WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


«Вестник Вятского государственного гуманитарного университета УДК 821.161.1:37.034 О. Н. Поваляева В. В. Розанов о воспитательном потенциале русской художественной литературы В статье ...»

Вестник Вятского государственного гуманитарного университета

УДК 821.161.1:37.034

О. Н. Поваляева

В. В. Розанов о воспитательном потенциале

русской художественной литературы

В статье представлены взгляды и суждения В. В. Розанова о русской классической литературе

XIX в. Литература понимается мыслителем как основа воспитания и образования. Мысль о том, что

само художественное слово учит как никакой другой физический наставник, вычитывается изо всех

его произведений и размышлений о пользе чтения.

The article presents the views and opinions of V. V. Rozanov on classical Russian literature of the XIX century. Literature thinker understood as the basis of upbringing and education. The idea that the very word of art teaches like no other physical mentor is deducted from all his works and reflections about the benefits of reading.

Ключевые слова: литература, художественное слово, писатели, воспитание, образование.

Keywords: literature, art the word, writers, education, education.

Василий Васильевич Розанов (1856–1919) принадлежит к числу отечественных мыслителей, благодаря которым сегодня существует возможность осознать связь воспитания и художественной литературы.

Интерес к русской литературе сформировался у В. В. Розанова в елецкий период его творчества и сохранился до конца жизни. Многие книги Розанова и поистине бесчисленные его статьи либо прямо посвящены рассмотрению литературных произведений, либо постоянно апеллируют к литературной эрудиции читателя, используя известные образы и сюжеты художественной литературы как повод, инициирующий собственные размышления автора на самые различные темы.

Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Толстой, Достоевский и Некрасов – вся русская классическая литература, а также русский восемнадцатый век и современники вплоть до Горького и Мережковского говорят с нами со страниц розановских книг и статей.

Чем же обусловлено стремление В. В. Розанова не просто обсуждать в своих работах содержание действительно великих произведений русской литературы, но и вводить рассмотрение самых разных педагогических, философских, социально-политических и т. п. проблем в историко-литературный контекст, помещать события российской истории, да и собственной жизни, в пространство того дискурса, который сформировала в сознании всех русских людей наша литература? Ответ на этот вопрос, который естественно возникает после знакомства с разнообразными по тематике и стилю произведениями мыслителя, оказывается как раз «педагогическим» по своей природе: «То знание ценно, которое острой иголкой прочертило по душе» [1], – замечает Розанов в «Опавших листьях», – а таким как раз и оказывается «знание», сформировавшееся в самой истории отечественной культуры и нашедшей своё идеальное пластическое выражение в образах русской литературы.

Собственно, это, конечно, больше, чем просто «знание», эмоциональная компонента оказывается в передаваемом русской литературой духовном опыте нашего народа не менее важной, чем рациональная составляющая.

Для Розанова-философа и Розанова-педагога в равной мере дорога мысль о том, что человеческая природа не исчерпывается рациональным содержанием, и жизнь человека невозможно устроить на «правильных», определённых рассудком, основаниях. Всё богатство истории и духовных традиций народа живёт в слове – во всяком народном слове, в тех русских пословицах, например, которые так же хороши, по ироничному замечанию Розанова, как английские чемоданы, – и, достигая совершенного художественного выражения в творениях гения, само становится «учителем», поскольку передаёт эти богатства духовной жизни будущим потомкам.

© Поваляева О. Н., 2014 Педагогика и психология Литература, по Розанову, – это совершенное выражение национальной духовной культуры и важнейший элемент духовного наследия, освоение которого и понимается Розановым как основа подлинного образования. Мысль, что само художественное слово учит лучше, чем какой бы то ни было другой наставник в жизни, настолько естественна для В. В. Розанова, что она прямо вычитывается из всех его историко-литературных произведений, размышлений о пользе чтения и невозможности образования вне истории отечественной культуры.

«Литература» при этом, как уже упоминалось, понимается Розановым и хронологически, и содержательно весьма широко, хотя, конечно, главное для Розанова, как, кстати, и для нас сегодня, – русская классическая литература XIX в. И она воспринимается Розановым всегда в качестве действительной целостности. Никогда не бывает так, чтобы Розанов говорил лишь о каком-то одном писателе, тем более – одном произведении. Всегда из каждого фрагмента к нам обращаются несколько голосов писателей-классиков, и Розанов включается в их беседу и, самое главное, вводит нас в этот разговор о русской жизни и её проблемах, помогает нам определить наше личное отношение к автору, книге, к художественно воссоздаваемому явлению. В этом обстоятельстве также следует видеть определённый педагогический смысл: Розанов обращается к литературному произведению вовсе не с «литературоведческим» интересом, не с тем, чтобы установить некое истинное суждение о нём (известно, насколько равнодушен был Розанов к абстрактным истинам даже в более важных с практической точки зрения вопросах). Нет, Розанов видит в русских писателях собеседников, которые помогают нам устраивать жизнь нашей собственной души – выбирать правильное направление помыслов, определять отношения к событиям русской истории и действительности, одним словом, В. В. Розанов видит в русской литературе именно продолжающее жить и учить нас наше духовное наследие.

В связи с тем что во фрагментах В. В. Розанова суждения о самых разных авторах часто перемежаются, так что невозможно было бы в каждом конкретном случае возвращаться к установлению специфически-розановского видения образа того или иного писателя, укажем, прежде всего, на специфику восприятия мыслителем главных «действующих лиц» истории русской литературы.

Интереснее всех для Розанова, несомненно, Н. В. Гоголь. Гоголь – «загадка», «тайна», нечто непостижимое обычным человеческим умом. Предложенные Розановым «отгадки»

оказались столь необычными и парадоксальными, что профессиональное литературоведение XX в. не смогло ни принять их, ни оставить их без внимания; в результате «Розанов о Гоголе» является сегодня, пожалуй, не менее обсуждаемой и вполне самостоятельной темой гуманитарной науки, чем собственно «Гоголь». Художественность, магия повествования Гоголя, заменяющая погрузившемуся в текст читателю саму реальность, потрясают Розанова настолько, что «перестаёшь верить действительности, читая Гоголя. Свет искусства, льющийся из него, заливает всё. Теряешь осязание, зрение и веришь только ему» (с. 220); и далее: «Щедрин около Гоголя как конюх около Александра Македонского. Да Гоголь и есть Алекс. Мак. Так же велики и обширны завоевания» И «вновь открытые страны» (с. 213).

Вместе с тем никто среди русских литераторов не является столь чуждым Розанову с точки зрения принципов мировоззрения, как Гоголь. Розанов любит жизнь, только жизнь, всё живое и во всех его проявлениях… А в Гоголе Розанов увидел самое безжизненное лицо во всей русской литературе; да и лицо ли? – чуть ли не маска, имитирующая черты живого лица, но лишённая чувства и жизни. По существу, В. В. Розанов подходит в своих размышлениях о Гоголе и его героях к тому восприятию гоголевского творчества, которое позднее отольётся в известную формулу Георгия Флоровского – после «Мёртвых душ» уже не страшно будет разрушать.

Напротив, с точки зрения мировоззренческих доминант ближе всех к Розанову оказывается Ф. М. Достоевский. Именно размышления над творческом Достоевского, открывшиеся «Легендой», занимают самое большое место в творческом наследии В. В. Розанова в сравнении с другими русскими писателями. Герои Достоевского, полагает Розанов, актуальны и всегда будут актуальны для России, самое главное в них – то «метафизическое измерение», которое неотъемлемо от русской культуры и от русской души. Герои же многих других талантливых писателей (например, И. С. Тургенева) уже ушли в прошлое или будут забыты, они несли в себе некие «истины», но временные, «локальные».

Вестник Вятского государственного гуманитарного университета В творчестве же Достоевского, по Розанову, русская литература как раз выполнила своё главное предназначение – открывать человеку его природу, «лицо», – честно и с любовью служить человеку.

Вот как характеризует роль Ф. М. Достоевского в истории русской культуры В. В. Розанов уже в «Легенде о Великом Инквизиторе»: «Вся литература наша после Гоголя обратилась к проникновению в человеческое существо; и не отсюда ли, из этой силы противодействия, вытекло то, что ни в какое время и ни у какого народа все тайники человеческой души не были так глубоко вскрыты, как это совершилось в последние десятилетия у всех нас на глазах? Нет ничего поразительнее той перемены, которую испытываешь, переходя от Гоголя к какому-нибудь из новых писателей: как будто от кладбища мертвецов переходишь в цветущий сад, где все полно звуков и красок, сияния солнца и жизни природы. Мы впервые слышим человеческие голоса, видим гнев и радость на человеческих лицах, знаем, как смешны иногда они бывают: и все-таки любим их, потому что чувствуем, что они люди и, следовательно, братья нам … И Достоевский прежде всех других заговорил о жизни, которая может биться под самыми душными формами, о человеческом достоинстве, которое сохраняется при самых невозможных условиях» (с. 57).

Однако художественным идеалом для Розанова является не Достоевский, диалогические по своей природе произведения которого характеризуются высшей степенью драматизма, интеллектуального и эмоционального напряжения, а А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов.

Пушкина и Лермонтова Розанов цитирует везде, при рассмотрении каких угодно тем, он переходит к поэтическим строкам Пушкина и Лермонтова иногда весьма неожиданно, можно подумать – к месту ли? – но эти первые страницы русской поэзии для Розанова так легки и естественны, что он буквально «дышит» этими строфами, чем бы ни был занят его ум.

Кажется, что примерно так и мы сегодня относимся к нашим классикам, «нашим всё».

Но не следует забывать, что Розанов принадлежит к тому поколению, которое выросло на Писареве, Михайловском и т. п., да и сам он, как уже упоминалось, прошёл через те же ступени личностного и интеллектуального становления. Так что для своего времени «обычные»

для нас суждения В. В. Розанова о пушкинском творчестве (которому, кстати, он посвятил множество специальных статей) обычными как раз не были, скорее, и его заслугу следует видеть в том, что сегодня мы не можем представить без Пушкина русскую культуру и не способны осознать вне Пушкина самих себя.

В 1899 г. В. В. Розанов вслед за Ф. М. Достоевским утверждает, что в своём духовном опыте А. С. Пушкин пережил и переработал целые эпохи европейской культуры, чем и обусловлен тезис об «универсальности» Пушкина (с. 167–168). «Вечный гений среди преходящих вещей» (с. 170), – таким предстаёт Пушкин в сознании русских людей уже после первого века своей бесконечной жизни в русской культуре. А жизнь эту Розанов охарактеризует как «прогулку в саду Божием» (с. 174). Пушкин спокоен и ясен, в его произведениях не видно следов борьбы и страданий, он как бы неким чудесным способом всегда оказывается в середине вещей, откуда поэзия его проливает свой спокойный свет на весь мир. Пушкин возвёл в идеал такие черты русского народа, как простота, кротость, терпение и отзывчивость. Пушкин «народен и историчен», что и раздражает приверженцев западного пути развития России, замечает Розанов [2], его влечёт всё живое, он его любит и воплощает, в отличие от того же Гоголя Пушкин не навязывает читателю своего мировоззрения, «любя его поэзию, каждый остаётся самим собою» [3].

Именно универсальный и в высшем смысле классический характер творчества Пушкина делает его неизменным спутником и другом всякого, кто стремится постичь русскую культуру и саму воплотившуюся в ней душу нашего народа. В этом смысле Пушкин и есть основа нашего подлинного образования, говоря его же словами – «наш первый университет». Пушкину, по словам Розанова, открыта «вся земля», на которой он способен восхищаться последовательно каждой деталью. Пушкин может быть близок каждому человеку, поскольку «на каждую вашу нужду и в каждый миг он подаёт вам цветок-стихотворение»

(с. 176). «Чистый – вот Пушкин. … В “Капитанской дочке” ни одна строка не устарела, а ей 80 лет!! В чём же тут тайна? В необыкновенной полноте пушкинского духа» (с. 141).

Но в Пушкине ничто не устарело и теперь, через сто лет после того, как Розанов написал эти строки. Конечно, это обстоятельство является верным признаком классического искусства. Оно, действительно, схватывает сердцевину вещей, смотрит на них не из «времени», а из «вечности», а потому оказывается собеседником для человека всякой эпохи.

Педагогика и психология Но ведь именно такое, пришедшее из истории, но не стареющее под грузом лет содержание и составляет основу всякого образования. Пушкин, да и вся русская классическая литература, останутся основой нашего «гуманитарного» в широком смысле, то есть обращённого к человеку образования, пока будет жить народ, выросший из той же истории, того же языка, той же веры, тех же народных песен и сказок, что и наш поэт. Вне Пушкина и вступившего под его пером в пору цветения «сада русской культуры» не может быть в России ни образования, ни творчества, ни свободной личности. Вспомним Достоевского, говорившего, что Пушкин – это русский человек, каким он, может быть, станет через двести лет. Двести лет после Пушкина уже прошли, а мы вряд ли приблизились к совершенству его духа. Впрочем, каждый читатель в меру внимания и чуткости своей души всё же приближается к нему по ступенькам каждой из строчек его вечной поэзии.

Внимание В. В. Розанова к русской литературе, сохранявшееся на протяжении всей его творческой жизни, перекликается с теми высокими оценками свободного чтения, роли книги в образовании и духовной жизни человека, которые рассыпаны и по страницам других произведений мыслителя.

Примечания

1. Розанов В. В. Опавшие листья. Короб второй и последний // Розанов В. В. Уединённое / сост., вступ. ст., коммент., библиогр. А. Н. Николюкина. М.: Политиздат, 1990. С. 206. Далее ссылки на это издание даются в тексте в круглых скобках с указанием страниц.

2. Василий Розанов в контексте культуры. Кострома: Костром. гос. ун-т им. Н. А. Некрасова, 1999.

С. 21.

3. Там же. С. 160.

Notes

1. Rozanov V.V. Opavshie list'ya. Korob vtoroj i poslednij [Fallen leaves. The second and last box] // Rozanov V.V. Uedinyonnoe - Secluded / comp., introd. art., comm., bibliogr. A. N. Nikolukina. Moscow. Politizdat.

1990. P. 206. Further references to this edition are given in the text in parentheses with the page.

2. Vasilij Rozanov v kontekste kul'tury - Vasily Rozanov in the context of culture. Kostroma. Kostrom.

State University of N. A. Nekrasov. 1999. P. 21.

3. Ibid. P. 160.

УДК 37.016:51+371.27

–  –  –

Решение задач темы «Неравенства»

школьниками Кировской области на ЕГЭ по математике в 2014 г.:

от анализа ошибок к их предупреждению В предлагаемой статье рассмотрены различные способы решения показательного и логарифмического неравенств, которые применялись учащимися на ЕГЭ по математике в 2014 г. Приведены некоторые статистические данные по успешности выполнения задания С3 как по Кировской области, так и, в целом, по стране. Авторы, имеющие большой опыт проверки экзаменационных работ, анализируют типичные ошибки и затруднения учащихся при использовании различных способов решения.

Во второй части статьи рассмотрены некоторые методы решения неравенства, представленного в проекте Демоверсии контрольно-измерительных материалов ЕГЭ 2015 г. по математике. Материалы статьи предназначены, прежде всего, учителям математики, работающим в старших классах, а также старшеклассникам. Они позволят более эффективно организовать обучение решению логарифмических и показательных неравенств, предотвратив возможные ошибки и недочеты.

The article is devoted to the analysis of various ways of the solution of indicative and logarithmic inequalities which were applied by school students at the Unified State Examination in mathematics in 2014.

Some statistical data on success of performance of a task C3 by school students of the Kirov region are provided in article.Authors have a wide experience of check of examination-papers and analyze in article typical

Похожие работы:

«Е. С. Гусева О ВОСПРИЯТИИ ВРЕМЕНИ В МУЗЫКЕ Важнейшей характеристикой музыки как вида искусства является ее временная природа. Это означает, что художественное единство произведения длится, развивается и существует...»

«Александр Андреевич Проханов Крым Серия "Имперская коллекция" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8477711 Александр Проханов. Крым: Центрполиграф; Москва; 2014 ISBN 978-5-227-05618-4 Аннот...»

«УДК 821.161.09 А. В. Громова, А. В. Евстратикова Жанр былички в прозе Л. Ф. Зурова В статье рассматривается рассказ Л. Ф. Зурова "Клад", выявляются мотивы русской народной несказочной прозы, обосновывается, что данное произведение является записью фолькл...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ X. Н. НИЯЗОВ ОПИСАНИЕ ПЕРСИДСКИХ И ТАДЖИКСКИХ РУКОПИСЕЙ ИНСТИТУТА ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ВЫПУСК 8 ПЕРСОЯЗЫЧНАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА (XI НАЧАЛО XIII в.) ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1979 016:8 H 71 Ответственный редактор А. Н. БОЛДЫРЕВ Очередной, вос...»

«Летняя школа по русской литературе. 2015. Т. 11. № 3. С. 262-274. Григорий Утгоф (Таллинн) " ПОД ВИГ " В. Н А БОКОВАСИРИН А Комментарий к комментарию Статья дополняет комментарий к роману "Подвиг", написанный А. А. Долининым и Г. М. Утгофом [6]. Некоторые ошибки...»

«СОВЕЩАНИЕ ГОСУДАРСТВ – УЧАСТНИКОВ APLC/MSP.8/2007/6 КОНВЕНЦИИ О ЗАПРЕЩЕНИИ ПРИМЕНЕНИЯ, 30 January 2008 НАКОПЛЕНИЯ ЗАПАСОВ, ПРОИЗВОДСТВА И ПЕРЕДАЧИ ПРОТИВОПЕХОТНЫХ МИН RUSSIAN И ОБ ИХ УНИЧТОЖЕНИИ Original: ENGLISH Восьмое совещание...»

«LUNDS UNIVERSITET RYS 054 HT 2006 Sprkoch litteraturcentrum, Ryska Kandidatuppsats (10 p.) F d Institutionen fr stoch Centraleuropastudier Handledare: Lars Steensland Русские глаголы в форме прошедшего времени и соответственные формы в шведском языке. Сравнительный анализ, основанный на материале рассказа А.Чехова Дама с собачкой Irina...»

«УМБЕРТО эко СКАЗАТЬ ПОЧТИ Т О Ж Е СА М О Е ОПЫТЫ О ПЕРЕВОДЕ UMBERTO ECO DIRE QUASI LA STESSA COSA E S P E R I E N Z E DI T R A D U Z I O N E M ila n o bompiani УМБ ЕРТО Э КО СКАЗАТЬ ПОЧТИ ТО ЖЕ САМОЕ ОПЫТЫ О ПЕРЕВОДЕ Перевод с итальянского и прочих А Коваля ндрея Санкт-Петербург sympo...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.