WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«ФІЛАЛАГІЧНЫЯ НАВУКІ 115 УДК 811.111'271:398.92 Л. И. Богатикова2 Кандидат педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой теории и практики английского языка, ГГУ им. Франциска ...»

ФІЛАЛАГІЧНЫЯ НАВУКІ 115

УДК 811.111'271:398.92

Л. И. Богатикова2

Кандидат педагогических наук, доцент,

заведующий кафедрой теории и практики английского языка,

ГГУ им. Франциска Скорины, г. Гомель, Республика Беларусь

ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

В статье рассматривается проблема культурологической семантики фразеологических

единиц (ФЕ), анализируется внутренняя форма ФЕ, в которой содержится культурно-значимая информация, имеющая имплицитный характер. Отмечается, что воспринимаемые и интерпретируемые реалии действительности фиксируются и вербализуются в языке, наиболее специфической частью которого является фразеологический состав. Подчеркивается, что в семантике ФЕ отражается процесс развития культуры народа, культурные установки и стереотипы, ценности, эталоны и архетипы. Обосновывается зависимость прикрепления культурных смыслов к ФЕ от особенностей восприятия и интерпретации действительности представителями данной лингвокультуры и ее вербализации в языке. Последнее проявляется в различии в вербализации – словесном выражении конкретной идеи, реалии действительности.

Ключевые слова: фразеологическая единица, культурно-значимая информация, внутренняя форма слова, семантика, идиоматичность, культура, язык, лингвокультура Введение Представители различных лингвокультур воспринимают и интерпретируют окружающую действительность по-своему. Причем восприятие и интерпретация реалий действительности представителями различных лингвокультур существенно отличается, о чем свидетельствуют следующие примеры: представители русскоязычной лингвокультуры откладывают деньги на черный день, а англоязычной лингвокультуры – for a rainy day (дословно – на дождливый день: видимо, это можно объяснить тем, что для Великобритании характерна дождливая погода с туманами);



в англоязычной лингвокультуре Every famiily has a black sheep (дословно – «В каждой семье есть черная овца»), а в русскоязычной лингвокультуре – паршивая овца (а именно: «Паршивая овца все стадо портит» и «В семье не без урода»), родиться в сорочке – to be born with a silver spoon in one’s mouth (дословно – с серебряной ложкой во рту в англоязычной лингвокультуре) и т. д. Это обусловлено не только разным мировидением окружающей действительности представителями разных культур, но также и коллективной памятью, которая запечатлена в языке и культуре и выступает как средство хранения и накопления информации. Коллективная память соотносится с понятием «разделенного знания», на базе которого в процессе общения строится новое содержание – продукт совместного творчества коммуникантов. Воспринимаемые и интерпретируемые реалии действительности фиксируются и вербализируются в языке. В этом и проявляется тесная связь языка с культурой. Фактически в языке отражается реальный мир, окружающий человека, причем не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира в целом.

Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире.

Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания [1, 48]. Фразеологический состав языка – наиболее специфическая часть знаковой системы, поскольку аккумулирует знания культуры и наиболее ярко отражает культурно-исторический опыт народа и особенности развития данного языка.





Результаты исследования и их обсуждение Отличительным признаком фразеологической единицы (ФЕ) является ее воспроизводимость в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определенного лексикограмматического состава и, соответственно, переосмысление всего лексико-грамматического состава или одного из компонентов. Переосмысление лежит в основе образования ФЕ и создает ее © Богатикова Л. И., 2015 ВЕСНІК МДПУ імя І. П. ШАМЯКІНА структурно-семантическую специфику, внутриязыковую идиоматичность, что проявляется в невыводимости значения ФЕ из «прямых» значений составляющих ее слов и ее синтаксической конструкции, а также межъязыковую идиоматичность, находящую выражение в невозможности «буквального» перевода фразеологизма на другой язык, например: to kill the goose that laid the golden eggs – уничтожить источник благосостояния; to know on which side one’s bread is buttered – быть себе на уме; paint the town red – предаваться веселью и др. Это объясняется тем, что ФЕ, отражая в своей семантике длительный процесс развития культур народа фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы.

Фразеологические единицы всегда обращены на субъекта, т. е. они возникают не столько для того, чтобы описывать мир, сколько для того, чтобы его интерпретировать, оценивать и выражать к нему субъективное отношение. Фразеологические единицы – это такие языковые единицы, в значении которых важен не столько денотативный аспект, сколько различного рода коннотации, образы, имплицитные оценки и эмоции. Именно это отличает фразеологизмы от других номинативных единиц. При этом в разных лингвокультурах к ФЕ прикрепляются культурные смыслы в зависимости от особенностей восприятия и интерпретации действительности представителями данной лингвокультуры и ее вербализации в языке.

В. Н. Телия отмечает, что фразеологический состав языка – это «зеркало, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое самосознание, именно фразеологизмы как бы навязывают носителям языка особое видение мира, ситуации» [2, 46]. Например, сведения о быте русского народа (красный угол / кут, печки-лавочки), об этикетном поведении (садиться не в свои сани, как пить дать, несолоно хлебавши, ломать шапку; ср. англ.: split the difference – (spoken) to do, give or take an amount of something that is between two other amounts, often as a way of reaching agreement – идти на компромисс; split hairs – to argue or worry about very small details or differences that are not important – вдаваться в тонкости; like a cat on hot bricks – (informal) unable to stay still or concentrate because you are very nervous – не по себе, не в своей тарелке, как на угольях, (быть) как на иголках; like the cat that got the cream – very pleased about something you have achieved – быть очень довольным; let the cat out of the bag – to tell someone something that was intended to be secret – выпустить кота из мешка, проговориться; be the cat’s whiskers – (informal) to be better than everyone else – что надо, первый сорт; (has the) cat got your tongue? – (spoken) used when someone does not speak when you expect them to – вы что язык проглотили?; when /while the cats’ away (the mice will play) – (humorously) used for saying that people will do what they want and have fun if someone in authority is not there – «Кот из дома – мыши в пляс»; иными словами – в отсутствие начальства или старшего лица подчиненные или младшие по возрасту (по положению) ведут себя более вольно), о традициях и обычаях (из полы в полу, вывести на чистую воду, водой не разольешь (спаяны крепкой дружбой – (англ.) as thick as thieves people are very friendly with each other and spend a lot of time talking about private things); ср. англ.: bread and butter letter – a letter of thanks for hospitality – письмо с выражением благодарности за гостеприимство).

Следует отметить, что наиболее ярко прослеживается культурный аспект и культурные смыслы в таких ФЕ, в состав которых входят названия предметов национальной культуры, например названия предметов обихода, пищи, одежды и проч.: щи лаптем хлебать (об очень простом человеке), как с писаной торбой носиться (уделять много внимания). Эти фразеологизмы в своем лексическом составе содержат указание на сферу материальной культуры – щи, лапоть, торба.

Их значение и неодобрительная оценка формировались с учетом значений этих лексем. Так, щи – слишком простая народная пища, вместо ложки употребляется простая обувь лапти, кушать которыми недостойно, отсюда неодобрительная оценка; торба – вид сумки, которую раньше носили нищие и прочий простой люд, она не является ценной вещью, ибо хоть и писаная, но все же торба, а отсюда те, кто носится с ней, вызывают неодобрение. Сюда относятся также фразеологизмы, в которых отражена история народа, национальные имена собственные – мамаево побоище, коломенская верста, казанская сирота, как швед под Полтавой, показать кузькину мать и др., в которых содержатся страноведческие знания, а их понимание связано со знанием конкретных исторических фактов [1, 41–42].

В формировании ФЕ существенную роль играет внутренняя форма слова, обусловленная отдельными признаками обозначаемого предмета, в которой содержится основная информация, связанная с культурой. Культурно-значимую информацию можно получить из внутренней формы фразеологизма, ибо в ней наличествуют своеобразная культурная информация, которая носит имплицитный характер и скрывается за языковыми значениями. Эта культурно-значимая информация отражает особенности и характерные черты культуры, а также образы культуры – ФІЛАЛАГІЧНЫЯ НАВУКІ 117 мифы, архетипы, обычаи и традиции, отраженные исторические события и элементы материальной культуры. Таким образом, в самом формировании фразеологизмов, т. е. в отборе образов прослеживается их связь с культурно-национальными стереотипами и эталонами. Эта информация затем как бы воплощается и отражается в коннотациях, которые отображают связь ассоциативнообразного основания с культурой (эталонами, символами, стереотипами).

Таким образом, во внутренней форме большинства фразеологизмов содержатся такие культурные смыслы, которые придают им культурно-национальный колорит [3, 82], национальнокультурную сущность данных единиц. Например, фразеологизм сбоку припеку (о чем-то ненужном, необязательном) возник из прототипной (реальной) ситуации печения хлеба, когда сбоку основного каравая возникают наплывы из теста, которые в пищу не употребляются. Семантику таких фразеологизмов можно интерпретировать с позиций ценностных установок и стереотипов, свойственных ментальности культурно-национальной общности, т. е. в терминах национальной культуры: то, что тесто отделяется от основного каравая, это плохо; кроме того, оно не может быть использовано в пищу, ибо пригорает, покрывается коркой; следовательно, наросты сбоку каравая не нужны [3, 82]. Ср. англ.: beat about the bush – to spend a long time getting to the main point of what you are saying, especially because it is

embarrassing – ходить вокруг да около, вилять, подходить к делу издалека, говорить обиняками (дословно:

бить по кусту, что явно бесполезно); call smb’s bluff – to ask someone to do what they are threatening to do because you believe they do not intend to do it, but want to trick you in order to gain an advantage over you – вывести кого-либо на чистую воду.

С позиций уникально-специфической формы фиксации мира языковыми знаками в качестве лингвокультурной координаты языка выступает идиоматичность языкового знака. В этом смысле внутренняя форма слова является наиболее ярким показателем этнокультурного своеобразия соответствующего коммуникативного коллектива. Например, в современном русском языковом сознании с разной степенью частотности и узнаваемости живут образные идиоматические выражения, исходным моментом для которых послужила идея шитья: «шито белыми нитками» (неумело скрыто что-либо), «шито-крыто» (в полной тайне), «не лыком шит» (не хуже других), «криво скроен, но крепко сшит»

(некрасив, но силен и вынослив), «из этого можно шить шубу» (получить пользу), «шить дело кому-либо / на кого-либо» (заводить уголовное дело), «пришей кобыле хвост» (быть неуместным), «расшивать узкие места» (решать проблемы), «рот до ушей, хоть завязочки пришей» (не к месту улыбаться и смеяться) и т. д. Все эти выражения идиоматичны по-разному: сама идея шитья как действия, в результате которого меняется качество предмета, осмысливается с точки зрения эффективности (с различным оценочным знаком), целесообразности (бессмысленности), символизации (метонимический перенос в сфере судопроизводства), гиперболизации (завязать рот). Для русского крестьянского быта лыко (внутренняя часть коры молодых деревьев, из которой плели лапти, вязали корзины) ассоциировалось с простотой и незатейливостью выполнения дела (если о ком-то говорилось «лыка не вяжет», значит, он был сильно пьян). Шуба это дорогая теплая меховая одежда, очень нужная зимой, отсюда и акцентированное понятие пользы (вариант: «Из "спасибо" шубы не сошьешь»). В английском языке идея шитья выливается в другие идиомы: A stitch in time (saves nine) своевременная мера («Один стежок, сделанный вовремя, стоит девяти»); Don't stitch your seam before you've tacked it Не зашивай шов без наметки, т. е. сначала прикинь, а потом берись за дело основательно; without a stitch to one's back голышом (без стежка на спине). Английские выражения менее привязаны к ежедневному быту носителей языка, чем приведенные русские, более дидактичны, в меньшей мере насыщены юмором или иронией. Вероятно, для английского языкового сознания сфера шитья не представлялась столь значимой для сравнений [4, 90].

Если сравнить конкретные фразеологические единицы в разных языках, можно увидеть наличие определенного мыслительного конструкта, объединяющего эти выражения, и в то же время специфическое различие в форме, привязывающей соответствующую идею к реальности, т. е.

различие в вербализации – словесном выражении данной идеи, реалии действительности. Например, не следует принимать желаемое за действительное: «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь», «Never cackle till your egg is laid» («Не кудахтай, пока не снес яичка»), «(Не следует) делить шкуру неубитого медведя», «Цыплят по осени считают», «Хвали день вечером» и т. д. Эти выражения постоянно создаются и проходят своеобразную интерпретацию в соответствующих ситуациях, в анекдотах, например, человек покупает лотерейный билет, мечтая выиграть автомобиль, и представляет себе ситуацию, когда все, кто не верил в его удачу, придут покататься на его машине, и, увлекшись, говорит: «Вон с моей машины!»

В основе большинства фразеологических единиц лежат культурные архетипы, например, во фразеологической единице козел отпущения – a scapegoat, a whipping boy, a can carrier, a fall guy – всегда крайний, лох, лопух; patsy – простофиля, простак, a goat)(fall – грехопадение) заложен ВЕСНІК МДПУ імя І. П. ШАМЯКІНА архетип грешника, антипод агнца, архетип козла, способного отпускать грехи; белорусский фразеологизм бiць як сiдараву казу (жестоко, беспощадно); сюда также относятся и ФЕ как от козла молока (никакой пользы) – to milk the bull – заниматься бесполезным делом = ждать от козла молока (a billy goat). Все эти ФЕ сформировали свое значение под влиянием мифологемы козла.

В следующем фразеологизме to kiss the hare’s foot – поцеловать порог, опоздать также прослеживается архетип зайца и можно увидеть различие в словесном выражении (в англоязычной культуре в отличие от русскоязычной гостю приходится целовать не порог, а заячью лапу; это объясняется тем, что в английских домах люди имели привычку использовать для удачи заячью лапу, которую вешали на двери вместо подковы, как это делали и делают в русскоязычной культуре).

Основой специфической формы фиксации мира языковыми знаками – ФЕ могут быть также национально-культурные эталоны, символы, стереотипы. Известно, что в каждой культуре существуют свои эталоны, в которых отражены видение окружающего мира, понимание и интерпретация его и соответственно свое национально-типическое измерение мира с позиций своих ценностей и культурных норм. Эталоны в языке имеют форму устойчивых сравнений, т. е. могут выступать в виде фразеологических единиц. Так, например, такие эталоны, как тупой как валенок, пить как сапожник, голоден как волк имеют в некоторой степени отличное словесное выражение – ФЕ – dumb, dumb, dumb-ass (в английском языке отсутствует слово валенок, так как этот предмет является сугубо национально-специфичным для русскоязычной культуры); drink like a fish (в англоязычной культуре человек, пьющий много алкоголя, сравнивается с рыбой в отличие от русскоязычной культуры, где он сравнивается с сапожником); as hungry as a hunter (здесь идет сравнение волк – охотник, т. е. в рамках идентичной ситуации, где голодный волк рыщет по лесам и полям в поисках пищи, а охотник – в поисках добычи ) и др.

Выводы Таким образом, в языке в большинстве своем закрепляются и фразеологизируются те аспекты, которые ассоциируются с культурно-национальными эталонами, стереотипами, мифологемами, и, в общем, фразеологизмы прямо (в денотате) или опосредованно (через соотнесенность ассоциативно-образного основания с эталонами, символами, стереотипами национальной культуры) несут в себе культурную информацию о мире, социуме и данной лингвокультуре в целом.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ИСТОЧНИКОВ

–  –  –

The paper considers the issue of cultural semantics of phraseological units (PU), analyses the inherent form of PU, which encompasses culturally significant information. The perceived and interpreted realities are fixed and verbalized in the language, i. e. in PU. The author emphasizes the idea that the semantics of PU reflects the process of the development of culture, its cultural directions, values, stereotypes, standards and archetypes.

The paper supports the idea that the way how cultural meaning is attached to PU depends on the peculiarities of perception and interpretation of reality and its verbalization. The latter is shown in the difference of verbalization i. e. the ideas and realities can be conveyed by different words.

Key words: phraseological units, culturally significant information, the inherent form of a word,

Похожие работы:

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА ГУБКИНСКИЙ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ЦЕНТР РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА" ДЕТСКИЙ САД "СКАЗКА". Проект "Развитие детей раннего возраста В Монтессори – группе "Я сам" в МАДОУ ЦРР – д/с "Сказка" г. Губ...»

«Общая психология и психология личности 33 молитва – хорошо, но лучше постоянно быть настроенным на Бога и бескорыстно служить людям".Список литературы: 1. Вдохновлнная медицина. Влияние Сатья Саи Бабы на медицинскую практику / Составлено и опубликовано Джуди Варнер. – М.: Амрита-Русь,...»

«ISSN 1728-7804 ХАБАРШЫ ВЕСТНИК BULLETIN "Филология Fылымдары" сериясы Серия "Филологические науки" № 1(51), 2015 Алматы, 2015 Мазмуны Абай a ib ^ a F b i Содержание Казак улттык педагогикалык ун...»

«УДК 613 ББК 51.28 К 16 Как учиться и не уставать. — Москва : Эксмо, 2014. — 272 с. — К 16 (Учебник для сознательных родителей). ISBN 978-5-699-74304-9 Must-have для родителей, которые...»

«  Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова" Харьковский государственный педагогичес...»

«Изучение динамики некоторых социокультурных ориентаций учительства позволяет выявить по крайней мере следующее противоречие. С одной стороны, сегодня к системе образования пре...»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей Детская музыкальная школа №3 города Рыбинска Ярославской области ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА В ОБЛАСТИ МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА "ФОРТЕПИАНО" Предметная область ПО. 01. МУЗЫКА...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.