WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании КЛАССИКА В ИСКУССТВЕ СКВОЗЬ ВЕКА. СПб., 2015. А.В. ...»

Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании

КЛАССИКА В ИСКУССТВЕ СКВОЗЬ ВЕКА. СПб., 2015.

А.В. Морозова

АЛЛЕГОРИЧЕСКОЕ ИСТОЛКОВАНИЕ АНТИЧНЫХ ОБРАЗОВ

В ИСКУССТВЕ РОМАНИЗМА В ИСПАНИИ

В искусстве Италии XVI в. на смену Возрождению приходит маньеризм, давший

толчок развитию аллегорического начала. Романизм, представляющий собой маньеризм, перенесенный на почву Северной Европы и Испании, также отводил большую роль аллегорическому подходу. Если в испанском искусстве XVI в. античные образы трактовались героически, то в конце XVI – начале XVII вв. обретает распространение их аллегорическое истолкование, типичное для гуманистических программ. Эта тенденция нашла воплощение в целом ряде ансамблей. Одним из ярких примеров являются фрески эскориальской библиотеки (1592) (Илл. 1).

Начало коллекции книг Эскориала положил Филипп II (1527–1598). Источником пополнения библиотеки были книжные собрания, принадлежавшие близким ко двору грандам и гуманистам. Здесь хранился трактат Франсиско де Ольянды с зарисовками древностей Рима, книга рисунков, включавшая изображение всех рельефов с колонны Траяна, так называемый эскориальский кодекс с изображением прославленных антиков и другие сокровища.

Программа оформления эскориальской библиотеки была создана испанским гуманистом Ариасом Монтано (1527–1598) и сменившим его на посту библиотекаря падре Хосе де Сигуэнсе (1544–1606), который впоследствии стал историком ордена святого Иеронима и описал в своем труде (1600–1605) и ансамбль росписей книгохранилища иеронимитского монастыря Эскориала.



Декорировали библиотеку приехавшие специально для работ в Эскориале итальянские художники Пеллегрино Тибальди (1541–1583) и Николо Гранелло (?– 1593). В создании фресок принимал участие и уже давно осевший в Испании итальянец Бартоломе Кардучо (1560–1608). Формально композиция повторяет росписи Сикстинской капеллы Микеланджело, но семантика декора иная. Программа иллюстрирует путь подготовки к постижению истин теологии, состоящий в изучении философии и семи свободных искусств.

Аллегории Философии и Теологии размещены в люнетах торцовых стен. Философия представлена в образе дородной властной матроны, стоящей перед земным шаром, обвитым лентой с надписью «Философия». Подле нее в меньшем масштабе изображены Сократ, Платон, Аристотель и Сенека. Фигура, олицетворяющая Теологию, в противоположной люнете окружена соответствующими по масштабу философам святыми отцами Амброзио, Иеронимом, Августином и Григорием. Чтобы прийти к пониманию догматов теологии, необходимо, основываясь на философских учениях, подняться по лестнице знаний, которые представлены в помещенных на сводах аллегорических образах свободных искусств.

Это Грамматика (Илл. 2), Риторика, Диалектика, Арифметика, Музыка, Геометрия,

–  –  –

Астрология. Над карнизом располагаются фигуры ученых мужей. В связь с аллегориями свода и люнет поставлены и сюжетные изображения под карнизом. Например, аллегории Музыки соответствуют истории Орфея и Эвридики (Илл. 3) и Давида, умиротворяющего Саула. Все свободные искусства трактуются как равно значимые и для язычества, и для христианства, и для севера, и для юга, и для запада, и для востока.

На смену идее равноправия таких различных путей познания мира, природы и человека, как философия, поэзия, право и теология, остававшейся чуждой для Испании эпохи Возрождения, но значимой для Италии высокого Ренессанса и нашедшей свое яркое воплощение в росписях Рафаэля в Станца делла Сеньятура, приходит признание главенства теологии, что знаменует возвращение к традиционным средневековым представлениям, вновь утвержденным в соответствии с решениями тридентского собора.





В системе декора эскориальской библиотеки это главенство подчеркнуто расположением композиции с Теологией в большой южной торцовой люнете. Ракурс аллегорических фигур семи свободных искусств на своде задает четкое направление движению зрителя, долженствующего совершить перемещение от Философии в северной люнете к Теологии.

Но специфика этого декора не только в его семантике, но и в его формальном решении. Ни в каких других ансамблях эпохи Возрождения (ни в декоре Пинтуриккьо (ок. 1454–

1513) в библиотеке Борджа в Ватикане, ни в росписях студиолы палаццо Федериго да Монтефельтре в Урбино, выполненных итальянцем Мелоццо да Форли в сотрудничестве с нидерландским живописцем Иоссе Ван Гентом и испанским мастером Педро Берругете в 70-е гг. XV в., ни в станца делла Сеньятура) аллегорические фигуры не занимали господствующего положения и не играли руководящей роли в организации всей декоративной системы. В росписях эскориальской библиотеки они по масштабу, мощи, крепости телосложения намного превосходят окружающих персонажей. Кроме того, они или приподняты на постамент (Философия и Теология), или восседают на облаках в поднебесье. В станца делла Сеньятура, апартаментах Борджа и палаццо Федериго да Монтефельтре они не выделялись своими размерами и были представлены либо на золотом фоне, либо на земле, но не на небе. В эскориальской библиотеке создан почти иллюзионистический эффект парения этих аллегорических фигур над головами зрителей. Аллегории возведены здесь в ранг божества. Весь человеческий мир существует не благодаря силе земного тяготения, а благодаря вдохновению божественных аллегорий. И если в предшествующих по времени композициях эти аллегории были представлены в спокойных, пассивных, созерцательных позах и могли восприниматься как олицетворения и символы разных видов человеческой деятельности, то в Эскориале они не созерцают, а действуют, творят, рождают, открывают и указывают. Они подобны микеланджеловским сивиллам. Их брови сведены, тела напряжены, члены тела неестественно вывернуты. Они словно одержимы вселившимся в них божественным духом. Взоры их обращены к чему-то, что находится над ними и остается не видимым для нас. Свое искусство, рожденное в муках и блаженстве общения со Всевышним, они передают на землю. Философы и поэты, античные, христианские, испанские, тоже представлены как одержимые. Архимед, которого убивают римские легионеры, не замеченные им из-за поглощенности своими расчетами, – лишь единичный пример этой одержимости. Их тела закручиваются вокруг своей оси, их лица обращены к аллегориям на своде, их руки и ноги вывернуты и находятся в движении.

Изображения под карнизом, представляющие библейские или мифологические истории, мелкомасштабны. Это как бы сцены реальной жизни. Но в их симметрии, выверенности, уравновершенности, упорядоченности и почти музыкальности чувствуется подчинение божественному закону гармонии.

Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании Роспись очень декоративна. Продумано сочетание синих и зеленых занавесей в парусах, желтые драпировки Аллегорий перемежаются с красными. Звучные аккорды ярких локальных красок делают весь ансамбль необычайно выразительным.

Главенствующее положение, отводимое в этом ансамбле Аллегориям, необычно для искусства Возрождения в целом и для испанского искусства в частности. Господство аллегорического начала, ярко выразившееся в решении декора эскориальской библиотеки, характерно для эпохи маньеризма.

Любопытно проследить трансформации, происходящие в этой связи с античными образами. На протяжении всего XVI в. они воплощали героическое начало. Нельзя сказать, что теперь, в конце столетия, они утрачивают свою героику и свою мужественность.

Отнюдь нет. Сложение античных персонажей очень мощное. Но они уже представлены одержимыми божественным огнем святого духа. Это не герои, победившие врага с оружием в руках. Столь популярный в XVI в. своими подвигами Геркулес представлен здесь как аллегория красноречия с выходящими у него изо рта золотыми цепями – символом красноречия (Илл. 4). И не боги (из античных богов мы видим тут только Аполлона и Меркурия). Это поэты, ученые, философы. И в контексте ансамбля они представляют не столько самих себя, сколько ту область знаний, в которой им выпало на долю себя проявить.

Индивидуальное начало в иконографии лиц приходит на смену идеальному. Но стремление к исторической правде здесь отсутствует. Есть изображение конкретного, преходящего момента, но нет стремления к его «персонификации». На свитках надписаны имена, дан целый набор атрибутов, часто функционально никак не объясняемых непосредственно в контексте изображения, как, например, молоток у Пифагора, и на этом стремление к персонификации образа иссякает. У Рафаэля аллегории олицетворяли, а люди изображали, здесь люди и аллегории меняются ролями.

Античность подана не в ее конкретных реалиях, а в ее умозрительных достижениях в сфере свободных искусств. Права античных мудрецов здесь уравнены с правами мудрецов восточных и библейских. Античность с ее живыми чувственными образами исчезает за умозрением.

Любопытно проанализировать трактовку любовной мифологической истории в Эскориале. В декоре библиотеки появляется сцена с Орфеем и Эвридикой (Илл. 3). Падре де Сигуэнса писал об изображениях, сопровождающих Музыку, что она «…словно вырывает из когтей адских фурий ту часть человеческого существа, которая стремится к свету знаний. Этот смысл воплощен в... истории, являющейся... фабулой Орфея, спасающего возлюбленную Эвридику из ада, звуками своей лиры мягко успокаивающего и повергающего в сон Цербера о трех головах». Сигуэнсе перипетии античной фабулы важны только постольку, поскольку она аллегорична. Эвридика для него – это «та часть человеческого существа, которая стремится к свету знаний». Орфей – аллегория Музыки, покоряющей даже страшного Цербера. Падре де Сигуэнса даже не задумывается о чувствах героев. И художник не стремился к их передаче. Вместе с тем автор этого изображения был талантливым живописцем. Необычайно лиричен расстилающийся вдали пейзаж. В унисон, на цыпочках, чтобы не разбудить грозного стража Преисподней, двигаются герои. Поникли зачарованные музыкой три головы цербера. Пальцы Орфея перебирают струны лиры.

Автора интересовали не чувства героев, а сила воздействия музыки на живые существа, заставляющая оцепенеть даже цербера!

Принцип, положенный в основу изображения архитектурных элементов, вполне органичен такому мировосприятию. Архитектура представлена предельно иллюзионистично.

А.В. Морозова Это массивные карнизы, широкие подпружные арки, ложные консоли, имитирующие мраморные архитектурные детали. Но эта иллюзионистичность соединена с подчеркнутой атектоничностью. Мощные карнизы нависают над нами, ни на что не опираясь. Все несущее части завуалированы занавесями. Грациозные «атланты» почти витают в воздухе.

Создается впечатление волшебства, сказочности представленных историй. Это не столько сами истории, сколько тот смысл, который мы вкладываем в них, излагая их «своими словами».

Информация о статье ББК 85.1(3) + 63.3(4Исп); УДК 7.07.4 Автор: Морозова Анна Валентиновна – кандидат искусствоведения, доцент, Институт Истории, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Российская Федерация, amorozova64@mail.ru Название: Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании.

Аннотация: Романизм и в западной, и в отечественной историографии очень долгое время или вовсе не привлекал к себе внимания, или третировался как искусство «декадентское», низкохудожественное, не национальное, навязанное сверху. Мало затронутой исследованиями оставалась тема античных образов в искусстве Испании, особенно в искусстве романизма. Между тем специфика интерпретации античных образов в живописи романизма в Испании конца XVI – начала XVII в. ярко раскрывает особенности этого непростого и далеко не однозначного периода в развитии испанского искусства. На смену героической интерпретации образов античных персонажей в испанском искусстве, имевшей место почти на всем протяжении XVI в., приходит их истолкование в аллегорическом ключе. Особенно ярким примером памятника романизма в Испании является ансамбль росписей библиотеки Эскориала (1592), выполненный по программе, составленной испанским гуманистом Ариасом Монтано при участии библиотекаря и историографа Эскориала падре Хосе де Сигуэнса.

Декорировали библиотеку приехавшие специально для работ в Эскориале итальянские художники Пеллегрино Тибальди (1541–1583) и Николо Гранелло (ум. в 1593 г.). В создании фресок принимал участие и уже давно осевший в Испании итальянец Бартоломе Кардучо (1560–1608). Формально композиция повторяет росписи Сикстинской капеллы Микеланджело, но семантика декора иная.

Программа иллюстрирует путь подготовки к постижению истин теологии, состоящий в изучении философии и семи свободных искусств. Аллегории возведены в ранг божеств. Античные боги, ученые, поэты, мифологические персонажи в контексте ансамбля изображают не столько самих себя, сколько ту область знаний и занятий, в которой им выпало на долю себя проявить. Эта и подобные ей программы были рассчитаны на элитарного, эрудированного зрителя, способного разобраться в сложностях их семантики.

Ключевые слова: маньеризм, романизм, испанское искусство, аллегорическое истолкование, античные образы.

Литература, использованная в статье

Морозова, Анна Валентиновна. Античные образы в испанском искусстве XVI в. Санкт-Петербург:

Изд-во СПбГУ, 2008. 100 с.

Смирнова, Ирина Алексеевна. «Станца дела Сеньятура». Ее назначение и проблемы программы росписи // Рафаэль и его время / Отв. ред. Л.С. Чиколини. Москва: Наука, 1986. С. 46–64.

Ponz, Antonio. Viaje de Espa a. 18 vols. Madrid, Por D. Joachin Ibarra Impresor de Camara de S.M. 1772–

1794. T. 2.

Sigenza, Jose de. Historia de la Orden de San Jernimo. Vol. 1,2 / Publicada por D. Juan Catalina Garca // Nueva biblioteca de autores espaoles. Vol. 8, 12. Madrid, Bailly-Bailliere e Hijos, 1907, 1909.

Vol. 2. Madrid. 1909.

Information about the article Author: Morozova, Anna Valentinovna – Ph. D. in Art History, Associate Professor, Institute of History, St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation, amorozova64@mail.ru Title: The Allegorical Interpretation of Classical Images in the Art of Romanism in Spain.

Summary: The Romanism was not the center of attention of the Western European and Russian historiography and was interpreted as the art of decadence, of low artistic level, not national, the art being ordered Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании by Power. The theme of Classical Images in the Art of Spain and in the Art of Romanism in Spain has not so far been enough investigated. But the specific features of interpretation of classical images in painting of Romanism in Spain of the end of the 16th – beginning of the 17th centuries show the originality of this complicated period in the development of Spanish Art. Heroic interpretation of Classical Images in Spanish Art of 16th century gave way to allegorical interpretation of them. An interesting example of a monument of Romanism in Spain is the decoration of the library of Escorial (1592) that was made according to the Programme prepared by a Spanish scholar Arias Montano and a librarian and historiographer of Escorial padre Jose de Siguenza. The Italian painters Pellegrino Tibaldi (1541–1583), Niccolo Granello (died in

1593) and Bartolome Carducho (1560–1608) took part in the decoration of the library. Formally the composition duplicates the decoration of the Sistine Chapel by Michelangelo, but the sense of decoration is different. The programme illustrates the way of preparation to understanding of Theology through studying of Philosophy and the seven Liberal Arts. Allegorical Images here are the Divinities. Classical gods, scholars, poets, mythological characters present in the context of the ensemble not themselves but the districts of knowledge, in which they distinguished themselves. This and similar programmes were created for intellectuals, who were able to understand its sense.

Keywords: Manierism, Romanism, Spanish art, allegorical interpretation, classical images

References

Morozova, Anna Valentinovna. Antichnie obrazi v ispanskom iskusstve XVI v. [Classical Images in Spanish Art of 16th century] St.Petersburg: S.-Petersburg University Publ., 2008. 100 p.

Ponz, Antonio. Viaje de Espa a. [The travel about Spain]18 vols. Madrid: Por D. Joachin Ibarra Impresor de Camara de S.M., 1772–1794. T. 2.

Smirnova, Irina Alekseevna. «Stanza della Segnatura». Eio naznachenie y problemi programmi rospisi.

[«Stanza della Segnatura». Its function and problems of decoration programme ], in Rafael i ego vremya.

[Rafael and his age]. Moscow: Nauka, 1986.

Sigenza, Jose de. Historia de la Orden de San Jernimo. [The history of Orde of Saint Jeronimo].Vol. 1, 2.

Publicada por D. Juan Catalina Garca, in Nueva biblioteca de autores espaoles. Vol. 8, 12. Madrid, 1907,

1909. Vol. 2. Madrid: Bailly-Bailliere e Hijos, 1909.

–  –  –

Илл. 2. П. Тибальди, Н. Гранелло, Б. Кардучо. Аллегория Грамматики. 1592.

Роспись библиотеки Эскориала. Фото А.В. Морозовой.

Илл. 3. П. Тибальди, Н. Гранелло, Б. Кардучо. Орфей и Эвридика. 1592.

Роспись библиотеки Эскориала. Фото А.В. Морозовой.

Аллегорическое истолкование античных образов в искусстве романизма в Испании

Похожие работы:

«Содержание Легкая промышленность Материаловедение в производстве изделий легкой промышленности Проектирование и конструирование изделий легкой промышленности Моделирование и художественное оформление изделий легкой промышленности.6 Технология и оборудование предприятий легкой промышленности Организация работы предприятий ле...»

«1 Посвящается светлой памяти воинов земли Кузнецкой, погибших в Афганистане 2 Книга памяти. Афганская война 1979–1989 Татьяна Козырева КНИГА ПАМЯТИ АФГАНСКАЯ ВОЙНА 1979–1989 ИЗДАТЕЛЬСТВО "ГЛАВНЫЙ ШТАБ" Санкт Петербург 4 Книга памяти. Афганская война 1979–1989 Художественное оформление и макет Анатолия Нечаева Под ре...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области (Челябинскстат) № 02/31 30.05.2016 г. При использовании данных ссылка на Челябинскстат обязательна. Перепечатке и тиражированию не подлежит. ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ В...»

«schien, wenn ich ihn nicht niederschrieb [3:90] "Последнее письмо. его из меня, прости за выражение, вырвало;. оно. предстало мне. как одно-единственное, какой-то страшной силой сжатое предложение, которое, казалось, готово убить меня на мес...»

«R Пункт 6 c) Повестки дня CX/CAC 15/38/11 СОВМЕСТНАЯ ПРОГРАММА ФАО/ВОЗ ПО СТАНДАРТАМ НА ПИЩЕВЫЕ ПРОДУКТЫ КОМИССИЯ КОДЕКС АЛИМЕНТАРИУС 38-я сессия, Женевский международный конференц-центр Женева, Швейцария, 6–11 июля 2015 года ВОПРО...»

«А.В. Очман Елена Ган и Михаил Лермонтов ("Медальон" и "Княжна Мери") Есть веская, фактически трудно доказуемая таинственная связь между "Медальоном" и текстом "Княжны Мери". Из чего это следует? В своем дневнике от 5 июня Печорин размышляет о власт...»

«М.Л. Подольский ИНТУИЦИЯ БЕСКОНЕЧНОСТИ В НАСКАЛЬНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ Всякое композиционно цельное художественное произведение представляет собой некоторую самодостаточность, некий самобытный универсум. Оно должно д...»

«Пояснительная записка Программа имеет художественно-эстетическую направленность, необходимую для формирования творческой личности учащихся. Отличительные особенности данной дополнительной прогр...»

«привыкли видеть рожу сочинителя; я же моей не показывал. А им и невдогад, что говорит Девушкин, а не я, и что Девушкин иначе и говорить не может [16, 350]. Всё вышеизложенное позволяет утверждать, что Ф.Достоевский был читателем Поль...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.