WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:     | 1 ||

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

– Только хотел узнать, можно ли… Можем ли мы поговорить? Можно ли сделать пару снимков… отснять несколько записей… о том, как вы живёте? Я бы отнёс плёнки в Гору, показал остальным. Тогда они… Чуть было не сказал «решат, как с вами поступить», что прозвучало бы грубо.

А ещё вдруг понял, что сказать такое львоиду нельзя: казалось, стоящее перед ним существо принимать решения на свой счёт никому не позволит.

– Смогут увидеть, – выдавил из себя Мерик.

– Что увидеть?

– Можно… Можно мне сесть?

Где та пограничная черта, переступив которую спровоцируешь нападение, Мерик не знал. Чувствуя, как колотится сердце, сделал два осторожных шага вперёд и сел. Напряжение спало. Львоид получил превосходство, а Мерик, оказавшись совершенно беззащитным, не представлял больше никакой угрозы. И всё же теперь он пересек пограничную черту и по-настоящему ступил в их мир.

– Охота у вас удалась, – вымученно улыбнулся Мерик.

Пройдёт немало времени, прежде чем Мерик поймёт, что для львоидов подобные уловки ничего не значат. Люди прибегают к ним, чтобы завязать беседу, раскрепоститься, заполнить неловкую паузу. Они вроде дружеского прикосновения или улыбки.

Львоид ничего не ответил, потому что его ни о чём не спросили. Мерик высказал своё суждение, а львоид предположил, что оно верное. Ему не было интересно, зачем человек его высказал. Вскоре, потеряв к человеку всякий интерес, ушёл в становище. Мерик так и остался сидеть на земле.

Сгущались вечерние тени. Мерик решил, что просидит так, сколько сможет, пока не врастёт в землю и не станет незаметным. Поджал ноги под себя, как йог.

В такой позе он мог оставаться часами, не испытывая каких-либо неудобств, и даже мог спать. Если они сегодня улягутся и позволят ему ночевать здесь, то утром он, возможно, станет тоже принадлежать к этому месту. Тогда можно будет начать.

Вот только что?

От прикосновения девушки Мерик вздрогнул, но уже через мгновение вспомнил, где находится. Пахло дымом и чем-то жареным.

– Голодный? – спросила девушка и поставила рядом тарелку с какими-то коричневыми кусками; сама же уселась поодаль, как бы не зная, чего от Мерика ждать.

– Мясо.

– Ну да, – живо отозвалась девушка. – Оно ничего.

– Не могу.

– Тебе плохо?

– Мы мясо не едим.

Из одного куска торчал обломок белёсой кости.

– Тогда ешь траву, – ответила девушка и встала.

Мерик понял, что оттолкнул доброту, доброту человеческую, которую здесь могла предложить только она. Никто другой с ним бы и разговаривать не стал.

– Постой, не уходи. Спасибо.

Взял один кусок. Вспомнилось, как она сдирала с кровавой тушки кожу.

– Просто я… никогда не ел мяса.

От мяса исходил жареный, густой, насыщенный ароматами запах, дурманный и, точно грех, соблазняющий. Мерик откусил, предчувствуя отвращение. Рот сразу наполнился жидкостью: он ел плоть. Мерик не знал, сколько ещё придётся съесть. Вкус мяса словно пробудил в памяти что-то давным-давно позабытое.

Может, память предков? Или воспоминания из раннего детства, ещё до жизни в Горе?

– Вкусно, – нерешительно разжёвывая, произнёс Мерик, охваченный чувством вины вперемешку с ужасом. Едва ли сможет проглотить – его наверняка стошнит.

Однако желудок рассудил иначе.

– Как думаешь, – спросил Мерик, отставив тарелку, – станут со мной разговаривать?

– Не станут. Разве что Пантер, остальные точно нет.

– Кто такой Пантер?

– Ты с ним разговаривал.

– А он здесь, ну, вроде за вожака?

Девушка улыбнулась, словно обладала особым знанием, доступным только посвящённым; и в свете этого знания прозвучавший вопрос казался нелепым и даже забавным.

– А как ты здесь оказалась?

– Я его.

– Хочешь сказать, ты ему служишь?

Вместо ответа она снова села и стала выдёргивать топорщившиеся между ботинками стебельки травы. Девушка давно оставила привычку объяснять и была сейчас этому рада, потому что ответить оказалось бы невозможно. Вопрос не имел смысла; она, как и львоиды, не придала ему значения. Девушка поднялась уходить.

– Постой, – сказал Мерик. – Они позволят мне остаться?

– Только если не станешь ничего предпринимать.

– Скажи, а тот, что на холме… Что он там высматривает?

– Высматривает?

– Ну, почему он там, а не здесь? Что-то охраняет?

Девушка приблизилась на шаг и заговорила неожиданно серьёзно.

– Он сын Пантера, старший сын. Пантер его выгнал.

– Как это выгнал?

– Всё ещё не понимает, вот и пытается вернуться.

Оборотилась в ночной мрак, будто взглянула в его скованное неразрешимой печалью лицо.

Мерик вдруг понял, что девушке нет и двадцати.

– Но зачем? – спросил он.

Она отступила назад.

– Если хочешь, – сказал она, – оставайся. Резких движений не делай, не скачи.

По возможности помогай, они против не будут. И не пытайся их понять.

Львоиды проснулись перед самым восходом. У Мерика после сна, неглубокого и призрачного, тело затекло, но чувства были настороже. Сейчас он внимательно наблюдал, как в синеватой дымке, заполненной птичьим щебетом, львоиды начинали утро. Огромные, едва различимые, без всякой одежды, вместе со своими детёнышами молча собирались они на поляне, окружённой палатками.

Все как один смотрели на восток и ждали.

Затем из палатки вышел Пантер. Как по команде, львоиды выдвинулись из лагеря, казалось, соблюдая какую-то очерёдность. Девушка, тоже нагая, последовала за ними. Шествие замыкал Пантер. Сердце Мерика ликовало, глаза с жадностью поглощали происходящее. Будто прежде его держали в маленькой тёмной комнате, а теперь выпустили, и он увидел, как огромен мир.

За лагерем начинался склон, спускавшийся к топкому берегу поросшего камышом ручья. Туда и направились львоиды; впереди всех бойко семенили детёныши. Мерик встал, боясь выпрямиться, не зная, можно ли последовать за ними. Всё же пошёл с надеждой, что почтительное расстояние он выдерживает.

Пока львоиды спускались к ручью, Мерик разглядывал их странные тела.

Возможно, увязавшегося чужака они заметили и, быть может, свою наготу осознавали, но оставались совершенно невозмутимыми. Правда, они не выглядели голыми, как выглядят люди. Когда человек без одежды, его плоть отвисает, трясётся при ходьбе, и кажется, что с него содрали кожу, оголили, сделали беззащитным то, что под ней. У львоидов плоть словно закована в доспехи, а светлый волосяной покров – в промежности у самок плотный, как набедренная повязка, – напоминал скорее густой пух, чем волосы. Во время ходьбы под пушистым покровом отчётливо проступали мышцы. Львоиды вышагивали вниз к ручью, и их широкие спины и мускулистые бёдра едва заметно меняли очертания. Далеко на востоке вертикальной лестницей выстроились клочья алеющих перистых облаков. Внезапно где-то за ними раскрылся веер солнечных лучей – они брызнули в синеву небесного мрака.

Львоиды обернули лица к востоку.

Мерик знал, что солнце для них божество и небесный отец. Но то, что теперь видел, нисколько не походило на обряд религиозного культа. Львоиды вошли в воду по колено и стали умываться – не ритуальное омовение, а основательная чистка. Самки мыли выводок и самцов, детёныши постарше – малышей. Скребли и осматривали, зачерпывали ладонями воду и обливали друг друга. Девушку скребла с невозмутимым видом одна из самок, да так сильно, что та гримасничала и пыталась вывернуться; вся покраснела от холода. Пантер наклонился вперёд, упёршись в колени руками, а девушка вместе с самкой принялись поливать ему на голову и спину. Львоид потряс головой, стряхивая воду, и вытер лицо.

Плескавшийся рядом малыш попытался обхватить его за шею. Пантер небрежным взмахом отбросил детёныша, и тот ушёл под воду. Выловил малыша, затем снова окунул и, не обращая внимания на его лопотание, принялся неистово тереть ему лицо. Сказать наверняка, злится Пантер по-настоящему или притворяется, было невозможно. Часто раздавались выкрики: то ли из-за усилий, с которыми львоиды скребли друг друга, то ли из-за холодной воды, а может, им просто нравилось выкрикивать, встречая так первые лучи утреннего солнца.

Когда же оно поднялось над горизонтом, крики усилились.

Львоиды смеялись. Солнце улыбалось и обращало воду, сбегавшую по золотистым телам, в расплавленное серебро. Они хохотали в лицо солнечному божеству, как будто выкрикивали слова звериной молитвы.

Мерик, одиноко стоящий на берегу, казался себе нечистоплотным и каким-то призрачным, зато чувствовал себя в центре событий, которые ему дали возможность увидеть. Прежде он размышлял, почему девушка решилась стать одной из них – ведь ясно же, что это невозможно – и как могла отвернуться от человеческого, чтобы жить вместе со львоидами. Теперь Мерик увидел, что ошибался: не стала она одной из них, а всего лишь живёт рядом, держась к ним поближе, подчиняется и служит, точно пёс, который старается угодить обожаемому и богоподобному хозяину, норовистому и непреклонному. Девушка предпочла самоотречение и все связанные с ним невзгоды, но так уж ли было из чего выбирать? Перед возможностью увидеть львоидов, услышать и разделить их смех, такой же настоящий, как пение соловья, как вкус мяса, отчуждённость и любые невзгоды не значили ровным счётом ничего.

Вернувшись в лагерь, львоиды некоторое время оставались нагими: сушились под тёплыми лучами солнца. Оделась только девушка, а после взялась за костёр.

Когда её взгляд падал на Мерика, она его словно не видела. Переняла их безразличие.

Но стоило Мерику пошевелиться, как все без исключения замечали малейшее его движение. Он подошёл к рюкзаку, вытащил хлеб и сушёные фрукты – львоиды на него посмотрели. Стал собирать камеру – львоиды не отводили нацеленных глаз.

Мерик работал медленно и открыто, по сторонам не смотрел:

хотел убедить львоидов, что они ни при чём.

Пантер ушёл в палатку. Убедившись, что камера работает, Мерик без резких движений поднялся и направился ко входу, чувствуя на себе их прицельные взгляды. Сел на корточки, вгляделся во мрак, царивший за разрезом входа, и не смог ничего там увидеть. Казалось, львоид вот-вот учует его и выйдет. Хотя бы для того, чтобы прогнать. Никто не вышел. Мерик ощутил к себе безразличие такое полное, что воздух будто был пропитан им насквозь. Мерика здесь просто не было, он и самому себе казался всего лишь назойливой парой глаз, компасной стрелкой, которая колеблется и вздрагивает, но никак не отыщет север.

– Пантер, – наконец произнёс он. – Я хочу с тобой поговорить.

В уме перебрал более вежливые варианты. Но все выглядели оскорбительными, пусть бы львоид и понял стоящую за ними вежливость. Теперь молча ждал, чувствуя: на него смотрит весь львиный прайд.

– Зайди, – ответил тонкий голос.

Вспотевшей ладонью Мерик обхватил камеру и отодвинул брезент. Он шагнул внутрь.

*** Бри смотрела на экран. Сквозь ткань палатки пробивалось солнце: освещало стены, окрашивало пространство в жёлто-красный цвет, а тёмные предметы в глубине едва очерчивало. Мерику казалось, что он находится внутри пылающего угля. Львоид напоминал огромное тёмное пятно, которое пробивающееся сквозь брезент солнце обрамляло сияющим контуром. В полутьме отверстие диафрагмы объектива увеличилось – изображение получалось размытым, а пропорции искажались. В воздухе мерцали и, точно маленькие блестящие насекомые, роились пылинки. Глаза львоида – расплавленные, светящиеся, живые.

– Ты не должен был есть мясо, Мерик, – сказала Бри. – Мог от него отказаться.

Надо было всё им объяснить.

Мерик промолчал. Её невежество огромным камнем навалилось на сердце.

Невежество, которое никогда не удастся побороть, и от этой мысли камень на сердце стал только тяжелее.

– Что ты хочешь? – изрёк львоид. Ответа всё не было, но львоид, казалось, его и не ждал. Затем Мерик слабо, забыв, что надо говорить в микрофон, ответил:

– Мы считаем, убивать животных нельзя.

Выражение на лице Пантера не изменилось, и, по-видимому, он не воспринял сказанное как вызов.

Мерик продолжил:

– Мы против этого… здесь, на территории Заповедника.

Бри ждала, что львоид начнёт приводить доводы, что скажет: «Одни живые существа питаются другими живыми существами», или «Мы такие же охотники, как ястребы и стрекозы», или «Разве ты вправе указывать нам, что делать?». На каждый подобный ответ у неё нашлись бы встречные доводы, объяснения. Бри знала, что и у Мерика они были. Хотелось увидеть, как он растолкует их львоиду.

Но львоид спросил иначе.

– Тогда почему ты пришёл один?

– Что? – послышался приглушённый, растерянный голос.

– Я говорю, почему ты пришёл один?

– Не понимаю.

– Ты говоришь, вы против того, что делаю я. Тогда должны прийти больше, не ты один, чтобы мне помешать.

Судить о его настроении было непросто, но воинственность не ощущалась.

Львоид, скорее, указал Мерику на то обстоятельство, о котором тот не подумал.

Мерик что-то пробормотал, но что, Бри не разобрала. Тогда львоид продолжил:

– Мне нужно что-то есть. Ваши убеждения здесь ни при чём. Беру необходимое. Беру, что должен.

– У вас есть право, – сказал Мерик, – на необходимое для жизни. Да, пожалуй, всё так, но… Казалось, что львоид вот-вот улыбнётся.

– Именно. На необходимое для жизни. Право на мою долю. Право на долю для жён и потомства.

– Всё так, – сказал Мерик.

– Вправе получить плату за то, кто я есть и через что прошёл. Компенсацию.

Меня создали, я этого не просил.

– Не знаю, может, и так. Всё же ваше право ограничено: есть доля, которая вам не принадлежит.

– Её вы вольны у меня забрать. Если сможете.

Оба надолго замолчали. Может, Мерик испугался? Бри спрашивала себя, почему он ничего не скажет.

– Как ты мог не объяснить? – прошептала она. – Должен был объяснить.

На монтажном столе Мерик надавил какую-то кнопку. Тотчас пристальный взгляд львоида замер, кружащиеся в воздухе золотые пылинки застыли. Весь обратный путь Мерик раздумывал, как будет объяснять им: Бри, Эмме – всем. В жизни всегда что-то объяснял, описывал, выражал. Преобразовывал информацию, точно прибор, который поступившие на входе данные обрабатывает, нащупывает между ними связи и на выходе производит неоспоримые доводы, сюжеты для телепередач, жизненные принципы. Но теперь он не смог бы объяснить, что произошло в лагере львоидов, потому как преобразовать полученную информацию было невозможно: обработанные данные навсегда остались в системе. Они подчинили его себе.

– Я не нашёлся, как ответить, – сказал ей Мерик.

– Но почему?

– Потому что он прав.

«Прав», «он прав» – всего лишь слова.

– Потому что, захоти мы ему помешать, нам придётся его заставить. А ещё… Не мог выразить, не мог передать словами. Точно выбросило в вакуум, и невозможно стало дышать.

Когда Бри, расставшись с Грейди, стала зачитываться Библией, говорить и думать об Иисусе, она попыталась приобщить к своему религиозному чувству Мерика. «Учит нас быть хорошими», – говорила она. Мерик изо всех сил старался быть хорошим, следовать учению Христа, принимать всё со смирением. Но никогда не чувствовал того, о чём говорила Бри: благодати, прибежища праведной души, неописуемой радости. И вот теперь собирался ей сказать, что там, в палатке Пантера, в нём вспыхнуло то самое неугасимое чувство, какое когда-то охватило узнавшую Иисуса Бри, которое она ощущала внутри и не могла выразить словами, от которого плакала.

Но как она воспримет его слова? Что общего могло быть между кротким, близким её сердцу Иисусом, который хочет всего лишь быть рядом, идти рядом, оберегать её сон, и жестоким, притягательным, безмолвным существом, которое подчинило Мерика своей воле?

– Словно я повстречал Иисуса, – смущённо проговорил он, и слова, едва прозвучав, будто рассыпались в прах.

Мерик почувствовал, как у неё перехватило дыхание: так сильно потрясли эти слова. Но они были правдой. Сущность Иисуса двойственна: Бог и человек. Изпод человеческого к верующим пробивается божественное и умерщвляет плоть.

Сущность Пантера тоже двойственна: за его тонким, надтреснутым голосом прорываются отзвуки безымянного мира тьмы, который населяют безмолвные звери. От этого мира убеждал нас отказаться Кэнди, а Иисус пообещал спасти. Но древний мир вернулся, чтобы пленить нас; обрёл голос, чтобы говорить с нами, чтобы заполучить нас обратно. Будто вернулись гигантские, пропитанные запахом земли титаны, чтобы в конце концов низвергнуть лукавых небожителей;

будто замкнулся круг, казавшийся множащей ввысь свои витки спиралью; будто

Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«Научный журнал КубГАУ, №86(02), 2013 года 1 УДК 004.94 UDC 004.94 АРХИТЕКТУРЫ СИСТЕМ ПОДДЕРЖКИ ARCHITECTURE OF DECISION SUPPORT ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ SYSTEMS Ключко Владимир Игнатьевич Kluchko Vladimir Ignatievich д.т.н. Dr.Sc.Tech. Шумков Евгений Александрович Shumkov Eugene Alexandrovi...»

«Бюллетень 9 апреля 2012 г., Москва : : : РЫНОК ЛИЗИНГА ПО ИТОГАМ 2011 ГОДА Не забыть уроки кризиса www.raexpert.ru Рынок лизинга по итогам 2011 года: не забыть уроки кризиса Обзор "Рынок лизинга по итогам 2011 года: не забыть уроки кризиса" подготовили: Роман...»

«Ромен Гари Вино мертвецов Romain Gary Le Vin des morts Ромен Гари Вино мертвецов роман Перевод с французского Натальи Мавлевич издательство аст Москва УДК 821.133.1-31 ББК 84(4Фра)-44 Г20 Французс...»

«Цыганский язык. ГРАММАТИКА и РУКОВОДСТВО к практическому изучению разговорной речи современных русских цыган, С ПРИЛОЖЕНИЕМ: переводов цыганских песен на русский язык, образцов разговоров, рассказов, собрания типичных выражений и словаря употребительнейших слов, с указанием правильного их произношения. СОСТАВИЛ П. Истомин (П...»

«Шакирова Марина Рашидовна ДИЛОГИЯ Б. Ю. ПОПЛАВСКОГО АПОЛЛОН БЕЗОБРАЗОВ И ДОМОЙ С НЕБЕС: СТОЛКНОВЕНИЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ В статье представлен анализ философских особ...»

«Исследовательский центр Вячеслава Иванова в Риме РИМСКИЙ АРХИВ ВЯЧЕСЛАВА ИВАНОВА ОПИСЬ II ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: ПОВЕСТИ, ПЬЕСЫ, ДРАМАТИЧЕСКИЕ ОТРЫВКИ. Л. Н. ИВАНОВА, С. К. КУЛЬЮС Vjatcheslav Ivanov Research Center Rome, 2010 © Vjatcheslav Ivanov Re...»

«Zurich Open Repository and Archive University of Zurich Main Library Strickhofstrasse 39 CH-8057 Zurich www.zora.uzh.ch Year: 2015 Herbert Wells i russkij avangard Burenina, Olga Abstract: In article is analyzed influence of novels of Herbert Wells on the Russian Avant-garde, and on concrete examples (Chlebnikov, Majakovskij, Rodchen...»

«В. Ковский РОМАНТИЧЕСКИЙ МИР А лександра Г рина АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ им. А. М. ГОРЬКОГО в. к о в с к и й РОМАНТИЧЕСКИЙ МИР Александра ГРИНА ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" МОСКВА 1969 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР член-корреспондент АН СССР Л. И. Т И М О Ф Е Е В В книге исследуется художественный метод извест...»

«Письмо к самому себе: о проблеме коммуникации в картине мира Н. Кононова УДК 800:159.9 А. В. Скрябина ПИСЬМО К САМОМУ СЕБЕ: О ПРОБЛЕМЕ КОММУНИКАЦИИ В КАРТИНЕ МИРА Н. КОНОНОВА (на примере рассказа "Амнезия Анастасии") Ан...»

«Жизнь, отданная борьбе за мир 100-летие со дня вручения Нобелевской премии мира Берте фон Зуттнер “Долой оружие!” название самого знаменитого романа Берты фон Зуттнер было одновременно программой и важнейшей жизненной целью этой незаурядной женщины. Столетие со дня награждения Берты фон Зуттнер Ноб...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.