WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«УДК 821.21 ББК 84(5) 337 Мир Зафар ВОИН, ИДУЩИЙ К СОЛНЦУ. Русь. Реки и горы Бодхидхармы. Кн. III. «Солнце ариев» / Мир Зафар. — М. : ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 821.21 ББК 84(5) 337

Мир Зафар

ВОИН, ИДУЩИЙ К СОЛНЦУ. Русь. Реки и горы

Бодхидхармы.

Кн. III. «Солнце ариев» / Мир Зафар. — М. : Амрита, 2010. — 320 с. —

(Серия «Духовный путь Бодхидхармы»),

ISBN 978-5-413-00053-3

«Солнце ариев» — третья книга из серии «Воин, идущий к Солнцу». Её

можно воспринимать и как завораживающее приключение, и как глубокую

аллегорию. Здесь продолжается повествование о воине Бодхидхарме. На

этот раз ПУТЬ ВОИНА привёл его в земли Ариев-Славян.

Воинское искусство Бодхи вновь послужило на пользу людям, которые «остались Свободными, и остались людьми, и стали знаменем идущих к Солнцу». Они жили, чтобы «показать людям Земли Путь к единению человечества, Путь к пяти землям планеты, Путь через пять океанов мира, Путь Свободы человечества».

УДК 821.21 ББК 84(5) © Мир Зафар, 2010 © Оформление. ISBN 978-5-413-00053-3 ООО «Амрита», 2010 Содержание ЗЕМЛЯ ТАДЖА

Отшельник Роста

ЗЕМЛЯ АСТРА

Отшельник Чанд-Ра

ЗЕМЛЯ ТУ РАНА

Отшельник Рустам

ЗЕМЛЯ ИРА

Отшельник Аф-Ра

ЗЕМЛЯ ИРАНА

Отшельник Миракль

ЗЕМЛЯ УРА

Отшельник Авраам

РОМЕЙСКОЕ ЦАРСТВО

Отшельник Икар

ЗЕМЛЯ РА

СОЛНЦЕ АРИЕВ

з ЗЕМЛЯ ТАДЖА Арий есть - Свободный Человек, свободный от Рабства Тела, Разума, Духа, свободный от Рабства Алчности, Невежества, Ненависти.

Слово Ариев есть - МЫ. Знак Ариев есть - Звезда.



Путь Ариев есть - Дорога к Солнцу. Закон Ариев - Право Слабых.

Солнце Ариев есть - Свобода.

Арийцы есть - Рабы, Рабы Алчности, Лени, Похоти, Невежества, Страха, Безверия, Властолюбия, Лжи, Дурмана.

Слова Арийцев есть - Я, МНЕ, МОЕ. Знак Арийцев есть - Тень.

Закон Арийцев есть - Право Сильного. Путь Арийцев есть - Война.

Веда СВОБОДЫ В громадной, каменной, круглой зале постоялого двора Кашгара было шумно, жарко, гулко. Пахло горящим жиром, мясом, чесноком, пахло вином, пахло опиумом, пахло золотом.

Вдоль девяти стенных печей-жаровен, на возвышениях-топчанах ели, пили, торговались, спали, спорили, молились, оценивали, играли в кости, созерцали купцы, менялы, проводники, погонщики, охотники, бродяги, монахи, дервиши, паломники.

Все они шли в страну Чжун-Го.

Все они возвращались из Поднебесной по великому Шелковому Пути мира, по великой дороге императора У-Ди, по дороге, идущей через Скань, Дунь-Хуа, Кашгар.

С грохотом железа и мороза, с ревом сосны и снега распахнулась-разлетелась тяжелая деревянная дверь и в прокопченную, гарную залу вместе с холодом, вместе с клубами пара, вместе с летящим снегом вошли люди рода Марлока.

Земля Таджа Племя Марар, род Марлоков, семья Харута держали в страхе весь Западный Кашгар.

Они обирали и грабили караваны шелка.

Они разоряли и убивали людей города семи дорог.

Грязные, рослые, рычащие воры, разбойники, дорожные убийцы держали в руках мечи, булавы, кинжалы-крисы.

Они рыскали взглядом по испуганным лицам купцов.

Они бряцали оружием, разыскивая жертву.

На середину залы, к каменной жаровне, где два шерпа вращали на вертеле тушу горного оленя, вышел глава Марлоков Харута.

Это был громадный воин с бритой головой и лицом, которые пересекали борозды трех синих шрамов.

Харута ударил секирой по трещинам каменного пола:

- Нам нужен проводник алмазного каравана по имени Да-Мо. Мы знаем, что он здесь. Выдайте нам его - или вы все навсегда останетесь гнить в снегах Кашгара.

С левой стороны навстречу Харуте вышел лохматый человек в красном изношенном хитоне.

Рудра был без оружия. Рудра был спокоен:

- Говори, человек!

- Где алмазный караван?

- Завтра утром он будет в Мараканде.

- Мы перекрыли все дороги в Согдиану.

Мы перекрыли все пути в Бактру, но караван не пришел.

- Дорог в жизни много.

- Убейте его.

Это были последние слова Харуты.

Мелькнула тень - и его секира вошла в его череп.

С воем гиен, с воем Кашгарских рысей, стремительно, яростно, одновременно Марлоки бросились на Рудру.

Царевич прыгнул высоко вверх и, развернувшись в воздухе, двойным /даром ног свернул шеи двум нападавшим справа.

Подхватив с земли меч и кинжал, он мгновенно разрезал животы и спины еще четверым.

От ужаса, страха, непонимания, от удивления и потрясения сидевшие по yi /ым люди встали и замерли.

Они не видели ударов царевича Рудры. Они не видели его самого.

Они слышали только свист меча. Они слышали только хрипы умирающих.

Рудра присел на одно колено и на подъеме разрубил-разрезал пополам двух самых страшных из Марлоков, двух душегубов, снимавших с людей кожу ни цсмни, двух убийц, которых в горах Кашгара считали непобедимыми.

Земля Таджа В зале наступила звенящая тишина.

В зале наступило оцепенение.

В зале запахло Адом.

Рудра бросил мечи на пол - и те со звоном стальных звезд полетели в разные стороны, к ногам людей с вытаращенными глазами.

- Уберите тела. Вымойте пол. Эй, хозяин! Передай всем, кто спросит, что проводник Да-Мо идет в земли Таджа, идет по дороге Мараканды.

Хозяин харчевни только судорожно кивал головой. Хозяин харчевни только открывал и закрывал свой беззвучный рыбий рот.

На следующий день рано утром под лучами сверкающего мартовского солнца, под бархатной синевой неба Гималаев стоял воин в багровом плаще, стоял на тропе яков, стоял на краю бездонной пропасти и смотрел на отряд всадников, летящий к нему с горы-Луны.

Это были воины-Марлоки.

Это были отец и братья убитого Харуты.

Когда лошади озверевших убийц Кашгара взлетели на широкую, каменистую тропу, Рудра повернулся к гранитной красной стене и нанес по ней страшный, пробивающий удар ногой.

Затем царевич внезапно прыгнул в сторону ребристой ямы-расщелины и замер.

Загудели скалы и камни. Зарычали снега и льды.

Захрипели деревья и трещины.

И волна безумного снега-тороса, и лавина грязи, песка, валунов, и буря летящего снопа-ножа смела, раздавила, раздробила и швырнула отряд убийц Кашгара в бездонную, черную пасть-пропасть Дракона.

Через час царевич Рудра шел по вьючной тропе в земли Таджа. Он шел в горы Арла-Памира. •, Он шел к знаменитой дороге Харога. Он шел на Восток.

Ровно через пять дней, пройдя через горы, хребты, вершины, Рудра стоял перед входом в ущелье Виджаи, откуда начиналась долина Ван-Джа.

Вечером внезапно зашумела-забурлила весенняя вьюга-кума. Запели сиреневые холмы уходящих снегов, и проснулись-зазвенели талые ручьи белолицой, румяной невесты-Весны.

Ночью в пещере первых людей Рудра сидел возле друга-костра и, глядя на пламя Агни, вспоминал свою встречу с хранителем Небесных Ключей в стране Чжун-Го на горе Сун-Шань рядом с храмом Шао-Линь.

Земля Таджа На горе Сун-Шань Бодхи собрал пять пластин вместе.

На белом снегу засверкала красная пятиконечная Звезда.

Это был знак Солнца.

Это был знак Идущих к Солнцу. Это был знак Ариев-Свободных.

Медленно шагая по глубокому снегу, к нему подошел Ситора.

Ситора был хранителем Звездного Пути.

- Мир тебе, Рудра, сын Рударама.

- Мир тебе, хранитель Пути!

- Царь Рударам ушел вместе с Богом Агни на Небо. Но ты знаешь, Рудра, что великие приходят, но не уходят.

-Знаю.

Лицо Рудры потемнело. Нож-боль прошел по сердцу.

Рудра посмотрел на зимнее солнце:

- Что сказал отец?

- Царь Рударам попросил тебя увидеть страну Березовых Снов.

Он пожелал, чтобы его сын увидел хранителей Небесного Слова - Сло-вян, увидел родину Первоотцов. Но сначала ты должен пойти в земли Таджа, в третий храм Солнца, где тебя ждут.

- Я выполню завет отца.

Хранитель Звездного Пути Ситор вынул из переметной кожаной сумы особый знак:

- Царь Рударам просил тебя взять это с собой в земли Словян. Он сказал, что твой разум все поймет.

- Как наша Родина?

- Твоя ятра защитила ее от войны с пятью государствами. Твои дети растут. Твою семью берегут.

- О чем ты хочешь сказать еще?

- Маг Саттор, жрецы храма Солнца просили сказать тебе, что люди Тени собрали много золота, серебра, алмазов. Они собирают воинов по всем империям. Они собирают ученых, понимающих оружие.

- Будет война. Где начало войны?

- Начало есть Рум, есть Константинополь.

Они не смогли взять храмы Солнца Тажда, Ирана, Бхараты. Но это была проверка. Теперь всей своей мощью они ударят в самое сердце Свободных -они пойдут в земли Словян.

Маг Саттор сказал, что война начнется через семь лет.

Это будет страшная война. Война одного мощного, внезапного удара по |смле Словян.

- Что еще сказал маг Саттор?

- Маг сказал, что, спасая землю Первоотцов, мы спасем будущее Земли, Пятую Веду. Мы спасем сокровенные Знания Свободных. Мы спасем Свободу.

- Мир тебе, хранитель Звездных Ключей!

- Мир тебе, Рудра!

Земля Таджа На окраине Константинополя, в персиковом саду, на громадном ковре из Ирана сидели пять человек.

На ковре было вино Греции, был сыр Ливана, были чаши Цезарей, были оливы Египта. Но никто не ел. Но никто не пил. Люди говорили, люди слушали. Тихо было в саду, тихо падали желтые листья.

И только Небо видело, что сад по кругу охраняют пять тысяч воинов.

И сказал советник Боро:

- Люди Тени объявляют войну Словянам - хранителям Сокровенного Слова.

Начинается война с Ариями-Свободными, война на полное физическое уничтожение. Цель - найти Пятую Веду.

Начало войны - начало лета. Точка отсчета - Константинополь. Говорите: что сделано?

И сказал глава трех армий Хилбуд:

- Собрано ядро армии. Это - триста тысяч тяжело вооруженных всадников.

Изменник - жрец Хора - нарисовал нам карты переправ, городов, скитов.

Основная война начнется на земле Древлян. Там есть березовая долина, по краям которой стоят две мощные крепости-города. Это - ворота к земле Словян, Я начну войну внезапно, одним мощным ударом, одним рывком.

Мне не нужны эти две крепости. Мы сделаем вид, что они нам нужны. Поэтому мне нужна еще одна армия, которая будет воевать на земле Древлян, а мы пойдем дальше.

Основной рубеж Словян - город Ра, где находится храм Солнца. Это -голова, и если ее уничтожить, война будет закончена до прихода снегов, а зима - наш враг.

И сказал казначей Раво:

- У нас есть золото, серебро, алмазы. Мы можем собрать еще две мощные армии по сто тысяч пеших воинов и одну конную гвардию.

Мы уже подкупили вождей племен Склавинов, Дулебов, Моравов, Вис-лян, Полян, Хорватов, Сербов. Путь через Дунай до земель Древлян будет открыт.

Затем, я считаю, надо уничтожить эти народы-предатели, так как они могут предать нас.

И сказал палач Ката:

- Моя армия палачей Фашей, Гапов, Моров готова.

Мы придумали систему физического уничтожения людей народа Словян.

Мы будем идти вслед за армиями Хилбуда.

Убивать людей - это работа. Мои воины сделают это хорошо.

земля Таджа

И сказал глава тайной службы Хирс:

- Мои люди следят за вождями, жрецами, воинами Южных Словян. Одних мы подкупили, других уничтожили.

Я долго говорил с изменником Хором, который служил в храме Воды у Ариев. И мы узнали, что воины из храма Огня считают своим вождем Сварога. Мой человек отравил его. Теперь они считают своим вождем Савитара. Мои люди убили его на охоте.

В настоящее время клан воинов ищет нового вождя.

Как только я узнаю его имя, мой человек убьет его.

И сказал советник Боро:

- Словяне - это Родина Первоотцов Ариев, что ушли к пяти океанам. Так вот, слушайте меня внимательно.

Первое: разделяй и властвуй.

Советник Хирс, береги своего человека в стане врагов. Пусть твои шпионы, доносчики, предатели следят за всеми передвижениями Ариев с Востока на Запад. Твоя цель - не дать им объединиться. Подкупай жрецов, воинов, ученых.

Убивай всех, кто представляет опасность для начала войны. Тебе будут помогать палачи службы Ката.

Второе: хочешь ударить вправо - развернись влево.

Глава армий Хилбуд, ты переведешь свои войска к границам Ирана. Там, на границе, ты создашь еще две армии. И сделай все, чтобы казалось, будто война будет с Ираном. Начни маленькую войну, где проверишь боеспособность своих войск.

Третье: война - это деньги. Цель окупает средства.

Казначей Раво, денег не жалеть. Нам нужна армия, которая одним ударом уничтожит врага.

Четвертое: убить одного - убийство, убить миллионы - искусство.

Палач Ката, у тебя будут средства. Ты должен создать армию для физического уничтожения людей. Мы дадим тебе ученых Черной Книги - они помогут тебе.

Создай места, где твои Фаши, Гапы, Моры должны отрабатывать свое умение массовых убийств.

Все, что сказано - забыть.

Работайте. День начала войны вы узнаете вовремя.

Наступило молчание.

Глава армий Хилбуд посмотрел на советника Боро:

- Мои армии входят в подчинение императору Византии Юстиниану. Как он посмотрит на мои приказы о движении к Ирану?

Боро поднял руку:

- Император Юстиниан, его советник Вача, его первосвященник Ана-i I.ICI сделают все, что нам надо. Правда, узнают они об этом завтра.

Земля Таджа На Юго-Западе Константинополя, в маленькой харчевне, в дальней потайной комнате сидели за накрытым скатертью столом Хирс и Ката.

Два человека из Совета Пяти Мельников.

Два человека - мастера тайных дворцовых переворотов, мастера тайных убийств, стратеги войн, стратеги интриг.

Хирс был человек невысокий. На его лице были веснушки. На его губе был шрам.

В его глазах была пустота.

Ката был мясником - большим, здоровым, страшным. Его глаза горели. Его кулаки-шары постоянно сжимались. Его разум был примитивным, пытливым, изворотливым.

Говорил Ката:

- Когда мои палачи пытали изменника - жреца Хора, он сказал нам, что Арии, которые ушли на Восток, оставили там пять храмов Солнца: первый - в земле Словян, второй - в горах Ариев У-Ра, третий - на земле Таджа, четвертый - в Иране и пятый - в Бхарате.

Советник Боро сказал нам, чтобы мы не дали им возможности соединиться, чтобы во время внезапной войны это не смогло помешать нам. Я правильно его понял?

Хирс отпил вина из кувшина:

- Правильно, но не до конца.

Советник Боро имел еще ввиду ученых, мудрецов, воинов, которые могут прийти на помощь Словянам.

- Как один человек может помешать целой армии железных воинов Хил-буда, армии моих Фашей, Гапов, Моров, армии твоих тайных солдат? Как?

-Такой человек может победить своим разумом! Война - это борьба умов. Схватка Знаний.

Война - это разум командиров, разум ученых, разум оружейников, разум Учителей.

- А я говорю, что в войне побеждает сила и мощь.

Хирс посмотрел на громадного Ката, лицо которого стало красным, а кулаки сжались от гнева:

- Вот ты, Ката, сильный и мощный. Ты разрубаешь своим мечом человека надвое.

Ты можешь поднять телегу камней. И ты можешь убить меня одним ударом кулака. Верно, Ката?

- Верно! Только сила и мощь!

Внезапно Хирс ткнул указательным пальцем в горло Ката - и тело палача замерло, и тело палача застыло, и забилась внутри него страшная боль. Кровь потекла из ушей и носа. Рот свела синяя судорога.

Хирс смотрел в умирающие глаза Ката:

- Где же твоя сила и мощь? Где?

Вторым ударом в горло и грудь советник Хирс вернул к жизни тело палача Ката.

- Что это было? - голос Ката был сиплым.

Земля Таджа

- Это и есть разум. Это есть искусство борьбы Ариев. Среди них есть воины, знающие это искусство. Среди них естыУчителя, отдающие это искусство. Вот о каких людях говорил советник Боро.

- Что будем делать?

- Пусть пять твоих отборных отрядов Фашей перекроют дорогу с Востока на Запад и Север.

Хирс достал из-за пояса свернутый пергамент, развернул его и стал водить по нему пальцем:

- Вот горы Ариев У-Ра. Они называют их У-Ралом.

Вот море Агни - Огня. С гор У-Рала в море впадает река У-Ра. Чтобы с Востока попасть в земли Словян, надо обязательно пересечь горы У-Ра.

Пусть пять твоих маленьких армий перекроют здесь все пути.

Там будут и мои люди - но это отдельное дело.

Ката сделал из чаши большой глоток холодного, душистого вина:

- Кого нам ждать? Кого уничтожать?

Хирс свернул пергамент и передал его Ката:

- Убивай всех, кого сочтешь подозрительным.

В порту ваши отряды ждут три корабля. Пройдете море Чора. На берегу вас будут ждать мои люди. Они проведут вас через горы к морю Огня. Там, на Восточном берегу, вы начнете свою войну.

- Я все понял. Когда нам отправляться?

- Сегодня ночью.

Ровно в двенадцать часов дня император Юстиниан в окружении своей благоухающей свиты, в розовой нефритовой зале смотрел бой гладиаторов.

Смотрел в умирающие глаза. Смотрел на кровь, что текла по песку. Затем император обедал. Затем император был с юной девочкой-рабыней. Затем было купание в голубом, овальном бассейне. Затем был пир. Были карлики, были факиры, были обнаженные рабыни. Затем был сон. Сладкий сон в громадном, золотом ложе.

Ровно в двенадцать часов ночи императора Юстиниана разбудили.

Человек в черном ударил его кулаком в лицо.

Затем императора тащили по коридорам.

Затем императору показали его изрубленную гвардию и пышную свиту.

Затем императора швырнули к подножию лестницы, на которой сидел человек в коричневом балахоне.

Юстиниан стоял на коленях. Он дрожал. От него пахло мочой.

Человек в черном ударил его ногой и положил справа и слева от него iшиты ого советников.

Земля Таджа В клубах желтой пыли, прыгая с лошади на лошадь, ударами ножа в горло, сердце, печень убивал врагов одного за другим Рудра.

Крестьяне, рывшие себе могилы, замерли.

Они видели человека в красном, человека-вихря, человека-гнева.

Они видели, как он, вращаясь, взлетая, падая, убивал одного за другим, как он резал их, как он швырял их в пропасть.

Три воина охраны смотрели на крестьян. Крестьяне держали в руках камни.

И когда раздался последний хрип палача на дороге, крестьяне бросились на охрану.

Они забили их камнями. Они затоптали их. Они разорвали их.

Через час по дороге перевала Четырех Орехов шел небольшой караван. На лошадях сидели измученные женщины, дети, старики. Впереди шли Рудра и кузнец Кова.

Кова говорил:

- Правители Ариана изменили своему народу.

Они решили забрать себе земли общин. Они решили разрушить общину.

Они нарушили завет Первоотцов.

Жрец Маздак поднял восстание. Мы пошли за ним. Мы пошли за красными знаменами Заминдаров. Но у нас не было оружия. Но у нас не было искусства войны. И восстание потопили в крови, а всех, кто остался в живых, было приказано найти и живыми закопать в землю.

Дорога вела в долину Явана, в долину Свободы, в долину солнечных яблок.

На перевале Четырех Орехов предводитель основного отряда карателей Рубо смотрел на тела убитых палачей.

Затем он сел на лошадь и показал рукой в сторону долины Явана:

- Они пошли на Юг. Мы догоним их и снимем их шкуры с живых. Вперед!

Караван беженцев вошел в ущелье Ра-Мита.

Ра-Мита был воротами в долину Явана. Ра-Мита был коридором среди белых, громадных скал, улетающих в небо.

Здесь, в ущелье Ра-Мита, их настиг отряд палача Рубо.

Караван беженцев прошел ущелье Трех Волков, прошел яблоневую рощу и начал спускаться с оранжевого холма в долину Явана.

На середине пути, на середине пыльной белой дороги беженцы увидели, как сверху на них летит армада всадников Рубо.

В руках палачей сверкали мечи, в глазах палачей пылала ненависть.

земля таджа Заплакали женщины и дети. Растерялись мужчины. Закрыли глаза старики.

Слева и справа от дороги были камни, скалы, пропасти. Впереди была долина, и до нее было далеко. Сзади были враги, и они стремительно приближались.

Когда всадники врезались, влетели, ворвались в плачущий караван крестьян, раздался свист. Раздалось шипение.

Это ожили камни. Это заговорили валуны.

Это началась атака копий, стрел, ножей.

Вслед за атакой летящих ножей из-за камней выскочили воины-Таджи и с мечами бросились на хаос всадников Рубо.

Воины-молнии, воины-мечи, воины-маги, воины-бури, воины храма Солнца Таджа убивали мгновенно, яростно, тихо, убивали, вращаясь, падая, взлетая, убивали руками, ногами, ножами.

Когда закончился вихрь атаки, когда враги были уничтожены, никто из воинов не заговорил. Они продолжали работать. Одни выбрасывали тела палачей в пропасть гиен, другие собирали оружие. Третьи сооружали погребальный костер для своих солдат.

Когда догорел погребальный костер, когда улетели в небо гимны Авесты, воины дали потрясенным крестьянам зерна, воду, лечебные мази, затем помогли им перейти к ручью, в тень деревьев, где они могли отдохнуть.

Шумел в долине ветер-флейта. Пел в зарослях ручей-арфа.

Солнце-Отец достиг середины своего пути.

А воины-Таджи окружили Рудру. Они видели, как он дрался с палачами. Они видели, как он владеет ножом. Они видели, как он наносит пробивающие удары руками и ногами.

И они радовались, словно дети. И они смеялись, словно дети.

Боги мои горы, реки, деревья! Боги мои лошади, облака, Солнце!

Таджи - хранители Звездного Пути, Таджи - хранители Сокровенной Красоты, Таджи - воины, убивающие врагов одним ударом ножа, всегда оста-и.1лись детьми Солнца, всегда оставались собой.

Командир отряда воинов из храма Солнца Заль смеялся:

- Мир тебе, путник! Мое имя Заль. Мы из храма Солнца. Мир и вам, воины Солнца! Мое имя Рудра.

- Рудра, покажи нам еще раз удар ногой и рукой на взлете.

Рудра улыбнулся - на него смотрели десятки любопытных, детских, го-рмщих глаз:

Хорошо. Смотрите и запоминайте.

Земля Таджа & За обочиной дороги было небольшое поле.

Воины-Таджи побежали туда, сбросили с себя одежды и, оставшись в одних коротких, широких штанах, встали в шахматном порядке. Рудра вышел вперед, показал удар Золотой Мельницы. Юноши повторили. Рудра сел на камень и стал смотреть. Молодые воины изменились.

Собранные, они раз за разом повторяли мгновенный удар рукой и ногой. Через час Рудра понял, что они все делают правильно.

И вот тут все началось.

И вот тут все завращалось, полетело, загрохотало. Рудра стал показывать молодым воинам связки ударов, связки прыжков, связки атак, связки падений, связки полетов.

Таджи всю жизнь бегают по горам.

Бегают вверх, бегают вниз, бегают кругами, бегают-летают.

Таджи всю жизнь прыгают по скалам, пропастям, валунам.

Таджи всю жизнь рвутся к рекам, водопадам, ручьям.

Поэтому их ноги быстро запоминали все связки ударов. Поэтому их разум мгновенно продолжал линию атак и линию отступлений. Поэтому их дыхание не сбивалось.

Крестьяне, сидевшие под тенью вишневых деревьев, смотрели, засыпали, отдыхали, просыпались, смотрели, засыпали.

Вновь смотрели. Вновь засыпали.

А человек в красном хитоне, с сединой диких волос на висках, а полуголые, довольные юноши-Таджи все прыгали и прыгали на пыльной, желтой поляне.

Прыгали потные, счастливые, звенящие. Прыгали познающие, искрящиеся, молодые. Прыгали, зная, что Рудра показывал им не бой, не драку, не приемы он показывал искусство Идущих к Солнцу.

Занятия боя Идущих к Солнцу закончились, когда запахло сыростью вечера, а багровый диск солнца стал уходить за вершины фиолетовых гор.

Молодые воины во главе с командиром Залем бережно усадили беженцев на лошадей, и все вместе пошли по пыльной, горячей дороге в долину, в город Яван.

В город хранителей Знаний. В город девяти кругов. В город возвращающихся надежд.

Яван находился в центре котловины, которую враги называли Адом. Долина была прямоугольником из гор, покрытых густыми лесами, водопадами и скаламикамнями.

Земля Таджа За Южными и Северными горами текли две великие реки, которые начинали свой бег с ледников Памира.

Арии пробили толщу скал - и вода с двух сторон хлынула на землю, которая стала местом третьего храма Солнца.

Город Яван состоял из девяти кругов. Внутри центрального круга находился храм Солнца. От него в восемь сторон света шли лучи-дороги; Круги были окружены идеальным квадратом стен, за которыми начинались бескрайние поля хлопка, риса, джута, проса, зерна.

Юный командир Заль провел Рудру прямо к храму, где его ждали жрецы.

Восставших беженцев-крестьян из Ариана отвели к дому гостей, где они получили горячую похлебку, кров, спасение, где они получили землю, где они получили Свободу.

*** С двух сторон храм Солнца омывали две ледяные, хрустальные реки. Здесь Рудра омыл свое тело и, надев свои багровые одежды, пошел в храм хранителей Небесных Знаний.

На вершине горы Буйвола, в храме Солнца земли Таджа, в круглой зале хранителей Звездного Пути, в лучах сверкающего солнца апреля шел Совет Ариев.

И сказал жрец храма Неба Тадж:

- Бог, Брахман, Пустота, Космос, Солнце создали человека, создали его Дух, разум, плоть, создали его род для спасения мироздания от Марутов - пожирателей энергии мира.

Человек - единственное существо во Вселенной, которое может победить Марутов.

Это произойдет, если человек уничтожит в себе невежество, алчность, ненависть.

Это произойдет, если человек уничтожит в себе рабство тела и Духа.

Это произойдет, если человек станет единым с человечеством, единым ( природой, единым с Космосом.

Ото произойдет, если человек поймет всей своей сущностью, что Зем-мч п о плоть, Небо - его дыхание, Космос-- есть сам человек.

И сказал жрец храма Воды Обь: Народ Рады и Дора, народ Солнца, народ РаДости, народ пяти священных озер первым услышал Небесное Слово, Небесное Откровение, Небесное Посланиеземля таджа Жителей пяти озер стали называть Словянами.

Жителей пяти озер стали называть Ариями-Свободными.

Проникнув на Землю, Маруты стали уничтожать разум и Дух людей, стали уничтожать род за родом, стали уничтожать землю, воду, огонь, воздух, стали уничтожать Веру, Надежду, Любовь, Сострадание, Свободу.

Кончилась эпоха свободы - Крита-Юга. Начались эпохи рабства - Трета-Юга, ДваПара, Кали-Юга. Начинается война - первая открытая война Мару-тов и человека, первая война на Земле и в Космосе.

И сказал жрец храма Земли Глеб:

- Зная откровение Пятой Веды, зная о войне с Марутами, Арии пошли к пяти океанам, Арии пошли к пяти землям, Арии пошли навстречу пятой эпохе, Арии пошли навстречу Солнцу, Арии пошли навстречу Свободе.

Вот что значит красная пятиконечная звезда. Вот что значат знаки круга, треугольника, квадрата, сва-аста внутри звезды.

Человечество еще растет. Человечество еще в дороге к самому себе.

Поэтому, следуя дорогам Звездного Пути, Арии нашли на земле места, откуда энергия созидания Ам-Рита проникает по коридорам-Нади в колодцы космического Света-Ом.

Ом есть дом света созидания. Ом есть дом восходящего Солнца.

Ом есть дети Солнца доброты, силы, мудрости, сострадания, свободы.

Арии назвали эти дома Солнца Беловодье, Шамбала, Майя, Ария, Буду.

Начинается война.

Главная цель Марутов - уничтожить колодцы космического света, уничтожить Родину Ариев - землю Словян, уничтожить храмы Солнца, созданные Первоотцами, которые шли к пяти океанам, шли к будущему единению людей, шли к эпохе Пятой Веды.

И сказал жрец храма Огня Агни:

- Человек - единственное существо в мироздании, вобравшее в себя силу и мощь Космоса, имя которой Любовь.

Только человек может во имя любви пожертвовать своей жизнью, своей сущностью, своим бытием. Только любовь человека обладает силой, которая уничтожает Марутов. Но чтобы любить, человек должен стать человеком.

Это поняли первые люди, которые увидели свет Шамбалы, Буду, Беловодья, Майи, Арии.

Впервые увидев свет мироздания, свет любви, свет свободы тела и Духа, свет радости человеческого бытия, они стали отдавать его людям, нести его народам, родам, семьям. Так они стали Учителями, жрецами, воинами, проводниками, хранителями Света. Так они стали Ра-Джами.

Ра-Джаи - это обычные люди. Они живут среди людей, так же любят, страдают, мечтают, умирают. И Дух Ра-Джаи летит в колодцы Солнца. И Дух Ра-Джаи вновь возвращается.

Земля Таджа И Дух Ра-Джаи вновь помогает людям пройти дорогу страшных эпох и прийти в пятое время, чтобы понять, что каждый человек - это Ра-Джаи, каждый человек это мироздание, каждый человек - это бессмертие во имя спасения других миров, других народов, родов, семей, других Вселенных, галактик, планет.

И сказал жрец храма Солнца Сва:

- За тысячелетия пребывания на Земле Маруты - пожиратели мирозданий разделились на три армии по уничтожению Земли и человечества.

Армия Претов должна уничтожить Родину Ариев - землю Словян, храмы Солнца, Пятую Веду, жрецов храмов Земли, Воды, Огня, Воздуха.

Армия Шаба должна уничтожить людей Света, хранителей Света, Учителей Света.

Армия Рибху должна уничтожить дома Света - Ом, коридоры Света -НадиНадежду, энергию Света - Ом-Риту.

Князь Влад-и-Мир, сын Глеба, собирает армию для битвы с армией Претов.

Ватан Ед-Гор, сын мага Сат-Тора, поведет золотой караван для спасения людей Света. Ты, Дар, сын Рударама, до начала войны на земле Словян должен найти и уничтожить Совет Мары.

Армия Претов, разум Претов создали Совет Четырех Теней Смоковницы.

Армия Шаба, разум Шаба создали Совет Мандрагоры.

Армия Рибху, разум Рибху создали Совет Мары.

Совет Мары создал знания Марутов, создал сущность Марутов, создал оружие Марутов. Создал - и исчез.

В свое время существовал отряд Семи Всадников Солнца. В него входили воиныАрии Рударам, Рох-Шир, Глеб, Мит-Ра, Один, Ватан, Слава-Сва.

Они уничтожали палачей Шаба, Достов, Кордов, Дора.

Они уничтожали палачей-Претов, Фашей, Гапов, Моров.

Они уничтожали охотников за людьми Света - Хира, Хуннов, Велесов.

Они не могли найти только людей Совета Мары.

Мудрый Рударам сказал тогда: «Рибху не воюют против людей. Рибху находятся среди людей. Они входят в их разум и Дух. Они входят в их сущность. Чтобы найти Рибху, нужен Арий, выросший среди Рибху, выросший i |К'ди рабов и ставший свободным».

Жрецы Солнца сказали, что это может быть ребенок пяти лет.

Вот тогда произошло жертвоприношение.

Вот тогда за одну ночь волосы Рударама стали белее снега.

Жрец Глеб поднял руки к солнцу. Пять хранителей встали.

И сказал хранитель Звездного Пути Мир: 1'удра, Бодхидхарма, Да-Мо, Даруна, не видя Света Шамбалы, не видя ' И1-1.1 Ик)()1!и, не видя Света Сострадания, ты нашел Дорогу к Солнцу, ты тЛгдил в себе рабство Духа и тела, ты победил алчность, невежество, неЗемля Таджа нависть, ты победил страх смерти и страх одиночества, ты победил безумие разделенного мира.

Отныне к тебе возвращается имя, данное тебе при рождении.

Отныне имя твое - Дар.

И сказал хранитель Света Ом-Риты Сва:

- Война начнется летом. Осталось девять месяцев.

Для того, чтобы ты нашел Совет Рибху - Мару, мы откроем тебе все Знания Ариев, все Знания и силы храмов Солнца. Скажи, что тебе нужно?

Дар посмотрел на жрецов. Дар посмотрел на священный огонь Агни:

- Кто из отряда Солнца не ушел на Небо?

- Рох-Шир, Мит-Ра, Один, Ватан.

- До утра мне нужны карты дорог Первоотцов.

- Почему ты спросил про отряд, в котором служил твой отец?

- Они видели Рибху. Они разговаривали с Рибху. Они не знали, что это -Рибху.

- Знай, Дар! Недоверие порождает зло.

- Доверчивость губит народы.

- Мир тебе, воин, Идущий к Солнцу.

- Мир вам, хранители Знаний.

*** Ночь Дар провел в зале гостей храма Солнца.

Закончился Совет старейшин пяти храмов Солнца. Закончилось время снов.

Начиналась ночь размышлений. Начиналась ночь-стена. Начиналась новая дорога.

В зале посланников Бога, в зале гостеприимства, великодушия, щедрости Дар сидел в асане Сиддхи напротив стены.'Сидел на ковре. Сидел, держа руки в мудре Памяти. Вокруг Дара и рядом с ним стояли чаши с огнем, стояли чаши с водой, стояли чаши с яблоками, грушами, персиками.

Дар смотрел на стену. Дар бродил по облакам Вселенной.

Темно-оранжевая, гулкая, пахнувшая соснами, древняя, гранитная стена созерцания, стена дыхания, стена движения уходила в зыбь, росу, весну, уходила-растворялась в Небо, растворялась-улетала во Вселенную.

Дар вспоминал, Дар размышлял, Дар летел вдоль космических рек человека.

Девочка смотрит в окно. Девушка смеется, читая книгу.

Старик в пустыне говорит с колючкой.

Вороны. Снег. Степь. Лошадь. Слезы. Метель. Свеча. Поэт. Берег.

Смотрит в окно женщина с кувшином. Смотрит окно на реку изо льда.

\ земля таЬжа Незримо, неслышно, дрожью горячего женского тела летит с небес на землю река-энергия, река-свет, река созидания Ом-Рита. Река-вода Ом-Рита впадает в озеро Ом. Ом! - говорят люди. Аминь. Омэн. Омин. Ом! Бхур, Бхува, Сва-Аст!

Озеро света Ом рождает людей Света. Они идут среди людей. Они живут среди людей. Они растворяются в людях.

Шорохом, звуком тумана, звуком эха по реке Бара прилетают на Землю Маруты пожиратели Вселенной. Им нужно уничтожить человека. Им нужно уничтожить Землю. Мироздание тоже может попасть в рабство. Мироздание тоже может искать Свободу.

Маруты-пожиратели делятся на Претов, Шаба, Рибху. Преты начинают войны.

Шаба начинают уничтожение людей. Начинают громко, звонко, яростно. Им нужно отвлечь внимание. Настоящее уничтожение человечества ведут Рибху.

Девочка на мосту ест варенье. Собака видит во сне золотой дворец. Клубника.

Старик. Пашня. Буйвол. Птицы. Свеча. Ночная слеза. Женщина говорит с подушкой одиночества.

Камни. Колонны. Карнизы. Капитель. Страх. Тоска. Зависть. Печаль. Идет вдоль стены фараон. Идет вдоль стены тень.

Алая пятиконечная звезда. Словяне слышат Слово. Арии идут к пяти океанам.

Арии строят храмы Солнца. Арии находят пять домов Света. Арии слышат Пятую Веду. Арии знают о пятой эпохе.

Алая пятиконечная звезда.

Сострадание. Вера. Надежда. Любовь. Свобода.

Пять Учителей. Пять океанов. Пять чувств.

Арии знают - Космос в человеке. Рибху знают - нужно уничтожить Космос человека.

Капля есть океан. Человек есть Человечество.

Рибху вошли в разум одного человека. Рибху подбираются к Духу чело-мскс).

Рибху вновь растворяются. Растворяются в лабиринтах мозга. Раство-рнются в сплетениях разума.

Мельница. Мука. Женщина пьет вино. Ночь. Луна. Лодка. Черная вода. Скрип.

Сова. Костры. Крик. Отражение голода любви. Отражение круга Луны. Смотрит слеза дождя на стекле на слезы метели.

Земля Таджа Рибху входят в мозг человека.

Рибху изучают стены разума человека, стены-государства, стены-народы, стены цвета флагов, цвета глаз, цвета кожи.

Рибху слышат запахи стен Веры, стен Истины, стен языков, Рибху касаются мягко стен равнодушия, стен нетерпимости, стен ненависти.

Рибху уходят в темноту. Рибху ищут новые стены.

Дар медленно поднял голову и внимательно посмотрел на стену перед собой.

Затем посмотрел на огонь. Затем увидел воду в огне.

Пятиконечная красная звезда. Символ Солнца, Человека, Света. Символ Пятой Веды. Знак Ариев. Знак Свободы. Знак энергии Ом-Рита. Энергия есть река.

Энергия есть волна. Звук, цвет, свет, сознание, Дух идут волной, идут от человека Света к человеку, идущему во тьме.

Почему Рибху не уничтожают человека сейчас?

Почему не убивают его, пока он слаб? Почему не уничтожают Землю?

Рибху - не Преты. Рибху - не Шаба. Рибху понимают: человека нельзя уничтожить снаружи. Его можно убить изнутри.

Стены. Крепости. Дворцы. Храмы.

Телега. Лошади. Грязь. Слякоть. Дождь.

Девушка смотрит на осень. Осень слышит сердце влюбленной. Осень гладит твои волосы. Осень целует твои сны - сны, летящие по небу молока, небо, летящее над полями печенья.

Стены алчности. Стены невежества. Стены ненависти.

Под стеной храма целуются влюбленные. Вдоль стены города течет река.

На берегу сжигают женщину. На берегу сжигают Адити. Женщина-Свет летит к Ом-Рите. Женщина-Свет купается в озере Ом.

Не плачь, поэт Черной реки. Не плачьте, подсолнухи картофельного поля. Она вернется на рассвете. Она вернется по дороге шелка.

Дар встал и стал ходить по комнате. Дар не смотрел на стены. Дар видел Рибху.

Рибху начинают первый бой. Рибху входят в разум человека Света. Они теперь могут найти их среди других. Они теперь знают дорогу в лабиринте мозга.

Вот правители Земли на горе одиночества. Вот пастух. Вот гончар. Вот мастера железа, воды, хлопка, хлеба. Вот незримые стены-книги, незримые стены-слова, незримые книги-рабы.

Земля Таджа Рибху смотрят на мозг человека. Усталый разум ребенка. Усталый разум дороги.

Рибху уводят разум с полосы Света. Рибху ведут человека на лобное место, где плаха - человек, топор - человек, палач - человек.

Бабушка ведет внука в школу. Девочка ловит волны любви.

Воин ищет ножны для меча. Меч ищет землю дождя.

Белый рис пахнет утром изумрудных джунглей.

Зеленый чай пахнет грибными горами. Барабан пахнет любовью.

Рибху уничтожили много миров. Рибху уничтожают людей.

Значит, можно уничтожить Рибху. Значит, нужно вернуться к боевому искусству разных земель, разных народов.

Арии знали, что будет война. Арии-Отцы скрыли Знания в незримых мирах на Земле. Война есть война. Работа есть работа.

Дар посмотрел на стены, посмотрел на знаки звезды, круга, квадрата, сва-аста.

Все в человеке. Все внутри человека.

Торговцы. Пот. Страх. Монеты.

Собаки. Зной полдня. Зной-змей алчности.

Дерево. Гнездо. Губы шепчут молитву.

Подносы. Ковры. Цветы. Ожерелья.

Травы. Корни. Перец. Бананы. След человека в грязи.

Облако над болотом. Облако над горой.

Снега. Скалы. Метель. Ягуар.

Дар постучал рукой по стене. Он увидел глаза Рибху.

Он увидел движение тени врагов. Он увидел отражение эха.

Он увидел зыбкое марево зноя-стужи. Он увидел волны света Ом-Риты.

Дар посмотрел в окно. Начинало светлеть.

Ветер с запахом миндаля начинал раздвигать космические ворота, наши, ш раздвигать-растворять-сжигать стены, безумие, войны разделенного мира, страдания, страха, тоски, разделенного разума человека, невежества, HI.....|сти, ненависти, разделенного Духа человека.

Начиналось время Пранаямы -ирсмя единения энергии Ом-Риты, п|)|'мп единения дыхания Ом ( дыханием человека, i дыханием свободного человека, i дыханием смеющегося человека.

Земля Таджа Арии-Свободные есть Крестьяне, Воины, Учителя, Знахари, Жрецы.

Они есть - Сострадание, Вера, Надежда, Любовь, Свобода.

Они есть - Родина, Разум, Радуга, Работа, Рассвет.

Они есть - Идущие к Солнцу.

Арийцы есть - Торговцы, Менялы, Ростовщики, Палачи, Мародеры.

Они есть - Разделяй и Властвуй. Они есть - Идущие в Темноту.

Они есть - Уничтожение Земли, Неба, Человека.

Веда СВОБОДЫ Горы страны Таджа, красные, желтые, фиолетовые, изумрудные, идущие в облака, идущие к звездам, поющие с дождем, танцующие с радугой, горывеликаны, горы-волны, горы страны Таджа, хрустальные, сверкающие, чистые, светлые, мудрые, видящие, летящие, ореховые, виноградные, миндальные, грибные, щедрые, смеющиеся!

Горы страны Таджа, страны Сострадания, Веры, Надежды, Любви, Свободы, страны хранителей Звездного Пути, страны Солнца!

Через ваши вершины, хребты, перевалы, через ваши ущелья, овраги, пропасти, через ваши долины, сады, пашни шли открытые сердцем, шли открытые разумом, шли отдающие свой свет людям Зороастр, Вишну, Будда, Мани, Исса, Госала, Лао-Цзы.

Горы земли Таджа. Горы доброты.

Мудрые, всепонимающие, созерцающие, алмазные, летящие через всю Вселенную, дарующие всему мирозданию голос Первоотцов, голос Ариев, голос Свободы.

В полдень, в час Матери-Солнца, в час чакры Манипуры, на белой дороге, ведущей к горе А-Мона, Дар увидел женщину-Адити.

В густой тени могучих столетних вязов Адити Гульнора готовила ароматный чечевичный суп с мясом и овощами. Готовила на открытом огне. Готовила в медном, упрямом казане. Готовила с пением сутр Манипуры.

Готовила, размахивая в движении танца громадной деревянной ложкой.

Увидев Дара, Гульнора всплеснула руками:

- Какие великие люди! • Какие мудрые, сильные, вселенские люди пришли к нам в гости!

Земля Таджа Мир тебе, Дар! Мой руки, садись к Дастархану и пей зеленый чай. Суп скоро будет готов.

- Мир Вам, Адити.

Дар молча помыл руки в ледяном ручье, молча сел к скатерти гостеприимства, молча налил себе знаменитого зеленого чая, выращенного в горах Ра на Юге земель Таджа, молча стал ждать угощения.

Дар, как и все люди Востока, знал, что на земле Таджа крестьяне, ремесленники, знахари, воины, мужчины, женщины, дети, старики, жрецы, мудрецы, нищие, дервиши обладают Знаниями чакры Таджа, Знаниями видения Космоса видения, которое проникает в сущность сгустка энергии по имени Человек.

Адити Гульнора готовила салат из овощей. Адити Гульнора готовила соус для жареного мяса.

Курносая, коварная, бесстрашная, хитрая, ловкая, любопытная, свирепая, разумная, добрая, женщина Таджа, женщина Адити, женщина - цветок граната - внезапно развернулась и посмотрела в глаза Дара:

- Слушай меня, Дар, сын Рударама.

Я буду говорить с тобой как Адити - жрица храма Шакти.

Я буду говорить с тобой как мать четырех сыновей-воинов.

Возьми эти травы, мази, снадобья. Ты начал поиски Рибху- они начали охоту на тебя. Я это знаю. Я это чувствую.

На Юге земли Таджа есть храм Ратри. Женщины этого ордена охраняют людей Света ночью - поэтому их называют дочерьми Луны.

Жрецы храма Солнца передали, что ты хочешь найти воинов из отряда Солнца.

Их осталось пятеро. Если найдешь их, передай им вот эти пять слоеных лепешекфатир. Они убирают боль костей, боль сердца, боль воспоминаний. Теперь внимательно посмотри на эту карту.

Дар взял из рук Гульноры свернутый пергамент из шкуры косули и стал мнимательно рассматривать его.

Адити подняла к небу свою ложку-поварешку:

- Ты просил карту тайных дорог.

Ты просил карту первых дорог Первоотцов.

Это она. Здесь земли Южного, Восточного и Северного направления. Это «мли Таджа, Ахура-Мазды, И-Ра, У-Ра.

Дар смотрел. Дар видел. Дар запомнил.

Он вернул пергамент Гульноре и продолжил слушать ее наставления:

- Никто, никогда, нигде не видел воинов-Рибху.

Поэтому пусть с тобой всегда будут наши Богини храма Матери Мира lll.ll' 1И.

Л теперь ешь мой знаменитый суп из чечевицы.

()бед был вкусный. Обед был радостный. Обед был приготовлен с Душой.

Земля Таджа Когда Дар уходил, он низко поклонился невысокой женщине с волосами-снегами под платком-Гулистаном, женщине по имени Гуль-Нора.

Гуль-Нора есть цветок граната. Гранат есть священное дерево Ариев -дерево Адити, что значит Свобода.

Дар сидел у костра в гранитной пещере первых людей Земли.

На ребристых стенах отблески желтого огня высвечивали рисунки-миры людей первой охоты, первой песни, первой улыбки, первой любви.

В круглом проеме пещеры были видны тяжелые темно-фиолетовые облака, были видны оранжевые всполохи дальней молнии, были видны седые вершины гор, скрытых серой пеленой моросящего дождя.

Пахло землей, свежестью, подснежниками.

Пахло травами, корнями, корой. Пахло волнами большого океана.

Начинали гудеть-дрожать стены-скалы. Начинали клубиться-сворачиваться грозовые тучи. Начиналась гроза-сель земель Таджа. Начинался ливень-буря весны Таджа. Начинался сезон барабанных дождей.

Дар смотрел на огонь. Дар входил в разум Марутов.

Дар входил в тоннели космических лабиринтов:

«Чтобы уничтожить человека, нужно уничтожить память человека. Земную память уничтожают Преты и Шаба. Космическую память уничтожают Рибху. Главная их цель - убрать память космического человека, вечного человека, солнечного человека, убрать память космических путешествий, убрать память открытий и побед, убрать слой за слоем.

Нужно оставить человеку страх. Нужно оставить человеку одиночество.

Нужно изменить путь разума человека.

Нужно заставить его думать земным разумом, разумом земного тела, разумом земных желаний, разумом раба, живущего в клетке, прикованного цепью желаний плоти к столбу рабства земной жизни и смерти.

Нужно уничтожить память человека. Пусть он станет танцующим на могилах своих отцов. Пусть он станет вечно танцующим рабом, слушающим музыку своих кандалов».

Дар посмотрел на стену пещеры-скалы.

Дар видел стадо летящих оленей:

«У человека невозможно стереть память Любви, первой Любви, алмазной Любви, Любви чистой, весенней, смешной, нежной, настоящей.

Невозможно стереть Любовь к родителям, к детям, к родным.

Любовь - главная сила человека.

И если ее невозможно уничтожить, нужно изменить ее, изменить ее в корне, в начале начал, в зародыше, в ожидании.

Нужно изменить сущность Любви. Пусть созидание станет разрушением.

Пусть слово МЫ станет Я, МНЕ, МОЕ.

Земля Таджа Пусть человек станет хозяином, а Земля - его рабом. Пусть Любовь станет для человека цепью, замком, клеткой. Где найти чистый разум для изменения? В каком месте мозга? В какое время?»

Дар встал и начал ходить вокруг костра. Он всегда ходил против направления линии времени. Он всегда резко менял направление.

Дар вспомнил скальный храм в пещере, где жрецы-Преты изучали живой человеческий мозг.

Дар вспомнил людей, которые теряли память. Теряли внезапно.

«Адити Гульнора - великая женщина. Она поняла, кого ищут Рибху накануне первой земной открытой войны пожирателей-Марутов против хранителей-РаДжей, Арийцев-рабов против Ариев-Свободных, Ромеев против Словян».

Дар остановился и прислонился головой к холодному уступу гранита:

«Что может изменить направление силы Любви? Какое чувство может превратить Любовь в ненависть? Что может сделать свободного рабом?»

В горах Ра-Митра гудела-бушевала, звенела-грохотала апрельская грозабарабан.

Темно-фиолетовые, грузные, плавящиеся вершины гор стали наковальней, по которой небесный кузнец Тор бил молотом-громом.

И летели с небес искры-молнии. И летели в долины искры-снопы.

Шумели, рокотали, пенились горные реки, горные ущелья, водопады, перевалы, пропасти, недовольные ветром, свистом, ударами, недовольные ливнем, шквалом, селью. Вздыбились реки и горы - и пошли в атаку. Вздыбились небо и воды - и пошли им навстречу. А небесный кузнец Тор все бил и (ил по своей наковальне из стальных облаков.

А небесный ливень все шел и летел навстречу женщине-Земле, навстречу женщине-Весне.

С мокрого, расползающегося серого холма, по коричневой, хлюпающей, Пуэырящейся горной тропе, под струями холодного, хлещущего дождя, в п|(лесках-сполохах золотой молнии шел человек, шел воин.

Воин падал в грязь - и вставал. Воин падал в ямы-лужи - и вставал. Он пытался.

Он хватался за мокрые ветви и кусты. Он хватался за выступы скал и пыступы камней. Воин, идущий под ударами грома, был высоким, старым, И1|),)ненным.

Воин, идущий под гудящим, черным небом, был выносливым, мудрым, спокойным.

Сделав последние пять шагов, воин сел под священным деревом Ари-пм чинарой.

Держа в руках меч, старик посмотрел в сторону рассвета.

Воин сказал - Ом! Воин закрыл глаза.

Земля Таджа В пещере первых людей разума Космоса сидел воин в красном плаще.

Дар смотрел, как из-за вершин сверкающих, бархатистых гор поднималось солнце апреля. Дар все понял.

«Единственное чувство, способное заменить Любовь ненавистью, есть алчность.

Единственное чувство, способное сделать из человека раба, есть алчность.

Единственное чувство, способное погубить семью, род, народ, человечество, есть алчность».

Время ночи-стены, время ночи размышлений закончилось.

Наступило время работы воина. Наступило время найти воинов отряда Солнца Рох-Шира, Мит-Ра, Одина, Ватана, Славу-Сва.

В ущелье Ра-Митра, под белым усталым небом - небом после ночной грозы, небом после ночной битвы Воды и Земли - рядом с водопадом Луны Дар нашел воина Рох-Шира, сидящего с мечом в руках под ветвями-слезами дерева чинор. Меч ушел в землю. Старик ушел в Небо.

На влажной земле осталось только одно слово.

Одно слово-ключ. Одно слово-загадка - Дебо-Ра.

Дар бежал к горе-скале А-Мона. Так жители ущелья Ра-Митра называли вершину горы Ария Мани, скалу свободного Мани, скалу жертвоприношений.

Дар бежал по острым камням. Бежал с мечом Рох-Шира в руках.

Бежал легко, стремительно, сосредоточенно.

Дар понял, что Рох-Шир хотел предупредить его о засаде Шаба - и поэтому принял свой последний бой. Дар прыгал с камня на камень. Дар видел следы ножей схватки, следы крови, следы голоса меча Рох-Шира.

У подножия скалы А-Мона, на красных, рубленых камнях завязался багровый, орущий, горный бой. Дар дрался сДостами первой линии армии Шаба, уничтожающих людей Света Ра-Джайи.

Это были воины-колдуны. Это были воины-маги.

Это были палачи Учителей, хранителей, проводников Света.

Дар убивал врагов мечом, руками и ногами. Убивал в прыжке с земли, убивал ударами сверху. Рассекая тела по диагонали, разбивая головы, суставы, хребты, вырывая сердца, печени, селезенки, вырывая Дух врагов-Достов, Дар помнил о старике под деревом чинор. Дар помнил завет Пятой Веды: за добро - добром, за зло - по справедливости.

Уничтожив семнадцать врагов-Достов, Дар побежал по краю бездонной пропасти Араньяков к горному водопаду-роднику Чашма.

Здесь дорога делилась на две стороны, на два выбора, на две извилистые каменные тропы.

Земля Таджа Внезапно Дар замер, стал камнем, стал водой, а затем, внезапно присев, прыгнул назад и в сторону.

Прямо из летящих вод водопада, прямо из сверкающей родниковой воды-стены на него полетели обоюдоострые лезвия-крестовины, чакры, серпы, звезды, отравленные стрелы дротиков-трубок, отравленные звезды черного железа. Это было оружие второй линии армии Шаба - Кордов.

Это были не Досты. Это было не мясо войны. Это был разум палачей. Это был разум убийц, обученных в песках Магриба.

Вслед за метательным оружием, прямо из водяной стены к Дару бросились три воина-Корда. Корды нанесли удар. Корды увидели, как, бросив меч на камни и раскинув в стороны руки, Дар полетел в пропасть Араньяков.

Бесшумно, словно пантеры, без слов, словно змеи, без знаков, словно тени, Корды подошли к краю расколотой скалы пропасти и посмотрели вниз. Внезапно раздался свист.

Внезапно между Кордами пролетела тень. Старший воин замер, стал струной.

Кровь хлынула из его рта. Кровь хлынула из его глаз. Он медленно падал на тела своих солдат, разрубленные от плеча до поясницы мечом воина отряда Солнца.

Дар видел врагов за левым выступом скалы А-Мона, и Дар начал атаку красных кружащих джунглей Паллавы.

Мгновенным, невидимым, резким, стальным, пробивающим ударом ти-i pa Дар сломал двум воинам Шаба шейные позвонки и черепа.

Круговым-спиральным ударом Нага он разрубил мечом тела еще двоих.

Прыгнув высоко вверх, прыгнув над головами и приземляясь на камни-иалуны, Дар с разворота рассек тела трех воинов охраны жреца Шаба.

Раздался свист гюрзы. Раздался свист-нож. Раздался свист, режущий разум - и на Дара с мечом в руках бросился громадный, синий лицом жрец Шаба. Дар хорошо запомнил уроки боя змей Нага. Дар сам бросился навстречу. Жрец Шаба сделал три шага вперед. Жрец Шаба упал на колени. Его живот был разрезан.

Его печень была разорвана. Его меч упал в желтую пыль.

Через час после боя в ущелье Араньяков Дар вернулся к подножию горы Л Иона и начал сооружать большой погребальный костер.

Ровно в полдень, ровно в час Красного Быка Дар поднес огонь к костру, у.....ищему Дух воина Рох-Шира в Небо. В одной руке воин Рох-Шир держал |, it другой - священный хлеб-фатир.

Лицо воина было спокойным. Лицо воина было святым.

Дар шел по дороге на Юг земель Таджа. Дар шел в храм жрицы Ратри. Дй|) шел по знаменитой дороге Учителя Госала.

Земля Таджа Воин в красном плаще шел по открытой, радостной дороге, а в голове его стояла стена.

Стена-тайна. Стена-загадка. Стена-слово.

В свой последний миг жизни на Земле воин Рох-Шир написал на земле мечом слово Дебо-Ра. Это было его посланием к Дару. Это было его прозрением. Это было ответом на вопрос, мучивший воина Рох-Шира всю жизнь.

Дар не знал, что значит слово Дебо-Ра. Но одно он знал точно: разгадка тайны слова есть разгадка тайны врагов.

*** По дороге Аджвиков, по дороге возмутителей разума, по дороге шести Аскетов Дар шел к холму Асанога, на котором рядом с рекой Дурга находился храм Ратри

- храм лунных Апсар, храм ночных хранителей людей Света, храм женщин багровой Мары-Луны.

Ратри были удивительные женщины. Высокие, стройные, хрупкие. У них была белоснежная, матовая кожа. У них были бездонные озера-глаза.

Из-за таких женщин мужчины теряют разум, юноши бросаются в пропасть, поэты уходят в бессмертие.

Ратри могли видеть прошлое и будущее. Ратри могли видеть сущность мужчин.

Ратри не знали пощады.

Из храма Ратри, из храма Лунных женщин вышла Клеопатра. Это она объяснила цезарю, кто он на самом деле в игре людей из Совета Четырех Теней Смоковницы. Поэтому, зная о заговоре, мудрый человек сам пошел в коридор смерти.

Так бывает, когда человек видит свою жизнь открытыми глазами. Так бывает, когда человек понимает, что он, созданный для Света добрых деяний, всю свою жизнь шел в тоннеле замыслов алчности с желтыми глазами-монетами.

•, Ратри были удивительные женщины ночи. Они легко запоминали Веды. Они легко могли запомнить Упанишады.

Так же досконально они изучали Кама-Сутру, Санкхью, Йогу.

Одежды Ратри были дорогими, изысканными, парящими. Они любили золото, алмазы, жемчуга. Они любили хрусталь, фарфор, шелк. Они любили сокровенную красоту мира. Они понимали сокровенную красоту Пракрита. Они были этой красотой.

Ратри любили Дара. Ратри обижались на Дара.

Несколько раз на дороге рек Дхианы и на дороге гор Дзэн они встречались - но Дар размышлял, и это значило, что он далеко, очень далеко.

Ратри были женщинами. Женщины есть Любовь.

Ратри были женщинами Лунной Любви. Любви, которая сжигает дотла. Любви, ради которой живут на свете. Любви, которая открывает новые миры.

Земля Таджа В красных джунглях, во время красной жары, во время великой засухи мальчика по имени Рудра спасла от жажды лесная Ратри.

Дар этого не знал. Дар этого не помнил. Для воина в красном плаще Ратри были чудом. Ратри были тайной. Ратри были лунным светом зыбкой магии Любви.

Женщина есть женщина, когда она любит. Ей хочется, чтобы мужчина смотрел на нее глазами влюбленного, а не глазами мальчика, смотрящего на фейерверки праздника Холи.

За это Ратри были обижены на царевича.

За это они любили его еще сильнее.

И вот Дар сам пришел в храм Луны.

И вот Дар стоял перед главной жрицей храма Ратри - Ритой.

Ратри, Риты, И-Ра, Мары, Ma-Риты были хранительницами людей Света и не любили день, не любили суету дня, не любили цвета дня, не любили разум и дыхание дня. До полудня они спали. До заката они грезили.

Ратри были Немезидами Ариев. Немезидами - Богинями мест храма Солнца.

Никто не вмешивался в путь их разума. Никто не пытался понять их. Немезида есть судья и палач. Немезида есть месть Любви. Немезида есть закон женщины женщины-Пракрита, женщины-Земли.

Наступила первая ночь мая. Наступило время дня Земли. Наступило время тысячи огней. Наступила ночь Ратри.

В красивой, овальной фарфоровой зале храма Ратри Дар, сидя на возвышении из кашемировых одеял и подушек из Чжун-Го, слушал жрицу Риту, догорая стояла возле узкого окна, через которое был виден круг набирающей и/1ы желто-синей Луны.

Жрица Рита медленно подняла руку:

- Рибху - самые сильные, самые мудрые из Марутов - уничтожают-уПииают людей Света, Учителей Света, жрецов Света, хранителей Света, про-пидников Света. И это - война. Война на уничтожение.

Вот почему никто из воинов-Ватанов не может найти далее следа Рибху.

Вот почему они все время ходят по кругу.

)най, Дар! Рибху не воюют мечом и копьем, для этого у них есть Преты и т.им !десь все сложней.

Им нужен разум человека. Им нужен Дух человека.

И они что-то нашли в мире человека, с чего могут начать уничтожение ишуфИ.

( лушай, Дар!

Им нужен человек! Особый человек, рождающий Свет. Тот, кто не знает, i м Джаи, и я дуиаю, что это - женщина.

Земля Таджа Дар поднял голову и посмотрел в глаза Риты.

Рита подошла и села рядом:

- Им нужен человек, попавший в Пустоту Космоса. Для мальчиков это -семь лет, четырнадцать лет, семнадцать и двадцать один год. Для девочки это - время рождения, время первой крови, время первой любви.

Во времена Пустоты Космоса, во времена великого одиночества разума человека он не знает, кто он. Он не знает, какая в нем таится сила. Он не понимает, что он

- несущий Свет. Рибху это поняли и поняли давно.

Теперь, Дар, вспомни свой Путь. Теперь, Дар, пусть начнет работать твой разум Бодхи. И знай, Дар, мою Истину: им не нужен мальчик, юноша, мужчина. Им нужен тот, кто может рождать. Тот, кто может продолжить род Рибху. Тот, кто будет уничтожать людей изнутри.

Рибху нужна женщина. Рибху нужна рождающая Свет.

Рибху нужна хранящая Свет.

Летела-шелестела серебристыми тополями майская звездная ночь.

Летели-плыли с тела жрицы Риты шелковые одежды.

И губы - красные яхонты, и груди - алые розы, и руки - белые лебеди плыликружили по озеру Любви во Вселенной Кама-Сутры, во Вселенной женского горячего тела, дыхания, трепета, мерцания, ради которого стоит жить, ради которого стоит умереть.

Рано утром Дар шел по дороге, ведущей в земли Турана.

Там, на Туранской низменности, в городе Сурья, находящемся между реками Амма-Ра и Сурья-Ра, жил воин-Ватан Мит-Ра из отряда Солнца.

Дар вновь шел по дороге Аджвинов и вновь вспоминал слова мага Сат-тора о неистовом Учителе Госала.

Госала родился в коровьем хлеву, подростком разносил масло, а, став юношей, бросил все и стал бродить по свету. Худой, длинноволосый, дерзкий, упрямый, поющий, пьющий вино и любящий женщин, он вызывал ужас у крестьян, страх у торговцев и ненависть у брахманов.

I и..им творил: I ciii (y/ii.(i,i нияти, и эта судьба решает все. Ей нет дела до того, кто ты Ьыл и прошлой 'Mi и in и ком ты будешь в следующей. Все это - бред брах манов.

Есть жизнь. Luii (сйч.и И нужно жить, и нужно любить.

Нет Богов, нет Кармы, net Лдл и I'.m I гь человек, и есть его судЫм нияти. И за свою судьбу нужно (юрты и И и ною мечту нужно биться.

В старости Госала стал очень вредным чолшюкпм. Он ругался с молоч-иииом н ругался с зеленщиком, мясник ш, ык.щейщиком. Он ругался с со 1.....in и |уыл( ч гудьями.

Земля Таджа Госала постоянно ворчал. Госала постоянно размахивал руками.

Когда к нему пришли Будда и Махавира, он назвал их неразумными и бросил в них яблоко, и банан. Тогда Будда и Махавира обиделись, и только когда он ушел на Небо, неистовый старик Госала, они поняли, что это был человек Света.

Каждый из них понял свою Истину. Каждый из них понял, что ИстинаПросветление пришла к ним из странных вопросов, суждений, понятий Го-салы человека, который родился в семье крестьянина, человека, которого мать родила в хлеву, рядом с коровой, человека, чье имя священно для всех Ариев мира.

Дар шел по белой каменной дороге, ведущей в город Сурья. Рядом шли, парили, летели поющие травы, легкие облака, взрывающиеся пятна-мысли.

«Женщина есть хранительница созидательного Света, хранительница мироздания, хранительница энергии Ом.

Дом. Сад. Кукла. Молоко. Взгляд. Поцелуй. Платья. Банты. Гребни. Запах ребенка. Новорожденная. Девочка. Подросток. Девушка. Мать. Мать детей. Мать матерей. Старшая мать.

Есть еще тайна женщин Света. Адити - женщины. Апсары - девушки. Ратри, ОмРиты, И-Ра, Мара, Мара-Риты. Есть женщины-воины. Воины дома Света-Pa. Есть Мать-Земля. Есть травы, цветы, деревья. Человек называет [юга спасителем. Бог создал человека для спасения мироздания, создал по образу своему, создал по сущности своей.

Человек есть спаситель мира, если он доживет до пятой эпохи, если он не уничтожит себя, если он не уничтожит Землю, если он не уничтожит женщину».

Дар остановился на середине дороги, посмотрел на небо, посмотрел на юры, посмотрел на Солнце. И рассмеялся смехом апреля - смехом детства, ( мехом красных джунглей. Он понял Путь, по которому шли Рибху. И если это порно, то он задаст воинам отряда Солнца только один вопрос.

Город Равшан, город хлопка, кукурузы, ячменя, город яблок, персиков, черешни жил размеренной, спокойной, светлой жизнью.

Здесь были свои храмы, школы, рынки, фонтаны, постоялый двор. Здесь жили свои герои, мудрецы, чудаки, влюбленные и сумасшедшие. Здесь были i мои тайны, загадки, вопросы. Но было лето - и было священное дерево. Но fii.ui.i 1има

- и были веселые свадьбы.

Старейшины сидели в тени чинар. Женщины сидели в тени грушевых деревьев.

Влюбленные сидели на берегу медленной, чистой реки.

И юроде Равшан всегда пахло сладкой кукурузой.

I! городе Равшан всегда наступал вечер хлопкового дня.

)има года Скорпиона все изменила. На лицо города легла тень.

Генью называлась дорога в Ту-Сон.

Земля Таджа Сначала в городе был убит хозяин постоялого двора. Затем его место занял человек по имени Санг-Сар. Это был страшный человек. Это был палач. Это был мародер. Это был человек черных гор Гиндукуша.

Затем люди Санг-Сара - наемные убийцы, воры, грабители, проводники, охотники

- стали проводить через город Равшан караваны из долины Чу, караваны опия, кукнора, гашиша. И города хлопка и кукурузы, и города влюбленных и поэтов не стало.

Страх сдавил горло города Равшан. Страх стал убивать его сады, храмы, рынки, дома, школы. Страх стал убивать его жителей. Страх вместе с опиумом, кукнором, гашишем. Страх вместе с безумием юных и отчаянных старцев. Страх, порождающий Ад гниющего мозга. Страх, порождающий пустыню бесплодия.

Это случилось седьмого мая. Это произошло рано утром.

Старый Учитель Мит-Ра, добрый Учитель Мит-Ра шел на постоялый двор.

Шел один. Шел медленно. Вместо книги у него в руках был меч. Вместо улыбки у него на лице была печаль.

Люди, собаки, дети пошли за ним. Пошли молча. Пошли растерянно.

Пошел за ним и путник в пыльном, красном плаще, что вошел в город на заре через Южные ворота. Перед большими раскрытыми воротами постоялого двора все остановились. Все, кроме худого, седого старика с бронзовым лицом, одетого в старинные медные латы с непонятными знаками и линиями.

Посреди пыльного, широкого двора, посреди амбаров, конюшен, повозок, на серой соляной земле, на желтой, жухлой траве стоял с мечом Учитель Мит-Ра и вызывал на бой хозяина Санг-Сара:

- Санг-Сар! Убийца детей! Возьми свой меч и выходи на поле. Санг-Сар, гиена долины Чу, я жду тебя!

Голос старика дрожал. Голос Учителя срывался. Голос одинокого человека тонул в хохоте и оскорблениях людей, стоявших у повозки - людей опийных караванов.

Жители городка смотрели на своего Учителя со слезами, с жалостью, со страхом.

Распахнулась дверь дома - и во двор вышел Санг-Сар. Он подошел вплотную к Учителю и ударом кулака-молота отбросил его к воротам.

Затем он поднял к небу свой железный кулак:

- Этой рукой я сейчас сниму кожу с вашего Учителя.

Этой рукой я уничтожу каждого из вас, кто посмеет идти против меня!

Мелькнула на желтой траве красная тень.

Раздался хрип и хруст. Раздался храп и крик.

Санг-Сар упал на колени перед воином в красном плаще, который держал в одной руке меч Учителя Мит-Ры, а в другой - окровавленную руку Санг-Сара.

Земля Таджа

Дар спросил у палача:

- Этой рукой ты хотел снять кожу с человека или этой?

Раздался свист.. Раздался вой. В белую пыль упала вторая рука палача.

Наступила тишина. Все увидели Ад, который ждет убийц и тех, кто кормит убийц, который ждет палачей и тех, кого кормят палачи. Затем наступило время ударов красных джунглей, время, когда меч воина Света никого не прощает, никого не оставляет в живых.

Вечером Учителю Мит-Ра стало хорошо. К нему вернулась его улыбка, его свет.

Он лежал на широкой кровати в окружении дальних и близких соседей. Он лежал, окруженный всеобщей заботой и любовью своих Учеников. Он лежал, зная, что в город вернулось будущее.

Когда все разошлись, Мит-Ра сказал Дару:

- Дебо-Ра - это мост. Там произошла наша последняя битва с Претами и Шаба.

Это была странная битва. После нее мы все изменились. Я вместе с I лебом и Рох-Широм дрался на Южной стороне моста, а на Северной, рядом с твоим отцом дрались Ватан и Один. Воин Сва дрался на холме.

Иди в земли Ахура-Мазды - возможно, Один знает то, что не заметили мы.

- Хорошо, Учитель Мит-Ра. Берегите себя.

- Дар, ты будешь идти через земли Чу.

Зайди в город Ту-Сон. Там живет мой друг - хранитель свитков - Ратан. Передай ему мою благодарность за книги и, возможно, он точно знает, где живет воин Один.

- Мир Вам, Учитель! Здоровья и долголетия!

- Мир тебе, Дар, сын Рударама. А тебя я сразу узнал. У тебя удар твоего отца.

# ** Долина Явана с четырех сторон окружена горами. Четыре дороги ведут и i долины в стороны-страны Бхарату, Поднебесную, Иран, Согдиану. По до-|К)1 (! на Север, в четырех полетах стрелы от селения Явана, стоит храм Будды.

В этом храме не было зуба Будды. В этом храме не было черепа Будды. и ном храме не было ни одной святыни, ни одной реликвии-символа, кроме одной. Этот храм строил сам Будда. Строил во время паломничества по земле i |джа. И строил Будда не храм.

Во время весенних дождей сель смыл старый дом женщины с пятью малышами.

Община начала строить новый дом. А мимо проходил молодой, голодный юноша.

Юноша был высоким, тощим, веселым. Община дала ему чече-"ir.....1Й суп.

Будда стал помогать строить дом.

(сйчас это был не дом, а храм. И юношу уже звали не жердью, а Буддой.

Земля Таджа Рядом с храмом, на Северной дороге стоял большой постоялый двор. Люди называли его «Веселой чайханой Доста», и люди знали, что хозяин чайханы по имени Дост- веселый человек, мудрый человек, добрый человек, сильный человек.

Однако люди долины Явана не знали, что Дост был одним из хранителей звездного Пути Ариев, хранителем тысячелетних Знаний, хранителем Небесных Ключей.

С середины лета на постоялом дворе стали происходить странные события.

Крестьяне-земледельцы из селения Сладкий Родник видели со своих полей, что на постоялый двор днем и ночью, утром и вечером стали приходить странные люди - дервиши, гадатели, купцы, нищие, монахи, воины, музыканты, акробаты, ученые, маги, знахари и солдаты.

Все приходили. Все заходили во двор. Но никто не выходил со двора.

Зато загрохотали наковальни пяти кузниц.

Зато пошел к небу дым от девяти громадных медных котлов с пловом.

Зато стали слышны по ночам крики и лязг металла о металл.

Крестьяне есть земля. Земля не любит слов. Крестьяне тоже молчали, только иногда встряхивали своими загорелыми головами.

А на постоялом дворе кипела работа. Здесь снаряжали караван, идущий в Константинополь. Отбирались верблюды, лошади, мулы. Отбирались товары алмазы, шелк, хлопок, благовония. Отбирались воины - мастера ножа, меча, копья. Отбиралось оружие - лучшее, легкое, незаметное.

Руководил работами предводитель каравана Ед-Гор из рода Мира. Это был спокойный, улыбающийся человек. Ед-Гор знал все языки от Бхараты до Рума.

Знал боевое искусство Солнца. Знал законы и знал, что такое веселье. Знал болезни и умел их лечить.

Люди легко подчинялись ему, потому что Ед-Гор не приказывал, не кричал, не бряцал оружием. Глядя ему в лицо, люди мгновенно понимали, что перед ними мудрый, сильный, добрый человек. Редкой доброты человек.

За зданием постоялого двора стояли конюшни. За конюшнями было поле. На этом поле воины отрабатывали свое боевое искусство, чистили лошадей, готовили оружие, делились Знаниями.

Это были воины из Бхараты. Это были монахи из Поднебесной. Это были хранители Знаний из Таджа. Это были всадники из земли Словян.

Вокруг небольшого озера, у водопоя клубилась к небу пыль. Кричали погонщики верблюдов. Шумели погонщики мулов. Но все происходило по железному порядку, за которым наблюдал глава каравана Ед-Гор. Потому что все Арии знали, что Горы, Ед-Горы, Егоры - воины тысячелетней закалки. Их задачей было уничтожать противника. И они уничтожали его - всегда и везде.

Земля Таджа К началу третьего месяца лета все было готово. Ждали только женщин-красавиц из Бхараты.

На следующее утро крестьяне, работавшие на пшеничном поле, застыли от изумления. На постоялый двор въезжала процессия девушек-красавиц из земель Бхараты. Это были наложницы для императора. Это были Девадаси. Это были женщины-воины.

Отшельник Роста Рядом с хрустальной рекой Бия, на холме Земляничная Поляна стоял собиратель целебных трав Роста. Роста был сильный старик, молчаливый знахарь, отец десяти детей.

Роста смотрел, как по березовой дороге к нему идет его друг Маета.

Маета был жрецом храма Земли, хранителем дороги Первоотцов,.тал все зерна мира, знал все реки мира.

Десять лет назад Роста и Маета и еще двенадцать проводников све-. та Ра прошли по пяти землям планеты Буду - Африке, Майя - Южной Америке, Мани Северной Америке, Гуру - Австралии, Арии - Евразии.

Это было путешествие длиной в пять лет.

Это было путешествие к знакам Первоотцов-Ариев.

Это было путешествие к звездам.

Роста угостил друга медом.

Маета передал другу послание из храма Солнца.

На другое утро старик Роста шел по дороге, ведущей в земли И-Рана.

В землях Ту-Рана к нему подошел странник и стал говорить:

- Что такое Свобода? Говорить, что думаешь. Верить в то, во что хочу. Ходить, куда хочу. Любить, кого хочу. Работать, кем хочу. Л если я не знаю, чего хочу, что говорить, куда идти? Значит, Свобода - это Знания. Знания дают мне золото. За золото я покупаю еду, женщин, власть, здоровье, семью. Знания говорят, что жизнь кончается, и я боюсь потерять все, а \ т/и/ \ это признак рабства. Значит, Знания не есть Свобода. Возмож-1 «обода - это вера в Бога? Почему я верую? Потому, что боюсь •ты и думаю, что попаду в Ад. Значит, я верую в Бога из-за страха. Ьшчшп, моя вера -ложь.

I трах, ложь есть признаки раба - значит, я не свободен. Возможно,.....fioiia это любовь? Я люблю жену. Я люблю детей. Я люблю свой дом Земля Таджа Но придет время - и разрушатся мой мозг, тело, Дух, разрушится любовь.

Значит, моя любовь не есть Свобода? Почему?

Не останавливаясь, не разворачиваясь, старик Роста произнес:

- Свобода есть слово МЫ. Рабство есть слова Я, МНЕ, МОЕ. Твои слова начинаются с Я — и это слова раба.

Пройдя реки Ку-Ра, Арака, пройдя озеро Ван и земли Тарона, Месопотамии, Колонии, старик Роста вышел к берегам реки Галис.

Здесь среди оранжевых камней он встретил плачущего поэта.

Роста расстелил скатерть, положил на нее ароматную лепешку, кусок вареной баранины, кувшин вина, сыр, орехи, сушеный виноград.

Затем вместе с поэтом он позавтракал.

Налив в чашу поэта вина, старик Роста сказал:

- Боги дали Вам талант.

Боги дали Вам сострадание, но жизнь есть битва, и я научу Вас говорить слово

НЕТ, драться руками и ногами, драться мечом. Поэт выпил вино и сказал:

- Зачем поэту меч?

- Чтобы сберечь и отдать дар Богов людям. Поэт молчал. Поэт размышлял.

Поэт стал учиться.

Поэт научился говорить НЕТ. Поэт научился владеть мечом.

Через пять дней поэт расстелил скатерть, разложил на ней сыр, вино, лепешки, вареное мясо, виноград, яблоки, груши.

Подав бокал вина Учителю, он сказал:

- Путь к Свободе есть Путь меча.

Перед тем, как уйти, сидя на камнях, старик Роста показал поэту картинувидение, картину, летящую сквозь границы волн Космоса.

Поэт смотрел на сгустки воздуха.

Поэт увидел:

между хлопковыми полями, между желтым солнцем и белым квадратом, между цепями и ножами отчаянно, звонко, гулко пели, хлопали, притоптывали женщины, мужчины, старики, дети, пятки, пыль, улыбки, барабаны, платки.

Это были рабы хлопковых полей. Это были люди земли Буду.

Это были дети реки Конго. Алчность торговцев сделала их рабами.

Но они были свободны. Белый хлопок. Черная спина.

Красная кровь. Ржавая цепь. Горящие кресты, горящий Иисус.

Два океана. Два Ада и Рая.

Земля Аст-Ра Среди хлопковых полей танцевали свободные люди, и видел поэт, как с небес шла к ним река света - река Сарасвати, река Конго, река Ра, река-музыка, рекахор, река-слеза, река-Свобода.

Когда старик Роста ушел в сторону земель Харслана, поэт пошел в город Кесария и, купив там лошадь, меч, книгу, начал свое путешествие сострадания, свой Путь от Солнца к Солнцу, свой Путь к Свободе Сва, свой Путь по облакам света Ра.

Старик Роста шел по земле Каппа-Докии, шел к храму Свободы.

Пройдя город ящериц, пройдя селение змеи, рядом с руслом высокой реки он встретил людей-волков, людей Лунного Света, людей-теней. Они не успели вытащить из ножен мечи. Они не успели бросить дротики и копья. Они не успели крикнуть. Одним движением, одним взмахом света-удара, удара энергии Свадхистханы собиратель целебных трав Роста остановил, разрубил, сжег тела, разум, Дух дорожных не-людей.

Через сутки в центре земель Каппа-Докии, в пещерном храме Свободы старик Роста встретил своих друзей Махаута Чанд-Ра, пастуха 1'устама, воина АфРа. Встреча была радостной, разумной, раздольной, рассветной, радужной. На другое утро проводники Света приступили к делу. Воины золотого каравана ЕдГора помогли им вынести из храма Кй иенъ Свободы и водрузить его на открытую повожу, запряженную во-I г мыо громадными быками.

На рассвете воскресного дня восемь быков, одна повозка, четыре шарика, не торопясь, направились в страну города Эфеса.

ЗЕМЛЯ АСТРА Закон Ариев: Человек есть Сын Бога, Космоса, Пустоты, Брахмана, Истины.

Человек, Растения, Животные, Вода, Земля есть - одно Целое, одно Тело, Разум, Дух, один Путь к Свободе, одно разноединое Человечество, одна Семья.

Закон Арийцев: Бог, Человек, Природа есть - Товар.

Ребенок, Женщина, Старик есть - Товар.

Тело, Разум, Дух есть - Товар.

Человечество есть - Хозяева и Рабы.

Веда СВОБОДЫ Земля Аст-Ра В сырой ночи сентября, по сухим дорогам земли Ахура-Мазды летели пять отрядов Ариев - Массагетов, Согдов, Бактров, Саков, Таджей. Отряды вели командиры Сабур, Рох, Шакья, Сат, Гур.

За городом У-Ра отряды разделились. Трое из них шли к Восточному берегу моря Огня - Агни. Два отряда исчезли в черной ночи.

Отрядов Ариев ждали. Ждали восьмые сутки. Ждала одна из армий палача Ката.

Тайная служба советника Хирса донесла, что три отряда Ариев разделились.

Массагеты шли к Черным Пескам. Согды шли к Желтым Пескам. Бактры шли к Золотому Плато.

Первый бой принял на себя отряд Роха на берегу озера Луны, на берегу Моха, на берегу гнездовья Белых Журавлей.

Разгорелся яростный, рваный, мокрый бой. Воины-наемники стреляли из арбалетов, стреляли из-за скальных желтых глыб, стреляли в сиреневый рассвет.

Командир Рох крикнул, чтобы отряд не останавливался, чтобы, не теряя скорости, пробивался в укрытие между двух соляных кварцевых скал.

Воины пролетели в ущелье Соли. Воины развернулись и, слетев с седел, пошли в атаку. Это была пешая атака Согдийцев Роха. Это была рубка на коротких мечах.

Это были звон, хрип, крики, пот и черная кровь на белых камнях. Словно муравьи, саранча, патока, отряды Фашей шли на Согдийцев и, словно волны, откатывались назад.

Второй бой шел в желтых песках. Шел под дождем со снегом. Шел в грязи из песка, пыли, крови. Бой шел на дюнах, шел между воинами-Гапами и Саками.

Словно клубящиеся вихри, словно соляные столбы, бились воины, погруженные по колено в зыбучие пески..

Командир отряда Саков Шакья стоял в кругу своих воинов. Он был ранен. Он был в крови. Он видел, как сжимается кольцо воинов-Гапов вокруг горстки его братьев.

Шакья взял меч в левую руку, тряхнул головой и, сделав шаг, стал плечом к плечу в кровавый, режущий круг-скалу своих солдат.

Третий отряд остановили в селе Ра-Mo. Остановили посреди Золотого плато.

Остановили войны-Мары. Командир отряда Массагетов Сабур принял решение драться с врагами в середине города - города торговцев, монахов, воров, города отшельников, убийц, хранителей опиума, города трех дорог, трех Миров, пяти вер.

Бой шел на единственной желтой улице города, шел между караван-сараем и храмом, где одновременно молились христиане, иудеи, буддисты, манихеи и дети Бога Амитабы, шел хлесткий, яростный, неистовый.

Земля Аст-Ра Улица кричала красной болью. Улица разрывалась от ран. Улица звенела, хрипела, летела, истекала желчью, железом, медью, кровью, пеной, ненавистью, потом, пылью, тенью.

Сабур и его воины в красных плащах с боем пробивались сквозь железные ряды наемников-Римлян, которые шли к стенам храма, шли в лобовую атаку, шли под плащом желтоглазой Мары.

В темной каморке, на берегу моря Огня палач Ката слушал донесение командира

Фашей - Хунна:

- Три отряда Ариев уничтожены. Один из них пойдет к реке Эмба. Второй - к реке Хара. Там стоят наши лучшие воины - Мары. Куда пошли еще два - неизвестно.

Через сутки палача Ката разбудили среди ночи.

Вестовой сказал только одно предложение:

- На реке Эмба наши отряды встретили воинов-Таджей.

Ката промолчал. Вестник промолчал. Все знали, что Таджи никогда не вступали в войны. А если вступали, то уничтожали врагов или погибали сами.

Ката понял, что заслона на реке Эмба нет. Теперь оставалось ждать ве-t гей от реки Хара. Но через час донесли, что и там все погибли.

Ката смотрел на море Огня. Ката размышлял:

«Пять отрядов врагов погибли. Мои воины сделали свое дело. Теперь, мк сказал советник Хирс, нужно искать одиночек - тех, кто несет Знания. Ii'x, чей разум опаснее ножа».

Ката повернулся к Хунну:

- Разбейте сотни по двадцать пять человек. Теперь мы ищем одного человека!

- Кто он?

- Он есть враг.

Сначала проверим Золотое Плато, затем пойдем по двум берегам реки 1м 11ойдем вверх, к горам Ариев У-Ра. Убивать всех подозрительных. Ясно? Ясно.

*** Дар шел в земли Ахура-Мазды, в земли, с которых уходили Арии, в зем-мм I олсных степей, в земли между реками Сурья-Ра и И-Ра, в земли, которые i.и,-!

дорогой в первый Космос.

Mi'prt день пути от города Равшана, через день пути на Северо-Восток mm i.

красные пески - пески Сурья, пески тысячелетий, зерна кварца, м lnyiH, зерна рассыпанного зеркала Солнца.

земля Аст-Ра Посреди сизого марева жары, посреди белого пекла, посреди желтых, багровых, оранжевых, слепящих синих барханов смотрел в зыбучее небо каменный выступгранит, одинокая скала, черный камень. В его тени бил родник. В его тени росли большие кусты желтых, колючих цветов.

На скале из белых камней пустыни были построены две арки, два колокола, два голоса отшельника по имени Каро. На Южной арке висели кандалы. На Западной арке висели человеческие кости рук, кости ног, грудная клетка, череп. Между двух арок сидел отшельник Каро.

Он говорил. Дар слушал.

Отшельник был черным от жары и ветров. Отшельник говорил быстро, яростно, словно ворон. Отшельник все время вращал головой, размахивал руками и сверкал желтыми белками глаз на изрезанном синими морщинами, изрезанном белым песком фиолетово-багровом лице палящего одиночества.

- Пейте воду! - Она горячая. Она не отравленная. До реки Сурья-Ра два дня пути, И больше воды Вам не видать. Арии ушли из черных и красных песков. Арии ушли из соленых и горьких степей. Теперь пришел Ад долины Чу. Теперь пришел Ад города Тусора.

- У тебя, старик, удивительные колокола!

-Да, путник! Это моя память! Это мои знаки Неба!

Давным-давно я был убийцей дорог. Я был убийцей караванов. Я был грозой черных песков, был ужасом реки Амма-Ра. Но меня преследовал отряд палачей, и они поймали меня в красных песках. Поймал самый сильный из них. Поймал самый хитрый из них.

Внезапно высохший, фиолетовый старик вскочил с места и стал бегать от арки к арке:

- Знай, путник! Я был бродягой, вором, убийцей. Но я никогда не был рабом. А меня заковали в кандалы, заковали в железные цепи, заковали мое тело, мой Дух.

А потом случилась буря. А потом погиб весь отряд палачей.

Во время смерча мой палач приковал мои кандалы к своему поясу. Во время смерча я убил его. Во время смерча потерялись ключи от цепей.

Семь дней я таскал мертвое тело за собой по пескам. Семь дней на жаре гнило тело палача, прикованное к моей ноге. Семь дней я дрался с грифамистервятниками. Семь дней умирал от жажды.

Затем нашел черную скалу. Нашел родник. Нашел свою Истину.

Старик успокоился. Старик вновь сел в тень Западной арки. Шелестела тишиной пустыня. Только звенели о своем ржавые кандалы-память. Только тихо стучали друг о друга висящие белые кости человека.

Отшельник Каро поднял голову:

- Страшные голоса раздаются по ночам из красных песков. Страшные караваны стали идти по барханам.

. Что-то изменилось в зеркале неба.

|Что-то стало зыбким, страшным, темным. Знай, путник! Здесь начинается хаома, сома, сона. В холодной, фиолетовой темноте я стал слышать голоса-сплетения, голоса-вой, голоса Богов, Демонов, людей, гиен, зверей, голоса летящих грехов, голоса разрезанных тел, Душ, сгустков, голоса-глаза тысяч и тысяч упырей, кампир, пишачей, ветал, бесов, аскаров.

Знай, путник! Я видел девочку на драконе. Я видел голову в голове. Я видел над собой разорванное небо и видел глаза, смотрящие в мой мозг. Я видел на облаке старика, пьющего желчь глазных яблок, печени, сердца. Я видел, как из чрева женщины ползут змеи.

|Дар шел через красные пески. Дар шел к реке Сурья-Ра. Скрипел на зубах песок.

Скрипел в волосах песок. Скрипел под ногами песок. Скрипел от белой, белесой жары горящий мозг, пылающий мозг, гудящий мозг-песок. На реке Сурья-Ра кончилось солнце. На реке Сурья-Ра стоял туман, стояла мгла, стояла стена серого, серебристого капельного дождя. На широкой, пустой, желтой лодке горбуна в белых одеждах с черным ртом-язвой Дар переплывал темные, пузырящиеся воды реки. Впервые Дар видел молчащего, испуганного, зябкого проводника-лодочника. Из клубов, из облаков сизого, липкого тумана вылетела одноглазая угольная ворона и села на край лодки. Дар молчал. Горбун читал молитвы, судорожно вращая веслами, и, странно кося, смотрел на круги-пятна серой, гудящей воды. В тишине путник расплатился с лодочником. В тишину ушла скрипучая желтая лодка. В тишине Дар поднялся in обрывистый Северный берег реки Сурья-Ра. Над головой висел мокрый туман. Под ногами плыла душная мгла. Где-то далеко истошно кричала болотная выпь. Где-то рядом раздавались шорохи зыбкого, черно-желтого вечера. На песчаном холме Дар увидел большой, старый дом, сложенный из серых и белых валунов. Медленно, спокойно внимая знакам звуков, внимая запахам мглы, путник в красном, потрепанном хитоне поднимался по извилистой тропе к дому и I фанита. Рядом с древней кладкой разрушенной стены, рядом с садом голых, хо-Ю щных вишен Дар увидел странные тени-свечи, Дар увидел странные блики-Мркала. Три женщины в цветных платьях, с топорами в руках истошно кричали в и многу горла узкого мелового кирпичного колодца. Голый, желтый старик, привязанный за горло к дереву, бичевал себя.....ими. Бичевал до крови. Бичевал до фиолетовых сгустков. Бичевал, читая 1|)М.

Земля Аст-Ра Вдоль аллеи, посыпанной красным песком, стояли женщины, мужчины, дети. Все они смотрели на тела мертвых, разорванных на куски, рыжих собак, черных кошек, пестрых куриц.

На коленях, возле широкого крыльца стояли старик и старуха. Они стояли в кругу из обезглавленных рыб. Они плакали. Они держали в руках черные перья-веера.

Дар поднялся по ступеням и вошел в большую, просторную, холодную залу.

Стены были изодраны. Стены были в крови. На стенах стояли знаки черных сутр.

В углах залы шипели кошки. Вдоль линий окон повисли отрепья-скарабеи. Сверху раздавались стоны, шорохи, голоса. Сверху раздавалось царапанье стен, кожи, гноя.

Дар чувствовал запах горящей шерсти, запах мандрагоры, запах горелой плоти.

Он стал подниматься на второй ярус дома. Здесь была еще одна зала, от которой в разные стороны уходило шесть дверей, шесть темных коридоров, шесть линий затхлости, темноты, хрипов.

Дар стоял посреди залы, посреди шести переходов, когда слева мелькнула тень, и появилось светлое пятно.

Дар смотрел мгновение. Это была девушка.

Обнаженное хрупкое тело, снеговая кожа, огромные глаза, черные смоляные волосы. Внезапно ее суставы стали выворачиваться в разные стороны. Внезапно ее лицо стало страшным, синим, сморщенным.

Ее пальцы вонзились в стену. Ее голова стала биться о несущую дубовую балку перекрытия дома. Ее рот широко открылся - и девушка закричала.

Она кричала семью голосами. Она кричала семью криками изнутри своего рвущегося на части тела. Она кричала болью своего разрывающегося на куски Духа.

Девушка-старуха,' девушка - сгусток" боли, девушка-нож внезапно замолчала и в то же мгновение бросилась на Дара, сбивая его с ног и нанося страшные ударысвисты ногами и руками.

Девушка-демон шла в атаку. Девушка-кампир жаждала крови.

Девушка-кочет пыталась вырвать Дару глаза, сердце, печень.

Дар отходил по одному из боковых коридоров, когда увидел в одном из проемов за дверью брошенное на землю оружие.

Это были меч, топор, хлыст. Это были секира, копье, стрелы.

Это были чакры, звезды, серпы.

Дар прыгнул в проем двери. Кампир прыгнула следом - и попала в ловушку Дара.

Тяжелая, длинная, свинцовая изнутри плеть скрутила, связала, сплела в один узел-дракон руки, хребет, ноги и голову хрипевшей девушки, а удар открытой ладонью свалил ее на узорчатый ковер земель Ариана.

Земля Аст-Ра Девушка-кокон, девушка-судорога извивалась, изрыгала желчь, изры-гала проклятия. Ее зубы вонзились в плеть. Из ее рта шла кровь. Ее глаза налились темнотой. Ее глаза перестали дышать.

И вдруг на мгновение тело обмякло, тело выпрямилось - и в глазах появился свет. Глаза девушки смотрели в глаза Дара. Синие, искусанные губы шептали.

Красные, горячие губы просили. Глаза умоляли. Душа взывала. Душа кричала.

Дар видел в глазах девушки свет - свет летящих космических рек, свет Матери Матерей, свет молнии Любви.

И вновь лицо сломала судорога. И вновь тело корчилось, билось, кричало голосами Ада, ножами Ада, бритвами Ада. Затрещали стены, ставни, половицы.

Зазвенели стекла, зеркала, чаши. Зарычали балки, створки, кубки.

Внутри тела летели, кружили, рвались, взрывались, выли, резали, жгли, рвали зубами Дух девушки, разум девушки, плоть девушки черви - синие, багровые, черные, желтые - черви Шаба, черви Претов, черви Рибху.

Дар уходил со двора холодного дома на холме барсуков, уходил в земли Чу.

Уходил сквозь молчание древних стен. Уходил сквозь оцепенение плачущего одиночества.

В грушевой комнате верхнего яруса, на ковре с узорами алых роз и красных вишен лежало обнаженное, хрупкое тело девушки.

Ее лицо было спокойным. Ее улыбка была осенью. Ее руки были ивами.

Ниже левой груди было маленькое пятно.

Это было родимое пятно - след невидимого удара кинжалом, след удара молнии, след удара воинов из храма Огня.

Дар шел в темноте. Дар видел серебряную реку. Дар слышал песню, что Играла на флейте прохладного ветра одинокая Луна И-Ра.

Есть дни любви. Есть дни печали. Есть дни реки. Есть дни соли.

Глядя на далекие звезды, глядя на реку, что там, у кромки воды, что I IM, на дне вечерней песни, если ты любишь, то надо идти, если ты веришь,.....|до любить.

А если желтая луна стала молоком, а если дорога стала дымом, только мим, черепаха, змея знают эхо тумана, видят эхо пути.

Обрывки слов. Обрывки прикосновений.

И желтом тумане бродит Любовь. Ветер с Западных гор несет ее смех-i'1'к.

Девочка смотрит в окно. Дерево смотрит ветру в глаза. Ручей за-Л i имны весне.

Трава заиграла на арфе. Белые серебряные росы, темно-miiiiie ивы зовут желтую Луну в светлый бор Земля Аст-Ра Сосна что-то шепчет березе. Любовь молчит у реки.

Где-то на лунных горах - следы, следы осени, следы слез, следы созерцаний.

Где-то на золотых облаках оставила флейту Любовь.

Девочка смотрит в окно мира. Девочка видит слезы дождя на зеркале окна. Она слышит флейту Богинь, скользящих по лунному свету, Богинь, приходящих во сне.

Есть дни Любви. Есть дни печали. Есть дни вишен.

Есть дни флейты, оставленной у реки.

Дар шел по холмам долины Чу. Шел среди цветения радуги душистых трав. Шел среди разноцветья диких кустов сирени. Шел под летящим караваном белоснежных облаков.

В пяти полетах стрелы от реки Сурья-Ра, справа от дороги, на вершине пологого зернистого холма Дар увидел волну женщин - плачущих, стонущих, рыдающих, молчащих, молодых, старых, обнаженных, танцующих, седых, рыжих, черных, каштановых. Это были женщины, изрезанные ножами страда-ния.Это были женщины, залитые слезами боли.

Дар поднялся на холм. Дар посмотрел на озеро растворяющихся Душ. Дар видел, как желтые, высохшие лица смотрят в пустоту, как грызут от боли женщины землю, травы, камни, как раздирают девушки ранней осени свои лица, груди, животы, как бросают в небо седые девочки комья грязи, комья крови, комья тоски, усталости, запаха из колодцев Ада похоти, колодцев Ада опия, колодцев разорванных тел, разорванных нитей, разорванных губ жизни.

Воин в красном плаще смотрел в глаза сломанного детства, сломанных костей, сломанных дорог любви.

Где вы, птицы первого слова, первого шага, первого смеха?

Где вы, облака смеющегося детства?

Где вы, глаза матерей, поющих колыбельную?

Где вы, зори, пахнущие первой любовью?

Где вы, чистые волосы весны?

Где ты, летящее дыхание поцелуя?

Где вы, звенящие капли росы?

Где ты, вечное лето любви?

Пятая Веда гласит: во имя Матери Матерей, во имя продолжения рода, во имя женщин Вселенной Арии-Свободные должны уничтожить хозяев опиума, продавцов опиума, рабов опиума.

Дар знал закон Пятой Веды. Дар видел на холме среди женщин - детей.

Дар размышлял мгновение, затем он поднял руку:

- Идите за мной. Вы получите лекарство от боли.

Дар говорил громко, четко, понятно. Женщины замолчали.. Женщины поняли.

Женщины пошли за человеком в красном плаще.

По черной дороге долины Чу под палящим солнцем четвертого часа, падая и вставая, плача и кусая от боли губы, шли за мужчиной Свободы женщины рабыни опийного мака, женщины несбывшихся надежд, женщины разрушенного тела и Духа.

Вереницей боли, жажды, голода, вереницей страдания, ненависти, безумия входили в желтый каньон Кай-Ра женщины и дети. Они шли за воином в красном плаще. Они шли вдоль высохшего русла реки Гарота.

У входа в каньон сидел на красном камне безумный калека. Одной рукой он бил бубном по коленям, второй, короткой, высохшей рукой он бил себя по голове.

Калека кричал:

- Пахнет гарью. Темнота в глазах. Чей-то хохот. Песня ситара. Из-за угла лезет паук. Но вы не бойтесь - это ребенок. Обычный опийный ребенок-урод, сын спиртного Дождя.

Он вырос на серой горе. Вместо мозгов у него - труха. Его кости - боль. Его глаза волдыри. Его сердце - гной. Его Душа - пустота.

Мама, дай мне молока! Мама, дай мне луну! Я поднимусь на нее и полечу.

Уйду из этого мира по нитке белого дыма в мертвое небо!

Безумный калека кричал и пел, танцевал и бил в барабан, плакал и смеялся.

Каньон Кай-Ра. Оранжевые скалы уходят в небо. Желтые стены уходят в пески.

Белая пыль. Красные травы. Фиолетовые камни, колючки, цветы.

Знойный ветер красных песков несет жажду горящего тела, несет черный зной разума, несет пекло Души.

Каньон Кай-Ра. Морщина на лице земли. Желтая линия одиночества между озером Хаш и хребтом Джина.

Каньон Кай-Ра. Дар запомнил его по карте, что показала ему женщина-Лдити.

Адити Гуль-Нора, смеющийся цветок граната.

На древней карте Ариев, в центре каньона Кай-Ра стоял знак восьми дверей Космоса.

Это был знак Ашта. Знак пещеры знахарки. Знак здоровья и долголетия.

Знак Учителей, знахарей, лекарей, ясновидцев, магов, Водяных - людей поды, Кумбхака - людей песка, Леших - людей леса, Сангха - людей камней, Астра людей цветов.

Дар остановился. Посмотрел на женщин:

- Садитесь вдоль скальных стен, в тень. Ждите.

Без слов, без слез, без криков пошли измученные женщины к оранже-пым стенамскалам, которые кольями смотрели в белое, сухое небо.

Земля Аст-Ра Каменная гора, гранитные выступы, острые мраморные камни.

Пещера, где жила великая знахарка Ашта, была просторной, чистой, светлой. В ее глубине шумел горный родник. На ее стенах стояли знаки Ариев. Здесь был загон для диких коз. Здесь были гнезда разноцветных птиц.

Когда Дар вошел в пещеру, Ашта доила козу.

Набрав в глиняный горшок козьего молока, Ашта молча прошла в глубину пещеры.

Здесь она поставила на крепкий деревянный стол свой кувшин, сняла с себя крестьянский передник и, подойдя к Дару, просто сказала:

- Добрый день, сынок! Проходи к столу. Выпей молока. Съешь горячего хлеба.

- Добрый день, старшая мать Ашта. Мир твоему дому! Мир твоим детям!

Гость - посланник Бога. Гостеприимство - знак свободного человека.

Гостеприимство - закон Свободы.

Дар неторопливо помыл руки, неторопливо подошел к резному ореховому столу, неторопливо отпил молока и съел кусок горячей, вкусной лепешки.

Сидя на плетеном ивовом стуле, сложив руки на коленях, смотрела на Дара пожилая женщина в белом платочке - Богиня каньона Кай-Ра, Ашта, Аксинья с руками крестьянки, с улыбкой Солнца, с глазами Онеги.

Дар встал из-за уютного стола:

- Мир твоему хлебу, Ашта! Мое имя Дар. Мой отец - Рударам. Мне нужны зерна Матхуры.

-Ты знаешь закон Кадамбы?

- Мой отец рассказал мне всю историю Арака-Кадамбы-Матхура.

- Чей разум в темноте?

- Женщин и детей.

- Пусть Солнце-Отец, Солнце-Мать, Солнце-Дитя будут с нами в дороге по темным коридорам разума.

- Пусть будет так!

Через час в ущелье Кай-Ра на границе озера Хаш и хребта Джина, на тропе диких коз началась работа-битва, начался бой с мраком опиума, начался бой в лабиринтах женского мозга.

Учеников знахарки Ашты было семь. Она называла их по именам чакр.

Дар и ученики Муладхара, Свадхистхана, Манипура, Анахата выкапывали в песках каньона ямы, связывали женщинам руки и ноги, затем по плечи закапывали в песок больные тела.

Ученики Вишудха и Аджна носили из ручья прозрачную ледяную воду гор Астра.

Мать Ашта следила, как развариваются в кипятке котла, стоящего на открытом огне, целебные зерна Матхуры.

Когда все женщины были зарыты в землю, когда разварились зерна Мат-ы, Ашта подняла руку:

- Один человек - одно зерно. • За разум женщин будут стоять Дар, Сар, Муладхара, Свадхистхана, Манипура. За разум детей в пещере будут стоять Анахата, Вишудха, Аджна.

Наступает ночь. Всем следить за кострами Агни. Всем смотреть в лицо огня. Всем ждать рассвета.

Что бы ни случилось в темноте разума, как бы ни кричал всем в лицо Ад, всем ждать голоса Солнца! Веселей, Словяне! Поехали, воины Солнца!

Каждая женщина, закопанная в землю, съела одно зерно Матхуры. Каждая женщина выпила кувшин ключевой алмазной воды. Каждый ребенок в пещере съел пол-зерна Матхуры. Каждый ребенок, сидевший на козьих шкурах, выпил по чаше сверкающего гранатового сока.

С наступлением густой темноты, с появлением круга желтой луны дети мгновенно уснули и увидели сны лета.

Женщины открыли глаза - и увидели Ад опия.

В лабиринты, в коридоры, тоннели, переходы мозга вошли воины-лраньяки Матхуры, вошли вместе с больной кровью, вошли невидимками и начали бой с армией опия, мглой опия, ночью опия, страхом опия.

Женщины задрожали. Женские тела охватил жар. Женские тела охватил холод.

Их рвало, трясло, разрывало. В их глазницы вползали жуки-скарабеи. Их волосы пожирали белые черви. Гиены грызли их ноги. Псы рвали их соски. Затем их тела разрывали на части лошади, деревья, носороги. Затем их животы распарывали ножом, пилой, вилами. Воды! Глоток воды! Дайте мне поды! Еще воды! Еще! Женщины, закопанные в землю, начали кричать, начали биться головой п 1емлю, начали скручиваться, хрустеть, лаять, начали истекать кровью. • Из громадных кувшинов-хумов брали воду и лили ее на головы женщин. Их голоса затихали. Затем они вновь начинали кричать.

Страшное существо, сотканное из сгустков крови неродившихся детей, Гцмло в руки бритву и снимало с женщин кожу, и резало живое, красивое Ило, и смотрело в глаза, и доставало из чрева детей, которых убил опийный млк. И эти дети пели, и эти дети танцевали на теле женщины, распятой на нлмне, на кресте, на самой себе.

У женщин вырывали глаза - и эти глаза летали, и эти глаза видели, как иргво, созданное для рождения сияния Неба, становилось черным, смрадным Полотом, черной, жирной грязью, в которой кишели черви, в которой ползали единороги. У женщин в земле пошла из носа кровь - черная, густая кровь, фи шая кровь, кровь опия.

i. Acm-Pa % la женские головы вновь полилась вода. Вновь стало тихо. Затем рг самые страшные крики.

Женщина - молодая, гибкая, красивая, обнаженная - целовала му чину.

Раздавался детский плач. Женщина вставала. Женщина брала нож и убивала плачущего ребенка. Затем вновь целовала мужчину, который в ее объятиях превращался в ребенка.

И женщина кричала. И женщина бежала по тоннелю, по телам горячих младенцев. И не было конца белому коридору. И не было конца горячему полу.

Дар сидел на камне, рядом с чаном и водой. Дар видел, через какой Ад проходят женщины опия. Дар вспоминал слова отца.

И сказал царь Руда рам:

- Сто лет назад жил в Бхарате царь Арака, который правил городом-государством Нанда.

И вот полюбил царь Арака пить винный спирт-сому, вдыхать и жевать ароматы опийного мака.

Каков царь - такое и государство.

Каков разум царя - такой разум у государства.

Какое тело у царя - такое тело у государства.

В городе Нанда все начали пить вино и вдыхать ароматы опия.

Через год крестьяне перестали сеять, воины - защищать крестьян, Учителя перестали учить детей, лекари перестали лечить людей. Женщины стали рожать детей спиртного дождя, детей безумных, детей-уродов.

От горя и ненависти женщины тоже стали пить вино, и стали умирать, и стали воровать, и стали продавать свое тело.

Жрецы замолчали. Убийцы заговорили.

Был собран Совет жрецов храма Солнца.

Жрецы сидели. Жрецы молчали., Все знали, что Арака - сын самого мудрого и самого доброго знахаря Кадамбы.

Седой старик молчал. Великий мудрец думал о будущем.

Великий знахарь вспоминал своего единственного сына Араку.

Затем в звенящей тишине залы мудрости громко, четко, ясно прозвучали слова жреца Кадамбы, слова закона Кадамбы:

«Во имя Матери Матерей, во имя женщины - сущности Вселенной, во имя продолжения рода нужно уничтожить город Нанда и его жителей. Нужно уничтожить царя Арака и его род. Нужно уничтожить всех воинов, мудрецов, знахарей, ученых города Нанда за то, что они перешли границу разума Ариев.

Нужно знать границы разума. Нельзя переходить границы достоинства разума.

Нельзя переходить границы чести разума».

Через три часа город-государство Нанда окружили воины-Ед-Горы, воины всадники красного Солнца, воины карающего меча Ариев. * В час рассвета города Нанды не стало. Город сожгли.

Жителей города уничтожили. В живых оставили только детей.

В живых оставили только стариков. В живых оставили только коров.

С тех пор все Арии знают, где проходит граница разума свободного человека, граница меры пития вина, граница, за которой прекращается род семьи, племени, народа, государства/ человечества, граница, за которой начинают властвовать силы Марутов- пожирателей мироздания, граница, которую провел самый добрый, самый мудрый человек Бхараты - лекарь Кадамба.

Дар посмотрел на лица женщин - они стали меняться. Дар посмотрел на небо приближался рассвет.

Среди спасенных детей города Нанда, спасенных от чумы опия, спасенных от проказы винного спирта был новорожденный мальчик по имени Матхура.

Мальчик-сирота Матхура стал одним из десяти сыновей-учеников лекаря Кадамбы. В семь лет Матхура досконально изучил и знал анатомию земного гела человека. В девять лет Матхура знал строение космического человека, шал его энергетические реки-Нади, энергетические озера-чакры, энергетические сгусткимудры.

В четырнадцать лет ученик Кадамбы совершил трепанацию черепа.

В семнадцать лет Матхура сказал:

- Есть болезнь - есть лекарство. Есть яд - есть противоядие.

За десять лет юноша Матхура излечил тысячи и тысячи людей.

Люди Бхараты говорили, что когда приходит Матхура, уходят болезни.

В двадцать семь лет Матхура бросил лечить людей и ушел в джунгли, ГД1 стал араньяком - лесным ученым.

Шесть лет никто не видел великого лекаря.

Шесть лет его скрывали красные джунгли.

В начале месяца Чайтра к ступеням храма Солнца города Канчипурама ицдошел худой, дрожащий, загорелый до черноты, седой человек.

На пятой ступени храма человек упал на колени, и его Душа полетела и 11обо.

Жрецы храма нашли в переметной суме странника рукопись.

Прочитав знаки на пергаменте, они поняли, что это был Матхура.

И поняли жрецы храма Солнца, что шесть лет араньяк Матхура изучал шийства опийного мака, изучал на своем теле, разуме, Духе, изучал, испытании нес муки Ада опия, изучал, убивая свою жизнь.

И поняли жрецы храма Солнца, что Матхура нашел лекарство для лечении (юлезни разума, зараженного безумием опийного мака.

1'пзум Матхуры победил разум болезни.

Любовь Матхуры победила ненависть мака.

Тело араньяка предали священному огню.

(пиния араньяка сохранили в храме Солнца.

Земля Аст-Ра Зерна Матхуры было разрешено применять только для спасения женщин и детей.

Зерна Матхуры хранили только Учителя-лекари.

Жрецы храма Солнца сказали: опийный мак, винный спирт есть боль и страдание человека, гибель и вырождение человека.

Опий есть золото. Золото есть власть. Власть есть война.

Пятая Веда говорит: нужно уничтожить тех, кому гибель человека приносит прибыль.

Нужно уничтожить тех правителей, жрецов, воинов, торговцев, кому приносит прибыль война, опий, рабство. Нужно уничтожить тех, кому приносит прибыль невежество, алчность, ненависть.

Нужно знать границы человеческого достоинства. Нельзя переходить границы человеческой чести. Свободный знает границы достоинства человека.

Арий знает, что человечество - это МЫ. Раб не знает границ достоинства человека. Для Арийца человечество - это Я.

В сиреневых, прохладных сумерках летнего утра девять воинов сострадания Ашта, Муладхара, Свадхистхана, Манипура, Анахата, Вишудха, Ад-жна, Сар и Дар - смотрели на застывшие, каменные, бледные лица женщин, закопанных в землю.

Ашта посмотрела на своих учеников:

- Как только полоса света ляжет на лица, начинайте выкапывать. Сначала разогревание. Затем - массаж сердца, легких, печени. Затем - массаж исцеляющего Агни.

Ашта сурово посмотрела. Ученики сурово кивнули.

Медленно, плавно, торжественно из-за Западных вершин гор Джина, из-за Западных отрогов скалы Джайна поднималось багровое, дрожащее космическое зарево. Медленно всплывало красное Солнце-Отец, Солнце-царь, Солнце-Бог.

Фиолетовые горы, зеленые скалы, темные хребты становились оранжевыми, розовыми, изумрудными, желтыми, смеющимися.

Затрепетали, зарумянились, покраснели прекрасные перистые девушки-облака. И закричали, и полетели, и взмыли вверх поющие птицы.

Медленно плыло солнце по лицам женщин, плавно ложилось на мраморные маски. Синие волосы стали золотыми. Белая кожа стала розовой. Застывшие глаза засветились. Из раскрытых алых губ вместе с выдохом полетели в небо последние струи сизого дыма опия.

Замерли ученики. Замер Дар. Улыбалась Ашта.

Это были другие женщины. Это были новорожденные женщины.

Это были Матери Матерей.

И вдруг Дар увидел на лицах женщин алмазные слезы, нежные слова, боль и радость сердца юноши-араньяка из красных джунглей, юноши с глазами Вселенной, юноши по имени Матхура.

Земля Аст-Ра Ашта хлопнула в ладоши. Видение исчезло. Началась работа.

Загорелись огни девяти громадных костров радости.

Забулькали травяные бульоны в девяти громадных котлах-казанах.

Задрожала-закипела-забурлила кровь жизни, молоко жизни в телах обнаженных, прекрасных женщин, которых положили на мягкие одеяла, укрыли разноцветными одеялами и поили, словно детей, великим травяным супом Ашты, вкусным, пахучим бульоном Ашты - Матери Матерей с берегов Белого озера, матери по имени Аксинья.

Когда Дар уходил, он обнял Ашту:

- Вы - настоящая Мать, Ашта! Пусть солнце Любви всегда будет с Вами!

- Мир тебе, Дар - сын Рударама. Мир тебе, сыночек!

Воин в красном, истрепанном, пыльном плаще уходил из ущелья Кай-Ра.

Седая, мудрая женщина, сняв с головы платок, смотрела ему вслед. В уголках глаз матери Ашты спрятались алмазные слезы - вечные, святые слезы матерей, ждущих с войны своих сыновей, ждущих, верящих, любящих сегодня, завтра, всегда через всю Вселенную, через все мироздание, через тысячи и тысячи миров людей и Богов.

*** В желтом мареве полдня через Восточные ворота-Грифоны в город Ту-(ор пришел путник в красном плаще.

Город-государство, город-крепость, город-столица долины Чу плавился, кипел, горел, пузырился, задыхался, стонал от липкой, соленой, режущей i фадной жары угольных мостовых, кварцевых стен, улиц-площадей.

Медленно, спокойно, созерцательно ходил по городу воин Дар.

Он шел мимо рынков, храмов, фонтанов, криков, стонов, проклятий.

Он шел рядом с голосами людей Египта, Сирии, Греции, Согдианы, Бал-.|, Аравии, Рима, Рума, Иудеи, Израиля, Александрии, Эфеса. Он шел вдоль i н!н камней и стен одиночества, улиц-теней и теней-людей.

Шел час за часом, шел по лабиринту разума жителей Тусора, шел мед-пенно, спокойно, созерцательно.

Город Тусор был городом торговцев.

Здесь продавали собак, женщин, воду, ковры, любовь, оружие, кошек, дпюй, надежду, веера, попугаев, веру, лошадей, ткани, будущее, опиум, меч-iw, ic-леги, верблюдов, сны, Днем и ночью на рынках и площадях здесь покупали, оценивали, продавили, брали в залог, брали за долги ученых и книги, молодость и тело, рабов и 1нь, красоту и весну, поэтов и стихи, работу и грезы, судьбы и слезы, 1Ме и дома.

м) Земля Аст-Ра Ш Город Тусор был городом воров.

Соблюдая законы, соблюдая правила, соблюдая порядок, здесь богатые воровали у бедных, бедные воровали у нищих, нищие воровали у бездомных, бездомные воровали у рабов.

Город Тусор был городом убийц.

Здесь при свете дня, при свете луны богатые убивали богатых, бедные убивали бедных, больные убивали лекарей, лекари убивали больных.

Здесь дети убивали родителей. Здесь родители убивали детей.

Здесь душили, резали, жгли, травили за горсть золота, за горсть опиума, за горсть славы, власти, наслаждения.

Город Тусор был городом большой Веры.

В каморках, во дворцах, в храмах, в стенах домов спящих собак, в стенах серого одиночества, в стенах похоти, в стенах высокомерия здесь верили в силу одного Бога на земле - Бога золота, Бога опиума, Бога власти.

Город Тусор был городом страха липкого, потного, желчного страха за свои богатства и наслаждения, за будущее и прошлое, за свою жизнь, бегущую по кругу, за свое тело при свете свечи, за свое гниющее Я, МНЕ, МОЕ, которое ненавидело, презирало, уничтожало иное Я, МНЕ, МОЕ.

Жители Тусора любили свой город. Жители Тусора ненавидели свой город.

До заката солнца ходил по городу воин в красном плаще. До первых сумерек он бродил по облакам своих мыслей. Он не думал о городе. Он не думал о его жителях. Здесь все было просто.

Про этих людей можно было сказать одно: родились, торговали, убивали, наслаждались, дрожали, умерли.

Это была жизнь червей. Это была жизнь гниющего разума. Это была пыль рабского тела и Духа.

Дар размышлял о звездной дороге человека. Дар размышлял о лунных дорогах Ратри. Дар размышлял, пока не услышал плач на дереве.

Дар посмотрел по сторонам. Он был на окраине города. Перед ним было черное, высохшее дерево. На дереве было гнездо. В гнезде плакал человек. Сделав шагпрыжок Богомола, Дар взлетел и оказался на ветвях старого сгоревшего ствола колючего вяза.

' Здесь он увидел маленького человека. Здесь он увидел Лаби.

Земля Аст-Ра В городе Тусоре, среди армии безумных, бродяг, нищих, среди армии униженных, ограбленных, оскорбленных, на окраине городской свалки, на окраине-помоях жил в гнезде на дереве человек по имени Лаби.

У него был рост ребенка. У него был разум ребенка. У него были мечты ребенка.

Никто не знал его родителей. Никто не знал его родных. Никто не знал, как он появился на окраине.

Лаби ел отбросы харчевен рынка. Лаби пил воду сточных канав. Лаби спал на дереве.

Жители города Тусора били его, гоняли его, презирали его. Над ним издевались, его пинали, резали. Его тело прижигали. Его голову разбивали. В его глаза плевали. Над ним всегда висел, летел, стоял кулак, пинок, хохот.

У Лаби была большая сморщенная голова - след от вылитого на него кипятка. У Лаби были большие изорванные руки - след от бродячих собак. V Лаби были большие разбитые ступни - след постоянного бега от ударов.

Увидев на краю своего дома-гнезда страшного, лохматого человека с юрящими глазами-углями, Лаби задрожал, Лаби заплакал.

Сегодня его хотели повесить опийные юноши. Сегодня его хотела переехать телега пьяного. Сегодня его хотела утопить безумная женщина.

Лаби закрыл глаза. Он больше не хотел жить.

Лаби закрыл руками голову. Он больше не хотел видеть людей.

Внезапно Лаби услышал смех - громкий, открытый, апрельский. Он открыл глаза и посмотрел в лицо страшного красного человека, у и порога в голосе было солнце.

Смех спросил у Лаби:

- Давно ты сидишь в гнезде?

- Давно.

- Пришло время летать.

И Лаби полетел вверх. И Лаби увидел первые звезды. И Лаби увидел И|И.|111И ДОМОВ.

11о улицам ночного, светящегося, шумного, опийного города Тусора шли дине воин в красном плаще и нищий в разноцветных лохмотьях.

Впервые Лаби шел, подняв голову. Впервые маленький человек видел щ людей. Впервые никто не кричал и не бил его. Впервые он дышал сводит Впервые он знал, что у него есть брат по имени Дар.

Пройдя восемь кварталов, пройдя три площади, пройдя улицы медни-......дельщиков, гончаров, Дар и Лаби нашли дом ученого человека Ратана.

Земля Аст-Ра @дШШШШёЖШШШ^^^^^^^^^^ Резные ворота из тиса им открыл ученик Ратана - худой юноша по имени Парвиз.

Парвиз поклонился гостям:

- Мир вам, посланники Неба. Мир вам, посланники Бога.

Учитель Ратан болен.

Что мне ему передать? Дар внимательно посмотрел в заплаканные глаза ученика:

-Слушай меня внимательно, юноша.

Сейчас ты искупаешь Лаби, накормишь его и напоишь горячим чаем. Пока он будет ужинать, приготовь повозку и лошадей для дальней дороги. У тебя есть один час. Где Учитель?

- На крыше.

Дар посмотрел на Лаби:

- Лаби, иди с этим человеком. Он тоже твой брат.

- Брат!

Маленький нищий подошел и, взмахнув руками, торжественно обнял долговязого, изумленного ученика Парвиза.

На широкой, плоской, глиняной крыше дома, которая служила ученому кабинетом, спальней и библиотекой, вели беседу Дар и Ратан.

Оказалось, что сегодня утром пропала приемная дочь ученого человека, девушка по имени Нора.

Из-за этого лицо Ратана было землистого цвета.

Из-за этого у него болело сердце.

Из-за этого были заплаканы глаза влюбленного в дочь Учителя юноши Парвиза.

Выслушав слова печального ученого, Дар задал один вопрос:

- Кто хозяин города Тусора?

- В городе четыре хозяина.

В Северной части это Джага. Он хозяин опиума долины Чу. Его дворец находится на холме Сур, рядом с рекой Сона. Джага - хозяин караванов. У него свои отряды, своя охрана, свои палачи.

Хозяин Южной стороны города - Афон с реки Хаш. Это рабовладелец. Хозяин трех невольничьих рынков. У него тоже свои караваны, своя армия, свое золото.

Восточная часть города принадлежит Лага. Восточная часть - это окраина. Там, в катакомбах, обитают нищие, воры, убийцы, беглые каторжники. В той стороне находятся все игорные дома и курильни.

Западный город - это гора Рубин. Там, в скальных пещерах, в скальных храмах обитают монахи ордена Мару. Имя магистра ордена - Шенар. Это странный орден. Это странные монахи. Их боятся горожане, их боятся люди Джага, Афона, Лага.

тшШт®^^^^^^^^^^ШШШШШШ) Земля Аст-Ра Четыре хозяина города имеют между собой соглашение. Каждый занимается своим делом и не мешает другим. Есть в нашем городе глава. Есть Совет, суд, охрана. Есть ученые, поэты, портные, сапожники, прачки.

Все знают, кто хозяева города. Все знают, на кого они работают.

Хранитель свитков замолчал.

Он смотрел на черное, густое небо.

Он смотрел на круг полной желтой луны.

Затем он продолжил:

- Приходил человек-Ваю. Он сказал, что Вы ищете воина Одина. Вот карта земель Ахура-Мазды. Вот земли Чу. Вот озеро Хаш.

С Востока начинается хребет Джуга-Ра.

Между озером Хаш и хребтом Джуга-Ра есть проход Шанкара, который ведет к хребту То-Ра.

У подножия хребта То-Ра стоит на каменном холме башня Одина.

Последний раз я видел воина Одина пятнадцать лет назад. Ему было тяжело, что-то беспокоило его разум. Он оставил мне на воспитание свою дочь I lopy, оставил золото, а я не смог сберечь его сокровище.

Сострадание есть боль сердца. Сострадание есть боль Духа. Сострадание есть ненависть к рабству.

Дар поднял руку:

- Сегодня Вы уедете из города по Восточной дороге.

Три дня Вы будете ждать меня в храме Бога Вишну на горе Парашурама.

II пи меня не будет, идите в земли Таджа, в долину Явана. Там Вас ждут в «|ыме Солнца.

- А как быть с дочерью Одина? Как быть с моими родными и близкими? 1 и быть с моими книгами?

- С Вами поедет человек по имени Лаби. Берегите его. Берегите свое и»|)дце.

Мир Вам, человек книги. Мир Вам и здоровье всем!

Мир Вам, воин, идущий к Солнцу.

Во дворе дома Дар осмотрел запряженную повозку. Посмотрел на креп-ii |)ных лошадей. Посмотрел на небо.

Становилось холодно, зыбко, сумрачно.

с Востока надвигалась селевая буря-смерч.

с Востока летели темные, грузные дождевые облака.

с Востока на лицо новой луны ложилось черное, жирное пятно липкой 1 Земля Аст-Ра ^^^^^^^^^^ШШШШ^^^^^^Ш В городском Совете Тусора, между управой земельных налогов и управой водных каналов, в узкой каморке-закутке работал писарь Дека.

Это был высокий, тощий, нескладный юноша восемнадцати лет, очень старательный и очень рассеянный.

Дека был одним из тех людей, которые находят ямы в поле, находят стены в пустыне, находят алмазы в болотах. Дека был сиротой. Дека был человеком с вечным удивлением на открытом лице, с бесконечно странным разумом и сердцем разноцветного детства.

Писарь Дека вел летопись города Тусора, вел летопись землетрясений, наводнений, ураганов, вел летопись больших событий, больших людей, больших торжеств.

Поздно ночью, при свете масляной лампады, в каморке городской управы писарь Дека сделал первую из своих последних записей в книге летописей города Тусора, что стоит на реках Хаш и Сона.

Писарь Дека написал:

«Сегодня и сейчас. Всегда и везде.

Сегодня ночью числа двадцать пятого мая 533 года от рождества Христова в городе разразилась страшная гроза, и пошел долгожданный ливень.

Утром случилось страшное событие. Утром случилось ужасное событие. Стражи дозора утра нашли на площади Южной стороны тело убитого хозяина опиума Джаги и десять его главных советников. Джага был убит ночью, и в то же время были сожжены его дворец, сады, склады и амбары, находящиеся на реке Сона.

В полдень стражи дневного дозора нашли на площади Северной стороны повешенное тело Афона - хозяина рабов, хозяина Южной стороны. Рядом лежали десять самых свирепых палачей Афона, лежали без голов.

На свободе оказались более трех тысяч рабов. Они захватили оружие и сожгли свое подземелье, рынок рабов, дворец Афона.

На реке Хаш произошли первые столкновения рабов и городской стражи, людей опиума и людей-рабов.

Жители города испуганы. Жители города в панике».

«Сегодня и сейчас. Всегда и везде.

Сегодня двадцать шестое мая 533 года от рождества Христова.

В городе Тусоре идет война - война армии Джаги с армией Афона, война рабов за выход из города, война окраины с пещерами Амбара.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«ГЕЛИОГЕОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК 14, 31 – 45, 2016 ТЕХНОЛОГИИ И РЕЗУЛЬТАТЫ ЗОНДИРОВАНИЯ ИОНОСФЕРЫ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ РАДИОВОЛН УДК 50.388.2 МОНИТОРИНГ ИОНОСФЕРЫ В АРКТИКЕ НА ОСНОВЕ СПУТНИКОВЫХ ИОНОЗОНДОВ Н.П. Данилкин, Г.А. Жбанков, С....»

«Аукционный дом и художественная галерея "ЛИТФОНД" Аукцион XLI СОВЕТСКОМУ КИНО ПОСВЯЩАЕТСЯ. АУКЦИОН РЕДКИХ КИНОПЛАКАТОВ И АФИШ 2 февраля 2017 года в 19:00 Предаукционный показ с 10 января по 1 февраля с 11 до 20 часов Сбор гостей с 18:00 (кроме воскресенья и понедельника) по адресу: Москва, Нижний Ки...»

«1–2 2016 ISSN 1993-9477 Работы художниЦы ЕЛЕны ЛяЛиной "Ангел над городом" "Морозный вечер в деревне" "ЛиКи зимы" стр. 190 ВОЛГА XXI Век 1–2 Литературно-художественный журнал РЕДКОЛЛЕГИЯ: А. Ю.Аврутин – член Союза писателей Беларуси (Минск) А. Б.Амусин – член Союза писателей России, председатель Ассоциации Саратовских Писателей А....»

«УДК 821.111-31(73) ББК 84(7Сое)-44 Х37 Серия "Зарубежная классика" Ernest Hemingway FOR WHOM THE BELL TOLLS Перевод с английского И. Дорониной Серийное оформление А. Кудрявцева Печатается с разрешения Hemingway Foreign Rights Trust и литературного агентства Fort Ross, Inc. Хемингуэй, Эрнест. Х37 По ком звонит колокол : [роман] / Эрнест Хемингуэй...»

«a t. Пиппин lliiiiiiiiiii iiiiiiiii i t t i t t n i iaaaaaa 11Ш 1 aaaaaa Л.И. Дубровин ::::h i: М. А. Преображенская ••и и •• О ЧЕМ ГОВОРИТ: •.•(•itcniiaitlifxooi КАРТА Mi. •i•ti"iiiiiaiiiiiaaiii*l|(l • • a a a a a a a l •" • " • • • • • •• •" Il l " • •••Kiiiiiiiia....»

«мосты ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ ТОВАРИЩЕСТВО ЗАРУБЕЖНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ BRCKEN Hefte fr Literatur, Kunst und Politik BRIDGES Literary-artistik and social-political almanach I. Baschkirzew Buchd...»

«ЖАДАНОВ Ю. А., САВИНА В. В. Концепт брака в романе Дорис Лессинг "Браки между зонами Три, Четыре и Пять" Ю. Н. ЕГОРОВА, Л. П. КОПЕЙЦЕВА г. Мелитополь ФЕНОМЕН КАРНАВАЛА В МАССОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА ОКСАНЫ ЗАБУЖКО "МУЗЕЙ ЗАБРОШЕННЫХ СЕКРЕТОВ") В статье рассмотрен роман современной украинской писательн...»

«В.В. Романенко КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ СЕКСУАЛЬНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ В статье анализируется феномен женской проституции в контексте глобального общества потребления. С этой целью автором рассмотр...»

«Поклонение кресту. На обороте: Спас Нерукотворный (см. ил. 97). Конец XII в. Троица Ветхозаветныная Андреи Рублев 14221427 Троица Ветхозаветная 1411 (?) Троица Ветхозаветная Первая треть XVI в Деисус Середина XVI в. Название...»

«Владимир "Адольфыч" Нестеренко Чужая. Road Action Чужая: road action / Владимир ("Адольфыч") Нестеренко: Ад Маргинем; Москва; 2009 ISBN 5-91103-017-9 Аннотация Формально "Чужая" – это сценарий, но читается как захватывающий роман. 1990-е. Бандитский Киев. Бригада из четырех бойцов получает задание достав...»

«12-14 марта 2013 года в г. Белград (Республика Сербия) состоялось заседание сертификационного и инспекционного комитетов Европейской организации по аккредитации. Подробнее Заседание сертификационного и инспекционного комитетов прошло в соответствии с повесткой дня, согласованной присутствующ...»

«ISSN 0869-4362 Русский орнитологический журнал 2015, Том 24, Экспресс-выпуск 1213: 4073-4080 К вопросу о видовом разнообразии орнитофауны Уфимского полуострова в эпоху раннего средневековья (по материалам "Гор...»

«Ялаббас Сонун Китаба йазычынын отуз иллик бир дюврц ящатя едян ядяби йарадыъылыьынын илк башланьыъы. нцмуняляриндян тутмуш, сон ясярляриняъян йенидян ишлянмиш повест вя щекайяляринин (повест вя бир гисми дахил едилмишдир. щекайяляр) YYSQ v www.kitabxana.net – Milli Virtual Kitabxanann elektron nri N 74 YYSQ v...»

«Лоты № 64–142 Шедевры русского книгопечатания Антикварные галереи "КАБИНЕТЪ" Собко Н.П. Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882 г. Содержащий более 250 фотолитографий, воспроизведенных гг. Скамони и Честермэном большую частью с оригинальных рисунков, с приложением 160 биографических за...»

«2 Введение Литература народов России как важнейшая часть мировой литературы. Образование собственно национальных литератур и их развитие. Роль фольклора и традиций русской классической литературы в разв...»

«Игры Господа Чайтаньи Махапрабху Мадхья-лила, том второй главы 7-11 Его Божественная Милость А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада ачарья-основатель Международного общества сознания Кришны "Шри Чайтанья-чаритамрита", написанная Шрилой Кришнадасом Кави раджей Госвами, является главным трудом, повествующим о жизни Шри...»

«Лев Николаевич Толстой Война и мир. Книга 2 Серия "Война и мир", книга 2 Текст предоставлен издательством "АСТ" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=151877 Война и мир. Книга 2. Тома 3 и 4: АСТ; Москва; 2005 ISBN 5-17-006410-1, 5-17-013297-2 Аннотация В книгу вошли третий и четвертый тома романа "Война и мир" – одного из...»

«Борис Акунин Азазель Серия "Приключения Эраста Фандорина", книга 1 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=118392 Аннотация "Азазель" – первый роман из серии о необыкновенном сыщике Эрасте Фандорине. Ему всего двадцать лет, но он удачлив, бесстрашен, благороден...»

«Аукционный дом и художественная галерея "ЛИТФОНД" Аукцион XXV ВЕСЬ ЧЕХОВ И ДРУГИЕ РЕДКИЕ КНИГИ, АВТОГРАФЫ, ФОТОГРАФИИ И ПЛАКАТЫ 29 сентября 2016 года в 19:00 Предаукционный показ с 20 по 28 сентября с 11 до 20 часов Сбор гостей с 18:00 (кроме воскресенья и понедельника) по адресу: Мо...»

«Пролог То, что вы держите в руках, можно назвать книгой-вызовом. Войти в сферу мечты по замыслу и под водительством Святого Духа – это невероятный вызов. Если мы сделаем этот шаг, мы попадем в мир, в который невозможно попасть человеческими усилиями, а только через чудодейственные Божьи руки. В книге "Ме...»

«Серия Библиотека Пушкинского Дома В. Е. Ветловская Роман Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы" ИЗДАТЕЛЬСТВО дом" "ПУШКИНСКИЙ Санкт-Петербург УДК 82/821.0 ББК83 В 39 Ветловская В. Е. Роман Ф. М. Достоевского "Братья Карамазовы". — СПб.: Издательство "Пушкинский До...»

«Авторское вступление Наследство, что в стихах оставил В любовной лирике поэт, Где чувство нежное прославил, Волнует граждан много лет. И я, в тревоге и сомненьях, И с поэтическим волненьем: А будет ли читатель рад, Когда прочтет шесть строк подряд, И после этого представит Прелестный пол из светских дам, И чем закончится роман, Откуда мн...»

«л. толстой РАССКАЗЗЭЗ КОМИПЕРМГИЗ 1940 КУДЫМКАР л. толстой РАССКАЗЗЭЗ КОМИПЕРМГИЗ Кудымкар 1940 Перевод Н. Споровой и 8. Тетюевой Редактор П. А. Спорова Техредактор 3. Тетюева Корректор Ф. С. Яркова Сдано в набор 28/ІХ-40 г. Под...»

«"Литературные кубики": художественно-публицистический альманах Выпуск пятый, СПб, 2008 С.301-309 Татьяна Черниговская Возможно ли сознательное преображение, или то, что делает нас людьми, никакие абиссинцы с шумерами на своих счётах не отложат. ( к вопросу о свободе воли) О лик случайности – хозяйки кирпичей Вниз...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.