WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Кировское региональное отделение «Ассоциация учителей литературы и русского языка» «Ассоциация инновационных образовательных учреждений Кировской области» ФГБОУ ВПО «Вятский государственный ...»

-- [ Страница 1 ] --

Кировское региональное отделение

«Ассоциация учителей литературы и русского языка»

«Ассоциация инновационных образовательных учреждений

Кировской области»

ФГБОУ ВПО

«Вятский государственный гуманитарный университет»

КОГОАУ «Вятская гуманитарная гимназия

с углубленным изучением английского языка»

Е.О. Галицких

«Мастерские жизнетворчества»

Монография

Киров, 2016

Рецензенты:

Галактионова Татьяна Гелиевна,

доктор педагогических наук, профессор Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена Терентьева Нина Павловна, доктор педагогических наук, доцент кафедры методики преподавания литературы и русского языка Челябинского государственного педагогического университета Е.О. Галицких. Мастерские жизнетворчества. Монография. – Киров, 2016. - 183 с.

Монография ставит проблему поиска современных путей воспитания с помощью организации читательской деятельности в событийном образовании. Мастерские жизнетворчества обращены к нравственным ценностям познания, понимания, переживания текста. Книга раскрывает теоретические основы и методические возможности мастерских жизнетворчества как технологии, интегрирующей урочную и внеурочную деятельность. Книга обращена к педагогам, библиотекарям, студентам гуманитарных специальностей, школьникам.

Монография издана на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 1 апреля 2015 г.



№ 79-рп и на основании конкурса, проведенного обществом «Знание» России ISBN © Е.О. Галицких, 2016 © КОГОАУ «Вятская гумантарная шимназия с углубленным изучением английского языка», 2016 © Кировское региональное отделение «Ассоциация учителей литературы и русского языка», 2016 СОДЕРЖАНИЕ Вступление 4 Глава 1. Мастерские жизнетворчества как ресурс становления «человеческого в человеке» 5 Глава 2. Мастерские жизнетворчества 13 1. «Жизнь как ЧУДО… » 13

2. Моя жизненная позиция 30

3. Память сердца 49

4. Что я люблю и не люблю 60 5. «Жизнь – бесконечное познание... Возьми свой посох и иди!» 85

6. Почему дети нам не доверяют?

–  –  –

Елена Галицких издавна славна необъяснимым умением сеять добро при помощи своей системы обучения, которая включает в себя уникальный сплав и переплетение самых разнообразных веточек – искусств, наук и культур, философии и самоисследования, традиций и отважного прорыва в Незнаемое.

Добро, как оружие широчайшего радиуса действия, поражает читателя, слушателя, ученика, любого из нас, кто окажется в поле Галицких, сразу и бесповоротно. Как чистый и точный камертон, она настраивает тебя на старые и непреходящие ценности человеческого сердца, учит умуразуму, благородству, а также хорошему красивому русскому языку, богатой интонации, при этом от ее «методического пособия» веет легкостью, беззаботностью, мудростью и радостью.

Редко встретишь настолько увлеченного жизнью человека, который одним своим существованием дает светлую надежду на исцеление этого мира от нашей разделенности, а также понимание, что мы никогда не будем счастливы, пока не отыщем наше Единство со всеми остальными.

Марина Москвина, писатель Мастерские Елены Олеговны Галицких универсальны: стать их участником будет радостно и школьнику, и студенту, и вполне взрослому человеку. Каждый из них может выбрать то художественное произведение, на которое сразу отзовётся душа, и свой путь к его глубинам. И каждый, направляемый рукой Мастера изящно и бережно, вдохновенно и с открытой душой, будет заражён энергией поиска Смысла и в конце концов станет сотворцом его, пережив этот Смысл как собственный духовный опыт, как личное открытие и откровение.





Ирина Краева, детский писатель Каждый человек на протяжении всей жизни творит ее, ищет, сомневается, что-то обретает и теряет… Книга Е. Галицких щедро дарит нам еще один источник познания жизни – встречу с книгой, а через художественный текст – с самим собой. Главы монографии Мастера помогают нам остановиться и задуматься: учителю – над новым замыслом урока, родителю – над хрупкостью мира ребенка, всем нам – над силой любви, мудрости, над умением радоваться, над смыслом каждого мгновения жизни… Валерия Вологжанина, директор Вятской гуманитарной гимназии

–  –  –

Хочется рассказать о мастерских так, чтобы читателям, педагогам и библиотекарям, воспитателям и родителям, захотелось окунуться в творческий процесс их создания. Для этого на свой жизненный и читательский опыт нужно посмотреть как на источник сокровенных знаний, как на кладовую идей жизнетворчества. «Учиться видеть» (М. Москвина) жизнь глазами детства сквозь призму чувств и впечатлений, воспоминаний и надежд очень интересно. Проблемы духовно-нравственного воспитания человека остаются в разряде вечных вопросов педагогического сообщества и поиска «живого знания» о «воспитании души». Содержание воспитательного взаимодействия взрослого и ребенка требует от педагога активной педагогической позиции, понимающего бытия и в первую очередь отклика на события повседневной жизни, на оскудение духовных запросов самопознания. «Душа обязана трудиться» над построением своего мира ценностей, над вечным нравственным выбором между добром и злом.

В условиях реформирования современной школы, новых требований Федерального государственного образовательного стандарта, ситуаций межнациональных конфликтов и постоянной угрозы терроризма, информационной агрессии, воздействующей на детей со всех сторон, построение современного опыта воспитывающего взаимодействия педагогов и «юношества» возрастает.

Духовно-нравственное воспитание человека – это сложный многомерный процесс, который осуществляется в течение всей жизни человека, дает ему возможность выстраивать свой мир нравственных приоритетов, опыт творческой деятельности по самосовершенствованию и осмыслению «образовательных встреч» (В.И. Слободчиков). Свои духовно-нравственные выборы человек стремится осуществлять осознанно, самостоятельно, уверенно и ответственно, потому что «человек – деятельный участник своих истин» (А.А. Ухтомский). Важно принять мысль И.А. Ильина, который считал, что духовная культура народа не есть его почетное кладбище, не есть только музей его лучших свершений и созданий, она живет и творится в нас, связанных со своей родиной любовью, молитвою и творчеством. Его уверенность в том, что новыми смыслами и новыми делами обновятся Россия и ее культура, внушает надежду. Время обязывает педагогов в современных условиях образования преодолевать все междисциплинарные границы, возвращаться к вечным вопросам бытия и выстраивать свои перспективы самовоспитания и воспитательного взаимодействия с детьми.

И эта задача требует от преподавателей вузов и школьных учителей творчества, от учащейся молодежи – искреннего душевного напряжения, от организаторов образования – готовности интегрировать усилия, от ученых – разработки и воплощения программ и проектов духовнонравственного воспитания молодежи. Эта книга – продолжение научного поиска путей профессионально-личностного становления педагогов, поиска резервов воспитания «человеческого в человеке» в школе и вузе с помощью чтения и самообразования, творчества жизни повседневной.

Осознание воспитания как глубинного внутреннего процесса «собирания себя» дает возможность искать пути интеграции всех источников познания жизни. На этом пути происходит расширение нравственных её оценок, выстраивание своего мировоззрения, создание багажа впечатлений, бережно хранимых воспоминаний и своей иерархии ценностей, традиций и мечтаний.

Творческое освоение педагогами, студентами и школьниками источников своего духовно-нравственного воспитания поможет им определить смысложизненные установки, даст возможность реализовать гражданскую позицию, сохранить «чувство родины», сделать осознанный выбор своей профессиональной деятельности, образа жизни, отношения к себе и людям. Педагогические мастерские давно известны в образовательной практике России и мира, они очень чутко откликаются на «погоду в доме», на реформы в образовании и его проблемы [1].

Во втором десятилетии двадцатого века наиболее актуальными стали мастерские ценностно-смысловых ориентаций, потому что они позволяют решать образовательные задачи комплексно, целостно и бережно по отношению к индивидуальности как ребенка, так и взрослого. Педагогическая наука, теория воспитания, методика преподавания ищут резервы образовательных практик нового времени, требующего гармонии между учебной и внеурочной деятельностью.

Мастерские позволяют создать условия для обновления образовательных стандартов, для ответа на вызов времени. Каждый календарный год называет доминанту поиска – семья, культура, литература, кино. Но есть интегрирующее начало развития мышления человека, его духовных практик – это осмысленное чтение. И идея «От Года литературы к читающей стране» отвечает духу времени, её глобальной задаче – сохранению «человеческого в человеке».

Пришло время нового типа мастерских – мастерских жизнетворчества, потому что в их содержании происходит интеграция источников саморазвития человека: эмпирической действительности, философии, науки, искусства и религии.

Жизнь, эмпирическая действительность открывает человеку широту проблем, многообразие впечатлений, общение с природой.

Действительность становится духовной лабораторией жизненного опыта и его осмысления. Живое знание, приобретенное на концертах, «образовательных встречах» в музеях, театрах, диалогах и полилогах, на встречах с выдающимися учеными и художниками, в интегративных образовательных экспедициях по родному краю, придаёт то особое качество образованию, которое проверяется в профессиональной практике и не забывается в течение всей жизни.

Изучение, посещение и описание в дневниках, очерках, эссе литературных, исторических, святых мест России питают сознание молодого человека «сердечным дивованием» (И.А. Ильин), гордостью, воспитывают искреннее и глубокое чувство родины. «То, что я любил и чтил больше всего в жизни своей – некричащую, благородную скромность и правду, высшую красоту и благородство целомудрия, – все это было дано в восприятии родины… Родина – святыня для всякого, и как таковая, она всегда дорога и прекрасна», – писал С.Н. Булгаков.

Событийное образование основано на формировании творческого опыта жизни, на развитии душевных сил путем общения с природой, трудом, событиями истории и культуры родного края. Вспомните такие масштабные события, как хоровое пение всей страны, или парад «Бессмертного полка», или победы российских спортсменов на олимпиаде. Опыт изучения философского и художественного творчества Аполлинария и Виктора Васнецовых доказывает правомерность мысли К.Д. Ушинского о том, что прекрасный ландшафт имеет такое огромное воспитательное влияние на развитие молодой души, с которым трудно соперничать влиянию педагога.

Философия как источник духовно-нравственного воспитания человека становится школой мысли, размышления, восхищения плодами человеческого разума. Философские произведения знакомят читателей с выдающимися мыслителями России, раскрывают жизнь как духовное усилие во времени, как поиск своего призвания и вдохновляют на размышления о смысле человеческой жизни.

Искусство как источник духовно-нравственных переживаний человека открывает перед человеком молодым «диалектику чувств», широкое поле для самовыражения, развертывания своих творческих способностей. «Поэзия педагогики» расцветает в системе художественного образования, потому что она открыта, демократична, инновационна.

Знакомство с творческими лабораториями и биографиями художников, писателей, музыкантов, опыт творческой деятельности спасает человека в минуты испытаний и переломов судьбы. Опыт литературного творчества и смыслового чтения находит отражение в сочинениях, высказываниях, исследовательских работах молодых авторов. Выдающийся артист Михаил Ульянов считал, что «искусство многолико – и этим оно интересно. Искусство безгранично – и этим оно прекрасно. Искусство всезнающе – и этим оно замечательно. Сегодня искусство ищет пути, как в заваленной шахте, – к людям, к свету, и находит, часто с помощью классики, эти пути. Классика – как посох в руке усталого путника жизни» [9, с. 159].

Наука дает опыт понимания, аргументации, установления причинно-следственных связей, дает возможность человеку погружаться в историю науки, видеть смысл в поиске истины, сочетать учение и самообразование, не останавливаться на достигнутом. Наука дает возможность пользоваться «живым знанием» (С.Л. Франк, В.П. Зинченко).

А.Ф. Лосев писал, что самое ценное для него – живой ум, живая мысль, такое мышление, от которого человек физически здоровеет и ободряется, психологически радуется, веселится, а ум ответно становится и мудрым, и простым одновременно.

Функция религии – удовлетворять потребность человека в чувстве причастности к бесконечности, к культуре человечества. Религия раскрывается перед взором человека как интегративный источник веры, надежды, любви, потому что дает точку опоры в традиционной культуре народа, открывает глубины мудрости, которую нужно постигнуть сердцем, утоляя духовную жажду. Библия, Нагорная проповедь Христа предлагают один из путей духовной жизни, в которой главное – бескорыстие, искренность, стремление к совершенствованию, любовь к ближнему.

В разные периоды жизни, в зависимости от возраста, обстоятельств, уровня духовных потребностей человека, любой из этих источников может приобретать доминантное значение, а взаимосвязь источников будет образовывать новые интегративные результаты, углублять духовно-нравственную жизнь человека. Его духовность проявляется как активное внутренне стремление к истине, правде, добру и красоте, направляющее весь духовный опыт человека к идеалу высшего, божественного порядка и справедливости.

Мастерские жизнетворчества используют в своём содержании все составляющие бытия и создают условия для пробуждения активного стремления личности к развитию, к сохранению в себе человеческого качества доброты, милосердия, трудолюбия. Все источники обладают своим развивающим потенциалом и поэтому требуют от педагога осознанного их сочетания. Не случайно тексты перекликаются, некоторые задания в мастерских повторяются, чтобы они стали личным опытом жизни. Именно творчество жизни выводит за рамки мастерских поиск авторских способов работы, которые постепенно оттачиваются до алгоритма и воспроизводимости, становятся технологичными способами организации читательской развивающей деятельности.

К результатам проживания мастерских жизнетворчества можно отнести следующие новообразования в сознании как педагогов, так и школьников:

– взгляд на мир как источник духовных сил, ценностей и смыслов;

– многообразные связи с миром и людьми (общение, путешествия, увлечения-занятия, опыт творческой деятельности);

– «чтение через всю жизнь», многообразные познавательные интересы;

– построение стратегии своего жизненного пути, самоопределение личности;

– приобретение мудрости и душевной щедрости, понимание «цепной реакции добра»;

– отношение к людям, искреннее и бескорыстное;

– потребность в саморазвитии и жизнетворчестве.

Поскольку каждая мастерская открывает новый текст, требует читательской активности и читательских умений, я дополнила содержание книги опытом организации читательской деятельности на читательском семинаре, в познавательной игре, в литературном салоне, на публичном уроке. Задача преодоления «границ» между урочной и внеурочной деятельностью, обучением, развитием и воспитанием решается в пространстве мастерских, которые имеют последействие, всегда ориентированы на личностный и междисциплинарный результат. Истинный смысл образования заключается в том, чтобы «учиться знанию, памяти, совести» (Ю.М. Лотман), учиться пониманию языка культуры, науки, искусства и сформировать в своем сознании непрагматическую познавательную потребность в жизнетворчестве.

Духовно-нравственное воспитание – это путь«от сердца к сердцу», это сохранение человеческого в человеке, он позволяет не «угашать Духа», а бережно его поддерживать в художественном, научном поиске и подниматься до переживания ценности, радости и смысла жизни.

Такой опыт «педагогики сердца» предполагает душевный контакт с ребенком, построение «образовательной встречи» (В.И. Слободчиков) с ним. Для этого можно использовать мастерские жизнетворчества как «образовательное событие», как создание условий для творческого взаимодействия педагогов, подростков, старшеклассников, молодых людей с пространством жизни, культуры, искусства. В мастерской выстраивается опыт взаимопонимания, духовного общения с жизнью, рождается радость сотворчества и создаются условия для построения смысложизненных открытий.

Тематика таких мастерских рождается из жизни и жизнью корректируется. Например, «Жизнь как ЧУДО», «Призвание учителя», «В жизни всегда есть место творчеству», «Дочки-матери», «Что я люблю и не люблю», «Жизнь – бесконечное познание…». Если эти темы мастерских не пробудили в вас любознательности и не вдохновили на участие в них, то остальное можно не читать.

Мастерские жизнетворчества можно использовать в образовательном процессе высшей школы и основной школы, в дополнительном образовании и системе повышения квалификации. Мастерские создают условия для становления человека в педагогической профессии, являются важным этапом открытия своих возможностей.

Мы определяем педагогические мастерские как интегративную педагогическую технологию профессионально-личностного становления человека в атмосфере сотворчества. Мастерские создают условия для поэтапного построения личностно значимых знаний, смыслов и самостоятельного опыта творческой деятельности каждого участника, который организует информационно-эмоциональное пространство активной коммуникации, социализации и рефлексии результатов собственного жизненного и познавательного опыта.

Для ориентации на «рождение» индивидуального результата необходимо во время подготовки мастерской продумать и организовать следующие виды деятельности:

1. Найти комплекс источников информации.

2. Создать коммуникационное пространство.

3. Включить мотивационные ресурсы.

4. Смоделировать последовательность действий-заданий.

5. Создать условия для общения и социализации.

6. Вдохновить на инсайт, открытие, удивление.

7. Обеспечить рефлексивный выход.

Мне важно отметить, что искусство мастерской заключается в её композиции, реализации алгоритма деятельности. В этом сила и уникальность мастерских. Поэтому напомню алгоритм деятельности в мастерской, её основные этапы, ставшие классическими.

Начало мастерской (индуктор) – первое задание в мастерской, мотивирующее дальнейшую деятельность участников. Оно актуализирует личный опыт каждого и создает ситуацию выбора, сбора ассоциаций, пробуждает фантазию и познавательный интерес, включает в деятельность.

Первый этап работы с материалом, информацией, ситуацией, опытом отношений. Он включает создание творческого продукта, социализацию, т.е. предъявление созданного продукта всем участникам мастерской, промежуточную рефлексию и самокоррекцию деятельности.

Эта работа сопровождается активизацией познавательного интереса, завершается формированием вопросов.

Второй этап обращает к новой информации, её обработке (составлению схем, афиш, рисунков, планов, проектов, газет), к корректировке творческого продукта.

Социализация (обсуждение в группе), возникновение «разрыва»

между старым и новым пониманием, представлением, выдвижение гипотез, вариантов суждений, новых вопросов – кульминационный момент мастерской.

«Афиширование» предполагает представление участниками своих открытий, позиций, проектов, афиш, текстов, ситуаций.

Рефлексивный этап – завершение работы общим анализом пережитого, понятого, открытого в себе. Рефлексия может завершиться выходом на новые проблемы. На этом этапе дети учатся анализировать свой личный духовный, нравственный, познавательный опыт, свое отношение и настроение, учатся высказывать свои суждения открыто, искренне, тактично по отношению к другим [2].

Я стремилась к краткости и ясности. Все тексты художественных произведений использованы как дидактический материал и сохраняют авторство писателей их создавших. За каждым мастером сохраняется право изменять материал по своему усмотрению, обновлять видеофрагменты, подходить к чтению творчески. Мы помним, что передаётся мысль, выведенная из опыта, а не сам педагогический опыт.

Кроме этого, так важно не забывать, что мастерские жизнетворчества активизируют возможности каждого участника. Мой читательский опыт интегрировал впечатления от интересных книг, посвященных развитию творчества [4, 5, 6, 7, 8, 10]. Эти авторы и многие другие были моими помощниками при создании мастерских.

Когда-то вычитанная мысль поэта Инны Кабыш вдохновила меня на создание мастерских жизнетворчества. Она писала: «Речь идет не об образованности или расширении кругозора, а о попытке жизнестроительства. И я не оставляю надежды, что мне это удается… Мне всегда хочется заниматься тем, что я считаю главным. Тогда мне не жаль на это жизни. На остальное – просто жаль. Я не могу никогда сказать: времени жаль. Не времени, а именно жизни. Весь ты – с душой, мыслями, кровью, переживаниями – будешь в деле. Иначе – зачем?» [3, с. 195]. Именно поэтому скрепляет все материалы и главы этой книги идея жизнетворчества, перекличка мыслей и целокупность времени жизни, в которой встречаются читатели и авторы в процессе чтения и творчества.

И в этой книге «оживут» разговоры вдохновляющего дара с писателями: Мариной Москвиной, Инной Кабыш, Наринэ Абгарян, Ириной Краевой, Альбертом Лихановым, Захаром Прилепиным; учёными-мастерами: Инной Алексеевной Мухиной, Ольгой Орловой, Надеждой Беловой, Мариной Ермолаевой, Жанной Андреевой. Они учили меня сомневаться и верить в свои силы. «Святые узы товарищества» связывают меня с педагогами, аспирантами, библиотекарями, студентами и школьниками Вятского края и других регионов. Каждый из них найдет в мастерских свои мысли, реплики, переживания. Всем низкий поклон за сотворчество и честь Вас знать и Вами восхищаться. Профессорский взгляд Татьяны Гелиевны Галактионовой помог обрести этой книге завершенность.

–  –  –

Мастерская «Жизнь как ЧУДО…» стала ответом на вызов времени, отражением его побед и поражений. В современной ситуации постоянной тревоги за жизнь детей, в условиях нарастающей агрессивности информационной среды, потребности общества в толерантности и стремлении искусства помочь людям понять друг друга и противостоять войнам всех категорий эта мастерская построена не основе сотворчества с разными категориями участников.

Причины ее возникновения можно структурировать в такой последовательности:

- поиск размышлений о ценности жизни во всем многообразии её проявлений;

- необходимость создания такого опыта переживаний, который бы пробудил духовные ресурсы личности;

- открытие вдохновляющих текстов и смыслов;

- непрагматическая познавательная потребность;

- стремление поддержать в человеке веру в свои душевные силы и творческие возможности;

- понимание значимости воспитания уважительного отношения к жизни, благодарности за божественный её дар.

Вспомните, как Лев Толстой обращался к юношеству с призывом «Верьте себе!»: «Верьте себе, выходящие из детства юноши и девушки, когда впервые поднимаются и душе нашей вопросы: кто я такой, зачем живу и зачем живут все окружающие меня люди? – и главный, самый волнительный вопрос, так ли живут все окружающие меня люди?

Верьте себе, и тогда, когда те ответы, которые представятся вам на эти вопросы, будут несогласны с теми, которые были внушены нам в детстве, будут несогласны и с той жизнью, в которой вы найдете себя живущими вместе со всеми людьми, окружающими вас. Не бойтесь этого разногласия; напротив, знайте, что в этом разногласии вашем со всем окружающим выразилось самое лучшее, что есть в нас, – то божественное начало, проявление которого в жизни составляет не только главный, но единственный смысл нашею существования.

Верьте тогда не себе, известной личности, – Ване, Пете, Лизе, Маше, сыну, дочери царя, министра или рабочего, купца или крестьянина, а себе, тому вечному, разумному и благому началу, которое живет в каждом из нас и которое в первый раз пробудилось в вас и задало вам эти важнейшие в мире вопросы, и ищет, и требует их разрешения. Не верьте тогда людям, которые с снисходительной улыбкой скажут вам, что и они когда-то искали ответов на эти вопросы, но не нашли, потому что нельзя найти иных, кроме тех, которые приняты всеми…» [ 2].

Чтение этих строк помогает почувствовать в себе творческие силы и поразмышлять на этой мастерской над вечными вопросами бытия и духа. Мастерская жизнетворчества «Жизнь как…» открывается двумя эпиграфами, которые будут постоянно находиться в фокусе внимания всех участников мастерской.

Мастерская о жизни.

Позвольте себе реплику, эмоцию, отношение, междометие, фразу, но не рассуждение», – с этой просьбой обращается мастер к собеседникам-участникам мастерской. Все слушают друг друга.

Звучит «Грузинская песенка» Б. Окуджавы.

«А иначе зачем на земле этой вечной живу?» – этот вопрос становится лейтмотивом общения, но для каждого он имеет свой, еще скрытый смысл.

Все участники мастерской делятся на творческие группы по пять человек. Каждая группа вспоминает пословицы о жизни и жизненном опыте:

Жизнь прожить – не поле перейти.

Жизнь – отрада, помирать не надо.

Век живи – век учись.

Каждой группе выдается пять букв: Ж-И-З-Н-Ь – в группе пять человек. Каждый выбирает себе одну букву и объясняет, почему ее выбрал, интерпретирует ее смысл с помощью своего комментария, ассоциативного ряда.

Вот пример одного группового ответа:

Ж – не жалея живота своего И – я И ты, соединение З – знание жизни Н – наука жизни Ь – любовь

Мастер обращается к участникам мастерской с предложением:

Сейчас вам предстоит использовать свой жизненный опыт для проживания мастерской и найти в нём точку опоры для дальнейшего развития. Вместе мы попытаемся «прожить» эту мастерскую во времени и пространстве «быта и бытия». Сверхзадача мастерской – осмыслить и назвать признаки, свойства и содержание жизни. Для этого нам придется совершить непростой, но увлекательный поиск.

Начнем с определения на интуитивном уровне – откроем первый признак, характеристику, свойство жизни.

Поиграем в продолжение действием следующих определений»:

–  –  –

А сейчас запишите свое определение понятия «Жизнь»

на листочке, обсудите его в своей группе и постарайтесь создать афишу-опреление понятия «жизнь» на листе формата А-4, прикрепите свою афишу на доску.

– Жизнь – бесконечное познание (М. Волошин).

– Жизнь – вовсе не борьба, не чреда жестоких случайностей, а мерцающая радость, подарок, не оцененный нами (В. Набоков).

На доске появляются пять-шесть определений.

– Какое качество жизни, её свойство они отражают?

На доске появляется запись реплик-предложений участников мастерской: неисчерпаемость, многогранность, метафоричность, содержательность жизни.

Продолжим поиск признаков жизни, поработаем с новым материалом – статьёй Инны Руденко, журналиста газеты «Комсомольская правда». Прочитайте статью «Ужель та самая, Татьяна» (выдается каждому) из газеты «Комсомольская правда»

Первое письмо в «КП»

ИЗМЕНЕНИЯ (Январь 1970 года) Говорят, что каждый человек чувствует тот момент, когда у него кончается детство.

А я не знаю, когда кончилось мое детство. Но чувствую: кончилось. Ну и что ж с того, что и мне иногда вдруг захочется проказливо шмыгнуть носом, побороться с братом или привязать кота к дивану. Это всего лишь мгновенья. Мое детство кончилось. Мне грустно оттого, что оно никогда больше не вернется.

Я, наверное, слишком «умная». Я говорю здесь о понимании жизни, об умении ее понимать. Я с детства была «слишком умной» для своих лет. Так считали взрослые. Они недолюбливали меня за излишнюю сообразительность, за то, что я все понимала в их отношениях, за то, что я видела, когда они лгут. Ведь это, знаете, нелегко, хотелось ничего не понимать, как другие дети, видеть только хорошее, но я не могла. Теперь, когда я почти выросла, мое «понимание» стало еще резче, выше.

Я слишком остро стала чувствовать неправду, фальшь, обиду, несправедливость. Раньше я считала, что взрослые – мама, отец, учителя

– никогда не ошибаются, всегда правы. Раньше я терпела, была послушной, не смела перечить взрослым, теперь – нет. За то, что я не могу терпеть ни от кого несправедливости, лжи – будь то мама, будь то учитель, за то, что я часто вступаю в споры, хоть они и нередко кончаются слезами или, еще хуже, тяжелой, горькой, затаенной обидой, меня иногда называют несдержанной, излишне самолюбивой, даже грубой. Ну и пусть!

Зато я стою всем сердцем за добро, за радость, за справедливость!

Да, все-таки главное, что пришло ко мне с возрастом, – желание спорить. Но это не желчная, злобная сварливость, это юное, хорошее, если хотите знать, звонкое и жизнерадостное чувство – спорить. Ведь я познаю мир. Это какая-то дотошность, желание до всего докопаться самой. Мне хочется спорить не только с людьми, но и с книгами, с природой. Долой примирение, долой равнодушие! Спор лучше!

Ну как не спорить с учебником, утверждающим, что любовь у Павла Петровича Кирсанова «унизительна, лжива и бесплодна». Неправда!

Это настоящая любовь! Я спорила с учебником, спорила с учительницей, спорила с классом. И в конце концов все согласились со мной.

Надо понимать и таких однолюбов, как П.П. Это тоже настоящее.

Я расту. Я становлюсь мудрой. Да, именно мудрой. Я буду спорить с теми (вот опять спорить!), кто считает, что, мол, мудрыми пусть будут и должны быть старики. Нет. Именно сейчас и именно нам нужно быть мудрыми. Ведь мудрый – это и умный, и справедливый, и добрый, и честный, и… Я узнаю тебя, мир. Вот ты какой. Я уже чуть-чуть начала разгадывать тебя. Но только чуть-чуть, ведь ты такой громадный и сложный, а я хоть и взрослая, но маленькая и простая. Но я все-таки пойму тебя. Ведь я – человек!

Таня Новикова, школьница, г. Щебекино, Белгородская область В ответ на исповедь этой девчонки в редакцию пришло несколько мешков (!) писем. Спустя 30 лет она снова написала в «Комсомолку». Получит ли такой же фантастический отклик сегодняшняя публикация?

Думала ли я, что в ответ сотни писем придут в редакцию, несколько мешков (!) писем, самых отчаянных, решившихся писать «на деревню дедушке», доставили мне в школу (почта вычислила-таки меня, хотя у нас в городке было около 10 школ). Где вы и что с вами: москвич, непонятный мне тогда своим открытым диссидентством, Юра Багрий? Интеллигент, интеллектуал, офицер Сергей Вовянко из Львова? Насмешник и немного бахвал Шмавонянц из Еревана? Всё приглашавший меня в свой любимый Буйнакск Асад Магомедов? Саша Евтушенко из станицы Октябрьской Краснодарского края, написавший: «Танюха, мы с тобой одной крови»? И Жора из Риги, Саша из Минска, Гия из Рустави, Люда из Астрахани, Таня из Крыжополя...»

Прервем на минутку чтение письма, задумаемся: а что, собственно, было такого важного в юношеском послании Тани, что так возбудило внимание стольких людей? Нет там ни кровавых драм, которыми мы так заворожены сегодня, ни бешеных успехов на каком-нибудь подиуме, ни политических страстей, ни просьб о помощи – чем же притягивало оно к себе? Безоглядной искренностью, так проявлявшей фальшь, лицемерие, несправедливость, размытые в атмосфере тех лет. 70-е годы – застой. Так говорим мы сегодня, и говорим справедливо. А письмо из застоя неожиданно живое, движущееся. Сплошные перемены! Только не те, что случаются во внешней жизни, а те, что происходят в глубинах души, Незаметный усталому, равнодушному, слепому взгляду, как путь птиц в воздухе, путь к себе.

И вот прошло три десятилетия. Все вокруг изменилось: наша газета, песни, кумиры, язык, сам строй, наконец.

Что теперь с нашей Таней, повзрослевшей на 30 лет?

«Тогда, в 70-е, первая любовь, замужество отодвинули друзей по переписке. Но «любовь бывает долгою, а жизнь еще длинней», как пел нашему поколению Юрий Антонов. Когда я осталась одна... впрочем, о каком одиночестве может вести речь учитель, преподаватель? От людей, детей, речей, забот голова идет кругом, и некогда «остановиться, оглянуться...»

А все-таки иногда хочется хоть ненадолго вернуться в прошлое, кого-то окликнуть, найти. Пока не поздно.

Это чувство обострилось в связи с переходом в новый год, новый век, новое тысячелетие. Вот и решилась снова написать в «Комсомолку», которую по-прежнему люблю, пропагандирую и, бывает, защищаю от несправедливых обвинений в «желтизне» и поверхностности. Хотя и сама не все в новой «Комсомолке» принимаю, но, думаю, это нормально. Читаю все и радуюсь: газета интересная. Живая! Настоящая территория для всех. Хотя не хватает лиризма, романтики, очень редки рассказы об обыкновенных людях – не героях, не «истеблишменте», не преступниках. Но ведь на обыкновенных людях – не героях, не «истеблишменте», не преступниках. Но ведь на обыкновенных людях все и держится.

Прилагаю свои новые «Изменения», которые точнее будет назвать:

Второе письмо в «КП»

НЕИЗМЕННОСТЬ

(Январь 2001 года) И как только я в 16 лет умудрилась расправиться со временем и пространством, разложить по полочкам все свои «новообразования»? А в сорок больше вопросов, чем ответов...

Достаточно определенно можно лишь одно заявить: за эти 30 я изменилась гораздо меньше, чем за те 16. Все так же неутолимо любопытна до людей, до новых мест, до книг, впечатлений, идей, и это мешает быть сосредоточенной и целеустремленной. Все так же легковерна и обидчива, хотя, правда, научилась понимать, почему так мало достойны уважения обладатели сих качеств.

Все так же опаздываю:

раньше – на уроки и на свидания, теперь – создавать семью, строить дом, получать полагающиеся возрасту регалии и должности. Все так же, как девчонка, жду чуда: вот завтра найду, получу в наследство миллион, и перестану считать гроши, и завалю всех подарками; вот встречу завтра человека, с которым и слов-то лишних не нужно, чтобы понимать и быть понятым. Как взрослая, знаю: для этого надо жизнь бок о бок прожить. И все же, как девчонка, надеюсь на чудо.

И все так же (но уже не те же!) книги люблю, и все так же залечиваю раны стихами. И даже забавы с вечным котом все те же. Вот только с братом борюсь теперь преимущественно в словесных перепалках.

Кстати, о спорах. Вообще-то я до сих пор человек неспокойный, неумиротворенный, и есть вещи, которые вызывают острое неприятие.

Но дело-то, оказывается, в том, что спорить можно только... с единомышленниками, единоверцами. Человеку, который тебя не слышит, ничего не докажешь, ни в чем его не переубедишь. Поэтому в нашем «возрасте мудрости» мы чаще, чем в молодости, молчим. Хотя, впрочем, молчание тоже бывает разным, достаточно часто и протестующим. Научиться молчать, когда кричать, возмущаться хочется, улыбаться, чтобы удержать слезы, говорить одно, а думать другое, и терпеть, терпеть

– вот, оказывается, каковы постулаты «взрослой» мудрости!

Ну да Бог с ней, с мудростью! Не хочу я ее! Точнее, не получится.

Люди мудрые умеют смотреть вперед, видеть насквозь, предугадывать, не суетиться. Я так не умею. Живу одним днем, ошибаюсь и не учусь на ошибках, не умею извлекать даже на поверхности лежащую выгоду, трепыхаюсь, делаю массу «лишних движений» и необязательных дел.

Вечная девочка – ну не смешно ли? Я даже так и не привыкла к обращению «женщина». Каждый раз теряюсь: ко мне ли? Гораздо естественней реагирую, когда обращаются «девушка», даже «девочка» – пока еще обращаются. Я даже в одежде «взрослой» не научилась ходить – все куртки, джинсы. Хотя это как раз не главное – главное чувства, реакции, а они невзрослые. Не улыбайтесь, я не больна инфантилизмом, я даже ученую степень имею и слыву интеллектуалкой в некоторых «околонаучных» кругах. Возможно, чем больше мы взрослеем, тем отчетливее в нас детство? Как видишь, я так и не «познала»

тебя, мир! Я просто живу, потому что жить – интереснее, чем разбираться в жизни; потому что чувствовать – интереснее, чем описывать чувства, потому что любить – интереснее, чем слушать о любви… В жизни столько зацепок: старые преданные друзья, родные, нуждающиеся в твоей поддержке, ученики, уверенные в твоих знаниях, просто хорошие люди, а еще музыка, стихи, природа... да мало ли? А иногда и чудеса случаются. Честное слово!

...В чем смысл жизни – мало кто знает. Но, говорят, чем меньше знаешь, тем больше любишь.

Татьяна Федоровна Новикова, вечная школьница, 30 лет спустя, г. Белгород «Ужель та самая Татьяна?» Да, да, да! Другая, взрослая – и все же та. Та же искренность, то же умение чувствовать, та же способность ускользать от быта в бытие, та же радость жизни не от жизни, а от отношения к ней. Она будто вывалилась из сиюминутного времени во Время. И готова, как в детстве, воскликнуть: «Люди, я расту!»

«Все мы родом из детства», как часто мы повторяем эти слова! И как же часто тропинки из детства, когда мы были чисты, доверчивы, могли увидеть волшебную карету в обыкновенной тыкве и каждый поворот был ожиданием счастья, зарастают чертополохом неверия, поиском выгоды, голого прагматизма, да просто ленью. Верность детству

– постоянный внутренний душевный рост.

В доме еще пахнет новогодней хвоей... Перемен! Требуют наши сердца. Такие это дни: они будто уже сами в себе таят возможность обновления. Но только те перемены благотворны, в основе которых истины, не подлежащие перемене. Возможности новой жизни зависят от того, как относимся к старым – и вечным – ценностям.

И потому так важно, получит ли сегодня письмо Тани, Татьяны Федоровны, тот же отклик, что 30 лет назад? Кто с ней одной крови, отзовитесь!

ИННА РУДЕНКО

Обсудите в группе содержание статьи. Запишите на своем листочке две колонки СВОИХ КАЧЕСТВ, ценностей, смыслов в графах: ИЗМЕНЕНИЕ – НЕИЗМЕННОСТЬ. Прочитайте свои записи в группе. Что изменилось в вас за время течения вашей жизни, а что осталось неизменным?

Так мы открыли еще одно свойство жизни: диалектичность, сочетание изменчивости и неизменности.

Следующий этап работы с художественным рассказом Е. Габовой «Не пускайте рыжую на озеро» [1, с. 36-46]. Текст читается с остановками, слушатели опережают чтение своими вариантами развития жизненных событий. Какое свойство жизни открывает нам автор?

ГАБОВА ЕЛЕНА

Не пускайте Рыжую на озеро Светка Сергеева была рыжая. Волосы у неё грубые и толстые, словно яркая медная проволока. Из этой проволоки заплеталась тяжёлая коса. Мне она напоминала трос, которым удерживают на берегу большие корабли.

Лицо у Светки бледное, в крупных веснушках, тоже бледных, наскакивающих одна на другую. Глаза зелёные, блестящие, как лягушата.

Сидела Светка как раз посреди класса, во второй колонке. И взгляды наши нет-нет да и притягивались к этому яркому пятну.

Светку мы не любили. Именно за то, что она рыжая. Ясное дело, Рыжухой дразнили. И ещё не любили за то, что голос у неё ужасно пронзительный. Цвет Светкиных волос и её голос сливались в одно понятие: Ры-жа-я.

Выйдет она к доске, начнёт отвечать, а голос высокий-высокий.

Некоторые девчонки демонстративно затыкали уши. Забыл сказать:

почему-то особенно не любили Светку девчонки. Они до неё даже дотрагиваться не хотели. Если на физкультуре кому-нибудь из них выпадало делать упражнения в одной паре с Рыжухой – отказывались.

А как физрук прикрикнет, то делают, но с такой брезгливой миной на лице, словно Светка прокажённая. Маринке Быковой и окрик учителя не помогал: наотрез отказывалась с Сергеевой упражняться. Физрук Быковой двойки лепил.

Светка на девчонок не обижалась – привыкла, наверно.

(Остановка в чтении. Почему Светка не обижалась? Гипотезы о жизни Светы) Слышал я, что жила Светка с матерью и двумя сестрёнками. Отец от них ушёл. Я его понимал: приятно ли жить с тремя, нет, четырьмя рыжими женщинами? Мать у Светки тоже рыжая, маленького росточка. Одевались они понятно как – ведь трудно жили. Но наши девчонки трудности Рыжухи во внимание не принимали. Наоборот, презирали её ещё и за единственные потёртые джинсы. Ладно. Рыжая так Рыжая.

Слишком много о ней.

(Остановка в чтении. Как дальше пойдет жизнь Рыжей?) Очень любили мы походы. Каждый год ходили по несколько раз. И осенью, и весной. Иногда зимой в лес выбирались. Ну, а летом говорить нечего. Летом поход был обязательно с ночёвкой.

Наше любимое загородное место было Озёл. Здесь славное озеро – длинное и не очень широкое. По одному берегу сосновый бор, по другому – луга. Мы на лугах останавливались. Палатки ставили, всё честь честью.

Мы с Женькой в походах всегда рыбачили. Тем более, в Озёле.

Озеро рыбное, окуни тут брали и сорога, а ерши, так те словно в очередь выстраивались, чтобы хапнуть наживку. Всегда мы девчонкам на уху приносили. Объеденье. Хоть из-за одной ухи в походы ходи, до того вкусно.

Брали напрокат лодку – была тут небольшая лодочная станция – и плыли на середину озера. Все дни напролёт с Женькой рыбачили. А вечером... Вечером, на зорьке, самый клев, а нам половить не удавалось.

Из-за Рыжухи, между прочим, из-за Светки Сергеевой.

Она с нами тоже в походы ездила. Ведь знала, что одноклассники её не любят, а всё равно ездила. Не прогонишь же.

Вечером возьмёт Светка синюю лодку и тоже на середину озера гребёт. Вокруг красота, солнышко за сосны закатывается, в воде деревья отражаются, а вода тихая-тихая, и видно, как со Светкиных вёсел срываются розовые от солнца капли.

Выгребет Светка на середину озера, вёсла в воду опустит и начинает.

(Остановка в чтении. Что может происходить?) Выть начинает.

То есть она пела, конечно, но мы это пением не называли. Высокий голос Рыжухи раздавался далеко по озеру, по лугам.

Клевать у нас переставало.

Почему ей нужно было на середине озера петь – не понимаю. Может, окружающая природа вдохновляла? К тому же от воды резонанс сильный. Ей, наверно, нравилось, что её весь мир слышит. Что она пела – не берусь сказать. Жалобно, заунывно. Никогда я больше таких песен не слышал. Женька начинал ругаться. Ругался и плевал в озеро в сторону Рыжухи. А я неторопливо и хмуро сматывал удочки.

Выла Рыжуха час-полтора. Если ей казалось, что какая-нибудь песня не очень удавалась, она заводила её снова и снова.

Мы вытаскивали лодку на берег и шли к одноклассникам. Нас встречали смехом.

– Хорошо воет?– спрашивал кто-нибудь.

– Заслушаешься, – коротко отвечал я.

А Женька разражался гневной тирадой, которую я приводить тут не буду.

– Дура рыжая, – кривила губы Маринка Быкова. – И чего она с нами прётся? Выла бы себе дома.

А голос Рыжухи всё раздавался, и было в нём что-то родственное с начинающей расти травой, лёгкими перистыми облаками, тёплым воздухом, в котором роились ещё не умеющие кусаться комары.

Почему-то нам с Женькой не приходило в голову поговорить со Светкой по-человечески, попросить, чтобы она не пела над озером, не портила рыбалку. Может, она и не знала, что мешает кому-то.

В день последнего экзамена в девятом Нинка Пчелкина бросила клич:

– Кто завтра в поход?

И тут же устроила запись. Она же распределила обязанности. Девчонки закупают продукты, мальчишки добывают спальники, палатки.

Кассетник берет Маринка, камера хорошая у Женьки, на пленку «Кодак» скидываются все.

Женька подвалил к Рыжухе, опёрся руками о её стол и сказал:

– Рыжуха, сделай доброе дело, а?

Светка вспыхнула и насторожилась. Никто к ней с просьбами не обращался.

– Какое? (Остановка в чтении. О чем ее попросят?)

– Не езди с нами в поход.

Рыжуха поджала бледные губы и ничего не ответила.

– Не поедешь? Не езди, будь другом.

– Я с вами поеду, – высоким дрожащим голосом сказала Рыжуха, – а буду отдельно.

Вот это «отдельно» и было для нас всего опаснее. Опять отдельно от всех будет на озере выть! Опять вечерней зорьки мы не увидим.

Женька отошёл от Рыжей и прошептал мне:

– В этот поход я Рыжую не пущу. Или я буду не я.

(Остановка в чтении.) Он торжествующе посмотрел на Светку, словно уже добился своего.

Тёплым июньским днём мы устроились на палубе теплохода. Нас, дружных, двадцать пять душ. У наших ног тюки с палатками, рюкзаки, из которых выпирают буханки хлеба, торчат ракетки для бадминтона.

У нас с Женькой ещё и удочки. По всякому поводу мы смеёмся. Экзамены позади – весело. Лето впереди – весело.

Рыжуха сидит на краю скамейки, рядом с ней – пустое пространство. Рядом с ней никто не садится.

За минуту до того, как отчалить, к Рыжухе подходит Женька. Он в синем спортивном костюме «Адидас» – стройный симпатичный малый.

Выражение лица Рыжухи встревоженное, она чувствует подвох.

– Это твоя сумка?– спрашивает Женька и кивает на допотопную дерматиновую сумку, которая стоит около Рыжухи. В сумке, наверное, бутерброды с маргарином и яйца. Сверху высовывается серенький свитер, его Рыжуха взяла, видно, на случай похолодания. Я живо представил, как она в этом свитере сидит в синей лодке и портит нам рыбалку.

– Моя,– отвечает Светка.

– Алле хоп!– восклицает Женька, хватая сумку, и бежит с ней по палубе. И вот мы слышим, как он кричит уже с причала:

– Эй, Рыжая! Вон где твоя сумочка! Слышь?

Мы глядим через борт теплохода. Женька ставит сумку на железный пол и мчится обратно. Теплоход зафырчал, за кормой забурлило.

Но трап ещё не убрали, около него стоит матрос в яркой футболке и пропускает опаздывающих пассажиров.

Рыжуха сидела-сидела, потеряно глядя в пол, потом как вскочит и – к выходу. Еле успела на берег, теплоход сразу же отчалил.

Свитера, наверно, жалко стало, бутербродов.

Женька рядом со мной стоит, Светке рукой машет и орёт:

– До свиданья, Рыжая! Гудбай! Извини, нельзя тебе на озеро, ты рыбу распугиваешь!

И девчонки со своих мест ей ручкой делают, кричат противными голосами:

– Прощай, подруга!

– Больше не увидимся!

– Ха-ха!

И давай Женьку хвалить, что он так ловко с Рыжухой устроил.

Чего девчонки радовались, я, честно говоря, не понял. Ну, мы с Женькой, ладно, нам Светка мешала рыбу ловить. А им-то что? Ведь вместе со всеми Рыжуха и не бывала – недаром её ни на одной фотографии нет. Бродила одна по лугам, одна у костра сидела, когда все уже по палаткам расходились. Ела то, что с собой из дома брала. В начале похода она свои припасы на общий стол выкладывала, но ее хлеб с маргарином и яйца Быкова в сторону двигала. При этом лицо у нее было такое же брезгливое, как на уроке физкультуры, когда выпадало делать упражнения с Рыжухой.

Теплоход ещё толком не отошёл от города, а мы о Рыжухе уже забыли. Лишь на вечерней зорьке я о ней вспомнил, и в сердце ворохнулось что-то неприятное. Но зато никто на озере не шумел. Клевало отлично. Женька был особенно оживлён. А мне это «что-то» мешало радоваться.

В десятый Рыжая не пошла. Классная сказала, что она поступила в музыкальное училище.

А ещё через пять лет произошла вот такая история.

В то время я начинал учиться в одном из Петербургских вузов. И познакомился с девушкой, которая взялась подковать меня, провинциала, в культурном отношении. В один прекрасный день Наташа повела меня в Мариинку, на оперу.

И что же я вижу в первые минуты спектакля?

На сцене появляется золотоволосая красавица. У нее белейшая кожа! Как она величаво идёт! От всей её наружности веет благородством! Пока я ещё ничего не подозреваю, просто отмечаю про себя, что молодая женщина на сцене прямо-таки роскошная. Но когда она запела высоким, удивительно знакомым голосом, меня мгновенно бросило в пот.

– Рыжуха!– ахнул я.

– Тише!– шипит на меня Наташа.

– Ты понимаешь, это Рыжуха, – шепчу, нет, кричу ей шепотом, – мы с ней в одном классе учились.

– Что ты говоришь?! – всполошилась знакомая. – Ты понимаешь, кто это? Это наша восходящая звезда!

– Как её звать?– ещё на что-то надеясь, спросил я.

– Светлана Сергеева.

(Остановка в чтении. Предположите, что открыл в своём жизненном опыте одноклассник Светланы?) Весь спектакль я просидел, не шелохнувшись, не понимая, чего больше было в моём сердце – восторга или стыда.

После спектакля Наташа говорит:

– Может, пойдёшь за кулисы? Ей приятно будет увидеть своего земляка, да ещё одноклассника. Жаль, цветов не купили!

– Нет, давай в другой раз, – скромно ответил я.

Мне меньше всего хотелось встречаться с Рыжухой с глазу на глаз.

По дороге довольно вяло я рассказывал Наташе о Светке, о том, как пела она на озере. Теперь я не говорил, что она «выла». Мой авторитет в глазах знакомой значительно подскочил. А я в своих глазах...

– Надо же! – удивлялась Наташа. – С Сергеевой в одном классе учился!

Я плохо её слушал. Думал о том, что не Светка рыжая. Светка оказалась золотой. А рыжие мы. Весь класс рыжий.

После прочтения в процессе обсуждения формулируется новое свойство жизни, которое мастер записывает на доске: проблемность, конфликтность, сложность жизни.

Течение жизни, её содержательность, её эмоциональную наполненность, её ритм, её динамику и глубину полнее всего передает музыка. Это качество жизни участники мастерской открывают, слушая Второй концерт для фортепьяно с оркестром С. Рахманинова.

Расскажите свои впечатления от услышанного и назовите открытое вами новое свойство жизни: МНОГРАННОСТЬ, НЕИСЧЕРПАЕМОСТЬ, НАСЫЩЕННОСТЬ ЭМОЦИЯМИ И ПЕРЕЖИВАНИЯМИ.

Самый сложный материал лежит перед участниками – большие кадры-фотографии на листах формата А4.

Мастер объясняет следующий шаг поиска:

Жизнь наполняется впечатлениями, встречами, событиями, которые выстраиваются в поток, в движение нашего развития. И нужно уметь вглядываться в жизнь, быть ее зрителем, актером-участником, интерпретатором и режиссером.

Смонтируйте свой видеоряд кадров из пяти образов-художественных фотографий.

Каждая группа берет пять листов формата А4 с художественными фотографиями по случайному принципу и соединяет их в свой сюжет, предлагает свои причинно-следственные связи между образами, событиями, кадрами. Работа проходит шумно, увлекательно, каждая группа показывает свою серию фильма: «актер» стоит лицом к аудитории и держит в руках один кадр, после обсуждения «режиссер» выстраивает последовательность кадров и раскрывает сюжет фильма в пяти предложениях.

После просмотра всех моделей фильмов предлагаются новые формулировки признаков и свойств жизни (они бывают разными, но фиксируются все).

• Диалог причин и следствий, диалогичность.

• Потребность в осмыслении, интерпретации.

• Наличие причинно-следственных связей.

• Индивидуальность жизненного пути.

Режиссер ЭМИР КУСТУРИЦА назвал свой фильм «ЖИЗНЬ КАК ЧУДО». Если бы вы были режиссером, то о чем бы вы сняли фильм под таким названием? Посмотрите фрагменты фильма.

Какие характеристики, свойства жизни после просмотра мы с вами можем сформулировать и дополнить наш список?

• Место встречи в жизни, точка опоры.

• Непредсказуемость жизни.

• Пространственно-временное содержание жизни. «В нужное время и в нужном месте».

• Драматичность жизни.

Перейдём к обобщению сущностных свойств жизни:

• Диалектичность, сочетание изменчивости и неизменности.

• Проблемность, конфликтность.

• Многранность, неисчерпаемость.

• Диалогичность.

• Эмоциональность.

• Наличие пространственно-временных связей, перекличек, рифмовок.

• Наполненность творчеством.

• Способность к отражению в искусстве.

•… Вот сейчас настал «момент истины», «час ученичества», время осмысления своего жизненного опыта. Каждый может быть уверен только в том, что он пережил, проверил своим опытом, пониманием жизни, потому что «человек – деятельный участник своих истин» (А. Ухтомский).

Это момент открытия в мастерской результатов своего жизнетворчества в контексте всех других жизненных итогов. Каждый сначала записывает, а затем называет свою ЗАКОНОМЕРНОСТЬ жизни, которая отражает его отношение к жизни, это ценность индивидуального жизненного опыта, крупица мудрости.

Задание мастера: «Сформулируйте свой афоризм о понимании жизни, запишите его на афише и найдите ей место в пространстве аудитории».

Из афиш проведенных мастерских:

• Цени логику жизни.

• Уважай других и себя.

• Цени дни и моменты жизни.

• Живи в гармонии с миром и собой.

• Доверяй себе и жизни.

• Жизнь коротка, успевай жить.

• Люби жизнь.

• Верь в лучшее.

• Надейся.

• Жизнь конечна, поэтому живи осмысленно, радуйся каждому моменту.

• Делай все вовремя.

• Спеши любить и жить.

• Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой.

• Человек – хозяин своей судьбы.

• Рискуй – ничего не бойся.

• Не загадывай на будущее.

• Будь проще и открытее.

• Земля круглая: все возвращается.

• Хочешь жить – умей вертеться.

• Все желания исполняются.

• Никогда не говори никогда.

• Не суди да не судим будешь.

• Цени жизнь.

• Отстаивай свою позицию.

• Выбирай человека.

• Живи честно.

• Будь оптимистом.

• Никогда ни о чем не жалейте вдогонку.

• Будь искренним, не скрывай эмоций.

• Искать, любить, надеяться и творить.

• Цени ближнего.

• Не бойся, но опасайся.

• Живи здесь и сейчас.

• Не ошибается тот, кто не живет.

• «Надо благодарно принимать…»

• Цените, любите, берегите.

• Жизнь движется по спирали.

• Жить под девизом: «Никого не обижать, никому не досаждать и всем моё почтение».

• Неизбежность закономерна, но как ее принимать.

• У каждого своя точка опоры.

• Сделай человеку добро, и он сделает добро другому.

• Думай, действуй, достигай.

• Никогда не отчаивайся.

Каждый участник мастерской ходит, читает афиши и под теми мыслями, с которыми соглашается, ставит свой автограф.

Мы начинали мастерскую с поиска определения. Обобщим наши размышления в итоговом определении «жизни» в форме синквейна в рефлексивном круге. Стали ли ваши представления глубже и интереснее: Что вы в них внесли нового?»

–  –  –

Звучит песня «Есть только миг» из кинофильма «Земля Санникова» (муз. А. Зацепина, слова Л. Дербева) Призрачно всё в этом мире бушующем, Есть только миг, за него и держись.

Есть только миг между прошлым и будущим, Именно он называется жизнь!

–  –  –

Счастье дано повстречать иль беду ещё, Есть только миг, за него и держись.

Есть только миг между прошлым и будущим, Именно он называется жизнь!

Заключительная рефлексия мастера – это строки из стихотворения Б.

Окуджавы «Встреча», они звучат перед расставанием с участниками мастерской:

Но, слава Богу, жизнь не оскудела, мой Демон продолжает тосковать.

И есть еще на свете много дела, и нам с тобой нельзя не рисковать.

Но, слава Богу, снова паутинки, и бабье лето тянется на юг, и маленькие грустные грузинки полжизни за улыбку отдают, и суждены нам новые порывы, они скликают нас наперебой… Мой дорогой, пока с тобой мы живы, все будет хорошо у нас с тобой… Рефлексия мастера Ценность этой мастерской заключается в том, что в ней «работают»

не только разные виды искусства (кино, классическая музыка, песня, художественная литература), но и источники самопознания человека (жизненный опыт, философия, наука, искусство, религия). Именно поэтому каждый может найти пространство для переживания, эмоционального заражения, размышления. Главное – обращение к анализу индивидуального жизненного опыта. Меру открытости, доверия и откровенности каждый выбирает сам, с момента прикосновения к руке другого человека и до оформления своего афоризма о жизни.

Опыт проведения этой мастерской показал, что у неё очень длительное последействие, многие участники возвращаются к мыслям и эмоциям мастерской через несколько дней и даже недель после её проживания. Материал мастерской можно сокращать и варьировать, обновлять новыми текстами и впечатлениям.

ЛИТЕРАТУРА

1. Габова Е. Двойка по поведению. Рассказы, повесть. – М.: Аквилегия, 2013. – 256 с.

2. Толстой Л.Н. Верьте себе! Обращение к юношеству // Слово, 1990. – № 9.

–  –  –

Современный мировой экономический кризис потребовал от молодого человека серьезных размышлений о поиске своих ценностных приоритетов и личностных ресурсов для построения своей жизни, учебы, карьеры. Сделать смысложизненный выбор всегда не просто, он требует не только интуиции, самоанализа, построения перспектив, знаний и опыта, но и личностных качеств: решительности, самостоятельности в суждениях и поступках. Многие воспринимают кризис как только внешние обстоятельства, но он создает преграды, препятствия для становления характера, проверяет человека на готовность осуществлять свои жизненные планы и мечты путем поиска ресурсов, преодоления испытаний, расширения своих возможностей, поэтому становится и моментом развития, движения вперёд.

Откроем книгу митрополита Антония Сурожского «О встрече» и увидим оригинальный взгляд на проблему. Он пишет, что кризис – слово греческое, которое значит, в конечном итоге, суд. Критический момент – тот, когда ставится под вопрос все прежнее. Он подчеркивает, что то же самое слово, которое мы произносим как кризис, суд над собой, на китайском языке значит открывшаяся возможность, и это очень важно. «Понятие суда говорит о прошедшем; но когда ты себя оценил, когда ты оценил положение, в котором находишься, когда ты произнес суд над собой, следующий шаг – идти вперед, а не только оглядываться назад. Поэтому в момент суда человек заглядывает глубоко в свою совесть, всматривается в то, что он совершил – и лично, и коллективно как человечество; и дальше думает, куда идти. И в тот момент, когда мы начинаем думать о будущем, мы говорим о возможном» [5].

Технология педагогических мастерских создает условия для осмысления личностно значимых возможностей, поэтому я предлагаю в процесс становления студентов и старшеклассников включить мастерскую жизнетворчества под названием «Моя жизненная позиция».

Она проживается непросто и нелегко, но в настоящее время отличается особой актуальностью.

Шаг 1. Для включения всех участников мастерской в процесс размышлений и для создания атмосферы сотворчества организуем пространство деятельности так, чтобы в аудитории каждый выбрал себе место в одной из малых групп (столы подготовлены для групповой работы по четыре человека). В качестве индуктора используем видеоряд родных мест и музыку как способ активизации впечатлений, эмоциональной и духовной памяти человека. Каждый пишет на своем листе бумаги одно слово «Родина» и записывает все ассоциации, которые возникают: родник, род, родословная, народ, природа … ПРИРОДА. Необходимый ряд впечатлений-пейзажей под музыку создает фильм о природе, он должен быть коротким и эмоциональным.

Какие картины природы рисует ваше воображение, когда вы слышите слово Родина? Назовите их и запишите. Если у фильма нет музыкального сопровождения, то можно послушать песню «Отчего так в России березы шумят?» и предложить дополнить свой ассоциативный ряд.

Не обольщайтесь, мастер должен быть психологически готов к разным ассоциациям в связи с социальным расслоением общества и миграцией населения страны.

Усложним вопрос, создадим проблемную ситуацию поиска ответа на провокационный вопрос ученика Марка – героя рассказа [8].

Этот рассказ неизвестного автора опубликовал в своем блоге Андрей Лукутин, учитель истории, победитель конкурса «Учитель года Москвы и России-2004», он вызвал большой резонанс в учительских кругах.

Рассказ «Что такое Родина?» интересно обсуждать, потому что на первый взгляд вопрос о родине может показаться наивным, простым, детским. Для этого предложим всем прочитать рассказ, он размещен в Интернете. Его можно читать вслух самому ведущему мастерскую, чтобы придать яркость художественному тексту своей интонацией и мастерством чтения.

–  –  –

– Вот, дети, – мерно расхаживала по классу Лидия Ивановна, - скоро закончите школу, мальчики пойдут в армию, девочки выйдут замуж...

– Лидьванна! – отозвался с последней парты Марк Гольштейн. – А зачем в армию?

– Что значит, зачем? – растерялась учительница. – Родину защищать!

– А что значит – Родина? – не унимался Марк.

– Родина? Ну как же, что значит... Это... место, где ты родился!

– Значит я буду защищать Китай?

– Почему Китай!

– Я там родился.

– Нет же, Родина - это не только то место, где ты родился, но где вырос...

– Ну так я там и рос! Целых пять лет!

– Пять лет – это слишком мало для понятия Родины... Ты же не говоришь по-китайски, не живешь традициями Востока...

– Нет, я по-китайски не говорю, я говорю по-русски, по-английски, немного по-французски...

– Значит Китай – не твоя родина. Твоя родина там, где родились также твои предки...

– Мой отец родился в Петербурге, а мама в Кишеневе... Значит я буду защищать Россию и Молдову?

– Нет, ты будешь защищать ту страну, в которой прошло твое детсво, твои лучшие воспоминания...

– Алжир, мы там жили, пока мне не исполнилось 11 лет, у меня замечательные воспоминания об это стране!

– Нет.. не Алжир! Защищать страну, близкую по духу и вероисповеданию...

– Ммм.. ну поскольку я еврей, неужели защищать буду Израиль...

Лидьванна! А как я буду защищать Израиль, неся службу в белорусской армии?

Очки Лидии Ивановны с кончика носа плавно перемещались все выше и выше, пока не оказались и вовсе на лбу. Класс с интересом наблюдал за происходящим. Марик прекрасно умел срывать уроки.

– Марик, – неуверенно сказала Лидия Ивановна. – Ты в белорусской армии будешь защищать Беларусь...

– Но если она мне совсем не родина! Что я там буду делать? Получается, что у меня совсем нет родины! А раз мне нечего защищать, значит в армию можно не ходить?

– В армию обязательно нужно ходить...

– Зачем?

– Чтобы стать настоящим мужчиной! – уверенности в голосе учительницы с каждым вопросом ученика становилось все меньше и меньше.

– Лидия Ивановна! Но ведь, чтобы стать настоящим мужчиной, нужна не армия!

– Что же? – спросила она на свою беду.

– Ну вы столько лет живете, а как будто не знаете! Конечно же женщина!

Класс взорвался дружным хохотом. Лидия Ивановна побледнела.

Трудно находить аргументы для подобных, пусть и логичных, заявлений. Она хотела попросить Марика пригласить к ней его родителей, но в данный момент забыла все слова. Спасительный звонок на перемену вывел ее из оцепения. Старшеклассники тут же загалдели, зашумели и разбежались.

Лидия Ивановна, как могла, побежала в учительскую. Бросив на стол журнал, она упала в кресло и разрыдалась... Она, заслуженный педагог с 40-летним стажем, не может объяснить 15-летнему сопляку с китайско-африканским прошлым, где у него Родина. Потому что в юные годы Лидии Ивановны Родина была одна – Советский Союз, и настолько она была необъятна, что можно было объездить полмира, но при этом не выехать за границы родины... И казахи, и прибалты, и евреи, и чукчи... у всех была одна единственная Родина, и всем это было понятно...

А теперь? Три часа на машине и все! Нет Родины! Кругом одна сплошная заграница...

*** Следующим уроком была геометрия. Молодой учитель зашел в класс после звонка на урок.

– Сергей Михайлович! А зачем нужно идти в армию, если у тебя нет Родины? – задал вопрос Марк.

– Марик, у тебя нету Родины?

– Нету...

– Как так?

– Понимаете, родился я в Китае, где прожил до 5 лет, потом мы с родителями переехали в Алжир, потом мне исполнилось 11 лет, и мы переехали в Беларусь.

– Очень хорошо, а сюда вы как попали?

– А тут бабушка...

– Марик! Так значит у тебя, как минимум, три родины!

– Ну раз на то пошло – значит 4! Я еще и еврей!

– Прекрасно! Значит тебя в армию заберут самого первого!

– Не хочу...

– Тогда к доске шагом марш! Доказываем теорему трех перпендикуляров! – Сергей Михайлович обвел глазами класс.

– Ну что, бойцы, у кого еще нет Родины?

После уроков в учительской было шумно. В свете провокаций со стороны учеников на тему «Что такое Родина», учителя искали определение «родины» как таковой и методах ее объяснения современным ученикам.

– Согласно общепринятому определению, Родина, Отечество, Отчизна, страна, в которой человек родился; исторически принадлежащая данному народу территория с её природой, населением, общественным и государственным строем, особенностями языка, культуры, опыта и нравов... – зачитывал официальный текст директор.

– А детям это как объяснить? – галдели учителя.

– У нас и негритята есть, и китайцы... – поддакивали завучи.

Дверь учительской распахнулась. С ведром и мокрой тряпкой небрежно завалилась Никифоровна – уборщица.

– Чавоета вы тута расшумелися? Мне тута убирть нада! – грозно возмутилась Никифоровна.

– А мы тут решаем... что такое Родина... – робко промямлил директор. Всегда строгий и безапелляционный, он робел лишь в присутсвии проверки из РОНО и Никифоровны.

– Делать вот вам нехрен, – забурчала уборщица, – Родину они решают... А чо тут решать? Чо тут непанятнава? Родина – эта кагда и выпить есть с кем, и закусить, и пагаварыть за жизнь, и на пенсию не страшна!

– На пенсию не страшно... – хором повторили учителя. На том и порешили.

***

– Пап! А че такое Родина?

– Сын, Родина, это такое место, куда ты всегда можешь вернуться, и где тебе будут рады...

– Па! А ты это здорово придумал!

***

– Итак, сегодняшний урок будет посвящен определению Родины! – Лидия Ивановна сияла. Она, как ей казалось, знала все возможные определения и даже чувствовала себя способной объяснить это ученикам.

Последовали скучные определения, и как резюме, чтобы донести до умов и сердец щкольников, Лидия Ивановна выдала:

– Дети! Родина – это место, где хочется выйти на пенсию и достойно встретить старость!

– Судя по всему, вы, Лидия Ивановна, живете не на Родине!

– Да что вы такое говорите! Нам по 15 лет, мы еще школу не закончили, а вы – пенсия и старость!

– Мы не хотим на пенсию!

Лидия Ивановна побагровела.

– Тихо! – взвизгнула она. – Кто тут у нас самый умный? – Учительница плавно переходила на ультразвук.

– Я! – гордо отозвался Марк.

– Ну-ка, расскажи всем, что такое РОДИНА! – она была уверена, что Марк не ответит, он не слушал ее сегодня...

– Это такое место, знаете... куда всегда можно вернуться! Из любого места! – парировал ученик.

– Круто! – все загалдели. – Вернуться откуда-нибудь – это гораздо интереснее, чем на пенсию!

Класс расшумелся.

Лидия Ивановна тихонько опустилась на стул и впервые задумалась о том, чтобы действительно уехать на Родину. То есть выйти на пенсию».

Подумайте, а как бы каждый из вас ответил на вопрос Марка, обсудите в своих группах индивидуальные ответы и соберите общий ответ. Все ответы представляются в форме реплик с пояснениями.

Индуктор сработает, если интерес к теме перейдет из плана общих рассуждений во внутренний мир личности, если мастер не будет в позиции человека, который знает ответ на вопрос. Ему интересно мнение каждого современного молодого человека, он готов слушать все ответы и думать сам.

Шаг 2. Работа с материалом начинается.

Прочитайте и сравните ваши ответы с точками зрения философа И.А. Ильина и ученого Д.С. Лихачева. Найдите в этих материалах новые для вас аргументы. Какими идеями бы вы дополнили свои размышления?

«Родина есть нечто от духа и для духа», – писал выдающийся русский философ и мыслитель И.А. Ильин. Он отмечал, что у каждого человека свое представление о Родине, разный смысл можно вкладывать в это понятие. Но так или иначе, почти каждый может вывести для себя основные черты, за которыми и будет стоять слово Родина.

Родина – это понятие, которое чаще всего четко разделяется с понятием государства и обозначает социальную общность, а не систему государственных институтов и общественный строй. Понятие Родины тесно связано с понятием патриотизма, который обозначает, прежде всего, любовь к Родине, к Отечеству, это изначально социальное чувство общности, единства, солидарности с родными и близкими людьми, чувство сопричастности их судьбе, поскольку «родина» как родные люди и «родина» как исторически определенное место и время рождения поначалу образует единый и нераздельный мир.

Любовь к Родине является самобытным свойством человеческого мироотношения. Даже те социальные отношения, которые оказывают существенное и решающее влияние на формирование патриотических чувств (национальные, политические, культурные) не могут заменить эмоционального отношения к Родине. Как первичная целостная эмоция, любовь к Родине может лежать в основе комплекса переживаний, воззрений и идей чрезвычайно сложной структуры, которая может поддаваться объективному наблюдению и анализу, но сама по себе любовь к Родине не может быть собрана и разобрана на составные части.

Точно так же, как и нельзя объяснить само понятие Родины лишь такими факторами, как географическая территория, климат, привычный быт, уклад, язык или подданство. Родина нуждается в территории, но территория не есть Родина. Родине необходима географическая и климатическая обстановка, но похожие условия климата и географической обстановки можно найти и в другой стране. Таким образом, ПОНЯТИЕ

РОДИНЫ – ПОНЯТИЕ ВНУТРЕННЕ ПРИСУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКУ, ЕГО СОЗНАНИЮ».

Работа с материалом.

Прочитайте «Заметки о патриотизме» Д.С. Лихачева, главу «О патриотизме» из его книги «Заветное» [4] и главу «Россия» из книги Д. Гранина «Всё было не совсем так» [2]. Какие мысли авторов вы разделяете? Что значит для вас «чувство родины»? Идёт обсуждение в группах.

Заметки о патриотизме академика Д.С. Лихачева.

Любовь к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речи начинается с малого – с любви к своей семье, к своему жилищу, к своей школе. Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране – к ее истории, ее прошлому и настоящему, а затем ко всему человечеству и человеческой культуре.

Истинный патриотизм – это первая ступень к действенному интернационализму. Когда я хочу представить истинный интернационализм, я воображаю себя смотрящим на нашу Землю из мирового пространства. Крошечная планета, на которой мы все живем, бесконечно дорогая нам и такая одинокая среди галактик, отдаленных друг от друга миллионами световых лет!

Человек живет в определенной окружающей среде. Загрязнение среды делает его больным, угрожает его жизни, грозит гибелью человечеству… Человечество тратит миллиарды и миллиарды на то, чтобы не задохнуться, не погибнуть, но чтобы сохранить также природу, которая дает людям возможность эстетического и нравственного отдыха. Целительная сила природы хорошо известна.

Наука, которая занимается охраной и восстановлением окружающей природы, называется экологией. Но экологию нельзя ограничивать только задачами сохранения природной биологической среды. Для жизни человека не менее важна среда, созданная культурой его предков и им самим. Сохранение культурной среды – задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни… Улицы, площади, каналы, дома, парки – напоминают, напоминают ненавязчиво и ненастойчиво, творения прошлого, в которые вложены талант и любовь поколений, входят в человека, становясь мерилом прекрасного. Он учится уважению к предкам, чувству долга перед потомками. И тогда прошлое и будущее становятся неразрывными для него, ибо каждое поколение – это как бы связующее звено во времени.

Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, оставленную в саду, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, – значит, у него нет любви к своему городу. Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны – он, как правило, равнодушен к своей стране.

Д.С. Лихачев. О патриотизме (Дидактический материал выдается каждому участнику мастерской.) Д.С. Лихачев «Заветное». О патриотизме Раздумывая о национальном вопросе, я хочу говорить как РУССКИЙ человек. И должен вот что сказать: наши представления о патриотизме очень отстали.

Что такое патриотизм?

Для средневекового человека – это прежде всего восторг перед собственной военной силой, силой своего народа. Побеждать врага, овладевать большими территориями… И это, действительно, свидетельствовало в свое время, пусть в малой мере, о нравственном достоинстве народа, потому что в этом выражалась его воля, бесстрашие, быстрота сообразительности, решимость рисковать своей жизнью, жертвовать жизнью.

Сейчас чувство патриотизма должно основываться совсем на другом. Оно должно основываться на иных представлениях о нравственном достоинстве нации. Военная победа сейчас покоится на хорошо работающих заводах и на решимости полководцев жертвовать чужими жизнями – не своей.

Нравственное достоинство нации состоит прежде всего в умении общаться с другими нациями и народами. Вот как человек: если он хорошо, по-доброму общается с другими людьми, умеет социально жить, – он приобретает нравственный авторитет. Если человек склонен к милосердию, уважает других людей, помогает слабым, – он тем самым ведет себя с достоинством, заслуживает уважения.

Так и с большой нацией, которой поручено нашей Конституцией поддерживать малые нации. Поведение большой нации в отношении малых, живущих на ее территории, входящих в ее состав, должно быть таким же, как у сильного человека по отношению к слабому: предупредительным, уважительным, социальным в широком смысле слова.

Если страна ведет себя с соседями по-добрососедски, а с малыми народами, входящими в ее состав, по-доброму, то это позволяет относиться к ней как цивилизованной державе.

Нравственный авторитет нации, страны определяется и многими другими особенностями их бытия. Скажем, отношением к наукам, особенно к фундаментальным наукам. Фундаментальные науки играют в нравственном авторитете нации несравненно большую роль, чем нефундаментальные и технические. Это можно было бы легко установить опросным путем, выясняя отношение к открытиям в тех или иных областях. Огромное значение имеют для авторитета нации и страны гуманитарные науки.

Ворота нации – искусства: архитектура, живопись, особенно музыка, театральное искусство. Ведь если мы едем в другой город, особенно в другой стране, мы прежде всего знакомимся с памятниками искусства, находящимися в этом городе, с музеями, с городским пейзажем, с обликом города (это тоже свидетельство отношения нации, народа к искусству).

Отсюда ясно, что и отношение народа к памятникам культуры другого народа способно утвердить авторитет народа. Поэтому, когда уничтожаются собственные памятники, и особенно памятники культуры другого народа, находящиеся на «своей» территории, – это чрезвычайно сильно роняет авторитет страны.

Мне кажется, что вопрос о нравственном достоинстве нации касается сейчас всех стран, и нужно, быть может, созывать конференции международного характера для изучения вопроса о том, в чем сейчас состоит истинный патриотизм.

Может оказаться, что маленький народ, народ слабый в военном отношении, займет первое место.

В современных условиях, повторяю, военная победа есть победа заводов, победа военной машины, военного изобретательства, но не духа нации, духа народа [4].

Если включение интереса к теме вызывает затруднение, то можно проблематизировать обсуждение с помощью главы «Россия» Д. Гранина. Какие болевые моменты отношения к России называет писатель?

О чём переживает? В чём вы с ним соглашаетесь, а с чем спорите?

Россия Не знаю, уцелеет ли Россия. Слишком много бед на нее свалилось, и все разом. Даже думать об этом больно. Демография. Население уменьшается, коренное население, причем быстро, быстрее, чем в других странах Европы. Поток мигрантов растет, таджики, узбеки, китайцы... Сегодня они на всех стройках, они прокладывают трубопроводы, кабели 750 тысяч бездомных детей, наших, русских: беспризорники, больные, голодные волчата. Больше миллиона сидит по тюрьмам и лагерям. Растет количество больных СПИДом; алкоголиков, наркоманов тоже счет идет на миллионы. Казнокрадство угрожает национальной безопасности — триллионы рублей из бюджета исчезают бесследно. Промышленность не растет. За последние годы построены были сборочные заводы автопрома — «Форд», «Тойота», «Дженерал Моторс» и т. п. Это не производство, это всего лишь сборка, механический труд, китайщина в худшем, «без божества и вдохновения». Да и вся наша индустрия исчезла, ничего своего Россия не производит, не создает. Русских товаров в Европе не найти. Только нефть и газ. И еще лес, да и то кругляк, даже досок не экспортируем, только цельными бревнами. Я вижу каждый день составы, которые везут их в Финляндию.

12 декабря 2008 года в Филармонии отмечали юбилей Юрия Темирканова. Пригласили звезд. Звезды первой величины поздравля ли юбиляра. Я слушал этот замечательный концерт и вдруг подумал:

а все они – Репин, Е. Кисин, Д. Хворостовский, Марис Янсонс, Щедрин, Н. Гутман, все уехали из России, двое живут теперь за границей. Там лучше? Да, лучше там платят больше, там больше внимания к ним, интереса, там спокойнее, меньше хамства, выше культура.

Молодой пианист Кисин уехал, чтобы избежать службы в армии. Три года предстояло ему трубить. «А чем он лучше других?» – доказывали мне. Лучше, лучше всех других, он был чудо-отрок, чудо-талант. Его не то чтоб освободить от армии, ему надо было дать квартиру или коттедж, дать спецстипендию. Лелеять его надо было. Он правильно сделал, что уехал в Европу, там все это получил с лихвой. Там он нарасхват. Так ведь было и с Нуриевым, и с Репиным, и с Барышниковым, и прочим Россия – мачеха.

Таланты для нее пасынки, ну не выносит она ничего талантливого.

Теперь из России уезжают не евреи по причине антисемитизма, не ученые из-за нищеты в нашей науке, теперь причина простая – там лучше. Вообще лучше. Там уже образовалась достаточная русская диаспора, есть с кем общаться, и потихоньку идет переселение. Боюсь, что кризис может усилить этот процесс.

В двадцать первом веке, похоже, закрепилась привычка жить на халяву, то есть за счет газа и нефти. Не производить ни товаров, ни машин, пользуйся высокими ценами на энергоносители и лежи себе на печи, качалки качают, по трубам течет – что еще надо. Огромная, богатая страна погрузилась в ленивую полудрему. Транжирим то, что принадлежит детям и внукам. Заросли поля, опустели деревни.

Д. Гранин. Всё было не совсем так Марк Твен писал: «В период перемен патриот – это редкость: смелый, ненавидимый, презираемый всеми человек. Но когда его время приходит, трусы мигом присоединяются к нему, поскольку теперь ничего не стоит быть патриотом» [7].

А какую позицию по отношению к своей родине занимаете вы?

Не торопитесь отвечать, есть время подумать.

Шаг 3. Мастер предлагает познакомиться с эпиграфом, названием мастерской и значением слова «Позиция» (работа со словарем). 1. Положение, расположение (книж.) 2. Место расположения войск для боевых действий. 3. Район военных действий. 4. Точка зрения, мнение в какомнибудь вопросе (книжн.) [Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1964.

– С. 538].

–  –  –

Мастер предлагает участникам ситуацию:

«Представьте, что вам пришла в голову идея – совершить путешествие по своей Родине. Сформулируйте свое отношение к ней в зависимости от своей позиции – выберите её методом случайного выбора, прочитайте на карточке ее характеристику и с позиции этой выбранной роли сформулируйте свое суждение-отношение к идее путешествия.

Каждая позиция написана на отдельной карточке, которую выбирает участник мастерской, а перечень всех позиций представлен зрителям на плакате:

–  –  –

Зрители должны угадать позицию участника этого путешествия по его репликам, в которых он выражает своё отношение, свою позицию, но не называет своей роли прямо. У каждой группы на столе лист с характеристиками позиций.

1. Эрудит – широко информированный участник, свободно ориентирующийся в разных областях знаний и умеющий их гибко применять к решению конкретных задач.

2. Генератор идей – автор большинства идей, реализующий свой интеллектуальный потенциал в мозговом штурме.

3. Аналитик – человек критического мышления, аргументированно фильтрующий идеи, устанавливающий причинно-следственные связи явлений и фактов. В основном ориентирован на оценочную деятельность.

4. Технолог – личность, реализующая идеи и доводящая их до своего логического завершения, обладающая качествами терпеливого и вдумчивого исполнителя.

5. Эстет – сторонник изящных решений, стремящийся не только к совершенству структур, но и красоте форм.

6. Проблематизатор – дискутант с критическим мышлением, не успокаивающийся на достигнутом, способный рассмотреть кажущуюся банальной идею в совершенно ином ракурсе.

7. Оппозиционер – неконструктивно критикующий, с трудом соглашающийся скептик.

8. Индивидуалист – личность, с трудом включающаяся в групповую деятельность, предпочитающая индивидуальную продуктивную работу.

9. Потребитель – непродуктивный участник дискуссии, идущий на поводу у группы, поддерживающий линию большинства.

10. Звезда – наиболее авторитетный, целеустремленный участник, мнение которого для дискутантов весомо.

11. Катализатор – самонастраивающаяся на группу личность, ориентированная на содействие, фиксирующая всякие изменения эмоционального фона деятельности, быстро улавливающая «ветер идей», выступающая в роли стимулятора активного межличностного взаимодействия.

12. Кооператор – участник, наиболее рационально расставляющий членов проблемной группы в соответствии с их диспозициями для достижения наиболее продуктивного взаимодействия. Обладает развитой эмпатией, хорошо чувствует поведение человека в системе внутригрупповых связей. Ориентирован на организаторскую деятельность.

13. Громоотвод – дискутант с развитым чувством юмора, разряжающий на себя эмоциональный накал группы.

14. Лидер – оптимист, способный эмоционально зажечь группу, взять на себя ответственность за результаты деятельности группы.

15. Болельщик – активный участник, увлеченный самим процессом работы, получающий от нее эмоциональное удовлетворение, переживающий за успехи и неудачи всей группы.

16. Негативист – эгоцентричная личность, накаляющая эмоциональный фон с целью привлечения к себе внимания, а при недостижении цели принимающая позицию агрессивного разрушителя.

17. Зритель – личность, которая с трудом или вовсе не включается в эмоциональные связи совместной работы, не принявшая правил групповой деятельности, как бы наблюдающая за ней со стороны.

Шаг 4. Создание творческого продукта как результата работы в группах. Каждая группа должна сделать следующий шаг на пути к своей мечте о путешествии по Родине. Каждая группа обсуждает идею и за 15 минут создает проект книги о Родине. Нужно

– придумать название,

– определить роль и позицию каждого в проекте,

– спланировать содержание,

– придумать оформление,

– адресовать читателям,

– подготовить афишу своего проекта.

Шаг 5. Афиширование проектов книг о Родине. Каждый авторский коллектив представляет свой проект книги в любой форме (монолога, инсценировки, презентации, декламации, коллажа).

Шаг 6. Важен рефлексивный момент после афиширования.

Сейчас время обсудить участие каждого в работе группы, обдумать, что можно сделать реально, как и зачем перевести проект в жизнь. После коротких представлений проектов мастер показывает пятиминутный фильм «Что для завтра сделал ты?» о помощи студентов МГИМО детскому дому в Полотняном Заводе, о встречах студентов и детей, о смысле их общения. В фильме «Что для завтра сделал ты?» звучит песня «Прекрасное далеко» (Е. Крылатов, Ю. Энтин), которая помогает всем очень взволнованно смотреть этот сюжет.

Шаг 7. Следующий этап работы усложняет и конкретизирует внутренний выбор, мастер предполагает, что на этом этапе может произойти «разрыв», самооценка своей жизненной позиции. Каждой группе предлагается сравнить жизненные позиции авторов трех стихотворных текстов: шестой части поэмы А. Вознесенского «Оза», песни «Просто так…» на стихи и музыку Г. Васильева и А. Иващенко и стихотворения Р. Киплинга «Если…».

А. Вознесенский Оза Тетрадь, найденная в тумбочке дубненской гостиницы»

Поэма [1] VI В час отлива возле чайной Я лежал в ночи печальной, Говорил друзьям об Озе и величье бытия, Но внезапно черный ворон Примешался к разговорам,

Вспыхнув синими очами, он сказал:

«А на фига?!»

Я вскричал: «Мне жаль вас, птица, Человеком вам родиться б, Счастье высшее трудиться, полпланеты раскроя...»

Он сказал: «А на фига?!»

«Будешь ты, великий ментор, Бог машин, экспериментов, Будешь бронзой монументов знаменит во все края...»

Он сказал: «А на фига?!»

«Уничтожив олигархов, Ты настроишь агрегатов, Демократией заменишь короля и холуя...»

Он сказал: «А на фига?!»

Я сказал: «А хочешь – будешь Спать в заброшенной избушке, Утром пальчики девичьи Будут класть на губы вишни, Глушь такая, что не слышна ни хвала и ни хула...»

Он ответил: «Все – мура, Раб стандарта, царь природы, Ты свободен без свободы, Ты летишь в автомашине, Но машина – без руля...

Оза, Роза ли, стервоза – Как скучны метаморфозы, В ящик рано или поздно...

Жизнь была – а на фига?!»

Как сказать ему, подонку, Что живем не чтоб подохнуть, – Чтоб губами тронуть чудо поцелуя и ручья!

Чудо жить – необъяснимо.

Кто не жил – что спорить с ними?!

Можно бы – да на фига?

–  –  –

Выйти б на улицу всем, сколько есть, И задушевную песню завесть, Пусть нескладушки, не в лад и не в такт, Но не по нотам, а так.

Не кружись над головою, черный ворон, А кружись, шар голубой, над головой.

Вот бы по улицам и площадям Дружно пройтись, башмаков не щадя, В маршевом ритме печатая шаг, Только не в ногу, а так.

Не кружись над головою, черный ворон, А кружись, шар голубой, над головой.

Вот бы собраться огромной толпой И дискутировать наперебой, Чтоб уж излил душу каждый чудак, Не по бумажке, а так.

Не кружись над головою, черный ворон, А кружись, шар голубой, над головой.

Кепочки бы набекрень заломить, И сообща подлецов заклеймить, Дать им понять, что их дело – табак, Но не крикливо, а так.

Не кружись над головою черный ворон, А кружись шар голубой над головой.

Встать бы однажды в ненастную ночь, Все превозмочь и друг дружке помочь, И разделить свой последний пятак Не по команде, а так.

Не кружись над головою, черный ворон, А кружись, шар голубой, над головой.

С верной подружкой и кружкой в руке, С парою слов на любом языке, Доброе утро, бонжур, гутентаг, И только так, только так!

–  –  –

И если ты своей владеешь страстью, А не тобою властвует она, И будешь твёрд в удаче и в несчастье, Которым, в сущности, цена одна, И если ты готов к тому, что слово Твоё в ловушку превращает плут, И, потерпев крушенье, можешь снова – Без прежних сил – возобновить свой труд, И если ты способен всё, что стало Тебе привычным, выложить на стол, Всё проиграть и всё начать с начала, Не пожалев того, что приобрёл, И если можешь сердце, нервы, жилы Так завести, чтобы вперёд нестись, Когда с годами изменяют силы И только воля говорит: «Держись!»

И если можешь быть в толпе собою, При короле с народом связь хранить И, уважая мнение любое, Главы перед молвою не клонить, И если будешь мерить расстоянье Секундами, пускаясь в дальний бег, Земля – твоё, мой мальчик, достоянье!

И более того, ты – человек!

Сравнение завершается определением позиций героев этих текстов: «апофигист», свободный человек, гуманист. Участники мастерской могут предложить и свои формулировки, раскрывая своё понимание прочитанных стихотворений. Они контрастны по содержанию и помогают внутреннему самоопределению каждого.

–  –  –

Шаг 9.

Мастер приглашает к рефлексивному этапу работы в мастерской:

Одни люди делают, другие смотрят на то, как те делают, а третьи рассуждают о том, как бы можно было сделать иначе.

Постарайтесь найти ответы о себе и для себя на такие вопросы:

– А «на фига» мы все это затеяли?

– Что в этой мастерской вам было интересно делать? О чём размышлять?

– Какой этап работы остался в сознании?

– Какая жизненная позиция принимается вами «здесь и теперь»?

– Почему мастерская имела такое название и эпиграф?

Рефлексия проходит в форме живого обсуждения вопросов, где каждый говорит о своем результате, о своем понимании смысла мастерской в ситуации кризиса, настроения, повседневности и… выбора своей жизненной позиции.

Рефлексия мастера Эта мастерская потребовала от меня большой смелости, я была готова к агрессивным, негативным ответам, не высказывала своих суждений по поводу разных мнений, упорно дисциплинировала свои эмоции. Каждый этап всё более усиливал напряжение мысли, участники заражались поиском ответа, ситуации выбора вызывали дискуссию.

В трудную минуту спасает шутка, искренность и открытость моей позиции, нужно дать возможность высказаться каждому и услышать негативные ответы или цинизм по отношению к теме. Материал мастерской собирался не один год, в нем мой опыт проживания разных мастерских авторитетных мастеров. С благодарностью вспоминаю работу в мастерской И.А. Мухиной, она одарила Вознесенским, учила молчать и слушать детей и взрослых. Мастерские О.В. Орловой и Н.И.

Беловой всегда оставляли благотворное последействие – возвращали к их опыту. Эта мастерская выстроена так, что приближает к проблемам своего времени, помогает думать о своих жизненных приоритетах.

Мастерская проходит «горячо», творчески, интересно. Социализация и рефлексия присутствуют на каждом этапе работы и составляют скрытый «дух патриотизма», который не нужно декларировать, чтобы не улетучился.

Дидактический материал мастерской

1. Вознесенский А. Лирика. – М.: 2005. – С. 316.

2. Гранин Д. Всё было не совсем так. – М., 2010. – С. 104-105.

3. Киплинг Р. Стихотворения. Собр соч., т.6. – М., 1996. – С. 206.

4. Лихачев Д.С. Заветное. – М., 2006. – С. 185-187.

5. Митрополит Сурожский Антоний. О встрече. – Клин, 1999. – С. 180

6. Наполним музыкой сердца: антология авторской песни. – М., 1989.

7. Твен М. Афоризмы. – СПб., 2005. – С. 266.

8. Что такое родина? – Режим доступа: http://www.powerlifting.ru/ forum/ind...howtopic=12960. – Заголовок с экрана.

–  –  –

Каждый День Победы требует бережного отношения к исторической памяти народа, семьи, участников войны. Как говорить о войне не формально, вызвать эмоциональное сопереживание, открыться своей личной историей жизни деликатно, чтобы у каждого возникло желание знать, понимать, помнить? Великая Отечественная война стала историей нашей страны, о ней мы знаем из книг, документов, фильмов, хроники, семейных архивов, фотографий.

Я хотела бы предложить вниманию читателей мастерскую жизнетворчества, в которой память нужно пробудить и окрасить эмоцией искреннего сочувствия и восхищения «человеческим в человеке». Эту мастерскую можно назвать «образовательной встречей», если её проживут люди разных возрастов и жизненных опытов: преподаватели, студенты, выпускники, школьники.

Мастерская создаёт условия для расширения эмоционального читательского опыта и интеграции жизненных впечатлений со знаниями о войне, для переживания тех чувств, которые связаны с событиями военных лет. Война нашла отражение в произведениях искусства, документах, научных изысканиях и сохранилась в памяти очевидцев, участников тех далеких событий. Поэтому задача этой мастерской – создать условия для эмоционального и интеллектуального сотворчества. Для пробуждения эмоциональных впечатлений о подвиге народа во время «священной» Великой Отечественной войны средствами искусства кино, музыки, литературы, скульптуры. Вот поэтому она названа так метафорично «Память сердца». Так что же живет в нашей памяти о той войне? Что мы о ней знаем? Мастерскую открывает песня «За того парня…» (слова Р. Рождественского, музыка М. Фрадкина) Я сегодня до зари встану, По широкому пройду полю,— Что-то с памятью моей стало, Все, что было не со мной, помню.

Бьют дождинки по щекам впалым, Для вселенной двадцать лет — мало.

Даже не был я знаком с парнем, Обещавшим: «Я вернусь, мама...»

Обещает быть весна долгой, Ждет отборного зерна пашня...

И живу я на земле доброй За себя и за того парня.

Я от тяжести такой горблюсь, Но иначе жить нельзя, если Все зовет меня его голос, Все звучит во мне его песня.

А степная трава пахнет горечью, Молодые ветра зелены.

Просыпаемся мы – и грохочет над полночью То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Все участники мастерской рассаживаются произвольно в группы по пять человек, и каждая группа получает карточку с заданием: собрать ответы на вопросы оперативно, быстро с помощью активизации долговременной памяти. Сначала каждый отвечает на вопросы анкеты, а затем группа предъявляет всем итоговый групповой результат работы.

–  –  –

Самое интересное – внимательно выслушать выступление каждой группы и увидеть, насколько она стала командой, способна работать вместе. Эта скрытая диагностика даёт возможность увидеть уровень агрессивности и открытости участников, их коммуникативный потенциал и скрытые резервы. Такой интеллектуальный разогрев необходим, иначе не произойдет включения предзнания, интуиции, эмоциональной памяти.

На втором этапе мастерской начинается работа с материалом – обращение к портретной фотографии.

Мастер читает стихотворение Яны Завьяловой, выпускницы Вятской гуманитарной гимназии, о фотографиях военных лет Я возьму в руки старые карточки, А у них все края чуть погнутые, Опаленные, в трещинках, вздутые И сердечку родные, как ласточки.

И от них до сих пор пахнет спичками, Пахнет копотью, пылью дорожною.

Они звонкими бойкими птичками Отгоняли все мысли тревожные.

Вот и с карточек лица с улыбкою, Хоть суровые нежно глядят.

Что глаза эти с сердцем-то делают?

Что глаза эти нам говорят?

На обратной сторонке написано, Что «на память от брата Петра».

Но в глазах его верою писано, Что наступит такая пора, Что не будет фуражек и карточек, Гимнастерок и тех орденов, – Не за них, а скорее за ласточек, Пареньки прогоняли врагов!

–  –  –

Рассказ мастера о герое на портрете На фотографии – брат моего отца, Белоусов Игорь Андрианович, летчик-истребитель, закончивший школу с золотой медалью в г. Яранске Кировской области и погибший в 1943 году.

Каждый мастер может заменить эту фотографию той, которая ему особенно дорога. Можно использовать материал книги Е. Наумовой «Четверо из семьи Ермаковых», автор рассказывает о судьбе летчика-истребителя, ее дяди Виктора Андреевича Ермакова [1]. В этой книге, опубликованной в журнале «Москва» (август, сентябрь 2015 г.) семейная история вятской поэтессы Елены Наумовой раскрыта как часть истории победы. Фронтовые фотографии, жизнь и судьба семьи, стихотворения создают яркое впечатление об участниках войны этой семьи. Можно прочитать по группам главы из этой книги и сравнить документальную историю жизни с портретами-фотографиями и своими семейными архивами. Можно показать фрагмент с парада «Бессмертного полка», который уже есть в архивах.

Следующий материал для работы в мастерской – это видео-фрагмент «Стихотворение Р. Рождественского «На земле безжалостно маленькой…» (Отрывок из фильма «Возврата нет» (1973) Алексея Салтыкова. Мальчик Валя Карманов читал это стихотворение в картине).

–  –  –

Каждая группа должна составить одну общую карту (кластер) погружения в историю своего города, села, края; собрать свои знания о том, как связана война с историей нашего края, Кирова, Кировской области? Какой вклад в победу она внесла? После выступления первой группы, другие дополняют, расширяют спектр знаний.

- Формировались полки, ополчение.

- Полководцы (маршалы).

- Танки на заводах.

- Госпитали.

- Ленинградские дети.

- Эвакуированные дети и взрослые (А. Лиханов, «Последние холода»).

Новый вид рабочего материала – это художественный текст, мастер и все участники мастерской читают выразительно рассказ Юрия Яковлева «Сердце земли» [3], в котором участник войны рассказывает о подвиге любви своей матери, погибшей в блокадном Ленинграде.

Чтение с остановками, неторопливое, вдумчивое. Эмоциональная сила этого рассказа так велика, что читать его нужно без комментариев и анализа. Он поднимает накал чувств каждого слушателя.

СЕРДЦЕ ЗЕМЛИ

Посвящается моей матери, Людмиле Алексеевне Филиной.

На границе марта и апреля небо наливается океанской голубизной, а снег становится кристаллическим и шуршит под ногами крупным береговым песком. Верхняя розоватая шкурка берёсты лопнула и трепещет на ветру, как папиросная бумага. Солнце слепит и, когда ветер утихает, ласково припекает в щеку. Но главное, все вокруг заполняется крепким живым настоем пробуждающейся земли. Этот настой кружит голову, и, когда вдыхаешь его всей грудью, разливается по телу, и тайной радостью отдается в сердце. Ты чувствуешь, как в тебе пробуждаются молодые силы и возвращают к лучшей поре жизни.

И ты вспоминаешь мать.

Я запомнил свою мать седой и усталой. Дети никогда не запоминают мать молодой, красивой, потому что понимание красоты приходит позже, когда материнская красота успевает увянуть.

Я запомнил свою мать седой и усталой, а говорят, она была красива. Большие задумчивые глаза, в которых проступал свет сердца.

Ровные темные брови, длинные ресницы. На высокий лоб спадали дымчатые волосы. Такой я видел её на выцветшей фотографии – молоденькая сестра милосердия, красный крестик на белом платке. До сих пор слышу её негромкий голос, неторопливые шаги, ощущаю бережное прикосновение рук, шершавое тепло платья на её плече. Это не имеет отношения к возрасту, это – вечно.

Дети никогда не говорят матери о своей любви к ней. Они даже не знают, как называется чувство, которое всё сильнее привязывает их к матери. В их понимании это вообще не чувство, а что-то естественное и обязательное, как дыхание, утоление жажды.

Но в любви ребенка к матери есть свои золотые дни. Я пережил их в раннем возрасте, когда впервые осознал, что самый необходимый человек на свете – мама. Я не отходил от нее ни на шаг.

Боялся уснуть:

вдруг она уйдет? А когда просыпался, то первой моей мыслью было: где мама? В те дни я стал маленьким рыцарем, а мама была моей прекрасной дамой. Я размахивал деревянной шпагой, готовый в любую минуту вступиться за маму. Она чувствовала это. Она была счастлива… Я никогда не называл свою мать матерью, мамой. У меня для неё было другое слово – мамочка. Даже став большим, я не мог изменить этому слову. Я пытался называть ее «мама», но с губ помимо моей воли слетало все то же ласковое, детское – «мамочка». У меня отросли усы, появился бас. Я стеснялся этого слова и на людях произносил его чуть слышно.

Последний раз я произнес его на мокрой от дождя платформе, у красной солдатской теплушки, в давке, под звуки тревожных гудков паровоза, под крик команды «по вагонам!». Я не знал, что навсегда прощаюсь с матерью. Не знал, что с матерью вообще можно проститься навсегда. Я шептал «мамочка» ей на ухо и, чтобы никто не видел моих мужских слез, вытирал их о её волосы... Но когда теплушка тронулась – не выдержал.

Забыл, что я мужчина, солдат, забыл, что вокруг люди, множество людей, и сквозь грохот колес, сквозь бьющий в глаза ветер закричал:

– Мамочка! Мамочка...

Но она уже не слышала.

Никто, как мать, не умеет так глубоко скрывать свои страдания и муки. И никто, как дети, не умеет так хладнокровно не замечать того, что происходит с матерью. Она не жалуется, – значит, ей хорошо. Я никогда не видел слез своей матери. Ни разу в моем рисутствии её глаза не увлажнялись, ни разу она не пожаловалась мне на жизнь, на боль. Я не знал, что это было милосердием, которое она оказывала мне… У меня не сохранились мамины письма. Я не запомнил их наизусть, хотя перечитывал десятки раз. Но в памяти жива картина жизни родного дома, которая возникала из маминых весточек.

Я видел нашу комнату с большой кафельной печью. Печь горела, и из нее тянуло горячим духом смолистых дров. Дрова потрескивали, и на пол падали оранжевые угольки. Мама наклонялась и быстро, чтобы не обжечь пальцы, подхватывала уголек и бросала его в печь. Когда дрова прогорали, она помешивала угли кочергой и ждала, когда над ними исчезнет голубоватый огонь. Потом плотно захлопывала медную дверцу. Вскоре белый кафель накалялся. Мама прижималась к нему спиной и закрывала глаза.

На ледяном ветру я видел ее у печки с закрытыми глазами. Это видение возникало ночью на посту. У меня в кармане лежало письмо.

От него веяло далеким теплом, пахнувшим смолистыми дровами.

Это родное тепло было сильнее ветра.

Когда от мамы приходило письмо, не было ни бумаги, ни конверта с номером полевой почты, ни строчек. Был мамин голос. Я слышал его даже в грохоте орудий.

Дым землянки касался щеки, как дым родного дома.

Под Новый год я увидел у себя дома елку. Мама подробно рассказывала в письме о елке. Оказывается, в шкафу случайно нашлись елочные свечи. Короткие, разноцветные, похожие на отточенные цветные карандаши. Их зажгли, и с еловых веток по комнате разлился ни с чем не сравнимый аромат стеарина и хвои. В комнате было темно, и только веселые блуждающие огоньки замирали и разгорались, и тускло мерцали золоченые грецкие орехи.

Я лежал на снегу в тяжелой каске, в подшлемнике – в шерстяном опущенном забрале, в шинели, затвердевшей от талого снега, а осколки снарядов гулко плюхались на землю – большие рваные куски металла. Вот один упал совсем рядом... Гори, елка. Мерцайте, позолоченные орешки. Хорошо, что где-то около мамы есть островок мира, где все по-прежнему. Тепло и спокойно. И мама в безопасном месте. И единственная ее тревога – это я.

Старые часы идут и бьют полночь. Сверчок, чудом поселившийся в городской квартире, работает на стрекочущей машинке. Ковш Большой Медведицы стоит на крыше дома, что напротив. Пахнет хлебом.

Тихо. Елка погасла. Печка горячая.

Потом оказалось, что все это было легендой, которую умирающая мама сочинила для меня в ледяном доме, где все стекла были выбиты взрывной волной, а печки были мертвы и люди умирали от осколков. И она писала, умирая. Из ледяного блокадного города слала мне последние капли своего тепла, последние кровинки.

Она не просто голодала. В неё стреляли голодом. Это не был голод недорода. Это был смертельный голод, фашистский голод. Голод – обстрел, голод – бомбежка, голод – пожар.

А я поверил легенде. Держался за неё – за свой НЗ, за свою резервную жизнь. Был слишком молод, чтобы читать между строк. Я читал сами строки, не замечая, что буквы кривые, потому что их выводила рука, лишенная сил, для которой перо было тяжелым, как топор. Мать писала эти письма, пока билось сердце.

Последнее письмо пришло в мае… Я очнулся в телеге, на сене. Я не почувствовал боли, меня мучила нечеловеческая жажда. Пить хотели губы, голова, грудь. Всё, что было во мне живого, хотело пить. Это была жажда горящего дома. Я сгорал от жажды.

И вдруг я подумал, что единственный человек, который может меня снасти, – мама. Во мне пробудилось забытое детское чувство: когда плохо, рядом должна быть мама. Она утолит жажду, отведет боль, успокоит, спасет. И я стал её звать.

Телега грохотала, заглушая мой голос. Жажда запечатала губы. А я из последних сил шептал незабываемое слово – мамочка. Я звал её.

Уповал на неё, как на Бога, Богоматерь, Человекоматерь, Мать.

Я знал, что она откликнется и придет. И она появилась. И сразу смолк грохот, и холодная животворная вода хлынула гасить пожар:

текла по губам, по подбородку, за воротник. Мама поддерживала мою голову, осторожно, боясь причинить боль. Она поила меня из холодного ковшика, отводила от меня смерть.

Я почувствовал знакомое прикосновение руки, услышал родной голос:

– Сынок! Сынок, родненький...

Я не мог открыть глаза. Но я видел мать. Я узнавал её руку, её голос.

Я ожил от её милосердия. Губы разжались, и я прошептал:

– Мама, мамочка...

–  –  –

Вторым этапом чтения станет стихотворение Р. Рождественского о военном детстве «В сорок четвертом» [2, с. 37].

Везет на фронт мальчика Товарищ военный врач...

«Мама моя, мамочка, Не гладь меня и не плачь!

На мне военная форма, Не гладь меня при других!

На мне военная форма, На мне твои сапоги.

Не плачь!

Мне уже двенадцать, Я взрослый почти...

Двоятся, двоятся, двоятся Рельсовые пути...

В кармане моем документы, Печать войсковая строга.

В кармане моем документы, По которым я — сын полка.

Прославленного, гвардейского, Проверенного в огне...

Я еду на фронт, я надеюсь, Что браунинг выдадут мне.

Что я в атаке не струшу, Что время мое пришло...

Завидев меня, старухи

Охают тяжело:

«Сыночек, солдатик маленький...

Вот ведь настали дни...»

Мама моя, мамочка!

Скорей им все объясни!

Скажи, чего это ради Они надо мной ревут?

Зачем они меня гладят?

Зачем сыночком зовут?

И что-то шепчут невнятно, И теплый суют калач...

Россия моя, не надо!

Не гладь меня! И не плачь!

Не гладь меня!

Я просто будущий сын полка, И никакого геройства Я не свершил пока!

И даже тебе не ясно, Что у меня впереди...»

Двоятся, двоятся, двоятся Рельсовые пути.

Поезд идет размеренно, Раскачиваясь нелепо, Длинный и очень медленный, Как очередь за хлебом.

Мастер предлагает участникам мастерской прослушать песню Вадима Егорова о ленинградских детях – «Панамки».

–  –  –

Мастер рассказывает о том, как возвращали кировчане спасенных в Вятском крае эвакуированных ленинградских детей после войны.

Поезд с детьми (в руках каждого ребенка был чемоданчик с чистым бельем) подходил к перрону, а когда дети вышли, то все встречающие взрослые стали на колени в знак благодарности тем людям, что спасли в войну их детей от голода и бомбежек. Этот эпизод рассказывала на своих уроках Заслуженный учитель истории М.П. Яровая, мама которой возглавляла в Кирове во время войны Комитет по спасению ленинградских детей и сама была участником этого события.

Заканчивается мастерская рефлексивным этапом, в котором каждый может сказать о том, над чем размышлял и что пережил. Каждый пишет на листочке «Письмо с фронта», на нем свои любимые строки о войне и пожелание живущим, сворачивает лист треугольником, подписывает: «Моему современнику от кого (ФИ)». Указывает число и год, опускает письмо в сумку «почтальона». Каждый выбирает из сумки один треугольник на память об этом занятии.

Самое важное на этой мастерской услышать мысли участников, которые отвечают на открытые вопросы:

– Что мы не имеем права забыть?

– Как помнить?

– Какой момент мастерской был для вас самым важным впечатлением?

– В чем вы видите смысл прожитых часов в этой мастерской?

– Что в этом многообразии переживаний для вас было самым трудным?

– Что для вас значимо в этом новом опыте?

– Как вы понимаете «чувство родины»?

– В какие моменты оно ощущается как реальность, а не как пушкинская метафора?

– Как празднует День Победы ваша семья?

Приведем несколько примеров рефлексивных откликов-ответов:

«Я расспрошу родителей о тех родных, которые погибли в войну, найду фотографии тех лет и запишу их рассказ для будущих детей».

«Я думала, что скучно слушать о войне, а оказалось, что я способна плакать».

«Все, что было с нашим народом, значит, было и с нами, это прошлое, прошедшее живет в нас».

«Память сердца сильнее физической боли, я благодарна всем, кто пережил эту мастерскую вместе со мной».

ЛИТЕРАТУРА

1. Наумова Е.С. Четверо из семьи Ермаковых. – Киров, 2015 // Яндекс. Четверо из семьи Ермаковых. Год литературы 2015.

2. Рождественский Р. Вся жизнь впереди… Сборник. – М., 2014.

3. Яковлев Ю.Я. Неприкосновенный запас: Рассказы и повести. – М., 1983.

–  –  –

Прелюдия. Каждая мастерская – это концентрация наблюдений, переживаний, жизненного опыта, из которых нужно извлечь идею и постараться передать ее участникам работы, увлечь задачей, пройти путь поиска. Это очень сложно, потому что в мастерских жизнетворчества главное – это атмосфера эмоционального заражения, сотворчества, интеллектуального напряжения и удовольствия от встречи с другими людьми – интересными, разными, думающими. Я боюсь отдавать эту мастерскую в равнодушные руки, потому что она «живая», она разрушается от нигилизма, цинизма, агрессии. В ней расцветает радость, царит доверие, открывается душевная глубина человека, который всегда развивается, растет, выстраивает себя. Кольцевая композиция мастерской открывается не с первого взгляда, к содержанию мастерской возвращаешься, у неё мощное последействие. Но нужно быть готовым и к негативному восприятию, вызову, отчуждению, это тоже результат, он имеет право на существование, в рефлексивном подтексте этой работы скрыты внутренние скрижали каждого человека, а что там, одному Богу известно. Самопознание – процесс не гладкий, это духовная работа, не каждому нравится «не позволять душе лениться» или идти с открытым забралом.

Кроме этого, «человек – это прежде всего постоянное усилие стать человеком» (М. Мамардашвили), нужно усилие, чтобы пройти путем поиска через многомерное информационное пространство, которое включает видеоролики, фильмы, цитаты, книги. Здесь всё дело в композиции, в последовательности выборов, которые каждый делает самостоятельно, но расширение представления о себе происходит обязательно, потому что «самое человечное в человеке – это другой человек» (В.И. Слободчиков) Поэт Роберт Рождественский написал стихотворение, в котором есть рефрен «Всё НАЧИНАЕТСЯ с любви». И мы начнем поиски своего взгляда, своей интонации, своего понимания этой темы мирового масштаба.

Все начинается с любви...

Твердят:

«Вначале было слово...»

А я провозглашаю снова:

Все начинается с любви!..

–  –  –

Весна шепнет тебе:

«Живи...»

И ты от шепота качнешься.

И выпрямишься.

И начнешься.

Все начинается с любви!

В качестве включения в работу, установки на внимание используем видеоролик с анонсом фильма «Благие намерения» по одноименному роману А. Лиханова. В фильме звучит песня и идут крупные планы портретов детей и их учительницы. Эта эмоциональная нота важна в начале работы, она погружает в детство и его открытия. Все слушают, смотрят и записывают те слова из песни, на которые откликнулась их память. Чаще всего записи включают такие строчки: «здесь надо сердцем», сиротство, родители, учитель, Серебро Господа моего...».

–  –  –

Настраиваем всех участников мастерской на индивидуальный выбор и внутреннюю сосредоточенность с помощью чтения страницы из книги воспоминаний актрисы Светланы Крючковой: «Когда общаешься с мастерами или просто умными людьми, надо ещё уметь взять у них то, что они готовы тебе дать. Как говорят, «научить нельзя, можно только научиться». С одного и того же театрального курса люди выходят разные – одни профессиональные, знающие, а другие – так ничему и не научившиеся. Ведь чем мы отличаемся друг от друга? Только своим выбором. Я беру от этого человека одно, а вы – другое. Надо уметь взять, уметь услышать! Я не могу назвать какого-то одного человека, который меня «сформировал». Могу только сказать, что каждый из тех, о ком я вспоминаю, сделал для меня. Что он нового мне дал, чем дополнил. Но, в итоге, свою мозаику-то собираю я сама! Формирование себя – процесс творческий, а не механический» [7, с. 85].

Начинаем этот творческий процесс с погружения в чтение следующих текстов, которые выстроены в логике усложнения, каждый текст на отдельном листе, каждый читает самостоятельно и выбирает из них строчки и слова, которые соответствуют его внутреннему выбору, и записывает в своем рабочем листе в формате двухчастного дневника:

слева – цитата, справа – свой комментарий.

Работа с материалом сопровождается социализацией – динамичным обсуждением формы и жанра ответов на вопрос: «Что я люблю?»

1. Первый текст для чтения и выбора. В. Драгунский. Денискины рассказы. Главы «Что я люблю…», «…и чего не люблю!», «Что любит Мишка» [4]. Жанр – рассказ, перечисление, выделение главного: Мишка любит «целый продуктовый магазин», а Дениска – «много чего любит».

ЧТО Я ЛЮБЛЮ Я очень люблю лечь животом на папино колено, опустить руки и ноги и вот так висеть на колене, как белье на заборе. Еще я очень люблю играть в шашки, шахматы и домино, только чтобы обязательно выигрывать. Если не выигрывать, тогда не надо.

Я люблю слушать, как жук копается в коробочке. И люблю в выходной день утром залезать к папе в кровать, чтобы поговорить с ним о собаке: как мы будем жить просторней, и купим собаку, и будем с ней заниматься, и будем ее кормить, и какая она будет потешная и умная, и как она будет воровать сахар, а я буду за нею сам вытирать лужицы, и она будет ходить за мной, как верный пес.

Я люблю также смотреть телевизор: все равно, что показывают, пусть даже только одни таблицы.

Я люблю дышать носом маме в ушко. Особенно я люблю петь и всегда пою очень громко.

Ужасно люблю рассказы про красных кавалеристов, и чтобы они всегда побеждали.

Люблю стоять перед зеркалом и гримасничать, как будто я Петрушка из кукольного театра. Шпроты я тоже очень люблю.

Люблю читать сказки про Канчиля. Это такая маленькая, умная и озорная лань. У нее веселые глазки, и маленькие рожки, и розовые отполированные копытца. Когда мы будем жить просторней, мы купим себе Канчиля, он будет жить в ванной. Еще я люблю плавать там, где мелко, чтобы можно было держаться руками за песчаное дно.

Я люблю на демонстрациях махать красным флажком и дудеть в «уйди-уйди!».

Очень люблю звонить по телефону.

Я люблю строгать, пилить, я умею лепить головы древних воинов и бизонов, и я слепил глухаря и царь-пушку. Все это я люблю дарить.

Когда я читаю, я люблю грызть сухарь или еще что-нибудь.

Я люблю гостей. Еще очень люблю ужей, ящериц и лягушек. Они такие ловкие. Я ношу их в карманах. Я люблю, чтобы ужик лежал на столе, когда я обедаю.

Люблю, когда бабушка кричит про лягушонка:

«Уберите эту гадость!» – и убегает из комнаты.

Я люблю посмеяться... Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех – смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.

Когда у меня хорошее настроение, я люблю скакать.

Однажды мы с папой пошли в зоопарк, и я скакал вокруг него на улице, и он спросил:

– Ты что скачешь?

А я сказал:

– Я скачу, что ты мой папа!

Он понял!

Я люблю ходить в зоопарк! Там чудесные слоны. И есть один слоненок. Когда мы будем жить просторней, мы купим слоненка. Я выстрою ему гараж.

Я очень люблю стоять позади автомобиля, когда он фырчит, и нюхать бензин.

Люблю ходить в кафе – есть мороженое и запивать его газированной водой. От нее колет в носу и слезы выступают на глазах.

Когда я бегаю по коридору, то люблю изо всех сил топать ногами.

Очень люблю лошадей, у них такие красивые и добрые лица.

Я много чего люблю!

...И ЧЕГО НЕ ЛЮБЛЮ!

Чего не люблю, так это лечить зубы. Как увижу зубное кресло, сразу хочется убежать на край света. Еще не люблю, когда приходят гости, вставать на стул и читать стихи.

Не люблю, когда папа с мамой уходят в театр.

Терпеть не могу яйца всмятку, когда их взбалтывают в стакане, накрошат туда хлеба и заставляют есть.

Еще не люблю, когда мама идет со мной погулять и вдруг встречает тетю Розу!

Они тогда разговаривают только друг с дружкой, а я просто не знаю, чем бы заняться.

Не люблю ходить в новом костюме – я в нем как деревянный.

Когда мы играем в красных и белых, я не люблю быть белым. Тогда я выхожу из игры, и все! А когда я бываю красным, не люблю попадать в плен. Я все равно убегаю.

Не люблю, когда у меня выигрывают.

Не люблю, когда день рождения, играть в «каравай!»: я не маленький.

Не люблю, когда ребята задаются.

И очень не люблю, когда порежусь, вдобавок – мазать палец йодом.

Я не люблю, что у нас в коридоре тесно и взрослые каждую минуту снуют туда-сюда, кто со сковородкой, кто с чайником, и кричат:

– Дети, не вертитесь под ногами! Осторожно, у меня горячая кастрюля!

А когда я ложусь спать, не люблю, чтобы в соседней комнате пели хором: «Ландыши, ландыши...»

Очень не люблю, что по радио мальчишки и девчонки говорят старушечьими голосами!..

ЧТО ЛЮБИТ МИШКА

Один раз мы с Мишкой вошли в зал, где у нас бывают уроки пения.

Борис Сергеевич сидел за своим роялем и что-то играл потихоньку. Мы с Мишкой сели на подоконник и не стали ему мешать, да он нас и не заметил вовсе, а продолжал себе играть, и из-под пальцев у него очень быстро выскакивали разные звуки. Они разбрызгивались, и получалось что-то очень приветливое и радостное. Мне очень понравилось, и я бы мог долго так сидеть и слушать, но Борис Сергеевич скоро перестал играть.

Он закрыл крышку рояля, и увидел нас, и весело сказал:

– О! Какие люди! Сидят, как два воробья на веточке! Ну, так что скажете?

Я спросил:

– Это вы что играли, Борис Сергеевич?

Он ответил:

– Это Шопен. Я его очень люблю.

Я сказал:

– Конечно, раз вы учитель пения, вот вы и любите разные песенки.

Он сказал:



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«В.Ю. Климов ТО:ДО:* ТАКАТОРА — ГЕРОЙ СВОЕГО ВРЕМЕНИ То:до: Такатора (16 февраля 1556 г. — 9 ноября 1630 г.) родился в деревне То:до: уезда Инуками провинции О:ми ( ), ныне это городок Ко:ратё: уезда Инуками пре...»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ, "ТРУДНОСТИ ИСПЫТЫВАЮЩИХ ВНИМАНИЯ" В ПЕРИОД ПОДГОТОВКИ К ШКОЛЕ Халандырева А.Ю. Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого Тула, Россия PSYCHOLOGICAL SUPPORT OF PRESCHOOL CHILDREN WITH DIFFICULTIES OF ATTE...»

«Первые шаги (Мозаика-Синтез) Софья Мещерякова Развитие речи. Игры и занятия с детьми раннего возраста. 1-3 года "МОЗАИКА-СИНТЕЗ" Мещерякова С. Ю. Развитие речи. Игры и занятия с детьми раннего возраста. 1-3 года / С. Ю. Мещерякова — "МОЗАИКА-СИНТЕЗ", 2007 — (Пер...»

«"Психотерапия педагогической деятельности" Составитель аннотации: д.п.н., профессор Щелина Т.Т.; преп. Смирнова Т.С. Кафедра общей педагогики и педагогики профессионального образования Цель дисциплины: формирование основных Цель изучения дисциплины мировоззренческих представлений...»

«Общая педагогика ОБЩАЯ ПЕДАГОГИКА Астапенко Елена Владимировна канд. филол. наук, доцент ФГБОУ ВПО "Тверской государственный университет" г. Тверь, Тверская область ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АМЕРИКАНСКОГО ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ Аннотация: в статье рассматриваются идеальные пс...»

«Развитие творческих способностей детей дошкольного возраста через нетрадиционные формы изобразительной деятельности Детский сад – первая и очень ответственная ступень общей системы образования. Перед педагогами дошкольных учреждений и учеными в настоящее...»

«УДК 372.879.6 РЕАЛИЗАЦИЯ МОДЕЛИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ СТУДЕНТА ВУЗА Э.Э. Кугно1, К.В. Якимов2, П.Ю. Брель3 кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой, 2, 3 доцент Кафедра спортивных дисципл...»

«АВРОРА № 5 2013 № 5 2013 Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств (СПбГУКИ) Университет был основан 28 ноября 1918 года: в Петрограде был открыт Петроградский институт внешкольного образования. В 1924 году институт переименовывается в Педагогический институт политпросветработы и получает имя Н. К. Круп...»

«Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 18 октября 2013 г. № 544н Об утверждении профессионального стандарта "Педагог (педагогическая деятельность в сфере дошкольного, начального общего,...»

«1 ДИНАМИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ ГРВ-ГРАФИИ У ЮНЫХ СПОРТСМЕНОВ ПО ПРЫЖКАМ НА БАТУТЕ, АКРОБАТИЧЕСКОЙ ДОРОЖКЕ И ДВОЙНОМУ МИНИ-ТРАМПУ А.В. Плешкань, Г.Ю. Масенко, Д.А. Плотников, С.В. Шукшов Введение....»

«Содержание образования и развитие детей дошкольного возраста СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Попова Людмила Витальевна канд. пед. наук, доцент кафедры Педагогический институт ФГАОУ ВПО "Северо-Восточный федеральный университет им. М....»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение города Калининграда средняя общеобразовательная школа № 38 РАССМОТРЕНО "СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДЕНО" на заседании МО на з...»

«[ ]: XIV.. (. )..., 23–24. 2015. / " ".... :, 2015. 1.. (CD-ROM)... ISBN 978-5-9624-1240-5 РАЗДЕЛ 1 ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ И ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ТОЛКОВАНИЯ ПОНЯТИЯ "РЕФЛЕКСИЯ" Агаева А. Э. ФГБОУ ВПО "Тульский государственный пед...»

«УДК: 372.881.161.1 Т.Ю. Зотова ИНТЕНЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СПОРА В АСПЕКТЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ Аннотация: в данной статье рассматриваются особенности комплексного коммуникативного замысла педагогического спора как профессионального высказывания учителя....»

«КРАСНОДАРСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ПОДГОТОВКИ ОБУЧАЮЩИХСЯ К ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ Методические рекомендации Составитель: С.К. Рыженко, к.псх.н. Краснодар 2015 Како...»

«Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение – детский сад № 449 Ленинского района гор. Екатеринбурга 620144, Российская Федерация, г. Екатеринбург, ул. Фурманова,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГАОУ ВПО "Российский государственный профессионально-педагогический университет" Учреждение Российской академии образования "Уральское отделение" В.А. Чупина, JI.A. Лукинская Преодоление гендерн...»

«Жиркова З.С.к.п.н.,доцент, Друзьянова Е.Н. студентка 4курса, группы ПП-09 Северо-восточный федеральный университет имени М.К. Аммосова Педагогический институт Индивидуальный подход к обучающимся в системе проектного обучения Аннотация. В данной статье рассматривается проектное...»

«Министерство культуры Свердловской области Центр традиционной народной культуры Среднего Урала 24-26 марта 2016 года XII Всероссийский детский фестиваль-конкурс народных промыслов и ремесел КАТАЛОГ выставки детских творческих работ участников фестиваля г. Екатеринбург ББК 85.12 Д 23 СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ БОУ – бюджетное образовательное учрежде...»

«Рабочая программа и календарно-тематическое планирование уроков алгебры на 2014 / 2015 учебный год. Класс: 8 "А" Учитель: Моксякова Татьяна Сергеевна Количество часов: на учебный год: 140 в неделю:4 Плановых контрольных уроков: 8 Планирование составлено на основе: Про...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.