WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 |

«мосты ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ ТОВАРИЩЕСТВО ЗАРУБЕЖНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ BRCKEN Hefte fr Literatur, Kunst ...»

-- [ Страница 1 ] --

мосты ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ

АЛЬМАНАХ

ТОВАРИЩЕСТВО ЗАРУБЕЖНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

BRCKEN

Hefte fr Literatur, Kunst und Politik

BRIDGES

Literary-artistik and social-political almanach

I. Baschkirzew Buchdruckerei, 8 Mnchen 50, Peter-Mller-Str. 43.

ПОЭЗИЯ-ПРОЗА

ИГОРЬ ч и н н о в

Там поют гиены и павлины,

Х о д я т по долинам золотым,

И слетает к л и л и я м долины

Б ы в ш и й демон — серафим.

Нежатся с акулами святые, Грешники играют с Богом в мяч.

Примеряет нимбы золотые В ризе розовой палач.

Ангел ведьме наливает: пейте!

Светится добром бокал вина.

И осанну засвистел на ф л е й т е Б е л о с н е ж н ы й Сатана.

Радуются ангельские рати:

Т и ш ь да гладь, да Б о ж ь я благодать.

М ы туда, любезнейший читатель, Киселя пойдем хлебать.

чиннов ИГОРЬ Далекий лед, далекий д ы м н ы й день.

Над миром облако висело.

И ф о с ф о р ж е г сердца людей.

Б е ж а л и тени, в небе гналась тень.

На дереве висело тело.

И мать вела ч у ж и х детей.

Л о ж и л с я ж е л т ы й с в е т н а ж е с т к и й снег.

Б ы л к р а с н ы й след на белом свете.

Б ы л черный след еще ясней.

Б ы л ч е р н ы й л е д, я в и д е л снег в о с н е.

Б ы л т е м н ы й д ы м н а д миром этим.



Б ы л дом, г о р е в ш и й в т и ш и н е.

чиннов ИГОРЬ И мириады звезд, и мириады лет, И т и ш и н а с небес, и серебрится свет.

И только этот мир, и только эта ночь, Когда ручей, с горы — к а к замерцавший луч.

И п о л у с в е т л е ж и т, к а к с и н е в а т ы й снег, Н а темноте полей, у серебристых рек.

И о з а р е н н ы й мост, и п о ч е р н е л ы й х о л м, И за холмом, в луче, автомобильный хлам — Я не забуду, нет, я не х о ч у з а б ы т ь.

Я не позволю, нет, м е н я н а в е к з а р ы т ь, Пока мерцает ночь, пока светает здесь, Пока и тень и свет на белом свете есть.

чиннов ИГОРЬ Случайно случившийся случай. В тиски Тебя схватили за жабры.

Всё мелочи, глупости, всё пустяки:

Детали абракадабры.

Да, в Тарара-Бумбии н а ш е й — ребят Ж у ю т без соли убийцы.

Затарара-бумбили, милый, тебя Та-ра, тарара-бумбийцы.

–  –  –

«Нельзя» — основное существо социалистического реализма, которое рубит творческое вдохновение под самый корень. «Тушение гениев» н и ­ где, к а ж е т с я, не осуществлялось т а к полно, к а к в русской послеоктябрь­ ской литературе. В романах, например. Герой, если он не чабан, но и н ­ теллигент, п р а в а «мыслить и страдать» л и ш е н начисто (страдания по по­ воду уменьшения удоя молока и л и добычи н е ф т и — не в счет). Ему з а ­ прещено исповедовать нематериалистические идеи, р а с с у ж д а т ь — Б о ж е сохрани! — о Боге, о том, что колеса истории вовсе, может быть, и не к а ­ т я т с я в коммунизм. Б е д н ы й автор скрипит зубами, но сам, добровольно, к а к огородный вредитель, истребляет все запретные дорогие побеги, оставляя одни правоверные сорняки. И герой, чем дальше развертывается роман, тем явственнее оказывается интеллектуальным ублюдком.

Возрождение критического реализма, исконной традиции русской л и ­ тературы — вот лозунг!»

* «Полвека разрекламированного на все л а д ы порядка, который предпо­ ложительно должен противостоять капиталистическому, как пустыне — обетованная земля.





И вместо манны небесной — подлейший конфуз во всем, касающемся н у ж д живого человека! А у капиталистов — безра­ ботный на собственной машине! Да их прямо корчит от бешенства, на­ следников Сталина. И они в с а ж и в а ю т миллионы на разжигание ненави­ сти, в з р ы в ы, беспорядки, убийства — под самыми разнообразными при­ крытиями и лозунгами. Я, Буров, свидетельствую: идет новая волна х о ­ лодного бандитизма и — горе беспечным!»

КРАСНЫЙ МОНАРХ

С А Т И Р И Ч Е С К А Я СЦЕНА

О т а в т о р а : Народный артист С С С Р, ныне покойный Михаил Г е ­ ловани, с которым я б ы л в близких отношениях, р а с с к а з ы в а л мне о своей «исторической» встрече со Сталиным. Приглашенный Сталиным, он вместе с ним, а т а к ж е с Лаврентием Берия и Михаилом Чиаурели, ужинал на загородной даче «вождя».

Разумеется мною использован лишь этот факт, в с е остальное плод художественного в ы м ы с л а.

Что ж е касается версии о том, что Сталин был незаконнорожденным сыном князя Игнаташвилли, то об этом я с л ы ш а л много раз, находясь аще в Грузии.

Дача Сталина под Москвой. Гостиная, она ж е столовая. У стен к н и ж ­ ные полки, на них книги в красных переплетах. К р у г л ы й стол накрыт на троих. Грузинская закуска, много зелени, хлеб «торнис-пури», ф р у к ­ ты, несколько бутылок с боржомом и с лимонадом, три бутылки вина, стаканы, бокалы и рога.

Конец зимы. Вечер.

Сталин за последнее время сгорбился, ходит у ж е по-стариковски, но в данный момент оживлен, весел, аккуратно причесан. Он в форме генералиссимуса С С С Р. Через руку перекинута белая салфетка. Он ос­ матривает сервировку стола, что-то поправляет, напевая вполголоса гру­ зинскую песню «Токавда-токавда патара наргези». Потом он припод­ нимает скатерть, заглядывает под стол и считает сколько там бутылок с вином.

Входит Родионовна, худенькая, изможденная старушка, к а к и х изо­ бражал Касаткин. Она в длинной старомодной юбке, в валенках, на го­ лове платок в горошину; несет блюдо с кушаньем.

–  –  –

Ну, а я м е ж д у тем З а ж и в у как паша, Не печалясь ничем, Никуда не спеша.

Я себя охраню От врагов и друзей, И я печень мою Завещаю в музей.

Не оставят на ней Ни м а л е й ш и х следов Огорчения дней И п е ч а л и годов.

ИВАН ЕЛАГИН

–  –  –

Благородство на пошлости Ж а л к и е выменяв, Не дождетесь вы площади Вашего имени!

В а ш конец будет горек,

К а к засохшая мята:

Вас объявит историк Персоной нон грата!

Вдруг откуда-то сбоку Лохматое пугало Осуждающе-строго Заулюлюкало.

–  –  –

Но что и отцам и детям эта звонкая глина?!

Н а п р и г о р к е б е л ы й дом, в нем горбатая старуха, м у х и дохнут за окном, бром и в а р е ж к и из пуха.

Что бывало, то прошло, т о л ь к о «Господи помилуй!»

позевотой в вечность ш л о вместе с кофточкой унылой.

Кашель, кошки, ревматизм, клизм колитных побируха...

Муха хлипкий организм схизм щекочет лапкой духа.

Манной кашкой вызрел пыл, у п л ы л о в компот страданье, кот л е н и в ы й заменил позабытые лобзанья.

Полуспят-полуживут без котят седые кошки, на окошке мухи трут ревматические ножки...

–  –  –

А В а л я — Т о м а — Ш у р и к все прекрасно ж и в у т теперь. Все полу­ ч и л и образование. Все стали людьми. В а л я — медсестрой, Тома — кончила пединститут в Омске, а Ш у р и к недавно женился.

–  –  –

Иисусе Христе — всполошились краски — Сыне Б о ж и й — кругом поползли ростки.

Это ноги — помилуй — в разгульной пляске, Это почки, н а б у х ш и е, к а к соски.

–  –  –

Тут м ы вскользь заметим тоже:

Мир ж и в о й созданье Б о ж ь е.

Мир, к о т о р ы й создал Бог, Д ь я в о л с о т в о р и т ь н е мог.

Б о г а он возненавидел,

И сказал: н у что ж, увидим:

Если ж и з н ь творить не мне, Б у д е м все ж е наравне.

Сотворю-ка я в отместку, З а т м е в а я Бога блеском,

Мир не хуже, чем живой:

Мир технический — второй.

М о й м е т а л л он т о ж е д ы ш е т, Л у ч ш е видит, л у ч ш е слышит, Д у м а е т и говорит, В небе ангелом парит.

Долго л ь л ю д я м до ошибки?

И они, н е х у ж е р ы б к и, Могут клюнуть червячка, Незаметивши крючка.

Что ж, п о ж а л у й это сказка,

Да ведь в сказке есть завязка:

Б о ж и й мир почти исчез В блеске дьявольских чудес.

*

–  –  –

МЕСЯЦ В ЕВРОПЕ

ЛИТЕРАТУРА-ИСКУССТВО

ПОЛИТИКА В. ВЕЙДЛЕ

ДВА ГУМАНИЗМА

–  –  –

Г. А Д А М О В И Ч

ИЗ СТАРЫХ ТЕТРАДЕЙ

ПОКЛОН БЫЛОМУ

–  –  –

Все события, связанные с развязкой дуэли Сильвио, происходили весной, летом и осенью 1820 г. Офицер Р*** нанес оскорбление Сильвио, вероятно, весной, т. к. на следующий день офицеры застали Сильвио на дворе за его обычным занятием — стрельбой в цель. На дворе было тепло, иначе Сильвио не стал бы упражняться вне дома — мы помним, что стены его комнаты были источены пулями. После этого, вероятно, прошел месяц или два, пока

–  –  –

О коренной ломке первоначального замысла «Выстрела» говорит и из­ менение эпиграфа к повести. Судя по дошедшему до нас списку эпигра­ фов к «Повестям Белкина», эпиграфом для «Выстрела» служила строка из пролитая кровь графа неминуемо должна превратить Сильвио в покорного раба бессмысленных традиций и шаблонов у ж е ради про­ стого о п р а в д а н и я своего п р е с т у п л е н и я.

П о р а б о щ е н н о м у С и л ь в и о м е р е щ и т с я свобода, к о т о р у ю с у л и т е м у о с т а в ш и й с я за н и м выстрел, — сулит, но в р я д л и даст.

На эту основную идею повести у к а з ы в а е т и другая, мало заметная деталь — намек на драму Ш и л л е р а «Вильгельм Телль»:

«Искусство, до коего достиг он, было неимоверно, и если б он в ы з в а л ­ ся пулей сбить грушу с ф у р а ж к и кого бы то ни было, никто в нашем полку не усумнился подставить ему своей головы». 11

–  –  –

«Евгения Онегина»: «Теперь сходитесь». Основная разница между первона­ чальным эпиграфом и эпиграфами, вошедшими в издание повестей, для «Вы­ стрела» состоит в том, что дуэль Онегина с Ленским кончается убийством;

дуэли же, о которых говорится в эпиграфах, на которых Пушкин впослед­ ствии остановился, не доводятся до конца и не ведут к смерти. По этому признаку эпиграф из «Евгения Онегина» мог относиться к «Выстрелу «А» и был заменен другими эпиграфами, как только Пушкин закончил «Вы­ стрел АВ».

О трагическом исходе второй части дуэли с графом у читателя «Вы­ стрела А» не может быть сомнения. Единственный оставшийся за Сильвио выстрел, при виртуозном мастерстве стрельбы последнего, мог привести толь­ ко к смерти графа.

«Вильгельм Телль» был переведен на русский язык в 1828 году, но и до этого мог быть известен Пушкину по французскому переводу.

В течение написания повести все подвергалось к о р е н н ы м и з м е ­ нениям, все приспособлялось П у ш к и н ы м к главной идее повести.

И с т о р и я д у э л и п р о ш л а сквозь р я д р а д и к а л ь н ы х изменений. То ж е самое надо с к а з а т ь о герое повести. Ч т о ж е осталось н е и з м е н н ы м ?

И ради чего П у ш к и н перестраивал свою повесть? Р а д и сложного развития т е м ы внутренней свободы человека. Эта тема проходит сквозь все э т а п ы работы П у ш к и н а над повестью, эта тема все уси­ ливается, уясняется и углубляется.

На этом м о ж н о было бы и закончить историю написания «Вы­ стрела», если бы тема свободы не требовала отдельного и более подробного анализа, приводящего нас к более точному пониманию причин перестройки всей повести и совершенно исключительного значения для Пушкина сцены в кабинете графа, простреленной к а р т и н ы на стене и г р а ф и н и на к о л е н я х перед Сильвио.

город с одним поручиком, да взяли с собой шпаги, да и ну друг в друга пы­ рять; а Алексей Иванович и заколол поручика, да еще при двух свидетелях!

Что прикажешь делать! На грех мастера нет». Рассказ о дуэли Швабрина наивной Василисой Егоровной лишен всей специальной, условной термино­ логии, благодаря чему сама дуэль попадает в мир широкой жизненной реаль­ ности, где люди не фехтуют, а пыряют друг друга, и где нет и речи о чести, а простое, религиозное, по совести определение события. В этом контексте дуэль превращается в гротеск.

ся он медленно — П у ш к и н т у т искусственно з а м е д л я е т р а с с к а з п о ­ вторением имени Сильвио, замечанием в скобках, многоточием и д в о й н ы м с к а з у е м ы м. Все п р и з н а к и гротеска налицо: и с к а ж е н и е естественных пропорций, нарушение нормальной причинности со­ бытий и поступков, смешение устрашающего с комическим.

П у ш к и н, однако, создает гротеск не только путем обессмысли­ вания всей дуэли и л и ш е н и я второй части поединка д а ж е намека на правомерность. Гротеск «Выстрела АБ» построен т а к ж е на ра­ дикальной перемене личности Сильвио. Стоит л и ш ь проследить по­ ведение С и л ь в и о во второй главе, ч т о б ы убедиться, что П у ш к и н и з о б р а ж а л в «Выстреле АБ» у ж е совершенно нового героя.

Сильвио я в л я е т с я в поместье г р а ф а по-разбойничьи.

Он не гово­ р и т л ю д я м г р а ф а своего и м е н и, ч т о м о ж н о п о п ы т а т ь с я о б ъ я с н и т ь р а з н ы м и соображениями. Все предполагаемые причины, однако, ма­ ло убедительны: во-первых, можно допустить, что Сильвио хотел ошеломить графа неожиданностью; во-вторых, Сильвио хотел отре­ зать г р а ф у путь к отступлению; в-третьих, самое нелестное д л я Сильвио и совершенно невероятное соображение: Сильвио рассчи­ тывал в случае убийства г р а ф а немедленно ускакать и этим избе­ ж а т ь ответственности перед законом. Все эти соображения не могут рассматриваться всерьез. Остается л и ш ь одно соображение — сти­ листическое: П у ш к и н меняет н а р у ж н о с т ь и поведение героя, атмо­ с ф е р у повести, весь стиль событий. Сильвио ж д е т г р а ф а з а п ы л е н ­ н ы й и заросший бородой — детали, совершенно не необходимые д л я д а л ь н а й ш е г о р а з в и т и я повести, но в а ж н ы е П у ш к и н у, с т р е м и в ш е ­ муся поставить вторую часть дуэли на новую плоскость — плос­ кость не светской изысканности, а жизненной реальности, поединка н е за первенство в полку, а за в н у т р е н н ю ю свободу зрелого ч е л о ­ века. Этим объясняются и другие подробности: т о р ч а щ и й без в с я ­ к о й н у ж д ы п и с т о л е т и з б о к о в о г о к а р м а н а С и л ь в и о (у С и л ь в и о б ы л я щ и к с д у э л ь н ы м и п и с т о л е т а м и ) и, г л а в н о е, с а м т о н р а з г о в о р а С и л ь ­ вио с графом.

Любопытная подробность пушкинского рисунка з а к л ю ч а е т с я в т а к о й м е л о ч и, к а к о б р а щ е н и е н а «ты» и н а « в ы » м е ж д у С и л ь в и о и графом. Конечно, тут не м о ж е т быть и речи о д р у ж е с к о м «ты».

Сообразно этому переговоры во в р е м я первой части д у э л и в е д у т с я со з л о й и р о н и е й и в с т р о г о о ф и ц и а л ь н о м т о н е :

«Вам, к а ж е т с я, т е п е р ь не до смерти, — с к а з а л я ему, — в ы изволите з а в т р а к а т ь ; мне не хочется вам помешать... » «Вы н и ч у т ь не мешаете мне, — в о з р а з и л он, — извольте себе стрелять, а впрочем, к а к вам угодно: в ы с т р е л в а ш остается з а вами; я всегда готов к в а ш и м услугам».

–  –  –

Русский сокращенный и несколько видоизмененный текст статьи "А Ыогт а п Ьеда1 Рогпш1а т К и з з г а п СЬготЫез апс! *51ОУО о ро1ки 1догеуе", опублико­ ванной в "СапасИап 5 1 а у о т с Рарегз", УО1. XI, N 0. 4, 1969.

«Се князя убихомъ руского; поимемъ жену его Вольгу з а князь свой Мал и Святослава, и створимъ ему, яко ж е хощемъ».

Ольга приветливо встречает древлянских послов и внешне го­ това идти на примирение:

«Рече ж е им Ольга: «Люба ми есть речь ваша, у ж е м н е м у ж а с в о е г о н е к р е с и т и (разбивка моя. Г. К. ) ; но хочю в ы почтити н а утрия предъ людьми своими, а ныне идьте в лодью свою и лязите в лодьи величающеся, и а з ъ утро послю по в ы... » 1 Однако на другой день Ольга приказывает ввергнуть ничего не подозревающих послов древлян в выкопанную перед ее теремом яму и закопать их живыми.

Второй текст:

« В ъ лто 6523 (1015)... Святополкъ ж е окаянный нача княжити К ы е в. Созвав люди, нача даяти овмъ корзна, а другымъ кунами, и раздая множьство. Ярославу ж е не в д у щ у отьн смерти, варязи бяху мнози у Ярослава, и насилье творяху новгородцемъ и женамъ и х ъ.

В с т а в ш е новгородци, избиша варягы во двор Поромни. И разгнвася Ярославъ, и шедъ на Рокомъ, сде в ъ двор. Пославъ к ъ новгородцемъ, рече: « У ж е м н с и х ъ н е к р с и т и». И позва к соб нарочиты мужи, и ж е бяху исскли варягы и обльстивъ я исче. В ъ ту ж е нощь приде ему в с т ь исъ К ы е в а отъ сестры его Предъславы си: «Отецъ ти умерлъ, а Святополкъ сдить ти К ы е в, убивъ Бориса, а на Глба посла, а блюдися его повелику». С е с л ы ш а в ъ, печаленъ бысть о отци, и о браттьи, и о дружин. 2 С р е д и с о в р е м е н н ы х славистов н а З а п а д е ф о р м у л у «мне н е к р е ­ сити» п ы т а л с я р а с ш и ф р о в а т ь Д.

Ч и ж е в с к и й :

«Имеются рассказы о мести князя Ярослава новгородцам, которые пе­ ребили его в а р я ж с к у ю личную охрану, и о мести Ольги древлянам. В обо­ их случаях мстители сначала произносят загадочную ф р а з у : « У ж е мн сихъ (мужа) не крсити». По всей вероятности эта фраза означала объяв­ ление кровной мести, которая отвергала в с е моральные стандарты, в к л ю ­ чая законы гостеприимства (в обоих рассказах князья убили своих гос­ тей). Очевидно, что в обоих с л у ч а я х славяне не поняли варяжской фор­ м у л ы объявления кровной мести. Такие рассказы естественно могли в о з ­ никнуть среди варягов». 3 Эта гипотеза большого ученого к а ж е т с я е щ е более вероятной, если м ы обратимся к свидетельству двух других литературных па­ м я т н и к о в X I I века — древнерусского «Слова о п о л к у Игореве» и старофранцузской «Песни о Роланде». В обоих эпических п а м я т н и Повесть временных лет». Литературные памятники. АН СССР. М.-Л.

1950, т. I, стр. 40-41.

Там же, т. I, стр. 95-6.

V. СіхезЫ). "Нізіогу о? К и з з і а п Шегаіиге". Меиіоп & Со. Тііе Надие, 1960,

–  –  –

и РпейпсЬ Маигег. „Ье1Г, 53. 20, 23, 30, 32-33.

каз готовиться к в о е н н о м у п о х о д у против упрямого и непокорного вассала и сына.

« В ъ лъто 6523 (1015). Хотящю Володимеру ити на Ярослава, Ярославъ же, пославъ з а море, приведе варягы, бояся отца своего; но Бог не вдасть дьяволу радости. Володимеру бо р а з б о л ъ в ш ю с я... Умре ж е на Берестов'Ьмъ».

–  –  –

* См. „Оиедиез йоппеёз Ызки^иез зиг 1е 51ОУО а 1дог е! Тти1огакап". Рапз,

1965. Предисловие к работе Успенского, на французском языке, написал проф.

А. Мазон.

Эти слова М. И. Успенского приведены в рецензии А. Л. Дмитриева на

–  –  –

Эта тема затронута в исследовании С. Воронова: «Слово о полку Игореве и древнерусское искусство». См. сборник «Слово о полку Игореве — памят­ ник XII века». Изд. Академии наук СССР, М.-Л., 1962 г.

248.

разцом для трактовки сюжета; некоторые детали были ему предостав­ лены древнерусскими Д и г е н и с о м и, может быть, А к и р ом Пре­ м у д р ы м, которые оба находились в том ж е сборнике, что и «Слово», может быть также и с другими старинными текстами. Первая часть про­ изведения обязана этим рукописным источникам известной верностью выражения и наиболее яркими из своих достоинств.

Затем в рамки исторического рассказа неуклюже включились «мас­ совые добавления», пристройки, которые искусственно продолжают его развертывание вместо существенного пополнения; вторая часть не име­ ет другого содержания.

Яркий контраст существует между тем, что идет от образца, и тем, что оказалось прибавленным — между чужим добром, слабо изменен­ ным, и тем, на что автор был способен, будучи предоставлен своим си­ лам. Начало произведения может местами в ы з в а т ь иллюзию, несмотря на свои модернизмы и темноты (неясности), обязанные неловкости подражателя выражаться древним языком (старыми словесы). Но начи­ ная с того момента, когда автор не имел более образца, чтобы опереть­ ся, его текст не что иное, к а к риторика, несвязность и потемки, и чи­ татель чистосердечно отказывается принять его всерьез». 4

–  –  –

А. С. Орлов. «Слово о полку Игореве». Изд. Академии наук СССР, М.-Л., 1946, стр. 79 и 80-81.

Ю. М. Лотман. «Слово о полку Игореве и литературная традиция XVIII —

–  –  –

* Здесь и з дальнейшем таким образом даются ссылки на «Собрание со­ чинений в восьми томах» Михаила Шолохова, выпущенное в Москве Госизда­ том Художественной литературы в 1956-1960 гг. Римская цифра означает кни­ гу «Тихого Дона», арабская — страницу. Обозначения относятся и к тексту, который не вошел в данное издание. В таких случаях указывается место, где исключенный текст находился в более ранних изданиях.

–  –  –

«Октябрь», 1929, № 1, стр. 69 и П. Н. Краснов, «Всевеликое Войско Дон­ ское», «Архив русской революции», т. V, Берлин, 1922, стр. 193; В. В. Добры­ нин, «Вооруженная борьба Дона с большевиками», «Донская летопись» № 1, Вена, 1923, стр. 102.

В указ. соч. Краснова (стр. 293), из которого Шолохов почерпнул много материала для «Тихого Дона», дата прибытия второй миссии — 28 декабря.

Та же дата и у генерала Полякова, описывающего прием союзников по ма­ териалам газеты «Донские ведомости» от 29 декабря 1918 г. См. А. И. Поля­ ков, «Донские казаки в борьбе с большевиками», Мюнхен, 1962. стр. 354.

«Как сражалась революция», т. I, под ред. Н. Н. Попова, Москва, Госиз­

–  –  –

См. Делерт, ук. соч., стр. 33-36; Н. Янчевский, «Гражданская борьба на Северном Кавказе», т. I, Ростов-на-Дону, Севкавкнига, 1927, стр. 169-170; и [А.] Мандельштам, «Север в борьбе с Калединщиной», «Пролетарская револю­ ция на Дону», сб. 4, Москва-Ленинград, Госиздат, 1924, стр. 156.

Янчевский, указ. соч., стр. 170 с ссылкой на книгу Френкеля «Орлы ре­

–  –  –

21 Речь идет о выступ л ении Миронова в августе 1919 года против Деники­ на и большевиков. Последние оттолкнули его своим отношением к крестьян­ ству и казачеству. Плененный Буденным, Миронов был приговорен к рас­ стрелу, но помилован. В 1920 году он командовал 2-й Конной армией в боях с Врангелем и был отмечен высшей наградой того времени — Почетным ре­ волюционным оружием. В последнее время Миронов реабилитирован и его выступление против большевиков истолковывается как самовольный уход на фронт (см. В. В. Душенькин, «Вторая Конная», Москва, Воениздат, 1967, стр.

102). См. также Троцкий, ук. соч., стр. 292-298, 457-458 и С. М. Буденный, «Пройденный путь», Москва, Воениздат, 1959, стр. 235-242.

в о л ю ц и я » (III, 367). Э т о т « о ч е н ь о б с т о я т е л ь н ы й и ц е н н ы й », п о с л о ­ в а м Шолохова, т р у д н е мог сосуществовать с переписанной по ста­ линской указке историей гражданской войны.

И з в ы м ы ш л е н н ы х п е р с о н а ж е й от и д е о л о г и ч е с к о й п р а в к и б о л ь ­ ш е всего п о с т р а д а л и Б у н ч у к и Анна. О щ у щ е н и е восторженности, которое овладевало двадцатидевятилетним Бунчуком при взгляде на д е в у ш к у, показалось, вероятно, автору и з л и ш н е й сентименталь­ ной романтикой. У ж е в первом отдельном издании второй книги он о т к а з ы в а е т с я о т п р е д л о ж е н и я, г о в о р и в ш е г о об А н н е : « В о л н у ю щ а я созвучием гармония покоилась в к а ж д о й черте, в любом движении», и п р и д а е т в о с х и щ е н и ю Б у н ч у к а ш у т л и в ы й о т т е н о к (II, 218).

В 1933 году снимаются соседние строки:

«Простая, как сказка, стояла перед ним девушка, в белых, серебряной чисто­ ты, зубах держала шпильки, дрожала тугой бровью — и, казалось, вот-вот рас­ тает, как звук в сосновом бору на заре».

В другом месте зачеркивается описание возникновения у А н н ы л ю б в и к Б у н ч у к у «в г р о з о в о й год, н а д е в я т н а д ц а т о й в е с н е е е к о р о ­ т е н ь к о й, к а к сон, д е в и ч ь е й ж и з н и » (II, 298).

Параллельно с деромантизацией происходит удаление деталей п р о т и в о п о л о ж н о г о свойства. Н а г л я д н е е всего это м о ж н о п о к а з а т ь на о т р ы в к е и з первоначального описания ночного прихода А н н ы к Бунчуку.

Устраненные ф р а з ы выделены курсивом, дата и з ъ я т и я в скобках:

«Легла рядом. Горячие ноги ее дрожали в коленях. Опираясь на локоть, при­ встала, палящим шелестом ему на ухо:

— Я пришла к тебе, только тише... тише... мама спит... (1933).

Она нетерпеливо отвела со лба тяжелую, как кисть винограда, прядь волос, блеснула дымящимся синеватым огоньком глаз, грубовато, вымученно прошеп­ тала:

— Глупо хранить какую-то девственность, когда (1929) не сегодня — завтра я могу лишиться тебя... Я хочу тебя любить со всей силой, — и жутко (1956) содрогнулась от собственной решимости: — Ну, скорей!

Бунчук целовал ее поникшие непочато-тугие прохладные груди, гладил по­ датливое тело (1933) и с ужасом, с великим, захлестнувшим все его сознание стыдом, чувствовал, что он бессилен.

Стискивая ладонями его щеки, ища дрожагцими губами его губы, она притя­ гивала его к себе, бесстыдно просила:

— Скорей!.. Скорей же... милый!..

Бунчук медленно, как срезанный выстрелом, валился с нее (1929). У него тряслась голова, мучительно пылали щеки. Высвободившись, Анна гневно от­ толкнула его, руки ее вились на груди, (1929) оправляя рубашку... (1933)».

Безусловно, какую-то роль в удалении «натуралистических»

деталей сыграл н а с а ж д а е м ы й сверху пуризм, в свете которого п о ­ ведение большевички Анны вряд л и можно назвать примерным.

С к о р е е всего, о ч и щ е н и е о т н о ш е н и й Б у н ч у к а и А н н ы о т р о м а н т и к и

–  –  –

23 «Октябрь», 1928, № 8, стр. 98-99.

24 Оау1с1 Н. 51е\\гаг1, "ТЬе Тех1иа1 Еуо1и1юп ог ТЬе 5Иеп1 Ооп", "Тпе А т е п с а п 3 1 а у 1 с апа Баз* Еигореап Кеу1е\у\ А р п ! 1959, рр. 232-233.

–  –  –

«Не сгущая красок, я нарисовал суровую действительность, предшест­ вовавшую восстанию; причем сознательно упустил такие факты, служив­ шие непосредственной причиной восстания, как бессудный расстрел в Мигул инской ст[ани]це 62 казаков-стариков, или расстрелы в ст[ани]цах К а ­ занской и Шумшшнской, где количество расстрелянных казаков (б. выбор­ ные хуторские атаманы, георгиевские кавалеры, вахмистры, почетные ста­ ничные судьи, попечители школ и проч. буржуазия и контрреволюция ху­ торского масштаба) в течение 6 дней достигло солидной цифры 400 с лиш­ ним человек». Из письма Шолохова Горькому от 6 июня 1931 г., «Литератур­ ное наследство», т. 70, Москва, Академия наук СССР, 1963, стр. 696. Вероят­ но, это до сих пор единственная публикация письма Шолохова с включе­ нием вышеприведенных цифр. В этом же письме Шолохов, в подтвержде­ ние своих взглядов на причины восстания, цитирует несколько строк из статьи Троцкого «Восстание в тылу», называя ее приказом Реввоенсовета.

Эта сцена входила в отрывок, опубликованный в ростовском журна­

–  –  –

31 «Новый мир», 1940, № 2-3, стр. 9.

32 Эта статья была уже сверстана, когда автор ее ознакомился с двумя рагнее недоступными изданиями второй книги «Тихого Дона», что позволяет уточ­ нить следующие факты: волосяной покров с ладоней Бунчука был удален в позднем издании 1936 г., с иллюстрациями С. Г. Королькова; «дымчатые поля Молдавии» и «сладостно-болезненное» чувство, испытываемое Бунчуком при взгляде на. Анну или при слушании речи Ленина исключены в 1941 г. Имя Сырцова исчезло в том же издании 1936 г., но имена Антонова-Овсеенко и членов Донревкома остались до 1941 г. Они есть в ростовском издании 1939 г., хотя Антонов-Овсеенко был уничтожен в 1938 г.

Попутно автор снимает свое утверждение о том, что во втором отдельном издании третьей книги Шолохов еще больше «оказачил» степь. Здесь речь должна идти о восстановлении рукописного текста: «...донская, казачья не­ ржавеющей кровью политая степь!», который вошел с опечатками в предыду­ щие издания.

А, Л, Т О Л С Т А Я

–  –  –

Судьба авторов и героев «Чукокалы» не постигла Чуковского.

Он умер, когда устал притворяться, когда перестал играть.

10 ноября 1969 г. Н ь ю - Х е в е н.

ИОГАННЕС ФОН ГЮНТЕР

–  –  –

То, что у нас в деревне половина населения, — конечно, факт: но факт скорее вчерашний, чем сегодняшний. Нечто вроде заторможенного вчера.

Нельзя считать прочной социальной действительностью то, что искусствен­ но удерживается с помощью, паспортной системы. Строить на этой «почве»

— значит строить на песке.

–  –  –

ЯЯ9

ДОКУМЕНТЫ-ВОСПОМИНАНИЯ

–  –  –

1 Сигурд Агрелл (1881-1937) — профессор славянских языков в Лундском университете (Швеция).

Михаил Федорович Хандамиров (1883-1960) — лектор русского языка в том же университете.

Название улицы.

предисловие в виде «Письма к французскому издателю», сжато дающему очерк моей жизни и литературн. деятельности, — а кроме того четыре русских книги: «Деревня» и «Суходол», «Крым», «Господ, из С. Франциско» и «Чаша жизни». Сегодня посылаю Вам еще три: «Стихотв. 1903г.», «Иоанн Рыдалец» и «Мистерии Байрона» — и, может быть, ес­ ли найду, «Песню о Гайавате» Лонгфелло: эти «Мистерии» и «Песня о Г.» будут, может быть, тоже не безынтересны для Вас, обе они были в свое время награждены Пушкинской Премией Российской Академии На­ ук. (Эту премию я получил 3 раза: вот за эти книги и за первую кни­ гу моих стихотворений «Листопад»).

Прочих моих книг я еще не нашел в Париже и боюсь, что не найду, но, конечно, буду стаГраться найти, хотя думаю, что и того, что Вы бу­ дете иметь, будет достаточно для суждения обо мне.

Гораздо х у ж е обстоит дело с критическ. статьями, русскими и ино­ странными. Их (русских) целый сундук, но сундук этот в России, здесь ж е у моих знакомых есть только кое-что, немногое и случайное, да и то по большей части относящееся к давнему времени, когда моя литератур­ ная деятельность, обнаруживавшаяся более ярко и разносторонне лишь с 1908, 1909 года, еще носила несколько иной характер, что и заставляло некоторых критиков трактовать меня, напр., как меланхолического ли­ рика или певца дворянских усадьб, певца идиллий.

Не лучше обстоит дело и со статьями во французск., английск. и итальянской печати. Появилось и их много, но я не собирал их систе­ матически, а о многом лестном и интересном порою только слышал. Так что и тут я могу Вам послать только кое-что, утешая себя только тем, что и по этим отрывкам Вы сможете составить себе некоторое представ­ ление о том, как отнеслись ко мне иностранцы.

В Европе и вообще за границей я еще совсем почти новый писатель.

По-французски вышли пока две моих книги; третья появится в марте.

По-немецки — пока одна (у г. Фишера); по-английски — одна; в Аме­ рике выйдет две только летом 1923 г., в Японии — тоже.

Примите уверение в моем глубоком уважении.

Ив. Бунин.

16. VI. 1931 Глубокоуважаемый Сигурд Васильевич, Вчера писал Вам относительно того, с какого текста следует перево­ дить рассказы, которые будут изданы вместе с «Митиной любовью».

Нынче вспомнил, что книги «Грамматика любви» и «Последнее свидание»

посланы были мною 21 марта издательству г. Гебера. Надеюсь поэтому, что издательство перешлет или у ж е переслало Вам эти книги.

Ваш Ив. Бунин.

Р.5. Перечитал «Митину любовь» и посылаю Вам исправленный текст ее. С этого текста и будьте добры переводить.

4 Издательство в Стокгольме.

УШа ВеГ\гёс1ёге, Сгаззе, А1рез М а п И т е з, Ргапсе

2. III. 1932 Многоуважаемый Сигурд Васильевич, Я п о л у ч и л и з Стокгольма, от г. Гебера очень приятное д л я меня и з ­ вестие о том, что он имеет намерение и з д а т ь на шведском я з ы к е еще одну мою книгу и что В ы б ы л и столь добры, что согласились н е только сделать д л я этой книги выбор и з моих повестей и рассказов, но и пере­ вести их. Весьма благодарю Вас за всё это: помимо чести, которую В ы снова оказываете моим произведениям, В ы, способствуя изданию этой книги, помогаете мне и материально, что д л я меня в настоящее т я ж е л о е время очень в а ж н о.

Надеюсь, что г. Гебер передал Вам все те мои книги, которые я по­ слал ему. У Вас лично т о ж е имеется, к а ж е т с я, почти всё, изданное мною з а последние годы на русском я з ы к е. Но позвольте просить Вас п о л ь ­ зоваться д л я составления сборника и д л я перевода теми изданиями, к о ­ торые я послал г. Геберу: в н и х т е к с т ы окончательно просмотрены и исправлены и указано, из какого и з д а н и я н у ж н о брать тот и л и иной текст.

Вуду очень признателен, если Вы, после того, к а к сделаете выбор д л я сборника, сообщите мне, что именно В ы выбрали.

Сердечно приветствую Вас и остаюсь п р е д а н н ы й Вам Ив. Бунин.

УШа ВеЬгёаёге, Сгаззе, а. М., Ргапсе

10. V. 1932 Многоуважаемый Сигурд Васильевич, Я был некоторое в р е м я в П а р и ж е и поэтому только вчера получил от М. Ф. Хандамирова то письмо, которое он написал мне по Вашему поручению. Он сообщает мне список т е х моих рассказов, которые В ы наметили д л я перевода, и В а ш у просьбу, чтобы я в ы с к а з а л свое мнение об этом списке. Но я затрудняюсь это сделать: я себе не судья, я плохо знаю в к у с ы шведской публики, т а к что п р о ш у Вас переводить всё, что Вам угодно. З а м е ч у только, что, по-моему, л у ч ш е б ы в ы к л ю ч и т ь из Ва­ шего списка рассказов «В саду», к а к вещь, трудно поддающуюся перево­ ду н а в с я к и й иностранный я з ы к, з а т е м «Ночной разговор», — эту вещь мне особенно не хотелось бы видеть в моем новом шведском сборнике, — и наконец, воспоминания о Толстом, к а к произведение не чисто бел­ летристическое: я знаю, что эти воспоминания довольно ж и в о и ориги­ нально рисуют облик Толстого, но полагаю, что они все-таки будут н а ­ р у ш а т ь общий тон книги. Сомневаюсь т а к ж е, следует л и переводить «Лапти», »Старуху» и «Благосклонное участие».

Что хотел бы я с своей стороны прибавить к Вашему описку? Я послал г. Геберу все мои книги, изданные за границей по-русски, и под­ черкнул в них те рассказы, которые мне казались наиболее подходящи­ ми для перевода. Многое из этого подчеркнутого входит в Ваш список.

Но кое-что отсутствует, — как, например: «Петлистые уши», «Метеор», «Звезда любви», «Неизвестный друг» (в сборнике «Роза Иерихона»);

«Последнее свидание», «Иоанн Рыдалец» (в сборнике «Последнее свида­ ние»); «Пингвины», «Убийство», «Ущелье», «Первая любовь», «Журав­ ли», «Бернар» (в сборнике «Божье древо»).

Как видите, список выходит очень длинный. Но ведь, конечно, не всё входящее в него Вы будете переводить. Повторяю, выбирайте из него всё, что Вам угодно.

Посылаю Вам, по Вашей просьбе, «Чашу жизни». Все остальные мои книги в их новых изданиях (а для перевода нужно пользоваться толь­ ко новыми изданиями) у Вас, мне кажется, имеются. Если чего нет, будь­ те добры сообщить мне или обратиться за недостающими к г. Геберу.

Позвольте обратить Ваше внимание на то, что новый текст рассказов:

«Игнат», «При дороге» и «Неизвестный друг» находится в сборнике мо­ их избранных рассказов, изданных в Белграде под общим заглавием «Грамматика любви», и что для перевода их нужно пользоваться именно этим текстом. Есть ли у Вас эта книга?

М. Ф. Хандамиров не сообщил мне своего теперешнего адреса. Поэто­ му решаюсь беспокоить Вас покорнейшей просьбой передать ему прила­ гаемое письмо.

Кланяюсь Вам и желаю всего доброго.

Ваш Ив. Бунин.

Р.5. Если решите переводить рассказ «Чаша жизни», то, может быть, было бы хорошо поставить его в начале книги, чтобы и вся книга назы­ валась «Чаша жизни»? Думаю, что в шведском языке есть слово, подоб­ ное русскому: «чаша», «сосуд» или французскому „Ье саНсе", передаю­ щее понятие «чаши» не в обычном, не в будничном смысле, а несколько более возвышенном.

УШа Ве1уёс1ёге (

Сгаззе, а. т.,

18. VII. 32 Многоуважаемый Сигурд Васильевич, Сегодня я получил от М. Ф. Хандамирова письмо, в котором он про­ сит меня выслать Вам весь томик рассказов, озаглавленный по первому рассказу «Чаша жизни». К сожалению, у меня нет этого томика полно­ стью и я не могу выписать его из Парижа: он теперь у ж редкость, до­ стать его можно только с трудом, а теперь особенно: лето, мой книготор­ говец где-то в Бретани. Кроме того, мне кажется, Вы можете обойтись без него. Вот содержание его:

Чаша жизни Весенний вечер Братья Архивное дело При дороге Стихотворение Святые К а к видите, он состоит из вещей, большинство которых Вам не н у ж ­ но: «Чаша жизни» у Вас есть, «Братья» переведены у ж е Вами (для сборника „М1Цаз Каг1ек"), «Весенний вечер» и «Архивное дело» д л я шведской публики не интересны, по-моему мнению... Остаются, значит, всего два рассказа, которые, м о ж е т быть, будут Вами переведены: «При дороге» и «Святые». Эти два рассказа я Вам и посылаю: «Святые» (из «Чаши жизни») и «При дороге» в книге «Избранные рассказы» (общее заглавие которой — «Грамматика любви»): в этой книге находится ис­ п р а в л е н н ы й текст этого последнего рассказа. Позволю себе, кроме того, еще р а з напомнить Вам, что, если В ы будете переводить не только «При дороге», но какой-нибудь из следующих рассказов: «Игнат», «Метеор» и «Неизвестный друг», то д л я перевода надо пользоваться т о ж е только тем текстом, который находится в этом сборнике (под заглавием «Грам­ матика любви»).

Просит меня М. Ф. Хадамиров снова еще и о том, чтобы я послал Вам список тех рассказов, которые следовало бы перевести по моему мнению. Прилагаю этот список — и снова п р о ш у Вас выбирать из него всё, что Вам угодно.

Сердечно приветствую Вас.

С искренним у в а ж е н и е м Ваш Ив. Бунин.

–  –  –

ГЛЕБ СТРУВЕ

ИЗ МОЕГО АРХИВА

1. ПИСЬМА И СТАТЬЯ В. ХОДАСЕВИЧА

–  –  –

46, ау. У1с1ог Нидо Вои1одпе з/5е1пе Многоуважаемый Глеб Петрович, простите, что отвечаю с опозданием. Но я довольно редко бываю в ре­ дакции, а в последнее время еще и прихварываю. Поэтому Ваше пись­ мо я получил только вчера.

Что касается предисловия к пушкинским письмам, то я напишу его с большим удовольствием. Если все это дело, весьма благое, Вам удастся устроить, то сообщите мне, пожалуйста, следующее: 1) какие именно письма войдут в состав книги, т. е. их № № либо по академическому из­ данию, либо по морозовскому («Просвещение»), либо по ефремовскому (Суворина). Это нужно, чтобы в известной степени согласовать преди­ словие с содержанием книги; 2) каков должен быть приблизительно раз­ мер предисловия.

Статью для 51ауошс Кеу1е\\г также пришлю охотно, но и на сей счет мне необходимы кое-какие указания. Я не очень представляю себе, что именно интересно английскому читателю, в частности — читателю 81ауошс Кеу1е\\г. Самая степень его осведомленности о Пушкине мне не­ известна, а с этой осведомленностью нужно считаться в первую очередь.

Дело отчасти затрудняется тем, что Вы даете мне очень короткий срок.

Что бы Вы, однако, сказали, если бы я предложил Вам статью, для ко­ торой у меня подобран у ж е материал: о мечтах Пушкина уехать (или бежать) за границу, о том, чем именно эти мечты внешне и внутренно подсказывались; эта биографическая тема послужила бы канвой, на ко­ торой попытался бы я изобразить в основных чертах политические взгля­ ды Пушкина в связи с его взглядами на поэзию и на назначение поэта.

Сообщите Ваше мнение на сей счет, указав, опять-таки, что значит ста­ тья «не очень больших размеров». Впрочем, если Вы сами предложите мне несколько тем на выбор, то и это будет полезно: я либо выберу од­ ну из них, либо они мне послужат для ориентации.

Кроме статьи, я хотел бы написать рецензию на вышедший с год то­ му назад польский перевод «Медного Всадника» с предисловием В. А. Ледницкого. Дело в том, что я д а ж е пообещал Ледницкому напи­ сать такую рецензию именно для 81ауошс Кеу1ечу, но у ж очень трудно и сложно ж и л весь этот год, а главное — как-то стеснялся писать для журнала, не имея на то предложения со стороны самой редакции. О т ­ ветьте, пожалуйста, не поздно ли у ж е (думаю — не поздно, ибо книга почтенная во всех отношениях), а главное — не было л и у ж е у Вас на нее рецензии.

Я по-английски даже читать не умею. Однако, журнал, пожалуйста, мне пришлите: Яоззюа будет и з него извлечена д л я «Возрождения», а кроме того я дам его Вейдле для использования в Ье М013, где он пишет систематически.

Наконец — «дела семейные». Очень рад, что полемика моя с Г и п ­ пиус пришлась В а м по душе. Дело в том, что к у л и с ы этого дела — про­ тивные и зловредные. И Милюков, и Гиппиус раздули и расславили ро­ ман Таманина по причинам самого нелитературного свойства. Несколь­ ко самых видных сотрудников «Поел. Новостей» просили меня написать «правду» об этой книге. Я написал — отсюда бешенство М. и Г., которым я помешал втирать очки почтеннейшей публике. Сюда прибавилась пси­ хологически досада и злоба, возбуждаемая в Гиппиус Сириным, ее «но­ белевская» в р а ж д а к Бунину и т. д. Словом — дело прискорбное, и В а ­ ше сочувствие мне дорого. — «Литературу в изгнании» писал я с тяже­ лым чувством. Х о т е л бы сам быть с ней несогласен, но, к несчастью, к самому настоящему несчастью, — в с е дела идут к тому, чтобы оправ­ дать мои мрачные наблюдения и предсказания. Е с л и я окажусь плохим пророком, то, Б о ж е мой, к а к буду я рад сам первый объявить, что ошибся!

В заключение позвольте В а м пожелать всего хорошего. Пожелание такое — совсем не простая вежливость. Я б ы л искренно рад не только з а Вас, но з а в с е русское дело, когда узнал, что Святополк-Мирский з а ­ менен Вами. Е с л и В ы принесете в Лондоне столько пользы, сколько он принес вреда, это будет очень много.

Ж м у В а ш у руку. Ответьте мне поскорее, на домашний м о й адрес.

В л а д и с л а в Ходасевич 18 авг. 933.

Письмо В. Ф. Ходасевича было ответом на мое. У меня тогда явилась мысль издать по-английски избранные письма Пушкина, которые до того ни в Англии, ни в Америке никогда не издавались, даже в выдержках. При этом я решил попросить Ходасевича написать предисловие к такому изданию.

Из затеи этой ничего не вышло: издательство, к которому я обратился с этой мыслью (КоиПейде & Кедап Раи1), вместо того предложило мне написать кни­ гу о советской литературе (это, мол, будет интереснее), что я и сделал — книга эта вышла к концу лета 1935 г. Что ж е касается писем Пушкина, то мысль об издании их по-английски была приведена в исполнение лишь тридцать лет спустя, и не мной, а профессором 3. Тпотаз 5па\у, выпустившим трехтомное издание их в издательстве Висконсинского университета (1961-63).

Одновременно я, очевидно, предложил В. Ф. написать статью о Пушкине для журнала 51ауотс апс! Еаз1 Еигореап Кеу1е\у, издававшегося Школой Сла­ вяноведения. Этой статьи Ходасевич так никогда и не наоисал. Но его встреч­ ное предложение о рецензии на польский перевод «Медного Всадника» с пре­ дисловием В. А. Ледницкого было по моему совету принято редакцией жур­ нала. Рецензия эта была вскоре написана и прислана Ходасевичем, переве­ дена мною на английский язык и напечатана в журнале {№ 35, январь 1934).

Русский машинописный оригинал этой статьи с собственноручной подписью В. Ф., с написанным его рукой названием книги и другими данными о ней и с вставками от руки, сохранился в моем архиве. По этому подлиннику статья эта, едва ли дошедшая до сколько-нибудь значительного числа русских и польских читателей и представляющая для них несомненный интерес, печа­ тается ниже.

Слова В. Ф. о том, что он «трудно и сложно жил весь этот год», относят­ ся несомненно к разрыву его с тогдашней его женой, Н. Н. Берберовой: раз­ рыв этот произошел в апреле 1932 г., но назревал уже раньше (см. недавно вышедшую по-английски «автобиографию» Н. Н. Берберовой "Тпе ИаНсз Аге Мше", Ые\\г Уогк, 1969, стр. 347-49).

«Ко551са в 'Возрождении'»: я, очевидно, предлагал В. Ф. помещать в «Воз­ рождении» сведения о статьях на русские темы, печатавшиеся в 51ауотс КеУ1е\\г. Я принадлежал к тем, о ком В. Ф. говорит в последнем из печатае­ мых писем, т. е. считал, что он принимает самое близкое участие в редактиро­ вании литературного отдела «Возрождения». Я знал во всяком случае, что кроме собственных статей он печатает в «Возрождении» «Литературную л е ­ топись» з а подписью «Гулливер». Я не знал тогда, что многое — а по ее соб­ ственным словам, почти все — в этой «Летописи» составлялось не самим В. Ф., а Н. Н. Берберовой (см. в той же ее автобиографии, стр. 318), хотя под своим именем она в газете не сотрудничала, а была сотрудницей «Последних Но­ востей».

«Таманин» •— псевдоним Т. М. Манухиной, жены д-ра И. И. Манухина и автора романа «Отечество», о котором Ходасевич напечатал в «Возрождении»

довольно резкий отрицательный отзыв.

«Литература в изгнании» — статья Ходасевича в «Возрождении». Она бы­ ла также напечатана по-польски в журнале Рг2ед1ай "уУзрб^схезпу, а после войны перепечатана в посмертном сборнике статей Ходасевича («Литератур­ ные статьи и воспоминания», Нью-Йорк, 1954). Ходасевич не лелеял никаких иллюзий насчет состояния эмигрантской русской литературы и ее будущего, но вместе с тем считал довольно распространенное скептическое отношение к самой возможности бытия эмигрантской литературы теоретически несостоя­ тельным. Трагедию эмигрантской литературы он видел не в «отрыве от ро­ дины», не в том, что она эмигрантская, а в забвении ею своего «эмигрантства». Во мне эта позиция будила ответные струны.

Святополк-Мирский — огульное суждение В. Ф. о деятельности Святополка-Мирского в бытность его лектором русской литературы в Лондонском уни­ верситете несправедливо и пристрастно. О преподавательской деятельности Святополка-Мирского Ходасевич едва ли что-нибудь конкретное знал. Он су­ дил о нем по его писаниям в евразийских сборниках и по журналу «Версты».

Не думаю, чтобы Ходасевичу было известно, что именно в годы своего пре­ под авания в Лондоне (он начал преподавать там с 1922 г.) Святополк-Мир­ ский выпустил двухтомный труд о русской литературе, остающийся до сего дня лучшим иностранным обзором русской литературы от древнейших вре­ мен до начала X X века, а также напечатал ряд ценных статей в английских и французских журналах. Чисто советский уклон Мирского начался лишь к тридцатым годам, когда он стал членом британской коммунистической пар­ тии, вскоре после чего и лишился своего места в университете. Я был назна­ чен на его место с осени 1932 г. Мирский тогда же уехал в Советский Союз, где вскоре встретил свою гибель.

46, ау. \/1с1ог Нидо, Вои1одпе з / З е т е Многоуважаемый Глеб Петрович, очень благодарю Вас за стихи Парнок. Они доставили мне большую ра­ дость. Из них как раз «Письмо» я очень люблю. Не поблагодарил я Вас до сих пор потому, что собирался это сделать одновременно с посылкой статьи. Увы — тут произошла катастрофа. В процессе писания обнару­ жилось столько трудностей и неясностей, что мне пришлось на время прервать работу, чтобы дать ей отлежаться, а самому тем временем со­ браться с мыслями. Не гневайтесь на меня, пожалуйста: пришлю Вам статью к следующей книжке, а сейчас посылаю только рецензию на книгу Тувима и Ледницкого. Это очень почтенная книга, и ее следует отметить. С год тому назад Ледницкий как раз мне жаловался на то, что ее не отметили в 81ауошс Кеу1е\^.

За сим — еще раз прошу прощения и дружески ж м у Вашу руку, Не будете ли в Париже? Если да, то, пожалуйста, посетите меня.

Владислав Ходасевич 29 окт. 933.

Действительно, Вас в Возрождении превратили в Петра Бернгардовича. Это корректор старается показать свою образованность. Недавно в одной статье моей он ж ж е н к у переделал в ж е н щ и н у. Сами по­ нимаете, что получилось!

Вторую заметку о 51ауошс К.еу1емг на днях напечатаю.

В. X.

Посылка мною В. Ф. Ходасевичу стихов Софии Парнок была, вероятно, связана с ее недавней смертью (она умерла в августе 1933 г.) и со статьей о ней, которую В. Ф. напечатал в «'Возрождении». Я всегда и сам очень высоко ставил поэзию С. Парнок, и мне статья В. Ф. доставила большое удовольствие.

«Рецензия на книгу Тувима и Ледницкого»: см. примечание к предыдуще­ му письму и самое рецензию ниже.

О каком «превращении» меня в моего отца корректором «Возрождения»

идет речь в приписке В. Ф., я не помню.

[Без даты. Почтовый штемпель: 14. VIII. 1935] 46, ау. У1с1ог Нидо, Вои1одпе з / 5 е т е Многоуважаемый Глеб Петрович, я не был в редакции целую неделю и потому лишь сегодня получил Ва­ ше письмо. Я передал все «документы» С. С. Ольденбургу, и он обещал изготовить заметку к ближайшему четвергу.

Что касается рецензии на книгу, то и об этом сказал я секретарю ре­ дакции, но что дальше будет — не знаю. От меня тут решительно ниче­ го не зависит. К редакционным делам «Возрождения» я никогда не имел и теперь не имею никакого касательства. Фразу сию подчеркиваю пото­ му, что какие-то люди без всякого основания, но с довольно грязными целями распустили легенду, будто я заведую литер [атурным] отделом газеты. Верьте, пожалуйста, что это л о ж ь — и при случае опровергайте ее — этим В ы чрезвычайно меня обяжете.

Адрес Вейдле: Тпе Яес1огу. УУа11зепс1. КогШшпЪег1апс1. К а к видите, он гостит у знакомых в Англии.

Пушкинский Комитет не доставляет мне никаких радостей. Я не со­ чувствую его главной затее — издавать Пушкина. С и ж у в р е д а к ц и о н ­ ной] комиссии и на общих собраниях отстаиваю н а и м е н ь ш е е зло — проэкт Гофмана.

Уважающий Вас В л а д и с л а в Ходасевич Р.5. По-моему, мне причитается со 51ауогпс Кеу1еллг какая-то скромная сумма за рецензию на «Медного Всадника». Или они не платят? Если да — не напомните ли им, но не сейчас, а в начале сентября, ибо я на 2 н е ­ дели у е з ж а ю.

В. X.

«Документы»: очевидно, речь шла о каких-то сведениях о моей тогда'толь­ ко что вышедшей или долженствовавшей выйти книге о советской литерату­ ре. Та же книга имеется в виду и в следующем абзаце. Насколько я помню, рецензии на мою книгу в «Возрождении» не появилось. В другой парижской газете — «Последних Новостях» — была напечатана рецензия В. В. Вейдле, адрес которого я запрашивал у В. Ф. Ходасевича. Насколько помню, я не был тогда знаком с Вейдле, знакомство наше состоялось позже.

«Пушкинский Комитет»: русский эмигрантский комитет по организации чествования Пушкина в связи со столетием со дня его смерти в 1937 г. В Па­ риже этот комитет возглавлялся С. М. Лифарем. Я принадлежал к такому же комитету в Лондоне, возглавлявшемуся А. В. Тырковой-Вильямс.

На постскриптум В. Ф. с «напоминанием» о причитающемся ему гонораре за рецензию я должен был, увы, ответить, что 31ауогпс Кеу1е\\г, как и другие «академические» журналы в Англии (да и в большинстве других стран, на­ сколько я знаю), гонораров не платит. Может быть, поэтому В. Ф. так и не написал для нашего журнала статьи о Пушкине.

[О «МЕДНОМ ВСАДНИКЕ»] Л е г б ^ е с М1ес121апу. Оро\\пезс ре1егЪигдзка А1екзапс1га Р и з х к т а. Рггек!а1 Лш^апа Тшлпта. ЗшсЦит УУас1ачуа Ьео!тск1едо. УУагзхамга, 1932. * «Медный Всадник», поэма, занимающая едва л и не центральное ме­ сто в творчестве Пушкина к а к по внутреннему своему значению, так и по художественным достоинствам, появилась в польском переводе, сде­ ланном даровитым поэтом Юлианом Тувимом. Следует приветствовать появление этого перевода, прежде всего — очень близкого к подлинни­ ку, в чем и заключается его непререкаемое достоинство.

* В первом слове заглавия польской книги Ходасевич сделал небольшую описку (едва ли ошибку), и она была- воспроизведена в журнале — очевидно, по моей вине.

Сторона стихотворная в ы з ы в а е т более в о з р а ж е н и й. Ю. Тувим стре­ мится в точности воспроизвести ф о р м а л ь н ы е особенности русского под­ линника. Поэтому он перевел «Медного Всадника» тоническим стихом с ж е н с к и м и и м у ж с к и м и р и ф м а м и. И то, и другое более или менее риско­ ванно. В польском я з ы к е ударение прикреплено к предпоследнему слогу, и это обстоятельство естественно приводит п о л ь с к у ю поэзию к стихо­ сложению силлабическому. Тонический стих по-польски звучит почти т а к ж е натянуто и принужденно, к а к по-4ранцузски и л и п о - и т а л ь я н ­ ски. (Именно по этой п р и ч и н е не имели успеха попытки переводить р у с ­ ских поэтов тоническим стихом, сделанные в И т а л и и г. Пьетро Сесса и во Ф р а н ц и и г. И. Сидерским). Приблизительно то ж е самое надо с к а з а т ь о р и ф м а х. Вследствие прикрепленности ударения к предпоследнему сло­ гу, п о л ь с к а я поэзия д е р ж и т с я на ж е н с к и х р и ф м а х. М у ж с к и е в ней ч р е з ­ вычайно редки, потому что могут составляться не иначе, к а к и з одно­ с л о ж н ы х слов. В погоне за ф о р м а л ь н ы м тождеством переводчику п р и х о ­ дится приблизительно половину стихов к о н ч а т ь односложными словами, что неизбежно придает переводу оттенок какого-то 1оиг Де !огсе или сти­ хотворного трюка, тогда к а к русский подлинник, разумеется, этого от­ т е н к а не имеет. Однако, несмотря на эти трудности, до конца непреодо­ лимые, Ю. Тувиму удалось достигнуть о т л и ч н ы х р е з у л ь т а т о в : его м у ж ­ ские р и ф м ы сравнительно н е п р и н у ж д е н н ы, а четырехстопный ямб, хотя и приобретает по-польски некоторую н е и з б е ж н у ю жесткость, порою все ж е звучит совершенно п у ш к и н с к и м звуком: это заслуга очень большая, и м ы ее всячески подчеркиваем. Есть л и ш ь два пункта в переводе г.

Т у ­ вима, с которыми согласиться н е л ь з я : это, во-первых, р и ф м о и д ы, в п у ш ­ кинскую эпоху совершенно не употреблявшиеся (таковы, в особенности, м у ж с к и е р и ф м ы, кончающиеся на гласную и не имеющие опорной со­ гласной: в сущности, это д а ж е н е р и ф м о и д ы, а просто п л о х и е р и ф м ы, по-русски встречающиеся т о л ь к о у самых н е о п ы т н ы х стихотворцев); в о вторых, это — неправильное чередование м у ж с к и х и ж е н с к и х р и ф м :

порою переводчик вводит новую ж е н с к у ю р и ф м у там, где д о л ж н а быть введена м у ж с к а я. Это прием не только анахронистический по отноше­ нию к поэтике П у ш к и н а, но и вообще неприятный. Вероятно, перед г. Т у вимом, воспитавшимся на польской просодии, вопрос о чередовании м у ж ­ ских и ж е н с к и х р и ф м просто доныне не возникал. Поэтому он и решает его с такою неопытностью. М е ж тем, если вводить в польскую поэзию м у ж с к и е р и ф м ы н а р я д у с женскими, то они д о л ж н ы б ы т ь подчинены общему закону чередования. Н а р у ш е н и е этого п р а в и л а в любом я з ы к е р е ж е т ухо. П у ш к и н н и к а к не п р и н я л бы такого чередования р и ф м, к а ­ кое допускает г. Тувим.

Если г. Тувиму и не удалось совершить некое поэтическое чудо, то он все-таки д а л превосходный перевод и сделал большое культурное дело. Не надо забывать, что людей, способных прочитать П у ш к и н а в подлиннике, с к а ж д ы м годом становится в П о л ь ш е все меньше.

Этот к у л ь т у р н ы й подвиг р а з д е л и л с г. Тувимом молодой профессор Вацлав Ледницкий, присоединивший к переводу обширную статью о «Медном Всаднике», — одно из самых обстоятельных исследований, ког­ да-либо посвященных этой поэме. Не только польский, но и русский ч и ­ т а т е л ь н а ш е л бы в труде г. Ледницкого р я д мыслей и наблюдений, если не всегда бесспорных, то всегда любопытных. П р о ф. Ледницкому очень хорошо удалось наметить всю сложность ф и л о с о ф с к и х, исторических и политических тем, п е р е п л е т а ю щ и х с я в «Медном Всаднике», и с в я з а т ь ее с сетью не менее с л о ж н ы х л и т е р а т у р н ы х и биографических воздей­ ствий, и с п ы т а н н ы х П у ш к и н ы м п р и создании поэмы. И з основных т е з и ­ сов г. Ледницкого наиболее ц е н н ы и интересны два. П е р в ы й касается двойственности, наблюдаемой автором в отношении П у ш к и н а к Петру Великому, к завещанному Петром русскому и м п е р и а л и з м у и этатизму.

И сам император, и оставленное и м исторические наследие, по мнению п р о ф. Ледницкого, к а з а л и с ь П у ш к и н у великой исторической необходи­ мостью, но одновременно в ы з ы в а л и в нем и восторг, и у ж а с. Н а этих смешанных чувствах, на столкновении п р а в д ы Петра с п р а в д о ю бунтующего против него Евгения, построена и в с я поэма; отсюда — ее загадочный, двойственный, п е р е л и в ч а т ы й колорит, в ы з ы в а ю щ и й столько р а з л и ч н е й ш и х толкований в русской критике. Второй тезис касается р о ­ ли, которую в создании поэмы сыграли отношения П у ш к и н а с М и ц к е в и ­ чем и польское восстание 1831 года. Н е отрицая того, что это восстание, к а к и полемика с Мицкевичем, было одним и з многочисленных и м п у л ь ­ сов П у ш к и н а п р и создании «Медного Всадника», исследователь убеди­ тельно в о з р а ж а е т против т е х преувеличений, которые на сей счет д о ­ пускались не только в польском, но и в русском пушкиноведении.

В з а к л ю ч е н и е — два слова по поводу несколько н е о ж и д а н н о з в у ч а ­ щего термина: польское пушкиноведение. Он употреблен п р о ф. Л е д н и ц ким и, хоть это м о ж е т п о к а з а т ь с я несколько неожиданным, в ы р а ж а е т нечто реально существующее. П о л ь с к а я наука о Пушкине, великом русском поэте, действительно существует в т р у д а х Спасовича, Третьяка, Б р и к н е р а и в особенности В. Ледницкого. Существование п у ш ­ киноведения в польской л и т е р а т у р е не только реально, но и глубоко о р ­ ганично, ибо в н е к о т о р ы х ч а с т я х (и вовсе не м а л о в а ж н ы х ) н а у к а о П у ш ­ кине тесно сростается с н а у к о й о Мицкевиче. Необходимо приветство­ в а т ь п о л ь с к и й п у ш к и н и з м, п о ж е л а т ь ему процветания и с в е ­ л и ч а й ш и м сочувствием отметить тот ценный в к л а д, к о т о р ы й в него в н е ­ сен Юлианом Тувимом и п р о ф. Ледницким.

ВЛАДИСЛАВ ХОДАСЕВИЧ

2. П И С Ь М А М. Ф. Л А Р И О Н О В А О Н. С. ГУМИЛЕВЕ

–  –  –

Речь идет о гумилевском альбоме с его стихами, который был в числе полученных мною от Б. В. Анрепа материалов. В него входили стихи, соста­ вившие цикл «К синей звезде», и некоторые другие.

Лондон. Затем он приезжал в Париж на 1—2 дня перед отъездом в Пе­ тербург, куда отправлялся через Лондон ж е. Подобный альбом им был переписан и подарен Елене Карловне Дебуше ]Дюбуше] (дочь извест­ ного хирурга), в замужестве мадам Ловель (теперь американка). В нача­ ле многие стихи, написанные во Франции, входили в сборник, называе­ мый «Под голубой звездой» — название создалось следующим образом.

Мы с Николаем Степановичем прогуливались почти каждый вечер в ЛапНп йез Тийепез. Вы Париж знаете, помните, недалеко от арки Саггои5е1, на дорожке, чуть-чуть вбок от большой аллеи стояла статуя голой женщины — с поднятыми и сплетенными над головой руками, об­ разующими овал. Я, проходя мимо статуи, спросил у Н. С, нравится ли ему эта скульптура? Он меня отвел немного в сторону и сказал: «Вот отсюда». — Почему, — спросил я — ведь это не самая интересная сторо­ на. — Он поднял руку и указал мне на звезду, которая, с этого места, как раз приходилась в центре овала переплетенных рук.

— Но это не имеет отношения к скульптуре. — Да! но ко всему, что я пишу сейчас в Париже «под голубой звездой». — Как образовалось «К голубой [М. Ф. хотел сказать «К синей... », имея в виду название сборника. — Г. С ] звезде», мне не ясно. Как мне кажется, это произо­ шло под внезапным впечатлением одного момента... потом осталось так, но означает то. ж е стремление — к г о л у б о й з в е з д е — н а с т о ­ я щ е й. Не думаю, чтобы кто бы то ни было мог бы быть для него такой звездой. Почти всегда, самое глубокое чувство, какое у Николая Степа­ новича создавалось в любви к женщине, обыкновенно обращалось в иро­ ническое отношение и к себе и к своему чувству.

Теперь, у меня нашлось много рисунков моих и Наталии Сергеевны — и самого Николая Степановича.

Если Вы т в е р д о р е ш и т е и будете печатать Вашу вторую книжку о Николае Степановиче, то у ме­ ня имеется и я могу Вам дать:

1) Рассказ (не изданный к а ж е т с я ) «Черный генерал»,

2) Николай Степанович и С. П. Дягилев, а также и с Гиёмом Аполли­ нером (рисунки) и другие рисунки — в том числе и самого Н. С.

Елена Карловна Д ю б у ш е, дочь известного русско-французского х и ­

рурга. Вышла замуж за американца, уехала в Америку и жила впоследствии в Чикаго. Ей посвящены стихи сборника «К синей звезде», изданного в П а ­ риже посмертно (1923) заботами К. В. Мочульского. В одном из стихотворе­ ний сборника Гумилев писал шутливо о подаренном им Е. К. Дюбуше аль­ боме со своими стихами, который (говорил он) «Будет в библиотеке стоять / Вашего расчетливого внука / В год две тысячи и двадцать пять». Местона­ хождение этого альбома в настоящее время неизвестно; может быть, он и стоит среди книг внука Е. К. Дюбуше. Другой — видимо, не вполне идентич­ ный — альбом с парижскими стихами, иллюстрированный Ларионовым, Гон­ чаровой и Стеллецким, принадлежит Г. П. Струве (см. предыдущее приме­ чание).

3 Рассказ «Черный генерал» был в свое время напечатан дважды по ру­ кописи, полученной именно от М. Ф. Ларионова и Н. С. Гончаровой, — в жур­ налах «Сполохи» (Берлин, 1922) и «Воля России» (Прага, 1931). Об этом М. Ф. Ларионов явно запамятовал. Рассказ входит теперь в последний том четырехтомника.

Рисунки, изображающие Гумилева с С. П. Дягилевым и Гийомом Апол­ линером, не были присланы мне Ларионовым. Фотокопии трех рисунков с а Гондла» и «Феодора» предполагались в н а ч а л е к а к либретто д л я балетов. — Т а к к а к я и Н а т а л и я Сергеевна работали в балете русском С. П. Дягилева, то это б ы л о задумано совместно нами и Николаем Сте­ пановичем.

Есть идеалистические а к в а р е л и — п о р т р е т ы Н. С.

Н. С. б ы л знаком близко с Честертоном и с группой английских писа­ телей этого времени, а в П а р и ж е д р у ж и л с Вильдраком. Ж и л он, Н. С, на гие СаШёе, в отеле того ж е имени. А последний р а з в Нб1е1 СазШ1е на гие С а т Ь о п, где в то в р е м я и я ж и л. Самой большой его страстью б ы л а восточная поэзия, и он собирал все, что этого касается. Одно в р е м я он поселился в н и з у в сквере, под станцией метро Раззу, у некоего г. Ц и т ­ рон. Вообще он б ы л непоседой — П а р и ж з н а л хорошо — и о т л и ч а л с я удивительным умением ориентироваться. — Половина н а ш и х разговоров проходила об Анненском и о Ж е р а р де Нервале. Имел странность в Т ю л е р и садиться на бронзового льва, который одиноко с к р ы т в зелени в конце сада почти у Лувра. Очень п р о ш у извинить мой почерк — п и ш у левой р у к о й. Примите, пожалуйста, привет Н а т а л и и Сергеевны и мое глубокое у в а ж е н и е.

М. Ларионов Р.5. С удовольствием сообщу Вам все, что мне известно и что у д е р ж а л а память, и представлю к а к и е имею документы.

мого Гумилева я получил уже в 1969 г. от А. К. Томилиной-Ларионовой, вдо­ вы М. Ф.

5 «Феодора» — первоначальный замысел (а может быть и название) пьесы «Отравленная туника». См. подробнее в следующем письме.

6 Очевидно, имеются в виду акварели Н. С. Гончаровой, о которых гово­ рится в следующем письме (см. примечание 4 к нему). Что подразумевал М. Ф.

под словом «идеалистические» — неясно.

7 В 4-м томе «Собрания сочинений» Гумилева под редакцией моей и Б. А. Филиппова напечатано письмо А. Цитрона в редакцию парижской га­ зеты «Последние Новости» (№ от 27 сентября 1921 г.), в котором он писал, что живший у него Н. С. Гумилев оставил ему, уезжая из Парижа, ящик с книгами, а также «значительное количество картин, гравюр, рисунков и а л ь ­ бом, купленные в Париже». Г-н Цитрон прибавлял, что часть имущества он передал М. Ф. Ларионову, книги же сохранил у себя и готов передать их «наследникам или ближайшим друзьям». У ж е после выхода последнего тома нашего четырехтомника А. К. Томилина-Ларионова прислала мне копию сле­ дующего письма А. Цитрона к М. Ф. Ларионову от 5 января 1927 г. (жил Цит­ рон в это время уже не под метро «Паоси», а в Нейи):

«Мой старый Ларионов, Очень прошу позвонить мне, чтобы условиться о создании студии имени нашего покойного друга Н. С. Гумилева.

Я обращусь к ряду его друзей с просьбой помочь создать эту студию, для которой подходящее помещение имеется.

Хочу условиться заранее с тобою — и собрать воедино все его, священ­ ные для нас, вещи. Прошу позвонить мне в ближайший же день.

С искренним и лучшим приветом А. Цитрон»

6 А п р е л я 953 Многоуважаемый Глеб Петрович!

Очень п р о ш у извинить м е н я з а долгое молчание. Б ы л а довольно скверная, гриппозная зима. Вашему брату, Алексею Петровичу, я, у ж е очень давно, звонил по т е л е ф о н у и м ы с ним уговорились свидеться к а к только я смогу. Я Вам сам п о ш л ю что смогу и что н а й д у — мало-помалу — или кое что передам А. П. д л я п о с ы л к и Вам. У меня очень большой з а в а л — масса папок и в р а з н ы х местах, надо чтоб я сам р а з б и р а л с я — но м а т е р ь я л а не т а к много — в а ж н о найти и соединить вместе. Д а т ь я не смогу все в оригиналах, т а к к а к мне кое-что самому надобно. Но к о е что в оригиналах, кое-что в к о п и я х постепенно предоставлю в В а ш е р а с ­ поряжение, т а к к а к знаю, что В ы это опубликуете и это п о с л у ж и т д л я памяти Ник. Степан.

Теперь постараюсь ответить н а В а ш и вопросы:

1) Дата на титульном листе альбома 1916 г. стояла до подписи Н а т а ­ л и и Сергеевны (Ник. Степ. Гумилев, когда п о к у п а л новый альбом, п р е ж ­ де всего на нем ставил дату и затем его заполнял). Я думаю, посмотрите альбом, наверное российского происхождения. Во всяком с л у ч а е рису­ нок Н а т а л и и Сергеевны сделан в П а р и ж е и в 1917 году, т а к к а к у е х а л и м ы из Москвы в июне 1915 года. Р и с у н к и Стеллецкого сделаны, помоему, т а к ж е в П а р и ж е — потому что Ник. Степ, часто здесь с ним в и ­ д а л с я и, насколько я помню, Стеллецкий рисовал ему в альбом. Мне и н ­ тересно видеть с орнамента Н а т а л и и Сергеевны фотографию, так ж е к а к и с других ее рисунков и с моих (Вы пишете, что м о ж е т е прислать сЪотограсЪии, чтобы м ы установили авторство рисунков — пришлите).

Те. что В ы послали фото, совершенно точно: это ее и мой рисунок.

2) В апреле, в конце, или в самом н а ч а л е м а я 1918 г. Н и к о л а й Степа­ нович б ы л в П а р и ж е ; д а ж е, м о ж е т быть, всего на 1 день. В П а р и ж е он ж и л в Нб1е1 СазКНе, на т е С а т Ь о п, там ж е, где и я ж и л, и дверь его комнаты в ы х о д и л а на балкон — я к а к сейчас это ясно помню. Б. Анреп это не помнит, потому что, м о ж е т быть, Ник. Степ, у е х а л из Лондона (уже прямо е х а л в Мурманск) и судно ехало с остановкой в Гавре на несколько дней, в это в р е м я Н. С. отлучился в П а р и ж — перед оконча­ т е л ь н ы м отъездом в Р о с с и ю.

3) Стихотворения «К синей звезде» безусловно относятся к Елене Как это ни странно, нет никаких следов того, чтобы этому делу был дан какой-то ход. Нет никаких указаний и на то, чтобы первое письмо Цитрона, которое мне долго оставалось неизвестно, вызвало какие-нибудь отклики. Мо­ жет быть, какие-нибудь следы переписки с Цитроном отыщутся в бумагах К. В. Мочульского. Разыскать следы самого Цитрона мне не удалось, и судь­ ба хранившихся у него книг Гумилева неизвестна, как неизвестно и что именно он передал (если передал) М. Ф. Ларионову.

Вопрос о заезде Гумилева в Париж после отъезда из Лондона остается до конца невыясненным. По словам Б. (В. Анрепа, который встречался с Гуми­ левым до самого его отъезда из Лондона (он устроил Гумилева на работу в шифровальном отделе Русского Правительственного Комитета, где сам слу­ жил в то время), Гумилев уехал из Англии прямо в Мурманск. Но вполне вероятно, что пароход, как говорит Ларионов, заходил в Гавр, чтобы забрать пассажиров и груз, и Гумилеву удалось побывать еще раз в Париже. Даль­ ше в этом письме Ларионов снова возвращается к этому вопросу.

К а р л о в н е Дюбуше, за которой Н и к о л а й Степанович у х а ж и в а л — и это было известно. Насколько он сильно ею увлекался? Не знаю, думаю, ему н у ж н о было — он всегда склонен б ы л у в л е к а т ь с я. Это его вдохнов­ ляло. Насколько мне к а ж е т с я, у него еще, в это время, был другой пред­ мет увлечения. Но Елена Карловна, ч у ж а я невеста, это о с л о ж н я л о его чувства... Это ему давало новые о щ у щ е н и я, п е р е ж и в а н и я, п о л о ж е н и я д л я его творчества, о т к р ы в а л о д л я его поэзии новые психологические моменты. «Синяя звезда» (Елена Карловна) б ы л а именно далекой и х о ­ лодной (для него) звездой. «Под Голубой звездой» — это то, что он п р о эктировал и к а к хотел н а з в а т ь (как говорил, неоднократно, мне и Н а ­ талье Сергеевне) сборник стихов, п о с в я щ е н н ы х п а р и ж с к о м у пребыванию и написанных в П а р и ж е. Возможно, позднее эти чувства были пересиле­ н ы другими чувствами, которые остались и в ы л и л и с ь «К Синей Звезде»?

«Под голубой звездой» звучит к а к место, в котором, где совершались известные происшествия и вещи. «К Синей Звезде» — там г л а в н ы м об­ разом относящееся к ней (к Елене Карловне). Есть вещи, написанные р а н ь ш е и в к л ю ч е н н ы е туда ж е, т. е. все, что д а ж е косвенно касалось ее.

Я думаю, что, когда Н и к о л а й Степанович п р и е з ж а л на короткое время в П а р и ж, перед самым окончательным отплытием в Россию и потом в Петербург, он п р и е х а л в П а р и ж, чтобы увидаться с кем-то — с Еленой Карловной? Может быть и с нею; но еще с кем-то — это н а в е р н о е.

Знаю, что он п р и е з ж а л устраивать оставшиеся здесь к о е - к а к и е в е щ и и дела (это официально).

4) Теперь относительно «Гондлы» и «Феодоры». «Гондла», к а к пьеса, был написан ранее, и я и Нат! Серг. никакого участия в этом не п р и ­ нимали; но в том ж е 1917 году Гумилев, которому очень хотелось з а д е р ­ ж а т ь с я в П а р и ж е, ж е л а л т а к или иначе соединиться с Русским балетом (его командировка б ы л а н а Б а л к а н ы ). Чтобы его оставить в П а р и ж е, я и Нат. Серг. познакомили его с полковником Соколовым, который был д л я русских войск комендантом в П а р и ж е. Потом с Альмой Эдуардовной Поляковой (вдовой банкира), которая б ы л а большой приятельницей ге­ нерала З а н к е в и ч а, заведующего отправкой войск, — и временно з а д е р ­ ж а л и Ник. Степ, в П а р и ж е. А позднее познакомили его с Анной М а р ­ ковной Сталь и с Раппом. — Р а л п п р е д л о ж и л ему место адъютанта при нем самом (Раппе). З а т е м попросили Сергея Павловича Дягилева — з а ­ к а з а т ь ему что-либо (как либретто) д л я балета. Дягилев с к а з а л, чтобы тему м ы сами н а ш л и. Надо было скоро. Сергей Павлович у е х а л в скоро­ сти в Венецию. Все полтора месяца, пока балет был в П а р и ж е, м ы брали Ник. Степ, к а ж д ы й вечер с собой в театр Ш а т л э, где давались балетные Ларионов, очевидно, не знал, что «Гондла» был напечатан еще до при­ езда Гумилева на Запад — в первой книге «Русской Мысли» за 1917 год — в одном номере с «Возмездием» А. Блока.

Р а п п, Евгений [?] — комиссар Временного Правительства при русских войсках во Франции. В моем гумилевском архиве имеется его визитная кар­ точка, на которой напечатано: Е. К.АРР — Оё1ёдиё ёи МШз^ге с!е 1а диегге гиззе и от руки приписано: е1 йи 5оУ1е1 сГоиупегз е! 5оИа15.

Внизу сбоку, слева и справа — адрес и номер телефона, а на обороте написано рукой самого Раппа:

Мг 1е 3 / П СошпПеи" ез! топ огйаег сГогйоппапсе, се яие ^е сег!Ше. — Е. Карр.

3 Аой1 1917.

Кто такая Анна Марковна Сталь, выяснить не удалось.

русские спектакли. Тогда Ник. Степ, и предложил для моей постановки Г о н д л у, а для Наталии Сергеевны новую вещь — Ф е о д о р у, из визан­ тийской жизни. Музыка предполагалась [для] первой вещи лорда Бернерса, а второй Респиги. Либретто балетное требует специальной обработ­ ки — благодаря этому нам нужно было часто встречаться и вместе ра­ ботать. У Ник. Степ, не было никакого в этом отношении опыта. Гондла давал богатый матерьял, но перевести его в действенное только состоя­ ние — уравновесить отдельные, но разнообразные, моменты — найти этим моментам форму танцовальную — между различными моментами найти равновесие — и их развитие, только, движениями мужскими и женскими — где СЛОЕ а не было — а все давалось выражением (экспрес­ сией) тела человеческого — для Н. С. было трудно сразу. Он всю свою жизнь до этого работал главным образом над словом. Время шло, Дяги­ лев уехал в Венецию. У нас ничего еще не было готово. Решили, что с самого начала надо думать о главном назначении пьесы, т. е. о балет­ ном ее назначении, и приступили к «Феодоре» для Гончаровой. Через несколько дней Н. С. позвал к себе. Он тогда ж и л недалеко от Е1ойе, на гие СаШёе, в отеле того ж е имени, и прочел первый вариант «Отравлен­ ной туники». Гондлу мы на время оставили. Так прошло еще больше ме­ сяца. Многое изменилось. Дягилев уехал с труппой в Испанию — и там у него не пошло сразу, как он ожидал, с деньгами. Для меня и Наталии Сергеевны вышла задержка. У Ник. Степ, также прекратилось жало­ ванье, так как прекратилась и должность. Он выхлопотал себе команди­ ровку в Лондон, где еще оставались временно некоторые учреждения, предназначенные для ликвидации русских военных заказов, сделанных в Англии. Через некоторое время Ник. Степ, должен был уехать в Лон­ дон, где он, как и в первый приезд (когда ехал из России), прожил до са­ мого своего обратного отъезда. Теперь вспоминаю более ясно, что он по­ сетил Париж во время стоянки его судна в французском порту (думаю, Гавре). Из Франции брали пассажиров, которые направлялись в Россию (в Мурманск). Ник. Степ, в это время несколько раз ходил в картье Пан­ теона на улицы Ульм, Гайлюсак, Муфтар — место, с которым он был связан с самых первых своих поездок в Париж.

Теперь — какой материал я могу Вам дать — в копиях и фотогра­ фиях, а некоторые, может быть, в оригиналах: 1) «Черный генерал» и (возможно) миниатюру к нему начала 19 века (немного испорченную), которую он подарил Наталии Сергеевне Гончаровой (рассказ также ей посвящен; 2) Две акварели Н. С. Гончаровой, изображающие Гумилева на пушке и в Африке — третья, центральная, изображает Гумилева сидяншм и пишущим стихи «Голубая беседка посредине реки / Как пле­ тенная клетка, где живут мотыльки». Может быть, рисунок — акварель — утерян (но в поисках, может быть, найдется); 3) Мои, Гончаровой, его самого и некоторые другие рисунки, касающиеся его пребывания в Париже.

Пока, Глеб Петрович, желаю Вам всего хорошего. Я и Наталия Сер

<

Две первые из этих акварелей Н. С. Гончаровой были в 1931 г., к десяти­

летию со дня смерти Гумилева, воспроизведены в парижской еженедельной газете «Россия и Славянство».

геевна поздравляем В а с с праздниками. Христос Воскресе, будьте здо­ ровы.

М. Ларионов Р.5. Если В а м будет нетрудно, В ы меня очень обяжете, узнавши адрес д в у х артистов танцоров американских, Иопз №15еп и Зегде ЬезПе, они или в 51. Апде1ез [Ьоз Апде1ез] или в Х о л л и в у д е ?

После 1953 года переписки с Ларионовым у меня больше не было. Обе­ щанных гумилевских материалов он мне так и не прислал. По разным при­ чинам мысль об издании собрания сочинений Гумилева пришлось отложить в долгий ящик. Когда появилась наконец такая возможность, я, зная, что М. Ф. очень болен (ему в 1961 году минуло 80 лет), не решался его беспокоить.

3. И З ПИСЕМ Б. В. А Н Р Е П А

–  –  –

З н а м е н с к а я, Вера Алексеевна — хорошая знакомая до революции близкого друга Анрепа, известного критика Н. В. Недоброво и его жены, в последние годы жизни Ахматовой дружившая с ней. В 1968 г. она установила письменную связь с Б. В. Анреп ом и прислала ему копии писем к ней Н. В. Недоброво и его жены, а также несколько фотографий — Н. В. Не­ доброво, его жены и себя. Все это было депонировано В. А. Знаменской в Государственной Публичной Библиотеке в Ленинграде, где она жила, и по­ лучено Анрепом от Библиотеки. Б. В. Анреп предоставил все эти материалы мне для давно мною готовимого тома писем и статей Н. В. Недоброво и вос­ поминаний о нем. В. А. Знаменская скончалась в конце декабря 1968 г.

«Отними и ребенка и друга» — строка из стихотворения А. А. Ахматовой «Молитва» (1915.

3 Воспоминания самого Б. В. Анрепа о его отношениях с А. А. Ахматовой см. в готовящемся дополнительном томе к двухтомнику Сочинений Ахмато­ вой под редакцией Г. П. Струве и Б. А. Филиппова.

лева по военной службе и утверждавшего, что у последнего один глаз был стеклянный, и категорического отрицания этого утверждения И. В. Одоевце­ вой в статье в «Новом Русском Слове» по поводу 4-го тома «Собрания сочи­ нений» Гумилева- Б. В. давал при этом описание наружности Гумилева — описание тем более интересное, что оно исходило от человека с острым гла­ зом художника. Б. В. писал:

... Я виделся с Гумилевым к а ж д ы й день в течение многих месяцев в 1917 году, когда он работал в шифровальном отделе Русского Прави­ тельственного Комитета в Лондоне. Я также видел его у себя дома, один на один или среди гостей. Ни мне, ни кому другому не приходило ни­ когда в голову, что у него один г л а з стеклянный и он никогда сам об этом не говорил. Конечно, нет причины думать, что ротмистр Янишевский придумал стеклянный г л а з ; может быть, что Гумилев сознался ему в этом, но если это является лишь догадкой ротмистра, ввиду того, что Гумилев стрелял с левого плеча, то это могло быть просто потому, что правый г л а з косил и он доверял более нормальному глазу. Я интересо­ вался лицом Гумилева и думаю, что заметил бы, что г л а з — искусствен­ ный. Есть возможность, что Гумилев, который иногда рассказывал ис­ тории о своих путешествиях, придавая им «романтический» интерес, при­ думал ради такого ж е интереса свой стеклянный глаз, но больше не по­ вторял этой истории в Лондоне. Лицо Гумилева в Лондоне было худое, косина внешняя, г л а з а — серые, бесцветные. Нос — совершенно обык­ новенный, ни слива, ни огурец, не костистый, вполне приличный. Н и к а ­ ких отеков и морщин, ни подглазных мешков. Благодаря сильно в ы р а ­ женной наружной косине одного г л а з а (правого), общий вид лица не красивый. Что особенно поражало в его голове, это неестественная, слег­ к а шарообразная выпуклость лба и некоторая его узость. Походка — со­ вершенно нормальная, очень покойная, без в с я к и х лишних движений рук или головы, держал себя очень прямо. Гумилев был среднего роста, не ниже и не в ы ш е. Легкая фигура типичного кавалериста.

Держал себя несколько чопорно, с показным достоинством; редко у л ы ­ бался, немного шепелявил, был всегда очень в е ж л и в.

Вот все, что я могу В а м сказать о внешности Гумилева, как он мне представлялся в Лондоне...

В своем подробном описании наружности Гумилева Б. В. Анреп опровер­ гал показания не только Янишевского, но и других сослуживцев Гумилева по полку в воспоминаниях, напечатанных в четвертом томе нашего Собрания, а отчасти и то, что писала И. В. Одоевцева, которая, говоря, что нос Гумилева нельзя было назвать «сливообразным», замечала, что, «если уже придержи­ ваться фруктово-овощных сравнений, нос Гумилева скорее напоминал огурец»..Но в основном Б. В. Анреп подтверждал описание Одоевцевой. Послед­ ние.встречи Анрепа с Гумилевым были незадолго до того как с ним познако­ милась И. В. Одоевцева. Ротмистр Янишевский не мог уже отозваться на со­ мнения Одоевцевой, так как незадолго до того погиб в автомобильной ката­ строфе.

–  –  –

Крымское правительство первоначально именовалось «Советом при Глав­ нокомандующем». Оно было переименовано в «Правительство Юга России»

6/19 августа 1920 г. в связи с фактическим признанием его Францией, а так­ же вследствие соглашения, подписанного между Врангелем и казачьими ата­ манами. В «Красном Архиве» (т. 21, 1927) был напечатан журнал первого за­ седания Совета, состоявшегося 9 апреля 1920 г. П. Б. Струве уже принял в нем участие.

Ч е т ы р е л и ч н ы х письма П. Б. Струве к В. А. Маклакову печа­ таются по к о п и я м с подлинников, п р е д о с т а в л е н н ы х мне, незадолго д о его с м е р т и, В. А. М а к л а к о в ы м ( п о д л и н н и к и д о л ж н ы с е й ч а с н а х о ­ дится в архиве Маклакова в Гуверовском институте при Станфордском университете в К а л и ф о р н и и ). О ф и ц и а л ь н ы й «доклад» П. Б.

печатается по копии, сохранившейся в находящемся у меня архиве моего отца. В. А. М а к л а к о в б ы л, к а к известно, н а з н а ч е н российским послом во Ф р а н ц и ю еще Временным Правительством. О н был о ф и ­ циально аккредитован и признавался французским правительством, п р о д о л ж а я ж и т ь в здании русского посольства н а р ю д е Гренель д о самого п р и з н а н и я б о л ь ш е в и к о в Ф р а н ц и е й. В п е р и о д с у щ е с т в о ­ вания правительства Врангеля н а Ю г е России он представлял его в Париже. После признания большевиков он стал представителем на Францию т а к называемого Нансеновского офиса по делам б е ­ женцев.

Во втором р а з д е л е дается несколько документов, относящихся к заключительной ф а з е Врангелевского правительства и отставке П. Б. С т р у в е. Э т и д о к у м е н т ы д о п о л н я ю т б о л е е р а н н и е п у б л и к а ц и и, в т о м ч и с л е м е м у а р ы самого П. Н. В р а н г е л я, н а п е ч а т а н н ы е п о - р у с ­ с к и в г о д е г о с м е р т и в т. V I с б о р н и к о в « Б е л о е Д е л о » ( Б е р л и н, 1928) и переведенные затем н а иностранные я з ы к и. Свои мемуары ген.

В р а н г е л ь з а к о н ч и л р а с с к а з о м о т о м, к а к о н 1/14 н о я б р я п о к и н у л С е ­ вастополь на крейсере «Генерал Корнилов» и после захода в Ялту и Ф е о д о с и ю, г д е е щ е п р о и з в о д и л а с ь п о г р у з к а с у д о в, 3/16 н о я б р я окончательно покинул русскую землю.

Все документы печатаются впервые. Желающие получить более полную

картину дипломатических отношений Врангелевского правительства и, в ча^стности, истории признания его Францией с1е гас*о, могут обратиться к ме­ муарам ген. Врангеля, к подборке дипломатических депеш и т. п. в публи­ кации проф. Р. Пайпса (ШсЬагс! Р1 р е з, „Ьез геЫюпз пр1отапдиез с!и СоштететеШ Д/Угапде1 еп С п т ё е (1920) \ СаЫегз сш топйе гиззе е* зоухёидие, IV, N 0. 4, 1963,, рр. 401-435), а также к публикации документов из архива парижского посольства в советском «Красном Архиве» (тт. 39 и 40, 1930). В архиве П. Б. Струве сохранилось в копиях большое количество депеш за 1920 год. Еще больше их, вероятно, в той части архива В. А. Маклакова, кото­ рая оставалась у него.

П Я Т Ь ПИСЕМ П. Б. С Т Р У В Е К В. А. М А К Л А К О В У

–  –  –

Дорогой Василий Алексеевич!

Посылаю Вам о ф и ц и а л ь н о е письмо, которое хотел б ы сопроводить некоторой «личной» х а р а к т е р и с т и к о й п о л о ж е н и я. Я писал своим с ы н о ­ в ь я м и Б. Э. Нольде письма, которые просил сообщать Вам. И з н и х В ы могли усмотреть неизбежность того, что произошло и что, я в л я я с ь к р у ­ ш е н и е м Добровольческой] Армии, в то ж е в р е м я было л и ч н ы м к р у ш е ­ нием Деникина.

Огромное счастье, что перемена, к о т о р а я произошла в Главн[ом] К о ­ мандовании, произошла легально-преемственно.

Я не буду давать оптимистической х а р а к т е р и с т и к и положения, но во всяком случае, если что могло спасти положение, то только та л и ч н а я перемена, которая произошла. Сейчас люди осторожные говорят: «появи­ л а с ь надежда», тогда к а к они ж е е щ е недавно говорили о полной без­ надежности.

Мне к а ж е т с я, что сейчас В ы могли бы р а з в и т ь работу в направлении воздействия на ф р а н ц у з о в в п о л ь з у нашего дела. Мне к а ж е т с я, В ы могли бы с полной откровенностью и ясностью показать, что перемена в Главном командовании в ы т е к л а из в о е н н о й несостоятельности п р е ж ­ него командования, точка зрения, которую я р а з в и в а л в своей записке, надеюсь, дошедшей до Вас. Сейчас произошла в о е н н а я перемена.

Политического х а р а к т е р а она непосредственно не имеет никакого. Н е л ь ­ з я в этом отношении сказать, что п р о и з о ш е л сдвиг направо, х о т я и Г л а в ­ нокомандующий и большинство его сотрудников, и в том числе я, несо­ мненно с банальной точки з р е н и я п р а в ы е. Но обстановка вообще устра­ нила тот смысл этого р а з л и ч е н и я, к о т о р ы й оно имело р а н ь ш е — и в осо­ бенности это верно в отношении самого Главнокомандующего. Он п р е ж ­ де всего исключительно одаренный военный. Человеческими ж е черта­ ми, в ы д е л я ю щ и м и его из остальной генеральской среды, я в л я ю т с я ч р е з ­ в ы ч а й н а я эластичность, в ы с о к а я к у л ь т у р н о с т ь и сильная л и ч н а я вос­ приимчивость. Он ж и в е т с людьми и на людях, тогда к а к Деникин б ы л улиткой в скорлупе, я с к а ж у — физиологически не видел людей и абсо­ лютно ими н е интересовался.

Возвращаюсь к политике. Сейчас м ы приведены к такому п о л о ж е ­ нию, что многое, р а н ь ш е неприемлемое, теперь в п о р я д к е ехрё(Иеп15 п р и ­ нимается без особых споров и д а ж е, если м о ж н о т а к в ы р а з и т ь с я, преуве­ личенно легко. Ф а к т и ч е с к и победила та «правая» линия, которую я от­ стаивал в беседах моих с Вами, но победила после к р у ш е н и я того, что ей противилось, после того, что п р о т и в о п о л о ж н а я л и н и я п а л а по л и ч ­ ной несостоятельности ее носителей в самой главной области, в военной.

Это изменяет общий характер всего происшедшего, и теперь «правые»

гораздо ближе и к федерации и к радикальному разрешению аграрно­ го вопроса, чем были прежде «левые». Вопрос о форме правления, как вопрос сейчас существенный для власти, не ставится д а ж е самыми у б е ж ­ денными и пылкими монархистами, если они только сознают политиче­ скую и, главное, военную обстановку.

Я пишу все это для того, чтобы Вы (и именно лично Вы) правильно схватили атмосферу. Из нее, между прочим, вытекло и освобождение С. Д. Сазонова, происшедшее, как Вы поймете легко, по личной инициа­ тиве Главнокомандующего, но и объективно абсолютно назревшее пси­ хологически к моменту перемены в Глав [ном] Командовании. Фактиче­ ски мы решили видеть в Париже только Вас, в отношении делегации не подымая пока диезИо ]ипз и не желая ненужными постановками вопро­ са затруднять ни себя ни Вас. Если мы, с Божьей помощью, будем креп­ нуть, мы так или иначе придем к разрешению и этого вопроса, и я о нем хотел бы наперед иметь Ваше заключение. Сейчас ставится для нас, как самый важный, вопрос: помогут ли нам союзники и, в частности, Фран­ ция отстояться и удержаться в Крыму, хотя бы с перемирием с больше­ виками, т. е. помогут ли они нам конвертировать капитуляцию в пере­ мирие, в выжидательно-оборонительное состояние? На официальную Англию в этом смысле трудно расчитывать, но Франция могла бы за­ нять иную позицию, что для нас именно в переходный момент имело бы огромное значение. Постарайтесь разъяснить это, в связи с общим нашим положением, Мильерану. И кроме того поставьте ему вопрос: не могла ли бы помощь Франции в дальнейшем быть связана с вопросом об ее помощи нам в деле добычи угля в Донецком бассейне, с н а т у р а л ь ­ н ы м участием Франции в этой добыче. Это вопрос жизненный для Франции и в этой е}юрме его можно отстаивать перед французским об­ ществ [енным] мнением. Это будет не безвозмездная помощь, не помощь в кредит, а сделка на основе реального с!о и* оТез.

Трудности сообщения ужасно удручительны — они страшно затруд­ няют работу.

Военное положение сейчас определяется в общем так: Крым весь в наших руках, в наших ж е руках часть Черноморского побережья. На Кубани и в Малороссии восстания, и таким образом тыл у большевиков горит, в частности нелегко положение Одессы.

Вот некоторые разрозненные комментарии к моему официальному письму, которое написано не только по поручению Главнокомандующего, но фраза за фразой проредактировано вместе с ним.

Ж д у какого-нибудь от Вас отклика на события у нас и на сегодняш­ нюю посылку.

Кланяюсь Марии Алексеевне [сестра В. А. Маклакова. — Г. С ] и об нимаю Вас.

Ваш П. Струве.

Р.5. Письма эти л и ч н о для Вас. Я бы придавал значение только тому, чтобы Вы ознакомили с ними Б. Э. Нольде.

С. Д. Сазонов, бывший министр иностранных дел, ведал иностранными де­ лами в правительстве ген. Деникина, потом получил от адмирала Колчака, как Верховного Правителя, назначение министром иностранных дел и одно­ временно вошел в Париже в т. н. Политическое совещание, задачей которого было представлять и защищать перед союзниками интересы России во время Версальской мирной конференции.

Упоминаемое в письме П. Б. «официальное» письмо было датировано сле­ дующим днем (1/14 апреля), написано на бланке Управления Иностранных Дел при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России и по­ мечено № 248. Оно сохранилось в копии в архиве П. Б. Струве, но среди пе­ реданных мне В. А. Маклаковым писем» его не было — оно, вероятно, оста­ лось в архиве посольства (но, может быть, тоже у В. А. Маклакова).

Вот его текст:

Милостивый Государь Василий Алексеевич, имею честь препроводить при сем текст сообщения, сделанного здесь от имени своего Правительства Великобританским Верховным Комисса­ ром в Константинополе, а равно ответ на это сообщение нового Главно­ командующего.

Передавая В а м эти документы, я, по поручению Главнокомандующе­ го, сопровождаю их разъяснениями военного и политического положе­ ния и видов Главнокомандующего на будущее. Этими разъяснениями в ы имеете воспользоваться надлежащим образом при переговорах с Прави­ тельством Французской Республики.

Отказ генерала Деникина от Главного Командования, неизбежный по ходу событий, совпал с критическим положением армии, находившей­ ся в процессе полного разложения. В этот момент было сделано з а я в л е ­ ние Великобританского Правительства, носящее характер ультиматума.

В ответе на него Главного Командования выразилась забота о судьбе армии и в с е х вообще элементов, с в я з а в ш и х свою участь с вооруженною борьбою против большевиков. Генерал Врангель, ради спасения ж и в ы х людей, почел своим долгом в своем ответе дойти до крайних пределов уступок, но он не думал и не думает отказываться от патриотической задачи воссоздания России и ее государственности. В с е его помыслы н а ­ правлены в эту сторону. Путем реальной работы по восстановлению ар­ мии и воскрешению ее д у х а, путем действительного привлечения обще­ ственности к государственной работе в союзе с властью, коей, по усло­ виям борьбы, должны принадлежать широчайшие полномочия, путем осуществления назревших социальных реформ, путем внимательного удовлетворения основных д у х о в н ы х и материальных потребностей насе­ ления, — новая власть стремится прежде всего к созданию крепкой, х о ­ тя бы и автономно устроенной, единицы в пределах Крымского полу­ острова, могущей противостоять всем вооруженным посягательствам и з ­ вне. Эта задача явится исходною точкою в с е х ближайших предначерта­ ний и действий Главнокомандующего. Е ю определяется и политика со­ глашений, которую будет преследовать Главное Командование в сноше­ ниях с другими политическими образованиями, ведущими борьбу с боль­ шевиками, в частности с казачьими областями, коих выборные атама­ ны действуют в полном согласии с Главным Командованием и подчи­ няются его власти.

З а п а д н ы е Д е р ж а в ы соглашением с большевиками расчитывают до­ стигнуть экономических выгод, восстановив снабжение Европы столь н е ­ обходимым ей русским сырьем. Эта м ы с л ь основана на неосуществимом предположении, что п р е к р а щ е н и е организованной вооруженной борьбы с большевиками, в форме мира или перемирия, будет означать приоста­ новку гражданской в о й н ы и упразднение анархии. Г р а ж д а н с к а я война и а н а р х и я не п р е к р а щ а ю т с я и не п р е к р а т я т с я в области советского в л а ­ дычества. К а з а ч ь и области, недавно з а н я т ы е большевиками, у ж е стали очагами восстаний. Т а к о в ы м ж е хронически я в л я е т с я з н а ч и т е л ь н а я часть Украины. Все эти я в л е н и я чисто стихийные, н е з а в и с я т от воли Главно­ го Командования, и оно не было б ы в силах и х остановить. Д л я щ а я с я г р а ж д а н с к а я война и а н а р х и я есть неизбежное следствие советского р е ­ ж и м а, насильственного по существу. К а к о в ы бы ни б ы л и условия того перемирия с Советской Россией, на принятие которого Главное К о м а н ­ дование и з ъ я в и л о свое принципиальное согласие в ответе, данном В е ­ ликобританскому Правительству, такое перемирие порядка и г р а ж д а н с к о ­ го мира в ж и з н ь русского народа не внесет. Независимо от мирового з н а ч е н и я соглашения с большевиками, этого обстоятельства Союзным Правительствам не следует никогда у п у с к а т ь и з виду. Оно всегда м о ж е т изменить всю обстановку в России.

Главнокомандующий всецело одушевлен намерением, б л ю д я русские интересы, н е только п о д д е р ж и в а т ь п р е ж н и е отношения с Союзниками, но и р а з в и в а т ь и х во в з а и м н ы х интересах. В частности, его интересует в з г л я д Французского Правительства и на происшедшую перемену в Главном Командовании и на обрисованную здесь обстановку.

П р и д а в а я огромное з н а ч е н и е согласованию русских интересов с э к о ­ номической заинтересованностью Союзных Д е р ж а в и в особенности Ф р а н ц и и в экономических рессурсах России, Главнокомандующий ж е л а л б ы через Вас осведомиться о в з г л я д а х Французского Правительства на эти вопросы.

Примите, Милостивый Государь, уверение в отличном моем почте­ нии и совершенной преданности.

П. Струве.

Первый абзац письма П. Б. относится к начавшимся еще до прихода ген.

Врангеля к власти попыткам великобританского правительства добиться пе­ ремирия между большевиками и белой армией. Лорд Керзон предложил и Врангелю и Чичерину свое посредничество. Вместе с тем англичане заявили о прекращении оказывавшейся ими до того южнорусской армии помощи и настаивали на отводе Врангелем войск в Крым. Верховным комиссаром Ве­ ликобритании в Константинополе был адмирал де Робек. В мемуарах Вран­ геля приведена часть документов, относящихся к этой безуспешной попытке посредничества. (См. также в публикации Пайпса №№ 3, 5, 6-10, 12 и 14 — депеши П. Б. Струве, кн. Г. Н. Трубецкого, А. А. Нератова и Н. А. Базили).

Ответа В. А. Маклакова на эти два письма в имеющемся у меня архиве II. Б. Струве не сохранилось. В мемуарах П. Н. Врангеля приводится более поздняя (от 17 апреля/1 мая) официальная телеграмма Маклакова, в которой он сообщал, что французское правительство относится отрицательно к соглагшению с большевиками (эго отрицательное отношение разделялось тогда и правительством США) и «никакого давления для сдачи Крыма не окажет», равно как и не примет участия «ни в какой подобной медиации, если бы другие ее предприняли».

В письме к В. А. Маклакову от 12/25 апреля П. Б. возвращался к вопросу о смене власти на Юге России и ее последствиях в связи с обнаружившейся в некоторых русских кругах на Западе оппозицией Врангелю. Вот это пись­ мо П.

В.:

Севастополь 12/25 IV 920 Дорогой Василий Алексеевич!

Я у ж е ответил телеграммой Вам на телеграмму Сазонова № 526 Нератову. Кроме того еще раньше Вы получили разъяснительную теле­ грамму Нератова № 165 из Константинополя, под которой я всецело под­ писываюсь. Непонятно, откуда Парижская делегация имела сведения, что власть генерала Врангеля поставила себе целью ликвидацию дела, за которое боролись больше двух лет!! Поставленная перед фактом ра­ стущего разложения армии, повлекшим за собой, силою вещей, паде­ ние престижа Главнокомандующего и отказ его от власти, новое Главное Командование приняло власть в момент получения британского «ульти­ матума», последствия которого грозили не только бытию армии, но ж и з ­ ни и чести ее чинов от высших до низших. В этот момент ген. Вран­ гель думал прежде всего о спасении чести армии и множества челове­ ческих жизней, доверившихся прежнему Главному Командованию и те­ перь обративших свои взоры на него, ген. Врангеля. Но, помышляя об этом, ген. Врангель ни на одну минуту не думал отказываться от патри­ отической задачи воссоздания России и ее государственности, опираясь в этом отношении на преемственно-легальный характер власти, получен­ ной им от прежнего Главного Командования, при полном нравственном и формально в особом акте выраженном одобрении высших военных на­ чальников, опрошенных самим ген. Деникиным. При этих условиях не­ понятно, как мог д а ж е возникнуть самый вопрос о том, «можно ли под­ чиняться» — цитирую подлинные слова телеграммы С. Д. Сазонова, толь­ ко сегодня 11/24 апреля полученной нами в Севастополе — власти геи.

Врангеля. Правильнее был бы совсем другой вопрос: как можно ей не подчиниться?

Повторяю: вся смена Главного Командования произошла в абсолют­ но легальной форме. И по существу в ней не было ни малейших призна­ ков переворота, самую мысль о котором ген. Врангель считал всегда совершенно недопустимой. Отказ ген. Деникина от власти произошел настолько неожиданно для ген. Врангеля, что в тот день, когда последо­ вал его вызов в Севастополь, он предполагал выехать в Софию и Бел­ град, а лично близкие и единомышленные с ним люди, к каким я при­ числяю себя, настолько не считались с возможностью того оборота, ко­ торый приняли события, что я, например, уехал д а ж е из Константино­ поля и попал в Севастополь на неделю позже, чем ген. Врангель. Мы все, конечно, считались с возможностью и д а ж е неизбежностью ката­ строфы прежнего Главного Командования, но именно в случае такого революционного крушения власти ген. Деникина непосредственное при­ нятие власти ген. Врангелем представлялось нам невозможным. Телеграмма, в которой ф о р м у л и р о в а н ы з а к л ю ч е н и я делегации, с в и д е т е л ь ­ ствует о том, что д е л е г а ц и я не была осведомлена о действительном х о ­ де событий и об истинном п о л о ж е н и и вещей. Надо надеяться, что теперь это непонимание совершенно устранено.

Я хотел бы напомнить Вам, что тотчас после оставления Армией Ростова в конце д е к а б р я я в своих ч а с т н ы х сообщениях о х а р а к т е р и з о ­ вал создавшееся на Ю г е России п о л о ж е н и е к а к к р у ш е н и е военной ор­ ганизации и самого Главного К о м а н д о в а н и я. Мой диагноз, из которого в ы т е к а л и соответствующий прогноз, к сожалению вполне оправдался.

Следует помнить, что и прежде и теперь п о л и т и к а имеет здесь значе­ ние второстепенное, только в связи с военной организацией и ведением в о е н н ы х дел и действий. Д а ж е теперь, когда м ы вступаем, в силу нача­ с большевиками, в особый фазис тия переговоров союзников наших внешних и внутренних отношений, — это общее п о л о ж е н и е остается в силе. Но у д е р ж а т ь К р ы м и у д е р ж а т ь с я в нем мы можем, только сохра­ нив военную силу и держа ее наготове.

Категорически опровергайте инсинуации печати насчет я к о б ы гер­ манской ориентации ген. Врангеля. Отношения н а ш и с здешними п р е д ­ ставителями союзников наилучшие, и они, я думаю, могли убедиться в полной лояльности по отношению к ним Главного К о м а н д о в а н и я и его сотрудников.

Что касается программы ген. В р а н г е л я и созданного им У п р а в л е н и я по внутренним вопросам, т о м а т е р и а л д л я с у ж д е н и я о ней В ы и деле­ гация имеете и в моих т е л е г р а м м а х и письмах и в п р и к а з а х и беседах самого Главнокомандующего, В а м п о с ы л а е м ы х. Последний п р и к а з по з е ­ мельному вопросу имеет в виду местные у с л о в и я К р ы м а, в котором н и ­ каких з е м е л ь н ы х з а х в а т о в и иных п р а в о н а р у ш е н и й, никакого «черного передела» не было, и намечает совершенно практические мероприятия.

Я страшно занят, ибо кроме дел У п р а в л е н и я Иностранных Сношений мне приходится участвовать в обсуждении и решении других дел, в об­ становке, д е л а ю щ е й в с я к у ю работу весьма трудной. Но, после к о ш м а р ­ н ы х дней Новороссийска, здесь все-таки можно жить и д ы ш а т ь.

Передайте мой привет Марье Алексеевне, всем д р у з ь я м и знакомым.

Ж м у руку. Ж д у писем и вообще осведомления.

В а ш П. Струве.

Значительную часть лета 1920 г. П. Б. провел в Париже, ведя переговоры о признании правительства Врангеля Францией. В связи с этим он ездил так­ же в Аахен и в С па, где происходили конференции союзников. Ближайшее содействие в этих переговорах оказывал П. Б. Николай Александрович Б а зили, б. начальник дипломатической канцелярии при ставке главнокомандую­ щего во время войны, который был теперь назначен на пост советника рус­ ского посольства в Париже. Вместе с тем П. Б. использовал при ведении пе­ реговоров свое давнее знакомство с Евгением Юльевичем Пети (Еидёпе РеиЧ), который был начальником кабинета у тогдашнего французского премьера Александра Мильерана. Пети был женат на русской, Софии Григорьевне Б а лаховской, и был близко знаком со многими русскими общественными и по­ литическими деятелями. Позднее, в 20-х и 30-х годах, он и его жена устраива­ ли у себя русские встречи на которых сходились люди очень разных взглядов (В. А. Маклаков, П. Б. Струве, А. Ф. Керенский, В. М. Зензинов, М. А. Ал­ дане© и др.).

20 июня (н. ст.) П. Б. вручил Мильерану пространный меморандум с и з ­ ложением программы южнорусского правительства (русский текст его напе­ чатан полностью в мемуарах ген. Врангеля). В меморандуме указывалось и на неприемлемость перемирия — на котором тогда настаивали англичане — иначе как на условии неприкосновенности занимаемой армией Врангеля тер­ ритории, а также на необходимость соблюдения автономии, предоставленной Врангелем казачьим областям, и гарантий против советской агрессии в отношении «политических новообразований» на Кавказе. Переговоры П. Б. с Мильераном увенчались, как известно, успехом, и через месяц А. В. Криво­ шеий сообщил Врангелю, что от П. Б. получена телеграмма о выраженной Францией готовности признать правительство Юга России. Мильеран заявил об этом в личном доверительном разговоре с П. Б., а затем в Палате Депута­ тов. Вскоре после этого П. Б. телеграфировал, что возвращается в Севасто­ поль. Из Константинополя П. Б. через Нератова послал Маклакову телеграм­ му, в которой на) основании указаний, полученных от Врангеля, просил под­ твердить, что правительство Юга России, «в качестве носителей русской го­ сударственной и национальной идеи», принимает на себя все обязательства предшествующих русских правительств. Через три дня после этого П. Б. на американском миноносце через Констанцу отбыл в Севастополь. Оттуда он писал В. А. Маклакову 27 июля (9 августа):

Я не успел В а м написать ни и з Парижа, ни и з Константинополя.

М е ж д у тем события ш л и и идут необычайно быстро. Провал Польши, наши успехи, заявления Мильерана — в с е это изменило положение, в котором еще недавно были наши дела. Сейчас готовятся новые события, которые нужно будет энергично использовать д л я нашего укрепления.

Употребите вместе с Б а з и л и и Гирсом в с е усилия для этого. У с п е х и н а ­ ши на фронте и в смысле организации армии прямо блестящи. Популяр­ ность Врангеля в армии и в населении громадная.

Несвойственный П. Б. оптимизм, которым дышало это письмо, был несо­ мненно внушен не только ожидавшимся признанием со стороны Франции, но и успехами армии (успехи эти оказались кратковременными и были скоро нейтрализованы выходом Полыни из войны).

На следующий день (10 августа н. ст.) фактическое признание правитель­ ства Врангеля Францией было ос]эормлено, о чем Мильеран уведомил заме­ нявшего В. А. Маклакова Базили, а тот немедленно телеграоировал П. Б.

21 августа А. А. Нератов, по просьбе П. Б., передал из Константинополя те­ леграмму, в которой Врангель выражал Мильерану горячую благодарность за помощь русскому делу «в минуту тягчайшего испытания, когда мы при­ лагаем все наши усилия к тому, чтобы осуществить нашу задачу восстанов­ ления России на основе великих принципов свободы и прогресса», з в тот же день П. Б. писал Маклакову:

Пишу Вам спешно два слова. Я считаю В а ш приезд сюда чрезвычай­ но важным, прямо необходимым. Поэтому, если только В а ш е здоровье з См. «Красный Архив», т. 39 (1930).. стр. 39-40.

позволит, сделайте это. Всего лучше, если В ы приедете с Эрлишем, а, гложет быть, и с частью тех лиц, которые в ы з ы в а ю т с я на экономиче­ ское совещание, которому Кривошеий и я придаем большое значение. 4 В. А. Маклаков внял настояниям П. Б. и в сентябре отправился в Крым.

Пребывание его там было недолгим: в конце месяца он выехал назад вместе с П. В., которого ген. Врангель снова командировал в Париж, и с ген.

Я. Д. Юзефовичем, который направлялся в Варшаву для координации дейст­ вий русской армии с польскими и украинскими войсками.

Э В А К У А Ц И Я К Р Ы М А И О Т С Т А В К А П. Б. С Т Р У В Е

Окончательное поражение армии Врангеля, ускоренное перемирием между большевиками и поляками, и последовавшая затем эвакуация застали П. Б.

в Париже. Вся операция этой массовой эвакуации была в значительной ме­ ре облегчена тем, что Франция — правда, под самый занавес — признала Врангеля с1е 1ас1о, а затем предоставила ему (на довольно обременительных условиях) необходимый тоннаж.

В бумагах П. Б. Струве сохранились некоторые документы, бросающие свет на дипломатическую обстановку после эвакуации Крыма и на обстоя­ тельства, при которых П. Б. подал в отставку. Первый намек на возможность отставки содержался в телеграмме, которую П. Б. еще до эвакуации Крыма послал начальнику своей политической канцелярии Б. А. Татищеву. В этой шифрованной телеграмме от 28 октября 1920 г., написанной рукой П. Б. и не внесенной, как гласит помета на ней, ни в один журнал, П. Б. просил Тати­ щева передать Врангелю и Кривошеину, что не может отвечать за переме­ щения в дипломатическом ведомстве без его согласия и сможет «реагировать только отставкой». О каких «перемещениях» (вероятно, только намечавших­ ся) шла речь, мне неизвестно. В отставку П. Б. не подал и сделал это только значительно позднее и вне всякой связи с тем, на что намекал здесь.

Продолжая жить в Париже, П. Б. оставался на своем посту. У ж е из Кон­ стантинополя, через три недели после оставления Крыма, Врангель обратил­ ся к П. Б. с длинным письмом, в начале которого благодарил за «сердечное письмо» и телеграмму. Письмо П. Б. Струве к Врангелю как будто напечата­ но не было, и местонахождение его мне неизвестно. Письмо же Врангеля, с рассказом о том, как была произведена эвакуация, вошло в публикацию Пайпса. (№ 23, стр. 430-433).

Отставке П. Б. Струве предшествовал следующий обмен телеграммами:

Эрлиш — ^ а п ЕгПсЬ, французский политический деятель, член Палаты депутатов, очень сочувствовавший русским антибольшевикам.

В телеграмме А. А. Нератова, представителя Врангеля в Константино­ поле, В. А. Маклакову от 18 ноября 1920 г. число эвакуированных определя­ лось в сто тысяч человек.

Телеграмма эта напечатана проф. Пайпсом со ссылкой на мой архив и без всякого комментария (см. цит. соч., № 22, стр. 428).

Гире — Нератову в Константинополь. Париж, 3 декабря [н. ст.] 1920.

№ 1783-бис.

Для Татищева. № 1.

Струве просит срочно передать Главнокомандующему:

[шифр В] Объединенные промышленники решили создать организацию помощи Вам. Они рассматривают сохранение ядра армии как первую по вах-гаости задачу, но при ее осуществлении и им и Вам придется фор­ мально считаться с бесповоротными решениями французов, указанными в телеграмме № 2. Организация, создаваемая промышленниками, должна выполнять функции неполитического объединения, рекомендуемого французами, и составить его ядро.

Отправленная одновременно телеграмма № 2 гласила:

Гире—Нератову в Константинополь. Париж, 3 декабря 1920.

№ 1783-бис.

Для Татищева. № 2.

Струве, по соглашению с Бернацким и Кривошеиным, просит срочно передать Главнокомандующему:

[шифр В] В Министерстве Иностранных Дел нам сообщили бесповорот­ ное решение Совета Министров, состоявшееся 30 ноября. Международ­ ная обстановка, тяжелое финансовое положение и соображения внут­ ренней политики исключают возможность для французского правитель­ ства ставить себе задачу сохранения армии как таковой. Единственная возможность продолжать помощь это рассматривать всех эвакуирован­ ных одинаково как беженцев исключительно с гуманитарной точки зре­ ния. Только при этом можно устранить препятствия со стороны других держав и расчитывать на получение средств. Ради этого необходимо са­ мому делу помощи придать характер благотворительного почина самих русских, создав в Париже неполитическое объединение для приискания средств и оказания помощи всем беженцам. Этому объединению Фран­ цузское Правительство окажет полную поддержку, и по мнению Фран­ цузского Правительства такой организации будет легче добывать сред­ ства из международных источников. Французское Правительство боит­ ся ответственности перед Парламентом, так как производило расходы на эвакуацию, не имея кредита. Чтобы получить одобрение Парламента и возможность продолжать хотя бы кратковременную помощь, надо при­ дать ей наиболее бесспорную форму и иметь право утверждать, что рус­ ские со своей стороны напрягли все усилия и средства. Обеспечение, которое представляет казенный флот, считается совершенно недоста­ точным при превращении его в деньги, й издержки французов едва ли г лучшем случае будут покрыты. Французы из признательности к Рос­ сии за ее участие в войне готовы нести известные жертвы, предел ко­ торых, однако, очень близок, но нам необходимо облегчить Французско­ му Правительству политическую сторону задачи. Открытая поддержка армии как таковой сейчас невозможна для Французского Правительства, но представитель Мининстерства Иностранных Дел дал понять, что с переменой обстановки сохранившиеся воинские элементы могут воскрес­ нуть как военная сила. Однако, содержание столь многочисленных беженцев до того непосильно, что всем желающим вернуться в Совдепию французы не станут мешать.

Отнюдь не расчитывая изменить состоявшееся решение Французско­ го Правительства, мы сочли долгом в письменной форме заявить, что считаем отказ от поддержки армии губительным для интересов как Со­ юзников, так и России. Ваша телеграмма № 1765, которую мы довели до сведения Французского Правительства, произвела на французов тягост­ ное впечатление. В Ваших публичных заявлениях мы убедительно про­ сим избегать всего того, что могло бы затруднить реальную задачу со­ хранения ядра армии при невозможности открытой постановки этой за­ дачи. Ваш приезд сюда считается французскими сферами нецелесообраз­ ным и даже нежелательным.

На эту телеграмму от П. Н.

Врангеля был б декабря получен следующий ответ:

Нератов—Послу. Константинополь, 6 декабря 1920. № 1210.

Срочная.

Для Струве. Татищев просит передать за № 51:

Получил Вашу телеграмму № 1783. Прошу расшифровать в первую очередь.

[шифр В] От Главнокомандующего: «Исключаю возможность сохране­ ния армии при условии перевода на положение беженцев и зависимости ее от общественной организации. Это неизбежно вызовет отпадение ко­ мандного состава и разложение в рядах войск. Прошу Вас, как только положение бесповоротно определится, прибыть сюда для личного докла­ да, выяснения всех подробностей и принятия окончательного решения. — Врангель».

После этого между П. Б. Струве и новым главой французского кабинета Жоржем Лэйгом, ? который занял также пост министра иностранных дел, произошел обмен письмами на те же темы. Как и ожидалось, французское правительство осталось твердо стоять на своей точке зрения. В письме от 11 декабря на имя П. Б. Струве Л эй г просил верить, что его правительство приняло свое решение «лишь под давлением абсолютной необходимости и после того, как оно пришло к заключению о невозможности поступить иначе».

Немалую роль в принятии этого решения сыграла позиция, занятая британ­ ским кабинетом.

В бумагах П. Б. Струве частично сохранилась переписка с представите лями торгово-промышленных и финансовых кругов (с Н. X. Денисовым, с А. И. Коноваловым) на тему финансирования эвакуированных частей рус­ ской армии. Сохранился также листок блокнота, без даты, на котором ру­ кой П. Б. было набросано несколько «тезисов». Эти тезисы могли быть канвой для письма ген. Врангелю в ответ на его телеграмму. Могли они быть и бо­ лее позднего происхождения — наметкой для личного разговора с Врангелем Смена французского кабинета произошла вследствие того, что президент республики Поль Дешанель по болезни вынужден был подать в отставку, и на его место был избран Мильеран, до того бывший премьером.

уже в Константинополе. Вот этот документ, резюмирующий взгляд П. Б. на дальнейшую судьбу армии:

I. Франц[узское] Правительство] армии не признает — не признает по­ этому Главнокомандующего]. Яесоппа155апсе с!е !аЦ вместе с ГаИ; от­ пало.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«СЛ О ВАР Ь ЭП ИТ ЕТОВ ИГО РЯ ГР И ГОР ЬЕ ВА Муза Игоря Григорьева верой и правдой служила Совести и России. Владислав Шошин Стихи его, как молитвы. В них истинная боль и крик пронзительной русской души. В его стихах сплав времён...»

«No. 2013/185 Журнал Четверг, 26 сентября 2013 года Организации Объединенных Наций Программа заседаний и повестка дня Официальные заседания Четверг, 26 сентября 2013 года Генеральная Ассамблея Совет Безопасности Шестьдесят восьмая сессия 12-е пленарное Зал Генеральной Зал Совета 10 ч. 00 м. 15 ч. 00 м. 7036-е засе...»

«А.В. Долгарєв, С.М. Пазиніч, О.С. Пономарьов; за заг. ред. О.С. Пономарьова. – Харків: НТУ "ХПІ", 2010. – 240 с. 2. Романовський О.Г. Сутнісні характеристики сучасного стану розвитку теорії адаптивного управління в освітніх системах...»

«Торжественное открытие выставки "Вячеслав Колейчук. Моя азбука" состоялось 27 марта 2012 года в здании МГХПА им. С.Г. Строганова К 70-ти летию со дня рождения художника Место проведения Московская Государственная Худо...»

«Гайдамака Елена Васильевна ПОЛИХУДОЖЕСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ: ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ В статье автор раскрывает особенности полихудожественного воспитания учащихся общеобразовательных учебных заведений, его цели, задачи, на которых должен строит...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 157, кн. 5 Гуманитарные науки 2015 УДК 811.161.1 КОНЦЕПТ БОГАТСТВО В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КАРТИНЕ ПОВЕСТИ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО "ДЯДЮШКИН СОН" С.Г. Сафонова Аннотация В статье рассматривается вербальная манифестация концепта богатство в повести Ф.М. Достоевско...»

«Annotation Основное произведение выдающейся современной английской писательницы А.С. Байетт (род. 1936), один из лучших британских романов 90-х годов (Букеровская премия 1990 года). Действие разворачивается в двух временных планах, сюжет сложен и полон причудливых поворотов, мотивы готического романа переплетены с реалистическими. Нечаянная...»

«КОРНЕ ЛИЙ ЗЕЛИНСКИЙ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ДОРОГЕ ПОВЕСТЬ ВОСПОМИНАНИЯ ЭССЕ АКАДЕМИЯ-XXI.indd 1 02.06.2014 19:12:47 ББК 83.3(2) УДК 82.091 З 49 Зелинский К.Л. На литературной дороге. Сбо...»

«УДК 821.161.1-312.9 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 З-45 Оформление серии Е. Савченко Серия основана в 2003 году Иллюстрация на переплете А. Дубовика Звягинцев, Василий Дмитриевич. З-45 Фазовый переход. Том 1. "Дебют" : [фантастический роман] / Васили...»

«jg j g j gj g j g j g j gj g j g j g j g j gj g j g jg j g jg j gj gj g j g j gj g j gj g j g jg jg j gj g jig j gjgjtgfcit^i tg щ P.M. БЛРТИКЯН ЕРЕВАН П О П О В О Д У К Н И Г И В.А. А Р У Т Ю Н О В О Й Ф И Д А Н Я Н "ПОВЕСТВОВАНИЕ О ДЕЛАХ АРМЯНСКИХ. VII ВЕК. И С Т О Ч Н И К И ВРЕМЯ"* Когда впервые мы ознакомились со...»

«Управление образования администрации Ильинского муниципального района МКОУ "Чёрмозская средняя общеобразовательная школа им. В. Ершова" "Согласовано" "Утверждено" Заместитель Руководитель МКОУ директора по УВР "ЧСОШ им. В. Ершова" _/О. Б. Романова/ _/И. Н. Петрова/ Ф.И.О. Ф.И...»

«Головинова Наталья Владимировна СРАВНЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ В статье дается обзор существующих подходов к рассмотрению сравнений как в лингвистике в целом, так и бытованию сравнен...»

«В. М. Калинкин (Донецк) УДК 811.161.1:81’373.2 ПОЭТОНИМОСФЕРА РАССКАЗА А. П. ЧЕХОВА "ТРАГИК" Реферат.  Описаны собственные имена одного из ранних рассказов А. П. Чехова.  Представлены наблюдения над их функционированием и размы...»

«2014 г. №3(23) УДК 82.09:821.512.37 ББК Ш5(2=Калм)-4Балакаев А.Г. Р.М. Ханинова, Д.А. Иванова, Э.Б. Очирова ЭКФРАСИС В РАССКАЗЕ А. БАЛАКАЕВА "ТРИ РИСУНКА" Аннотация: в статье рассматривается функция экфрасиса в сюжете рассказа А. Балакаева "Три рисунк...»

«Евгений Захарович Воробьев Этьен и его тень Scan by AAW; OCR&Readcheck by Zavalery http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=153462 Воробьев Е. Этьен и его тень. Художник П. Пинкисевич: "Детская литература"; М.; 1978 Аннотация К...»

«Инструкция rower shot a75 25-03-2016 1 Закопченное влипание это по-кабацки не суживавшийся барон. Горько рубленный эмульгатор это заинтриговавшая утрированность. Сексуальная притворщица — это, наверное, исполнимая. Засеянные хаты...»

«Проф. H. А. Холодковcкий. Гербарий моей дочери. Петроград, * 1922. Настоящее издание отпечатано в количестве пяти тысяч экземпляров в 5 Государственной типографии Р. Ц. № 454. Покойный профессор H. А. Холодковский кроме обширного научного наследия оставил нам еще и другое богатое наследство: художественно-литературное. Его...»

«ПОЭТИКА ОДНОЙ ШАХМАТНОЙ З А Д А Ч И В, Н А Б О К О В А ОЛЕГ КОСТАНДИ Шахматная тема в творчестве В. Набокова уже не раз привлекала внимание исследователей.^ Несомненно, цен­ тральным произведением в ее освоении у В. Наб...»

«Ст ранники войны: Воспоминания дет ей писат елей. 1941-1944 Annotation Нат алья Громова – писат ель, драмат ург, авт ор книг о лит ерат урном быт е двадцат ыхт ридцат ых, военных и послевоенных лет : "Узел. Поэт ы. Дружбы и разрывы", "Распад. Судьба совет ско...»

«В помощь радиолюбителю Поляков В. Т. ТЕХНИКА РАДИОПРИЕМА ПРОСТЫЕ ПРИЕМНИКИ АМ СИГНАЛОВ Москва ББК 32.849.9я92 П54 Поляков В. Т. П54 Техника радиоприема: простые приемники АМ сигналов. – М.: ДМК Пресс. — 256 с.: ил. (В помощь ради...»

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р. ПОЛИТИКА ИНВАЛИДНОСТИ: СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО ГРАЖДАНСТВА ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Социальное гражданство инвалидов как проблема политики Политика инвалидности: осно...»

«139 ЭНТЕЛЕХИЯ КАК СИНТЕТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ МНОГОМЕРНОГО ВНУТРЕННЕГО ПРОСТРАНСТВА ЛИЧНОСТИ, ХУДОЖЕСТВЕННОЙ, СПОРТИВНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Станислав Владимирович ДМИТРИЕВ1 ENTELECHEIA AS THE SYNTHETIC MULTIDIMENSIONAL CONCE...»

«Е. М. Бабосов Ч. С. Кирвель О. А. Романов СОВРЕМЕННЫЙ СОЦИУМ: ХАРАКТЕР И НАПРАВЛЕННОСТЬ РАЗВИТИЯ МИНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО "ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ" УДК 005.44:94(=16) ББК 87 Б12 Авторы: Бабосов Е. М. (предисловие; введение; гл. 1.7, 2.1, 2.3–2.7, 10.5, 10.7, 10.8) Кирвель Ч. С...»

«Конкурс Фэнфики по произведениям Стивена Кинга 2009 Организаторы: сайты Стивен Кинг.ру Творчество Стивена Кинга (http://www.stephenking.ru/), Stephen King Russian Site Русский сайт Стивена Кинга (http://stking.narod.ru/) и Стивен Кинг. Королевский Клуб (http://www.kin...»

«Акимушкин И.И. Мир животных (Рассказы о птицах)/Серия Эврика; Художники А.Блох, Б.Жутовский Москва:Молодая Гвардия 1971, с.384 От автора Первые оперенные крылья мир увидел примерно ISO миллионов лет...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.