WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«THE SYSTEM OF HEROES AS A NORM FOR THE AUTHOR’S MATERIALIZATION OF «SELF» IN VIRGINIA WOLF’S NOVEL «WAVES» Babiloeva Alina Genrihovna undergraduate Kuban ...»

ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «APRIORI. CЕРИЯ: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» №4

WWW.APRIORI-JOURNAL.RU 2016

УДК 821.111

СИСТЕМА ГЕРОЕВ КАК ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ АВТОРСКОГО «Я»

В РОМАНЕ ВИРДЖИНИИ ВУЛЬФ «ВОЛНЫ»

Бабилоева Алина Генриховна

магистрант

Кубанский государственный университет, Краснодар

Аннотация. В данной статье предпринята попытка представить героев романа Вирджинии Вульф «Волны» (1931) как единое целое, в котором нашли отражение различные стороны личности самого автора, а также глубинные, скрытые от посторонних глаз ее стремления, настроения и предчувствия.

Ключевые слова: время, символ, бытие, смерть, система героев, атмосфера, настроение, момент, лирическое начало, внутренний монолог, поток сознания, поэтический роман.

THE SYSTEM OF HEROES AS A NORM FOR THE AUTHOR’S

MATERIALIZATION OF «SELF» IN VIRGINIA WOLF’S NOVEL «WAVES»

Babiloeva Alina Genrihovna undergraduate Kuban state university, Krasnodar Abstract. This article is an attempt to present the heroes of Virginia Wolf’ s novel «Waves» (1931) as a whole in which different sides of a personality of the author are reflected. It also includes the author’s aspirations and feelings of foreboding that are deep and hidden from prying eyes.

Key words: time, symbol, objective reality, death, system of heroes, environment, mood, moment, lyrical beginning, internal monologue, stream of consciousness, poetic novel.



«Волны» (1931) – поздний, самый экспериментальный роман классика английской литературы ХХ века Вирджинии Вульф (1882-1941). Нередко творчество В. Вульф (в том числе и данный роман) рассматривается через призму феминизма. Об этом неоднократно высказывался в своих лекциях видный петербургский исследователь Андрей Аствацатуров; также этому аспекту посвящена очень интересная статья Ю. Трубниковой «Стратегия мифотворчества в романе В. Вульф «Волны» [2], где толкованию подвергаются исключительно женские персонажи данного романа и где через сеть мифологических аллюзий представлена женская тема как ведущая в творчестве Вульф. Мы хотим предложить несколько иной взгляд на творчество британской писательницы.

Задача данной статьи – рассмотреть всех героев романа «Волны»

как единую систему, отражающую мировоззрение В. Вульф, философия которой отнюдь не сводится, по нашему мнению, к одному лишь феминизму.

В романе «Волны» семь героев – и шесть внутренних монологов, так как один из них – Персиваль – не рассказывает о себе, а является предметом постоянных размышлений своих друзей. Как справедливо отмечают авторы статьи «Поэтика композиции...» Елена ХалтуринХалтурина, «становление героев показано на фоне его (Персиваля) отсутствия» [5]. Жизнь персонажей прослежена с детских лет, когда все они были учениками одной школы и соседями по дому, стоящему на морском берегу, и до старости.

Писатель Бернард – главный рассказчик и повествователь: его слова начинают роман и его же словами он заканчивается – «Я вижу кольцо, – Бернард говорил. – Оно висит надо мной. Дрожит и висит такой петлей света» [1] – это в начале; «I see a ring, said Bernard, «hanging above me. It quivers and hangs in a loop of light» [7] «Смерть – это враг.

Против смерти скачу я, держа наперевес копье, и текут назад мои волосы, как у юноши, как у Персиваля, когда он скакал по Индии. Я даю шпоры коню. Непобежденный. Непокоренный, на тебя я кинусь, о Смерть!»

[1] – это в конце. Но здесь надо сделать одно уточнение: голоса всех шести героев заключены, как в рамку, в описание природы (солнца и моря). В начале повествования это восходящее солнце, поющие птицы и набегающие волны; потом мы видим солнце в зените, а затем в закате. Эти интерлюдии имеют философскую функцию – они показывают течение жизни, которая всегда движется к своему концу. Последняя фраза (причем, она выделена курсивом) звучит так: «Волны разбились о берег», обозначая тщетность человеческих усилий.

В начале романа Бернард, как и все остальные герои, порхает, как «бабочка» (вспомним, что первоначальное название романа было – «Бабочки», и мотив мотыльков буквально пронизывает весь роман, создавая ощущение мгновенности бытия, хрупкости человеческой жизни).

«Здесь Бернард, Невил, Джинни и Сьюзен (но только не Рода) запускают рампетки в цветочные клумбы. Сбривают рампетками бабочек с еще сонных цветов» [1].

Постоянно Бернард заостряет внимание на своем призвании писателя: « Когда вырасту, я заведу такой толстый блокнот со множеством страниц, аккуратно помеченных буквами. Я буду туда заносить мои фразы. Под буквой «Б» запишу «Бабочки, смолотые в порошок» [1] – довольно страшный образ! Очевидно, он символизирует уходящее время.

На протяжении всего романа Бернард ведет интеллектуальные разговоры: « Ты читаешь Байрона. Отмечаешь места, оправдывающие твой собственный нрав. Вижу, вижу пометы против каждой фразы, выказывающей натуру язвительную, но страстную…» [1]. Именно Бернард становится инициатором встреч с друзьями: « Я думаю о тех, кому смогу рассказать то и се: это Луис, Невил, Сьюзен, Джинни и Рода. С ними я многомерен. Они меня вызволяют из темноты» [1]. Бернарда беспокоит тот факт, что он не состоялся как писатель: «Я встал и ушел – я, я, я – не Байрон, не Шелли, не Достоевский, но я, Бернард» [1]. Бернард лидер среди друзей. Именно он подводит в конце романа итог жизни, он размышляет о неизбежности смерти и о том, как скоротечно время.

Сьюзен – олицетворение домашнего очага, однако нельзя не заметить, что и в ее монологах также много грустного и критичного по отношению к себе и своему окружению. «Я толстая, Бернард, я маленького роста. Глаза у меня близко к земле, я различаю каждого жучка, каждую былинку» [1]. В этом отрывке мы видим, что у героини низкая самооценка. В. Вулф показывает Сьюзен женственной, в ней собраны все черты женского, природного начала. С героиней также связана смена времен года. «– Сколько уж месяцев, – Сьюзен говорила, сколько уж лет я набегаю по этим ступенькам, унылыми днями зимы, знобкими весенними днями?» [1]. Подчеркивается ее любовь к шитью, к созданию уюта.

«Сьюзен – вот кого я уважаю; потому что она сидит и шьет. Шьет под тихой лампой, в доме, где шепчутся под окном хлеба, и дает мне чувство сохранности и покоя» [1]. «В этот жаркий вечер, – Сьюзен говорила, я гуляю с сыном по саду, на лугу, и мне больше не нужно» [1]. Она часто употребляет «мой сын», «моя дочь», тем самым показывая, что она нашла себя, и семья является для самой главной ценностью в жизни.

Также автор подчеркивает, что ей не чужда «работа с землей». Здесь можно увидеть архетип – Мать-земля. «Я накрывала сетью клубничные грядки и грядки салата, груши и сливы зашивала в белую марлю, чтоб упасти от пчел» [1]. Сьюзен напоминает миссис Ремзи из другого романа Вульф – «На маяк»; возможно, в ней отражены те черты, которые Вульф ценила, но не находила в себе.

Одним из самых загадочных персонажей является Рода. Она остро ощущает свое одиночество и непохожесть на других. «– Белые – белые

– все мои корабли, Рода говорила. – Не нужно мне красные лепестки штокроз и герани. Пусть белые плавают, когда я качаю таз. От берега к берегу плывет моя армада…» [1]. «– Вот я складываю юбку и блузку, Рода говорила, – и снимаю с себя безнадежную муку: почему я не Сьюзен, почему я не Джинни» [1]. «Вот это я вижу, вижу всегда, когда мы идем по лестнице мимо этого зеркала – Джинни впереди, Рода плетется сзади» [1]. «Лепечу что-то – ни складу ни ладу. Дверь отворяется, отворяется, с мысли меня сбивает. А мне же всего двадцать лет. Меня сломают. Всю жизнь будут мучить…» [1]. «Я – пена, в белое одевающая скалы по самому краю; но еще я девушка – здесь, в этой гостиной» [1].

Она опускает венок из фиалок (один из цветков часто упоминаемых в «Гамлете»), отдавая дань погибшему Персивалу и одновременно чем-то напоминая Офелию. Бернард дал отличную ее характеристику: «Рода – вечно струящаяся нимфа ручья» [1] (эта фраза потом неоднократно повторяется в тексте).

Судьба Роды трагична и также загадочна: «в поисках какого-то столпа в пустыне», она бросилась вниз и разбилась (!). Образ столпа, конечно же, не случаен – это образ христианской святости. Может быть, таким образом Вульф ставит под сомнение путь веры? В то же время Рода – наиболее близкий ей персонаж, только «столпы» у Вирджинии Вульф были другие – искусство и творчество. Но они ее тоже разочаровали и она, как и ее героиня, как известно, покончила с собой.

Антиподом Роде представляется читателю Джинни – очень общительная, всегда оптимистичная и любвеобильная. «– Я вижу красную кисть, – Джинни говорила»[1]. «– Ненавижу темноту, и сон ненавижу, и ночь, – Джинни говорила. Лежу и жду не дождусь, когда уже утро настанет» [1].

Луис, сын австралийского банкира, кажется воплощением деловитости и порядка. С самого начала романа мы видим, что Луис вырос в семье с достатком. «Мой отец брисбенский банкир, я говорю с австралийским акцентом» [1]. Луис педант. Он четок в работе. «Я поставил свою подпись, Луис говорил, – вот уже двадцать раз» [1]. «Своей усидчивостью и упорством я помог нанести на карту те линии, которыми дальние части мира сплетены воедино» [1]. Однако, как ни странно, его возлюбленной становится Рода, «струящаяся нимфа ручья».

Невил – умный, скрытный, любитель книг, особенно латинской поэзии и древней литературы – и в то же время тайно влюбленный в Персиваля.

Персиваль – единственный персонаж, которому не дано говорить, но зато о нем постоянно говорят другие. Пожалуй, он – именно то, что объединяет друзей. Замечательно написана сцена проводов Персиваля в Индию, где он и погибнет, упав с коня. Ожидание прихода Персиваля, а затем постоянные воспоминания о нем дают центр всему повествованию. Имя героя, конечно же, не случайно. Герой артуровского цикла, благородный рыцарь, отправившийся на поиск Грааля, обозначает идеальное начало в душе человека. Однако неслучайно и то, что никакого Грааля Персиваль не находит: его гибель бессмысленна.

И все-таки, несмотря на индивидуальные различия героев, они в чем-то представляют собой единую личность. Прежде всего, это постоянные мысли о смерти и о бессмысленности жизни, которые звучат во всех без исключения монологах. Здесь можно было бы упрекнуть автора в отсутствии психологизма, если бы не сознательно поставленная ею цель – создавать не характеры, а настроение. Вульф принципиально не хочет рассказывать истории, они ей не интересны.

Вот несколько цитат из текста, которые подтверждают нашу мысль о том, что общее в героях интересует писательницу гораздо более, чем индивидуальное – «Наши потуги сказать – «Я – то, я – это», когда мы сходимся, как разъятые части единого тела и единой души, – …есть ложь… Мы пытались выпятить наши различия. Из желания быть отдельными мы подчеркивали наши недостатки, свои особенности. Но кружит и кружит цепь, и нас замыкает сизо-стальным кольцом» [1].

Встретившись с друзьями, Бернард думает: «…я не один человек; я – несколько; я даже не могу с уверенностью сказать, кто я – Джинни, Сьюзен, Невил, Рода, Луис; и как мне отделить от их жизней свою» [1]. Далее Вульф дает сильный образ срезанных цветов (образ неизбежной смерти). Бернард идет и думает о погибшем Персивале, которого никогда не увидит – «Нас стригут, срезают, мы падаем… лежим все вместе в сырых лугах…» [1]. «Кто мы? Откуда? И куда идем?». «Ведь я не отделен; я даже не всегда понимаю, кто я, мужчина, женщина, Бернард или Невил, Луис, Сьюзен, Джинни или Рода – мы так странно связаны» [1].

Поэтому следует согласиться с мнением Е. Брежневой о том, что «герои являются шестью сторонами одной личности» [3]. Прав так же и А. Колотов, который считает, что персонажи – бесплотны, и от них, посуществу, остаются только голоса» [4]. А, вернее, это – один голос, голос самой Вирджинии Вульф.

Роман «Волны» – мистический и поэтический текст. С первой и до последней минуты он пронизан смертью, безысходностью. Смертью двух героев заканчивается произведение. А что ждет остальных? Старость, боль, смерть, небытие. Круг замыкается. В одном из эпизодов Бернард сравнил своих друзей с цветком. «Тот цветок, – Бернард говорил, та гвоздика, что стояла в вазе тогда, на столе, в ресторане, когда мы ужинали с Персивалом, стала шестисторонним цветком; из шести жизней» [1].

Монологизм Вирджинии Вульф отмечают и английские исследователи: «Each character longs for a sense of order and wants to find something in a world of constant change. Louis, Neville, and Bernard have literary ambitions. For Woolf, one of the functions of literature and art in general is to bring order and meaning to the confusion of life» [6].

Итак, в результате анализа мы приходим к выводу о том, что в романе представлена единая система героев, которая направлена на создание атмосферы произведения – атмосферы угасания и смерти. Жанр романа близок к философской лирике, личность самой Вирджинии Вульф незримо присутствует на страницах романа «Волны». Ее философия во многом созвучна философии декаданса в его мягкой форме – поэтизация ухода, грусть об уходящей молодости, о невосполнимости личных утрат. По мнению английской писательницы, есть лишь м о м е н т ы бытия (бабочки), которые остаются в сознании людей. Но эти моменты – своеобразная форма вечности.

Список использованных источников

1. Вулф В. «Волны» // Журнальный зал, иностранная литература.

№ ресурс]. Режим доступа:

2001. 10 [Электронный http://www.rulit.me/books/volny-read-125659-1.html

2. Трубникова Ю.Ю. «Стратегия Мифотворчества в романе В. Вулф.

«Волны» женские образы [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.rfp.psu.ru/archive/2.2014/trubnikova.pdf

3. Брежнева Е.В. «Время ВНЕШНЕЕ» и «Время ВНУТРЕНЕЕ» в поэтике романов Вирджинии Вулф [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.rfp.psu.ru/archive/4.2011/brezhneva.pdf

4. Колотов А.А. Художественная структура романов В. Вульф 1920 – начала 1930-х годов. Дисс. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.dissercat.com

5. Халтурина Е.В. Поэтика композиции в «Биографиях души» Уильяма Вордсворта и Вирджинии Вулф: «моменты видения» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://erhalt.freeshell.org/Articles/Woolf% 26ww%20 final%2022008.htm

6. Sparknotes. The Waves: Analysis of major characters [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sparknotes.com/lit/waves

7. Woolf V. The Waves (.epub ebook) Goodreads [Электронный ресурс].

Похожие работы:

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 40. Произведения 1886, 1903–1909 Государственное издательство "Художественная литература", 1956 Электронное издание осуществлено в рамках краудсорсингового проекта "Весь Толстой в один клик"Организаторы: Государственный музей Л. Н. Толстого Муз...»

«"Нет милее дружка, как родная матушка". Мама Инстинкт жизни человеческого существа заставлял рваться из последних сил из тепла и уюта утробы матери, цепляясь за жизнь и борясь за нее. С дважды обвитой вокруг шеи пуповиной, уже посиневший, но еще живой, я появился на све...»

«Задание 6.Отметьте ВЕРНЫЕ утверждения. Выберите по крайней мере один ответ: Вариант 1 a. Гротеск — это жанр русского фольклора b. Драма и комедия относятся к одному литературному роду c. Завязка — исходный момент развития действия d. В стопе амфибрахия и в стопе ямба ударение падает на второй слог e...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г.ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра русской и зарубе...»

«Ч-Мл -г'1;?':";-. ЧАВАШ ХАЛАХ АРТИСТКИ СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВА ЕФИМОВА ионггльная библиотека ЧР 1С Й 1-039891 ЧАВАШ ХАЛАХ АРТИСТКИ СВЕТЛАНА МИХАЙЛОВА-ЕФИМОВА Рецензисем Статьясем Савйсем Повесть Сунамсем И Шупашкар / Г 3. | УДК 792. ББК 85.33 Ч12 Ч 12. Чйваш халЗх артистки Светлана Михайлова. Рецензисем, статьясем, повесть, савасем. Шупашкар, Чаваш писателёсен...»

«Н. Ф. Левин юрист, краевед, почетный гражданин города Пскова Воспоминание о "Карамышевской ссылке" Чтобы рассказать о непродолжительном пребывании в тогдашнем районном центре Карамышево, приходится начинать издалека, со школьных и студенческих годов. О...»

«ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 6 2014 Основан в 1969 году СОДЕРЖАНИЕ БЫЛОЕ И ДУМЫ Татьяна ЛЕСТЕВА. Александр Шарымов — первый ответственный секретарь журнала "Аврора" Александр ШАРЫМОВ. Об отце Александр БЕЗЗУБЦЕВ-КОНДАКОВ. "Я только сочинитель." Михаил ПЕТРОВ. С...»

«BRUCKEN Hefle fur Literatur, Kunst und Politik Verlag ZOPE, Munchen BRIDGES Literary-artistic and social-political almanach ZOPE Publishing House, Munich PRINTED IN GERMANY. G E O R G BUTOW, MONCHEN 5, KOHLSTRASSE 3 b, TELEFON 29 51 36. мосты ЛИТЕРАТУРНО ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ i960 ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦЕНТРАЛЬН...»

«В. М. Калинкин (Донецк) УДК 811.161.1:81’373.2 ПОЭТОНИМОСФЕРА РАССКАЗА А. П. ЧЕХОВА "ТРАГИК" Реферат.  Описаны собственные имена одного из ранних рассказов А. П. Чехова.  Представлены наблюдения над их функциони...»

«HORTUS BOTANICUS, 2015, № 10, Url: http://hb.karelia.ru ISSN 1994-3849 Эл № ФС 77-33059 Гармония сада. Ландшафтный дизайн Романтизм Худековского парка. К семантике сочинского Дендрария ФГБУ Сочинский национальный парк, СОЛТАНИ Галина Александровна soltany20...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.