WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Шингон ШИНГОН Издательство «Русский остров» Александр Бондаренко Художник Всеволод Мечковский Бондарь А. Шингон. Детективный роман. – ...»

-- [ Страница 4 ] --

«Шингону» это обошлось очень недорого.

В Хабаровске поезд, на котором должны были прибыть жена и дочь Тихона Котта, встречали Александр Бондаренко боевики «Шингона». Но в вагоне, в который были куплены билеты, их не нашли. Тогда перевернули весь состав, но женщины как в воду канули. Тем временем поезд ушел. Николай Волков смачно выругался и стал дожидаться его возвращения. На это ушло двое суток. Но время не было потрачено напрасно. Проводница вагона, где ехали Светлана с дочерью, немолодая полная женщина с любознательными острыми глазками на рыхлом лице, опустив в свой карман сто долларов, полученных от «Шингона», мгновенно вспомнила, что похожая по описанию на Светлану Котт и ее дочь женщина с ребенком вышли в Биробиджане.

Восемь боевиков под командованием Николая Волкова на двух джипах выехали в Биробиджан, где руководитель сектора собственной безопасности «Шингона» начал искать беглецов. Ровно через сутки он вышел на водителя пригородного автобуса, который, также за сто долларов, рассказал, что приезжую женщину с ребенком он довозил на днях до поселка Тигровый.

Николай Волков был доволен своей работой - на выполнение такого сложного задания ему потребовалось всего трое суток. Дело было за малым - найти беззащитную женщину с ребенком в крошечном таежном поселке, где их никто не сможет спасти от карающей длани «Шингона». Присутствие на торжественных собраниях организации не прошло даром для Волкова – он и думать, и говорить начал почти так же, как председатель Высшего совета «Шингона» Виктор Иванович Наумов.



И в ту же ночь Волчара со всей своей командой, набранной им из вышколенных профессиональных убийц, выехал в забытый Богом и людьми поселок Тигровый.

Шингон *** Услышав заполночь тревожный лай поселковых собак, Владимир Петренко сразу понял – творится чтото неладное. Так местные собаки, приученные молчать во время охоты и подавать голос только на зверя, лаяли обычно на чужаков, когда те забредали в Тигровый. Лесничий прошел в соседнюю комнату, где под толстым ватным одеялом, сшитым из разноцветных кусочков материи, спали гости, и разбудил их.

- У вас на сборы всего пять минут, - сказал Владимир Петренко испуганно смотрящей на него женщине и, не отвечая на ее вопросы, вышел во двор.

Сам он прилег, не раздеваясь, и теперь только накинул на плечи куртку. Мороз, как обычно в этот время года, был градусов за тридцать, и все деревья заиндевели с комля до верхушки, напоминая снегурочек-переростков. Ресницы сразу обледенели, а пар изо рта грозил превратиться в сосульку.

Лесничий завел снегоход, чтобы прогрелся двигатель. Спрыгнув с борта машины на снег, он окликнул Бельтана и приказал ему сторожить ограду, чтобы во двор не проникли чужие, после чего вернулся в дом. А пес послушно лег у калитки, невидимый из-за сугроба, и насторожил уши и нос.

Аленка никак не могла проснуться, ведь в три часа ночи - самый сон. С горем пополам ее все же одели, и Владимир Петренко, взяв девочку на руки, пошел на двор. Светлана Котт поспешила за ним, на бегу поправляя на дочке шапочку и роняя из дрожащих рук вещи, которые успела наспех собрать. Поднимала одну и сразу же теряла другую, не догадываясь засунуть их в чемодан, который волокла за собой.

Уже подойдя к снегоходу, женщина вскрикнула:

«А, чертов Тихон Котт!» и бросилась обратно в дом.

Александр Бондаренко Вбежав, взяла стоявшую одиноко на столе семейную фотографию, вынула ее из золоченой рамки и положила в карман своей короткой дубленки. Рамку, взглянув на нее с сожалением, Светлана Котт оставила лежать на столе, в карман она не помещалась. И поспешили обратно к снегоходу, который раздраженно фыркал во дворе, нетерпеливо поджидая ее.





Заметая следы большой еловой веткой, которая, надежно привязанная лесничим веревкой, волочилась за снегоходом, они ушли в сторону тайги.

Луны в эту ночь не было, и только человек, хорошо знающий местность, мог провести машину между деревьями. Но даже Владимир Петренко, который мог пройти здесь с закрытыми глазами, вел снегоход осторожно и на небольшой скорости. Лишь через пять часов хода они добрались до ближнего зимовья. Это была небольшая, в одно бревно, приземистая избушка с одним оконцем и железной печкой в углу, выстроенная в тайге на тот случай, если охотник не успевал до наступления темноты дойти до поселка. Ночью по тайге бродить опасно даже для бывалого человека.

Владимир Петренко нарубил веток с деревьев, предварительно отряхнув с них снег, и растопил печь, поразив Светлану Котт тем, как быстро это можно сделать. Он напоил женщин горячим чаем и уложил их на топчан, сколоченный из досок и поставленный на два огромных пня, досыпать. А сам вышел на улицу, свистом позвав за собой своего верного друга Бельтана. Лесничий прекрасно понимал, что в поселке есть люди, знавшие местонахождение этого зимовья, и за деньги они охотно проведут сюда чужаков. И случится это, самое позднее, уже сегодня к вечеру.

Шингон

- Ну, что же, посмотрим, чья возьмет, - размышлял он вслух сам с собой. – Время еще есть.

Сейчас он и в самом деле был словно не человек, а Леший, и рассуждал подобно этому лесному жителю, готовясь отстоять свой дом от вторжения.

Он определил наиболее вероятные направления, откуда могли появиться чужаки. Не забыл и о собственных путях отступления. Вскоре Леший уже был готов к встрече незванных гостей. После чего ненадолго вернулся в зимовье.

- Вот такое дело, - смущенно переминаясь с ноги на ногу, сказал лесничий Светлане Котт, которая с тревогой в глазах взглянула на него с топчана.

Аленка продолжала безмятежно посапывать, уткнувшись носом в плечо матери. – Нельзя вам из дома никуда выходить.

- Да что вы, сговорились с Тихоном, что ли? – возмущенным шепотом, чтобы не разбудить дочь, воскликнула Светлана Котт. – Тот – «нельзя», и этот – «нельзя». Да объясните же, в чем дело! Сорвали нас посреди ночи, завезли в какую-то глухомань, теперь еще и выходить нельзя, будто мы в тюрьме какой.

- Ищут вас, - пояснил Владимир Петренко. – Не знаю зачем, но ищут. Кто – тоже не знаю. Но Тихон меня предупредил, чтобы я опасался чужаков. За вашу жизнь он боится. И мне поручил вас уберечь.

Прошу прощения, если что не так делаю!

Светлана Котт вспомнила тревожные строки из письма мужа к своему другу, которые она прочитала в поезде, вскрыв конверт. И ей стало страшно.

Очень страшно. За себя, за Аленку. И за своего непутевого, но любимого Тихона Котта, который, судя по всему, впутался в очень неприятную историю.

И что-то с ним сейчас самим, жив ли он, здоров? Непрошеные слезы выступили на глазах женщины.

Александр Бондаренко

- Простите меня, Володя, - произнесла она. – Дура я баба, какой с меня и спрос! Говорите, что мы должны делать, все исполним.

- Что бы вы ни услышали – голоса там, крики или даже выстрелы, - насупившись при виде непривычных ему женских слез, сказал лесничий, не выходите из дома. И ждите.

- Что ждать? – робко спросила Светлана Котт.

- Когда я приду за вами.

- А вы придете? – с надеждой переспросила женщина.

- Я приду, - успокоил ее Владимир Петренко. – Верьте, что я не подведу своего лучшего друга Тихона Котта.

Он улыбнулся, смешно дрогнув бородой, торчащей из-под меховой шапки, и вышел. Дверь, впустив в дом клубы морозного воздуха, со стуком закрылась за человеком, который так походил на лешего, что Светлане Котт при взгляде на него порой испытывала желание рассмеяться. И это было хорошо, потому что все остальное время ей хотелось плакать.

*** Они появились на двух снегоходах только около трех часов дня. Их было четверо, все молодые, крепкие парни, профессионалы в своем деле. Но это был не город, на улицах которого они привыкли убивать, а тайга. Этого они не учли, беспечно приближаясь к зимовью.

Когда до снегоходов осталось метров пятьсот, Леший выстрелил из карабина в воздух. На охоте он так делал, когда зверь был очень далеко, едва различим среди сосен или лиственниц, и он опасался промахнуться. Леший пускал пулю над головой убегающей косули – и та пугливо оглядывалась, заШингон слышав непривычный шум в ветвях окружающих ее деревьев. И становилась отличной мишенью.

Следующая пуля укладывала ее насмерть. Как правило, входила она между глаз, и это несмотря на то, что зверь с того места, откуда стрелял лесничий, казался размером с сигаретную пачку, не больше.

После предупредительного выстрела Лешего снегоходы, взвихрив снежную пыль, замерли, и чужаки открыли беспорядочную стрельбу из автоматов. Но они не видели затаившегося врага и стреляли наугад, не причиняя Лешему никакого вреда.

Пули звонко входили в промерзшие стволы деревьев, сбивали с них шапки снега наземь. Казалось, что поднялся ветер и начинается пурга, взвихряя снежную пыль.

Зато для Лешего незваные гости, чернеющие одеждой на белом снегу, были как на ладони. После того, как они начали стрелять, даже не попытавшись вступить с ним в переговоры, он сразу понял, что чужаки из города не остановятся ни перед чем, убьют его, не задумываясь, лишь бы добраться до женщины с ребенком. С этой мыслью Леший вскинул карабин, прицелился и выстрелил в одного из них. Тот, взмахнув руками, упал навзничь. Остальные сразу залегли. Но в декабре месяце в здешних местах без привычки на снегу долго не полежишь, особенно когда одет по городскому, а не в ватный комбинезон и унты. И вскоре чужаки одновременно, видимо, по команде, короткими перебежками двинулись к зимовью. Леший поймал на мушку самого ближнего к нему и нажал на курок. Мужчина завалился лицом в снег. Двое пока невредимых бандитов снова открыли отчаянную стрельбу из автоматов, но их пули ложились далеко от цели.

Александр Бондаренко Городские киллеры так и не смогли определить местонахождения Лешего.

- Здесь я хозяин, - мысленно сказал Леший чужакам и стал выжидать удобного момента. И буквально через минуту сумел доказать это оставшимся в живых бандитам. Те предприняли очередную попытку продвинуться к зимовью, перебегая от дерева к дереву. Когда Леший, старательно прицелясь, выстрелил, третий замертво упал в снег, окрасив его темной кровью.

В живых остался всего один.

Бандит в панике метался между редкими деревьями, рассчитывая укрыться за ними от пули, и злобно кричал:

- Сволочь, где ты? Выходи, если ты мужик!

Неожиданно он резко развернулся и побежал обратно. Но пуля настигла его раньше, чем он успел добежать до снегоходов.

Леший посмотрел на часы. Бой длился меньше часа. Зимний день короток, особенно в тайге, и уже начинало смеркаться. Он перетащил трупы в одно место и накрыл их брезентом, чтобы мертвые человеческие тела не погрызли голодные звери. Снегоходы облил бензином и поджег.

Лесничий знал, что в поселке оставались еще два снегохода, и непрошенные гости обязательно появятся вновь. Но это будет уже завтра, а сегодня ему нужно отдохнуть и набраться сил. Утром у него будет время принять решение, что делать дальше.

Владимир Петренко окликнул Бельтана, который все это время неподвижно лежал неподалеку, притаившись за огромным дубом, и тяжелой походкой хорошо поработавшего и уставшего человека пошел к зимовью, где его с нетерпением ожидали две смертельно перепуганные женщины, большая и маленькая.

Шингон *** Николай Волков нервно ходил по избе местного лесничего, в которую он со своими людьми в отсутствие хозяина, Владимира Петренко, вселился без спроса. Группа захвата давно уже должна была вернуться и доставить женщину и ребенка, но почему-то не возвращалась. Интуиция, схожая со звериным чутьем, редко когда подводила бывшего сыскаря, и сейчас он чувствовал, что явно недооценил деревенского лесника.

- Давно уже у меня не было достойного противника, - шагая из угла в угол, бормотал руководитель сектора собственной безопасности «Шингона»

сквозь зубы. Он словно утешал сам себя. - С таким и силами приятно помериться!

Когда надежда на возвращение четверых бойцов окончательно пропала, Николай Волков дал команду готовиться к новому рейду. На этот раз они поедут к зимовью, вооружившись не только автоматами, но и гранатометами.

- Хочу посмотреть на этого героя-лесника, - со злобной усмешкой процедил Волчара своим боевикам. – Перед тем, как лично пристрелю его!

Наутро, тщательно вооружившись, вторая группа захвата во главе с самим Николаем Волковым двинулась на двух снегоходах к зимовью. Шли шестые сутки розыска беглецов, и Волчара прекрасно понимал, что промедления, а тем более провала ему не простят. За время своей работы в «Шингоне»

он хорошо изучил повадки своих начальников.

Но Николай Волков и на этот раз немного опоздал. Владимир Петренко разбудил женщин, едва рассвело. Накормив и напоив их горячим сладким чаем, в который щедро намешал малины, усадил в снегоход, и они двинулись, заметая следы, в глубь Александр Бондаренко тайги к дальнему зимовью, расположенному километрах в тридцати от ближнего.

Смертельно перепуганной вчерашними событиями Светлане Котт было не до красот зимней тайги.

Она никак не могла забыть окровавленный снег и сложенные наспех поленницей и укрытые брезентом человеческие тела, которые увидела из окна зимовья, и потому не замечала, насколько прозрачным и ясным было декабрьское зимнее утро в тайге. Зато Аленка громко восхищалась всем, что видела вокруг себя. Солнце ярко-желтыми лучами обливало кроны высоких стройных вековых кедров, превращая их в золоченые купола церквей, а снег был такой белизны, что слепил глаза. Тишину тайги ровным гулом нарушал только двигатель снегохода.

К дальнему зимовью прибыли уже к обеду. Оно оказалось вполне пригодным для того, чтобы прожить в нем несколько дней. Такая же крохотная, как и недавно ими покинутая, засыпанная снегом избушка словно вросла корнями в землю, только труба на крыше чуть выглядывала из огромного сугроба. Сразу затопили печь, Светлана приготовила нехитрую похлебку и накормила Алену и Владимира Петренко. У нее самой кусок не лез в горло.

- А теперь отдыхайте и никуда не выходите, поев, сказал лесничий. – Я скоро вернусь.

Со своим псом Бельтаном он выехал на снегоходе к первому зимовью. Когда шум двигателя стих за деревьями, Светлана Котт прилегла с дочерью на топчан у окна, запорошенного снегом снаружи и покрытого ледяными разводами изнутри. Две перепуганные женщины, большая и маленькая, долго лежали, обняв друг друга и тихо плача, пока не заснули. Полумрак дома постепенно сгущался, по Шингон мере того, как угасал день за крохотным оконцем зимовья, и догорали дрова в печи.

*** Дни шли за днями, а в положении Тихона Котта ничего не менялось. Капитан не мог смириться с ролью пленника. Внешне он был спокоен и даже безразличен к своему положению обезьяны, посаженной в клетку. Но его мозг напряженно работал, просчитывая все возможные варианты бегства. Однако неизменно приходил к одному и тому же неутешительному выводу – его собственное спасение зависит от того, сможет ли Леший уберечь от «Шингона» его семью.

В комнату, по-прежнему крайне тускло освещенную, - как сообразил со временем Тихон Котт, это был один из методов воздействия на психику человека, которые практиковал «Шингон», как будто мало было одной тесной клетки, - вошел Юрий Шевцов.

- Капитан, я пришел тебе доложить, что наши люди уже на подходе к поселку Тигровый, - мягко проговорил он. - Я так думаю, что завтра-послезавтра ты сможешь увидеть жену с дочкой.

- Чувствуется, что и в розыске людей «Шингон»

поднаторел, - равнодушно взглянув на офицера ФСБ, ответил Тихон Котт. - Таких бы розыскников да к нам, в милицию.

- За ту зарплату, что там платят? – иронично улыбнулся Юрий Шевцов. - Да что вы, Тихон Тихонович, побойтесь Бога!

Входная дверь снова открылась, и быстрым шагом вошел Виктор Наумов. На его лице цвела довольная улыбка.

- Что, капитан, так и будешь упрямиться? – спросил он. - Как говорят у вас в ментовке, давай коАлександр Бондаренко лись! А еще при этом морду бьют. Но мы с тобой по-доброму, когда могли бы и по-плохому.

- Большое вам спасибо, - вежливо поблагодарил Тихон Котт. – За небитую морду.

- Капитан, опомнись, - перестал улыбаться Виктор Наумов. Лицо председателя Высшего совета «Шингона» снова пошло красными пятнами, как будто у него была аллергия на Тихона Котта. Наши люди уже в Тигровом, а завтра твоя семья будет здесь!

- Когда будут, тогда и поговорим, - упрямо ответил Тихон Котт. - А сейчас лучше объясните, на что вы надеетесь? Неужели всерьез думаете, что путем бессмысленного кровопролития сможете прийти к власти?

- А почему бы и нет? В истории тому немало примеров.

- Но ведь вы же на этом не остановитесь, и что потом? Смерть и кровь – в этом весь смысл существования вашей организации… Председатель Высшего совета «Шингона» резко прервал Тихона Котта:

- Капитан, тебе известно, что Россия - самая богатая в мире страна по природным ресурсам, но в ней живет самый нищий в мире народ?

- И вы считаете это достаточным поводом для того, чтобы залить страну кровью?

- А ты считаешь, что лучше уморить ее голодом? – зло улыбнулся Виктор Наумов. – Правительство, прикрываясь, как щитом, всенародно избранным президентом, ничего не делает для того, чтобы вывести своих граждан из нищеты. Зато за каких-нибудь десять лет увеличило количество чиновников в два раза. Именно себе они повышают заработную плату, не забывая при этом прокуроров и судей, а Шингон народу иногда бросают обглоданную кость. Да этих правителей надо гнать поганой метлой!

- И как «Шингон» добьется этого?

- Послушай, капитан, уже в следующем, две тысячи шестом году, мы искусственно создадим дефицит соли и муки. Скинхеды по всей стране активизируют свою борьбу с «черномазыми» - выходцами из стран Средней Азии и Кавказа, для чего мы разработали для них специальную программу. Мы также будем продолжать акции по устранению скомпрометировавших себя чиновников самого высокого ранга, в первую очередь, зарвавшихся губернаторов и министров, которые думают лишь о своем желудке, забывая про многострадальный народ. Правители, конечно, надеются, что их спасет армия и милиция, но они глубоко ошибаются. Нищие милиционеры и армейские офицеры не будут защищать потерявших совесть чиновников. При возникновении революционной ситуации они примут сторону взбунтовавшегося народа, и тогда «кирзовая» революция сметет ненавистных им бюрократов вместе с обслуживающими их прокурорами и судьями.

- Не убедительно, - ответил Тихон Котт. – Вот я, к примеру, тоже нищий милиционер, но никогда не приму сторону «Шингона».

Председатель Высшего совета «Шингона» хотел что-то ответить, но, посмотрев пристально на Тихона Котта и поняв, что его не переубедить, презрительно усмехнулся, скрывая свою досаду.

- Да, кстати, мы нашли в сейфе банка кассету, будто только что вспомнил Виктор Наумов, беря реванш. - Умен ты, капитан, но нас тебе не переиграть!

Тихон Котт стойко вынес этот удар и спокойным голосом сказал:

Александр Бондаренко

- Если я правильно понимаю, то в ближайшие два-три года революция в России неизбежна?

- Совершенно верно, капитан!

- Народ в нашей стране за последние сто лет устал от бунтов и потрясений, а вы ему навязываете еще одну революцию, «кирзовую». Дайте людям спокойно пожить! Пусть нищим, но без всяких революций.

- А тебе лично не обидно за Россию?

- Обидно, - согласился Тихон Котт. – Но, по моему глубокому убеждению, единственное, что спасет ее - это милосердие и любовь. В своей борьбе с властью вы делаете ставку на скинхедов, бритоголовых молодчиков, но забываете, что есть и другая молодежь, которая на своих майках носит не лики олигархов, а изображения Иоанна Павла Второго, не скопившего за всю свою жизнь ни гроша. А этого вы не учитываете, и потому вас ждет крах.

- Ты ничего не понимаешь, капитан, потому что тебе не известна вся деятельность «Шингона»!

- Я понимаю, что вы существуете на деньги Запада и, в первую очередь, Америки. Именно им вы служите, прикрываясь заботой о народе. Американцы тратят огромные деньги и усилия на то, чтобы Россия не встала с колен. Наша страна совсем не нужна им сильной и процветающей, для этого и используют «Шингон». Но его тоже уничтожат, когда надобность в нем отпадет.

- Позволь, капитан, тебе возразить, - лицо Виктора Наумова покраснело, словно переспелый помидор, казалось, что оно вот-вот лопнет, брызнув во все стороны красным, как кровь, соком. - Сегодня в стране есть главное условие для революции – отсутствие доверия к власти. И, кроме того, до четырех миллионов беспризорников, а в малых городах и Шингон селах процветает безработица и нищета, и никаких перспектив. Россия расколота на две части, которые с каждым днем удаляются друг от друга. Это непременно приведет к взрыву, а мы, конечно, поможем.

- Правда в том, что разрыв между богатыми и бедными увеличивается, но вы умолчали, что доля бедных постепенно уменьшается. Жизнь медленно, но становится лучше. А ваша организация считает, что в России все безнадежно и бессмысленно, и потому победа будет за вами. В этом и кроется ваш просчет.

- Как говорит сатирик Жванецкий, что с человеком не делай, он все равно пойдет на кладбище, - председатель Высшего совета «Шингона» с сожалением посмотрел на Тихона Котта. – Не понимаешь ты, капитан, того, что Россия сегодня - это симбиоз добра и зла.

- И зло действует эффективно, - парировал Тихон Котт, потративший в своем заточении немало времени на раздумья на эту тему. - Тот же «Шингон», безжалостный и беспощадный, без сомнения, зло. Но есть и добро, поэтому борьба не закончена.

Время расставит все по своим местам.

- Ты прав, время нас рассудит, - махнул рукой Виктор Наумов, устав от бесплодного спора, к чему он не привык. - А ждать не так уж и долго!

Он встал, уронив стул и не подняв его, и вышел. За ним, словно верный пес, поспешил Юрий Шевцов.

А Тихон Котт, оставшись один, упал духом. Его серьезно беспокоили веселое настроение Наумова и покровительственный тон Шевцова. Капитан мысленно представил, как его жену с дочкой привезут сюда, и он из клетки, словно беспомощный в неволе дикий зверь, будет смотреть им в глаза. Конечно, он пойдет на все, чтобы избавить родных ему людей от унижения и боли. С этими нерадостными мыслями Тихон Котт задремал.

Александр Бондаренко *** К вечеру Владимир Петренко вернулся к ближнему зимовью, которое они покинули накануне. Не доехав двух километров, он надежно спрятал снегоход в небольшую лощину, прикрыв его еловыми ветками и забросав снегом, а сам на лыжах дошел до домика. Лесничий понимал, что схватка будет смертельной, и принял все возможные меры предосторожности. Для начала укрепил входную дверь в зимовье, в котором собирался заночевать, затем приготовил два укрытия - в полусотне метрах от входа и чуть ближе, напротив единственного небольшого окна. Оба тщательно замаскировал, поужинал и прилег отдохнуть. Спал чутко, прислушиваясь к звукам за стенами дома. Звуки были обычные, которыми всегда полна ночная тайга – хруст веток, редкое рыканье зверей, уханье сов и филинов, вылетевших на охоту.

Звук приближающихся снегоходов Леший услышал перед полуднем. Он залег в дальнее укрытие, из которого хорошо просматривался вход в зимовье, и стал ждать. Гул работающих с натугой мощных моторов нарастал с каждой минутой и резонансом вызывал невольную мелкую дрожь всего тела. Это состояние передалось и неподвижно лежащему рядом с хозяином Бельтану. Пса тоже слегка трясло, и он чуть слышно поскуливал. Чтобы немного успокоиться, Леший начал разговаривать с собакой.

- Бельтан, ты мой верный друг и не должен меня подвести, - сказал он псу, глядя в его умные, все понимающие глаза. - А если со мной что-то случится, надо вернуться к нашим гостям и охранять их до прихода хороших людей. Ты понял меня?

Бельтан взвизгнул, словно ответил: «Я тебя не подведу, не сомневайся, все сделаю, как надо».

Шингон Из-за деревьев появились темные силуэты снегоходов, издали напоминающие быстро бегущих диких кабанов.

Леший взял бинокль и стал рассматривать непрошенных гостей. Их было четверо, как и в первый раз. Лица у всех сосредоточенные, будто каменные, и выражали они только одно желание – уничтожить любого, кто встанет на их пути. Через десять минут снегоходы вплотную подошли к зимовью. Из них вышли люди, осмотрелись. Трое остались на улице, а четвертый зашел в дом. Вскоре он вышел, подошел к остальным, о чем-то долго говорил им. Затем чужаки разделились на пары и стали осматривать местность. Почти сразу обнаружили трупы, укрытые брезентом, недолго постояли возле них, сняв шапки, и продолжили поиски. Через полчаса, так ничего и не обнаружив, они вошли в зимовье. Вскоре из трубы пошел дым. Леший еще немного выждал, затем выбрался из своего укрытия, бесшумно подошел к входной двери и подпер ее двумя приготовленными заранее кольями. После этого облил бензином стены дома и снегоходы и поджег их. Сам быстро спрятался во втором укрытии и взял на мушку единственное окно.

Николай Волков, хмуро поглядывая на своих сосредоточенно жующих боевиков, без аппетита черпал ложкой тушенку из банки, подогретой на огне.

Прошло уже шесть суток, а беглецы все еще не найдены. Это становилось опасно уже для него самого.

- Заночуем здесь, а завтра с утра двинемся к дальнему зимовью, - прервал он молчание. - Наверняка, они скрываются там. Но перед этим надо будет похоронить наших товарищей.

С этими словами Николай Волков встал, давая понять, что трапеза закончена.

Один из боевиков, Александр Бондаренко здоровенный детина со слегка косящими глазами, возразил:

- Шеф, давай еще отдохнем минут тридцать, а то устали, как собаки!

Николай Волков было обрадовался, найдя, на ком сорвать зло, но вдруг почувствовал запах дыма, а затем увидел темную струйку, проникающую через узкую щель во входной двери.

Он мгновенно все понял и закричал:

- Срочно всем одеваться и выходить наружу по одному!

Первым к выходу кинулся здоровенный детина с вечно недовольной, возможно, из-за косящих глаз, рожей. Он рванул на себя дверь, но та не открывалась.

- Заперто, - обернувшись к остальным, с каким-то детским выражением удивления на лице произнес детина. И вдруг он заорал благим матом:

- Сгорим же к ядреной матери!

Не помогла и помощь приятелей. Под натиском мужских плеч и мощных пинков дверь содрогалась, как будто в конвульсиях, но упорно держалась. Рассвирепев, Николай Волков приказал всем отойти в другой угол и стал поливать дверь из автомата. Все было безрезультатно. Можно было применить гранатомет, но тогда все они могли погибнуть, слишком уж тесным было помещение. А дым постепенно заполнял комнату, дышать становилось все труднее. Все тот же детина кинулся к единственному в избе небольшому окну, выбил ногой раму и рухнул замертво прямо на руки Николаю Волкову. Только затем они услышали звук выстрела. Началась паника. Никто не хотел сгореть заживо, но и получить пулю в лоб было не менее страшно. А первые языки пламени уже полыхали внутри зимовья.

Шингон

- Быстро в окно, - приказал Волчара и навел автомат на перепуганных мужчин. – Не то сам всех перестреляю!

Выбора не было, Волчара явно не шутил, и боевики один за другим начали подходить к окну. Но тоже были сражены метким стрелком. «Серьезный противник, - подумал Волчара. Как всегда в минуты опасности он был хладнокровен. – У меня остался единственный шанс. А, все равно погибать!» Он взял гранатомет и выстрелил в окно. И сразу же прыгнул сам. Упал плашмя на снег, быстро откатился в сторону, под дерево и замер в ожидании. За его спиной жарко вспыхнул весь дом.

Снаряд от гранатомета разорвался недалеко от Лешего. Всего на пару секунд он отвел взгляд от окна, - спасаясь от осколков, невольно нагнул голову. Но эта единственная ошибка стоила ему жизни.

Леший был уверен, что все обитатели дома уже на том свете, поэтому спокойно поднялся и пошел к полыхающему дому. Когда Волчара выстрелил в него из пистолета почти в упор, Леший еще успел подумать, что он хорошо спрятал снегоход, а без него до беглецов не добраться, и умер. Девятимиллиметровая пуля угодила ему прямо в сердце.

*** Генерал-майор милиции Александр Лысенко, надев очки, что позволял себе крайне редко и только тогда, когда боялся пропустить даже одно слово, читал рапорт начальника Центрального РОВД о загадочном исчезновении несколько дней назад своего подчиненного, капитана Тихона Котта, а также его жены и дочери. Настораживало подполковника Бугаева то, что в последнее время капитан расследовал зверское убийство, совершенное возле Александр Бондаренко ресторана «Шингон», а задержанный по делу и подозреваемый в убийстве девушки Сергей Воскресенский повесился в камере следственного изолятора, причем сразу после того, как исчез Тихон Котт.

Александр Лысенко просто физически ощущал волнение, с которым начальник Центрального РОВД писал эти строки. А ведь Леонид Бугаев, и это хорошо знал генерал, вообще очень нечасто волновался, возможно, из-за своей массивной комплекции, делающей его в такие минуты смешным и непривычно суетливым.

Прочитав доклад, генерал снял трубку одного из телефонных аппаратов, стоявших на его столе, и по закрытой связи набрал номер начальника краевого управления ФСБ.

- Иван Семенович, добрый день, - сказал он. - Извини, оторву на пару минут.

- Слушаю, - коротко буркнул в ответ генерал Тюрин.

- Мне доложили, что пропал оперуполномоченный Центрального РОВД капитан Котт. Если помнишь, именно его я просил оказывать вам содействие по делу «Шингон».

На другом конце провода после небольшой паузы прозвучало:

- Что-то не припомню, чтобы я к тебе обращался с такой просьбой. Но вышли мне официальный запрос, так и быть, подключу своих молодцов к розыску.

- Ну, будь здоров!

- И ты не кашляй!

Но, видимо, несмотря на равнодушный тон, чтото взволновало начальника краевого управления ФСБ, потому что, едва положив телефонную трубку, он приказал явиться к нему подполковнику Юрию Шевцову.

Шингон А генерал Лысенко остался недоволен состоявшимся разговором. Иван Тюрин почему-то не только забыл о своей недавней просьбе по делу «Шингон», но и явно что-то скрывал. В милицейской жизни Александра Лысенко сотрудники ведомства, которое возглавлял генерал Тюрин, много раз подставляли его лично, поэтому он нисколько не удивился поведению Тюрина. Но серьезно задумался.

И спустя какое-то время вызвал к себе начальника Управления по борьбе с организованной преступностью УВД области Николая Кошелева.

*** Волчара подошел к упавшему навзничь человеку, в спину которого он расстрелял всю обойму из пистолета Макарова. Макарыча, как уважительно называли этот пистолет, десятки лет служивший и продолжающий служить штатным оружием милиции, Николай Волков еще со времен своей работы в уголовном розыске всегда носил в кобуре под мышкой, и сейчас он спас своему хозяину жизнь. Отводя душу, из которой еще не ушел недавний страх, Волчара изо всей силы подкованным железом ботинком пнул Лешего по ребрам. Затем нагнулся и перевернул тело. На него глянули запорошенные снегом мертвые глаза.

- Ты убил семерых моих лучших людей и чуть не погубил меня самого, - сказал он Лешему, который уже не мог его слышать. – Но, самое главное, ты не дал мне найти беглецов, а на их розыск остались всего одни сутки. Мне придется их искать без транспорта и связи, а куда мне идти и как выбираться из этой глухомани, я не имею ни малейшего понятия.

Будь ты проклят!

Неожиданно он услышал позади себя грозное рычание. Мужчина обернулся и увидел в двадцати Александр Бондаренко метрах от себя собаку, очень похожую на волка.

В голове у Николая Волкова промелькнула догадка, что эта полусобака-полуволк принадлежит убитому им леснику, а значит, может вывести его на беглецов.

- Иди сюда, - позвал он пса. – Я тебя не обижу!

Но собака не подходила, глядя на него умными, как у человека, глазами. Казалось, что она недобро прищурилась, но, видя в руках мужчины пистолет, до времени смирила свою злобу. Тогда Николай Волков решил подойти к собаке сам. Но Бельтан, а это был он, сразу же отбежал, сохраняя между ними все ту же, установленную им, дистанцию в два десятка метров. Николай Волков выругался и едва не запустил в пса ставшим совершенно бесполезным после того, как опустела обойма, пистолетом. Но сдержался и привычным жестом засунул Макарыча в кобуру. Он вернулся к догоравшему дому, обошел его вокруг и нашел лыжи, выглядывающие изпод крыльца. Огонь до них пока не добрался.

- Вот так повезло! - невольно вскрикнул мужчина. – Теперь ты от меня так просто не уйдешь, псина!

Встав на лыжи, он быстро пошел за собакой.

А Бельтан, увидев, что его преследуют, развернулся и побежал в каком-то известном только ему направлении.

*** Бельтан прожил с Лешим почти семь лет. Он и в самом деле был помесью волка и немецкой овчарки. Его мать, собака, сорвавшись с цепи, с которой ее не спускали хозяева, заставляя сторожить дом, убежала с его отцом-волком, сманившим ее, в лес и там родила. Вскоре ее во время облавы на волков пристрелили охотники. Из всего многочисленного Шингон выводка лобастых щенков-бастардов выжил лишь один, самый крупный и сильный. Он долго бродил в одиночестве по лесу, пока не вышел к поселку Тигровый, и, чудом миновав поселковых собак, которые бы его сразу растерзали, забрел во двор к Владимиру Петренко, где начал скулить, жалобно требуя еды. Мужчина накормил его и сказал:

- Будешь жить у меня, иначе пропадешь.

Щенок завилял своим не по росту большим хвостом, давая понять, что он согласен.

- Но надо же тебя как-то называть, - задумался Леший. – Ты все-таки живое существо, и без имени тебе нельзя.

Он надолго замолчал. А щенок, впервые, видимо, за долгое время наевшийся до отвала, решил поиграть с собственным хвостом. Затем бросился догонять ворону, которая пролетала низко над двором и громко каркала. Не догнал и залился ей вслед звонким лаем, высоко подпрыгивая и даже вставая на задние лапы, чтобы как можно дольше видеть улетающую птицу. Он и одной минуты не мог высидеть без движения. И внезапно Лешего, который все это время наблюдал за щенком, озарило.

- Бельтан! – воскликнул он. - Отныне это будет твое имя. В переводе с древнекельтского оно означает «сияющий огонь». А ты как маленький язычок пламени, который озарит мою одинокую жизнь!

Никто в целом свете не знал, что в юношеские годы Володя Петренко, мучаясь одиночеством, писал стихи. И сейчас, когда он давно вырос, это увлечение порой еще давало о себе знать.

Щенок подошел к мужчине и лизнул ему руку в знак того, что ему нравится его новое имя, тем более что старого у него и не было. И Леший рассказал ему о веселом весеннем празднике кельАлександр Бондаренко тских племен, который они называли Бельтан. Сам он прочитал об этом празднике в одной из старых книг, найденной им на пыльных полках скромной школьной библиотеки.

В его детскую душу навсегда запала эта картина, и он, порой мучаясь по ночам бессонницей, воочию представлял себе, как древние кельты, отмечая приход лета, зажигали в лесу или на вершине горы священный огонь и всем племенем танцевали вокруг костра, прославляя своего Верховного Бога – Дагда, который дарил плодородие их землям и воинственность – их душам. Но чаще всего для проведения своих обрядов кельты выбирали реки, озера, родники или ключи, где приносили Дагде человеческие жертвы. Их языческая религия была очень жестокой и требовала жертвоприношений, чего юный Леший не одобрял, но с чем мирился, осознавая несовершенство мира. Первоначально кельты жили в тех местах, где ныне раскинулась современная Бавария, но к четвертому веку нашей эры они расселились на восток и запад от Ирландии, заняв территорию нынешней северной Европы. Великий Рим, завоевавший полмира, пытался покорить их и принести им свою культуру, но многие племена кельтов сумели отстоять свою свободу и независимость.

Щенок, названный в честь самого главного праздника древнего воинственного народа, внимательно слушал Владимира Петренко, пока не задремал у него на руках. Так они подружились.

Со временем Бельтан повзрослел и поумнел, он с полуслова понимал лесничего, обожал его и был предан ему беззаветно, не раз выручая в тайге.

Бельтан не преминул бы вцепиться в горло чужаку, который убил хозяина у него на глазах, не испугал бы его и пистолет, несущий в себе неминуемую Шингон смерть, но он хорошо запомнил последний наказ Лешего - если с ним что-то случится, необходимо спасти женщину и девочку. И сейчас верный пес выполнял последнюю волю своего хозяина.

*** Быстро темнело, но у Николая Волкова был с собой мощный фонарь, и он еще часа четыре шел за собакой в надежде, что она выведет его к беглецам.

Но они все шли и шли.

Наконец обессилел и Бельтан, который уже почти сутки ничего не ел. Тяжело дыша, он лег на снег, который сразу же начал таять под его горячим животом. Николай Волков, обрадованный неожиданной передышкой, быстро развел костер, благо, что спички, как и Макарыч, были при нем всегда. В жестяной кружке разогрел снег и попил кипятку, жалея о том, что все запасы продовольствия сгорели в зимовье. Сидя у костра, мужчина смотрел на собаку, лежащую в нескольких десятках метрах от него. Он опять позвал Бельтана, но тот, не сводя с него глаз, не сдвинулся с места.

- Ну, и черт с тобой, мерзни на снегу, а я буду греться у костра, - пробурчал Николай Волков.

Прошло около часа, Волков начал дремать.

В какой-то момент он даже забылся тревожным сном. Но проспал недолго, его разбудила своим воем собака. Волков открыл глаза и метрах в пятнадцати от себя увидел тигра. Неправдоподобно огромный зверь стоял неподвижно, глядя на человека сверкающими в темноте желтыми глазами.

В какой-то момент их взгляды встретились. Тигр первым отвел свой, молча развернулся и бесшумно скрылся в ночной тайге.

- Сытый, стервец, - решил Николай Волков.

Александр Бондаренко Он повернулся к собаке, со вздыбленным загривком стоявшей у него за спиной почти вплотную, и похвалил ее:

- А ты молодец, предупредил меня об опасности!

Услышав обращенные к нему слова, Бельтан сразу же отошел от человека.

- Ты меня ненавидишь, за смерть своего хозяина? – спросил его Николай Волков. - Но пойми, в этой драке кто-то должен был погибнуть. Просто я оказался более удачлив!

Бельтан слушал молча, но во взгляде его умных глаз можно было прочесть: «Зачем ты пришел сюда из своего города? Оставался бы там. Тебе было хорошо, и нам с хозяином без тебя было неплохо, даже замечательно. А ты явился и все сгубил!»

- Не злись, и давай поможем друг другу, - опять обратился к собаке Николай Волков. - Без тебя мне не найти беглецов, а ты без меня один в тайге не выживешь.

Бельтан зарычал, словно ответил: «И не надейся. Я должен выполнить последний наказ хозяина и защитить женщин от тебя. И я это сделаю, даже ценой своей жизни».

Николай Волков доброжелательным, насколько мог, тоном предложил:

- Будет тебе, давай мириться!

Но Бельтан равнодушно отвернулся.

- На нет и суда нет, - разочарованно проговорил мужчина. - Давай тогда спать, завтра нас обоих ждет трудный день и долгая дорога.

*** Начальник отдела по борьбе с организованной преступностью УВД области Николай Кошелев вызвал к себе своего заместителя подполковника Киселева.

Шингон

- Виктор Юрьевич, я только что был у генерала, сказал он. – Перед нами поставлена задача - помочь Центральному РОВД разыскать их пропавшего сотрудника. С сегодняшнего дня о результатах мне докладывать ежедневно. Вы мне в семнадцать часов, а в восемнадцать - я генералу. Все ясно?

- Кто пропал, товарищ полковник?

- Старший оперуполномоченный уголовного розыска, капитан милиции Тихон Котт.

- Есть какие-нибудь зацепки?

- Не знаю, зацепка ли это, но в последнее время капитан работал по так называемому делу «Шингон»

совместно с Федеральной службой безопасности. Но они, как всегда, от всего открещиваются, так что бери кончик нити и начинай раскручивать этот клубок.

И не забудь, что дело на контроле у самого Лысенко!

И без того подтянутый и стройный, как тростинка, Виктор Киселев еще больше вытянулся, расправив плечи, и отдал честь, давая понять, что осознает серьезность данного ему задания. А других ему и не поручали. Полковник Кошелев растил себе смену и рассчитывал, что молодой и перспективный подполковник когда-нибудь, но не скоро, окажется его достойным преемником. Сам Виктор Киселев надеялся, что это время не за горами. С высоты своего роста он снисходительно смотрел на «старичка», каким считал своего непосредственного начальника, и часто повторял полюбившуюся ему фразу, которую услышал в каком-то старом кинофильме: «Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». Однако относился к полковнику Кошелеву с подчеркнутым уважением, отдавая должное его профессиональной выучке.

В Центральном РОВД подполковник Киселев начал с того, что представился начальнику райотдела.

Александр Бондаренко

- Прибыл для совместного розыска пропавшего капитана Котта, - доложил он, чеканя слова. Ему казалось, что так выходило внушительнее.

Подполковник Бугаев, обтерев короткую мощную шею платком, тяжело вздохнул и, приглашая Виктора Киселева присесть, показал жестом на стул, стоявший напротив его стола.

- Как в воду канул наш Тихон Котт, ни его, ни семьи уже почти неделю нет дома, - сказал он, словно жалуясь на жизнь соседу по лестничной площадке. Опросили соседей, родственников и друзей - никто ничего не знает. Основная рабочая версия их исчезновения – работа капитана по делу «Шингон».

Подполковник Киселев не понимал панибратских отношений на работе, и потому сухо спросил:

- Вы не могли бы предоставить мне отдельный, пусть даже небольшой кабинет, где я бы мог ознакомиться с оперативным делом, по которому работал капитан Котт?

Леонид Бугаев, с сожалением взглянув на него, не меняя тона, ответил:

- Сейчас быстро соберем комиссию, вскроем сейф капитана Котта, возьмем из него папку с делом «Шингон» и, пожалуйста, изучайте его в кабинете начальника штаба. Он расположен чуть дальше по коридору. Если возникнут какие-либо вопросы, милости прошу!

Подполковник Киселев кивком головы поблагодарил Леонида Бугаева и вышел из его кабинета.

Как только закрылась дверь, оба одновременно с облегчением вздохнули. Разговор и тому, и другому дался нелегко.

Через полчаса начальник штаба Центрального РОВД Юрий Озеров передал подполковнику Киселеву папку, в которой хранились материалы Шингон по делу «Шингон», и назидательным тоном предупредил:

- После работы с материалом сдадите его лично мне!

Здесь уж, что называется, нашла коса на камень.

Педантичности майора Озерова, седого сухощавого мужчины, которому было слегка за сорок, мог бы позавидовать и сам Виктор Киселев, если бы, конечно, он мог завидовать тем, кто был старше его по возрасту и ниже по званию.

Виктор Киселев, расписавшись в журнале в получении документов и терпеливо дождавшись, пока начальник штаба выйдет из собственного кабинета, сел за письменный стол, включил настольную лампу и приступил к тщательному изучению бумаг. Он сразу отметил, что дело велось профессионально грамотно. Чувствовалось, что капитан Котт был очень заинтересован в раскрытии убийства, которое произошло возле ресторана «Шингон», и следы от которого вели прямиком в этом самый ресторан. Проработал подполковник Киселев над делом «Шингон» больше четырех часов, время от времени делая необходимые пометки в своем блокноте.

К началу пятого часа пухлый блокнот был исписан больше, чем наполовину.

*** Возвратившись ближе к вечеру в городское

Управление внутренних дел, подполковник Киселев доложил своему непосредственному начальнику Николаю Кошелеву:

- Товарищ полковник, основной версией исчезновения оперуполномоченного Тихона Котта считаю его работу по делу «Шингон». Расследуя убийство гражданки Сырьевой, капитан вышел на тайную Александр Бондаренко секту, которую, по его мнению, возглавляет владелец ресторана «Шингон» Наумов Виктор Иванович.

Заслуживает внимание и сомнительное самоубийство в следственном изоляторе предполагаемого убийцы гражданки Сырьевой Сергея Воскресенского.

Подполковник Киселев говорил обстоятельно и долго, а в завершение положил на стол Николая Кошелева лист бумаги.

- Исходя из полученной информации, - сказал он, - предлагаю провести вот эти мероприятия.

Полковник Кошелев взял листок, испещренный мелким машинописным текстом, и не торопясь прочитал его. К аналитическому уму Виктора Киселева он относился с большим уважением, но не одобрял поспешности, с которой тот иногда принимал решения.

Вот что написал подполковник Киселев:

«1. В телефонной компании взять распечатку телефонных разговоров капитана Котта за последние два месяца.

2. Срочно встретиться с работником ФСБ, контактировавшим с капитаном Коттом, с целью получения дополнительной информации о секте.

3. Провести рабочую встречу с руководством СИЗО для выяснения причин гибели Сергея Воскресенского.

4. С завтрашнего дня взять под скрытое наблюдение Наумова Виктора Ивановича, вероятнее всего, причастного к исчезновению капитана Котта, и под контроль - все его телефонные переговоры.

5. Встретиться со следователем прокуратуры Владимиром Гончаровым, ведущим дело по убийству гражданки Сырьевой, чтобы выяснить, почему ее убил Сергей Воскресенский.

Шингон

6. В оперативном деле есть справка, в которой капитан Котт убийство гражданки Шангиной связывает с Наумовым В.И., поэтому нужно срочно поднять это уголовное дело из архива, изучить его и, по возможности, принять меры по раскрытию,

7. Подключить управление собственной безопасности для получения информации о родственниках и близких людях капитана Котта. Возможно, у кого-то из них находятся его жена и дочь.

8. В оперативном деле имеется справка о символике «Ба-Гуа». Здесь основная загадка, связанная с деятельностью секты, на которую вышел капитан Котт. Поэтому нужен тщательный анализ и проверка всей имеющейся информации».

- Ну, что же, есть над чем работать, - произнес полковник Кошелев после недолгих раздумий. - Все ваши соображения принимаются, но нужно рассмотреть и другие возможные версии исчезновения капитана Котта.

- На мой взгляд, все силы необходимо бросить именно на «Шингон», - упрямо проговорил подполковник Киселев.

- Хорошо, пусть эта версия является основной, согласился полковник Кошелев. Он привык доверять своему подчиненному, убедившись не раз в его профессиональном чутье. - Я еду на доклад к генералу, что-то нужно решить на его уровне?

- Только одно, товарищ полковник, - облегченно выдохнул Виктор Киселев. Его самолюбие было удовлетворено. – Необходимо помочь мне встретиться с сотрудником ФСБ Юрием Шевцовым.

- Добро, - кивнул Николай Кошелев. - Завтра в это же время жду с докладом о проделанной за сутки работе. Будем надеяться, что наш Котт живздоров и, даст Бог, еще половит крыс!

Александр Бондаренко *** В комнате, где Тихона Котта держали в клетке, всегда было сумрачно из-за тусклого освещения и отсутствия окон. Часы у него отобрали, а потому уже через несколько суток он потерял ощущение времени. Ел, когда охранники приносили еду, спал, когда одолевала дремота. «Как древний грек», - иронизировал он сам над собой. Все остальное время умирал от скуки и вынужденного, непривычного его деятельной натуре, безделья.

Капитан открыл глаза и не увидел ничего нового.

Стол, стулья, тусклый плафон под потолком… Хотелось завыть или разбить голову о железные прутья клетки. Вместо этого Тихон Котт встал с топчана и сделал зарядку. Через какое-то время ему принесли поднос с едой, и он лениво поковырял одноразовой пластмассовой вилкой в тарелке. На этом все его дела до обеда – или ужина, а, может быть, завтрака? – закончились. Чтобы не думать уже в тысячный раз о ситуации, в которую попал, и снова мучиться ее безвыходностью, он стал вспоминать, как познакомился с женой, и мысленно перенесся в город на Волге, где когда-то заканчивал институт МВД.

Однажды, учась уже на втором курсе, Тихон Котт со своим другом Виктором Полежаевым заглянул в кафе с красивым названием «Почайна». Обычно здесь собиралось все студенчество города, поскольку кафе было расположено почти на равном удалении от учебных корпусов двух местных университетов, а на его стенах были развешены фотографии самых известных его посетителей с их автографами, что очень привлекало молодежь. И надо же было так случиться, что именно в этот день его будущая жена пришла с подругами в то же самое кафе отметить свой день рождения. Капитан хорошо помШингон нил, что сразу же обратил внимание на девушку с большими карими глазами, которые делали ее лицо удивительно красивым. Одета она была в серую, со складками, юбку чуть повыше колен и тонкий свитерок синего цвета. Сидя за своим столиком и слушая, как подруги поздравляли именинницу, Тихон Котт не мог отвести от нее глаз. Внезапно какая-то необъяснимая сила заставила его подойти к девушкам и пригласить их всех на быстрый танец. А когда заиграла медленная музыка, он протянул руку своей избраннице и, склонив голову, щелкнул каблуками.

Так в прошлом веке, Тихон видел это в кинофильме, юнкера приглашали благородных девиц на тур вальса.

Как она могла отказать?! Осторожно, словно хрустальную вазу, сжимая девушку в объятиях, Тихон Котт пожелал, чтобы всю жизнь ее преследовала только удача, и нахально добавил:

- Но для этого надо, чтобы я был с вами рядом всю эту жизнь!

Девушка засмеялась и лукаво заметила:

- Какого вы о себе высокого мнения, молодой человек!

- Какой есть, - с достоинством ответил Тихон Котт. - Но я почему-то уверен, что вы будете моей женой. И ничего в этом нет смешного!

- Может быть, для начала познакомимся, мой будущий муж? – от души хохотала девушка.

- Я слышал, что подруги называли вас Светланой, - ответил будущий капитан милиции. – Ну, а меня зовут Тихон.

- Тихон? – удивилась Светлана и даже перестала смеяться. - Надо же, какое редкое имя! Среди моих знакомых с таким никого не было.

- Вот какой я единственный и неповторимый, скромно потупился он. - У меня и фамилия очень Александр Бондаренко необычная – Котт. Так что вы никак не сможете мне отказать в просьбе проводить вас сегодня вечером из кафе домой.

- Ой, действительно, прямо подарок судьбы на мой день рождения, - снова засмеялась девушка.

- А от судьбы, как известно, не уйти, - шел напролом Тихон Котт. И, как обычно, добился своего.

Уйдя из кафе, они долго гуляли по ночному весеннему городу, болтая обо всем и ни о чем. Тихон Котт сразу почувствовал в Светлане родного и близкого человека, и он просто не мог не поцеловать девушку, прощаясь с ней под утро у подъезда ее дома. Лежа на кровати в своей тесной клетке, он до мелочей воспроизвел в памяти ту их первую встречу и даже то, что на Светлане было одето - ее элегантный красный плащ, синие, очень модные в то время, итальянские туфли. Она вся была такая миниатюрная, утонченная, и от нее исходил такой умопомрачительный аромат французских духов, что Тихон Котт запомнил его на всю жизнь.

Для него это был запах первой настоящей любви. Вот и сейчас запах сырости, которым пропахла комната, где его заточили в клетку, куда-то исчез, а вместо него ощущался аромат духов его любимой жены. Это она, Светлана, все последние дни придавала капитану силы, заставляла каждое утро делать зарядку, принимать холодный душ, чувствовать себя психологически не сломленным… Размышления Тихона Кота прервал вошедший в комнату Юрий Шевцов. По его грустной физиономии было видно, что не все у «Шингона» идет по намеченному плану.

Однако неожиданно бодрым голосом, который так не вязался с его внешним видом, офицер ФСБ заявил:

- Твою жену и дочку отыскали в Тигровом, и уже сегодня вечером они будут здесь. Так что не упрямьШингон ся, отдай нам оставшиеся видеокассеты и разойдемся по-доброму, если не хочешь, чтобы близкие тебе люди пострадали.

Несмотря на бодрый голос Юрия Шевцова, Тихон Котт уловил в нем нотки растерянности.

- Что-то у вас не клеится, господин подполковник, - ответил он, надеясь разговорить подполковника Шевцова и извлечь из него более подробную информацию, над которой можно было бы потом в одиночестве поразмыслить. - Не скажете, что?

Как обычно, вслед за Шевцовым бесшумно, словно тень, вошел Виктор Наумов. Его лицо было спокойно, но глаза выражали сосредоточенность и тревогу.

- Добрый день, капитан, - сказал он.

- Какой же он для меня добрый? – деланно изумился Тихон Котт. - Побойтесь Бога, Виктор Иванович! Я уже неделю, если не больше, нахожусь в этой клетке, без газет и телевизора. Что там, на воле, происходит, рассказали бы. Может быть, вы уже пришли к власти?

- Довольно паясничать, - резко оборвал его председатель Высшего совета «Шингона». - К власти мы придем чуть позже, «кирзовая» революция не за горами. Но сейчас мы должны сохранить «Шингон», а ты, капитан, представляешь для нас реальную угрозу. Поэтому вряд ли выйдешь отсюда живым.

Но сначала ты отдашь нам видеокассеты и тем сохранишь жизнь своей жене и дочери.

- Виктор Иванович, лучше поведайте, зачем вы убили в Нижнем Новгороде генерала милиции в отставке, - презрительно улыбнувшись угрозе, спросил Тихон Котт. - Чем вам помешал пенсионер, никак не пойму?

- Он оказался предателем нашего дела, - раздраженно ответил Виктор Наумов. - Сначала мы Александр Бондаренко предприняли все, чтобы его сняли с должности заместителя министра. А затем, по решению Высшего совета «Шингона», устранили.

- Нельзя ли подробнее, - попросил Тихон Котт. – Все-таки он был моим главным начальником, не считая министра.

- Могу и поподробнее, чтобы ты, капитан, уразумел, наконец, силу «Шингона», - ответил зло Виктор Наумов, начиная, по обыкновению, покрываться красными пятнами. - Генерал возглавлял в Москве филиал нашей организации, но когда мы стали готовить теракты в столице, он струсил и заявил, что отказывается. Видите ли, когда его двигали вверх по служебной лестнице, все было хорошо, а когда дошло до конкретной работы, то сразу в кусты! Вероятно, ему показалось, что он, с высоты его должности, стал для «Шингона» недосягаем. Как ты уже знаешь, капитан, он глубоко заблуждался. В нашей стране все решают деньги, и нужные нам кадровые перестановки мы просто покупаем. Доволен моим откровением?

- Спасибо за доверие, - задумчиво ответил Тихон Котт. – Но не слишком ли откровенно?

- Ты и сам прекрасно понимаешь - то, что я тебе рассказываю, останется здесь навсегда.

- На все воля божья, Виктор Иванович!

- Что же, посмотрим, какова его воля в отношении тебя и твоей семьи, - криво усмехнулся председатель Высшего совета «Шингона». - Поверь, ждать осталось совсем немного. А ты молодец, держишься хорошо, вот только что запоешь, когда увидишь здесь жену и ребенка? Но в одном ты прав, Господь нас рассудит!

С этими словами Виктор Наумов вышел из комнаты. За ним, как обычно, засеменил Юрий Шевцов, со спины напомнивший капитану побитого бродячего пса.

Шингон *** Ни Тихон Котт, сидящий в железной клетке, ни тем более его тюремщики никак не могли предположить, что судьба самого капитана и всей его семьи зависит уже не от Лешего, который был убит, а от любимой собаки его старого друга.

Тем временем именно Бельтан уводил лучшую ищейку «Шингона» Николая Волкова все дальше в тайгу. Вместе они были уже трое суток, без еды и без питьевой воды, если не считать снега, который пес жадно глотал, а человек растапливал на огне в жестяной кружке. Волчара из последних сил шагал на лыжах за собакой, надеясь, что та все-таки приведет его к женщине с ребенком, от которых теперь зависела и его собственная жизнь.

- Послушай, псина, ты должна привести меня к людям, - просил он слабеющим голосом. - Я тебя за это отблагодарю: будешь жить со мной в городе, в теплой квартире, есть только свежее мясо, купленное на рынке. Я найду тебе самую красивую сучку для любовных утех!

Бельтан, продолжая сохранять дистанцию, шел уверенно, ведь в тайге он был у себя дома. Придавало силы ему и то, что он выполнял последнюю волю своего хозяина. А Николай Волков уже едва передвигал ноги. Вконец обессилев, он решил передохнуть. Заметив, что человек остановился, замер и Бельтан. Руководитель сектора собственной безопасности «Шингона» дрожащими руками насобирал веток для костра и разжег огонь.

Уже сидя с кружкой горячей воды в дрожащих руках, он опять обратился к собаке, не замечая всей абсурдности своего поведения:

- Ответь мне только, мы идем в верном направлении или нет? Может, ты, пес, как Иван Сусанин, Александр Бондаренко ведешь меня на погибель?! Не молчи, когда к тебе обращаются, неразумная тварь!

Однако Бельтан прекрасно понимал, о чем говорил человек, и своими умными глазами отвечал:

- Дела твои очень плохи, отсюда ты никогда не выберешься. Это моя месть за гибель хозяина. Неужели ты думаешь, что мне нужна теплая квартира и кусок свежего мяса? Ты глубоко, чужак, ошибаешься. Дороже хозяина, которого ты убил, у меня в этой жизни нет и не было никого. Тебе этого не понять, а поэтому ждет тебя голодная и мучительная смерть, это я тебе обещаю!

Мужчина, в который уже раз, попытался подозвать Бельтана поближе к костру. Но похудевший от голода и дрожащий от холода пес оставался непреклонным.

- Нет, я не хочу здесь умирать! - закричал Волчара. - Я сам тебя убью и зажарю на костре!

С этими словами он поднялся и бросился к собаке, но силы были неравны. Бельтан спокойно отбежал от разъяренного человека и опять сел в отдалении, будто говоря глазами:

- Ничего ты со мной не сделаешь, чужак!

Обессилевший от недолгой яростной вспышки Волчара вернулся к костру, допил кипяток и начал подремывать. В голове засыпающего мужчины крутились одни и те же мысли: «Неужели конец?

Как же так получилось, что какая-то псина расправилась со мной так жестоко и хитро!» Почемуто ему вспомнилась давняя служба в армии, как он приходил на кухню к своему земляку-хлеборезу и ел только что испеченный хлеб, отрывая большие куски от горячей буханки. Он чувствовал запах, ощущал вкус этого хлеба, понимая, что нет ничего в мире вкуснее его...

Шингон Волчара открыл глаза. Костер догорел, и он начал уже замерзать. Пес сидел на прежнем месте и выжидательно наблюдал за человеком.

- Ну, чертова псина, пошли дальше, - пробормотал Волков и встал. Он надел лыжи и, собрав последние силы, пошел за Бельтаном. В мужчине еще тлела надежда, что пес, даже клички которого он не знал, приведет его к беглецам.

*** Николай Кошелев вошел в приемную генерала Лысенко. Поздоровавшись с секретаршей, женщиной средних лет, которая, судя по всему, в молодости была очень красивой и еще не забыла этого, он попросил:

- Евгения Николаевна, доложите генералу, что я прибыл!

- Проходите без доклада, Александр Павлович, ответила та, кокетливо поправив рукой прическу, возвышающуюся на ее голове подобно Останкинской телебашне. – Генерал вас ждет!

Это был добрый знак. Полковник Кошелев, раскрыв дверь, вошел в кабинет, по красной дорожке дошел до массивного письменного стола из черного дуба, за которым расположился начальник УВД области, обложенный со всех сторон телефонными аппаратами, компьютером, телевизором и прочей техникой.

- Здравия желаю, товарищ генерал, прибыл доложить о проделанной за последние трое суток работе!

- Слушаю вас, Николай Викторович, – доброжелательно проговорил генерал Лысенко, тщательно скрывая свое нетерпение.

Полковник Кошелев достал из папки приготовленные документы и положил их на стол перед генералом.

Александр Бондаренко

- Проведенные оперативно-розыскные мероприятия дали неплохой результат, - негромким голосом излагал Николай Кошелев. - Нами установлено, что перед тем, как исчезнуть, капитан Котт активно общался с некой гражданкой Керской, хозяйкой самого дорогого в городе салона модной одежды «Твой стиль». В настоящее время за нею установлено наружное наблюдение. Вчера лично мною была проведена рабочая встреча с подполковником ФСБ Юрием Шевцовым. Вел он себя явно неадекватно, нервничал, все время повторял, что понятия не имеет, куда пропал капитан Котт. Исходя из этого, товарищ генерал, прошу дать разрешение на проведение скрытого наблюдения за Шевцовым. Интуиция мне подсказывает, что он замешан в этом деле. Но очень прошу не согласовывать наши действия с руководством ФСБ!

Генерал слушал Николая Кошелева внимательно, не перебивая.

Но лицо его при этом становилось все мрачнее, и когда он заговорил, то сразу перешел на крик:

- На что вы меня толкаете, полковник? Хотите поссорить с чекистами? Да если мы ошибемся, они сотрут меня в порошок, не дадут работать, забросают кляузами Москву. Я вынужден буду уйти в отставку!

Николай Кошелев выдержал натиск генерала спокойно. Он хорошо знал, что после эмоционального взрыва Александр Лысенко, холерик по темпераменту, быстро успокаивается и принимает верное решение.

- Если бы, товарищ генерал, я не был уверен в своей правоте, то подобной просьбы не прозвучало бы, - заметил он, как только генерал замолчал. Мы отработали распечатку телефонных разговоров Шингон Наумова, и нашли два его звонка подполковнику ФСБ Шевцову, которого хозяин ресторана «Шингон» просил о срочных встречах. Распечатка со мной, могу вам показать. Это и будет основанием для взятия Шевцова в разработку.

Генерал Лысенко, уже гораздо более тихим голосом, произнес:

- А что, если это провокация?

- Не думаю, - уверенно ответил Николай Кошелев. - У нас пропал оперативный сотрудник, и мы имеем полное право на проведение специальных мероприятий, даже в отношении сотрудника ФСБ. Если помните, вчера я вам докладывал, что капитан Котт перед своим исчезновением каждый день посещал следственный изолятор, где якобы повесился Сергей Воскресенский, подозреваемый в убийстве девушки, которого задержал лично Котт. Именно Воскресенского в деле «Шингон» капитан Котт связывает с Наумовым. В этом же деле просматривается взаимосвязь хозяина ресторана «Шингон» с убийствами Шангиной и Кононенко. Я предполагаю, что Котт вышел на некую банду, и именно поэтому его похитили. Но с какой целью, еще предстоит выяснить.

Генерал Лысенко водрузил на нос очки, что делал в присутствии подчиненных крайне редко, и начал молча изучать представленные Николаем Кошелевым документы.

Через некоторое время он покаянным тоном произнес:

- Вы меня убедили, Николай Викторович, извините, что сорвался. Я даю вам разрешение на проведение всех специальных мероприятий в отношении подполковника ФСБ Юрия Шевцова. О проделанной работе докладывать мне ежедневно.

Александр Бондаренко Генерал Лысенко встал, вышел из-за стола и дружески протянул Николаю Кошелеву руку со словами:

- Удачи, полковник!

*** Юрий Шевцов, выйдя утром из дома, сразу почувствовал, что он под «колпаком». Недалеко от его двухэтажного капитального гаража стояла иномарка белого цвета, в которой сидели двое молодых ребят со скучающим видом. Когда через десять минут Юрий Шевцов, прогрев мотор, выехал с территории гаражного кооператива, машина последовала за ним. «Даже не скрываются, - нервно размышлял офицер ФСБ. – Они на «Висте» не первой свежести, значит, это «менты», только у них «наружка» ездит на таких развалюхах. Видимо, ищут своего пропавшего опера. Ну, что же, посмотрим, кто кого!»

Подполковник Шевцов сразу поехал в управление ФСБ, где за последнее время скопилось много бумажной работы, и вышел из здания только после обеда. На всякий случай решил провериться и пошел пешком. За ним, озираясь по сторонам, будто что-то искала и никак не могла найти, шла молодая женщина, одетая в поношенную коричневую дубленку. «Да, это менты, - окончательно убедился Юрий Шевцов. – Нищета!» По пути он зашел в небольшой продовольственный магазинчик, купил пачку сигарет и бутылку минеральной воды. Замеченная им на улице некрасивая женщина в дубленке встала в очередь к кассе за его спиной. Когда Юрий Шевцов обернулся и посмотрел ей прямо в глаза, она равнодушно отвернулась. «Нет, дорогая, ты пришла не за покупками, а по мою душу», - зло подумал офицер ФСБ. С тревожными мыслями он Шингон вернулся в управление, где, расположившись в своем служебном кабинете с окнами на оживленную магистраль, напряженно поразмыслил, невидяще наблюдая за тем, как неистово сигналят застрявшие в пробке водители, будто спешат на пожар или собственные похороны, и принял для себя непростое решение. Вопреки всем приказам и инструкциям, подполковник Шевцов не стал докладывать своему руководству о том, что за ним установлено неизвестно кем наблюдение. Зато он позвонил председателю Высшего совета «Шингон» и, воспользовавшись условным кодом, сообщил ему, что находится под «колпаком».

- Виктор Иванович, необходимо срочно встретиться! – сказал он тоном, не допускающим возражений, в завершение разговора.

Когда Юрий Швецов вернулся после работы домой, из своего почтового ящика он достал платежную квитанцию, где значилось, что у него задолженность по квартплате в одну тысячу шестьсот рублей пятнадцать копеек. Это означало, что Виктор Наумов ждет его у себя шестнадцатого числа этого месяца в три часа дня.

На следующий день подполковник Шевцов сразу после обеда вышел из управления ФСБ через черный ход и, никем не замеченный, спокойно ушел от преследователей. В назначенное время он был в резиденции «Шингона», где его уже ждал Виктор Наумов.

- Виктор Иванович, за мной уже два дня ходит «наружка», - взволнованно заговорил Юрий Шевцов. - Предполагаю, это менты, ищут пропавшего капитана. Нам нужно срочно что-то предпринять!

- Ну, во-первых, здравствуй, а во-вторых, успокойся, - не теряя присутствия духа, ответил Виктор Наумов. - Сейчас все обсудим и примем нужное решение.

Александр Бондаренко Юрий Шевцов дрожащими руками достал из кармана платок и вытер свое вспотевшее от быстрой ходьбы, а может быть, и волнения лицо.

- Думаю, на меня вышли через тебя, вероятно, контролировали твой телефон и засекли наши разговоры, - с упреком взглянул он на Виктора Наумова. - Со мною встречался начальник управления по борьбе с организованной преступностью полковник Кошелев, пытался прояснить мою заинтересованность в деле «Шингон». Спрашивал, знаком ли я с тобой.

- И ты, конечно, сказал, что нет? – со скрытым презрением в голосе спросил Виктор Наумов.

- Разумеется, - наивно заверил его Юрий Шевцов. - Еще Кошелев интересовался «Ба-Гуа». Меня это все очень беспокоит!

- Действительно, ситуация непростая, - согласился Виктор Наумов. - Что-то на «Шингон» за последнее время навалилось столько, что не успеваем разгребать. Сегодня стало известно, что вся группа во главе с Николаем Волковым, посланная на розыск семьи капитана Кота, бесследно пропала.

- Что значит бесследно? – изумился Юрий Шевцов.

- Три дня никто не выходит на связь, - пояснил Наумов. – А время уходит. Нам до сих пор неизвестно, сколько копий с видеокассеты сделал капитан Котт, и то, где эти копии хранятся. Как мне осточертел этот мент! Считаю, что уже пора перевести его в камеру пыток.

- Но мы же ему обещали не применять пыток!

- Мало ли что мы обещали, - оскалил зубы в злой улыбке председатель Высшего совета «Шингон». У нас, Юрий Иванович, не остается выбора. Я уже пригласил на завтра специалиста. Нужно думать о спасении организации, а не о милосердии. Поверь, сейчас для меня убийство генпрокурора кажется пуШингон стяком по сравнению с той угрозой, которую представляет этот капитан Котт со своими видеокассетами.

Подполковник Шевцов тяжело вздохнул, но спорить не стал.

- А что будет со мной? – робко спросил он.

- В отношении тебя все уладим через наших друзей в МВД, - заверил его Виктор Наумов. - Сегодня же свяжусь с Москвой, попрошу, чтобы местные менты оставили тебя в покое. А сейчас пойдем, проведаем нашего героя. Поверь мне, завтра у него будет тяжкий день!

*** Тихон Котт открыл глаза, услышав, как заскрипела отворяющаяся дверь. Вместо верзилы охранника с тарелками на крошечном в его ручищах подносе в комнату вошли Виктор Наумов и Юрий Шевцов. Час для их визита был неурочный, и капитан ощутил некоторое беспокойство. Что тюремщики скажут ему на этот раз? Все, что угодно, кроме того, что «Шингон»

отыскал, наконец, его жену и дочь. Это будет означать смертный приговор для самого Тихона Котта.

- Зашли, капитан, справиться о твоем самочувствии, - приторно улыбаясь, проговорил Виктор Наумов. - К нашему великому сожалению, твоих близких еще не нашли.

Тихон Котт облегченно вздохнул. Он думал, что все остальное, что он услышит от председателя Высшего совета «Шингон», будет не так уж важно.

К сожалению уже для него самого, он ошибался.

И почти сразу же в этом убедился.

- Но время уходит, поэтому мы просто вынуждены применить к тебе радикальные методы воздействия, - приторная улыбка на красном лице Виктора Наумова сменилась неприкрытой злобой. Александр Бондаренко По-хорошему ты не понимаешь, а ставить под удар «Шингон» мы не имеем права. Но, на всякий случай, чтобы моя совесть была спокойна, предлагаю тебе в последний раз - отдай видеокассеты, и ты свободен.

Тихон Котт невозмутимо ответил:

- Как только я отдам видеокассеты, жить мне не больше пяти минут. Поэтому вынужден отказать вашей просьбе, Виктор Иванович!

- Не дури, капитан, ты даже не представляешь, что тебя ждет завтра, - Виктор Наумов перестал себя сдерживать, и вся его звериная сущность проступила на его лице, обезображенном гневом. – Комнату, где пытают врагов «Шингона», мы ласково называем «комната смеха». Там люди сходят с ума за дватри дня. Еще ни один человек, попавший в нее, не вышел оттуда в здравом рассудке. Подумай! У тебя есть время до завтрашнего утра.

Виктор Наумов, не скрывая своего раздражения, пошел к выходу. Не проронивший на этот раз ни слова Юрий Шевцов поспешил за ним, пряча свои глаза от укоризненного взгляда капитана Котта.

Как только за ними с громким стуком захлопнулась входная дверь, Тихон Котт от мысли, что завтра его начнут пытать, непроизвольно зарыдал. За дни, проведенные в клетке, в полумраке, без движения он эмоционально ослабел. Но всплеск эмоций длился не больше двух-трех минут. После чего Тихон Котт собрал все свои внутренние силы и приказал себе успокоиться, мысленно повторяя: «Все будет хорошо, все будет просто отлично!»

Затем он в мыслях обратился к Богу, моля его о спасении.

- Господи, если ты есть, спаси меня, не оставь без милости своей, - шептал Тихон Котт, неумело креШингон стясь. Он видел и слышал когда-то, как молился его дед, Евграф Тихонович Котт, и теперь память подсказала ему, внуку глубоко и искренне верующего человека, как и что нужно делать и говорить. - В этой беде надеюсь только на Тебя. Господи, творца, создавшего меня! Моя любовь к Тебе - это смысл моей жизни. И все, что уже произошло и еще произойдет со мной, я принимаю, как данное Тобой. И моя душа принимает это с любовью.

Господи! Дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день.

Дай мне всецело предаться воле Твоей святой.

На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы известия ни получал я в течение дня, научи принять их со спокойной душой и твердым убеждением, что на все воля Твоя.

Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобой.

Господи! Дай мне силу перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня. Руководи моей волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть прощать и любить.

Отец небесный, я признаюсь, что грешен, и прошу простить меня. Я искренне сожалею о моих грехах и смиренно прошу простить меня и очистить. Я отдаю свою жизнь Тебе, я верю Тебе, и принимаю от Тебя в дар вечную жизнь. Я молюсь во имя Твое. Аминь!

Тихон Котт, находясь в состоянии сильного душевного потрясения, даже припомнил единственную молитву, которой научил его когда-то дед, утверждая, что в ней высказано самое главное, что человек может сказать Богу.

И сейчас Тихон Котт, Александр Бондаренко часто крестясь, повторил, спустя десятилетия, вслед за дедом:

- Отче наше, сущий на Небесах, Да святится имя Твое, Да придет царствие Твое, Да будет воля Твоя, Яко на небесах, Так и на земле.

Хлеб наш насущный Дай нам на сей день И прости нам долги наши Яко же мы прощаем должникам нашим.

Но не введи нас во искушение, Но избавь нас от лукавого.

Это Твое есть царствие, Сила и слава во веки веков.

Аминь!

Тихон Котт мысленно повторял простые слова молитвы «Отче наш», пока не заснул беспокойным сном. Перед этим он услышал уже знакомый ему шипящий звук и почувствовал легкий запах газа, похожего на эфир.

*** Шли седьмые сутки, как Николай Волков шел по тайге за Бельтаном. Без еды, без оружия, если не считать бесполезный без патронов пистолет Макарова, без каких-либо ориентиров. Он просто шел за собакой, все еще питая надежду выйти к людям. Волчара никак не мог предвидеть, что пес так страшно отомстит ему за гибель своего хозяина. Завел его в глушь, за многие сотни километров от ближайшего жилья!

Человек шел из последних сил, часто падая, но снова поднимаясь. Да и Бельтан так исхудал, что бока его ввалились, и он как никогда стал похож на волка.

Шингон Окоченев на морозе до полного бесчувствия рук и ног, Николай Волков остановился, чтобы разжечь костер и обогреться. Но обмороженные пальцы его не слушались. Они, став как будто чужими, уже не могли держать даже спички. Только огромным усилием воли мужчина сумел чиркнуть спичкой о коробок и поднести вспыхнувший огонек к сухой ветке. И вскоре костер уже жарко потрескивал, продлевая человеку жизнь.

Бельтан лежал в нескольких метрах от костра и невозмутимо наблюдал за мучениями человека, который убил его хозяина. Поймав его взгляд, Николай

Волков ослабевшим голосом едва слышно произнес:

- Что, псина, решил погубить меня? Но ты и сам сдохнешь от голода! Ты посмотри на себя, ведь остались только шерсть да кости, а все ведешь меня куда-то, от людей подальше. Мне не нужны уже те женщины, прошу лишь об одном - выведи меня к людям!

Бельтан глазами отвечал ему: «Нет, ты навсегда останешься в этой тайге, а твое тело разорвут волки.

Отдаю тебе должное, борешься ты до конца, у тебя сильный характер. Но в тайге я сильнее и умнее тебя, человек!»

Николай Волков решил пойти на хитрость.

- Ты самоотверженная собака, преданная своему хозяину, про таких пишут книги, снимают кино, и даже ставят им памятники, - ласково заговорил мужчина, льстя псу, которого он уже давно наделил поистине человеческим разумом. - Но со мной ты поступаешь несправедливо, как-то не по-собачьи.

Ты же друг человека, а значит, и мой друг. Я умоляю, спаси меня!

Бельтан не различал слов, которые хрипло шептал Николай Волков, думая, что говорит в полный голос, но прекрасно понимал, о чем просит чужак.

Александр Бондаренко Умный взгляд его говорил: «Со своим хозяином я прожил семь лет, я любил его, и он любил меня. Мы вместе ходили на охоту и рыбалку, долгими зимними вечерами смотрели телевизор. Поэтому я не предам его память, а ты останешься здесь навсегда».

- Не губи меня, прошу, - простонал Николай Волков. – Я тебе не говорил, но у меня есть дети. Алешке четырнадцать, а Оксане двенадцать лет. Как они будут без меня жить? Жена одна не сможет их поднять.

«Об этом надо было думать раньше, когда ты убивал моего хозяина, а сейчас уже поздно», - ответил Бельтан и отвернул свою лохматую голову, чтобы не видеть жалкого взгляда человека.

Николай Волков попытался вскипятить воды, зачерпнув кружкой снега. Но ничего не получалось, руки окончательно отказались его слушаться. Жизненные силы покинули мужчину. Он задремал, и увидел тот же самый сон из своей армейской жизни - как он берет горячую буханку хлеба и, ломая на куски, ест, от одного запаха этого хлеба ощущая невыразимое блаженство. И с чувством необъяснимого и прежде неведомого ему счастья Николай Волков полетел по какой-то черной трубе к мерцающему вдали свету. Но, видимо, еще не пришел его смертный час, и он усилием воли сумел прервать свой полет.

Николай Волков открыл глаза и увидел, что костер догорел, но собаки нигде не было. И он понял, что пес, сделав свое дело, покинул его, не оставив ни одного шанса на выживание.

Впадая в бессознательное состояние, мужчина, в который уже раз за последние дни, с ненавистью произнес:

- Иван Сусанин хренов! - И добавил, обращаясь к Богу: –Прости мне мои грехи… Шингон Не договорив, он опять впал в состояние блаженства. Неожиданно увидел своих родителей, давно уже умерших. Они манили его за собой и говорили:

- Не бойся, сынок, здесь не так плохо, и каждый находит покой и уют. Жизнь на земле - это кара господня, ад. А в царствии небесном благодать и вечный покой!

Николай Волков еще пытался сопротивляться неизбежному. В последний раз он открыл глаза, взглянул на белый снег, тлеющие угли костра, темные ели, и уже навсегда закрыл их, уходя навстречу вечности, откуда не возвращаются.

*** Бельтан, сильно исхудавший, со впалыми боками, опущенным хвостом двигался по направлению к зимовью, где его хозяина ждали беглянки. Но Леший был мертв, и теперь женщины нуждались в помощи Бельтана, а ему нужны были люди. Собаке предстояло пройти четыреста с лишним километров, чтобы дойти до зимовья, а он уже несколько суток питался лишь снегом.

Светлана Котт с Аленкой за эти дни, что провели одни, освоились в зимовье. Они сами топили печь, благо, что дров заготовлено было много, поленница возвышалась за домом. Еды хватало. Были тушенка, сгущенное молоко, крупы, чай, консервы. Оставалось лишь запастись терпением и ждать. И они ждали, надеясь на Бога и добрых людей, которых в этой жизни предостаточно.

Спать беглянки ложились рано и просыпались чуть свет, Светлана Котт затапливала остывшую за ночь печь, готовила завтрак. Затем, прибравшись в избе, женщины, большая и маленькая, усаживались рядышком, и мать рассказывала дочке истории Александр Бондаренко из жизни писателей, художников, известных актеров, которые помнила сама. Перед полуднем они прогуливались вокруг избы, и, нагуляв аппетит, обедали.

До вечера снова разговаривали и гуляли, а поужинав, укладывались спать. Такой размеренный распорядок дня позволял им забыться, особенно Аленке, городской жительнице, впервые в своей жизни оказавшейся в тайге. Но совсем не думать о грозящих им неприятностях у Светланы Котт не получалось. Беспокоилась она и о Тихоне. Если уж с ними такое происходит, что тогда творится с мужем в городе?

После того, как миновали третьи сутки, а Владимира Петренко все не было, Светлана Котт поняла, что с «хозяином тайги», как она называла про себя друга Тихона, случилась беда. Будь он жив-здоров, давно бы уже вернулся. Оставалось надеяться только на себя.

Но что может сделать она, слабая городская женщина, в тайге? Ничего. Только ждать. Рано или поздно ктонибудь спасет их. Она здраво рассуждала, что для того зимовье и построили в тайге, чтобы человек мог в нем отогреться и отдохнуть, а затем шел дальше по тайге.

*** И на седьмые сутки они дождались. Человек с бегающими глазками, которые он никогда не поднимал на собеседника, появился после обеда, ближе к вечеру. Это был мужчина среднего роста, с маленьким узким лбом, а его точно приплюснутый короткий нос казался утиным клювом. Когда он снял шапку, то стали видны его грязные рыжие волосы, напоминающие копну сена, которую разметал ветер. Даже из его ушей торчали рыжие волоскищеточки. Сколько ему лет, определить было сложно. Может быть, тридцать, а, воможно, и все шестьдесят. В общем, человек без возраста.

Шингон Женщины сидели у окна и грустили, когда внезапно распахнулась дверь, и через порог шагнул то ли зверь, то ли человек, сразу и не разберешь под шубой, вывернутой мехом наружу.

- Здравствуйте, люди добрые, - первым поздоровался мужчина, снимая с головы ушастую шапку. Окинул их цепким взглядом и, увидев, что напугал своим неожиданным появлением и диким внешним видом, успокоил: – Вижу, что не местные. Савелий я, Крюков, охотой здесь промышляю. Да меня всякий знает!

- Какое счастье, - только и нашла в себе силы произнести Светлана Котт, и заплакала, не сумев сдержать невольные слезы. Аленка, прижавшись к ней, хранила непривычное молчание, дрожа всем своим худеньким тельцем. – Дочка, мы спасены!

Савелий Крюков искоса глянул на них, затем огляделся кругом и, не заметив присутствия мужчины, повеселел.

- И как в такую глухомань занесло женщину с ребенком? – спросил он, проходя в дом и оставляя за собой следы из грязного талого снега. Бросил ружье и рюкзак на стол, а сам присел на стул, пододвинув его ногой. И, не забыв по свой вопрос, вопрошающе взглянул на беглянок.

Едва Светлана Котт справилась со своими эмоциями и начала трезво мыслить, как интуитивно почувствовала в охотнике человека недоброго. Но все еще была ему рада, надеясь на долгожданную помощь.

- От чая не откажетесь? – спросила она, лишь бы не отвечать охотнику правду. А почему, и сама не знала.

- Не откажусь, - охотно ответил тот. – У нас так говорят: чай не пил – какая сила? А чай попил – совсем ослаб!

Савелий Крюков, или просто Крюк, как звали его в поселке Тигровый, слыл дурным мужиком. Был Александр Бондаренко он приезжий. Поговаривали даже, что отсидел Крюк когда-то немалый срок за убийство жены. А сейчас жил тем, что занимался браконьерством и оказывал разные услуги состоятельным горожанам. Именно Савелий Крюков навел бандитов на дом лесника, где после приезда в поселок остановились беглянки, а затем показал на карте местонахождение зимовья.

За это ему неплохо заплатили. Когда люди Волкова не вернулись из тайги, он решил сам узнать, что случилось. Сначала Крюк обнаружил трупы чужаков и лесничего. Пошел по следам дальше - и был вознагражден за свое упорство, наткнувшись на женщину и девочку. Он был уверен, что сможет получить за них большие деньги. Вот только от кого, пока не знал.

Поэтому попытался выяснить, кто же им угрожает.

Шумно прихлебывая заваренный Светланой Котт горячий чай, в который он не пожалел чужого сахара, Савелий Крюков, после четвертого или пятого стакана, притворно улыбаясь, снова настойчиво спросил:

- Дочка, ты все-таки скажи, от кого вы тут прячетесь? Мне тогда будет проще вам помочь.

Успокоенная было Светлана Котт, уловив неискренность в его голосе, опять насторожилась.

- Спасибо за заботу, - ответила она сухо. - Но у меня единственная просьба - доставьте нас в поселок, а там видно будет.

Но Савелий Крюков не унимался:

- Пойми, дорогуша, я должен все знать. Кругом тайга, а в ней медведь хозяин!

- Какая я вам дорогуша? - не понравилось обращение женщине. - Зовите меня Светланой, а дочь мою - Аленой. И не пугайте нас!

- Тогда меня Савелием кличь, - не обиделся на ее резкий тон Крюк. - Но послушай меня внимательШингон но. Вас ищут какие-то люди из города, они были в поселке, всех расспрашивали. Их джипы стоят во дворе дома лесничего, не ровен час, нагрянут и сюда. А я помогу вам надежно спрятаться, после доведу, куда скажете.

- Савелий, давайте спать, ночь на дворе, - устало произнесла Светлана Котт. – Известно, утро вечера мудренее, завтра будем решать, что делать.

Светлана с Аленкой легли на топчан, сбитый из досок. Савелий долго возился в другом углу, где стоял еще один топчан, затем задул керосиновую лампу и лег. Но не спал, думал: «Надо быть поосторожнее с этой бабой, не так уж она проста. Пугать ее бесполезно, а вот вывести из душевного равновесия можно. Тогда она будет делать все, что я скажу!»

Не смыкала глаз и Светлана Котт, бережно обнимая заснувшую дочку. Ей очень не нравился Савелий, его маленькие бесцветные и постоянно бегающие глазки, дурно пахнущие, липкие даже на взгляд, волосы.

«Такой приснится, жутко станет, а он здесь спит и сопит всего в трех шагах. Бр-р!» – поежилась женщина.

Недолгим сном она забылась только под утро.

А когда проснулась, то обнаружила, что Савелия Крюкова в доме нет. Остался только его неприятный запах давно не мытого тела и прелой овчины.

И, как это ни странно, после легкого приступа тревоги Светлана Котт испытала даже некоторое облегчение. Она встала, как обычно, затопила печь и приготовила для себя и дочки завтрак.

Савелий Крюков появился, когда они с Аленкой сели за стол, и снова напугал их. Охотник бросил у порога мертвую косулю и осклабился, обнажив свои редкие гнилые зубы.

- Сходил на охоту, - сказал он. – Что-то мяска захотелось после вашего пустого чая!

Александр Бондаренко Стараясь не смотреть на мертвое животное, на шкуре которого запеклась кровь и теперь, оттаивая в тепле, тонкой струйкой стекала на дощатый пол, Светлана Котт поблагодарила охотника и неохотно пригласила его позавтракать. Савелий Крюков уселся за стол, даже не помыв руки, испачканные в крови косули. Он чувствовал себя хозяином в избе и вел соответственно.

Ел Крюк, жадно глотая куски, почти не прожевывая, при этом сопел, хрюкал и оглушительно чавкал. Аленка удивленно смотрела на него. Такого в своей прежней городской жизни она не видела.

Светлана Котт долго сдерживалась, потом все-таки не вытерпела и заметила:

- Вы бы, Савелий, хоть руки помыли! – И, понизив голос, словно разговаривала сама с собой, добавила:

- Да и рот надо закрывать, когда ешь.

- Вот и жена мне так всегда говорила, - недовольно глянул на нее Савелий Крюков. - Пока вместе жили, вечно ворчала, что не так ем. А я ем, как могу, по-другому не умею. Так что принимайте таким, какой есть!

Стали пить чай, и Савелий Крюков опять так сопел и кряхтел, что Светлана с дочкой не выдержали, допивали свой чай, отсев от стола на топчан. А Савелий, выпив, по обыкновению, кружек пять или шесть, и забыв поблагодарить хозяек, вышел на улицу, прихватив с собой тушу косули.

От того места, где она лежала, до порога протянулась кроваво-грязная полоса. Охотник разрубил животное на куски, которые разбросал недалеко от зимовья, рассчитывая, что на запах свежего мяса обязательно придут тигр либо рысь. Крюк хорошо знал повадки этих зверей. Мысленно он уже прикидывал, сколько тысяч долларов сможет получить Шингон за беглянок. «Хорошо бы пять, а еще лучше десять», загадывал охотник. Когда он получит эти деньги, то заживет по-царски. Купит обязательно «Ниву», чтобы на этом русском джипе по тайге ездить, а не ходить пешком.

Закончив раскидывать мясо, Савелий Крюков вернулся в избу.

- Будьте осторожны, не уходите далеко от дома, рядом ходит тигр, - предупредил он женщин и завалился на топчан, не отвечая на их вопросы. Почти сразу же захрапел, иногда всхлипывая, словно жаловался во сне кому-то на свою жизнь.

Светлана Котт, сидя с дочкой на топчане, с тоской думала: «Послал же Господь такого гостя! Но в нашей ситуации лучше этот, чем никто». За крохотным окном зимовья не было видно ничего, кроме зловеще обступившей дом непроходимой тайги.

*** Бельтан шел к зимовью уже вторые сутки. Он был помесью собаки с волком и находил дорогу безошибочно. От своей матери он унаследовал заостренную вытянутую морду, стоявшие торчком короткие уши и длинный пушистый хвост. От волков же ему достались острое зрение и обоняние.

Приказ Лешего спасти женщин стал смыслом его жизни. Когда Бельтан чувствовал нестерпимый голод и жажду, он глотал снег и ловил мышейполевок, выгоняя их лаем из норок на поверхность.

Когда уставал, то находил небольшую ложбинку, где сворачивался калачиком и сразу засыпал. Его по-волчьи толстая шкура позволяла ему спать на снегу в самые сильные морозы, не замерзая. А хвост при этом согревал нос и кожаные подушечки лап, которые более всего подвержены холоду.

Александр Бондаренко Во время одного из таких коротких привалов ему вдруг вспомнилось, как однажды его хозяин, который тогда еще был жив, встречал своих хороших друзей, приехавших из города. Вместе с ними была пуделиха по имени Джесси, очень ухоженная, модно подстриженная и с маленьким кокетливым бантиком на одном ушке. Бельтан был сражен наповал. Таких красавиц он не встречал в своей деревне. Они весь день бегали по двору, заглядывая в самые укромные его уголки, и он учил Джесси, как перепрыгивать препятствия. Пуделиха вовсю кокетничала с ним, даже позволила лизнуть себя в мордочку и понюхать под хвостиком. Это была любовь! Когда гости собрались уезжать, Бельтан забился под стол, давая понять, что без Джесси ему будет очень грустно. После их отъезда он не притрагивался к еде два дня, и только когда хозяин пообещал, что Джесси еще приедет, прекратил голодовку. Но каждый день он взглядом спрашивал Лешего, когда же вернется Джесси.

- Потерпи, скоро ты опять увидишь свою красавицу, - улыбаясь, отвечал тот. – Свою Джесси!

После этих слов Бельтан начинал прыгать и весело лаять, словно неразумный щенок, и тереться лобастой головой о ноги хозяина. И Джесси действительно приехала, было это уже зимой.

Бельтан задремал и вдруг увидел Джесси. Ухоженная белая шерсть сливалась со снегом, ее выдавали только коричневые глаза и черный нос, а также красный бантик на ушке. Она ласково смотрела на Бельтана, призывно махая хвостом… Но вдруг ее взгляд изменился, стал тяжелым и угрожающим. Интуитивно почувствовав опасность, Бельтан открыл глаза. Остатки сна, словно утренний туман под лучами солнца, мгновенно развеялись, когда он увидел стоявшего неподалеку волка.

Шингон

- Ты кто и что делаешь на моей территории? – казалось, спрашивал его взгляд.

Бельтан поднялся, отряхнулся от снега и ответил:

- Я твой дальний сородич, и тебе не враг и не соперник, разойдемся с миром!

Вожак стаи повернулся к остальным волкам, сгрудившимся чуть поодаль, и спросил:

- Ну, что скажете?

Один из молодых злобно зарычал:

- Мы давно не ели, сожрем чужака!

«Метит на мое место», - подумал вожак и так зло рыкнул, что молодой волк поджал хвост и отбежал подальше.

- Запомните, окончательные решения принимаю я, и только я, - коротко пролаял вожак. – И я решил: пусть чужак уходит!

Бельтан не стал дожидаться, не захочет ли ктолибо из молодых голодных волков оспорить решение старого вожака стаи, и трусцой побежал прочь.

Бежал он, сохраняя достоинство, и сожалел только о том, что ему не дали досмотреть такой чудный сон, где он, будто наяву, вновь встретился с Джесси, а его хозяин был живой.

*** Напряжение между людьми в зимовье нарастало с каждым днем. Савелий Крюков добился своего, к зимовью стала приходить рысь, которая сначала сожрала разбросанные куски мяса, а теперь кружила вокруг.

- Вы здесь больше недели уже, - надоедал Крюк Светлане Котт. – Или собираетесь сидеть в зимовье вечно? Нужно ведь и в бане помыться!

Светлана Котт и опасалась возвращаться в поселок, откуда их спешно увез Леший, и не видела Александр Бондаренко другого выхода. Но очень уж не нравился ей Савелий Крюков со своей вечной кривой ухмылкой на лице. Даже Аленка, обычно общительная и приветливая с другими людьми, смотрела на него с плохо скрываемой неприязнью. Он был злой, и ребенок это чувствовал.

Вдруг кто-то поскребся в дверь.

- Ой, мама, - испуганно прошептала Аленка, рысь пришла к ужину!

Савелий Крюков взял карабин, подошел к двери и, чуть приоткрыв ее, выглянул наружу. Между его ног, как тень, проскользнул Бельтан.

Женщины в один голос радостно закричали:

- Бельтанчик, милый, ты пришел, ты жив! Мы так по тебе скучали!

Обессилевший, исхудавший Бельтан вяло стучал о дощатый пол все еще пушистым хвостом и словно говорил своими умными глазами: «Я дошел, я победил, я с вами. Пока я здесь, никто вас не обидит». Аленка гладила его по спине и пыталась поцеловать в лохматую морду. Светлана Котт быстро приготовила для собаки горячую мясную похлебку, налила полную чашку и поставила перед его носом.

- Поешь, милый, любимый наш пес, - приговаривала она. - Как ты исхудал!

Бельтан был истощен многодневной голодовкой, но не набросился на еду, понимая, что это может быть опасно. На дрожащих ногах он подошел к миске и стал медленно хлебать, время от времени делая перерывы. Когда поел, несколько раз облизнулся и с благодарностью посмотрел на Светлану Котт. Затем оглянулся и бросил внимательный тяжелый взгляд на Савелия Крюкова, которого давно уже знал и не любил. Когда тот подошел к собаке со Шингон Александр Бондаренко словами: «Бельтан, где ты был?» и протянул руку, чтобы потрепать его по голове, желая произвести на женщин хорошее впечатление, Бельтан угрожающе зарычал, давая понять, что не намерен принимать от него ласку. Охотник отскочил от Бельтана, зло буркнув: «Чертова псина!»

Савелий Крюков отошел прочь, улегся на свой топчан и начал вспоминать свою первую встречу с Бельтаном. Это было пять лет назад. Он сопровождал приехавших из города браконьеров, пожелавших поохотиться в тайге на медведя.

Охота была удачной, но когда приступили к разделке медвежьей туши, их застал лесничий. Савелий направил было на него ружье, но Бельтан в прыжке сбил его с ног, и если бы хозяин не оттащил собаку, ему бы не сдобровать. «От пса надо избавляться, - решил Савелий Крюков, - иначе проблем не оберешься».

- А я знаю, Бельтан пришел к нам, чтобы помочь, - шептала Аленка маме на ухо, чтобы не услышал злой дядька. - Я его люблю!

- Ты права, Бельтан вернулся именно для этого, и мы будем его слушаться, он очень умный, улыбнувшись впервые за последние дни, отвечала Светлана Котт. – Ты обратила внимание, как он зарычал на Савелия, когда тот попытался подойти к нам?

- Конечно, мамочка, я все видела, - засмеялась девочка. - Теперь я точно знаю, что дядя плохой.

Как хорошо, что наш Бельтанчик снова с нами!

За этими разговорами они незаметно для себя заснули, и в эту ночь спали спокойно, зная, что их охраняет Бельтан.

Весь следующий день Светлана Котт и Аленка откармливали еле живого, в чем душа только Шингон держалась, Бельтана мясным бульоном и крошечными кусочками мяса. Собака в перерывах между едой лежала, прикрыв глаза, набиралась сил. Только к вечеру Бельтан на еще дрожащих ногах вышел ненадолго за дверь, но тут же вернулся и улегся возле ног Светланы Котт. Куда-то несколько раз уходил и Савелий Крюков, он явно что-то замышлял, но что, женщина не могла понять.

Уже вечером, шумно прихлебывая чай, Савелий заговорил:

- Больше оттягивать нельзя, надо возвращаться в поселок.

- Пока Бельтан не окрепнет, мы никуда не пойдем, - твердо ответила Светлана Котт и нежно посмотрела на лежащую рядом с ней собаку.

Савелия Крюкова даже передернуло от злости.

- Тогда я завтра иду один, а вы оставайтесь, - бросил он хмуро.

- А мы и не против, - улыбнулась Светлана Котт. – Теперь, когда есть Бельтан, нам ничего не страшно. Дойдем и сами!

- Воля ваша, перечить не буду, - пробурчал Савелий Крюков. - Но подумала бы головой - я все-таки человек, а Бельтан собака, неизвестно, куда он вас заведет.

- Мы с дочкой уже приняли решение, - произнесла Светлана Котт. - Остаемся с Бельтаном!

Женщина подошла к собаке и погладила ее по голове, приговаривая:

- Не беспокойся, мы тебя поставим на ноги. Когда поправишься, тогда и будем решать, что делать дальше.

Бельтан ответил ей признательным взглядом:

«Я очень благодарен вам за заботу. И обязательно выведу вас отсюда, когда окрепну».

Александр Бондаренко *** Наутро, едва рассвело, Савелий Крюков покинул зимовье, даже не попрощавшись. Уже на следующий день Бельтан поднялся на ноги и даже повилял хвостом, давая понять, что чувствует себя вполне удовлетворительно. Видя это, Светлана Котт вечером стала собираться в дорогу, но обнаружила, что пропали лыжи. Она поняла, что это дело рук Савелия Крюкова.

- Вот сволочь, - со слезами в голосе проговорила женщина. - Мало того, что бросил нас, так еще и единственные лыжи унес!

Ей было невыносимо жалко себя, дочь и Бельтана. Без лыж им до поселка не добраться. Но и дожидаться возвращения Савелия Крюкова тоже было нельзя, ведь придет он, конечно, не один. Светлана Котт была в растерянности.

Бельтан слушал всхлипывания женщины, сидя с опущенной мордой. Когда плач затих, он подошел к Светлане Котт и своим горячим мягким языком облизал ее руки, тем самым выказывая любовь и преданность. Затем выскользнул за дверь.

- И ты, Бельтан, покинул нас, - проговорила Светлана Котт жалобно.

- Он вернется, - вдруг услышала женщина голос дочери за спиной. Обернулась и увидела, что Аленка проснулась и сидела, болтая ногами, на краю топчана. – Вот увидишь, мама!

Бельтан вернулся только через час, очень радостный, и лаем потребовал, чтобы Светлана Котт шла за ним. Она вышла за дверь. Бельтан, оглядываясь на нее, побежал в тайгу. Он явно звал за собой женщину. Ей ничего другого не оставалось, как послушаться его. По глубокому снегу они шли минут двадцать, Светлана Котт уже начала уставать, когШингон да увидела в распадке присыпанные снегом лыжи, которые спрятал, уходя, Савелий Крюков.

- Ура, теперь мы спасены! – радостно вскрикнула женщина. - Какой же ты замечательный пес, Бельтан. Ты настоящий друг!

Бельтан встал на задние лапы, положил передние на плечи Светланы Котт и лизнул ее в нос теплым языком. Он понимал, что заслужил это право.

Вышли они рано утром на следующий день.

Первым Бельтан, затем Аленка и замыкала небольшую колонну Светлана Котт. Шли медленно, поскольку Аленка не умела ходить на лыжах, да и были те для девочки большими. Но, как весело сказала ее мама, привязывая лыжи к валенкам, лучше такие, чем никаких. Светлана Котт в дорогу взяла продуктов на четыре дня, спальный мешок и три сигнальные ракеты на тот случай, если они заблудятся. Но она верила, что Бельтан выведет их людям, поэтому решилась на это рискованное путешествие.

И сейчас, идя за собакой, думала:

«Какой подлый человек этот Савелий, и надо же, каким преданным и надежным другом оказался пес Бельтан!»

Каждые два часа они делали привал и, отдохнув, шли дальше.

Аленка не хныкала, только иногда говорила:

- Мамочка, мне очень тяжело, я устала!

Светлана Котт успокаивала дочку, как могла.

- Потерпи, девочка моя, - говорила она нежно. Скоро придем в поселок и отдохнем.

У самой женщины слезы стояли в глазах, а в голове роились злые мысли: «Это из-за твоего папы, деточка, мы попали сюда! Он вляпался в какую-то историю, а ты должна теперь выносить эти страдаАлександр Бондаренко ния».

Ей хотелось разорвать Тихона Котта на мелкие кусочки, и она повторяла про себя:

- Жалкий мент, бездушный муж и плохой отец!

Это из-за тебя мы бредем по глухой тайге, и неизвестно, чем все закончится. Я ведь не железная, даже не деревянная, могу и не выдержать. И чем ребенок-то виноват?!

Она бы многое сейчас дала за то, чтобы узнать, где сейчас находится Тихон Котт, и почему он не спешит им на помощь. Это было так на него не похоже!

*** Первое, что Тихон Котт увидел, открыв глаза, была огромная, до трех-четырех метров в диаметре, символика «Шингона». Ярко-красная на ослепительно белой стене.

Капитан осмотрелся. Комната, в которую его перенесли, пока он находился без сознания, в отличие от прежней, освещалась мощными галогеновыми лампами, уничтожающими даже подобие тени.

Сам он был полностью обнажен и прочно привязан к жесткому креслу, установленному в самом центре помещения. Пол в комнате, как и стены, и потолок, был покрыт белым пластиком, и от этого Тихону Котту казалось, что он перенесся, минуя время и пространство, на межзвездный корабль каких-нибудь инопланетных пришельцев. Сходство усиливали причудливой формы наушники, которые были на него надеты. Сквозь них не доносилось ни звука.

Капитан отчетливо слышал только биение своего сердца, похожее на звук набата, которое то, учащалось, то замедлялось до критической частоты.

«Если они применили пытку «сенсорным голодом», то я продержусь недолго, а потом просто сойШингон ду с ума», - подумал Тихон Котт и на всякий случай прислушался. Но все было тщетно. Тишина давила на него, словно многотонная плита, и с каждым часом только увеличивала свой вес. Капитан старался думать о жене и ребенке, читал стихи, решал в уме задачи, условия которых сам же и придумывал.

Но мысли его, будто костер, в который не подбрасывают веток, постепенно угасали в этой неестественной тишине. Вскоре он перестал чувствовать даже свое тело. Он видел руки и ноги, но это уже были не его, а чьи-то чужие конечности. Состояние было жутким. «А ведь еще совсем недавно ты так хотел тишины, когда на работе уставал от общения со всякой мразью, - подумал Тихон Котт, обращаясь сам к себе. – О, боже, какой же ты был дурак!» Теперь, когда для него наступила абсолютная тишина, он затосковал по своим немытым клиентам, от которых исходил запах канализации и подвалов.

В этой комнате отсутствовали даже запахи. И Тихону Котту становилось все хуже и хуже. Его мозг не получал никаких звуковых сигналов извне, и в нем началась паника. Только отсутствие воздуха убивает человека быстрее, чем абсолютная тишина.

На некоторое время Тихон Котт впал в спасительное забытье. Когда он очнулся, перед глазами все плыло. В ярко-белом свете медленно кружилось красное колесо символики «Шингона», оно как будто хотело скатиться со стены и покинуть эту комнату без запахов и звуков.

Тихон Котт попытался ухватиться за это гигантское колесо и, забравшись в него, туда, где у обычного колеса должен быть обод, сбежать из ненавистной комнаты. Но у колеса-переростка не оказалось обода, оно само грозило ему, желая раздавить и уничтожить. Капитан, как мог, изворачиАлександр Бондаренко вался, стараясь не попасть под него. Но колесо росло, становилось все больше и больше, спрятаться от него было уже невозможно. И в тот момент, когда оно уже должно было раздавить Тихона Котта, к капитану вернулось сознание, и он понял, что все это время бредил.

Тихон Котт с ужасом подумал, что не выдержит долго этой пытки, Наумов был прав.

И, словно подслушав его мысли, в наушниках раздался издевательский голос:

- Ну, что, мент, будешь продолжать упорствовать или уже образумился?

Тихон Котт призвал на помощь все свое мужество и, как ему показалось, громко крикнул:

- Да пошли вы на хрен!

- Хорошо, подождем еще, если ты так хочешь, не обиделся голос. - До следующей связи. Ха-ха-ха!

Тихон Котт, чтобы не потерять остатки разума, начал думать о Боге. «Я знаю, что Бог есть, и Он мне поможет. В этом мире существуют добро и зло. Некоторые люди служат злу, к сожалению, их очень много. Но есть и служители добра, и Господь помогает им, ибо они посланники его в этом мире.

Я служу добру, а «Шингон» - это явное зло, и будет наказан Богом, какими бы красивыми лозунгами он не прикрывал свою сущность».

И Тихон Котт от всей своей души взмолился:

- Господи! На все Твоя воля, все в Твоей власти, не оставь без милости своей, помоги мне, спаси и сохрани!

Прошептав эти слова, Тихон Котт опять впал в беспамятство. Красное колесо вновь стало наезжать на него, пытаясь раздавить. Но он продолжал изворачиваться, и всякий раз колесо проезжало мимо него, оставляя ему жизнь. А жить для Тихона Котта Шингон сейчас означало бороться с нечистью, носящей имя «Шингон».

*** Начальник Управления внутренних дел области срочно вызвал к себе Николая Кошелева. До ежевечернего доклада оставалось всего пара часов, и полковник удивился такой спешке. Но быстро собрал все нужные документы и вскоре входил в кабинет начальника.

- Здравствуй, Николай Викторович, - сказал генерал Лысенко, отводя глаза от прямого взгляда полковника. И Кошелев почувствовал недоброе.

Так оно и вышло.

- Сними «наружку» с Шевцова, - то ли приказал, то ли попросил виновато генерал.

- Есть веские причины? – спросил Николай Кошелев, нахмурясь.

- Получил указание из Москвы не лезть в это дело, - пояснил Александр Лысенко.

- Но, Александр Павлович…

- Мне было недвусмысленно сказано - если хочешь продолжать служить, забудь о деле «Шингон», - не дал договорить Кошелеву генерал. Карандаш, который он вертел в руках, хрустнув, разломился на две половины. – Я пытался что-то объяснить, но меня даже не слушают.

- Но ведь пропал офицер милиции!

- Думаешь, я этого не сказал? – с обидой глянул на Николая Кошелева генерал, бросив испорченный карандаш в корзину для мусора. – Но мне в ответ: ничего страшного, сам найдется. А если не найдется, то и хрен с ним, одним ментом больше, одним меньше, а ты бы сейчас лучше о себе подумал. И трубку бросил.

Александр Бондаренко Генерал Лысенко опустил голову и пробормотал раздраженно:

- Я кто? Всего лишь генерал-майор, а он - генералполковник!

Николай Кошелев молчал, зная по опыту, что смирение – лучшее средство избежать генеральского гнева. Начни он сейчас возражать – и не избежать ему выволочки, а то и выговора с занесением в личное дело. Не встретив же ожидаемого сопротивления, Александр Лысенко скоро остынет и сам одумается. Что делать, такой уж характер у человека.

Так оно и случилось. Генерал, сердито попыхтев, словно закипающий чайник, пару минут, затих, а еще через какое-то время обратился к полковнику

Кошелеву:

- Что думаешь по этому поводу, Николай Викторович?

Тот, продолжая стоять напротив генеральского стола по стойке «смирно», без вызова в голосе сказал:

- Чтобы не раздражать Москву, предлагаю «наружку» с Шевцова снять, а самим продолжать работу по розыску капитана Котта.

Генерал попытался что-то возразить, но Николай Кошелев, словно не заметив этого, невозмутимо продолжал:

- Нами установлено, что капитан Котт в последнее время контактировал с некой Керской, хозяйкой салона «Твой стиль». Именно через нее мы можем выйти на ресторан «Шингон», так как все нити ведут к его хозяину Виктору Ивановичу Наумову.

Но чтобы обезопасить вас, Александр Павлович, с сегодняшнего дня мы слово «Шингон» не употребляем, будем говорить только о розыске капитана Шингон Котта. Тем самым мы уйдем от немилости Москвы.

А розыску офицера милиции препятствовать не посмеют, не настолько же и не все продались «Шингону».

- Так-то это так, Николай Викторович, но мне строго-настрого дали понять, что искать его не надо, замялся Александр Лысенко.

- Товарищ генерал, но мы не можем бросить нашего сотрудника, несмотря на давление свыше, настаивал Николай Кошелев. - Он один из нас, и мы обязаны его спасти! Или хотя бы найти, если...

- Согласен, и черт с ними со всеми, - ударил кулаком по столу Александр Лысенко. От мощного удара стол, казалось, даже слегка присел на ножках. - Но действуй осторожно, продолжай докладывать мне ежедневно.

Он тяжело вздохнул и добавил:

- А «наружку» с Шевцова все-таки сними.

- Понял, товарищ генерал, - скрыв улыбку, ответил Николай Кошелев. - Сегодня уж пусть доработают, а завтра обязательно снимем.

- Добро, - кивнул удовлетворенно Александр Лысенко. - Завтра жду с докладом!

Когда этим же вечером успокоенный было обещанием председателя Высшего совета «Шингон»

избавить его от назойливого внимания местной милиции подполковник Шевцов вышел из управления ФСБ, он сразу заметил, что за ним продолжают слежку. Для проверки офицер ФСБ зашел в салон сотовой связи – первое, что встретилось ему на пути.

- Можно у вас заплатить за сотовый телефон? – спросил он у девушки в форменной одежде за стойкой, а сам незаметно осмотрелся. Сразу за ним в салон вошла женщина лет тридцати в изрядно поАлександр Бондаренко ношенной короткой шубке из нутрии. Юрий Шевцов по мужской привычке бросил взгляд на ее ноги и увидел стоптанные сапоги-«ботфорты». «И где менты только берут таких, - подумал офицер ФСБ, брезгливо поморщившись. - Какая-то кривая, рябая, волосы рыжие, похожа на кобылу, у которой все в прошлом, но еще хочется поскакать в этой жизни».

Заплатив, он вышел из салона на улицу. «Кобыла»

увязалась следом и проводила его до самого дома.

«Вот и верь после этого Наумову, - раздраженно подумал Юрий Шевцов, входя в подъезд. И, пока он поднимался в лифте на свой этаж, в голову к нему закралась предательская мысль:

- А, может быть, «Шингон» не так уж и всесилен?»

Но Юрий Шевцов с почти суеверным испугом прогнал ее.

*** Весь день Светлана Котт и Аленка шли за Бельтаном. Пес часто оглядывался и когда видел, что женщины отстали, увязнув в снегу, останавливался сам, терпеливо поджидая их. Когда начало темнеть, они сделали привал на ночь.

Светлана Котт разложила небольшой костер, наломав сухих веток с деревьев, и вскипятила на нем чай в захваченном из зимовья котелке. Для городской жительницы вышло очень даже неплохо, пусть и не так быстро, как хотелось бы. Все-таки не газовая плита на кухне, где достаточно повернуть ручку и поднести спичку. Сразу после ужина легли спать, тщательно утоптав снег поблизости от огня.

В спальном мешке женщинам, обнявшим друг друга, было тепло и даже уютно. Костер погас, и тайга обступила их со всех сторон, пугая своим дыханием.

Светлане и Аленке было бы очень страшно, если Шингон бы не Бельтан. Он лежал рядом, навострив уши и чутко прислушиваясь к звукам, и всем своим видом как бы говорил: «Спите спокойно, я буду вас надежно охранять и от зверей, и от злых людей».

- Бельтан, ты самый лучший пес в мире, самый умный и самый красивый, - сказала ему с благодарностью Светлана Котт. - Мы тебя очень любим, и когда весь этот ужас закончится, то возьмем к себе, если ты не против, конечно. Наверное, твоего хозяина уже нет в живых, иначе бы он давно был с нами. Но, поверь мне, мы будем о тебе заботиться не хуже, чем Леший!

Бельтан внимательно слушал ее, прядая ушами и повиливая хвостом. Женщине казалось, что он все понимал, да так оно и было на самом деле.

Светлана Котт незаметно для себя задремала, и ей приснился сон, в котором она и Тихон шли по полю, полному красных маков, и потому напоминающему красное море. Взявшись за руки, они вошли в его воды и поплыли.

Светлана спросила мужа:

- Тихон, куда мы плывем? Давай останемся здесь, как тут красиво!

Тихон всегда соглашался с ней, однако на этот раз он непреклонно ответил:

- Мы должны выбраться из этого моря маков, иначе погибнем!

- Но почему мы погибнем, - удивилась Светлана. Ведь мы же никому не сделали зла!

- И добрые люди погибают тоже.

- И нет никакой надежды? – со слезами на глазах спросила она.

- Тот, кто говорит, что в этом мире выживает сильнейший, глубоко ошибается, - как всегда, утешил ее муж. - Выживает тот, кого поддерживает Бог, а Он может выбрать и слабого… Александр Бондаренко Утром Светлана Котт решила не тратить времени на разведение костра. Это могло значительно задержать их. Наскоро позавтракав консервами и печеньем и запив все это холодным чаем, беглецы двинулись дальше. Бельтан уверенно шел впереди, Аленка плелась за ним, но чувствовалось, что малышка уже устала. Снег был слишком глубок для нее, а переплетенные корни деревьев, которые приходилось перешагивать, слишком высоки.

Светлана Котт старалась подбодрить дочь.

- Аленочка, смотри, какой у нас проводник замечательный, - говорила она весело. – Идет, и хоть бы что ему, а ведь у него нет лыж, как у нас с тобой!

Но Аленка отвечала грустным голосом:

- Зато у него четыре ноги, а у нас по две, так что неизвестно, кому легче.

Несколько раз девочка с тревогой спрашивала:

- Мамочка, если мы отсюда выберемся, то Бельтан всегда будет с нами, правда?

Светлана молча кивала, едва сдерживая слезы.

А Бельтан все слышал и понимал, и с удвоенной энергией вел их через тайгу. Он должен был вывести доверивших ему свою жизнь женщин к людям.

*** Тихон Котт интуитивно почувствовал, что в комнате пыток он уже не один, и открыл глаза. Перед ним стояли Виктор Наумов и Юрий Шевцов, оба улыбались, рассматривая его искаженное мукой лицо.

Заметив, что капитан очнулся, Юрий Шевцов подошел к нему и сорвал с его головы наушники. Звуки окружающего мира, обычно незаметные – скрип обуви, издаваемый при ходьбе, дыхание, вырывающееся из легких, дуновение сквозняка в щель под Шингон дверью, - грубо ворвались в уши Тихона Котта, причинив ему сильную боль. Невольно он застонал, но сразу же замолчал, не желая доставлять радость врагам своей слабостью.

- К чему такие жертвы, капитан? – с притворным участием спросил его Юрий Шевцов. - Ведь молодой ты еще совсем, жить бы да жить. О себе не хочешь, так о семье подумай!

Тихон Котт, с трудом шевеля губами, хрипло произнес:

- А ведь вам не удалось их найти. Не по зубам «Шингону» это!

Виктор Наумов перестал улыбаться.

Лицо его перекосилось от злости, руки затряслись, и он, заговорив, сразу же сорвался на крик:

- Паршивый мент, я сотру тебя в порошок! А твоих ублюдков мы все равно найдем!

- Кишка у тебя тонка, козел вонючий! – ответил ему с ненавистью Тихон Котт. За себя он не боялся, а дотянуться до Светланы с Аленкой у «Шингона»

явно оказались руки коротки. И, значит, можно было говорить все, что приходило на ум, не страшась за последствия.

Виктор Наумов, вне себя от ярости, продолжал кричать, порой доходя до визга:

- Сволочь, ну, и подыхай здесь! Где твои доблестные менты, почему они тебя не спасают? Ты об этом подумай! Да на них прикрикнули из Москвы, они и притихли, своя шкура всегда ближе к телу. Героя из себя корчишь, а для кого и для чего?

- Не все такие негодяи, как вам хочется думать, упрямо ответил Тихон Котт. – Меня будут искать и найдут!

- Капитан, о тебе уже забыли, потому что им приказали забыть, - неожиданно понизил голос предАлександр Бондаренко седатель Высшего совета «Шингон», подумав, что пререкания с пленником роняют его достоинство в глазах притихшего Юрия Шевцова, который безмолвной тенью стоял за его спиной. - Единственный, кто может помочь тебе, это ты сам. Используй свой последний шанс.

- Жаль, что у меня руки связаны, а то бы я показал тебе фигуру из трех пальцев!

Желтые глаза Виктора Наумова налились кровью. Это был верный признак того, что он достиг высшей степени ярости.

- Я «Шингон» создавал для спасения России от недоумков, которые обрекают ее на гибель, и ты мне не помешаешь, капитан, - вновь перешел он на повышенный тон, забыв о Юрии Шевцове, и пытаясь во что бы то ни стало доказать свою правоту неуступчивому Тихону Котту. Это почему-то казалось Виктору Наумову главным сейчас, как будто от этого зависело само дальнейшее существование «Шингона». - Ты посмотри, во что нынешняя власть превратила страну! Депутаты от народа пишут законы для самих себя, а не для того самого народа, который избрал их. А члены правительства? Всех поразила тотальная безответственность. Когда мы придем к власти, то у нас каждый министр будет знать, что ему придется держать ответ за порученное ему дело, и мы не примем ни одной отговорки, не потерпим вранья. И это будет только первый шаг к ремонту политической системы!

Виктор Наумов поперхнулся воздухом и надолго закашлялся, покраснев, как сваренный в крутом кипятке рак. Отдышавшись, он продолжил свою речь, крича так, словно из слушателей у него был не один Тихон Котт, крепко привязанный в метре от него к стулу и не имеющий возможности шевельШингон нуть ни ногой, ни рукой, а многотысячная бурлящая толпа.

- До чего властью доведена интеллигенция? – риторически вопрошал Виктор Наумов, взмахивая руками, и сам же отвечал:

- Врачи, учителя, ученые получают нищенскую зарплату, меньше, чем безмозглый охранник с бычьей шеей. А найди в деревнях клубы, окна которых не были бы забиты досками! За последние пятнадцать лет без следа исчезли десятки тысяч драматических театров, хоровых и хореографических коллективов, домов культуры и дворцов пионеров.

- О телевидении забыли, Виктор Иванович, подсказал Тихон Котт, пытаясь пошевелить онемевшими пальцами рук и ног. Но безрезультатно.

Побелевшие вначале, те уже начали чернеть от недостатка отхлынувшей от них крови.

- Телевидение промывает мозги россиянам бесчисленными ток-шоу, сериалами, попсой, - охотно подхватил подсказанную ему тему Виктор Наумов. Стране навязывается блатная культура, пивной образ жизни. А «Шингон» выступает против попсового террора и культурной дебилизации общества!

Виктор Наумов, как хороший актер, сделал трагическую паузу, после чего громогласно заявил:

- Но самое страшное, что в политике все продается и покупается. За деньги в России можно привести к власти любого человека, даже Гитлера, появись он сейчас!

- Ну, это уж вы слишком, Виктор Иванович, усмехнулся Тихон Котт. – Напрасно надеетесь!

***

- Сегодня главная проблема не в бедности, а в бесчестии власти и недоверии к ней народа, - кричал Виктор Наумов, уже не слыша никого. Он был Александр Бондаренко прирожденный оратор, и с равным жаром мог выступать как перед миллионной аудиторией, так и одним Тихоном Коттом. - Правительству доверяют только пять процентов населения, Госдуме – два процента, прокуратуре и судам – шесть! Люди все чаще задаются вопросами: в каком государстве мы живем, что у нас за власть и кто нами правит? И ответ день ото дня становится все очевиднее. Любой думающий человек сегодня скажет, только спроси его, что власть равнодушна к своим согражданам, продажна, безразлична к интересам страны, некомпетентна и безответственна.

- Примеры, Виктор Иванович, примеры, - подзуживал его Тихон Котт по своей неискоренимой привычке иронизировать в сложных жизненных ситуациях. – А то бездоказательно как-то, одни эмоции!



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
Похожие работы:

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р. ПОЛИТИКА ИНВАЛИДНОСТИ: СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО ГРАЖДАНСТВА ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Социальное гражданство инвалидов как проблема политики Политика инвалидности: основные подходы к анализу Выводы Социальн...»

«Сучасний захист інформації №1, 2015 УДК 681.782.473 Е.И. Зингаева, В.А. Зуев, Б.Н. Романюк ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ В ОПТИЧЕСКИХ СЕТЯХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МОДЕРНИЗАЦИИ ФОТОПРИЕМНИКОВ В данной статье анализируются возможные способы перехвата информации, идущей по оптоволоконным линиям связи и предла...»

«s e n o J i l i e t u vo s l i t e R at R a, 2 9 k n yG a, 2 0 10 i s s n 18 2 23 6 5 6 Сергей Юрьевич Темчин О ВОЗМОЖНОМ ВОСТОЧНОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ МИФа О СОВИИ, ИЗЛОЖЕННОГО В ИУДЕЙСКОМ ХРОНОГРаФЕ 1262 ГОДа Аннотация: В статье...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2005. — Вып. 31. — 170 с. ISBN 5-317-01448-4 ЛИНГВОПОЭТИКА Аллюзивность художественных текстов П. Дж. Вудхауза © С. С. Алешко-Ожевская, 2005 Исследование проблем аллюзивности художестве...»

«НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА № 180 УДК 629.7.05.07:681.5 АРХИТЕКТУРА СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ АЭРОНАВИГАЦИОННОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ Н.В. РОМАНОВ, В.В. СОЛОМЕНЦЕВ, В.Е. ЕМЕЛЬЯНОВ Рассматриваются различные варианты организации системы управления аэронавигационной информацией. Ключевые слова:...»

«Моей жене Наине посвящается ПРЕДИСЛОВИЕ Моя первая книга Исповедь на заданную тему вышла в годы горбачевской перестройки. В ней я ставил перед собой простую задачу рассказать о себе: кто я, откуда родом и вообще какова моя биография. Это было время, когда шла борьба между теми, кто хотел оставить...»

«УДК 821.161.1Толстой.06 К. А. Нагина "Сад-свидание" и "сад-воспоминание" в "Семейном счастии" Л. Толстого1 Образ сада в романе Л. Н. Толстого "Семейное счастие" рассматривается на фоне литературной традиции. Сад в произведениях Л. Н. Толстого соотносится с садом в усадебных романах И. С. Тургенева, что позволяет выявить его с...»

«№ 10 КАЗАХСТАНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНО ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ Журнал — лауреат высшей общенациональной премии Академии журналистики Казахстана за 2007 год Главный редактор В. Р. ГУНДАРЕВ Редакционный совет: Р К. БЕГЕМБЕТОВА (зам. главного редактора), Б. М. КА...»

«3 Бережан C. Г. Отражение семантических системных связей лексических единиц в одноязычном (толковом) словаре // Словарные категории. М., 1988. С. 12. 4 Большой толковый словарь русского языка. СПб., 2000. М. С. Коромыслова Восточная легенда в структуре книг П. Трэверс о М эри П оппинс Из...»

«CEDAW/C/49/D/23/2009 Организация Объединенных Наций Конвенция о ликвидации всех Distr.: General форм дискриминации в 27 September 2011 отношении женщин Russian Original: English Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин Сорок девятая сессия 11–29 июля 2011 года Мнения Сообщ...»

«А К А Д Е М И Я НАУК СССР ИНСТИТУТ ТИТ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (ПУШКИНСКИЙ IД О М ) р |уеекая литература Год издания шестнадцатый СОДЕРЖАНИЕ Стр. М. П. Алексеев. К VII Международному съезду славистов 3 A. А. Морозов. Новые аспекты изучения славянского барокко 7 Михай Нови...»

«2007:14], анализируемый текст уникален. Вследствие сказовой организации в романе Ф. М. Достоевского "Неточка Незванова" создается ситуация непосредственного и очень личного взаимодействия с рассказчицей, где общение ведется...»

«Cоциологические, философские и политологические науки Sociological, Philosophical and political science УДК 5527 DOI: 10.17748/2075-9908-2015-7-7/2-128-133 ЛЕВЧЕНКО Ярослав Юрьевич, LEVCHENK...»

«ПРОГРАММА вступительного экзамена по предмету "ОСНОВЫ МИРОВОГО И БЕЛОРУССКОГО ИСКУССТВА" для поступающих в магистратуру на специальность "Средовой дизайн" Тема 1. Первобытное искусство. Монументальная живопись. Скульптура Исток...»

«1 ВИРТУАЛЬНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ КАК НОВЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ АРХИТЕКТУРНОГО ФОРМООБРАЗОВАНИЯ А.В. Радзюкевич, Г.В. Козлов Новосибирская государственная архитектурно – художественная академия, Новосибирск, Россия Аннотация...»

«Владимир Левченко Иван Пузиков легенда Кубани (памяти друга) Автор брошюры с единомышленником Ивана Пузикова Екатеринодар, 2013 год УДК 94(470.620)(092) ББК 63.3(2Рос-4Кра)–8 Л 38 Левченко, Владимир Григорьевич Иван Пузиков : легенда...»

«ПРОЕКТЫ РЕШЕНИЙ годового Общего собрания акционеров ОАО "ГМК "Норильский никель" 30 июня 2008 года по вопросам повестки дня Собрания:1. Об утверждении годового отчета, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчета о...»

«г г II невыдуманные 1ЮССКОЗЫ иооотТ 9 Иосиф Шкловский Эшелон (невыдуманные рассказы) ОГЛАВЛЕНИЕ Н. С. Кардашев, Л. С. Марочник:Г\о гамбургскому счёту Слово к читателю "Квантовая теория излучения" К вопросу о Фёдоре Кузмиче О везучести Пассажиры и корабль Амадо мио, или о том, как "сбылась мечта и...»

«ГАТЧИНА И ГАТЧИНЦЫ В ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ (1914 – 1918) Очерк двадцать второй ГАТЧИНСКИЕ ОФИЦЕРЫ – ГЕРОИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ КАВАЛЕРИСТЫ (продолжение) ГАТЧИНСКИЕ БАРОНЫ ТАУБЕ (часть 2-я) ГЕОРГИЙ НИКОЛАЕВИЧ ТАУБЕ (1890...»

«Муниципальное казенное учреждение дополнительного образования "Детская художественная школа" Минераловодского городского округа Ставропольского края ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬТАТАХ САМООБСЛЕДОВАНИЯ муниципального казенного у...»

«Всемирная организация здравоохранения ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ СЕССИЯ ВСЕМИРНОЙ АССАМБЛЕИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ А63/18 Пункт 11.15 предварительной повестки дня 25 марта 2010 г. Глобальная ликвидация кори Доклад Секретариата В январе 2010 г. Исполнительный комитет на своей Сто двадцать ше...»

«Исполнительный совет 201 EX/11 Двести первая сессия ПАРИЖ, 22 февраля 2017 г. Оригинал: английский Пункт 11 предварительной повестки дня Управление институтами категории 1 в области образования РЕЗЮМЕ В соответствии с резолюцией 38 C/10 Генерал...»

«СОКРОВИЩА "МИРОВОЙ" Л И ТЕРА ТУ РЫ АП у А ЕЙ ЗОЛОТОЙ гО СЕЛ/ A C A P E M I A м с х х 2 I м. А П УЛЕЙ ПЛАТОНИКА И з МАДАВРЫ ЗОЛОТОЙ OCEЛ (ПРЕВРАЩЕНИЯ) Б ОДИННАДЦАТИ KHИ Г A X О П Е Р Е В ОД М -К у З М И Н А СТАТ ЬЯ И КОММЕНТАРИИ АЛР. ПИОТРОВС...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.