WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Ближневосточная политика великих держав и арабо-израильский конфликт Том I закономерности и особенности (часть вторая) Министерство образования и науки ...»

-- [ Страница 1 ] --

Ближневосточная политика великих держав

и арабо-израильский конфликт

Том I

закономерности и особенности

(часть вторая)

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Арзамасский государственный

педагогический институт им. А.П. Гайдара»

ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет

им. Н.И.Лобачевского»

Институт стратегических исследований

Ближневосточная политика великих держав

и арабо-израильский конфликт

монография Том I Закономерности и особенности (часть вторая) Нижний Новгород УДК 327 (07) ББК 66.0 Б – 91 Под общей редакцией академика О.А. Колобова

Авторский коллектив:

О.А. Колобов (руководитель), Балашов Ю.А., Балуев Д.Г., Голубин Р.В., Жукарин Р.Ю., Колобов А.О., Корнилов А.А., Коротышев А.П., Макарычев А.С., Панюжева М.А., Рыжов И.В., Сергунин А.А., Сорокин А.С., Хохлышева (Колобова) О.О., Шамин И.В., Шандра А.В.

Рецензенты: доктор исторических наук, профессор Я.Я. Гришин;

доктор политических наук, профессор Р.В.Кабешев;

доктор исторических наук, профессор В.Л.Черноперов Ответственный за выпуск – к.и.н., доцент Голубин Р.В.

Б – 91 Ближневосточная политика великих держав и арабо-израилький конфликт. Монография. В 2-х т. Колл. авт. Под общ. ред. академика О.А.

Колобова. Том 1. Закономерности и особенности. - Нижний Новгород: ИСИ ННГУ; ISBN 978-5-86517-378-6; Изд-во АГПИ им.А.П. Гайдара; 2008 – с. 597 В первом томе коллективной монографии характеризуются закономерности и особенности ближневосточной политики великих держав, осуществляемой на протяжении нового и новейшего времени. Специально рассмотрен сложный процесс урегулирования арабо-израильского конфликта.

Работа написана с привлечением множества оригинальных документов еще не введенных в научный оборот в России и за рубежом. Она предназначена специалистам-международникам, а также студентам, аспирантам, докторантам, преподавателям классических университетов России.

ББК 66.0 ISBN 978-5-86517-378-6 © Коллектив авторов, 2008.

© Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П.

Гайдара © Институт стратегических исследований Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, 2008.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Внешняя политика Израиля во второй половине ХХ века

1. ДИНАМИКА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ СО

СТРАНАМИ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США

Образование государства Израиль стало одним из самых значительных событий на Ближнем Востоке в ХХ веке. Событие, которое оказало влияние не только на отношения между странами региона, но и на международные отношения в целом. До сих пор ситуация и положение дел в регионе представляют одну из самых опасных угроз стабильности и безопасности в мире. По степени драматизма, интенсивности дипломатической активности, влиянию на взаимоотношения между ведущими странами мира арабо-израильский конфликт стал одной из самых острых региональных и международных проблем. За последние десятилетия было предпринято огромное количество попыток мирного урегулирования сложившегося положения, но все они потерпели провал. Ситуация осложняется тем, что мировые державы имеют свои интересы и преследуют свои цели в данном регионе. На территории Ближнего Востока находятся огромные запасы нефти, и мировые державы пытаются установить контроль над данной территорией, проводя политику сообразно своим интересам. В связи с этим представляется интересным рассмотреть взаимоотношения между ведущими странами Запада (такими, как Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Франция и Германия) с новым государством – Израилем, определить позицию, которую занимали данные государства в урегулировании арабо-израильского конфликта.

Задолго до образования Государства Израиль сионистские организации готовили почву «для захвата Палестины», на территории которой к началу XX века проживало 24 тыс. евреев и почти 600 тыс. арабов. Основанная на Базельском конгрессе в 1897 году Всемирная сионистская организация (ВСО) выступила с программой создания в Палестине - тогда одной из турецких провинций - еврейского государства. «Отец сионизма» Т. Герцель мечтал о «великом Израиле», территория которого простиралась бы от Нила до Евфрата и Персидского Залива» [1].

Главным союзником Израиля в построении независимого еврейского государства на Ближнем Востоке были Соединенные Штаты Америки. В течение многих лет правящие круги США исходили из законности английского мандата от 1920 года на управление Палестиной.

Вместе с тем они с самого начала оказали помощь и поддержку сионистским организациям, которые действовали тогда в союзе с английским правительством. Президент В. Вильсон дал согласие на опубликование 2 ноября 1917 года известной декларации английского министра иностранных дел Бальфура, которая предусматривала создание в Палестине «еврейского национального очага». При активной поддержке США и под прикрытием английского мандата в Палестину осуществлялась массовая иммиграция евреев, и в 1945 году их там было уже более 500 тысяч человек при 1 миллионе 100 тысяче арабов [2]. С середины 1940-х годов сионистские организации открыто повели борьбу за вытеснение ослабленной войной Англии из Палестины, ориентируясь на США. К этому времени в Вашингтоне была сделана ставка на постепенную замену английского колониального режима в Палестине господством ишува при понимании того, что действительными хозяевами положения на этой территории будут Соединенные Штаты Америки [3]. Интерес Вашингтона к Палестине особенно возрос в связи с получением американскими монополиями нефтяных концессий в Саудовской Аравии и разработкой проекта нефтепровода из Аравии в Палестину. Поддерживая сионистские организации, правящие круги США исходили также из расчета заполучить голоса евреев, проживающих в США, на выборах в конгресс и президентских выборах.

В октябре 1946 года президент Г. Трумэн поддержал план создания еврейского государства на территории Палестины, выработанный Еврейским агентством - ведущей организацией сионистов в Палестине. При этом Г. Трумэн рассматривал Палестину исключительно с точки зрения «еврейского вопроса», игнорируя интересы палестинских арабов [4]. Президенту весьма импонировали также заверения лидеров ишува в том, что их будущее государство станет «бастионом западного мира» на Ближнем Востоке. При Г. Трумэне стали осуществляться нелегальные поставки американского оружия сионистским организациям. Более того, в правительстве и конгрессе США в 1947-48 гг. обсуждался вопрос о направлении в Палестину в случае необходимости американских войск, чтобы гарантировать образование еврейского государства [5].

В результате, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 181 от 29 ноября 1948 года было объявлено о создании в Палестине двух государств - арабского и еврейского, а также интернациональной зоны Иерусалима [6]. За раздел Палестины проголосовало 33 государства (в том числе Франция, США и Советский Союз), против – 13, воздержалось - 10 (в их числе была и Великобритания) [7].

До сих пор среди исследователей нет единого мнения об истоках конфликта. Существуют различные мнения по этому поводу: одни полагают, что они уходят своими корнями в те времена, когда евреи были изгнаны римлянами из Эрец Исраэль после подавления еврейского восстания под руководством Бар Кохбы в 132 г. н.э. и рассеяны по другим странам. Другие считают, что его признаки появились во второй половине XIX века, когда в Палестину на свой страх и риск устремились группы евреев из России и стран Восточной Европы. Третьи придерживаются точки зрения, что начало конфликту, положило решение Всемирного сионистского конгресса в Базеле (Швейцария) в 1897 году о намерении создать еврейское государство в Палестине. Есть и такие, кто считает началом конфликта Декларацию лорда Бальфура, принятую парламентом Великобритании в 1917 году, о праве евреев на создание своего национального «очага» в Палестине, что явилось правовой международной основой для деятельности сионистов, и, наконец, некоторые полагают, что конфликт начался со времени провозглашения Государства Израиль [8]. Несмотря на различия в определении причин конфликта, мнения исследователей сходятся в одном: поиск путей разрешения данного противостояния, которое продолжается уже более 50-ти лет, являлся одной из самых сложных задач века ХХ и будет таковой в XXI веке.

До Второй мировой войны американское руководство практически не вмешивалось в дела Ближнего Востока. Этот регион целиком находился в сфере влияния европейских стран. Однако в ходе Второй мировой войны США всё больше и больше интересовались Ближним Востоком как по причинам стратегическим, так и из-за интересов американских нефтяных компаний, действующих в этом регионе [9]. Таким образом, вмешательство президента США Гарри Трумэна в ближневосточные дела и последующая поддержка идеи создания Государства Израиль было связано, прежде всего, с проблемой «перемещенных лиц» в Европе. Кроме того, как пишет Е.Е.

Эпштейн в своей работе «Образование государства Израиль и ближневосточная дипломатия США»: «Г. Трумэн был южным баптистом и питал некоторую религиозную симпатию к евреям.

Специальный посланник американского президента, который изучил состояние дел на местах, представил доклад, свидетельствующий об ужасающем положении бывших узников в лагерях для «перемещенных лиц». Кроме того, около 1000 евреев-переселенцев было убито в Восточной Европе в послевоенный период. Еврейские общины США требовали от правительства немедленного вмешательства. Г. Трумэн направил премьер-министру Великобритании К. Эттли письмо, в котором настаивал на том, чтобы 100 тыс. евреев из лагерей для «перемещенных лиц»

были немедленно впущены в Палестину. Но британское правительство отвергло предложение Г.

Трумэна предоставить им такую возможность [10]. Таким образом, создание еврейского государства казалось единственным решением сложившейся проблемы, поскольку в 1947 году США отказались принять существенное число еврейских беженцев на свою территорию. Так же необходимо отметить, что президент Г.Трумэн объявил о признании Соединенными Штатами Израиля de facto за три часа до его официального провозглашения еврейскими руководителями [11], этот факт лишний раз доказывает безоговорочную поддержку американского правительства новому государству. Отмечая вклад Г.Трумэна в дело создания еврейского государства, Д. БенГурион позднее скажет, что «благодаря его помощи нам, благодаря его постоянному сочувствию нашим задачам в Израиле, его отважному решению признать наше государство и неуклонной поддержке, в еврейской истории его имя (Г. Трумэна) сохранится навеки» [12].

В 1946 году Г. Трумэн охарактеризовал Ближний Восток как «район громадного экономического и стратегического значения для США» [13]. Эта оценка региона Г. Трумэном разделялась всеми последующими президентами США. Именно по этим причинам на Ближнем Востоке была создана сеть военно-воздушных, военно-морских баз и военных объектов. В Средиземном море на постоянном боевом дежурстве находится 6-й военно-морской флот США, готовый в любое время выполнить не только военные, но и политические задачи.

Таким образом, исходя из долгосрочных геостратегических планов, Соединенные Штаты

Америки считали и считают своими главными целями на Ближнем Востоке следующие:

– обеспечение контроля над нефтяными и газовыми месторождениями в арабских странах, контроль за добычей и экспортом их энергоносителей;

– военная, политическая и экономическая поддержка Израиля как главного после НАТО союзника США в регионе;

– борьба с воинствующим арабским национализмом и исламским экстремизмом;

– ослабление влияния России в регионе [13].

В первые годы существования Государства Израиль США проводили по отношению к нему политику «дружественного нейтралитета», что объяснялось стараниями американского руководства не повредить процессу привлечения арабских государств к западному блоку.

Тем не менее, отношения между двумя странами развивались стремительно:

В 1950 году Израиль и США подписали соглашения о воздушном сообщении, об оборудовании порта Хайфа, о поддержании воздушной базы в Лоде, о реконструкции и введении в действие около 200 миль железных дорог. 1951 год подписан Договор о дружбе, торговле и судоходстве. В следующем 1952 году – военное соглашение и соглашение об оказании чрезвычайной экономической помощи и соглашение о помощи по обеспечению взаимной безопасности. Затем в 1956 году – соглашение о финансировании программ взаимного обмена в области образования, об оказании культурной и научной помощи Израилю [14]. В последствии все эти соглашения продлевались и дополнялись. Отметим, что главной целью этих соглашений было содействие укреплению военной и экономической мощи Израиля. Также необходимо заметить, что США все время оказывали Израилю политическую поддержку в международном плане, когда в Совете Безопасности или ООН обсуждались конфликтные ситуации на Ближнем Востоке.

Израиль со своей стороны оказывал поддержку политическими и военными средствами планам США [15].

Ситуация в регионе накануне Синайской кампании накалилась. Поставки оружия из восточноевропейских стран арабским государствам привели к тому, что и Запад, опасаясь потерять влияние в арабском мире, начал продавать оружие врагам Израиля. Стремясь восстановить нарушенное равновесие сил, Израиль сконцентрировал дипломатические усилия на поисках поставщиков оружия. Великобритания отклонила просьбу Израиля о поставках тяжелого вооружения, в США эта просьба надолго застряла в бюрократических каналах. Единственной страной, согласившейся поставить Израилю новейшие виды оружия, в тот период времени была Франция [16].

В ходе Синайской кампании, начавшейся 29 октября 1956 года и получившей название операция «Кадеш», Армия обороны Израиля совместно с Великобританией и Францией заняли Синай и сняли морскую и воздушную блокаду Эйлатского залива. Такие действия израильского руководства не нашли поддержки в Соединенных Штатах Америки, которые опасались, что дальнейшее развитие конфликта может привести к эскалации напряженности между двумя блоками. Таким образом, под совместным давлением США и СССР (угрожавших посылкой на Ближний Восток «добровольцев»[17]) израильские войска были отведены на исходные позиции.

Отступление израильских войск завершилось в марте 1957 года лишь после того, как Израиль добился признания права на судоходство по Эйлатскому заливу и прохода в Красное море через Тиранский пролив.

Синайская кампания и последовавшие за нею события подвергли тяжелому испытанию отношения между Израилем и США, на достаточно короткий срок прекратившими оказание Израилю какой бы то ни было помощи. Тем не менее, в последующие два года межгосударственные связи были постепенно восстановлены. США стали оказывать политическую поддержку Израилю и вновь продемонстрировали поддержку естественного права Израиля на мирное и безопасное существование в признанных границах [18].

Здесь необходимо отметить разницу в подходах американского правительства к обеспечению своих интересов в регионе. Если в 1950-е годы США рассчитывали добиться успеха, полагаясь главным образом на свою военную мощь, то в 60-х – начале 70-х годов ХХ века ставка была сделана на использование военного потенциала Израиля. Связано это было, прежде всего, с тем, что в данный период осуществлялись массовые поставки советского оружия в арабские страны, которое те открыто использовали в борьбе с Израилем.

В начале 1960-х годов администрация Дж. Ф. Кеннеди объявила о существовании «особых отношений» с Израилем и заключила с ним соглашение о военных поставках. В дальнейшем администрация Л. Джонсона неуклонно проводила курс на обеспечение военного превосходства Израиля над арабскими странами. Так в 1963 году Израиль получил от США первую партию ракет класса «Земля-воздух», «Хок», в 1964 году – танки, в 1966 году – самолеты «Скайхок» [19].

До 1970-х годов казалось, что военно-политический тандем США – Израиль окончательно подорвал сопротивление арабов, и мирный процесс урегулирования ближневосточного конфликта зашел в глубокий перманентный тупик. Сложившаяся к тому времени военно-политическая обстановка в регионе (ни войны, ни мира, ни переговоров) отвечала интересам Израиля, который использовал её в своих целях [20].

В начале октября 1973 года египетские войска начали наступление, однако, израильские войска не только смогли остановить наступление, но и перехватили инициативу у своих противников. Израильскому правительству не удалось воспользоваться совсем близкой победой, так как из-за опасений, что конфликт может привести к нарастанию напряженности между двумя сверхдержавами - США и СССР - возникла необходимость мирного разрешения сложившейся ситуации. Как заявил позднее президент США Дж. Картер в выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 4 октября 1977 года «война там (имея в виду октябрьскую войну 1973 года) уже приводила мир на грань ядерного противостояния» [21].

Таким образом, поскольку с июня 1967 года Советский Союз не поддерживал с Израилем дипломатических отношений, США взяли на себя роль посредника между Израилем и арабскими странами. Государственный секретарь Генри Киссинджер начал переговоры с заинтересованными сторонами о прекращении огня, подключив к ним Советский Союз. В тот момент существовала реальная возможность политического урегулирования конфликта [22]. 21 декабря 1973 года под эгидой ООН и под председательством СССР и США открылась Женевская мирная конференция по ближневосточному урегулированию, однако, из-за позиции, занимаемой американским и израильским правительствами, существенных результатов достичь не удалось.

Однако, как отмечает в своей работе «Посредничество США в урегулировании ближневосточного конфликта» В.К. Киташов, итоги войны на поверку оказались весьма существенными и далеко не ограничивались созывом Женевской конференции.

Прежде всего, потерпела крах израильская военная доктрина, предусматривающая возможность нанесения военных ударов по арабским странам без существенных для себя потерь.

В этой войне Израиль понес материальные убытки, оцениваемые в 4 млрд. долларов США, что составляло примерно половину валового национального продукта страны в 1973 году. Кроме того, он потерял 2,8 тыс. человек убитыми, 8 тыс. ранеными, 840 танков, 120 самолетов.

Последовавшее в 1973-74 гг. совместное нефтяное эмбарго арабских стран против западных государств и, прежде всего, против США привело к потере последними 0,5 млн. рабочих мест и к сокращению ВНП на 20 млрд. долларов. А по прогнозам, в случае нового подобного эмбарго продолжительностью в шесть месяцев оно привело бы к росту безработицы в США на 1-1,5 млн.

человек и сокращению ВНП на 39-56 млрд. долл.

И, наконец, главный итог войны состоял в том, что американский истэблишмент понял, что провозглашенный президентом Г. Трумэном политический курс на Ближнем Востоке при опоре только на Израиль при игнорировании интересов арабских стран, проводившийся впоследствии всеми президентами Соединенных Штатов и особенно Д. Эйзенхауэром и Дж. Картером, оказался крупнейшей стратегической ошибкой, приведшей к возникновению в регионе негативных процессов антиамериканской направленности.

Крупномасштабные поставки американского оружия Израилю (с 1950 по 1970 гг. Израилю было поставлено оружия на сумму 14,2 млрд. долл., а позднее с 1974 по 1981 гг. Израилю была оказана военная помощь США на сумму 13,5 млрд. долл.) заставили ряд арабских государств обратиться за военной помощью и закупкам оружия к СССР, Китаю и другим социалистическим странам. В итоге Ближний Восток в течение нескольких лет превратился в опасный арсенал [23].

В 1980-е годы сотрудничество между двумя странами переходит на новый уровень развития.

В декабре 1981 года между США и Израилем был подписан «Меморандум о взаимопонимании в области стратегического сотрудничества». Впервые в истории американо-израильских отношений было официально закреплено сотрудничество между обеими сторонами, распространявшееся не только на Ближний Восток, но и на всё Восточное Средиземноморье. Текст и сам дух меморандума были продиктованы «стратегией» американо-советского противостояния. Целью «стратегического сотрудничества», как указывалось в преамбуле, а затем повторялось в статье 1, было «сдерживание угрозы миру и безопасности региона», исходящей от Советского Союза или от других внешних сил, находящихся под советским влиянием [24].

В 1982 году Израиль начинает военные действия против Ливана с целью разгромить находившиеся там палестинские вооруженные формирования. Соединенные Штаты Америки вначале поддержали действия израильского руководства и даже послали туда свои войска в составе многонациональных сил, в которые так же входили французские и итальянские части.

Однако под давлением мирового сообщества они были вынуждены вывести их из Ливана, а так же отказаться от поддержки израильских действий, так как это могло привести к ухудшению взаимоотношений с арабскими странами.

Ещё одним знаменательным для Израиля событием стало подписание «Меморандума о взаимопонимании» в декабре 1987 года сроком на 10 лет, в котором говорилось о том, что Израиль становиться «основным союзником США за пределами НАТО», прежде всего, в области совместных проектов и НИОКР по вооружениям [25].

Вообще необходимо отметить, что политика США по отношению к Израилю в период президентства Р. Рейгана была наиболее дружественной за всю историю американо-израильских отношений. С 1967 года США служили основной политической опорой и источником военной и экономической помощи Израилю. «Особые отношения» с США были главным достижением израильской внешней политики, в определенной мере они компенсировали Израилю ту международную изоляцию, которую создавали вокруг него арабские страны и их союзники [26].

Безвозмездная помощь, оказанная США Израилю между 1984 и 1988 гг., составила 13,25 миллиардов долларов и превысила безвозмездную помощь США за тот же период всем остальным странам, вместе взятым. Израиль был первой страной, с которой США подписали соглашение о беспошлинной торговле в 1985 году, благодаря чему Израиль пользовался режимом наибольшего благоприятствования в торговле, как с США, так и со странами Общего рынка. В 1986 году США пригласили Израиль принять участие в проекте СОИ (аббревиатура от «стратегическая оборонная инициатива»; проект известен также как программа «звездных войн»). А в 1988 году США подписали обязательство содействовать Израилю в разработке противоракетной установки «Хец»

[27].

В январе 1989 года на должность президента США вступил Джордж Буш. Дружественные отношения между США и Израилем, характерные для периода президентства Р. Рейгана и государственного секретаря США Дж. Шульца, сменились прагматичным подходом нового президента и его государственного секретаря Дж. Бейкера. С прекращением «холодной войны»

стратегическая ценность Израиля для США уменьшилась, и в США начала приобретать влияние концепция, согласно которой американские отношения с Израилем основываются не на геополитических и экономических интересах, а на моральных обязательствах, в то время как отношения США с арабскими странами служат глобальным американским интересам и потому не должны зависеть от характера режима в той или иной арабской стране и соблюдения в ней прав человека [28].

Во время визита премьер-министра Израиля И. Рабина 10-11 августа 1992 года президент США Дж. Буш объявил, что американское правительство выступит в качестве гаранта при получении Израилем коммерческих займов на сумму в десять миллиардов долларов, и дал согласие на продажу еврейскому государству партии новейших американских истребителей [29].

Три месяца спустя Дж. Буш потерпел поражение на президентских выборах. Новая администрация во главе с У. Клинтоном так же оказалась одной из самых дружественных в истории американо-израильских отношений. Стремясь добиться активного участия США в политических процессах на Ближнем Востоке, И. Рабин посвятил американское правительство в свой план урегулирования арабо-израильского конфликта. В частности, согласно плану И. Рабина, после достижения договоренности между Израилем и Сирией и передачи последней части Голанских высот вдоль новой границы предусматривалось размещение американских войск, причём предполагалось, что их вывод будет возможен только с согласия обеих сторон. Меньшую роль И. Рабин отводил США в переговорах с палестинскими арабами, поскольку воздействие, которое американская администрация могла оказать здесь, было весьма ограниченным [30].

Ещё одним важным достижением израильского правительства в данный период стало согласие США не требовать от Израиля присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия. Такое положение позволяло Израилю продолжить свою традиционную политику, не признавая и не отрицая наличие у него ядерного оружия.

Одним из первых шагов, предпринятых Б. Нетаньяху после победы на выборах, на посту премьер-министра, стала поездка в США для встречи с президентом Б. Клинтоном. На повестке дня стояла следующая фаза претворения в жизнь промежуточного соглашения («Осло-2»), подписанного 28 сентября 1995 года премьер-министром И. Рабиным [31]. Новый израильский Премьер заявил, что с момента подписания соглашений в Осло Израиль ещё в начале 1996 года выполнил свои обязательства по отводу войск из шести крупнейших городов западного берега Иордана. Однако основной вопрос, связанный с выводом войск из Хеврона, одного из священных для иудаизма мест, по-прежнему оставался открытым. Именно он явился основной темой переговоров, продолжавшихся вплоть до подписания Хевронского протокола в январе 1997 года.

Согласно этому договору, израильские войска должны были уйти с 80% территории Хеврона.

Хевронский протокол был подписан благодаря активному вмешательству США и Иордании и сопровождался американскими гарантиями, предоставленными как Израилю, так и палестинской администрации. Особенно важным для Израиля было письмо госсекретаря США Уоррена Кристофера, в котором говорилось, что именно Израиль определит масштабы предстоящего отвода войск, исходя из соображений безопасности. Израильские войска сохраняли контроль лишь над обеспечением безопасности жителей небольшого еврейского квартала в Хевроне [32].

Таким образом, используя, политические, экономические и военные рычаги, США удалось превратить Израиль в орудие достижения своих целей на Ближнем Востоке. Разумеется, что дружба с США отвечала интересам руководства Израиля.

В конце 2000 года произошла смена администрации в США, президентом страны стал республиканец Дж. Буш-младший.

Поначалу создавалось впечатление, что ближневосточная политика новой администрации претерпит определенные коррективы по сравнению с моделью, практиковавшейся командой президента Б. Клинтона. В заявлениях сотрудников Госдепартамента делались намеки на стремление США «отстраниться» от прямого участия в процессе урегулирования. Как заявляла в этой связи советник президента по национальной безопасности К. Райс, Вашингтону не следует думать об американской вовлеченности ради «вовлеченности». По её мнению, больше ответственности за будущие переговоры должно быть предоставлено самим израильтянам и палестинцам, а США будет вести себя осторожнее, прежде чем вмешиваться в качестве посредника. Не могло не обратить на себя внимание и заявление представителя Госдепартамента Р. Баучера 8 февраля 2001 года процитировавшего госсекретаря, а именно: что «параметры, обозначенные Б. Клинтоном палестинцам и израильтянам, более не являются американскими предложениями» [33].

В своём выступлении на встрече с премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном 21 марта 2001 года в Вашингтоне Дж. Буш заявил, что его администрация намерена сотрудничать со всеми государствами, чтобы дать миру шанс, и что США не будут оказывать давления на какую-либо из сторон [34]. Вместе с тем он сказал, что начинает процесс перевода посольства США из ТельАвива в Иерусалим, что было расценено рядом журналистов как жест в сторону поддержки Израиля.

Таким образом, можно сделать вывод, что отношения между двумя странами развивались довольно стремительно и результативно, особенно для Израиля. Являясь одним из инициаторов создания еврейского государства, американское правительство на протяжении всей истории существования Государства Израиль оказывало ему экономическую, политическую и военную помощь. Несмотря на существование различных разногласий и проблем, несомненно, США занимают одно из ведущих мест в числе израильских внешнеполитических приоритетов.

На отношения между Израилем и послевоенной Западной Европой и Западной Германией, в частности, в первую очередь повлияли события Второй мировой войны, в ходе которой было уничтожено более 6 миллионов евреев. Контакты между обеими странами начались в связи с соглашением о репарациях.

До подписания Договора в Люксембурге в 1952 году (предусматривал репарации в размере более 1,53 миллиардов евро) [35] вопрос о репарациях являлся важной политической темой в отношениях между Израилем и ФРГ. По причине важности и особого отношения к этому вопросу, эта тема обсуждалась в израильском Кнессете. 9 января 1952 года Кнессет утвердил закон о принятии репараций из Германии В сентябре 1952 года канцлер ФРГ К. Аденауэр подписал соглашение, на основе которого Германия обязалась выплатить репарации жертвам Холокоста. Эти меры составили часть той помощи, которую оказала Израилю Германия для улучшения экономической ситуации в стране.

В общем, немецкие репарации жертвам национал-социализма живущим в Израиле составили около 35 миллиардов евро на конец 2005 года. Ежегодно около 367 миллионов евро перечисляются в счёт репараций. К этому необходимо добавить выплаты в сфере социального страхования и различные специальные выплаты [36].

Несмотря на то, что контакты между сторонами уже активно осуществлялись, нормальные дипломатические отношения были установлены только в 1965 году. Политика ФРГ по отношению к Израилю определялась первое время признанием со стороны Германии лежащей на ней ответственности за судьбу еврейского государства. В 1966-74 гг. члены правительства обеих стран обменялись визитами, кроме того, произошли встречи и парламентских делегаций.

Во время Войны Судного дня правительство ФРГ осудило действия израильской стороны, содействовало принятию проарабской резолюции в Европейском Совете, а также не разрешило пересылать в Израиль военное снаряжение с американских баз в Германии. К началу 1980-х гг.

ФРГ стала склоняться к проарабскому крылу Европейского Совета. На конференции Общего рынка в июне 1980 года она занимала общие с Францией позиции по отношению к арабоизраильскому конфликту.

Тем не менее торговые отношения между Израилем и Германией стали быстро развиваться после подписания соглашения о репарациях (в 1952 году импорт составил 5,3 млн. долларов, а экспорт - 203,4 тыс. долларов; в 1962 году - 62,0 и 28,9 млн. долларов соответственно; в 1972 году

- 228,2 и 103,5 млн. долларов соответственно; в 1975 году - 457,5 и 160,5 млн. долларов соответственно). В 1973 году Германия занимала второе место во внешней торговле Израиля. В 1979 году израильский импорт из Германии достиг 768,1 млн. долларов, а экспорт в Германию млн. долларов. Начиная с 1961 года, Германия предоставляет Израилю долгосрочные займы на выгодных условиях [37].

В 1990-х – начале 2000-х гг. руководство Евросоюза часто занимало антиизраильскую позицию, однако, отношения между Германией и Израилем продолжали оставаться дружескими.

Политика Германии среди других государств - членов Евросоюза - была в большей степени произраильской. Особенно стабильными связи между двумя странами были тогда, когда у власти в Германии находилась коалиция правоцентристских партий: Христианско-демократического союза и Христианско-социального союза [38]. Представитель этой коалиции канцлер Германии Г.

Коль, возглавляя в 1994 году Европейский совет, добился предоставления Израилю «привилегированного статуса», значительно укрепившего израильско-европейские экономические, научные и культурные связи. В 1994 году в течение европейского председательства Германии договор о сотрудничестве, подписанный в 1975 году между Германией и Израилем, получил дальнейшее развитие и привел к созданию сотрудничества в технических и научных сферах между двумя странами начиная с июня 2000 года.

В 1991 году, когда во время войны в Персидском заливе Израиль подвергался ракетным обстрелам, с Германией было заключено соглашение о поставке Израилю трех подводных лодок класса «Дельфин». Две лодки были отданы Израилю бесплатно, а третья была продана на льготных условиях: Германия выделила 350 млн. долларов на финансирование сделки [39].

Германия и Израиль развивают тесное сотрудничество, основанное на общих ценностях и принципах: демократические ценности и наличие общей истории. Политические заявления о наличии между странами особых отношений требуют особого внимания. Такого рода отношения позволят Германии играть более значимую роль в международных отношениях на Ближнем Востоке и трансатлантической арене. Что касается урегулирования ближневосточного конфликта, то Германия старается занимать «справедливую, беспристрастную» позицию, датируемую еще началом 1970-х годов [40].

Вот лишь некоторые примеры такого подхода:

- Германия не поддержала в апреле 2002 европейскую инициативу по наложению экономических санкций на Израиль.

- Германское правительство защищало построение разделительной стены на Западном берегу, заявляя, что она является эффективным и надежным средством для защиты от террористических атак, так же оспаривало в Европейском Союзе заявление о том, что легальность построения такой стены должна рассматриваться в Международном Суде.

- Израиль, со своей стороны, признал Германию как наиболее опытного посредника в процессе урегулирования арабо-израильского конфликта.

- В октябре 2005 года министр внутренних дел Германии О. Шили заявил, что террористические группировки, такие как «Хамас», не должны принимать участие в выборах, если они принимали участие в организации террористических атак.

Таким образом, германо-израильские отношения доказали, что их развитие выгодно обеим сторонам.

Тем не менее, в отношениях между двумя странами существовали и определённые противоречия. Германия во время её председательствования в Европейском Союзе в 1999 году поддержала позицию Я. Арафата и запрос ООП по поводу выполнения Израилем резолюций Генеральной Ассамблее ООН № 181 (ноябрь 1947 года) и № 194 (декабрь 1948 года). Более того, Германия выдвинула условие интернационализации Иерусалима, превратив его в особую зону, основываясь на разделении границ, закрепленное в резолюции № 181.

Начало развития двусторонних отношений между странами в 1965 году совпало с развитием «холодной войны». Германо-израильские отношения преследовали и общие геостратегические цели: создание буфера против экспансии Советского Союза [41]. С концом «холодной войны»

изменились и цели. В ответ на новые угрозы Германия и Израиль развивали сотрудничество по новым направлениям. В течение войны в заливе в 1991 году Германия поставляла в Израиль ракеты типа «Патриот» для защиты от иракских ракет. В период с 1999 по 2000 гг. Германия поставила в Израиль три подводные лодки, которые должны были заменить уже устаревшие модели. В конце войны в Заливе Германия согласилась финансировать основную часть проекта по замене подводных лодок [42].

Тем не менее, ряд исследователей отмечают, что стратегические связи, сплотившие два государства начинают ослабевать. Так, например, профессор Э. Инбар (Efraim Inbar) Центра стратегических исследований Begin-Sadat (BESA) выделяет следующие причины: во-первых, это отсутствие военной угрозы со стороны России, во-вторых, затухание памяти о Холокосте, втретьих, нарастание напряжённости между Израилем и Германией по вопросу об использовании военной силы Израилем для предупреждения террористических атак со стороны Палестинской Автономии и в-четвёртых, объединённая Германия стала уважаемым членом Европейского Союза и международного сообщества [43].

Тем не менее, Э. Инбар отмечает две сферы, сотрудничество в которых может привести к дальнейшему более тесному взаимодействию. Во-первых, обе страны признают наличие угрозы со стороны международного исламистского террора. Несмотря на то, что их позиции могут расходиться в отношении методов и средств борьбы с терроризмом, обе страны сотрудничают в этой сфере. Во-вторых, обе страны обеспокоены угрозой иранских ядерных амбиций. Германия была ключевым игроком в европейской дипломатической тройке, где вместе с Францией и Великобританией старалась заставить иранские власти остановить свою ядерную программу. Хотя в период с 1994 по 1997 гг. для Тегерана Германия была самым важным торговым партнёром, и германская политика в этом отношении чётко следовала своим экономическим интересам. Для Израиля наличие ядерного оружия у Ирана означало бы угрозу не только для самого государства, это подорвало бы безопасность и других государств региона.

К тому же Германия, возможно, более всех других европейских государств заинтересована в скорейшем мирном разрешении арабо-израильского конфликта, когда ей не надо будет больше выбирать между моральной необходимостью поддержки Израиля и экономическими интересами в арабских странах.

После объединения Германии суть германо-израильских отношений не сильно изменилась.

Германия всё ещё рассматривается официальными израильскими лицами как самая произраильская страна в ЕС. Но изменения всё же есть и связаны они, прежде всего, с финансовыми и экономическими интересами Германии на Ближнем Востоке. При этом Германия всё больше обращает внимание на палестинцев. Её финансовая и техническая помощь была в 1994-2000 гг. для палестинцев второй по величине после США. Официальная причина новой политики то, что Израиль больше не считается развивающейся страной. То есть, строго говоря, Израиль больше не имеет права получать экономическую помощь от германского министерства экономической кооперации [44].

Меняется и отношение германского правительства к существованию израильских поселений. До недавнего времени Германия не поддерживала декларации ООН, осуждающие строительство еврейских поселений в Восточном Иерусалиме, однако 13 ноября 1997 года ФРГ в первый раз проголосовала за декларацию ООН, критикующую политику строительства еврейских поселений израильского правительства [45].

Ещё одной немало важной проблемой в отношениях между двумя государствами стала изменение отношения германского общества к проблеме Холокоста. В Германии в конце 1990-х гг. стал углубляться разрыв между мнением политической и академической элиты и подавляющего большинства населения об отношении к Израилю, к евреям и к памяти жертв Холокоста. Многие опросы, произведенные Американским Еврейским Комитетом, подтверждают эти предположения и опасения. Согласно опросу, проведенному в Германии в 1994 году, 70% интервьюированных заявили, что Холокост для них уже не важен, так как это дело 50-летней давности. И степень симпатии к Израилю среди немцев тоже уменьшается.

Это означает, что немцы, особенно родившиеся после 1945 года, больше не хотят нести моральную ответственность за дела своих предков. Сегодняшнее население Германии считает, что уже усвоило свой исторический урок. И объединение Германии усилило тенденцию «закрыть книги истории» [46].

Конечно, пока рано говорить о том, что такое положение оказывает существенное влияние на позицию германского правительства, но, тем не менее, изменения в сознании германского общества уже начались, и в скором времени это даст о себе знать и на политическом уровне.

В течение долгого времени Германия является вторым после США экономическим партнером Израиля. Так в 1980 году Германия поставила Израилю товаров на сумму 788,6 млн.

долларов, а израильский экспорт в Германию составил 548 млн. 700 тысяч долларов. В 2000 году импорт из Германии в Израиль увеличился до 2 млрд. 673 млн. 200 тысяч долларов, а израильский экспорт в Германию до 1 млрд. 521 млн. долларов [47]. Следующие цифры тоже подтверждают данный тезис, так около 100 миллионов евро составляют германские инвестиции в Израиль.

Основными инвесторами являются: Siemens, Volkswagen, SAP, Deutsche Telekom, Henkel.

Израильские инвестиции в Германии составляют около 1 миллиарда евро [48].

Другим серьёзным партнёром на Европейском континенте для Государства Израиль являлось Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Великобритания одна из немногих стран мирового сообщества, которая традиционно имела свои интересы в ближневосточном регионе, где её присутствие насчитывало не один десяток лет. После окончания Первой мировой войны Великобритания получила мандат на управление Палестиной.

Вторая мировая война не только изменила расстановку сил на мировой арене, но и ознаменовала начало нового этапа в жизни региона. Новый глава английского правительства К.

Эттли (получивший свой пост в результате выборов в июле 1945 года) назначил специальную министерскую комиссию для обсуждения положения в Палестине и для определения путей решения проблемы. В ходе работы комиссия пришла к выводу, что необходимо создать в Палестине законодательное собрание и приступить к формированию органов самоуправления.

Так же рекомендовалось ограничить иммиграцию 1500 разрешениями в месяц на въезд для евреев, переживших Катастрофу [49]. После чего еврейское население Палестины начинает вооруженную борьбу против английских оккупационных властей.

Таким образом, попытки Великобритании создать би-национальное государство в Палестине не были приняты ни евреями, ни арабами, и английское руководство в 1947 году передает этот вопрос на рассмотрение Организации Объединенных Наций. Великобритания явно рассчитывала на то, что ООН вернёт Палестину назад под её контроль. Однако надежды Лондона на разрешение этого конфликта в свою пользу не оправдались. США приняли решение занять место Великобритании в качестве господствующей державы на богатом нефтью Ближнем Востоке и взять под свой контроль споры по вопросу о будущем Палестины [50].

Отношение правительства Великобритании к Израилю прошло, также как и Израиля к Британской империи различные фазы. В первые годы существования Израиля, образовавшегося в процессе борьбы с Великобританией, отношение это было скорее недружелюбным. В отличие от США и СССР, при голосовании в ООН по поводу будущего Палестины и создания еврейского государства в Палестине Великобритания воздержалась, после чего английское правительство не признавало Государство Израиль в течение 9 месяцев. Лишь в феврале 1949 года Э. Бевин, министр иностранных дел Великобритании, упорно проводивший проарабскую политику в палестинском вопросе, был вынужден под давлением общественного мнения признать Израиль дефакто, но отношения между Великобританией и Израилем продолжали оставаться холодными [51].

Положение дел несколько изменилось после того, как стало ясно, что послевоенный мир поделен на два враждебных друг другу лагеря. Ситуация сложилась таким образом, что оба государства оказались по одну сторону баррикады. Тем не менее, в начале января 1950 года Израиль отклонил предложение английского правительства о строительстве английских военных баз на территории Израиля и сектора Газа. Это было одно из самых серьёзных стратегических предложений Великобритании на всём протяжении израильско-британских отношений. Премьерминистр Израиля Д. Бен-Гурион отказался от него из-за опасения, что оно маскирует желание Лондона вернуться в Палестину [52].

Ещё в 1955 году английское правительство придерживалось мнения, что Израиль должен уступить часть Негева Египту. Однако 26 июля того года Г. Абд-эль-Насер объявил о национализации компании Суэцкого канала. Это привело к резкому изменению ситуации на Ближнем Востоке. Правительства Великобритании и Франции - основные держатели акций компании - начали подготовку к военной кампании против Египта, нацеленной на установление контроля над зоной канала и свержение режима Г.

Абд-эль-Насера. Таким образом, они оказались союзниками Израиля. В начале сентября 1956 года между военными ведомствами трёх государств были установлены первые контакты, и после нескольких раундов переговоров и консультаций 22 октября 1956 года Д. Бен-Гурион встретился в Севре (близ Парижа) с премьер-министром Франции Г. Молле и специальным посланником премьер-министра Великобритании А. Идена министром иностранных дел С. Ллойдом. В результате этой встречи, несмотря на ряд разногласий между сторонами, был подписан протокол о совместных военных действиях против Египта, которые планировалось начать наступлением израильской армии на Синайском полуострове (предполагалось, что АОИ выйдет на дальние подступы к Суэцкому каналу) и завершить оккупацией зоны канала французскими и британскими войсками под предлогом защиты этой важнейшей международной транспортной артерии [53].

30 октября 1956 года США внесли в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций предложение о немедленном прекращении огня и выводе израильских войск за линию перемирия. Великобритания и Франция наложили вето на этот проект, сходная резолюция была по инициативе США принята Генеральной Ассамблеей ООН 2 ноября 1956 года.

В Войну Судного дня, опасаясь «нефтяного бойкота» арабских государств, консервативное правительство Великобритании заняло явно антиизраильскую позицию. Представители Великобритании выступали в комиссиях Европейского общего рынка с осуждением действий Израиля. Английское руководство наложило эмбарго на поставку Израилю уже закупленного оружия (главным образом танков), что вызвало бурный протест оппозиции [54]. С приходом к власти лейбористской партии эта позиция несколько смягчилась.

Тем не менее, отношения между двумя странами в области культуры и экономики всегда развивались интенсивно и бесперебойно. Великобритания - один из крупнейших импортеров израильских цитрусовых и продуктов цитрусового производства. Общая стоимость израильского экспорта в Великобританию, например, в 1974 году достигла 156,8 млн. долларов, а импорта из Великобритании в Израиль - 543,4 млн. долларов [55].

В период с 1970-х - первой половине 1990-х гг. отношения между Великобританией и Израилем складывались в основном благоприятно. Английское правительство в основе своей не поддерживало антиизраильские резолюции в ООН. В 1980 году представители Великобритании приняли активное участие в подготовке Венецианской декларации Европейского экономического сообщества, в которой говорилось, что Организация освобождения Палестины (ООП) должна стать полноправным участником мирного процесса на Ближнем Востоке. Однако, затем поддержала предложенный президентом США Р. Рейганом план урегулирования ближневосточного конфликта, в котором участие ООП фактически игнорировалось [56].

Когда в 1982 году началась англо-аргентинская война из-за Фолклендских островов, было приостановлено развитие двусторонних контактов в политической сфере между двумя государствами. Английское руководство обвинило Израиль в поставке вооружений Аргентине.

Ухудшила отношения и Ливанская война, поводом к которой стало покушение 3 июня 1982 года арабских террористов на жизнь израильского посла в Великобритании Ш. Аргова [57]. В последствии связи между двумя странами вновь были нормализованы.

В мае 1986 года М. Тэтчер стала первым премьер-министром Великобритании, посетившим Израиль с официальным визитом. Правительство Великобритании отказывалось поддерживать контакты с ООП на высоком уровне, пока эта организация не признает Израиль и не откажется от террористической деятельности (исключением стала встреча заместителя министра иностранных дел Д. Херда с главой политического отдела ООП Ф. Каддуми в Тунисе в 1983 году, вызвавшая протест со стороны Израиля) [58].

Лейбористская партия Великобритании в сентябре 1982 года официально признала ООП законным представителем палестинского народа и призвала к созданию демократического и светского арабского государства. После того, как в декабре 1988 года председатель ООП Я.

Арафат объявил о признании ею резолюций Совета безопасности ООН № 242 и № 338 и осудил терроризм, министр иностранных дел Д. Херд встретился с членом руководства ООП А. Б.

Шарифом (март 1990 года) [59].

Во время войны в Персидском заливе Великобритания была активным участником антииракской коалиции. Ракетные атаки Ирака на Израиль во время этой войны и сдержанная реакция последнего обусловили существенное улучшение отношения британской общественности к еврейскому государству. Важным фактором развития связей между Великобританией и Израилем стал начавшийся во второй половине 1991 года мирный процесс на Ближнем Востоке.

Британское правительство выступило за одновременное прекращение бойкота арабского и еврейского поселенчества на контролируемых Израилем территориях Иудеи, Самарии и сектора Газы [60].

На рубеже тысячелетий отношения между Великобританией и Израилем значительно ухудшились. После начала интифады Аль-Акса британская пресса, представители правительства критиковали Израиль за «излишне жестокие меры», предпринимаемые правительством А. Шарона для её подавления. В период, предшествовавший войне в Ираке, Т. Блэр неоднократно допускал враждебные жесты в отношении Израиля. Официальные британские представители сравнивали Израиль с Ираком и требовали «одинаково строгого подхода к нарушителям резолюций ООН»

[61], но согласие правительства А. Шарона с планом ближневосточного урегулирования «Дорожная карта», поддержка Т. Блэром одностороннего размежевания привели к улучшению отношений между двумя странами.

Двусторонние отношения между Великобританией и Израилем основываются на связях между Соединённым Королевством и Израилем в различных сферах. Великобритания на протяжении долгого времени имеет свои интересы на Ближнем Востоке, принимает активное участие в урегулировании арабо-израильского конфликта. Именно для достижения мира и стабильности в регионе британское правительство выделяет ежегодно около 25 миллионов фунтов стерлингов [62]. Конечно, Великобритания имеет экономические интересы, прежде всего в арабских странах, но при этом её экономика опирается на добычу нефти в Северном море и практически не зависит от внешних поставок углеводородного сырья, что дает стране значительно больше политических «степеней свободы», чем прочим государствам Западной Европы [63].

Во время голосования в ООН по резолюции № 181 Франция была одной из 33 стран, поддержавших раздел Палестины и создание нового еврейского государства [64].

После образования Государства Израиль в 1948 году Франция являлась одним из его главных союзников и торговых партнеров. В 1955 году Франция должна была поставить Израилю 48 самолетов типа Mystere, которыми можно было вооружить одну военную эскадрилью. «Но когда мы прибыли на место на базу в Монт де Марсан (Mont de Marsan), я был удивлен, увидев, что вместо 48 нам предоставили 52 самолета», - вспоминает П. Кедар (P.Kedar), бывший атташе израильских ВВС в Париже [65]. Этот жест красноречиво говорит о том, что в тот момент между Францией и Израилем существовали весьма дружественные отношения.

Тесное сотрудничество между двумя странами осуществлялось и во время войны в районе Суэцкого канала. 29 октября 1956 года спустя три месяца после национализации Суэцкого канала израильские войска при поддержке Франции и Великобритании вторглись в Египет. В середине 1950-х – начале 1960-х годов Франция была для Израиля основным поставщиком оружия и военного оборудования. Сближению двух государств способствовало начало движения за независимость в Алжире и его поддержка египетским лидером Г. Насером, а также открытая конфронтация с Египтом по вопросу о национализации Суэцкого канала. Плодотворное сотрудничество между государствами имело место и в ядерной области. В 1956 году Париж оказал еврейскому государству помощь в строительстве ядерного реактора в Димоне [66]. «Франция играла значительную роль в обороне Государства Израиль и помогала нам в самый трудный момент нашей истории»,- заявил Шимон Перес, будучи в то время министром обороны Израиля [67].

Конечно, помогая Израилю, французское руководство преследовало, прежде всего свои интересы, связанные с Алжиром. В этот период происходит окончательный распад Французской империи: начинается борьба за независимость в одной из самых главных и важных французских колоний - в Алжире. Таким образом, и Израиль, и Франция боролись в тот момент против общего врага – арабского национализма. Французское правительство поставляло вооружение Израилю, а взамен получало разведданные, полученные в основном из Египта, оказывающего помощь воюющим алжирцам.

Серьёзные перемены в отношениях между двумя государствами начались после перехода Франции во главе с Шарлем де Голлем к новому внешнеполитическому курсу, направленному на создание политического и экономического альянса с арабским миром. Тогда впервые была обрисованы контуры политики, получившей название «евро-арабский диалог» - некий симбиоз Европы с арабо-мусульманскими странами, которой предстояло наделить Европейский континент

- и в особенности Францию, главную движущую силу этого проекта - весом и престижем, сравнимыми с Соединенными Штатами Америки [68]. Как известно Францию связывают тесные отношения с арабскими странами: это и бывшие страны-колонии и подмандатные территории, которые всегда поддерживали Палестину. Для Франции было необходимо сохранить контроль и своё присутствие на данных территориях, а также развивать взаимоотношения со странами, от природных ресурсов которых она зависела.

Таким образом существовали исторические предпосылки, способствовавшие сближению и развитию более тесного сотрудничества с арабскими странами. Начиная с 1960-х годов, французское правительство проводит курс на сближение с этими государствами, являясь также активным сторонником сотрудничества с государствами региона в рамках Европейского Сообщества. В результате формируется программа евро-арабского Диалога, которая во многом определила развитие политики Франции по отношению к арабо-израильскому конфликту.

5 июня 1967 года началась Шестидневная Война. Израильская авиация, в состав которой входили французские самолеты типа «Мираж» (Mirage) и «Супер Мистер» (Super-Mystere), уничтожила около 350 самолетов противника [69].

27 ноября 1967 год президент Ш. де Голль выступил с рядом заявлений, в которых он говорил о том, что «евреи остаются такими же какими они были всё это время, то есть народом высокомерным и любящим власть» [70]. Его слова были расценены как антисемитские высказывания многими израильскими изданиями. Израильское правительство заявило о фальсификации истории и оскорблении еврейского народа.

6 января 1969 года французского правительства накладывает эмбарго на поставки вооружений Израилю после израильских налетов на аэропорт в Бейруте 28 декабря 1968 года.

Таким образом, причины резкого охлаждения отношений между двумя странами были связаны не столько с самим государством Израиль, сколько со стремлением Парижа проводить самостоятельную, независимую от США внешнюю политику, в том числе, и на Ближнем Востоке [71].

К тому же в течение 1960-х - 1970-х годов резко активизировалась борьба арабских стран за осуществление права самим распоряжаться собственными национальными богатствами и, прежде всего нефтью. Главный итог этой борьбы заключался в том, что фактически были разорваны задолго до истечения юридических сроков, все основные соглашения о концессиях, навязанные арабским странам иностранными монополиями. Арабские государства устанавливали национальный контроль над ресурсами нефти, добились прав собственности над подавляющей частью активов и имущества монополий, взяли в свои руки административно-производственное руководство над добычей нефти и т.д. Правда, такие сферы нефтяного бизнеса как транспортировка, переработка и сбыт готовой продукции ещё прочно удерживаются в руках иностранных компаний [72]. Но общее ослабление позиций западных корпораций на Ближнем Востоке стало фактом. Как известно, от импорта арабской нефти в большей степени зависит экономика западноевропейских стран. Так, в 1980 году доля арабской нефти в общем потреблении в ФРГ составила 45%, во Франции - 75%, Японии - 75% [73]. В результате, правительства этих стран стремились в меру возможности отмежеваться от прямой поддержки произраильских аспектов политики США на Ближнем Востоке, и Франция не стала исключением, направив свою политику в сторону арабских стран.

Приход к власти во Франции Ф.Миттерана, ли как его называли «друг Израиля», возродил надежду на восстановление былого сотрудничества. Однако им не суждено было осуществиться, хотя такие попытки были сделаны [74].

7 июня 1981 года израильская авиация бомбила в пригородах Багдада ядерный реактор, построенный при помощи Франции.

4 марта 1982 года президент Ф. Миттеран, выступая перед Кнессетом, заявил, что настал тот момент, когда необходимо создать Палестинское государство. В ответ на это М. Бегин сказал то, что во многом определило развитие дальнейших отношений между двумя странами: «… единственная вещь, которая мешает существованию абсолютно доверительных отношений между Францией и Израилем – это ваша поддержка Палестинского государства» [75].

21 августа - 1 сентября 1982 года Франция принимала участие в международной акции, которая позволила военным формированиям ООП и лично Я.Арафату покинуть Бейрут, находившийся под контролем израильских войск в течение двух месяцев.

В 1984 году Ш. Перес выступил с предложением о сотрудничестве между двумя странами в ядерной сфере. Президент Франции дал своё согласие. Предполагалось строительство двух электростанций в Израиле, переговоры между французскими израильскими экспертами проходили в обстановке абсолютной секретности. Однако достичь согласия так и не удалось. Проблема заключалась в том, что Париж собирался реконструировать иракскую электростанцию, разрушенную израильтянами ещё в 1981 году. Израильская позиция заключалась в том, что наличие любой новой электростанции в руках С. Хусейна крайне опасно, в связи, с чем не представлялось возможным начать финансирование франко-израильского проекта. Позднее французские представители заявили о том, что они получили распоряжение прекратить переговоры по данному вопросу [76].

Таким образом, одним из основных камней преткновения в отношениях между Францией и Израилем была и остаётся позиция Парижа в отношении арабо-израильского мирного урегулирования.

Географическая близость к Ближнему Востоку обуславливает заинтересованность Франции в мирном процессе, т.к. ей в значительной мере угрожают последствия нестабильности в этом регионе - терроризм, нелегальная иммиграция, контрабанда, распространение оружия массового уничтожения и т.п.. Прогресс в арабо-израильских переговорах, в этом отношении, является не окончательным, но необходимым условием устранения всех вышеперечисленных угроз. В то же время, Франция, которая традиционно поддерживает тесные контакты с арабским миром, занимает в ближневосточном мирном урегулировании скорее проарабскую позицию. Зависимость Парижа от арабской нефти и его стремление завоевать новые рынки в ближневосточных государствах также усиливают проарабские тенденции французской внешней политики.

В 1990-х гг. активность Парижа на Ближнем Востоке в целом, и в отношении арабоизраильского мирного процесса в частности, значительно возросла. Начиная с прихода к власти Ж. Ширака в конце 1995 года, Франция, с одной стороны, стала «локомотивом» подхода, который отстаивает целесообразность более активной и самостоятельной роли ЕС в урегулировании ближневосточного конфликта, а с другой - наиболее критически настроенным относительно Израиля европейским государством [77]. Позиция Франции относительно арабо-израильского мирного урегулирования основывается на следующих принципиальных моментах: признание права палестинского народа на самоопределение и права на возвращение палестинских беженцев;

признание незаконности еврейских поселений на территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа; непризнание аннексии Израилем Восточного Иерусалима и Голанских высот [78].

Безусловно, такая позиция Франции зачастую идёт в разрез с израильской и не содействует развитию дружеских отношений с Израилем. Тем не менее, Франция последовательно и настойчиво отстаивает эти положения в рамках ЕС, активно влияя на выработку общей европейской политики в отношении арабо-израильского мирного урегулирования. Так, из-за несогласия с проводимой Израилем политикой, Франция на протяжении 5 лет оттягивала утверждение Договора о сотрудничестве между Израилем и ЕС от 1995 года, предусматривающего, среди прочего, создание зоны свободной торговли, включающей ЕС и страны Средиземноморского бассейна. В 2001 году Франция не поддержала бойкот палестинского лидера Ясира Арафата, объявленный американской администрацией Дж. Буша-младшего.

Официальные лица ЕС продолжали встречаться с Я. Арафатом, исходя из позиции Европы, которая признавала легитимность председателя Палестинской национальной администрации.

Безусловно, Франция сыграла ведущую роль в утверждении такого подхода. Так в 2004 году (что несколько выходит за заявленные хронологические рамки) Парижу удалось мобилизовать весь Европейский Союз на единодушное голосование в ООН против возведения Израилем «защитной стены» [79].Франция, с точки зрения израильского руководства, сознательно не препятствует деятельности на своей территории исламских фондов, которые финансируют антиизраильские террористические организации, а также долгие годы оставалась основным препятствием на пути к включению ливанской шиитской организации «Хизбаллах» в список международных террористических организаций [80].

Исходя из вышеизложенного, можно говорить о том, что Израиль выступает категорически против усиления посреднической деятельности Парижа в урегулировании арабо-израильского конфликта, рассматривая его позицию как «предубежденную и деструктивную», а проарабский уклон французской ближневосточной политики объясняет, кроме прочего, усилением политического влияния «исламского фактора» во Франции [81].

Таким образом, в отношениях между Францией и Израилем существовали и сохраняются определенные проблемы. Это объясняется, прежде всего, болезненным восприятием Израилем французской позиции в отношении мирного урегулирования арабо-израильского противостояния, а также проявлений антисемитизма во Франции. Что касается Парижа, то он отвергает большинство обвинений израильской стороны как в предубеждённом отношении к ближневосточному конфликту, так и к своей еврейской общине. Следует отметить, что вышеизложенные проблемы не распространили своё влияние на все сферы франко-израильских контактов и не приобрели необратимого характера. Сохранились тесные контакты между разведслужбами двух стран, торговый обмен за последние пятнадцать лет увеличился до двух миллиардов евро [82], но, несмотря на это политические отношения развивались далеко не безоблачно. В последнее время, они имеют тенденцию к обострению, что, безусловно, будет иметь отрицательное влияние на перспективы дальнейшего развития взаимоотношений между двумя государствами.

На сегодняшний день арабо-израильский конфликт является наиболее сложной задачей для решения не только его непосредственных участников, но и всего мирового сообщества.

Существование постоянного очага напряженности в стратегически важном регионе уже почти 60 лет волнует страны Запады, которые прикладывают усилия для его мирного разрешения.

Необходимо заметить, что военные действия между евреями и арабами начались на следующий день после того, как в результате голосования в Генеральной Ассамблеи ООН согласно резолюции №181 от 29 ноября 1947 года было объявлено о создании в Палестине двух государств

- арабского и еврейского, а также интернациональной зоны Иерусалима [83]. За раздел Палестины проголосовало 33 государства (в том числе Франция, Соединенные Штаты и Советский Союз), против – 13, воздержалось - 10 (в их числе была и Великобритания) [84].

Войны велись на протяжении всей истории существования Государства Израиль, начиная с 1948 года. В этой связи необходимо отметить, что Война Судного дня в 1973 году обозначила новый этап в арабо-израильском конфликте. После окончания войны начались прямые переговоры между сторонами. Переговоры затрагивали вопросы о разъединении войск, о выводе израильских вооруженных сил с захваченного в ходе войны второго берега Суэцкого канала и даже об отводе израильских войск из города Кунейтра на Голанских высотах.

Связано это было, прежде всего, с тем, что две сверхдержавы - Советский Союз и Соединенные Штаты - боялись, что дальнейшее нарастание напряженности может привести к войне между двумя странами. Как заявил позднее президент США Дж. Картер в выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 4 октября 1977 года «война там (имея в виду октябрьскую войну 1973 года) уже приводила мир на грань ядерного противостояния» [85].

После подписания соглашений, достигнутых в результате войны 1973 года, велись переговоры и по другим вопросам. Хотя все эти попытки, как и Женевская конференция, не принесли почти никаких успехов, новый путь все же был намечен.

Необходимость переговоров была очевидна с самого начала конфликта, однако реальное начало диалога между палестинцами и израильтянами было положено сравнительно недавно в 1991 году. Так, пережив несколько десятилетий войн и потрясений, основные противоборствующие стороны арабо-израильского конфликта оказались вовлечены в сложный и противоречивый мирный процесс [86]. Одной из основных причин, способствовавших этому, стал конец биполярного миропорядка, ослабление роли СССР и последующий его распад, когда арабские государства потеряли одного из своих главных союзников, способного противостоять Соединенным Штатам Америки, традиционно поддерживавшим Израиль.

В 1991 году состоялась Мадридская конференция, которая утвердила основной принцип «земля в обмен на мир». Коспонсором мирного процесса наряду с США стал и Советский Союз [87].

В начале 1993 года в Осло начались секретные палестино-израильские переговоры. В результате, было подготовлено соглашение о прекращении конфликта между ООП и Израилем.

Израиль и ООП заключили соглашение о взаимном признании друг друга в качестве партнеров на переговорах. В дальнейшем в соответствии с соглашениями в Осло ООП исключила из Палестинской национальной хартии формулу о непризнании еврейского государства.

После подписания «Декларации о принципах» Израиль заключил с палестинцами следующие соглашения:

а) соглашение о Газе и Иерихоне (4 мая 1994г.);

б) соглашение о предварительной передаче полномочий и обязанностей (29 августа 1995г.);

в) промежуточное соглашение об отводе израильских войск из городов Западного берега, включая г. Хеврон и полосу сектора Газа (25 сентября 1995г.) [88].

Безусловным лидером в процессе мирного урегулирования стали Соединенные Штаты Америки. Европейские страны после израильского вторжения в Ливан в 1982 году и, особенно после окончания Войны в Заливе принимали весьма пассивное участие в урегулировании конфликта. В результате, США на начало 1990-х годов остались единственной державой, принимающей активное участие в этом процессе. Европейский Союз, возглавляемый Францией и Германией, со второй половины 1990-х годов осторожно стал занимать всё более независимую позицию в ближневосточном мирном процессе. С 1994 года в Европейском Союзе высказывались недовольства по поводу пассивной роли наблюдателя и спонсора на Ближнем Востоке, звучали заявления о необходимости изменения отношения к процессу мирного урегулирования и как-то повлиять на ход мирного процесса. Президент ЕС (министр иностранных дел Ирландии) в 1996 году заявил, что ЕС принимает на себя обязательство «по мирному процессу на долгое время, пока на Ближнем Востоке не будет достигнут справедливый и долгосрочный мир» [89].

Политика ЕС на Ближнем Востоке в 1990-е годы виделась европейским официальным лицам, следующим образом:

– участие в международном урегулировании в поддержку мира;

– укрепление демократии, включая помощь в подготовке и проведении выборов на автономных палестинских территориях;

– консолидация, региональная кооперация;

– программы помощи развитию Палестинской Автономии;

– использование влияния ЕС для ускорения мирного процесса [90].

Европейский Союз принимал активное участие в финансовой сфере мирного процесса (ЕС брал на себя в 1996 году около 85% текущих мировых расходов на Палестинскую Автономию) [91]. Таким образом, из-за своего финансового участия в ближневосточном мирном процессе Европа приобрела прямой и материальный интерес в обеспечении прогресса в переговорах Израиля и ООП.

По этой причине ЕС высказал свою озабоченность по поводу прекращения переговоров между Израилем и ООП после победы на выборах премьер-министра лидера партии «Ликуд» Б.

Нетаньяху, а также по поводу заметного ухудшения состояния палестинской экономики из-за закрытия Сектора Газа и Западного Берега, что мешало палестинским рабочим въезжать в Израиль. 27 апреля 1995 года радио «Голос Израиля» объявило о планах правительства Б.

Нетаньяху экспроприировать 131 акр земли в Восточном Иерусалиме, населенном арабами, с намерением построить там новые еврейские кварталы. Это вызвало бурный протест ЕС, так как этот акт, по мнению европейских политиков, незаконен и вредит мирному процессу.

Впоследствии политики ЕС всегда высказывались в подобном тоне в ответ на расширение еврейских поселений.

Поднявшийся уровень дипломатической активности к концу 1996 года отразил длительное разочарование во многих европейских странах по поводу их удаленности от центральных политических путей мирного процесса, когда США действует как единственный внешний посредник между сторонами, а Европа должна обеспечивать большую часть финансовых ресурсов [92].

Для усиления роли Европейского Союза в процессе мирного урегулирования было решено назначить специального европейского эмиссара по мирному процессу. Назначение испанского посла в Израиле Мигеля Анхеля Моратиноса в качестве специального посланника ЕС на Ближнем Востоке по мирному процессу явилось сигналом решимости Европы вдохнуть жизнь в умирающий мирный процесс и её нацеленности на длительную и значительную вовлеченность в дела региона. Однако полномочия эмиссара были так широки и расплывчаты (контакт с конфликтующими сторонами, помощь советами, надзор за соблюдением договоренностей, законов и прав человека), что ожидания европейцев завязли в рутинной работе [93].

В этот же период президент Франции Жак Ширак совершил большой публичный тур по Сирии, Израилю, Сектору Газа, Западному берегу реки Иордан, Египту, Иордании и Ливану. Во время своего визита Ж. Ширак выступал за большее участие Европы в арабо-израильском мирном процессе. В своей речи, обращенной к Палестинскому Законодательному Совету в Рамалле, Ж.

Ширак заявил, что настоящий и долгосрочный мир может наступить только с созданием Палестинского государства [94].

По этой причине Израиль не выразил особой поддержки решению о назначении посланника

- увеличивались опасения, что Европа снова хочет «притянуть одеяло» в сторону арабов с помощью общественного давления на Израиль.

В июне 1997 года состоялся саммит в Амстердаме, на котором заявлялось, что ЕС поддерживает право палестинцев на самоопределение, не исключается возможность создания государства [95]. Чуть ранее весной того же года ЕС призвал обе стороны следовать «кодексу хорошего поведения», иными словами, палестинцы должны сделать все, чтобы обеспечить безопасность Израиля, а Израиль будет уважать демографический и территориальный статус-кво в поселениях, а также соблюдать экономические договоренности. Однако все эти инициативы остались на бумаге [96].

На Интифаду аль-Акса Европа отреагировала довольно вяло. Лишь Бельгия призвала к полному бойкоту израильских товаров, а Дания и Швеция заявили протест, призвав к немедленной «заморозке» политики поселений.

В Европейском Союзе высказывались различные мнения по поводу мирного процесса на Ближнем Востоке. Почти все члены ЕС были едины в том, что администрация У. Клинтона – «нечестный посредник», так как она оказывает необъективную и однозначную поддержку Израилю. Вот почему Европе следует вмешаться, иначе палестинское государство будет сведено к нескольким бантустанам на Западном берегу реки Иордан и в Секторе Газа. Арабский мир сейчас слабее, чем был когда-либо, это происходит из-за того, что европейцы не делали серьёзных попыток повлиять на ход событий, сведя свою роль к экономической помощи. Следует изменить стиль поведения в регионе и попытаться перевесить американскую чашу весов. Правительство же Великобритании придерживалось иной точки зрения: «…активная политика Европы только разозлит Израиль, а ещё хуже, США. Арабы сейчас в таком плачевном состоянии, что вести политику, не оглядываясь на них, сейчас вполне возможно, так как это больше не повлечет наказаний в виде бойкота (по крайней мере, для стран, пользующихся нефтью Северного моря).

Таким образом, можно позволить себе отойти от палестинского минного поля, оставив его Америке, и сконцентрироваться на торговле» [97].

Таким образом, посредническая роль Европейского Союза ограничена, прежде всего, тем, что внутри его нет единства мнений по этому поводу, которое необходимо для проведения более эффективной посреднической деятельности. В этой связи интересно рассмотреть позиции основных членов Европейского Союза – Франции, Германии и Великобритании.

Французское правительство одно из наиболее заинтересованных в Европе в скорейшем разрешении конфликта. Францию характеризует колониальное прошлое, давние связи со всеми действующими лицами на Ближнем Востоке, особенно с арабским миром, отсюда эта страна считается самой лояльной к арабам.

Тем не менее, изначально отношения между Францией и Израилем носили дружественный характер. Осуществлялись тесные контакты между армиями двух стран: обмен информацией, секретными сведениями, встречи офицеров различных рангов. Ш. де Голль описывал в своих воспоминаниях, как, придя к власти (июнь 1958 года), он обнаружил, что Израиль имел постоянный доступ во все французские штабы и службы [98].

Однако с середины 1960-х гг. отношения между двумя странами начали ухудшаться. Это было связано с общим изменением внешней политики Франции, наступившим после подписания 18 марта 1962 года Эвианских соглашений о прекращении войны в Алжире и о предоставлении этой стране независимости. Франция начала укреплять отношения со странами третьего мира, к которым относились арабские государства, что в свою очередь вело к росту напряженности в отношениях с Израилем. На этот процесс повлияла растущая зависимость Франции от поставок арабской нефти, стали ослабевать военные связи между двумя странами, резко сократились обмен военными делегациями, число наблюдателей на маневрах.

Франция постепенно перестала оказывать поддержку Израилю в международных организациях, а 31 декабря 1968 года Ш. де Голль объявил эмбарго на поставки оружия в Израиль (рейд израильтян на Бейрутский аэропорт).

Отношения между двумя странами стали улучшаться после прихода к власти во Франции в мае 1981 года Ф. Миттерана, который пытался проводить более сбалансированную политику на Ближнем Востоке. Стали укрепляться политические, экономические и культурные связи, что нашло свое выражение в визитах Ф. Миттерана в Израиль в марте 1982 года и в ноябре 1992 года;

в то же время французское правительство по-прежнему было тесно связано с ООП.

После прихода к власти во Франции в начале 1995 года Ж. Ширака отношения между двумя странами в основном не изменились, хотя Франция стала занимать более проарабскую позицию, чем в предшествующие годы. С этого времени Франция стремится играть более важную роль в урегулировании ближневосточного конфликта. 7 января 1998 года МИД Франции заявил, что если Израиль, Сирия и Ливан попросят Францию быть гарантом соглашения между ними, то французы готовы гарантировать выполнение подписанных ими соглашений [99]. Французские представители неоднократно заявляли, что в случае, если к ним обратятся заинтересованные стороны, французские войска могут быть размещены на границе Ливана и Израиля [100].

Позиция Франции относительно ближневосточного мирного урегулирования основывается на следующих принципиальных моментах: признание права палестинского народа на самоопределение и права на возвращение палестинских беженцев; признание незаконности еврейских поселений на территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа; непризнание аннексии Израилем Восточного Иерусалима и Голанских высот [101].

Исходя из вышеизложенного, следует говорить о том, что Израиль выступает категорически против усиления посреднической деятельности Парижа в урегулировании арабо-израильского конфликта, рассматривая его позицию как «предубежденную и деструктивную», а проарабский уклон французской ближневосточной политики объясняет, кроме прочего, усилением политического влияния «исламского фактора» во Франции [102].

Германия на Ближнем Востоке в политической сфере считается самой произраильской страной, однако в последнее время позиция германского руководства несколько меняется, что связано, главным образом, с экономическими интересами государства.

Во время Войны Судного дня правительство ФРГ не заняло позиции полного нейтралитета и содействовало принятию проарабской резолюции в Европейском Совете, а также не разрешило пересылать в Израиль военное снаряжение с американских баз в Германии. К началу 1980-х гг.

ФРГ стала склоняться к проарабскому крылу Европейского Совета. На конференции Общего рынка в июне 1980 года она занимала общие с Францией позиции по отношению к арабоизраильскому конфликту.

Тем не менее, в отношениях между двумя странами существовали и противоречия.

Германия во время ее председательствования в Европейском Союзе в 1999 году поддержала Я.Арафата и запрос ООП по поводу выполнения Израилем резолюций Генеральной Ассамблее ООН № 181 (ноябрь 1947) и № 194 (декабрь 1948). Более того, Германия выдвинула условие интернационализации Иерусалима, превратив его в особую зону основываясь на разделение границ, закрепленное в резолюции № 181.

Меняется и отношение германского правительства к существованию израильских поселений. До недавнего времени Германия не поддерживала декларации ООН, осуждающие строительство еврейских поселений в Восточном Иерусалиме, однако 13 ноября 1997 года ФРГ в первый раз проголосовала за декларацию ООН, критикующую политику поселений израильского правительства [103].

Великобритания больше всех европейских стран связана с Ближним Востоком исторически.

У неё сложились дружеские отношения и тесные торговые связи с Иорданией, Саудовской Аравией, Кувейтом и Оманом, а также она, в отличие от своих европейских партнеров, не зависит от импорта нефти. Английское правительство на протяжении долгого времени проводило свою политику в регионе. Великобритания сыграла важную роль в формулировании резолюции № 242 в Совете Безопасности ООН об урегулировании арабо-израильского конфликта.

В Войну Судного дня, под угрозой нефтяного бойкота арабских государств, правительство Великобритании заняло антиизраильскую позицию, которая выразилась в выступлениях его представителей в комиссиях Европейского общего рынка и в наложении эмбарго на поставку Израилю уже закупленного оружия (главным образом танков). Великобритания в 1970-х – первой половине 1990-х гг. как правило, не поддерживала антиизраильские резолюции в ООН. В 1980 году представители Великобритании приняли активное участие в подготовке Венецианской декларации Европейского экономического сообщества, в которой говорилось, что Организация освобождения Палестины (ООП) должна стать полноправным участником мирного процесса на Ближнем Востоке, однако затем поддержала предложенный президентом США Р. Рейганом план урегулирования ближневосточного конфликта, в котором ООП фактически игнорировалась [104].

С началом процесса мирного урегулирования в 1991 году британское правительство выступило за одновременное прекращение бойкота арабского и еврейского поселенчества на контролируемых Израилем территориях Иудеи, Самарии и сектора Газы [105].

В последнее десятилетие ХХ века английское правительство всё чаще обвиняли в том, что для Великобритании хорошие отношения с США не менее (а возможно, и более) важны, чем обязательства перед партнерами по ЕС.

Таким образом, находясь в непосредственной близости от Ближнего Востока, Европейский Союз заинтересован в мирном процессе и установлении стабильности в регионе. Европа подвержена последствиям неразвитости и нестабильности на Ближнем Востоке, терроризму, нелегальной иммиграции, контрабанде, а также более опасным проявлениям, в том числе распространению оружия массового поражения. Прогресс в арабо-израильских переговорах – это не окончательное, но необходимое условие устранения всех этих угроз [106].

Европейский Союз обладает экономическими (его доля в международной экономической помощи Палестинской автономии составляет 53%, в то время как американская равняется 11%) [107] и военными возможностями для увеличения своей роли в процессе мирного урегулирования, чтобы быть таким же посредником, как и США. Но посланник ЕС представляет 27 различных государств, каждое из которых имеет свои цели, обладают разным историческим опытом. Многие страны считают сферу внешней политики своей личной, не подлежащей подчинению общеевропейским интересам сферой своего суверенитета. Согласия по данному вопросу нет даже среди основных членов ЕС (Франция, Германия, Великобритания). Таким образом, основная слабость Европы – то, что сегодня она не является достаточно признанным действующим лицом, которое может продвинуть мирный процесс и которому доверяют противоборствующие стороны.

Ещё одна проблема заключается в том, что являются ли Соединенные Штаты и Европейский Союз союзниками в процессе мирного урегулирования. Европейские государства не желают больше действовать в фарватере политики, проводимой Соединенными Штатами. Европейские дипломаты выдвигают собственные инициативы по урегулированию конфликта. При этом позиция ЕС по установлению мира на Ближнем Востоке не всегда полностью совпадает с мнением американской стороны. Американские официальные лица, в свою очередь, расценивают европейские заявления и действия как вмешательство в мирный процесс, которое только осложняет и без того трудную задачу продвижения диалога между противоборствующими сторонами. Результатом этого являются взаимные обиды и обвинения, а американо-европейские разногласия по ближневосточным вопросам сказываются на всем комплексе отношений между государствами [108].

Ещё к концу 1980-х годов, во многом благодаря последовательным усилиям США, как в одностороннем порядке, так и при содействии СССР были созданы необходимые предпосылки для начала арабо-израильского мирного процесса и всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. Существенным катализатором политико-дипломатического поиска на этом пути послужил кризис в Персидском заливе, придвинувший Израиль и арабские государства к порогу новой войны и обостривший до крайности отношения между самими арабскими странами.

Активизировались контакты по ближневосточной проблеме между СССР и США, носившие регулярный характер с 1986 года.

Все эти обстоятельства подготовили проведение 30 октября-1 ноября 1991 года в Мадриде мирной конференции по Ближнему Востоку между арабскими государствами и Израилем на основе резолюций Совета Безопасности 242 от 22 ноября 1967 года и 338 от 22 октября 1973 года, предусматривающих освобождение Израилем всех оккупированных им с 1967 года арабских территорий и право всех государств региона на независимое существование в пределах признанных границ («мир в обмен на землю») [109]. Сопредседателями Мадридской конференции стали СССР и США. Основные переговоры в рамках Мадридского процесса вплоть до их прекращения в сентябре 2000 года велись на палестинском, сирийском, ливанском и иорданском направлениях.

Самым важным итогом мадридской встречи являлось то, что стороны приняли формулу последующих прямых переговоров: «Мир в обмен на территорию» [110]. Впервые за стол переговоров были приглашены все непосредственно задействованные в конфликте стороны, были намечены пути к двусторонним прямым переговорам, к признанию общих интересов, при этом сама идея двусторонних переговоров перестала увязываться с необходимостью многосторонних контактов и переговоров. Наряду с этим окончательно сформировался институт коспонсорства.

Вместе с тем, можно говорить о том, что именно после мадридской встречи Соединенные Штаты Америки стали доминирующей силой на Ближнем Востоке [111]. После неё произошли весьма серьезные изменения, которые отразились как на дальнейшем ходе развития процесса мирного урегулирования, так и на роли США в нём: 1) с распадом СССР сменившая его на международной арене Россия стала оказывать определенное давление на арабские государства, призывая их к началу более активных действий в направлении достижения всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке; 2) в 1992 году в Израиле произошла смена правительства. Израильский парламент принял решение о начале контактов с ООП; 3) после второго и третьего раундов мадридских переговоров палестино-иорданская делегация распалась на палестинскую и иорданскую, и каждая из сторон стала самостоятельно решать свои проблемы с Израилем.

Иордания заключила с Израилем соглашение о повестке дня и ожидала развития переговорного процесса по другим направлениям; 4) завершился процесс трансформации палестинской проблемы из общеарабской в сугубо палестинскую, что лишало палестинцев активной поддержки арабского мира и вынуждало пересмотреть собственные позиции; 5) наконец, Израиль, под воздействием целого ряда внутренних и внешних факторов получил возможность начать претворение в жизнь своего подхода, вынашиваемого практически со времен первой арабоизраильской войны 1948 года: через прямые двусторонние переговоры к урегулированию. Вопрос был лишь о том, с какой из арабской стран в этот исторический период начать диалог.

Нужно сказать, что все перечисленные изменения позволяли Вашингтону занять главенствующую позицию и максимально проявить себя в качестве основного посредника между конфликтующими сторонами. Наряду с этим конференция дала значительный толчок переговорному процессу на Ближнем Востоке.

13 сентября 1993 года в Вашингтоне Израиль и ООП, а от имени сопредседателей Мадридской конференции госсекретарь США и министр иностранных дел РФ подписали «Декларацию о принципах организации временного самоуправления», в соответствии с которой целью палестино-израильских переговоров объявлялось установление палестинского временного самоуправления (Палестинской Национальной администрации - ПНА) на Западной берегу реки Иордан и в секторе Газа, а также учреждение на основе выборов Палестинского Совета, которому передавалась власть в этих районах, рассматриваемых отныне как «единая территория». В качестве первого шага предусматривалось введение палестинского самоуправления в секторе Газа и районе Иерихона (Западный берег), с оговоркой, что оборона, безопасность и внешние отношения остаются прерогативой Израиля.

В апреле 2001 года с полезной совместной инициативой выступили Египет и Иордания, предложившие, чтобы палестинцы и израильтяне сделали встречные шаги по прекращению конфронтации и принятию мер доверия и одновременно и параллельно с этим - возобновили переговоры по окончательному статусу политического урегулирования [112]. При этом было заявлено о необходимости сохранения и развития прогресса, достигнутого на переговорах за период с ноября 1999 года по январь 2001 года (т.е. за время нахождения у власти в Израиле правительства Э. Барака) и главное - указывалось на необходимость установления срока в один год для разрешения коренных вопросов политического урегулирования [113]. Египетскоиорданская инициатива не была, однако, поддержана ни Израилем, ни Вашингтоном, который противопоставил ей свой план, названный по имени его автора, «планом Митчелла». Толчком к появлению на свет этого плана (21 мая 2001 года) послужила состоявшаяся 16 октября 2000 года по инициативе Египта многостороння встреча на высшем уровне в Шарм аш-Шейхе, в которой приняли участие Я. Арафат, Э. Барак, президенты Б. Клинтон и Х. Мубарак, король Иордании Абдулла II, Генеральный секретарь ООН К. Аннан и верховный комиссар ЕС по международным делам Х. Солана. На встрече было решено создать комиссию по установлению фактов с целью выяснения причин столкновений на палестинских территориях, последовавших за посещением А.

Шароном Храмовой горы у мечети Аль-Акса 28 сентября 2000 года.

В соответствии с этим решением такая комиссия была создана Б. Клинтоном 7 ноября 2000 года в составе сенатора США Дж. Митчелла (глава комиссии), бывшего президента Турции С.

Демиреля, Х. Соланы, министра иностранных дел Норвегии Т. Ягланда и бывшего сенатора США У. Рудмана. Результатом работы комиссии, неоднократно выезжавшей в регион и имевшей встречи с руководством Израиля, ПНА, Иордании и Египта, явился «доклад комиссии Митчелла», содержащий рекомендации, включенные впоследствии в той или иной форме в многочисленные документы ООН. Привлекательность «плана Митчелла» в его изначальном виде состояла в том, что он ориентировал на возобновление переговоров об окончательном статусе как непременном условии нормализации обстановки в регионе и к тому же выдвигал требование о замораживании израильской программы строительства поселений на оккупированных землях, на чем в особенности настаивали арабские государства, в том числе в формате египетско-иорданской инициативы. Вместе с тем в докладе отсутствовало прямое осуждение посещения А. Шароном Храмовой горы, хотя и отмечалось, что это событие произошло «в неподходящее время» и содержало «прогнозируемый элемент провокации». В результате последовавшей целенаправленной дипломатической активности США из «плана Митчелла», дабы он стал приемлем израильтянам, постепенно были удалены положения о необходимости прекращения Израилем поселенческой деятельности, а начало переговоров об окончательном политическом урегулировании было увязано, притом в ультимативной форме, с прекращением палестинцами интифады, безотносительно к насильственным мерам, применяемым израильскими войсками и полицией в отношении палестинцев.

Такая интерпретация «плана Митчелла» была закреплена выдвижением в июне 2001 года директором ЦРУ США Дж. Тенетом так называемого плана «консолидации прекращения огня» плана Тенета», который делал основной упор на восстановление сотрудничества между палестинцами и израильтянами в сфере безопасности и на возвращение ситуации к положению, существовавшему до 28 сентября 2000 года, совершенно не касаясь при этом вопросов переговоров между обеими сторонами по окончательному статусу урегулирования. В последующем оба плана были объединены в план «Тенета-Митчелла» и под этим названием стали фигурировать в документах ООН, в том числе в резолюциях Совета Безопасности.

Нужно сказать, что Регион Ближнего Востока традиционно входит в так называемую «зону жизненно важных интересов США» [114]. Администрация США рассматривает Израиль в качестве своего стратегического союзника на Ближнем Востоке. Данный подход объясняется фактором влиятельного еврейского лобби на администрацию и Конгресс США. В период правления Президента Б. Клинтона подходы Вашингтона к проблеме Ближневосточного урегулирования заключались в следующем: 1) Возобновление палестино-израильского мирного диалога. Согласно соглашению Осло-2 под палестинское самоуправление должно было перейти 30 % оккупированных территорий, однако израильское руководство заявило о согласии освободить только 9 % территорий, что и привело к фактическому замораживанию переговорного процесса. В этой связи Вашингтон выступил с альтернативной инициативой о первоначальной передаче палестинцам 13 % территорий. Руководство ООП под нажимом американской администрации согласилось с данным предложением, однако правительство Б.Нетаньяху не изменило своей позиции по данному вопросу. 2) В отношении вопроса о статусе Иерусалима, позиция США близка к израильской позиции. Об этом свидетельствует решение Конгресса США о признании этого города столицей Израиля. Вместе с тем, учитывая значение этого города для исламских и арабских государств, Белый Дом не стремился делать официальных правительственных заявлений на этот счёт. Под давлением администрации Конгресс отложил рассмотрение вопроса о переносе Посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Вашингтон также выступил с критикой принятой израильским правительством программы развития Иерусалима. С другой же стороны, на голосованиях в ООН по проблеме Иерусалима американский представитель неизменно выступал против резолюций, осуждающих политику Израиля. 3) США проводят линию против активного вмешательства ООН в разрешение данных противоречий между израильтянами и палестинцами, выступая за их урегулирование в рамках двусторонних переговоров. 4) Осуществление мер по нормализации отношений Израиля с Ливаном и Сирией. Прерванные в 1996 году мирные переговоры, до настоящего времени не возобновлены. Администрации Белого Дома удалось инициировать, начиная с конца 1997 года, закрытые израильско-сирийские контакты, также продолжается работа по восстановлению ливано-израильского диалога. Однако каких-либо практических результатов на данном направлении до настоящего времени достигнуто не было. 5) В арабском направлении своей ближневосточной политики, США рассматривают Египет и Иорданию в качестве своих стратегических партнеров. Данный подход связан с тем, что эти страны имеют определенный политический вес в арабском и исламском мире, а также являются единственными арабскими государствами, подписавшими мирный договор с Израилем.

Говоря о стратегии США по урегулированию ближневосточного конфликта, следует отметить полномасштабную поддержку Вашингтоном своего стратегического союзника по региону – Израиля (при сохранении и даже некотором наращивании экономической помощи арабским государствам) и постоянную фиксацию присутствия США в зоне арабо-израильского конфликта в качестве миротворца [115].

Тактика Соединенных Штатов Америки в арабо-израильском урегулировании заключается в следующем: периодически демонстративно отстраняясь от активного участия в арабо-израильском процессе, они выжидают момент, когда прямые переговоры между представителями сторон заходят в тупик, после чего уже обе стороны конфликта требуют непосредственного вмешательства первых лиц американской администрации, в том числе и самого президента [116].

Тем самым США получают прямое подтверждение своей роли единственного возможного миротворца, способного влиять на обе стороны конфликта.

Провозглашение Государства Израиль 14 мая 1948 г. завершило длительный период борьбы сионистского движения за создание еврейского национального очага в Палестине, а затем, следовательно, и государства [117]. Нужно сказать, что история данного государства представляет особый интерес для исследователей. Созданный в центре арабского мира и непризнанный своими соседями Израиль на протяжении многих лет сталкивался с серьезными угрозами и был вынужден принимать меры для обеспечения своей безопасности.

Можно сказать, что с самого начала своего существования Израиль был включён в сложнейший комплекс международных отношений периода «холодной войны». Его руководство не могло проводить политику неидентификации и в силу объективных причин делало ставку в своей политике в первую очередь на Западные страны и в частности на США [118]. При этом СССР практически автоматически становился противником Израиля.

Надо отметить, что военные успехи Израиля в арабо-израильской войне 1948 года способствовали его признанию со стороны многих стран мира. Наметились улучшения в отношениях с США и даже Великобританией. Тем не менее, позиция израильского правительства официально продолжала оставаться «нейтральной» - в контексте разделения мира на два лагеря.

Нужно сказать, что арабо-израильская война 1967 года показала, что в своей внешней политике Израиль прежде всего ориентируется на страны Запада, но при этом в достижении политических целей руководствуется прежде всего своими собственными интересами. В течение Шестидневной войны Израиль практически уничтожил египетские военно-воздушные силы и установил свою гегемонию в воздухе. Война стоила арабам утраты контроля над Восточным Иерусалимом, потери Западного берега реки Иордан, сектора Газа, Синая и Голанских высот на израильско-сирийской границе.

22 ноября 1967 года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 242, содержавшую основное условие достижения политического урегулирования на Ближнем Востоке, а именно требование о выводе израильских вооруженных сил со всех территорий, оккупированных во время недавнего конфликта. Она также предусматривала назначение Генеральным секретарем ООН специального представителя, которому вменялось в обязанность «установление и поддержание контактов с заинтересованными государствами в целях содействия достижению соглашения» (им был назначен шведский дипломат Г. Ярринг). Однако миссия Г.

Ярринга не смогла достигнуть желаемых результатов из-за отказа Израиля признавать и выполнять эту резолюцию и его требования прямых переговоров с арабскими странами. К марту 1969 года Израиль закончил строительство глубокоэшелонированной «линии Бар-Лева», протянувшейся вдоль всего восточного берега Суэцкого канала. Эта система укрепрайонов стала символом израильского господства на Синайском полуострове. В марте 1969 года Гамаль Абдель Насер объявил, что его страна больше не признает соглашение о прекращении огня, и артиллерийские дуэли по берегам канала возобновились.

Однако вопрос о разрешении противоречий мирными средствами всё чаще стал появляться в повестке дня как арабских стран, так и государства Израиль. Впервые возможность такого диалога появилась после октябрьской войны 1973 года и постепенного утверждения в Палестинском движении сопротивления (ПДС) реалистических тенденций: согласие большинства палестинского руководства добиваться создания независимого палестинского государства не через освобождение всей Палестины и не вместо Израиля, а рядом с ним, на части территории бывшей подмандатной Палестины, а именно – на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа, оккупированных Израилем в июне 1967 года; признание палестинским руководством в лице ООП значения политических методов борьбы за удовлетворение национальных требований палестинского народа и необходимости отказа от экстремизма в деятельности отдельных группировок и течений в ПДС, готовность ООП к участию при определенных условиях в конференции в Женеве в декабре 1973 года для поисков мирного решения арабо-израильского конфликта.

Возникновение и развитие двустороннего диалога представляло собой попытку найти точки соприкосновения по ряду основных проблем, отойти от старых стереотипов и выработать общие подходы в поисках выхода из сложившейся многолетней тупиковой ситуации в палестиноизраильских отношениях. Постепенно выкристаллизовывались два направления в развитии израильско-палестинского диалога: первое – между компартией Израиля и ООП, второе – между «умеренными» сионистами и ООП [119].

Первая официальная встреча представителей ООП и КПИ состоялась в мае 1977 года в Праге. Она, по мнению Генерального секретаря ДФОП Н. Хаватмы, свидетельствовала о готовности ООП идти на широкие контакты с миролюбивыми силами Израиля. Необходимо отметить тот факт, что израильско-палестинские контакты и встречи в середине и конце 1970-х годов имели большое значение для поисков взаимопонимания между палестинцами и израильтянами. В начале 1980-х годов продолжались встречи представителей израильских коммунистов во главе с М. Вильнером с палестинскими группировками, ориентировавшимися на Я. Арафата. Вместе с тем с начала 1980-х годов и особенно после вторжения Израиля в Ливан в июне 1982 года правящие израильские круги усилили антипалестинскую кампанию, крайне осложнившую деятельность миролюбивых сил Израиля в пользу продолжения диалога.

17 сентября 1978 года в Кемп-Дэвиде премьер-министр Израиля М. Бегин и президент АРЕ А. Садат, а также президент США Дж. Картер (формально в качестве свидетеля) подписали «Рамки для мира на Ближнем Востоке» и «Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем». Первый документ имел целью обеспечить выгодное для Израиля и США решение палестинской проблемы путем предоставления ограниченного «самоуправления»

палестинцам Западного берега р. Иордан и сектора Газа при сохранении фактического контроля Израиля над этими территориями. На основе второго спустя 16 месяцев был подписан сепаратный египетско-израильский мирный договор 1979 года. Египетско-израильский мирный договор был подписан в Вашингтоне 26 марта 1979 года после сепаратных переговоров между президентом Египта А. Садатом и премьер-министром Израиля М. Бегином, а также президентом США Дж.

Картером (в качестве свидетеля) и вступил в силу 25 апреля того же года.

Этот договор завершил состояние войны, существовавшей между двумя странами в течение 30 лет. В соответствии с этими соглашениями Израиль целиком возвратил Египту Синайский полуостров, а Египет признал право Израиля на существование. Два государства установили дипломатические отношения друг с другом. Соглашения в Кэмп-Дэвиде стоили Египту исключения из Организации Исламская конференция и из Лиги арабских государств (членство было восстановлено соответственно в 1984 и 1989 годах), а его президенту Анвару Садату жизни (убит во время военного парада 6 октября 1981 года).

Сам договор состоит из преамбулы, 9 статей и ряда приложений. Все протоколы, дополнения и карты, прилагаемые к договору, рассматриваются как неотъемлемая часть договора.

В увязке с договором следует рассматривать также одновременно с ним подписанные госсекретарем США С. Вэнсом и министром иностранных дел Израиля М. Даяном два меморандума: о безопасности Израиля и о поставках нефти Израилю [120].

В тексте договора и приложениях говорилось о восстановлении суверенитета Египта над Синайским полуостровом после завершения вывода израильских войск, рассчитанного на три года. Для обеспечения выполнения договора Египет, Израиль и США договорились о размещении на Синае «сил и наблюдателей ООН» [121]. Однако после фактического отказа Совета Безопасности обеспечить размещение сил ООН на Синае США, Египет и Израиль сформировали так называемые «многонациональные силы», костяк которых составляет американский контингент. Договор обязывает Египет установить нормальные дипломатические, экономические и культурные отношения с Израилем, прекратить экономический бойкот и снять все ограничения в отношении передвижения граждан Израиля по завершении первого, временного этапа вывода израильских войск. Президент США направил А. Садату и М. Бегину идентичные письма. В которых говорится, что в случае фактического нарушения договора или угрозы такового США будут консультироваться со сторонами и «принимать такие другие меры, какие они сочтут уместными и целесообразными для гарантий соблюдения договора». 25 апреля 1982 года в соответствии с договором Израиль завершил эвакуацию своих войск с Синайского полуострова.

Вместо покинувших эти земли израильтян вдоль международной границы разместились подразделения «многонациональных сил». Израиль, со своей стороны, «уступив» захваченные им территории на Синае, аннексировал Иерусалим и Голанские высоты, осуществляет планомерную колонизацию западного берега реки Иордан и сектора Газа.

Нужно сказать, что одной из форм палестино-израильских контактов в 1980-х годах стало активное участие, как палестинцев, так и израильтян в работе различных конференций и семинаров по проблемам арабского народа Палестины и урегулирования положения на Ближнем Востоке в 1983-85 гг. Наиболее значительные среди них: в Женеве в 1983-84 гг., в Венгрии в марте 1983 года, в ФРГ в марте 1985 года, в Голландии в июле того же года. В ходе этих встреч делегации ООП выступали за созыв мирной конференции по Ближнему Востоку под эгидой ООН и подчеркивали свою готовность к участию в официальных переговорах с израильским правительством в рамках этой международной конференции. В ноябре 1986 года в Румынии состоялась первая после введения антипалестинского законодательства встреча израильской и палестинской делегаций. Несмотря на ряд трудностей, и разногласий, возникших при формировании состава делегаций позитивное значение диалога заключалось в том, что его участники обсудили ряд конкретных актуальных проблем: перспективы расширения контактов, необходимость открытого обмена мнениями, поддержание диалога как альтернативы продолжения напряженности в регионе. Руководство ООП выразило признательность израильтянам, прибывшим на встречу, несмотря на угрозы в их адрес со стороны израильских властей. Вместе с тем, израильско-палестинская встреча в Румынии не дала ожидаемых результатов: не удалось выработать общую конструктивную платформу дальнейших совместных действий по обсуждавшимся проблемам.

В конце 1980-х годов наиболее значительные израильско-палестинские контакты проходили на международных встречах, семинарах, конференциях, проводившихся под эгидой различных международных организаций. Так в 1988 году в Стокгольме состоялась встреча, организованная шведской группой «Евреи за израильско-палестинский мир». В том же году диалог был продолжен в Женеве на 5-й конференции неправительственных организаций под эгидой ООН с участием 70 израильтян и палестинцев из руководства ООП [122].

30 октября 1991 года в Мадриде смогла открыться международная конференция за мир на Ближнем Востоке. Это было историческое событие, так как впервые лицом к лицу встретились за единым столом Израиль и его ближайшие арабские соседи – Египет, Иордания и Сирия, а до начала переговоров – Израиль и палестинцы. Присутствие 4665 журналистов из 54 стран превратило эту встречу в грандиозное зрелище, на торжественном событии которого присутствовали президенты Дж. Буш и М.С. Горбачев.

В этом же году в обстановке большой секретности Израиль и ООП, невзирая на продолжение затянувшихся переговоров в Вашингтоне, поручили провести переговоры наиболее видным представителям миролюбивых кругов с каждой стороны, Ури Савиру и Йосси Бейлину (Израиль) и Абу Мазену и Абу Але (ООП), которые недалеко от норвежской столицы разрабатывали новый текст соглашения, весьма отличный от положений, высказанных в Мадриде.

Постепенно стали известными сведения об отдельных пунктах этого соглашения. Палестинское самоуправление должно было начаться на части оккупированных территорий, в секторе Газа и в определенной зоне долины Иордана с символическим центром в Иерихоне, из которых будут немедленно выведены израильские войска. Это станет промежуточным решением, которое даст возможность осуществить постепенный переход власти в различных секторах гражданской администрации и территориального управления, а также провести политические выборы, с тем, чтобы демократически определить структуру самоуправления. Это должно будет сопровождаться постепенным выводом израильских войск. Израильтяне и палестинцы решили, наконец, отказаться от предварительных условий и сохранявшихся десятилетиями предубеждений, вызванных войнами, насилием, ненавистью и фанатизмом, и начать совместные поиски пути, который привёл бы их к взаимному признанию и мирному сосуществованию. Тем временем последовали полное признание ООП Израилем, затем выделение первой части территории, на которой стало возможным поднятие палестинского флага, и, наконец, перспектива завершения переходного периода путем создания собственного государства.

13 сентября 1993 года при посредничестве США и России в Вашингтоне была подписана палестино-израильская Декларация принципов, открывающая новые пути урегулирования кризиса. В этом документе Израиль давал согласие на организацию Палестинской национальной автономии (но не государства), а ООП признавала право Израиля на существование. Позже эти договоренности получили название «Осло-1» [123]. В соответствии с Вашингтонской декларацией, 4 мая 1994 года в Каире было подписано соглашение о постепенном введении палестинского самоуправления на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа в течение пятилетнего переходного периода (вначале в секторе Газа и городе Ариха /Иерихон/ на Западном берегу). 28 сентября 1995 года было подписано соглашение «Осло-2» о временном разделении Западного берега Иордана на 3 зоны, в которых установлены разные степени контроля территории Западного берега и полосы Газы (Зона А – полный контроль палестинцев, зона В – совместный контроль, зона С – израильский контроль).

С мая 1996 года продолжались переговоры о постоянном статусе территорий Западного берега и полосы Газы. Результатом этих трудных и упорных переговоров было достижение соглашения, называемое «Планом Бейлина – Абу Мазена». Рассматриваемый документ носит название «Основные положения заключения соглашений об окончательном урегулировании между Израилем и ООП». Документ состоит из 10 основных статей и приложений, включающих карты и дополнительные соображения по его осуществлению. Однако, соглашение содержит много неопределённостей. Многие сложнейшие вопросы откладываются на будущее. Самое главное, что по постановлению Кнессета договор может войти в силу только после всенародного референдума, проведённого в Израиле. Тем не менее, он активно поддерживался США и Россией.

Но и это соглашение (точнее, проект соглашения) полностью не признано ни одним израильским правительством. Хотя реальность достижения соглашения весьма проблематична, все стороны согласны с тем, что переговоры являются единственной альтернативой создания мирной обстановки в этом районе.

В середине 1996 года с приходом к власти в Израиле правого блока «Ликуд» во главе с Б.

Нетаньяху, победившего на первых в стране прямых выборах премьер-министра, обстановка на Ближнем Востоке вновь обострилась [124]. Б. Нетаньяху не ограничился тем, что в жесткой форме подтвердил «принципиальную» позицию Израиля относительно недопустимости раздела Иерусалима на палестинскую и израильскую части, как и создания суверенного палестинского государства, но и предпринял ряд шагов, поставивших Мадридский процесс на грань срыва [125].

В сентябре 1998 года в Вашингтоне состоялись встреча и переговоры Я. Арафата и Б.

Нетаньяху, участвовавших в работе LIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Весьма сдержанная речь Я. Арафата в общих прениях на сессии, куда он впервые был приглашен в качестве главы ПНА, во многом обусловила продуктивность переговоров, проходивших под патронажем президента США У. Клинтона. Переговоры были продолжены в местечке Уай-Плантейшн (США) и их результатом было подписание 23 октября 1998 года Я. Арафатом, Б. Нетаньяху и Б.

Клинтоном (в качестве свидетеля) Меморандума о взаимопонимании между Израилем и Палестинской Администрацией. В соответствии с этим документом Израиль согласился на поэтапный вывод своих войск еще с 13% территории Западного берега реки Иордан, в результате чего, при выполнении соглашения, ПНА получила бы контроль над 40% этой оккупированной территории. Соглашение предусматривало также освобождение палестинских заключенных из израильских тюрем. Палестинская сторона обязывалась усилить борьбу против терроризма, а также подтвердить аннулирование тех статей Палестинской национальной хартии, которые ставили под сомнение само сосуществование Израиля. Кроме того, в соглашение был включен специальный пункт, обязывающий ПНА воздерживаться от любых шагов, могущих привести к изменению статуса Западного берега и сектора Газа. Последнее обстоятельство имело особое значение, учитывая многочисленные заявления Арафата о том, что заканчивавшийся 5 мая 1999 года пятилетний переходный период должен был, так или иначе, увенчаться провозглашением независимого палестинского государства.

Дальнейшее развитие событий показало, однако, что правительство Б. Нетаньяху под различными предлогами уклонилось от выполнения главных статей «соглашения УайПлантейшн», несмотря на тот факт, что Палестинский Совет под давлением Я. Арафата проголосовал за исключение из Палестинской национальной хартии ее одиозных статей [126]. В этих условиях Я. Арафат предпринимает поездку по многим странам Европы и Азии с тем, что прозондировать отношение в мире к его намерению односторонне провозгласить создание независимого палестинского государства. Однако нигде, в том числе и в России, он не получает поддержки. Палестинскому руководителю разъяснили, что такой шаг привел бы лишь к обострению напряженности на Ближнем Востоке и поставил бы под угрозу успехи, уже достигнутые палестинцами на переговорах в рамках Мадридского процесса. В результате по решению Палестинского Совета вопрос о провозглашении независимого палестинского государства был отложен на неопределенное время.

Поражение «Ликуда» на парламентских выборах в Израиле 17 мая 1999 года и победа левого блока «Единый Израиль» во главе с лидером «Аводы» Э. Бараком вызвала в целом позитивную реакцию в арабском мире. Этому способствовали, в частности, первые заявления Э. Барака в качестве нового премьер-министра Израиля о том, что в течение года он обещает вывести израильские войска из Южного Ливана в рамках мирного диалога с Сирией и что Израиль готов пойти на определенные территориальные уступки на Голанских высотах в качестве одного из условий мирного договора с Дамаском. С другой стороны с самого начала обнаружилась достаточная жесткость подхода Э. Барака к палестинскому вопросу, в отношении которого он предложил исходить из «четырёх незыблемых принципов»: Иерусалим остается вечной и неделимой столицей Израиля; страна не вернется к границам 1967 года, на палестинских территориях исключено присутствие любой иностранной армии; еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан останутся под израильским суверенитетом [127].

Тем не менее, связанное определенными предвыборными обещаниями правительство Э.

Барака возобновило переговоры с палестинцами и 4 сентября 1999 года в Шарм-аш-Шейхе Э.Бараком и Я. Арафатом при посредничестве Б. Клинтона и в отсутствии представителя России было подписано соглашение, предусматривавшее уход израильских войск с ещё 5% территории Западного берега реки Иордан.

В июле 2000 года в Кэмп-Дэвиде состоялся новый раунд переговоров Я.Арафата и Э. Барака при посредничестве Б. Клинтона, за которым последовали палестино-израильские переговоры в Шарм аш-Шейхе и Табе, продолжавшиеся до января 2001 года [128]. В итоге этих переговоров каких-либо соглашений не подписывалось. Однако стороны подошли достаточно близко к достижению соглашений по важным аспектам палестинской проблемы. Так, стороны впервые признали возможность двух суверенитетов в Восточном Иерусалиме, хотя так и не сумели договориться о статусе комплекса мечетей (Аль-Акса и др.). Было также достигнуто соглашение о частичном возвращении арабских беженцев (в рамках воссоединения семей) на свои земли, хотя в целом проблема палестинских беженцев, а их насчитывается более 4 млн., кардинальному решению не поддавалась. Израиль в принципе как будто соглашался на уход со всех оккупированных им в 1967 году арабских земель, за исключением 5-6% территории Западного берега реки Иордан, где сосредоточены основные израильские поселения. Взамен он предлагал выделить арабам 3-5% территории в других местах. Израиль продолжал придерживаться жесткой линии в том, что касается поселений, хотя их существование на оккупированных землях противоречит международному праву. Нужно сказать, что в целом Израиль и при Э. Бараке продолжал категорически отказываться от освобождения всех палестинских земель. На 2000 год палестинцы контролировали только 18% территории, отведенной для палестинского государства (Зона А). В Зоне В (40% территории) формально осуществлялся совместный контроль, хотя вопросы безопасности полностью обеспечивала израильская сторона, а Зона С (42% территории) полностью находилась под контролем Израиля. 28 сентября 2000 года один из лидеров израильской оппозиции А. Шарон с согласия израильского правительства и под прикрытием 3 тысяч израильских солдат и полицейских появился, вопреки существующим договоренностям о недопущении такого рода действий, на Храмовой горе, у священной мечети Аль-Акса (Восточный Иерусалим) с явной целью взорвать внутриполитическую обстановку в Израиле, а возможно и оказать давление на международное сообщество в деле по разрешению палестинской проблемы.

Вслед за «вторжением» А. Шарона, израильские военные организовали две операции в Восточном Иерусалиме. Израильские вооруженные силы, в том числе танки и БТР, были введены на территорию ПНА и заблокировали все палестинские территории и места компактного проживания палестинцев, перекрыли проходы между Западным берегом реки Иордан, сектором Газа и Иерусалимом.

Сохраняющаяся напряженность вызывала всё большую озабоченность в арабском мире.

Наследный принц Саудовской Аравии Абдалла выдвинул компромиссный план ближневосточного урегулирования, принятый в целом на арабском совещании в верхах в Бейруте в апреле 2002 года в нём говорилось о готовности всех арабских государств нормализовать отношения с Израилем в обмен на его уход к границам, существовавшим на 4 июня 1967 года (129). Всё это подготовило благотворную почву для создания нового формата ближневосточного урегулирования в рамках «четвёрки» международных посредников (Россия, США, ООН, ЕС) и нового плана по урегулированию, названного «Дорожная карта». Таким образом, начался новый этап ближневосточного урегулирования.

Беспристрастный анализ проблем, составляющих существо ближневосточного урегулирования, приводит к достаточно чёткому выводу. Установление прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке должно основываться на таких международно-правовых положениях и документах, которые могут быть разработаны и в дальнейшем осуществлены только с учётом неотъемлемых национальных прав арабского народа Палестины и с учётом необходимости уважения и гарантирования безопасности Государства Израиль. Решение этих проблем на справедливой основе - главнейшее условие нормализации обстановки в целом на Ближнем Востоке, ликвидации там очага международной напряженности. Для разблокирования конфликтной ситуации в арабо-израильских отношениях, в палестинском вопросе необходим конструктивный, равноправный диалог сторон, вовлечённых в конфликт. Только в атмосфере продуктивного диалога можно существенно уменьшить масштабы существующих разногласий, найти надежные способы и средства обеспечения взаимной безопасности. Не желать понять эти элементарные истины, руководствоваться в своей деятельности националистическими предрассудками, отягощенными религиозными догмами, - значит сознательно перекрывать все возможные пути ликвидации сохраняющейся опасной напряженности в ближневосточном регионе.

Из всего выше сказанного можно сделать следующие выводы, касающиеся внешнеполитических отношений между Израилем и странами Западной Европы и США.

Неоспоримым является тот факт, что главным союзником Израиля традиционно считались и по сей день остаются таковыми Соединенные Штаты Америки. Сотрудничество между двумя странами рассматривается израильским руководством как необходимое условие для существования государства в условиях постоянной военно-политической борьбы с соседними арабскими странами, к тому же США являются экономическим партнером номер один для Израиля. Безвозмездная помощь, оказанная США Израилю, например, между 1984 и 1988 годами, составила 13,25 миллиардов долларов и превысила безвозмездную помощь США за тот же период всем остальным странам, вместе взятым. Тем не менее, нельзя не отметить тот факт, что в 1990-е годы существовали и ряд противоречий в отношениях между двумя странами, которые касались, в первую очередь, проблемы ближневосточного урегулирования. Кроме этого, политическое давление США на Израиль в интересах американского ВПК и в определённой степени взаимопроникновение американской и израильской экономических систем. Несмотря на то, что часто израильскому руководству приходится действовать с оглядкой на США, иной альтернативы у еврейского государства нет: Соединенные Штаты – основной стратегический партнер. Конечно, одним из основных факторов, повлиявших на столь тесные отношения между странами, стал фактор «холодной войны» и так называемый «еврейский вопрос» в Советском Союзе. Однако распад СССР и как следствие всего коммунистического блока привнёс в израильско-американские межгосударственное взаимодействие определённый диссонанс, всё большая зависимость американской экономики от ближневосточноё нефти и как следствие этого развитие более тесных отношений с арабскими странами и взятая на себя США роль главного арбитра в решении арабоизраильского конфликта. Но, несмотря на существующие проблемы и противоречия, Соединенные Штаты Америки являлись основным и главным союзником Израиля. Говоря о связях Израиля со странами Западной Европы нельзя не отметить их неоднозначность и цикличность, в первую очередь это касается взаимоотношений с Великобританией и Францией и в определённой степени Германии. Отношения между Израилем и Германией всегда носили на себе отпечаток трагедии Холокоста. Однако рубеж ХХ – XXI веков характеризуется ослаблением произраильских настроений в Германии. Связано это, прежде всего с тем, что новое поколение германского общества больше не хочет нести ответственность за ошибки прошлого. Пока эти настроения не оказывают существенного влияния позицию германского руководства, но дадут о себе знать в скором времени. Тем не менее, Германия рассматривается израильским руководством как самая произраильская страна в ЕС. Она является вторым после США экономическим партнером Израиля, хотя германское правительство всё больше обращает внимание на Палестину, финансовая и техническая помощь которой значительно возросла за последние годы. Сама внутриполитическая ситуация в Германии способствует складыванию более толерантного отношения к Израилю, связанная прежде всего с существованием достаточно многочисленной турецко-курдской общины в стране, и как следствие возрастанию антиисламских настроений. Что же касается отношений между Израилем и Великобританией, то они носили весьма непростой характер, и связано это с тем, что Великобритания традиционно имела свои интересы на Ближнем Востоке, традиционно активно развивала взаимоотношения с монархическими режимами региона вплоть до поддержки арабской стороны во время первой арабо-израильской войны 1948-1949 годов, да и вооружённая борьба ишува против британской мандатной администрации и позиция Лондона в ООН по поводу вопроса об образовании еврейского государства в Палестине не способствовала нормализации отношений вплоть до середины 1950-х годов. Но с другой стороны в период «холодной войны» оба государства оказались «по одну сторону баррикад» и даже были союзниками во время Синайской компании 1956 года (правда, по разным причинам, но всё же), к тому же английское правительство тесно связано с политикой правящих кругов США, основным союзником Израиля, что способствовало снятию определённых разногласий в израильскобританских отношениях. Динамика взаимоотношений между Францией и Израилем характеризовалась существованием ряда проблем. Во-первых, израильское правительство выступало против усиления роли Франции в процессе мирного урегулирования арабоизраильского конфликта, особенно в 1990-е годы, определяя её позицию как проарабскую. Вовторых, Израиль периодически выдвигал и выдвигает Франции претензии по поводу роста антисемитизма в стране, связанные, по их мнению, с ростом мусульманской общины и тем влиянием, которое она оказывает на внешнеполитический курс Франции. Но, тем не менее, в целом межгосударственные контакты между двумя странами можно охарактеризовать как вполне дружественные, тем более, что именно Франция оказала существенную помощь Израилю в становлении и реализации его ядерной программы, а военно-техническое сотрудничество позволило еврейскому государству поддерживать военный перевес над своими соседями в достаточно сложный исторический период, когда Советский Союз установил тесные, в том числе и военные, связи с некоторыми арабскими государствами (Египет, Сирия, Ирак).

2. ПОЛИТИКА ИЗРАИЛЯ В ОТНОШЕНИИ СССР (РОССИИ) И ЕЁ РЕЗУЛЬТАТЫ (1948-2000 ГГ.)

Израильско-советские отношения в 1948-1991 гг., то есть с момента основания Государства Израиль и до распада СССР, носили сложный и противоречивый характер. Создание Государства Израиль совпало с новым, глобальным перелом мира, произведенным державамипобедительницами по результатам Второй мировой войны, и большую часть своей истории Израиль просуществовал в тот период, когда основным фактором, определившим характер функционирования и развития системы международных отношений была «холодная война» и глобальное противостояние между двумя основными сверхдержавами – СССР и США и возглавляемыми ими блоками. В орбиту влияния этих блоков, а, следовательно, и в противостоянии между ними в той или другой степени была втянута большая часть государств мира. Установление, развитие и разрыв отношений между СССР и Израилем пришлось на этот период мировой истории.

Эволюцию израильско-советских отношений условно можно разделить на три этапа:

Первый этап – май 1948 года – февраль 1953 года.

Второй этап – июль 1953 года - июнь 1967 года.

Третий этап - июнь 1967 года - осень 1991 года.

Ещё во время Второй мировой войны палестинская проблема оказалась в фокусе внимания и соперничества великих держав, в первую очередь Великобритании, США, а также Советского Союза, ставшего одним из ведущих мировых лидеров в рамках биполярной системы международных отношений. После окончания войны положение в Палестине и вокруг неё стало достаточно сложным. Возможность влияния Великобритании на палестинские дела резко упала.

Декларация Бальфура 1917 года и иммиграция евреев (число евреев возросло с 10% в 1919 г. до 30% в 1939 г.) в Палестину вызвало недовольство среди арабского населения региона.[129] Еврейское население было недовольно ограничением иммиграции, введенным Великобританией в 1939 году. Сложившаяся ситуация вызвала нарастание напряженности в Палестине. Обстановку осложнили и ряд терактов, совершенных радикальными еврейскими организациями против британской администрации. 14 февраля 1946 года правительство Великобритании, управлявшей Палестиной по мандату Лиги наций от 22 июля 1922 года, официально признало, что оно оказалось не в состоянии решить палестинскую проблему. Официальный Лондон заявил о своём намерении передать данный вопрос на рассмотрение Организации Объединённых Наций.[130] В 1947-1948 годах поиски и попытки решения палестинской проблемы были сконцентрированы в ООН, где она стала предметом очень интенсивных дебатов: в апреле-мае 1947 года - на посвящённой ей первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, а в сентябре-ноябре 1947 года на второй сессии ГА ООН. Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, посвященная обсуждению палестинского вопроса, открылась в Нью-Йорке 28 апреля 1947 года.

К решению палестинского вопроса сразу же подключился Советский Союз. Официальная позиция советского руководства была изложена в тезисах для выступления на апрельской сессии ГА, направленных МИД СССР постоянному представителю при ООН А.А. Громыко. Суть данных тезисов сводилась к тому, что «мандат в отношении Палестины оказался неосуществимым на практике»[131], и требуется кардинально новое решение проблемы.

Советской стороной рассматривались два основных варианта урегулирования палестинского вопроса. В качестве первого варианта рассматривалось образование двуединого арабскоеврейского государства с равными правами для обеих этнических групп.

Если же этот вариант покажется неосуществимым ввиду сложных отношений между евреями и арабами, то тогда необходимо выдвинуть второй вариант - раздел Палестины на два самостоятельных государства - еврейское и арабское.

С развёрнутым изложением предписанных ему тезисов А.А. Громыко выступил на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 14 мая 1947 года. Речь советского представителя явилась серьёзным политическим заявлением, содержавшим подробное обоснование позиции СССР относительно существа палестинской проблемы. В частности, А.А.

Громыко заявил: «Еврейский народ перенес в последней войне исключительные бедствия и страдания…Огромное количество уцелевшего еврейского населения Европы оказалось лишенным родины, крова и средств к существованию. Сотни тысяч евреев бродят по разным странам Европы в поисках средств существования, в поисках убежища…Пора не на словах, а на деле оказать этим людям помощь… Такое решение вопроса о будущем Палестины [двуединое демократическое арабо-еврейское государство] могло бы явиться здоровой основой для мирного существования и сотрудничества арабского и еврейского народов Палестины в интересах обоих этих народов и блага всего населения Палестины, для мира и безопасности на Ближнем Востоке».[132] Примечательно, что такого рода заявление было сделано только представителем СССР, хотя дебаты на этом форуме ООН были бурными и продолжительными. В этой позиции чётко просматривалась линия на поддержку создания еврейского государства в Палестине.[133] 15 мая 1947 года специальная сессия ГА ООН утвердила состав, а также функции и полномочия комитета по изучению палестинского вопроса. В него вошли представители Австралии, Гватемалы, Индии, Ирана, Канады, Нидерландов, Перу, Уругвая, Чехословакии, Швеции, Югославии. В состав комитета вошли представители нейтральных стран, хотя были и предложения включить в него представителей арабских стран, США, Великобритании, но без права голоса. Доклад этого комитета был представлен на рассмотрение второй сессии Генеральной Ассамблеи ООН 1 сентября 1947 года. Комитет предложил два плана устройства Палестины. План, одобренный представителями Гватемалы, Канады, Нидерландов, Перу, Уругвая, Чехословакии и Швеции, предусматривал раздел Палестины на два самостоятельных государства арабское и еврейское (т.н. «план большинства). Предложение, за которое высказались представители Австралии, Индии, Ирана, Югославии, предполагал создание в Палестине двуединого арабо-еврейского государства, основанного на принципах федерации («план меньшинства»).

30 сентября 1947 года В.М. Молотов направил в Нью-Йорк А.Я. Вышинскому, возглавлявшему советскую делегацию на второй сессии ГА ООН, указание не возражать против мнения большинства комиссии по вопросу о разделе Палестины.[134] В тот же день В.М. Молотов послал А.Я. Вышинскому ещё одну телеграмму с разъяснениями этого указания. В ней говорилось, «что поскольку после обследования большинство комиссии ООН высказалось за создание отдельного еврейского государства, то нашей делегации следует поддержать мнение этого большинства, которое соответствует нашей основной установке по этому вопросу».[135] Руководствуясь директивами Москвы, член советской делегации С.К. Царапкин выступил 13 октября 1947 года при обсуждении указанного выше доклада в созданном ГА ООН специальном комитете по палестинскому вопросу. Отметив, объяснимость стремления еврейского народа к созданию своего собственного государства и подчеркнув, что было бы несправедливо отрицать за ним это право, он заявил: «Если ГА решит на нынешней сессии создать арабское государство и еврейское государство в Палестине, то будет сделан большой шаг вперёд на пути к решению палестинской проблемы в целом».[136] 25 ноября 1947 года в специальном комитете по палестинскому вопросу ГА ООН было принято предложение о разделе Палестины на два государства - арабское и еврейское.

Рассмотрение этого предложения на пленарных заседаниях ГА ООН состоялось 26-29 ноября 1947 года в условиях острейшей борьбы. 26 ноября 1947 года на сессии ГА ООН с речью выступил А.А.

Громыко. Он посвятил её подробному обоснованию и защите плана раздела Палестины и заявил, в частности, что советская сторона положительно оценивает работу специального комитета по палестинской проблеме и поддерживает мнение, высказанное большинством участников данного комитета о разделе Палестины на два самостоятельных демократических государства - арабское и еврейское, тем более, что это предложение совпадает с одним их вариантов решения данной проблемы, озвученных советской делегацией. С этим предложением советской делегации и специального комитета согласилось большинство делегаций, которые были представлены на Генеральной Ассамблее.[137] 29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 181 (II) о разделе Палестины на два государства - арабское и еврейское.[138] Это решение ГА ООН и предопределило появление Государства Израиль. Указанная резолюция предусматривала создание специальной комиссии ООН для контроля за подготовкой к образованию арабского и еврейского государств. В январе 1948 года эта комиссия была сформирована и приступила к работе. Но с самого начала она столкнулась с активным противодействием британской администрации.

Необходимо отметить, что значительный вклад в принятие данного решения был внесен Советским Союзом. Официальная позиция СССР заключалась в том, что «план раздела, предусматривающий тесное экономическое сотрудничество между двумя государствами, мог бы положить конец этой борьбе [между арабами и евреями]. Проведение раздела означало бы конец полуколониального порядка в Палестине и признание того, что еврейское и арабское население по своему политическому, экономическому и культурному развитию достигло такого уровня, который позволяет каждому из них создать собственное самостоятельное государство. Раздел удовлетворил бы также законные устремления еврейского народа, столь сильно пострадавшего за время существования гитлеровского режима».[139] Однако это была всего лишь политическая риторика. За этими пространными высказываниями стояла вполне конкретная цель - создать в Палестине плацдарм для распространения советского влияния на весь ближневосточный регион и может быть выдвинуть данное направление международной политики СССР на ведущие позиции в сфере внешнеполитических приоритетов Советского государства.

Широко принятая точка зрения на проблему помощи Советского Союза в создании Государства Израиль и последующее его признание заключается в том, что СССР, считал необходимым обеспечить себе плацдарм на Ближнем Востоке, в чем ему мог помочь Израиль.

Оказавшись во враждебном арабском окружении, которое поддерживалось великими державами Запада, в первую очередь Великобританией, а также США, это государственное образование должно было стать неким противовесом арабским странам. Собственно знаменитая фраза, приписываемая И.В. Сталину, как раз рассматривается подтверждением данной политики СССР.

Однако расчет СССР был гораздо шире. Несомненно, что после Второй мировой войны, когда советское видение мира все больше отличалось от американского, перед Советским государством стояла задача расширить круг союзников не только в Европе, но и на всей территории земного шара, и прежде всего в пограничных регионах. Антисоветские настроения, подогревавшиеся в США, не могли не беспокоить советское руководство. Кроме того, США предприняли попытку наступления на позиции СССР, поддержав антикоммунистические силы в Греции, обнародовав план Маршалла и начав проводить политику формирования антисоветских блоков на Ближнем Востоке. Для дипломатии СССР было вполне очевидным, что английское влияние в данном регионе неуклонно падает, и что место Великобритании займут Соединенные Штаты Америки. Таким образом, поддержка Израиля могла сыграть на руку СССР, поскольку существование данного государства ослабляло бы возможности арабских стран в антисоветской борьбе.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
Похожие работы:

«  Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова" Харьковский государственный педагогичес...»

«План мероприятий МБУ ДО "ДЮСШ" на 2016 –2017 учебный год сентябрь октябрь ноябрь декабрь январь февраль март апрель май август 1. Работа с Итоги План Итоги Итоги Анализ Тарифика кадрами работы за работы на работы за зимнего учебной ция а) Педагогичес 2015-2016 новый перво...»

«Том 7, №3 (май июнь 2015) Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал "Науковедение" ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №3 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-3 URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/68PVN315.pdf DOI: 10.15862/68PVN315 (http://dx.doi.org/10.15862/...»

«Департамент образования города Москвы Московский городской Дворец детского (юношеского) творчества Московский институт открытого образования Институт семьи и воспитания РАО Государственный Российский Дом народного творчества Международное общество друзей игры ИГРА – ИГ...»

«В. М. Букатов О таблице социо-игрового стиля обучения или драмогерменевтической бабочке Социо-игровая режиссура урока базируется на театральных, игровых, организационных и герменевтических премудростях педагогической деятельности (подробности можно найти на сайте: ОТКРЫТЫЙ УРОК // o...»

«Стрелков Александр Александрович ВОСПИТАНИЕ У КУРСАНТОВ ВОЕННЫХ ВУЗОВ ЦЕННОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ К ЛИЧНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ 13.00.08. Теория и методика профессионального образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, доцент Гожиков...»

«Департамент образования города Москвы Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования города Москвы "Московский городской педагогический университет" Институт математики, информатики и естественных наук Программа студенческой конференции "Молодые голоса в...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДЕТСКИЙ САД КОМБИНИРОВАННОГО ВИДА № 65 "ОЗОРНИЦА" Программа образовательной деятельности в рамках организации до...»

«"Психотерапия педагогической деятельности" Составитель аннотации: д.п.н., профессор; преп. Смирнова Т.С. Кафедра общей педагогики и педагогики профессионального образования Цель дисциплины: формирование основных Цель изучения дисциплины мировоззренческих представлений обучающихся о возм...»

«Т.К. Писарева,. Ершова ОСОБЕННОСТИ САМОВОСПРИЯТИЯ ПОДРОСТКОВ Рассмотрением психологических особенностей подростков занимались как зарубежные, так и отечественные авторы:3. Фрейд, А. Фрейд, Ж....»

«ISSN 2075-5279 ФВС ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ СТУДЕНТОВ ФИЗИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ СТУДЕНТОВ © ХНПУ, 2015 /© С.Ермаков, 2015 Учредитель: Харьковский национальный Журнал утвержден МОН Украины: физическое педагог...»

«КОММУНИКАТИВНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ Костюшина Е.В. Мичуринский государственный аграрный университет elena-kostyushina@yandex.ru Современный педагог должен отвечать высоким профессиональным требованиям, чтобы быть конкурентоспособным и востребованным на...»

«ISSN 1997-4558 ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА http://www.art-education.ru/AE-magazine № 4, 2013 ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЗАНЯТИЯ С ДЕТЬМИ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА КАК ОСНОВА КУЛЬТУРО-ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ THEATRICAL OCCUPATION ABOUT CHILDREN PRESCHOOL AGE ENROLLED...»

«СОЦИОЛОГИЯ РЕГИОНА 129 М. В. ЮСКАЕВА ОТНОШЕНИЕ К ЗДОРОВЬЮ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ УНИВЕРСИТЕТА 1 Ключевые слова: научно-педагогические кадры, благополучие, отношение к здоровью, субъективные оценки Key words: scientific and pedagogical staff, prosperity, relation to health, subjective evaluations И...»

«Основная образовательная программа дошкольного образования с.Сергеевка 2015 г. №п/п Содержание. Целевой раздел. I Пояснительная записка Основной общеобразовательной 1. программы дошкольного образования МКДОУ Сергеевский детский сад. Введение 1.1 Цели и задачи реализ...»

«Мухаджирство горцев Кавказа, как одно из последствий Кавказской войны Марина Пискунова, учащаяся Казачьей кадетской школы №19 г. Пятигорск. Научный руководитель: педагог – Нешева Е.А. Даже спустя полтора века, Кавказская война оказывает влияние на жизнь кавказс...»

«Учреждение образования "Мозырский государственный педагогический университет имени И.П. Шамякина" УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по учебной работе Н.А. Лебедев "22"_06_2010 г Регистрационный № УД-06_ / баз. Основной инструмент (цимбалы) Учебная...»

«Знакомство детей старшего дошкольного возраста с традициями республики Удмуртия. В рамках работы по культурно-нравственному воспитанию, в детском образовательном учреждении для детей с тяжелыми нарушениями речи. Чернова Е.И. ГБОУ СОШ №875 Структурное подразделение " Над...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Таганрогский государственный педагогический институт имени А. П. Чехова" РЕЧЬ РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТЕКСТ Материалы Всероссийской межвузовской конференции...»

«1 Художественная педагогика. Еще раз о содержании, системе и структуре современного образования. О сущности художественной педагогики Общие и специфические принципы художественной педагогики Еще раз о...»

«РОДИТЕЛИ И ДЕТИ, МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ В СЕМЬЕ И ОБЩЕСТВЕ ПО МАТЕРИАЛАМ ОДНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СБОРНИК АНАЛИТИЧЕСКИХ СТАТЕЙ Выпуск 2 Под науч. ред. С.В. Захарова, Т.М. Малевой, О.В. Синявской Москва НИСП УДК 314 ББК (С)60.7 Р 60 Научные редакторы: к.э...»

«Комитет по культуре Санкт-Петербурга Комитет по образованию Санкт-Петербурга 29.03.14 13.00 "Научиться верить в себя!" "родительский день" и мастер-класс по книге английского детского писателя и иллюстратора П.Г. Рейнольдса "Точка". Младший и средний школьн...»

«ISSN 0235—6775 АНАТОЛИИ КЛЕЩЕНКО Канал имени Сталина Ржавой проволокой колючей. Ты опутал мою страну. Эй, упырь, хоть уж тех не мучай. Кто, умильно точа слюну. Свет готов перепутать с тьмою, Ве...»

«О. Е. ЖИРЕНКО Е. А. ШЕСТОПАЛОВА СЛОВАРНАЯ РАБОТА Рабочая тетрадь 3 класс МОСКВА • "ВАКО" УДК 372.8:811.161.1 ББК 74.268.1Рус Ж11 Издание допущено к использованию в образовательно...»

«Электронный журнал "Психологическая наука и образование" www.psyedu.ru / ISSN: 2074-5885 / E-mail: box@psyedu.ru 2009, № 4 Межличностные супружеские отношения и удовлетворенность браком женщинпедагогов, воспитанных в неполных семьях Бурыкина М. Ю., ка...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.