WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Николай Зенькович Ильхам Алиев Взгляд из Москвы Москва «ЯУЗА» «ЭКСМО Оформление художника П. Волкова В книге использованы фотоматериалы ...»

-- [ Страница 4 ] --

Перестроечными волнами был вынесен на гребень высокой власти. Руководил отделом боевой подготовки в Министерстве обороны Азербайджана. Но в начале 1993 года его уволили. В этом плане его судьба была схожа с судьбой Сурета Гусейнова. Они выступили скоординированно: Гусейнов в Гяндже, а Гумбатов через несколько дней в Ленкорани. Захватив власть в Ленкорани, он подчинил себе стоявшую там воинскую часть и объявил себя главнокомандующим независимой Талыш-Муганской Республики в составе СНГ.

Оба прецедента были очень опасными. В Гяндже они уже привели к кровавым последствиям, а на юге Азербайджана — к махровому сепаратизму. В других районах, где сепаратистов поддерживала военная оппозиция, открыто пропагандировались идеи расчленения страны. К примеру, в северных районах Азербайджана распространялись слухи о намерениях создать там лезгинскую и аварскую республики.

Воспользовавшись внутренними противоречиями между азербайджанскими политиками и военными, Армения активизировала боевые действия на всех фронтах. К тому времени она контролировала около 17 процентов азербайджанской территории. Улицы [185-186] Баку были наводнены беженцами. Их число перевалило далеко за 600 тысяч.

Армянские войска развивали наступление на всех направлениях. В апреле они взяли Кяльбаджар, позднее — Агдам и вышли на подступы к Физулинскому и Агджабединскому районам.

Противостоять им было некому. Азербайджан не имел регулярной армии. Воинские части в основном состояли из добровольцев, имевших смутное представление о воинской дисциплине. К тому же сепаратистски настроенные политики отзывали с фронтов подразделения преданных им командиров для того, чтобы удержаться у власти. Министры обороны менялись один за другим — их имена не успевали даже запомнить.



Неминуемая катастрофа угрожала стране, и нужно было немедленно принимать экстраординарные меры, чтобы спасти ее от расчленения по этническому принципу и братоубийственной бойни.

В Баку это сделать было некому. Лидеры Народного фронта продемонстрировали свое полное бессилие. Впереди замаячила перспектива полного исчезновения страны с карты мира.

И тогда, по версии азербайджанских историков, Эльчибей обратился за помощью к председателю Милли меджлиса Нахичеванской Автономной Республики Гейдару Алиеву. 7 июня, когда танки полковника Сурета Гусейнова покинули казармы в Гяндже и покатили по дорогам, ведущим на Баку, Эльчибей послал самолет в Нахичевань за Гейдаром Алиевым. Гордый спикер отказался лететь в столицу. На следующий день Эльчибей снова отправил за ним самолет. И опять тот же результат. И только 9 июня, когда Эльчибей в отчаянии прокричал в телефонную трубку, что танки Сурета Гусейнова приближаются к столице и что могут начаться кровопролитные бои, Алиев внял слезной просьбе президента и на его самолете во второй половине дня прибыл в Баку.

Эльчибей сразу же предложил ему должность премьер-министра, освободившуюся после того, как занимавший ее Панах Гусейнов подал в отставку в связи с [186-187] событиями в Гяндже.

Переговоры продолжались до глубокой ночи. В них участвовали наиболее влиятельные лидеры Народного фронта. Гейдар Алиев сказал, что обдумает предложение и ответ даст не позднее первой половины 11 июня.

Однако обдумывание продолжилось и на следующий день. Некоторые информационные агентства сообщили, что Гейдар Алиев не уверен в позитивном исходе его консультаций с руководством Азербайджана относительно должности премьер-министра. Якобы он больше склонен к должности главы нового органа — Госсовета.





11 июня неожиданно подал в отставку председатель Милли меджлиса Азербайджана народнофронтовец Иса Гамбаров. Через два дня его отставка была принята. Это произошло на экстренном заседании парламента. То, что оно состоялось в воскресенье, было не случайно. Значит, кому-то срочно освобождали кресло. Говорили, что Гейдару Алиеву, и об этом было сказано прямо. Но он колебался и попросил вернуться к обсуждению вопроса после возвращения из Гянджи.

13 июня он выехал в Гянджу, чтобы встретиться с лидером мятежников Суретом Гусейновым.

Второй по величине город в течение последних десяти лет полностью находился в руках у амбициозного полковника. Как я уже говорил, его аппетиты одной Гянджой не ограничивались. Это не Гумбатов, вознамерившийся провозгласить в южных районах Талыш-Муганскую Республику. Сурету одного города, пускай и крупного, и соседних с ним районов было мало. Его целью был Баку.

Гейдар Алиев до карабахских событий никогда не слышал об этом человеке. Что и неудивительно: Сурет родился в 1958 году. Ему было всего 24 года, когда руководитель Советского Азербайджана Гейдар Алиев уехал в Москву. Откуда первому секретарю ЦК было знать о рядовом молодом человеке, которых в республике — сотни тысяч?

Биография Сурета советской поры самая заурядная и типичная для тогдашней молодежи.

Родился в городе [187-188] Кировабаде (Гяндже). В 19 лет призван в армию, служил два года. После демобилизации — слесарь, рабочий склада, помощник мастера. В 1983 году окончил Технологический институт в родном Кировабаде. Год поработал в городе Новопавловске Ставропольского края. В 1984 году возвратился в Кировабад, работал сортировщиком по сбору шерсти. Вырос до директора текстильной фабрики в городе Евлахе.

Проза, скука, никакой романтики.

Возможность проявить себя замаячила с началом карабахского конфликта. Сурет был горячим патриотом, и потому претензии соседей вызвали у него гневную реакцию. Он сформировал из числа рабочих своей фабрики отряд ополченцев и отправился воевать в Нагорный Карабах.

Поначалу военная удача ему сопутствовала. Он стал знаменит и получил воинское звание «полковник», не имея военного образования. Ну, разве что отслужил два года в Советской армии. Но это была срочная служба на должностях рядового и сержантского состава. А тут надо планировать и осуществлять боевые операции, в которых задействованы большие массы людей.

Это чудо, загадка, но он справлялся. Свидетельство тому — успешные бои. Он превратился в одного из влиятельных полевых командиров, имевших хорошие связи с российскими военными.

Особенно отличился во время наступления азербайджанских войск летом 1992 года, в результате чего был освобожден город Агдере. На радостях президент Эльчибей присвоил ему звание Национального героя Азербайджана, вручил полковничьи погоны и наделил полномочиями заместителя премьерминистра и своего чрезвычайного и полномочного представителя по Карабаху и близлежащим районам.

Вот тогда Гейдар Алиев впервые и услышал его имя. О нем много писали в прессе, рассказывали о его победах. Он командовал одним из армейских корпусов. Однако вскоре военная удача отвернулась от Сурета Гусейнова. В сентябре 1992 года неоднократные попытки отбить Лачин не увенчались успехом. Наступле[188-189]ние захлебнулось. К тому же у него возник конфликт с военным руководством в Баку. Достичь примирения не удалось, и возмущенный полковник зимой 1992/1993 года снял свои части с фронта в Агдеринском районе. В результате образовалась брешь, которой не преминули воспользоваться армянские войска. Они перешли в наступление и захватили несколько сел.

Руководство Народного фронта отреагировало жестким заявлением, в котором вину за прорыв линии обороны азербайджанских войск и последующую сдачу территории возложило персонально на него — ведь он за несколько дней до армянского наступления вывел 123-й мотострелковый полк из Агдеринского района и таким образом оголил позиции. В конце февраля Сурета Гусейнова сняли со всех его должностей. Он вернулся в Гянджу, под прикрытие верных ему войск, где спокойно провел время до конца мая.

В Баку между тем вынашивали планы его задержания. Но осуществить их было невозможно и, прежде всего, по той причине, что полковника поддерживала боеспособная войсковая единица — мотострелковая бригада. Для его задержания и ареста сил прокуратуры и милиции было бы мало. А провести силовую операцию правительственные войска не могли — в Гяндже находились части 104-й воздушно-десантной дивизии Российской армии. Бригада Сурета Гусейнова наверняка открыла бы огонь по нападающим. Поэтому в Баку решили отложить силовую операцию до завершения выхода российских десантников из Гянджи.

Последние подразделения российской дивизии покинули казармы 28 мая, а уже 4 июня их штурмовали азербайджанские правительственные войска. Операция, как мы знаем, с треском провалилась. Случилась великая конфузия.

Ею тут же воспользовался Сурет Гусейнов. Он взял под контроль прилегающие к Гяндже районы и двинул свои танки на Баку. Народнофронтовцев, которые возглавляли исполнительную власть в районах, расположенных на пути в столицу, снимали с должностей. Вместо них назначались верные Гусейнову люди. [189-190] В Баку, в верхних эшелонах власти, началась паника. В отставку ушли премьер-министр, вслед за ним спикер парламента. В армии назревал раскол, некоторая ее часть поддерживала Сурета Гусейнова. Как мы уже знаем, президент Эльчибей упросил Гейдара Алиева приехать из Нахичевани в Баку. Отказавшись от должности премьер-министра, Гейдар Алиев сказал, что он хотел бы выехать в Гянджу для переговоров с Суретом Гусейновым, танки которого уже появились на окраинах столицы.

Переговоры в Гяндже проходили трудно. Они продолжались всю ночь. Гейдар Алиев призывал лидера мятежников во имя консолидации народа проявить мудрость, забыть мелкие обиды и личную неприязнь. Сурет Гусейнов настаивал на отставке Эльчибея.

— Посмотрите, что они натворили, — сокрушенно говорил он утром, когда они вышли в город.

— Разве это можно забыть?

Картина была не для слабонервных. Повсюду следы недавних боев — разрушенные здания, обгоревшие стены, руины...

— Нельзя долго держать зло в сердце, — уговаривал Гейдар Алиев. — Надо думать не о себе, а о народе. Он-то в чем виноват?

15 июня, после возвращения из Гянджи, Гейдар Алиев согласился возглавить Милли меджлис Азербайджанской Республики. И сделал он это, по его словам, «под сильным давлением и под воздействием уговоров». Из 39 присутствовавших на заседании депутатов за него проголосовали 34.

Трое высказались против, один депутат воздержался, один не участвовал в голосовании — покинул зал перед процедурой.

День 15 июня начиная с 1997 года отмечается в Азербайджане как День национального спасения. Это официальный государственный праздник. И его рождение связано с возвращением Гейдара Алиева к власти. Он объявлен в стране спасителем азербайджанского народа.

Да, а что с Суретом Гусейновым? Какова его дальнейшая судьба? Он согласился на предложенную ему [190-191] должность премьер-министра и занял ее, однако на непродолжительное время. В 1994 году был обвинен в государственном перевороте против Гейдара Алиева, который к тому времени стал президентом, смещен с должности премьер-министра и бежал в Россию. В 1997 году Москва экстрадировала его по запросу азербайджанских властей, и в 1999 году он был осужден к высшей мере наказания — на пожизненное заключение.

В марте 2004 года его помиловал новый президент Азербайджана Ильхам Алиев. Сурет Гусейнов вышел на свободу из Гобустанской тюрьмы, где отбывал срок, и живет в Баку. В одной из книг про Гейдара Алиева, кстати, вышедшей в Москве, пишется о том, что ныне по праздничным датам раскаявшийся мятежник приходит к памятнику Гейдару Алиеву и возлагает к подножию цветы.

Почти так же сложилась судьба Алиакрама Гумбатова, несостоявшегося президента самопровозглашенной Талыш-Муганской Автономной Республики. В нее входило семь южных районов.

Она была ликвидирована в августе 1993 года. Кстати, когда Гейдар Алиев осудил действия Гумбатова, направленные, по словам спикера, на расчленение Азербайджана, Сурет Гусейнов, занимавший должность премьер-министра, высказался за то, чтобы этот вопрос решался мирными средствами.

Гумбатов пробыл в должности президента меньше месяца.

Он явно «дружил» с премьером Суретом Гусейновым, назначенным парламентом по представлению Гейдара Алиева на этот пост 30 июня, против председателя парламента Гейдара Алиева, который 17 августа прямо сказал об этом на сессии Милли меджлиса:

— Он дал понять, что я пришел к власти на плечах людей, совершивших революцию... Имеются в виду события в Гяндже. По его мнению, я должен уйти, так как меня, мол, не принимает Москва...

Депутаты не согласились с такой оценкой деятельности своего спикера. Они придерживались другого мне[191-192]ния — надо привлечь Гумбатова к ответственности за попытку расчленения азербайджанского государства.

Гейдар Алиев сообщил депутатам, что после беседы с ленкоранскими лидерами у него состоялся телефонный разговор с министром иностранных дел России Андреем Козыревым.

— Я хотел внести ясность в вопрос о связи Гумбатова с российскими кругами, насколько он информирован об их взгляде на обстановку в нашей стране. Так вот, Козырев сказал мне, что Россия не вмешивается во внутренние дела Азербайджана и что у нее нет никаких корыстных планов в отношении Азербайджана и против Гейдара Алиева.

23 августа 1993 года Гумбатов бежал со своими сторонниками в горы, где и скрывался некоторое время. 9 декабря того же года его арестовали. В сентябре 1994 года с группой своих единомышленников он бежал из следственного изолятора Министерства национальной безопасности и до лета 1995 года снова скрывался в труднодоступной горной местности.

Суд над ним состоялся в феврале 1996 года. Приговор — смертная казнь. Обвинялся по нескольким статьям, в том числе измена родине, создание незаконных вооруженных формирований, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, присвоение власти, побег из места заключения. Позже приговор был изменен на пожизненное лишение свободы. А в сентябре 2004 года президент Ильхам Алиев помиловал Гумбатова. Гордый сепаратист не пожелал оставаться гражданином Азербайджана и покинул страну.

Наивно было бы полагать, что с избранием Гейдара Алиева председателем Милли меджлиса в Баку наступили тишь да благодать. Уже в первый день избрания, 15 июня, когда в парламенте шло бурное обсуждение событий в Гяндже, вооруженный отряд, вызванный разгоряченным депутатом И.

Гамидовым, взял в кольцо здание Милли меджлиса. Спикеру понадобилось немало выдержки и хладнокровия, чтобы не допустить перестрелки, разоружить отряд. [192-193] А сколько бурных эмоций пришлось выдержать назавтра, когда следственная комиссия парламента доложила свое заключение о гянджинских событиях.

Главный вывод был жесткий:

Народный фронт в лице своих лидеров совершил преступные деяния. Таким же суровым было и постановление: лишить основных виновников депутатской неприкосновенности и дать согласие на их арест.

Гейдар Алиев поддерживал телефонную связь и с президентом Эльчибеем, который номинально оставался главой государства. Уговаривал возвратиться в Баку.

— Ну как можно руководить страной из горной деревни? — убеждал он. — В конце концов, это же просто провинциализм...

Посылал в Келеки делегацию за делегацией. Прибегал к помощи людей, наиболее близких к Эльчибею, которым он особенно доверял и прислушивался к их советам. Все было напрасно.

Некоторые депутаты предлагали объявить Эльчибею недоверие. Сколько, мол, можно уговаривать? Он что, капризный первоклассник? Речь ведь идет о судьбе государства. Он что, не понимает этого? Не завышает ли своей значимости?

Спикер сдерживал нетерпеливых:

— Не надо торопиться... Пусть хорошенько все обдумает. Он президент, и мы не можем предъявлять ему ультиматум. Хотя, согласен, время такое, что каждый день промедления дорого обходится народу. Судьба нашего государства висит на волоске...

21 июня Милли меджлис направил на имя Эльчибея официальный запрос: когда он прибудет в столицу и займет свое конституционное рабочее место в президентской резиденции?

23 июня от него пришла факсограмма. Эльчибей сообщал: он законно избранный президент и продолжает выполнять свои полномочия. В то же время, во имя стабилизации ситуации, он не возражает против временной передачи основной части своих полномочий для исполнения председателю Милли меджлиса. [193-194] В ближайшие часы на этот счет будет выслан соответствующий указ.

И он действительно поступил. А назавтра парламент принял постановление о передаче спикеру всех президентских полномочий. Не части, а именно всех. Потому что, как образно сказал один из депутатов, если командир сбежал, оставив свою часть, то он уже не командир, и заявлять, что будет руководить откуда-то издалека — это пустой разговор.

Конституция Азербайджана содержала статью, которая предусматривала обстоятельства, в силу которых президент может быть отстранен от занимаемой должности. Парламент назвал кровавые события в Гяндже «результатом заранее продуманной и спланированной политики президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея и других высокопоставленных лиц» и расценил это как «грубое нарушение ими Конституции и законов Азербайджанской Республики».

26 июня Гейдару Алиеву поступила информация о том, что несколько дней назад некоторой части жителей Баку было роздано оружие. Его количество в городе растет. Активизировались и члены Народного фронта. Их вооруженные формирования угрожали применением силы против законных органов власти.

Гейдар Алиев сообщил журналистам, что он предупредил Эльчибея о его ответственности за дестабилизирующую деятельность этих формирований. Однако председатель Народного фронта никак не отреагировал на предупреждение. Более того, он высказался в поддержку митингов своих сторонников. И это после его указа о введении чрезвычайного положения в стране и запрещении любых митингов? Получается, нарушает свои же указы?

29 июня осуществляющий полномочия президента и председатель парламента Гейдар Алиев, комментируя требования депутатов о выражении недоверия Эльчибею, высказал предложение о проведении референдума по этому вопросу. В тот же день Милли меджлис утвердил дату референдума — 29 августа. [194-195] Третьего августа российская газета «Известия» опубликовала интервью с Гейдаром Алиевым. Гвоздь интервью — заявление о том, что он прекратил всякие контакты с Эльчибеем.

Отметив, что раньше он неизменно приглашал Эльчибея в Баку для исполнения его президентских полномочий, теперь уже этого не делает. Изменилась ситуация. «Специальная комиссия доказала личную ответственность Эльчибея, так же как и других руководителей, за трагедию в Гяндже, есть доказательства причастности бывшего руководства к коррупции, разбазариванию национального достояния, — подчеркнул Гейдар Алиев. — О чем теперь говорить с таким человеком? Какое может быть сотрудничество с ним?»

Закон ограничивал тремя месяцами срок исполнения председателем парламента президентских полномочий. Через три месяца после проведения референдума должны быть проведены президентские выборы.

29 августа на референдум вышли 92 процента граждан, имевших право голоса, хотя сторонники Народного фронта проводили митинги с призывами не участвовать в референдуме. 97,5 процента населения высказались за недоверие президенту Эльчибею и за его отставку.

Выборы нового президента были назначены на 3 октября.

Несмотря на то что Гейдар Алиев сразу же после референдума заявил: Эльчибею ничто не угрожает, и он может спокойно вернуться в Баку, экс-президент последовал его совету только через четыре года, когда истек номинальный срок его президентского мандата. Все это время он провел в горном нахичеванском селе Келеки в окружении верных телохранителей.

Говорят, в 1998 году он намеревался участвовать в президентских выборах. Но вряд ли бы ему удалось победить. Разве что своим участием напомнил бы о себе. Азербайджан к тому времени был уже другой страной — со своим общепризнанным лидером, со своей внутренней и внешней политикой. [195Он умер 22 августа 2000 года в турецком госпитале, где проходил курс лечения от рака. Во время его болезни Гейдар Алиев заявил, что государство готово оплатить любое лечение Эльчибея в любой клинике любой страны мира. Похоронен в Баку, в Аллее почетного захоронения. Церемония прощания проводилась на государственном уровне, с большим размахом и отданием всех почестей, положенных в таких случаях.

19 сентября 1993 года информационное агентство «Интерфакс» передало из Баку: председатель парламента Гейдар Алиев зарегистрирован в качестве кандидата на пост президента Азербайджанской Республики. Он собрал свыше 500 тысяч подписей избирателей. В его поддержку выступили также многочисленные трудовые коллективы республики.

Кроме Гейдара Алиева, о своем намерении участвовать в президентском марафоне объявили еще два претендента. Это были один из лидеров партии «Гуммет» («Свобода») Закир Тагиев и глава партии «Единый Азербайджан» Керрар Абилов.

В это время в России началось противоборство между президентом Борисом Ельциным и Верховным Советом во главе со спикером Русланом Хасбулатовым. Сторону парламента взял и вицепрезидент Александр Руцкой.

23 сентября Гейдар Алиев заявил о поддержке Ельцина и его указа «О поэтапной конституционной реформе» и в тот же день вылетел в Москву на встречу глав стран СНГ. На следующий день он подписал документ о вхождении Азербайджана в состав Содружества Независимых Государств.

Третьего октября, в воскресенье, в Азербайджане проходили выборы главы государства. В Москве в это время к осажденному зданию Верховного Совета уже выдвигались танки, орудийным огнем заставившие несговорчивых депутатов покинуть помещение.

Не особенно тихо было и в Баку. Накануне, в субботу, на встрече с иностранными журналистами, приехавшими для освещения выборов, Гейдар Алиев заявил, что два дня назад была предпринята попытка покуше[196-197]ния на его жизнь. В подробности не углублялся, сказал лишь, что среди киллеров было несколько членов Народного фронта Азербайджана и гражданин Турции.

Выборы прошли при высокой активности граждан — явка составила 97,6 процента. За Гейдара Алиева отдали свои голоса 98,8 процента избирателей. Это почти 4 миллиона человек Среди двух его соперников голоса распределились следующим образом. Заместитель председателя партии «Гуммет», известный азербайджанский предприниматель Закир Махмуд оглы Тагиев получил 0,5 процента голосов. Другой конкурент, лидер партии «Единый Азербайджан», кандидат психологических наук Керрар Салман оглы Абилов — 0,3 процента.

О Керраре Абилове уместно сказать несколько строк отдельно. Скажите, уважаемые читатели, название его партии «Единый Азербайджан» вам ничего не напоминает? А ну-ка, когда у великого северного соседа появилась «Единая Россия»? То-то. Впрочем, В Москве черномырдинское движение «Наш дом — Россия» возникло раньше, чем движение под таким же названием в некоторых других странах.

В январе 2007 года имя Керрара Абилова вновь замелькало на лентах мировых информационных агентств. На этот раз — в связи с варварской казнью иракского лидера Саддама Хусейна. Возмущенный этой бесчеловечной акцией, Керрар Абилов в знак уважения к покойному решил взять себе его имя.

Теперь он Каррар Саддам Абилов. Так же поступил и начальник протокольного отдела партии. Партия «Единый Азербайджан» и ее лидер имели хорошие связи с Саддамом Хусейном, они удостоили его в 2001 году награды «Величайшая фигура арабского мира XX века».

Но вернемся в октябрь 1993 года. Прошедшие выборы Гейдар Алиев назвал демократическими.

Во всяком случае, нынешний уровень демократии вполне достаточный для молодого государства, которое только-только освободилось от тоталитарного режима. Гейдар Алиев пытался убедить в этом наблюдателя от ОБСЕ, представителя Франции Жака Руселе, и, кажется, [197-198] небезуспешно.

Француз заявил, что в выборах не приняли участие ряд партий и потому он не может назвать выборы демократическими. Он, конечно, руководствовался устоявшимися европейскими стандартами Европы. А Азербайджан только учится.

И вообще, кто сказал, что Гейдар Алиев возражал против участия других партий в президентских выборах? Он лично выступал по телевидению с обращением к Эльчибею, чтобы тот вновь принял участие в выборах.

Призывал не только лидеров Народного фронта, но и других партий:

пожалуйста, баллотируйтесь. Пусть участвуют все, кто хочет.

10 октября во дворце «Республика» состоялась церемония вступления Гейдара Алиева в должность президента. Он выступил с большой, проникновенной речью и дал клятву на верность родине. Присягнул на Конституции и Коране.

Такие вот события сопутствовали возвращению Гейдара Алиева к руководству Азербайджаном, прерванному в ноябре 1982 года, когда он по инициативе Юрия Андропова получил высокий пост в Кремле. Читатели, наверное, заметили, что события, о которых я рассказал в этой главе, были исключительно политического характера. Теперь же пришло время приступить к рассмотрению экономических аспектов. Хотя, конечно, они тесно связаны между собой. Ведь политика — это не что иное, как концентрированное выражение экономики.

Эта глава неспроста начинается с назначения сына Гейдара Алиева вице-президентом Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР). Напомню тем, кто увлекся описанными выше перипетиями политических коллизий возвращения его отца к власти, кстати, до конца не раскрытых не только в моей книге, но и в исследованиях других авторов, что произошло это знаковое событие в жизни Ильхама в мае 1994 года. Гейдар Алиев правил страной уже полгода, и проблемы каспийской нефти становились все более острыми. За нее разгорались нешуточные бои. [198Сразу скажу: по мнению многих экспертов, Ильхам Алиев сумел, притом весьма за короткое время, обеспечить существенный приток инвестиций в нефтяную отрасль Азербайджана. Контролируя все ее международные связи, он никогда не вмешивался в техническую сторону деятельности компании, а в основном сосредоточивался на переговорах с зарубежными партнерами. В чем и преуспел: на сегодня нефтяная отрасль Азербайджана вполне обеспечена внешними инвестициями, необходимыми для ее развития.

Это, так сказать, в качестве вводного слова, для понимания общей обстановки. Но когда он приступил к работе, дела обстояли не столь радужно. И это объяснялось нефтяной политикой, которую проводил предыдущий президент. Она была откровенно антироссийской. Новому главе государства Гейдару Алиеву и его сыну Ильхаму пришлось ее выпрямлять.

Еще во время политического кризиса, разразившегося летом 1993 года, когда президент Эльчибей покинул столицу и укрылся в родовом горном селе, Гейдар Алиев, будучи председателем парламента и осуществляющим полномочия президента страны, приостановил действие распоряжения руководства ГНКАР. Оно давало право западным нефтяным компаниям приступить к реализации проекта по освоению трех месторождений на шельфе Каспийского моря.

Речь шла о фантастически богатых нефтью площадях «Чираг», «Азери» и «Гюнешли».

Специалисты оценивали их общий объем в 645 миллионов тонн. Желание участвовать в разработке этих месторождений выразили две компании из США, британско-норвежский и американо-британский альянсы, крупная турецкая нефтяная компания.

Решение новых азербайджанских властей не на шутку встревожило западные фирмы. В Баку срочно прилетел президент американской нефтяной компании «Амоко каспиен си петролеум». Он заявил, что его компания по-прежнему намерена продолжать сотрудничество с Азербайджаном. Гейдар Алиев успокоил гостя: политика нового руководства страны не меняет[199-200]ся, Баку, как и прежде, заинтересован в западных инвестициях. Особенно в нефтяную отрасль, приоритетную для страны.

— Просто мы хотим детально ознакомиться с содержанием контракта, — сказал Гейдар Алиев.

— Скажите, можно ли рассчитывать на то, что он будет подписан до конца года? — с беспокойством в голосе спросил гость.

— Безусловно. Если с обеих сторон будет приложен максимум усилий, — улыбаясь, многозначительно ответил хозяин.

Слухи о пересмотре контракта взбудоражили деловые круги мировых столиц. В Баку за разъяснениями обратились представители крупнейших нефтяных компаний. Их пригласили приехать для обсуждения.

Лица у нефтяных магнатов были сосредоточены, глаза излучали тревогу и беспокойство.

— Господа, — обратился к ним Гейдар Алиев. — Вы представители нефтяного бизнеса, люди практичного ума и деловой сметки. Сейчас я вам назову некоторые цифры, и вы меня поймете. 14 миллионов тонн нефти и 15 миллиардов кубометров газа — столько добывал Азербайджан ежегодно в советские годы, когда я руководил республикой. 10 миллионов тонн нефти и б миллиардов кубометров газа — столько он добывает теперь. Буду с вами предельно откровенным. В настоящее время нам самим не под силу вернуться к прежним объемам добычи, и поэтому большие надежды мы возлагаем на вас...

Лица гостей меняли выражение. Они снова становились самоуверенными, преисполненными чувства превосходства.

— Да, господа, в нашей стране экономический хаос. Почти коллапс, — продолжал Алиев. — Нефть — наша единственная надежда на выход из крайне тяжелого, почти катастрофического положения.

На лицах некоторых бизнесменов появились признаки надменности.

— Но, господа, мы никак не можем согласиться с тем процентом прибыли, который был заложен для [200-201] Азербайджана в прежних контрактах. Новое руководство считает, что процент должен быть увеличен.

Бизнесмены, с которых надменность как рукой сняло недовольно зашумели: мол, условия контракта были согласованы с прежним руководством.

— Оно допустило серьезные просчеты, — парировал Гейдар Алиев. — А все потому, что переговоры велись негласно. Новый контракт уже разрабатывается, к его подготовке подключен широкий круг специалистов. Во главу угла мы ставим профессионализм. Новое руководство не допустит, чтобы нефть была разбазарена. Но это не значит, что интересы западных компаний не будут учитываться. Будут...

Гейдар Алиев дал понять иностранным бизнесменам, что у нового руководства страны — новое отношение к нефти. Она всегда была главным богатством Азербайджана, но в условиях государственной независимости стала, пожалуй, его единственным достоянием. Значит, пришло время более эффективного ее использования. Время дилетантов ушло.

Проект контракта доработали с учетом высказанных замечаний. Его подписали представители всех восьми иностранных компаний. Коррективы были внесены с расчетом более рачительного использования месторождений. Зарубежным компаниям главное — прибыль. Любыми средствами.

Истощение природных ресурсов их не волновало. Для иностранцев Азербайджан — чужая страна.

Тогда же было сменено народнофронтовское руководство нефтяной компании. Новым президентом НГКАР стал Натиг Агами оглы Алиев. Опытный управленец, прирожденный нефтяник.

Кандидат геолого-минералогических наук. До 1991 года заведовал в ЦК Компартии Азербайджана сектором, который курировал добычу нефти и ее переработку. В последние годы работал генеральным директором представительства одной из английских нефтяных компаний.

Это говорит о многом. Англичане ни за что бы не назначили дилетанта на такую ответственную должность. Крупный специалист, видная личность. Именно его заместителем и стал Ильхам Алиев в мае 1994 года. [201-202] 11 октября 1993 года, на следующий день после официального вступления в должность президента, Гейдар Алиев принял делегацию представителей зарубежных нефтяных компаний и вновь, теперь уже в качестве полноправного главы государства, подчеркнул свою позицию в нефтяной стратегии.

— Я с удовольствием принимаю все инициативы, исходящие от иностранных компаний, — сказал он. — Заверяю вас: мы создадим еще более благоприятные условия для привлечения иностранных инвестиций. Но при этом непременным условием сотрудничества должны быть приоритет национальных интересов Азербайджана, а также защита окружающей среды.

Представители нефтяного консорциума порадовали азербайджанского президента хорошими новостями. Западные компании предоставили Азербайджану свыше 15 миллионов долларов в качестве гуманитарной помощи для беженцев, 100 миллионов долларов — на проект утилизации 1,5 миллиарда кубических метров газа на месторождениях «Гюнешли» и «Нефт Дашлары». Уже выделено 200 миллионов долларов на подготовку технико-экономического обоснования проекта разработки трех морских месторождений и проведения изыскательских работ. А общая стоимость разработки месторождения «Азери — Чираг — Гюнешли» составит более 10 миллиардов долларов.

Новый, 1994 год начался с указа президента Гейдара Алиева об ускорении переговоров с западными нефтяными компаниями по совместной разведке и разработке азербайджанских нефтяных месторождений. Радикальные экономические реформы, затеянные главой государства, требуют больших средств. Главный источник пополнения оскудевшей казны — нефть. Но российских компаний в списке зарубежных нефтяных фирм, с которыми ГНКАР намерена заключить контракты, по-прежнему нет.

В феврале 1994 года на совещании с министрами Гейдар Алиев назвал неудовлетворительной работу структур ГНКАР, курировавших добычу газа. [202-203] — Для его закупок за доллары в Туркменистане большого ума не надо, — произнес президент.

— Разве наша газодобывающая промышленность не способна сама обеспечивать население природным топливом? Способна. Так в чем же дело?

24 мая — очередная встреча президента с представителями консорциума западных компаний. В сообщении «Интерфакса» — упоминание о российской компании «ЛУКойл», представитель которой тоже принял участие во встрече. «ЛУКойл», по информации «Интерфакса», получил 10 процентов участия в проекте за счет доли Азербайджана, составлявшей тогда, по предварительной договоренности, около 30 процентов.

Гейдар Алиев назвал успешным только что окончившийся раунд переговоров. Они проходили в Стамбуле со 2 по 20 мая. А в июне туда снова отправилась делегация Азербайджана. Президент напутствует: контракт должен соответствовать не только сегодняшним, но и долгосрочным интересам Азербайджана.

Ильхам Алиев прекрасно понимал, о чем говорил отец. Его линия в нефтяной стратегии страны была определяющей для азербайджанской делегации на всех этапах подписания контракта. Включая и заключительный этап в Хьюстоне, который длился с середины июля до середины августа 1994 года.

20 сентября в Баку состоялось подписание многострадального контракта, сразу же названного крупнейшим проектом нового столетия. От имени Азербайджана свою подпись под каспийским соглашением поставил президент Гейдар Алиев. Он отметил огромное политическое значение события:

— Мы демонстрируем всему мировому сообществу, что независимый суверенный Азербайджан является хозяином своих ресурсов. Этим самым мы вновь подтверждаем, что Азербайджан твердо стоит на пути демократических преобразований и рыночного пути развития, создаем основу для включения Азербайджана в мировую экономическую систему.

На подписание каспийского соглашения в Баку съехалось много высоких гостей из Европы и изза океа[203-204]на. Важность события подчеркнули своим присутствием министры из США, Великобритании, Турции, Норвегии. Не было лишь представителей России, хотя подпись «ЛУКойла»

тоже стояла под документом.

Официальная Москва отреагировала оперативно и весьма категорично. Уже в день подписания контракта МИД сделал заявление, что Россия не будет признавать подписанное в Баку соглашение о разработке нефтяных месторождений на Каспии. Причина — односторонние действия Азербайджана, которые затрагивают интересы и права других прикаспийских стран в отношении пространства и ресурсов Каспийского моря.

МИД России напоминал: «С точки зрения международного права Каспий, как внутриконтинентальный водоем, является объектом совместного использования всех прибрежных государств. Нынешний правовой режим Каспия был определен соглашениями от 1921 и 1940 годов. Все государства связаны положениями этих документов, хотят они этого или нет».

Конечно, с точки зрения выгоды для Азербайджана, Каспийское соглашение, или «контракт века», не имело себе равных. Освоение нефтяных шельфовых месторождений «Азери» (300 миллионов тонн), «Чираг» (157 миллионов тонн) и глубоководной части месторождения «Гюнешли» (54 миллиона тонн) сулило обернуться золотым дождем для Баку. Ведь раздел нефти после покрытия затрат должен осуществляться в соотношении 80:20 процентов. Первая цифра — это доля Азербайджана. Добывать нефть планировалось уже через полтора года.

И тут заварилась такая каша, которую не могут расхлебать до сих пор. Свои права на каспийские ресурсы заявили еще четыре прибрежные страны — Россия, Иран, Казахстан, Туркмения. Правда, Россия уже спустя месяц после того, как «контракт века» был подписан, устами премьер-министра Виктора Черномырдина, прояснила свою позицию: никаких возражений и претензий к этому контракту нет. По проблемам Каспийского моря, уточнил российский премьер, есть только необходимость обсуждения и согласования вопросов [204-205] экологии и рыболовства. Споры ведутся уже полтора десятка лет, и, похоже, конца им не видно.

Ильхам все это время был непосредственным участником событий, связанных с «контрактом века». В 2003 году вышла его большая книга «Каспийская нефть Азербайджана», в которой всесторонне рассматривается одна из актуальных современных проблем — определение статуса Каспийского моря.

Это очень интересное исследование, и я рекомендую прочесть его всем, кто интересуется подробностями.

«Контракт века» пытались сорвать зарубежные недруги Азербайджана вкупе с его противниками внутри страны. В этих целях была совершена попытка государственного переворота.

Момент выбрали, по мнению заговорщиков, наиболее подходящий. 25 сентября президент Гейдар Алиев отбыл в США для участия в работе сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 29 сентября должно было состояться его выступление. Заканчивалась речь предыдущего оратора, наступала очередь Гейдара Алиева, и тут к нему подошел человек из делегации и сообщил, что в Баку убиты вице-спикер парламента Афияддин Джалилов и начальник особого управления при президенте Шамси Рагимов.

Сообщение встревожило, но не изменило его рабочий график. Разве что пришлось сделать специальное заявление по поводу событий в Баку. А второго октября он был уже дома. О его высоком самообладании свидетельствовал и тот факт, что по пути на родину он сделал запланированную ранее остановку в Стамбуле, где обсудил с руководством Турции вопросы реализации многомиллиардного нефтяного контракта.

Участие в переговорах принимал и Ильхам. Теперь он всегда был рядом с отцом.

Прибыв в Баку в ночь на воскресенье, 2 октября, Гейдар Алиев начал вникать в обстановку в городе. Она ухудшалась. Отряд полиции особого назначения (ОПОН) численностью до ста человек захватил здание Генеральной прокуратуры и взял в заложники генпрокурора. Возникла перестрелка, ранения получили не[205-206]сколько человек Поступила информация о том, что готовится налет на Милли меджлис и администрацию президента. Неспокойно было в Гяндже и Ленкорани.

В понедельник вечером 3 октября Гейдар Алиев выступил по национальному телевидению и радио и объявил, что подписал указ о введении с восьми часов вечера чрезвычайного положения сроком на два месяца. Это была вынужденная мера, направленная на недопущение опасного развития возникшей ситуации.

А в ночь на 5 октября в Гяндже люди в военной форме захватили здание исполнительной власти и предприятия связи, ряд других объектов. Неспокойно было в Евлахе и Газахе. Узнав об этом, жители Баку, несмотря на ночное время, пришли на площадь перед президентским дворцом, чтобы выразить ему свою поддержку. Гейдар Алиев вышел к людям и расценил события в Гяндже как продолжение попытки государственного переворота.

— Страна подошла к черте гражданской войны, — предупредил он соотечественников. — Но мы этого не допустим. Я надеюсь на вас, опираюсь на вас...

Люди не расходились. Днем 5 октября они переместились на площадь Свободы. Их собралось до 200 тысяч. В руках они держали национальные флаги, портреты своего президента, лозунги «Гейдар — народ». Гейдар Алиев выступил перед бакинцами, рассказал, что правительственные войска завершают операцию в Гяндже. Многие мятежники арестованы. Конфликт с отрядом ОПОН разрешен.

Ильхам находился рядом с отцом, когда тот сказал, что премьер-министр Сурет Гусейнов имеет отношение к мятежу в Гяндже. Сурет стоял рядом с ними, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

Ильхам инстинктивно подвинулся ближе к отцу — мало ли что может случиться...

А в конце октября Сурета Гусейнова привлекли к уголовной ответственности за организацию попытки государственного переворота. Милли меджлис рекомендовал президенту издать указ о лишении Сурета Гусейнова звания Национального героя Азербайджана. [206-207] Его он был удостоен два года назад, когда командовал отрядом, воевавшим в зоне карабахского конфликта. 31 октября Гейдар Алиев удовлетворил просьбу парламента и подписал указ.

Попытка переворота провалилась. Но она была не единственная. Обстановка в стране вновь накалилась в марте 1995 года. И опять во время отсутствия президента. В ночь на 13 марта он возвращался из Копенгагена, с саммита глав государств ООН, и готовился к визиту в Пакистан. В четыре часа ночи ему позвонили: в Газахе и Агстафе беспорядки. Отрядами полиции особого назначения захвачены здания администрации. В Агстафе идет бой, власть забаррикадировалась, оказывает сопротивление. Но силы неравны. Мятежники имеют план двигаться дальше на Товуз и Гянджу, оттуда — на Баку. И точно — спустя пару дней опоновцы напали на воинскую часть в Товузе. Захватить ее, к счастью, не удалось.

15 марта заместитель министра внутренних дел, командир отряда полиции особого назначения, полковник Ровшан Джавадов потребовал отставки Гейдара Алиева. Руководитель мятежа поставил условие: немедленно образовать Госсовет, который будет управлять страной. Снова мятеж, и снова во главе — полковник. Полковниками были Сурет Гусейнов, Алиакрам Гумбатов. Теперь вот Ровшан Джавадов... Прямо спасу нет от этих «народных» полковников.

Гейдар Алиев подписал указ об отстранении Джава-дова от должности заместителя министра внутренних дел. Указ передали по телевидению.

Главной опорой заговорщиков была бакинская база ОПОНа. Она размещалась в поселке «8-й километр» и представляла реальную угрозу из-за большого количества спецназовцев и оружия.

Начинать боевые действия Гейдар Алиев не хотел — было жаль молодых парней. Он призвал их добровольно сдать оружие и покинуть базу. Гарантировал освободить от уголовной ответственности.

Однако командование ОПОНа не вняло голосу разума и отказалось подчиниться приказу о расформиро[207-208]вании. Более того, оно отклонило даже саму идею переговоров о мирном разрешении конфликта. И тогда было принято решение применить силу. Операция началась 17 марта.

Сопротивление мятежного отряда было сломлено. Ровшан Джавадов в ходе боя получил ранение, от которого скончался. Погибло 38 человек, ранено — 69- Среди них были и гражданские лица.

Арестовано более трех с половиной сотен человек, однако многим бойцам ОПОНа удалось скрыться.

Гейдар Алиев провел совещание, на котором сообщил: заговорщики планировали операцию по захвату президентского дворца, парламента, телевидения и силовых министерств. Так что взятие главной базы ОПОНа было своевременным и необходимым. Обстановка в столице была накалена до предела, и некоторые иностранные посольства начали готовиться к эвакуации своих сотрудников.

Ильхам тоже сильно переживал. Мартовские события нанесли сильный удар по международному имиджу страны. В те тревожные дни ряд визитов в Азербайджан был отменен. Многие важные встречи переносились на более поздний срок. А они были крайне необходимы, особенно по вопросам, связанным с «контрактом века». Возникали десятки самых неожиданных проблем, требующих неотложного решения.

Обострилась и экономическая ситуация. Великий северный сосед после начала боевых действий в Чечне закрыл границы с Азербайджаном. Цель — противостоять распространению оружия из регионов, прилегающих к району боевых действий в Чечне. Дороги, связывающие Россию с Азербайджаном, были блокированы. Транспортное, в том числе и пассажирское сообщение между двумя странами, прервалось. Это наносило огромный ущерб Азербайджану, породило серьезные социально-экономические проблемы для его населения.

Ильхам находился все это сложное время рядом с отцом, был в курсе всех его решений, непосредственно и активно участвовал в их обсуждении, подготовке и принятии. [208-209] Внутриполитическая борьба за власть, режим чрезвычайного положения, незатухающий карабахский конфликт не позволяли вплотную заняться разработкой нормативно-правовой базы политических институтов власти. И наконец это время наступило. С началом стабилизации обстановки после пресечения второй попытки государственного переворота в марте 1995 года (первая попытка — октябрь 1994 года), возобновилась работа над проектом новой Конституции, начатая страшно сказать когда — аж в феврале 1991 года. В ней закреплялась президентская форма правления.

В июне 1995 года Гейдар Алиев провел общегосударственное совещание, на котором проанализировал причины и обстоятельства двух попыток государственного переворота — в октябре 1994 и в марте 1995 года. Он заявил, что силовой захват власти в стране теперь больше невозможен — ни одна из оппозиционных группировок не пользуется поддержкой народа. Нет у них шансов и победить на выборах в парламент. Оппозиция разобщена, раздроблена, у нее нет социальной базы.

— Центризбирком докладывает: в стране 4 миллиона 300 тысяч избирателей. А численность членов оппозиционных партий, вместе взятых, не превышает 410 тысяч.

Это заявление было встречено аплодисментами. Многие выступающие, отмечая заслуги Гейдара Алиева в укреплении молодой азербайджанской государственности, предлагали объявить его пожизненным президентом. И закрепить эту норму в Конституции.

Двумя месяцами раньше, в апреле, уже ставился вопрос о продлении его президентского срока.

Это было сделано публично, с помощью телевидения. Камера остановилась на внушительной горке писем и телеграмм, и ведущий сказал, что их авторы предлагают провести референдум о продлении президентских полномочий. Как относится к этой народной инициативе сам президент? [209-210] — Во-первых, мой срок истекает осенью 1998 года, — ответил Гейдар Алиев. — До его окончания еще три с половиной года. А во-вторых, когда истечет мой срок, будут проведены выборы.

Если народ пожелает, он может выбрать и меня.

То есть тогда он высказался против продления своих полномочий через референдум. Высказался в пользу нормальной демократической процедуры — выборов. Как народ решит, так и будет.

То же самое сказал и на общегосударственном совещании. Точка зрения Гейдара Алиева была неизменная: президент страны должен определяться в ходе выборов по итогам всенародного голосования. Напомнил, что 48-я статья новой Конституции посвящена гражданским свободам и правам человека. А это значит, что в ее основу положены демократические принципы.

Одновременно с проектом Конституции готовился и новый закон о выборах. Над ним работали видные юристы, академики, опытные парламентарии. В качестве экспертов привлекались многие известные общественные деятели, представители культуры и искусства. Ильхам, как ученыймеждународник, тоже внес свою лепту: рекомендовал крупных знатоков избирательного законодательства из разных стран мира, участвовал в подборе групп для изучения зарубежных аналогов, выступал на заседаниях «круглых столов» по этой проблематике.

Когда в конце июля 1995 года президент Гейдар Алиев внес на рассмотрение рабочей группы по подготовке проекта закона о выборах два своих варианта, все знали: Ильхам тоже имел к ним отношение.

Каким должен быть новый парламент Азербайджана — однопалатным или двухпалатным?

Единого мнения по этому вопросу не было. Кто-то высказывался за однопалатный, кто-то, наоборот, ратовал за двухпалатный.

Гейдар Алиев много думал над этим. Советовался с Ильхамом. Спрашивал: как в мире? Какая тенденция преобладает? Ильхам провел кропотливую изыскательскую работу, представил данные по разным странам. [210-211] В итоге приняли соломоново решение — рассматривать оба варианта.

Рабочая группа долго спорила, дискутировала и в итоге остановилась на варианте однопалатного парламента. О численности депутатов тоже велись споры. В 1990 году в Верховный Совет избрали 360 человек. Народный фронт, придя к власти, сократил их число до 50 человек. В таком составе и работали в 1992—1995 годах. В новом составе парламента предусматривалось 125 депутатских мест, каждое пятое из них отдавалось кандидатам, проходившим по партийным спискам. Соответствующий проект внесли в Милли меджлис. Оппозиционные партии тоже подготовили свои проекты.

Милли меджлис приступил к жарким дискуссиям: какому проекту отдать предпочтение?

Победил президентский вариант. 12 августа страна получила новый закон о выборах. Они назначались на 12 ноября. На тот же день был объявлен и референдум по проекту новой Конституции — первого Основного закона независимого Азербайджана.

25 октября средства массовой информации сообщили: Ильхам Алиев зарегистрирован в качестве независимого кандидата в депутаты Милли меджлиса (парламента) по Гарадагскому избирательному округу №14 города Баку.

Сын президента решил идти в политику. Эта новость стала сенсацией не только в Азербайджане.

Она стала новостью номер один и в российских политических кругах. Многие московские газеты опубликовали сообщение информационного агентства «Интерфакс» об этом событии.

Московские друзья 34-летнего Ильхама знали, что он занимал должность вице-президента Государственной национальной компании. В сферу его компетенции входили внешнеэкономические связи. А теперь вот решил заняться законотворческой деятельностью. С чего бы это? «Нефтянка»

наскучила?

Отнюдь нет. Он оставался на прежнем посту в ГНК. По новому закону о выборах это не запрещалось. [210-211] Как и всем кандидатам на депутатский мандат, Ильхаму Алиеву было предоставлено семь минут эфирного времени на национальном телевидении для изложения своей предвыборной программы. Он пытался изложить ее так, чтобы она была доступной для понимания каждого простого избирателя. И это ему удалось.

Что надо сделать, чтобы жизнь стала лучше? Перевести экономику на рыночные рельсы. Без иностранных инвестиций это невозможно. Поэтому он, как один из руководителей нефтяной отрасли страны, будет постоянно заниматься их привлечением.

Ну, а как же государство? Какова его роль в экономике? Все та же, что в советские времена? Нет, теперь оно должно ограничивать свою деятельность лишь определением экономической стратегии. Ну, еще налоговой политикой. Но — правильно построенной.

Затронул тему «контракта века». Ну, подписали соглашение по каспийской нефти. А что от него перепадет простым людям?

Перепадет, и немало. Уже в текущем году в казну страны поступило более 100 миллионов долларов. А в будущем году их будет 700 миллионов. Это те самые инвестиции, без которых невозможно построить рыночную экономику.

Контракт по освоению шельфа Каспия, между прочим, рассчитан на 30 лет. И объем финансовых поступлений будет все время возрастать. По предварительным расчетам, речь может идти о 60 миллиардах долларов. Разве это не источник решения проблем в социальной сфере?

Сейчас, к сожалению, на удовлетворение каждодневных запросов людей уходит так мало средств, что их можно сравнить с кошкиными слезками. Так жить нельзя. И мы так жить больше не будем. Не имеем права. Наш народ заслужил большего, чем он сейчас имеет.

Конечно же, процветания достичь невозможно без сохранения и упрочения независимости страны. Это главная политическая задача. [212-213] — Никто не сможет помешать нам на этом пути, — заверил кандидат в депутаты. — Ни внешние силы, ни экономические блокады, ни политические диверсии, ни прочие давления.

12 ноября народ вышел на выборы. Парламент избирали по новому закону. В выборах по партийным спискам приняли участие 86,5 процента избиратели — более трех с половиной миллионов человек Победу с большим преимуществом одержала партия «Ени Азербайджан» («Новый Азербайджан»), Ее возглавлял президент Гейдар Алиев. Партия получила 19 мест из 25, предназначенных для депутатов, избранных по партийным спискам.

Остальные шесть мест поделили Партия национальной независимости (три места) и Народный фронт Азербайджана (три места).

Пяти другим партиям, которые принимали участие в выборах, не повезло: они не преодолели 8процентный барьер и не прошли в парламент.

В одномандатных округах избрано 72 депутата, из них 40 — представители партии «Новый Азербайджан». В 20 округах в конце ноября прошел второй тур выборов, где были избраны 28 депутатов, а в восьми округах — повторные выборы в феврале 1996 года.

Ильхам Алиев прошел в депутаты в первый же день голосования. Он принимал искренние поздравления от коллег по работе и многочисленных друзей. Сердечно поздравил его и отец.

Хорошее настроение от результатов выборов и референдума по Конституции (ее одобрили более 91,9 процента граждан) слегка подпортила оценка руководителя делегации наблюдателей Совета

Европы Жака Бомеля. Он заявил о серьезных нарушениях в ходе выборов, а под конец и вовсе брякнул:

— Мы не можем принять Азербайджан в Совет Европы, потому что Азербайджан не выполняет условий этой организации.

Конечно, случаи отступления от порядка голосования были. Неспроста же в 20 округах назначили второй тур, а в восьми округах — повторные выборы. Но [213-214] ведь эти факты сам Центризбирком предал огласке, а не честные европейские наблюдатели вытащили их за ушко да на солнышко. Обидно было за такую оценку, а что поделаешь? Процедура есть процедура. Европейцы, поди, и знать не знают, что такое незаконные вооруженные группировки. А здесь у каждого оппозиционера, который рвется во власть, за спиной крепкие парни. У них два аргумента — автомат и граната.

Между тем жизнь шла своим чередом. День 12 ноября был объявлен Днем Конституции. В связи с принятием первого Основного закона независимого Азербайджана (до этого в истории республики XX века были еще три конституции) президент Гейдар Алиев подписал указ о помиловании и амнистировании большой группы осужденных на разные сроки лишения свободы. С тех пор акты о помиловании стали постоянными. В 1998 году объявил об отмене смертной казни в стране (с 15 июня 1995 года, когда его избрали президентом, ввел мораторий на исполнение смертных приговоров).

11 октября того же года Гейдара Алиева избрали на второй президентский срок За него отдали голоса 76,1 процента избирателей. В численном выражении это составило 2 миллиона 556 тысяч человек. В выборах участвовали 75 процентов граждан, имевших право голоса, или 3 миллиона 369 тысяч человек. Он набрал больше двух третей голосов в первом туре и победил. Занявший второе место лидер Партии национальной независимости Азербайджана Этибар Мамедов набрал 11,6 процента голосов.

Международные наблюдатели, давая оценку выборам, отметили «серьезное совершенствование процесса». Поводов для негативных замечаний, как это случилось на парламентских выборах 1995 года, уже не нашлось. Что ж, молодая азербайджанская демократия становилась на ноги, крепла, набирала силу.

В 1997 году Ильхам Алиев возглавил Национальный олимпийский комитет Азербайджана. Он является его президентом и поныне. Очень дорожит высшим орденом Международного олимпийского комитета, кото[214-215]рым награжден за большой вклад в дело развития спорта и олимпийского движения. В 2004 году курировал подготовку к XXVII летним Олимпийским играм, которые проходили в Греции, вместе с Министерством молодежи и спорта занимался подбором национальных сборных команд Азербайджана в международных тренировочных сборах и соревнованиях.

В 1999 году Ильхама Алиева избрали заместителем, а в 2001 году первым заместителем председателя правления партии «Новый Азербайджан».

Это правящая партия, у истоков ее создания стоял Гейдар Алиев. У партии уже есть свои историки, что вполне закономерно, потому что у нее есть своя история.

Партия «Новый Азербайджан» появилась не по указу власти и не по желанию отдельной личности. Она появилась потому, что в ней возникла объективная необходимость. Это закон общественного развития, и никуда от него не денешься.

Партия «Новый Азербайджан» не могла не появиться. Она возникла как защитная реакция трезво мыслящих людей с государственным складом ума на обстановку хаоса, разброда и шатаний. Это была естественная реакция на некомпетентность центрального руководства в Баку, слабость местных органов власти, которые были подмяты враждующими между собой вооруженными группировками.

Страна вплотную подошла к пропасти, за которой стояла утрата независимости.

В этой ситуации в октябре 1992 года группа здравомыслящих людей, озабоченных судьбой родины, обратилась к председателю парламента Нахичеванской Автономной Республики Гейдару Алиеву с просьбой о создании политической партии, которая бы взяла на себя историческую миссию консолидации нации и сохранения стабильности. Под обращением стояли подписи известных в Азербайджане деятелей науки, культуры, руководителей общественных организаций. По числу подписавших — 91 человек документ вошел в историю партии как обращение «группы девяносто од[215-216]ного». Впоследствии они стали ядром команды Гейдара Алиева, многие из них заняли крупные государственные посты во времена его президентства.

Гейдар Алиев заявил, что идея очень хорошая, и если такая партия будет создаваться, он готов вступить в нее. В ноябре того же года состоялось заседание оргкомитета партии. Председателем избрали Гейдара Алиева — у кого же еще такой огромный опыт? В том же месяце в Нахичевани прошла учредительная конференция. Участвовали более 500 делегатов из разных регионов Азербайджана.

Утвердили устав и программу. Председателем партии избрали Гейдара Алиева.

Он настоял на том, чтобы «Новый Азербайджан» была партией парламентского типа. Не надо подполья, не надо революционных методов борьбы, не надо вооруженного восстания. Это уже было в 1917-м и чем закончилось?

Главными задачами партии должны быть укрепление государственной независимости Азербайджана, создание цивилизованного, демократического, правового государства, в котором будут защищаться права всех граждан независимо от их национальной, религиозной и языковой принадлежности. В качестве ближайших перспектив он выделил прежде всего выход из войны, решение карабахской проблемы, а также преодоление тяжелого социально-экономического кризиса.

Партия «Новый Азербайджан» пришла к власти спустя полгода после своего появления на политической арене. Она объединила людей со здравым мышлением, участвовала в решении трудных для страны проблем, верно служила народу. Сегодня она всенародная политическая сила.

Ильхам Алиев стал одним из главных идеологов этой партии, возглавляет ее и поныне.

В ноябре 2001 года съезд принял решение о введении поста первого заместителя председателя партии. На эту должность избрали Ильхама Алиева, остававшегося первым вице-президентом Государственной нефтяной компании. [216-217] В 2000 году он снова баллотировался в депутаты Милли меджлиса и снова победил.

Он был неизменным участником всех официальных визитов главы государства. Хотя и безмолвным, не без оснований пишут его биографы.

В январе 2001 года Азербайджан вступил в Совет Европы. Это было признанием демократических процессов, происходивших в стране, соответствия их европейским стандартам. И когда встал вопрос о формировании делегации Милли меджлиса в Парламентскую Ассамблею Совета Европы (ПАСЕ), лучшую кандидатуру на пост ее главы, чем Ильхам Алиев, трудно было представить.

Все для этого у него было — и знание иностранных языков, и прекрасное профильное образование в одном из лучших вузов Москвы, и богатый опыт международных контактов, приобретенный на важном посту первого вице-президента Государственной нефтяной компании, где он занимался внешнеэкономическими связями. Да еще более чем пятилетний статус члена парламента. Ну, а что касалось патриотизма, любви к родине, желания и умения отстаивать интересы своей страны — это видели все.

И он возглавил делегацию Милли меджлиса Азербайджанской Республики в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). А в январе 2003 года его избрали заместителем Председателя и членом бюро ПАСЕ. Когда он покидал этот пост в связи с избранием президентом Азербайджанской Республики, за активное участие в работе ПАСЕ и приверженность к европейским идеалам был удостоен диплома почетного члена ПАСЕ и медали ПАСЕ.

Одним из самых крупных его достижений во время работы в ПАСЕ в Азербайджане считают включение Армении в документы ПАСЕ как страны-агрессора. Впрочем, к этой теме я еще вернусь в главе, в которой будет подробно рассмотрено нынешнее состояние карабахской проблемы. [217]

–  –  –

31 октября 2003 года. Рано утром, еще затемно, еду во «Внуково-2». Это правительственный аэропорт в Москве, отсюда вылетают президент и другие высшие руководители России. Здесь же приземляются самолеты с главами иностранных государств.

Дорога в аэропорт в это предрассветное время свободна. Добираюсь быстро. Офицеры из Федеральной службы охраны, дежурящие у ворот, ищут фамилию в списке делегации, вылетающей в Баку. Список короткий, всего несколько фамилий. Находят. Ворота открываются, и машина подъезжает к зданию аэровокзала.

Снова уточнение фамилии, предъявление документа. Можно следовать к самолету. У трапа — опять проверка. Она не занимает много времени, поскольку в списке минимальное количество пассажиров. Поднимаюсь в салон и сажусь на свое привычное место у иллюминатора.

Привычная, рутинная процедура. Она повторяется каждый раз, когда мы отправляемся в очередную поездку. Сначала пытался их считать, а потом сбился, не помню точно, сколько их было, не менее сотни, наверное. Как-то прилетели из Сеула, поехали домой, переоделись и в тот же день отправились в Мадрид. [218-219] На этот раз летим в Баку, на инаугурацию президента Азербайджана Ильхама Алиева. Владимир Путин поручил эту миссию третьему лицу в государстве — председателю Совета Федерации Федерального Собрания России Сергею Миронову.

Салон, в котором обычно места занимают сенаторы — члены делегации и советники Миронова, сегодня пуст. Из советников только я да мой коллега, занимающийся международными вопросами.

Вскоре к нам присоединился руководитель секретариата Миронова, который поднялся в самолет вместе с шефом.

Взлетели. Через полчаса из салона Миронова вышел начальник его охраны и сказал, чтобы мы прошли к шефу. Мы поднялись.

Шеф сидел за рабочим столиком и, сощурив глаза, читал какой-то текст. Я узнал его по распечатке. Этот текст был сочинен мной перед вылетом.

За три года работы с Мироновым я изучил его стиль работы. Шеф никогда не читал подготовленные мной тексты в кабинете. Он всегда делал это в самолете. С одной стороны, это льстило моему самолюбию — наверное, он так доверял мне, что знакомился с написанным в последние часы.

Значит, был уверен, что тексты годятся процентов на девяносто.

С другой стороны, нередко он приезжал от президента, переполненный его идеями, и тогда мне приходилось ночью сидеть в гостиничном номере и вносить в текст новые абзацы, в то время как принимающая сторона устраивала товарищеский ужин. Впрочем, истины ради, обо мне, сидевшем над речью, тоже не забывали и доставляли в номер щедрые дары местной природы.

Миронов прочел текст выступления на инаугурации и вскинул на меня глаза.

— Годится, — одобрительно сказал он. — Коротко и образно. Хорошо сказано о роли Гейдара Алиева. Действительно, его державная мудрость потрясает. Он один из крупнейших государственных деятелей современности и навсегда вошел в новейшую историю и Азербайджана, и России. Но новый президент — само[219-220]стоятельный политик. Разве вы забыли наши с ним беседы в Страсбурге, на сессиях ПАСЕ? Новый президент Азербайджана — яркая личность, талантливый партийный и государственный деятель... У него большое будущее. Вот это следует подчеркнуть. Согласны?

— Конечно!

На торжественной церемонии спецпредставитель президента России Сергей Миронов сказал красивые слова:

— Вы приняли свою прекрасную страну из рук выдающегося политика XX века. Берегите ее так, как берег ее ваш отец, как берегли легендарные герои Азербайджана!

Инаугурационная речь президента Ильхама Алиева скрупулезно изучалась во многих столицах мира. Ее внимательно читали во внешнеполитических ведомствах и в штаб-квартирах разведок, в правительствах и во влиятельных финансовых кругах. Всех интересовало, какой путь изберет Азербайджан — крупнейший нефтяной резервуар мира. Какому политическому и экономическому курсу последует страна под руководством ее нового руководителя? Останется курс таким же, что и при прежнем президенте, или новый глава государства, политик новой формации, сделает неожиданный поворот?

Я сидел в зале дворца «Республика», где проходила инаугурация, на отведенном мне месте, обозначенном в пригласительном билете, и внимательно слушал. Инаугурационная речь звучала на азербайджанском языке, но шел синхронный перевод на несколько других языков, в том числе и на русский язык. Я быстро нашел нужную волну и стал слушать, по привычке делая короткие записи в блокноте, который всегда держал наготове.

Я никогда не выбрасываю старые блокноты, даже в том случае, если записи давно использованы и, кажется, они больше не понадобятся. С этим наивным заблуждением я расстался еще в годы молодости, убедившись в том, что непременно возникает такая ситуация, когда появляется острая необходимость в коротких, [220-221] клочковатых записях, сделанных по следам горячих событий. А уж потом, когда волей судьбы оказывался в эпицентрах кипучей политической жизни, сначала в аппарате ЦК КПСС горбачевской поры, а затем — Госдумы и Совета Федерации ельцинского и путинского периодов, бережно складировал блокноты, аккуратно нумеруя их.

И вот сейчас, держа перед собой записи, сделанные на инаугурации Ильхама Алиева, хвалю себя за благоразумный поступок. Конечно, вряд ли тогда я предполагал, что буду писать книгу про азербайджанского президента и что сделанные второпях записи пригодятся именно для этой цели.

Прошло четыре года, и вот — пригодились.

Итак, открываю свой путеводитель по инаугурационной речи президента Ильхама Алиева.

Выразил глубокую признательность за избрание. Заверил, что оправдает высокое доверие. Перед словами обещания «продолжу политику Гейдара Алиева» — мой «фирменный» знак NB («нота бене» — «обрати внимание»), которым я в своих записях обычно выделяю особо важные места. Пользуюсь им еще со студенческих лет, когда конспектировал лекции. Этот значок рассыпан по всем страничкам блокнота.

Сказал, что 15 октября азербайджанский народ пришел на избирательные участки и отдал свои голоса за политику Гейдара Алиева. Проголосовал за мир, спокойствие, прогресс, развитие, созидание, стабильность. В Азербайджане нет альтернативы этой политике.

Ее характеристика. С Азербайджаном считаются, относятся к нему с уважением. Без учета его национальных интересов в регионе не осуществляется ни один международный, крупномасштабный проект.

Знак NB перед предложением: «По настоянию Азербайджана такая авторитетная международная организация, как Совет Европы, признала Армению государством-агрессором».

Приветствует высоких гостей, приехавших в Баку на торжества. Называет их имена. Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, председатель Совета Федерации [221-222] Федерального Собрания Российской Федерации Сергей Миронов, заместитель премьер-министра Турецкой Республики Абдуллятиф Шенер, вице-президент Исламской Республики Иран Сейед Мохаммедали Абтехи, глава правительства Украины Виктор Янукович.

Знак NB и пометка: «Уточнить». Это касается имен и фамилий представителей Турции и Ирана.

На слух уловить их было трудно. Остальные хорошо известны.

Это была преамбула. Дальше пошел основной текст.

Внутреннее положение. Страна всесторонне развивается. Экономика укрепляется. ВВП (внутренний валовой продукт) за последние пять лет ежегодно увеличивается на 10 процентов.

NB. Уровень инфляции составляет два процента, десять лет назад — 1600 процентов.

Экономические реформы. Развивается частный сектор. Его доля в формировании ВВП — 70 процентов. Появился класс предпринимателей. Осуществляется программа приватизации. Проведена земельная реформа, земля — уже в частной собственности крестьян. Благодаря этому растет сельхозпроизводство.

Иностранные инвестиции. Уже вложено (из разных источников) 15 миллиардов долларов.

Одно из первых мест среди бывших советских республик по объему иностранных инвестиций на душу населения. Азербайджан по этому показателю опережает ряд восточноевропейских государств.

Рост иностранных инвестиций — показатель стабильности. Никто не будет рисковать, если нет уверенности в том, что в стране благоприятная общественно-политическая обстановка. Поэтому одна из приоритетных задач правительства — обеспечение спокойной и безопасной жизни.

«Нефтянка». Основатель нефтяной стратегии Азербайджана — Гейдар Алиев. Прошло девять лет со времени подписания «контракта века». Азербайджан поставляет на мировые рынки свои нефтяные и газовые ресурсы. Успешно сотрудничает в принадлежащем ему секторе Каспийского моря с иностранными компаниями. [222-223] Объем вложений в азербайджанскую «нефтянку» — 10 миллиардов долларов. Открыты десятки тысяч новых рабочих мест. За короткое время созданы буровые установки, платформы, нефтепроводы, нефтяные терминалы.

Нефть поступает на мировые рынки уже по двум трубопроводам. Ветка Баку — Новороссийск ежегодно по ней прокачивается 2,5 миллиона тонн нефти. Нефтепровод Баку — Супса: 6,7 миллиона тонн в год. Строится третий нефтепровод: Баку — Тбилиси — Джейхан. Проделано 40 процентов работ.

Уже вложен 1 миллиард 200 миллионов долларов.

Идут работы на месторождении «Шахдениз» — там большие запасы газа. Ведется строительство газопровода Баку — Эрзурум, по которому азербайджанский газ пойдет в Европу.

Начало осуществления нефтяной стратегии относится к 1994 году. Условия в то время были трудными и сложными. Азербайджан считался крайне рискованной страной для иностранных инвесторов.

Гейдар Алиев и его роль в преодолении тогдашних предубеждений, сложившихся относительно Азербайджана в мировом бизнес-сообществе.

(Здесь нельзя не отметить и роль самого Ильхама Алиева, проделавшего огромную работу для привлечения иностранных инвестиций. К этому его обязывали не только должность первого вицепрезидента Государственной нефтяной компании, но и долг патриота своей страны. В его инаугурационной речи ничего об этом не сказано. Но ведь все, кто сидели в зале, знали, как много он сделал в этом направлении, сколько сил и энергии, дипломатического умения и делового подхода вложил в осуществление «контракта века».

Замечу также, что и здесь тоже стоит мой любимый знак NB. Он встречался и в предыдущих абзацах, и так часто, что у меня мелькнула мысль, а не снять ли его? Не утомляет ли он читателей? Одно дело — рабочие записи для себя, и совсем иное — в окончательном тексте. Записи для себя — это так, сырые полуфабрикаты, [223-224] из которых еще предстоит приготовить блюдо, которое только потом будет подано на стол.) «Социалка». Главная особенность нефтяной стратегии — ее социальная направленность.

Доходы от «нефтянки» должны эффективнее служить народу. С этой целью создан Государственный нефтяной фонд Азербайджана.

Снова знак NB перед словами: «Это прозрачная структура, она отвечает всем международным стандартам».

В нефтяном фонде — 800 миллионов долларов. Это деньги народа. Руководство фонда регулярно информирует общественность о своей деятельности. Каждый гражданин должен знать о сумме валютных ресурсов своей страны и о том, на какие цели они расходуются.

Прежде всего, на беженцев и переселенцев, многие из которых живут в палаточных городках.

Для тех, кто пострадал от оккупации, строятся новые поселки, жилые кварталы, современные дома. В них уже переехали десятки тысяч людей.

Азербайджан — социальное государство. 60 процентов бюджета следующего, 2004 года будут направлены на решение социальных вопросов. Недавно заработная плата работников здравоохранения, образования, культуры увеличена на 50 процентов. На 40 процентов повышены пенсии. Эта политика будет продолжаться и впредь. Этому будут служить все возможности страны.

Благодаря нефтяной стратегии Азербайджан превратится в будущем в очень богатую и могущественную страну.

А как же другие отрасли? Те, которые не связаны с «нефтянкой». Они что, не будут развиваться?

Будут. Да еще как! Войдут в строй новые заводы и фабрики. Готовится план развития предпринимательства, программа экономического возрождения отраслей, не связанных с нефтяным сектором.

Для того чтобы стать богатым и могучим государством, у Азербайджана все есть — природные ресурсы, человеческий потенциал. И главное — воля народа. [224-225] Обороноспособность. В Азербайджане создана сильная армия, и эта работа будет продолжаться.

NB. «Я буду уделять постоянное внимание данному вопросу. У Азербайджана должна быть очень сильная армия. Она должна быть способной решать все стоящие перед ней вопросы».

Нагорно-карабахский конфликт. Долгие годы страна живет в условиях режима прекращения огня.

NB. «К сожалению, деятельность Минской группы ОБСЕ, непосредственно занимающейся этим вопросом, пока остается безрезультатной».

Азербайджан не теряет надежды. Сопредседатели должны более серьезно, с большей ответственностью заниматься этим вопросом.

NB. Позиция Азербайджана — прежняя. Она основана на нормах международного права:

1) азербайджанские земли должны быть освобождены от оккупации;

2) миллион беженцев и вынужденных переселенцев должны вернуться к родным очагам;

3) территориальная целостность страны должна быть восстановлена.

NB. «Азербайджан никогда не смирится с таким положением, с оккупацией своих земель. Все должны знать, что хотя мы выступаем за мир, не желаем возобновления войны и стремимся к мирному решению данного вопроса, тем не менее, наше терпение не безгранично. Азербайджан во что бы то ни стало освободит свои земли».

Завершение. Высказал веру в счастливое будущее Азербайджана. Уверен, что страна будет и впредь развиваться и укрепляться.

О демократии. Она получит дальнейшее развитие. Будут обеспечены политический плюрализм, свобода слова. Страна станет современным государством.

Что для этого необходимо? Продолжить политику Гейдара Алиева.

NB. «Выступая сегодня с высокой трибуны, я обещаю азербайджанскому народу, что останусь верным [225-226] этой политике, никогда не сверну с этого пути, буду продолжать политику Гейдара Алиева».

Обращается к нему с обещанием добиться того, чтобы современный Азербайджан, являющийся его творением, стал могущественнее, богаче, достиг всестороннего развития. «Вашим путем мы пойдем к новым победам».

Здравицы в адрес:

а) национального лидера азербайджанского народа, основателя современного Азербайджана Гейдара Алиева;

б) героического азербайджанского народа;

в) свободного и независимого Азербайджана. Читатели, наверное, заметили: мой конспект инаугурационной речи президента Ильхама Алиева несет отпечаток той функции, которую я выполнял при спикере верхней палаты российского парламента. Поэтому и обращал внимание на малейшие детали в оценках, включая нюансы здравиц. Думаю, профессионалы меня поймут.

А теперь самое время реконструировать события, которые предшествовали избранию Ильхама Алиева на президентский пост. Здесь столько нагромождено былей и небылиц, что трудно пробраться сквозь дремучие заросли вздорных слухов и измышлений, которых, как изящно выражается один мой приятель, «чертова тьма».

Попробую взглянуть на историю президентства Ильхама Алиева глазами человека отнюдь не тенденциозного, не разделяющего ни точку зрения азербайджанской оппозиции о том, что власть ему досталась из рук отца, ни точку зрения лизоблюдов, убеждающих в его чуть ли не божественном предназначении. Все, как это бывает в реальной жизни, гораздо проще и сложнее.

Начнем с выяснения того, были ли у него президентские амбиции, и если были, то когда они начали проявляться. Нигде, никем и никогда не зафиксировано даже намека, указывавшего на стремление сына президента стать его преемником. Единственный аргу[226-227]мент — это то, что Гейдар Алиев брал его с собой в зарубежные поездки.

Ну и что с того? Горбачев, бывало, до трехсот человек вывозил в своей свите, не считая Раисы Максимовны. Он что, метил ее на пост генерального секретаря? Никита Сергеевич Хрущев, тот вообще все многочисленное семейство вывозил — и сына, и зятя...

В случае же с Ильхамом все объяснялось просто — он был одним из руководителей Государственной нефтяной компании, отвечал за внешнеэкономические связи. Мы уже знаем, что значит нефть для Азербайджана. Это его, как сейчас говорят, бренд. Не хочется применять набившую оскомину, затертую метафору — «черное золото». Никто лучше, кроме Ильхама, не знал положения дел в нефтяной отрасли страны.

Все познается в сравнении. Посмотрите внимательнее, кто летал за рубеж в свитах российских президентов Ельцина и Путина. Почти всегда руководители «Газпрома» и ведущих нефтяных компаний.

Изучите список лиц, сопровождающих американских президентов в их официальных поездках. То-то...

Кто чем богат и могуч, тот и возит представителей своего богатства и могущества, чтобы продемонстрировать миру.

И если уж возникли исторические параллели, вспомнился Хрущев с его семейством, то историки знают, за что поплатился карьерой его зять Аджубей после снятия тестя с поста первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР. В зарубежных поездках делал громкие заявления, давал субъективные оценки событиям и политическим деятелям, намекал на свою особую осведомленность.

Словом, слишком высоко себя возомнил.

Ильхам ничего подобного себе не позволял. Он был хорошо воспитанным сыном хорошо воспитанного отца. Никаких дворцовых интриг. Никаких подковерных схваток. Никаких группировок.

Только работа на благо страны, и ничего, кроме работы.

Как мы знаем, Гейдар Алиев был избран на второй президентский срок в октябре 1998 года. Его полномочия заканчивались через пять лет, осенью 2003 года. [227-228] В мае 2002 года я присутствовал на его встрече в Баку с делегацией верхней палаты российского парламента во главе со спикером Сергеем Мироновым. Мне уже приходилось писать о той встрече.

Гейдар Алиевич был в прекрасной физической форме. Его феноменальная память оставалась такой же, как и прежде: он узнал меня, крепко пожал руку, а затем обнял и рассказал нашей делегации об обстоятельствах, при которых мы познакомились.

К сожалению, они были печальными и связаны с гибелью пассажирского теплохода «Адмирал Нахимов», который столкнулся с сухогрузом «Петр Васев». Было много жертв. Гейдар Алиевич как первый заместитель председателя Совета Министров СССР, курировавший транспорт, возглавил государственную комиссию по расследованию этой катастрофы. А мне, в ту пору работавшему в Идеологическом отделе ЦК КПСС, было поручено подготовить обращение ЦК и Совмина к советскому народу с призывом неустанно укреплять дисциплину и повышать ответственность на каждом рабочем месте.

Так вот, Гейдар Алиевич выглядел для своих 79 лет вполне сносно. Крепкое рукопожатие, внимательный взгляд, хороший слух. Быстрая реакция. Прекрасная память. Вот только фигура слегка усохла. Но ведь — возраст.

Мы знали, что азербайджанский президент намеревался принять участие в выборах главы государства, которые должны были состояться осенью 2003 года. Впервые он официально объявил об этом в мае 2001 года в выступлении на торжественном собрании, посвященном Дню пограничника.

— Тем, кто стремится к власти, придется подождать до 2003 года, — сказал он, — до очередных президентских выборов. Но пусть они знают, что им придется иметь дело со мной.

Слова были адресованы лидерам оппозиции, которые не расставались с мыслью взять власть. Их надежды окрепли два года назад, когда появились слухи об ухудшении его здоровья. [228-229] Это случилось в апреле 1999 года. Прошло шесть месяцев после инаугурации на второй президентский срок. Гейдар Алиев находился в США, куда его пригласили на 50-летний юбилей НАТО.

Внезапно он почувствовал недомогание в области сердца. Врачи порекомендовали ему пройти медицинское обследование в клинике Кливленда, штат Огайо.

Консилиум пришел к заключению: необходима хирургическая операция аортокоронального шунтирования. Такая же, какую делали в Москве три года назад российскому президенту Борису Ельцину. Гейдар Алиев согласился.

Операция длилась пять часов. Ее проводил знаменитый американский кардиохирург Майкл Дебейки. Тот самый, который консультировал российских врачей во время аналогичной операции Борису Ельцину. Майкл Дебейки тогда прилетал в Москву, и операция шунтирования проходила под его наблюдением.

Многие, наверное, помнят, что кремлевская пресс-служба, подчеркивая прекрасное самочувствие российского президента, передала, будто он, увидев врачей, пришедших в операционную, пошутил:

— А ножи вы не забыли?

Неизвестно, как шутил и шутил ли вообще в американской клинике азербайджанский президент, но операцию, которая, кстати, проводилось ночью, он перенес нормально. За процессом лечения следили президент США Билл Клинтон, вице-президент Альберт Гор и госсекретарь Мадлен Олбрайт.

Состояние его здоровья врачи сочли удовлетворительным, и после прохождения двухнедельного реабилитационного курса он покинул США. По пути на родину завернул в Лондон, а затем в Турцию, где провел серию деловых встреч, что говорило о полном восстановлении здоровья.

Прибыв в Баку, сразу же приступил к повседневным делам. Когда ему стало известно о сообщениях в оппозиционных СМИ о том, что после операции он стал недееспособным, пожал плечами и заявил, что чувствует себя хорошо и намерен работать с еще большей энергией. [229-230] И уж совсем трагикомическая история произошла в сентябре 2000 года. В конце месяца ряд интернет-изданий распространил сенсационную новость — азербайджанский президент скончался в клинике Кливленда! Сообщение подхватили некоторые информационные агентства. Более того, грузинский парламент намеревался приступить к утверждению текста соболезнования азербайджанскому народу — над проектом уже работали аппаратчики.

Почему поверили? Гейдар Алиев в то время находился в США, где принимал участие в «Саммите тысячелетия». Там он провел серию важных встреч, в том числе с американским президентом Биллом Клинтоном и российским — Владимиром Путиным. Затем решил пройти курс медицинского обследования в Кливленде, где менее года назад ему сделали операцию на сердце. Майкл Дебейки, выписывая высокопоставленного пациента, рекомендовал показаться снова — ну. хотя бы через полгодика.

Удобный случай как раз и подвернулся — празднование нового тысячелетия. Гейдар Алиев решил воспользоваться моментом, чтобы встретиться с кливлендскими врачами. Они обследовали его и обнаружили пневмонию. Откуда она взялась? Чем вызвана; Врачи забеспокоились, предложили полечиться. Пришлось согласиться. Выяснилось, что причина пневмонии — простуда.

А в мировой прессе начался нешуточный переполох. Сообщения о смерти азербайджанского лидера были настолько правдоподобны, что на них даже «клюнули» некоторые главы государств.

Сначала позвонил президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. Услышав голос Гейдара Алиева, Эдуард Амвросиевич был в шоке: «А тут такое наплели...»

Следом позвонил российский президент Владимир Путин. Реакция та же. Гейдар Алиев как ни в чем не бывало спросил, когда его ожидать в Баку. Условились о примерной дате официального, кстати, первого за всю историю независимого Азербайджана, визита главы российского государства. [230-231] Об этом, смеясь, рассказал азербайджанский лидер в Бакинском аэропорту по прибытии из США. Было около двенадцати часов ночи, когда президентский самолет коснулся колесами родной земли. Несмотря на позднее время, в аэропорту его встречала большая толпа азербайджанских и иностранных журналистов. Пришлось проводить брифинг сразу же после приземления.

Мастера пера и съемки узрели главу государства живым и невредимым. Он был совершенно здоров и чувствовал себя хорошо. А как же тогда многочисленные сообщения о тяжелой болезни и даже кончине?

— Значит, буду долго жить, — засмеялся он, отвечая на вопрос одного из настырных зарубежных журналистов — Есть у нас такая народная примета...

Откуда шли эти злокозненные слухи, можно было только догадываться. Они неизменно не находили подтверждения. И тем не менее не прекращались, а, наоборот, вспыхивали с новой силой, стоило только азербайджанскому лидеру почувствовать недомогание.

Итак, мы выяснили: впервые о том, что он пойдет на третий президентский срок, Гейдар Алиев заявил в мае 2001 года на торжественном собрании, посвященном Дню пограничника. Еще одно подтверждение этому намерению было получено через полгода, на съезде партии «Новый Азербайджан».

Я уже писал, что на том съезде Ильхама Алиева избрали первым заместителем председателя правления партии. Председателем вновь был избран его отец. Съезд принял резолюцию, в которой говорилось, что партия начинает подготовку к президентским выборам 2003 года и что кандидатом от партии будет выдвинут действующий президент Гейдар Алиев. Это было второе официальное упоминание о том, что он пойдет на третий президентский срок Безусловно, его намерение снова баллотироваться в президенты было серьезным препятствием на пути осуществления планов оппозиции. Поэтому любой комментарий о недомогании президента приобретал в оппозиционной прессе характер катастрофы. [231-232] Здесь я вынужден сделать небольшое отступление и рассказать хотя бы немного об отношении Гейдара Алиева к оппозиционным СМИ. Признавая, что они пишут немало неправды в адрес власти, а в его словах эта оценка была куда более жесткой, Гейдар Алиев постоянно поправлял правительственных чиновников которые пытались чинить препятствия в осуществлении журналистами их профессиональной деятельности.

В это верится с трудом, но факт есть факт: в конце 2001 года, когда было уже обнародовано, что Гейдар Алиев пойдет на третий президентский срок, и начиналась предвыборная борьба, он распорядился заморозить долги оппозиционных изданий, печатавшихся в государственном издательстве «Азербайджан». Газеты «Ени Мусават», «Харрийет» и другие, не отличавшиеся лояльностью к властям, имели значительные финансовые долги перед издательством, и оно отказалось и; печатать. Президент дал указание отменить это решение, несмотря на задолженность и оппозиционный характер изданий.

Более того, он назвал неправильным решение своей партии, принятое съездом, о том, что оппозиционные газеты «Ени Мусават», «Хуррийет» и «Азадлыг» якобы финансировались армянской стороной и выступали с антиазербайджанских позиций. Здесь чиновники и партийные функционеры явно перестарались. Он отменил их решение, согласно которому сотрудники оп позиционных изданий не допускались на официальные государственные мероприятия.

— Да, я лидер правящей партии, — говорил он. — Но я и глава государства. А это значит — гарант свободной и независимой прессы в стране.

Как видим, никаких попыток удушить СМИ, закрыть им рот, запретить критику в адрес власти.

— Она зазнается, если ее не критиковать, — считал он. — Другое дело, что критика должна быть конструктивной, созидательной, а не лживой и тем более не клеветнической. Но это уже дело самих критиков, их [232-233] совести, их гражданского выбора, их понимания своей роли в обществе.

Таким образом, предоставление полной свободы оценок и действий оппозиционной прессе, отсрочка на год ее финансовой задолженности государству. И это в преддверии президентских выборов?

Романтиком был Гейдар Алиевич, неисправимым романтиком.

В последний день января 2002 года он вылетел в США для участия во Всемирном экономическом форуме. Провел ряд встреч с главами государств, с руководителями крупнейших западных компаний. Азербайджанская официальная пресса сообщала: общение с Гейдаром Алиевым усиливает инвестиционный интерес у западных предпринимателей, помогает интеграции страны в мировую экономику.

Оппозиционные СМИ, как всегда, сосредоточивали свое внимание на комментарии слухов, приходивших из-за океана. А они были интригующими: 4 февраля Гейдар Алиев прибыл в Кливленд.

Ага, Кливленд, штат Огайо! Как же, знакомый адрес. Не там ли знаменитый Майкл Дебейки оперировал нашего президента? Второй раз после шунтирования Гейдар Алиевич наведывает эту клинику.

Неспроста, ох, ребята, неспроста все это... Здесь кроется какая-то страшная тайна...

Словом, пошла писать губерния.

А тайны, между прочим, никакой не было. 14 февраля пресс-служба президента сообщила:

Гейдару Алиевичу сделана операция на предстательной железе. Он чувствует себя нормально: сердечнососудистая система и другие внутренние органы в порядке. После непродолжительного реабилитационного периода президент вернется на родину.

18 февраля он, находясь в Кливленде, записал телеобращение к народу. Президента имели возможность слушать и видеть в каждом азербайджанском доме.

— Знаю, что вы в определенной степени обеспокоены, — разделял лидер тревогу своих соотечественников. — Но никакого повода для беспокойства нет... Мое нынешнее состояние здоровья лучше, чем в предыду[233-234]щие периоды. Через несколько дней я возвращусь на родину...

Успокоил людей и тем, что он постоянно в курсе всего, что происходит в стране. Отдает необходимые указания и распоряжения. Поддерживает постоянную и непрерывную связь с председателем Милли меджлиса, премьер-министром, главой исполнительного аппарата президента, руководителями министерства обороны, внутренних дел, национальной безопасности. Все государственные дела под его неусыпным контролем.

Во время лечения Гейдару Алиеву звонил вице-президент США Дик Чейни, передавал, что президент Джордж Буш постоянно интересуется здоровьем азербайджанского лидера. Состоялся телефонный разговор с президентом Турции Ахметом Недждетом Сезером, обсуждали ряд деловых вопросов. Так что никакой изоляции не было.

26 февраля Гейдар Алиев вылетел из Кливленда в Лондон, а через два дня был уже в Баку. Глава исполнительного аппарата президента Рамиз Мехтиев сообщил журналистам: состояние здоровья Гейдара Алиевича хорошее, он чувствует себя отлично. Слова Мехтиева, как главную новость дня, тут же распространили все ведущие информационные агентства мира.

Третье официальное упоминание о намерении Гейдара Алиева идти на третий президентский срок приходится на апрель 2003 года. Мы в Москве, в Совете Федерации, в это время как раз готовились к поездке в Баку и собирали материал о ситуации в республике. В моем архиве сохранилось сообщение информационного агентства «Интерфакс» от 23 апреля.

Вот оно. «Баку. Нынешний президент Азербайджана Гейдар Алиев намерен выдвинуть свою кандидатуру на следующих президентских выборах в 2003 году. Об этом он заявил во вторник журналистам в Баку перед вылетом в Ашгабат для участия в саммите прикаспийских государств. В ходе саммита Г. Алиев намерен провести ряд двусторонних встреч со своими коллегами, в частности с президентом Ирана». [234-235] Самой большой новостью, касающейся президентских выборов, стал его указ, опубликованный в июне 2002 года. Он стал темой горячих споров в обществе и, как всегда, кривотолков в стане оппозиции.

Она гадала: под кого вносятся изменения?

В соответствии с указом, на 24 августа назначался референдум о внесении в Конституцию изменений порядка выборов президента и парламента.

Объясняя этот шаг, Гейдар Алиев сказал:

— Конституции Азербайджана — семь лет. Она была принята в 1995 году. За это время страна вступила в ряд международных организаций. Мы хотим стать членом Совета Европы. Назрела необходимость привести Конституцию в соответствие с европейскими стандартами...

Какие новации предлагались? Весьма значительные.

Во-первых, вносились существенные изменения в порядок избрания главы государства. Нет, всенародное голосование не отменялось, хотя в ряде стран, в той же Молдавии, например, президента избирает парламент. Всенародные выборы оставались, но количество голосов для победы становилось иным. Если раньше кандидату в президенты необходимо было набрать две трети голосов избирателей, то сейчас вводилась новая норма — 50 процентов плюс один голос.

Во-вторых, менялся порядок проведения парламентских выборов. До этого в Азербайджане депутатов Милли меджлиса избирали в округах и по партийным спискам (пропорциональномажоритарная система). Сейчас предлагалось оставить лишь в округах (мажоритарная система).

В-третьих... Это было, пожалуй, самое главное новшество, и по важности оно заслуживало быть названным первым. Но я следую той последовательности, которой придерживался сам Гейдар Алиев, рассказывая журналистам о только что подписанном им указе в Бакинском аэропорту перед вылетом в Турцию на саммит Организации экономического сотрудничества стран Черноморского бассейна. [235Так вот, в-третьих. В случае невозможности исполнения обязанностей президентом его полномочия передаются премьер-министру. До того номером два в азербайджанской иерархии считался спикер парламента. Оппозиция сразу же озаботилась вопросом: под кого изменения? Да и в окружении самого Гейдара Алиева начались гадания на кофейной гуще. Что поделаешь — слаб человек, каждому хочется проникнуть в тайники начальственных замыслов.

Президент пытался развеять множество предположений, зароившихся вокруг изменения статуса премьер-министра.

— Ничего особенного здесь нет, — сказал он. — Такая практика существует во многих странах мира, в том числе и Европы. А мы должны теперь руководствоваться общеевропейскими законами, поскольку собираемся стать членом Совета Европы.

Гейдар Алиев говорил сущую правду. Премьер-министр был вторым лицом и в России. Когда Борис Ельцин лег в ЦКБ на операцию шунтирования, он свои президентские полномочия передал Виктору Черномырдину, возглавлявшему правительство. Мало ли что может произойти на операционном столе, страна не должна оставаться без управления. И при Владимире Путине премьерминистр являлся фигурой номер два в государственной иерархии власти.

На вопрос, приведет ли это к повышению статуса премьер-министра, ответил:

— Нет, не приведет. Фактически все останется, как прежде. Ничего не изменится. Просто премьеру будет сподручнее выполнять функции президента. Он ведь тоже представляет исполнительную власть. Можно сказать, на одной ветке сидят. А парламент — власть законодательная.

Совсем другая ветка.

Логично? Смотря для кого. Оппозиция выразила протест против порядка обсуждения выносимого вопроса на референдум. Она потребовала, чтобы голосование проводилось по каждому отдельному пункту изменений, а не за все сразу. По ее мнению, нужно заново сформировать центральную, окружные и участ[236-237]ковые комиссии. Ну и, разумеется, предоставить оппозиции эфирное время на телевидении.

Если эти условия не будут выполнены, референдуму будет объявлен бойкот. Заявление подписали лидеры около 30 политических партий и общественно-политических движений. Впереди, как всегда, Народный фронт, «Мусават», Партия национальной независимости, Партия гражданского единства, Демократическая партия.

Гейдар Алиев, узнав об этом, сказал журналистам:

— Пусть они бойкотируют, если будут в состоянии. Референдум будет проведен в срок, как было назначено ранее.

За день до референдума в городском парке состоялся гала-концерт, организованный мэрией Баку. Гейдар Алиев приехал туда в сопровождении всего кабинета министров. Общался с горожанами, отвечал на их вопросы. Естественно, зашла речь и о референдуме.

— Против него выступает только одна оппозиция, — сказал Гейдар Алиев. — Она недовольна тем, что в случае досрочного ухода президента со своего поста президентские полномочия будут передаваться не спикеру парламента, а премьер-министру. Уверяю вас, это никак не отразится на рядовых гражданах.

На вопрос о том, сможет ли оппозиция организовать бойкот референдума, президент ответил однозначно:

— Она не в состоянии собрать на свои митинги более двух тысяч человек. Посмотрите вокруг, сколько пришло сюда людей. Тысяч тридцать, не меньше. Вот вам и расклад сил.

День проведения референдума, 24 августа, выпал на субботу. Работая над книгой, я тщательно изучил освещение этого события в азербайджанской и мировой прессе. Обращал внимание на самые, казалось бы, малозначительные подробности. Малозначительными, малосущественными они могли показаться тогда, а позднее, с течением времени, становятся как раз тем недостающим звеном, благодаря которому воедино связывается вся цепь. [237-238] Как всегда, наиболее полным и всесторонним было сообщение информационного агентства «Интерфакс». Я назвал бы его даже интригующим. В полном виде оно помещено в объемистом сборнике «О Гейдаре Алиеве. Телеграфным текстом», выпущенном в декабре 2007 года отделением «Интерфакса» в Азербайджане, которым руководит Александр Алексеевич Иванов — человек, близкий к семье Алиевых. Характер работы Александра Иванова был такой, что он в течение многих лет ежедневно общался с Гейдаром Алиевым в Баку, а затем в Москве.

Я познакомился с ним во время одного из своих приездов в Баку, он радушно принял меня в своем офисе в центре города, много и тепло рассказывал о жизни Гейдара Алиевича. Его увлекательные воспоминания — на моем диктофоне. Они ждут своего часа, я еще обязательно вернусь к ним.

Спасибо этому отзывчивому и доброму человеку — книга, собранная из сообщений «Интерфакс — Азербайджан», поистине уникальна. Наверное, составитель и сам не в полной мере осознал, какое великое дело он сделал. В книге — хроника «второй» жизни Гейдара Алиева с 1990 по 2003 год, составленная по горячим следам событий, отраженных в новостных лентах информагентства. Думаю, она будет ценным источником для историков, занимающихся исследованием становления независимого Азербайджана. Меня поразила в ней редкая, по нынешним временам, достоверность фактов и их точность. Представляете, каждой информации предпослана не только дата, но и время выпуска на ленту.

Сообщение, о котором идет речь, выпущено в 12 часов 26 минут 24 августа 2002 года. В нем говорится, что Гейдар Алиев вместе с сыном, первым вице-президентом Государственной нефтяной компании и первым заместителем председателя правящей партии «Новый Азербайджан» Ильхамом Алиевым пришел на избирательный участок в центре Баку. Они проголосовали на референдуме, после чего их обступили журналисты. [238-239] Президент заявил, что он уверен в успехе плебисцита Ему уже докладывали из Центризбиркома — активность избирателей очень высокая.

Выразил недоумение по поводу линии, занятой оппозицией:

— Я не знаю, что их не устраивает в предложенных изменениях в Конституцию. Эти изменения будут способствовать дальнейшей демократизации жизни в Азербайджане, более надежной защите прав и свобод граждан Азербайджана.

Ильхам Алиев поддержал отца. Он дал комментарий с точки зрения руководителя азербайджанской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

— Изменения в Конституцию необходимо внести для выполнения обязательств, которые взял на себя Азербайджан перед Советом Европы, — сказал он.

Далее в сообщении «Интерфакса» приводится ответ Ильхама Алиева на вопрос одного из журналистов, спросившего, кого он видит президентом по итогам очередных выборов главы государства в 2003 году.

— На этот вопрос уже неоднократно отвечал президент Гейдар Алиев. Он уже заявил, что выдвинет свою кандидатуру на президентских выборах 2003 года.

И вот тут кто-то из дотошных журналистов спросил напрямую, не планирует ли сам Ильхам Алиев выдвигать свою кандидатуру.

— Нет, не планирую, — ответил он. — Во всяком случае, до 2008 года не думаю об этом.

Референдум состоялся. По закону, для этого было необходимо, чтобы участие в нем приняли 50 процентов избирателей плюс один голос. Барьер был преодолен уже к полудню.

В октябре 2002 года Гейдар Алиев, находясь в Стамбуле, подтвердил на пресс-конференции турецким журналистам о своем намерении участвовать в президентских выборах будущей осенью.

— Я считаю, что пока могу быть президентом, — заявил он. — У меня большой опыт, и я решил много проблем Азербайджана. И я думаю, что, будучи избранным еще на один срок, еще пять лет смогу послужить азербайджанскому народу. [239-240] Свое пребывание на посту главы государства он связал с необходимостью разрешить наконец карабахскую проблему. Из его слов следовало, что ему это удастся.

— Азербайджанская армия сейчас очень сильна, потому что вся предыдущая деятельность руководства страны заключалась в усилении ее боевой мощи, — подчеркнул Гейдар Алиев.

Способна ли она вернуть утраченные территории? Способна уже прямо сейчас. К этому, кстати, и призывает общественность: мол, сколько можно терпеть. Но руководство страны не торопится начинать военные действия. Еще не все мирные способы исчерпаны.

23 февраля 2003 года Гейдар Алиев отбыл в США с официальным визитом по приглашению президента Джорджа Буша. В Бакинском аэропорту он назвал темы переговоров. Среди них — перспективы развития двусторонних отношений, карабахская проблема, координация борьбы с международным терроризмом. Азербайджанский лидер должен был принять участие в международной конференции, посвященной проблемам строительства трубопроводов Баку — Тбилиси — Джейхан и Баку — Тбилиси — Эрзурум.

Вместе с ним, как всегда, вылетал Ильхам. Предстояло положить конец разговорам некоторых сил о нерентабельности этих проектов, находящихся на пороге реализации. Президент и его сын не сомневались в том, что в Вашингтоне они достигнут желаемого.

Пресс-служба Гейдара Алиева постоянно сообщала обо всех его встречах и переговорах в Вашингтоне. А когда официальная часть визита закончилась, освещалась и неофициальная — о том, что 3 марта президенту в Кливленде проведена хирургическая операция по удалению паховой грыжи.

Операция прошла успешно, самочувствие пациента хорошее.

Посол Азербайджана в США Хафиз Пашаев виделся с Гейдаром Алиевым ежедневно и давал азербайджанским СМИ исчерпывающую информацию о состоянии его здоровья. Оно было удовлетворительное, и спустя несколько дней президент покинул клинику. [240-241] 12 марта он вылетел из США, сделал двухдневную остановку в Лондоне и поздно вечером 15 марта прибыл в Баку. Его возвращения, несмотря на поздний час, как всегда, с нетерпением ждала ненасытная на новости и падкая на сенсации журналистская братия. Ее не остановило и то, что самолет приземлился в аэропорту Бина, куда надо было добираться из Баку своим ходом.

Всем хотелось посмотреть на президента, оценить его внешний вид. За время его отсутствия с 23 февраля наслушались всякого.

Гейдар Алиев бодро сошел по трапу, направился к томящимся в ожидании журналистам.

— Все хорошо, — записывали его слова теле- и радиорепортеры. — За состояние моего здоровья пусть никто не беспокоится. Были операция и реабилитационный период. Это все естественно. Пусть никто не думает, что Гейдар Алиев болен.

Из дальнейших ответов на вопросы представители СМИ убедились, что президент в курсе всего, что происходило на родине за неполные три недели, когда он отсутствовал. Глава государства знал мельчайшие подробности переговоров азербайджанского правительства с Всемирным банком и Международным валютным фондом, остался довольным их результатами, одобрил другие действия своего кабинета министров. Находясь далеко за океаном, он держал в своих руках пульт управления страной.

20 марта он встретился с известным в Азербайджане аксакалом Ханышем Шахиевым. Народный мудрец изложил просьбу, которой его напутствовали перед встречей ровесники-долгожители: пусть Гейдар снова баллотируется на пост президента, ему будет оказана всенародная поддержка.

Гейдар Алиев подтвердил свое намерение баллотироваться осенью на предстоящих выборах и высказал надежду, что народ его опять поддержит.

А 21 апреля случилось происшествие, получившее широкую огласку еще и потому, что миллионы людей наблюдали эту сцену по национальному телевидению, которое вело прямую трансляцию из дворца «Респуб[241-242]лика», где проходило торжественное собрание, посвященное 30летию военного училища имени Джамшида Нахичеванского.

Первым слово предоставили президенту. Он дважды терял сознание во время выступления и один раз даже упал. И это видели телезрители. Трансляцию дважды прерывали. Выйдя к трибуне в третий раз, он все-таки нашел в себе силы поздравить коллектив училища с юбилейной датой. И сумел закончить свою речь.

Через двадцать дней ему исполнялось 80 лет. Что бы ни говорили, а возраст преклонный, даже для Кавказа, где полно долгожителей в каждом селе. И от того, что случилось, не застрахован никто. Все смертны, все ходят под богом. У всех с каждым прожитым годом прошлое становится длиннее, а будущее — короче.

Пресс-служба президента, во избежание предвзятой трактовки происшествия, обнародовала официальную версию. Во время выступления у него «мгновенно резко упало артериальное давление, в результате чего президент потерял равновесие». Но «через несколько минут его физическое состояние нормализовалось, и сейчас Гейдар Алиев чувствует себя хорошо».

И так, наверное, было на самом деле. Во всяком случае, за медицинской помощью он не обращался. Более того, на глазах многих очевидцев он самостоятельно сел в автомобиль и уехал в свою резиденцию. А назавтра вышел на работу в обычное время. «Рабочий день президента продолжается в прежнем режиме, состояние главы государства нормальное», — передал «Интерфакс» сообщение со ссылкой на источник в аппарате президента.

Однако уже 26 апреля, на пятый день после досадного происшествия во дворце «Республика», пресс-служба президента распространила сообщение: в результате медицинского обследования у Гейдара Алиева обнаружены повреждения мягких тканей в спинной области, а также трещина в шестом левом ребре. В связи с этим он проходит назначенное врачами лечение в домашних условиях.

Самочувствие его нормальное. [242-243] «Интерфакс» передал на своей новостной ленте краткий пересказ встречи Ильхама Алиева с журналистами.

— Гейдар Алиев проживет еще много лет, он не только мой отец, но и отец всей нации, — заявил Ильхам Алиев. — Он нужен всем нам и многое еще сделает для страны и народа.

По его словам, для полного выздоровления отцу необходим четырех, может быть, пятинедельный курс лечения.

— Трещина ребра — болезненная травма, — сообщил Ильхам. — Особенно болезненно проходят первые две недели, но президент стойко переносит боль.

Члены президентской семьи настаивали на том, чтобы он прошел полный курс лечения.

— Однако последнее слово — за Гейдаром Алиевым, — сказал его сын.

Президент вышел на работу 30 апреля, в среду, во второй половине дня. Первой в его рабочем графике стояла встреча с послом Украины. Она состоялась, как и другие запланированные встречи и беседы.

3 мая, в субботу, он провел заседание Совета безопасности и в тот же день отбыл в Турцию для медицинского обследования. Азербайджанского лидера поместили в военный госпиталь «Гюльханэ».

Официальные лица в Баку заверяли: ни о какой операции не может быть и речи, нет никаких серьезных проблем ни с сердцем, ни с поврежденным в результате падения во дворце «Республика»

ребром. Через несколько дней он вернется на родину. На 10 мая в стране были намечены праздничные мероприятия, посвященные 80-летию со дня его рождения. Юбилей президента планировали отметить широко. Ожидали приезда многих глав государств, видных общественно-политических деятелей из других стран.

Между тем вновь начали циркулировать слухи о критическом состоянии Гейдара Алиева.

Оппозиционные СМИ утверждали, что он переведен в реанимацию и находится практически в безнадежном состоянии. [243-244]

В Баку эти слухи опроверг Ильхам Алиев. Он сообщил о телефонном разговоре с отцом:

— Состояние его здоровья хорошее, и для беспокойства нет никаких оснований.

В Москве со слухами боролся Фуад Ахундов, советник президента Гейдара Алиева. Некоторые российские СМИ подхватили «новость», почерпнутую из азербайджанских оппозиционных изданий. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Фуад Ахундов сообщил, что азербайджанский лидер проходит в Турции медицинское обследование, оно заканчивается, и через несколько дней президент вернется домой. Инсинуации на эту тему пишут люди, которые хотят выдать желаемое за действительное.

9 мая Ильхам Алиев с семьей отбыл в Турцию. День Победы и день рождения отца следовали один за другим. Сколько себя помнит Ильхам, два эти праздника всегда отмечались вместе. День Победы — праздник государственный. День рождения — личный, семейный. Но в судьбе отца они так тесно переплелись, что второй являлся продолжением первого.

Отец и в самом деле собирался встретить оба праздника на родине. Сначала на это были настроены и врачи. Однако потом порекомендовали задержаться еще несколько дней, чтобы продолжить наблюдение. То же советовали и члены семьи, хотя им очень хотелось, чтобы юбилей отметили дома. Поэтому решили торжественные мероприятия перенести, а самим поехать в Турцию, чтобы там, на месте, поздравить юбиляра.

Казалось, его чествовал в этот день весь мир. В больничную палату нескончаемым потоком поступали поздравительные письма и телеграммы. Лидеры самых могущественных держав отмечали выдающиеся заслуги азербайджанского президента перед его страной и мировым сообществом. Джордж Буш, Владимир Путин, Жак Ширак и другие подчеркивали видную роль Гейдара Алиева в современных мировых процессах.

Владимир Путин наградил его высшей государственной наградой России — орденом Святого апостола Андрея Первозванного, президент Франции Жак Ши[244-245]рак высшим знаком отличия своей страны Большим крестом ордена Почетного легиона. Путин, кроме поздравительного послания, лично позвонил в день юбилея, президент Турции лично приехал в госпиталь. Все сердечно поздравляли с 80-летием и желали скорейшего выздоровления.

Эти знаки внимания, слова глубокого уважения и признания его заслуг стали лучшим лекарством. 10 мая турецкие врачи оценили состояние здоровья своего высокопоставленного пациента как хорошее. 12 мая президент Азербайджана вернулся в Баку.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Художественное отображение Казахстана в творчестве Ибрагима Салахова Л.И.Мингазова, д.ф.н., доцент Россия, Татарстан При вручении Ибрагиму Салахову ордена "Парасат" (ордена "Дружбы"), президент и верховный главнокомандующий Вооруженными силами Казахстана Нурсултан Наз...»

«Протокол № 12-ЧТН/ТПР,КР/1,6-03.2017/И от 01.09.2016 стр. 1 из 6 УТВЕРЖДАЮ Заместитель Председателя конкурсной комиссии по СМР С.Е. Романов "01" сентября 2016 года ПРОТОКОЛ № 12-ЧТН/ТПР,КР/1,6-03.2017/И заседания Конкурсной комиссии ПАО "Транснефть" по лоту № 12-ЧТН/...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ТРУДА Административный совет 320-я сессия, Женева, 13-27 марта 2014 г. GB.320/POL/5 Секция по вопросам формирования политики POL Сегмент по вопросам социального диалога Дата: 20 января 2014 г. Оригинал: английский ПЯТЫЙ ПУНКТ ПОВЕСТКИ ДН...»

«Конспекты уроков "Слово о полку Игореве". Своеобразие жанра. Мастерство композиции Цели и задачи урока Образовательная: познакомить учащихся с особенностями построения памятника древнерусской литературы "Слово о пол...»

«К О Н Т Р О Л Ь Н Ы Й листок СРОКОВ ВОЗВРАТА КНИГА Д О Л Ж Н А Б Ы Т Ь ВОЗВРАЩЕНА НЕ ПОЗЖЕ У К А З А Н Н О Г О ЗДЕ.СЬ С Р О К А Колич. пред. выдач ХВЕТЁР АГИВЕР юр х ё в е т Пове^пе новелласем, тёрленчёк ^о= Чаваш кёнеке издательстви Ш у п а ш к а р — 1976 С(чув)2 • ОбЗЯЙЙТ А 24 ^ •' Zoo чй'Ч^е? Агивер Ф. Г. Юр хёвет. Повесть, новелласем, тёрлен...»

«t Перевод с турецкого А. Разоренова Канонический редактор Р. Асхадуллин Художественный редактор Р. Асхадуллин Перевод осуществлен с оригинала: Profesr Dr. Аhmed Saim Klavuz "slam Akaidi ve Kelama Giri" stanbul 1985 Профессор Ахмед Саим Кылавуз....»

«Гюстав Флобер Воспитание чувств http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=159737 Гюстав Флобер. Госпожа Бовари. Воспитание чувств: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-28060-5 Аннотация Гюстав Флобер вошел в мировую литературу как создатель объективно...»

«№9 сентябрь 2013 Ежемесячный литературно-художественный журнал 9. 2013 СОДЕРЖАНИЕ:УЧРЕДИТЕЛЬ: ДРАМАТУРГИЯ Министерство территоАбу ИСМАИЛОВ. Эдал. Драма в стихах. риального развития, нациоПеревод с чеч. автора нальной политики и массовых коммуникаций ЧР. ПРОЗА Адрес: 364051 Му...»

«Заседание сертификационного и инспекционного комитетов Европейской организации по аккредитации (3-6 марта 2015 года) Заседание сертификационного комитета ЕА (3-4 марта 2015 года) началось с приветственного слова Председателя комитета г-на Леопольдо Кортеза (Национальный орган по аккредитации Португалии, IPAC...»

«3 ВНИМАНИЕ: ЗАДАЧИ Допустим, Вы назначены послом на Марс. Будем считать, что условия на этой планете — почти как на Земле. Люди и техника тоже почти такие же. А управляет Марсом Аэлита, та самая А...»

«Пермский академический театр оперы и балета имени П. И. Чайковского Постановки балетов 1997-2010 гг. Анюта : [балет по мотивам рассказа А. П. Чехова "Анна на шее"] / 1. музыка В. Гаврилина ; дирижер В. Мюнстер. –...»

«Н. А. Хромова ЗДОРОВЫЙ ДУХ – ЗДОРОВЫЙ ОРГАН УДК 159.962 ББК 88.6 Х94 Хромова, Н. А. Х94 Здоровый дух — здоровый орган / Н. А. Хромова. — М. : РИПОЛ классик, 2009. — 512 с. : ил. ISBN 978-5-386-01132-1 В книге Нины Анд...»

«1.ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Изобразительное искусство – явление социальное, его специфика неповторима в других областях человеческой деятельности, поэтому приоритетные цели художественного образования, лежат в области воспитания духовного мира человека, развития эмоционально чувственной сферы, образно...»

«Елена В. Федорова Императорский Рим в лицах "Императорский Рим в лицах": Феникс; Ростов-на-Дону; 1998 ISBN 5-222-00178-4 Аннотация Тема этой книги – люди императорского Рима, как они выглядели и что собой представл...»

«Программа Партии демократического социализма Решение 2-го заседания 8-го съезда ПДС г. Кемниц, 26 октября 2003 г. Преамбула Мы, члены Партии демократического социализма, принимаем эту программу, руководствуясь намерением заявить о наших целях и повести с людьми диалог о путях, ведущих к формированию общества мира и справе...»

«Ты доверяешь миру, мир доверяет тебе Электронный журнал Школы Доктора Синельникова www.v-sinelnikov.cm Выпуск № 24 1 Март 2017 Электронный журнал Школы доктора Синельникова Читай в новом номере: ПроЗрение О детях и родителях Отрывок из роман...»

«03-07 ОКТЯБРЯ PPPI.RU НОВОСТИ / АНОНСЫ / КОНКУРСЫ ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ 6 ОКТЯБРЯ 2016 ДОРОЖНАЯ КАРТА ПО РАЗВИТИЮ "ИНТЕРНЕТА ВЕЩЕЙ" С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ПРИЗНАТЬ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ ПРЕДМЕТОМ КОНЦЕССИЙ НАПРАВЛЯЕТСЯ В ПРАВИТЕЛЬСТВО Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) объявил о том, что дорожная карта по развитию "интернета вещей" подготовлена и...»

«Лосев А. Ф. Классицизм : конспект лекций по эстетике Нового вре­ мени // Лит. учеба. 1990. № 4. С. 139— 150. Лотман Ю. М. Русская поэзия начала XIX века // Поэты начала XIX века. Л., 1961. С. 5— 112. Меднис Н Е. Сверхтексты в русской литературе. Новосибирск, 2003. Паш/суров А. Н. Жанрово-тематическ...»

«Н. А. Богомолов (Москва) Лидия Норд и инженеры душ Бывают странные, хочется сказать, порывы исследователей, когда вдруг возникает из забвения абсолютно безвестный человек, и выясняется, что про него знать хочется очень и очень многим. И...»

«Сообщение о существенном факте "О проведении заседания совета директоров (наблюдательного совета) эмитента и его повестке дня, а также об отдельных решениях, принятых советом директоров (наблюдательным советом) эмитента"1. Общие сведения 1.1. Полное фирменное наименование Публичное акционерное общество...»

«Александр Сосновский Кабинет доктора Либидо. Том IV (З – И – Й – К) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12271946 ISBN 9785447430405 Аннотация Книжная серия из девяти томов. Уникальное собрание более четырехсот биографий замечательных любовников всех времен и народов. Только проверенные факты, без нравоучений и художе...»

«специальная тема Картина художественного быта в изображениях мастерских русских художников первой половины XIX в. Жанр интерьера получил широкое распространение в русской живописи первой половины XIX столетия. Изображения интерь...»

«Заседание Учёного совета факультета ПМ-ПУ СПбГУ от 13 марта 2014 года. Председатель – декан факультета, профессор Л. А. Петросян Учёный секретарь – доцент О. Н. Чижова Присутствовали 17 из 19 членов Учёного совета.ПОВЕСТКА ДНЯ: 1. Рекомендации на должности НПР.2. Вопросы УМК:1) О представлении учебно...»

«Инструкция rower shot a75 25-03-2016 1 Закопченное влипание это по-кабацки не суживавшийся барон. Горько рубленный эмульгатор это заинтриговавшая утрированность. Сексуальная притворщица — это,...»

«НАЧАЛЬНАЯ ИННОВАЦИОННАЯ ШКОЛА Программа курса к учебникам Д.А. Рытова "Музыка" 1 – 4 классы Соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту Москва "Русское слово" УДК 373.167.1:78*01/04(073) ББК 74.268.53 П78 Авто...»

«АБДУЛЛАЕВА Наргиз (Джаббарлы) Мардан кызы ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ДЕТАЛЬ И СИМВОЛЫ В СОВРЕМЕННОЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПОЭЗИИ (1993-2005) Объект исследования данной статьи художественная деталь, является одной из немаловажных...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.