссеры. В области детского театра все иначе. Это можно назвать недостатком немецкой театральной системы или, по крайней мере, той областью, которая не дотягивает до уровня лучших произведений режиссуры, сценографии и актерского искусства. Речь идет не об отдельных текстах, а о системе в целом и о роли в ней новых пьес для юношества. Литературный престиж, репутация постановки и общее культурное значение театра для детей и юношества по сравнению со «взрослым» театром значительно ниже.

Поэтому несколько лет назад Театральный центр для детей и юношества во Франкфурте-на-Майне (созданный еще в 1989 году) поставил перед собой задачу поддерживать и отмечать наградами новые пьесы для юного зрителя. В рамках Мюльхаймских театральных дней, важнейшего фестиваля новой немецкоязычной драматургии, с 2010 года проводится отдельный конкурс детской пьесы. За пьесу «А рыбы спят?» Йенс Рашке был награжден призом этого конкурса в 2012 году.

Также «Принцесса и Пьер» Милены Байш получила эту почетную премию. В благодарственной речи Милена Байш призналась, что хочет писать исключительно для своей юной аудитории. Так что можно говорить об определенных изменениях в обществе и театральной культуре за последние пятнадцать лет.

Похожие работы:

«Рабочая программа по русскому языку УМК "Школа России" Пояснительная записка Рабочая программа предмета "Русский язык" для 2 класса составлена на основе: Федерального компонента государственного стандарт...»

«2 1. ЦЕЛЕВАЯ УСТАНОВКА И ТРЕБОВАНИЯ К РЕЗУЛЬТАТАМ ОСВОЕНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ВРАЧЕЙ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ "ПУЛЬМОНОЛОГИЯ" 1.1. Целевая установка програ...»

«Село Барда Село Барда расположено на реке Казмашка. Бардымцы и сегодня помнят предание, как образовались эти названия: "В Барде есть речка Казмашка, это от слова "казым акты" – гуси уплыли. Одна женщина пошла на реку гусей мыть, а гуси-то уплыли. Вот она бежит и кричит: "Казым акты, бар да, бар да" (Гуси уплыли, все, все),...»

«Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Адыгея Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения "Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Адыгея" Государственный доклад "О состоянии санитарноэпидемиолог...»

«Я – человек " Умею – не умею" (младший дошкольный возраст) Цели: акцентировать внимание детей на своих умениях и физических возможностях своего организма; воспитывать чувство собственного достоинства. Ведущий бросает мяч и произносит...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 г.Рудни _ УТВЕРЖДАЮ РАССМОТРЕНО ПРИНЯТО Директор школы На заседании на заседании педсовета методсовета Протокол от И.Д. Дятченкова Протокол от 28.08.2015 №1 Приказ от 31.08...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ №3 к приказу Генерального директора от "07" июля 2010г. № 95 УТВЕРЖДЕНО приказом Генерального директора от "07" июля 2010г. № 95 Правила страхования жизни с выплатой ренты I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ Договор страхования – письменное соглашение между Страховщиком и С...»

«Print to PDF without this message by purchasing novaPDF (http://www.novapdf.com/) Оглавление Введение. 1. Вертикальный и горизонтальный анализ баланса 2. Золотые правила баланса 3. Анализ ликвидности предприятия 4. Анализ показателей ликви...»

«Л.Е.Чернова к.ф.н., Днепропетровск " ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ И СВОЙ СРОК." (Хронотопия иудаизма) В противоположность месту (пространству) и видимому материальному миру, " Время " – понятие таинственное и неуловимое. Его невозможно увидеть или услышат...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.