WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«Весь подвергавшийся анализу материал показывает, что определение в ненецком языке является несогласуемой с определяемым категорией. Случаи ...»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Весь подвергавшийся анализу материал показывает, что определение в ненецком языке

является несогласуемой с определяемым категорией. Случаи согласованной определительной

связи, встречающиеся в фольклоре и оригинальной художественной литературе, следует

рассматривать как особого рода параллелизмы (приемы художественной речи) — способ

закрепления тесной взаимосвязи двух слов.

Форма определения не зависит, таким образом, от формы определяемого. С другой

стороны, в ненецком языке отсутствует тот тип связи определения с определяемым, который характерен для ряда агглютинативных языков (в частности, языков тунгусско-манджурской группы), в которых определяемое всегда оформлено суффиксом личного притяжания, если имеющееся при нем определение выражает принадлежность 1.

Определение в ненецком языке принимает форму именительного или родительного падежей как беспритяжательного, так и лично-притяжательного склонения. Чёткую дифференциацию типов определения в зависимости от их формы установить нельзя.

Принадлежность обозначает и определение в форме основы, и определение в форме именительного падежа множественного числа, в то время как определение в форме родительного падежа в ряде случаев принадлежности не обозначает. По отсутствию чёткой градации употребления определения в форме именительного и родительного падежей (особенно в единственном числе) ненецкий язык полностью совпадает с нганасанским и энецким 2 и представляет собой большое своеобразие по сравнению с языками монгольскими 3 и даже близким ему селькупским.



Определение в формах именительного и родительного падежей лично-притяжательного склонения выражает обычно принадлежность 4.

Принадлежность обозначается также определением, выраженным личными и личноуказательными местоимениями. Определение, выраженное личными и лично-указательными местоимениями, сочетается всегда с определяемым в формах лично-притяжательного или лично-предназначительного склонений и служит для особого акцентирования принадлежности См. раздел «1.А. Общая характеристика определения при имени» комментарии к примерам (23, 24, 25).

См. заключения раздела 1.А.

См. там же Некоторым отклонением от этого обычного использования определения в формах именительного и родительного падежей л/пр.скл. являются случаи, когда оформленность определения лично-притяжательными суфффиксами именительного и родительного падежей служит особым приемом обращения к слушателю.

или предназначения, заключающихся в форме определяемого наряду с её падежным значением.

Весь изложенный материал, относящийся к категории определения, позволяет рассмотреть некоторые явления ненецкого языка в историческом аспекте.

Сопоставление материала, относящегося к приименному определению, с материалом, относящимся к приглагольному определению, показывает, что одни и те же формы служат и определением при имени, и определением при глаголе. В то же время некоторые формы выступают в роли определения только при имени, другие — только при глаголе.

Из форм определения, встречающихся как при имени, так и при глаголе, особого внимания заслуживают определения в формах основы и родительного падежа 1.

Возникает вопрос: чем объясняется то обстоятельство, что и определение при имени, и определение при глаголе имеют одни и те же формы?

Пытаясь ответить на этот вопрос, напомним о тех особенностях ненецкого глагола, о которых шла речь во «Введении».

Различаясь между собой не только по значению, но и морфологически (1 — глагольная основа, в отличие от именной, не может склоняться, 2 — именное сказуемое не образует ни видов, ни наклонений), имя и глагол в ненецком языке имеют, тем не менее, ряд общих черт:

1) Ряд основ являются одновременно и именными, и глагольными (примеры этому см.

«Введение. Момент 1»).

2) Ряд словообразовательных форм может быть образован как от именных, так и от глагольных основ с помощью одних и тех же формантов (примеры этому см. «Введение.

Момент 2»).

3) Именное сказуемое присоединяет к своей основе те же личные, числовые и временные показатели, что и глагольное сказуемое в непереходной форме (парадигму изменения имени и глагола в роли сказуемого см. «Введение. Момент 3») 2.

Ср. примеры (5-12, 14, 22, 36, 40-43, 56, 59, 60) в разделе «2.А. Имена существительно-прилагательные в роли определения при имени», примеры (1, 2, 16, 17, 19–21, 26, 27, 29) в разделе «3.А. Имена числительные в роли определения при имени», примеры (23, 29, 30) в разделе «4.А.4. Безлично-указательные местоимения в роли определения при имени», примеры (45, 46) в разделе «4.А.6. Вопросительные местоимения в роли определения при имени» с примерами (1, 3, 5–12, 15–18, 20, 21, 28–30) в разделе «2.Б. Имена существительно-прилагательные в роли определения при глаголе», с примерами (1–6, 14–16) в разделе «3.Б.

Имена числительные в роли определения при глаголе», с примерами (1-3) в разделе «4.Б.1. Безличноуказательные местоимения в роли определения при глаголе» и с примерами (8–10) в разделе «4.Б.3.

Вопросительные местоимения в роли определения при глаголе». (См. также «Выводы» по каждому из разделов.) Как уже указывалось, именное сказуемое, присоединяя те же личные, числовые и временные показатели, что и глагольное сказуемое, не образует ни видов, ни наклонений. Однако, есть доказательства того, что в прошлом использование имен в роли сказуемого было менее ограниченным. Ещё в XIX веке Кастреном отмечены такие формы, как: н'ис'агум (н'ис'а-гу-м) – я буду отцом, савагум (сава-гу-м) – я буду хорошим, в которых суффикс

4) Личные суффиксы переходной формы спряжения глагола полностью совпадают с притяжательными суффиксами имен (парадигмы изменения имени в именительном падеже лично-притяжательного склонения и глагола в переходной форме см. «Введение. Момент 4»).

С перечисленными выше чертами следует, как нам кажется, поставить в теснейшую связь и обычные для ненецкого языка сочетания глагольного определяемого с определением в формах основы и родительного падежа.

В этой связи интересно остановиться на системе спряжения ненецкого глагола в непереходной форме.

В основе образования личных форм времен глагола лежит 3-е лицо ед. ч. От формы 3-го лица ед. ч.

образуются все остальные личные формы:

йил'ес' – жить (основа йил'е-) йил’е-м – я живу йил’е-н – ты живёшь йил’е – он живет йил'е-н'и’ – мы (дв.) живём йил'е-д'и’ – вы (дв.) живёте йил'е-аха’ – они (дв.) живут йил'е-ва’ – мы живём йил'е-да’ – вы живёте йил'е-’ – они живут

–  –  –

вида неначатого действия гу присоединён к основам имен: н'ис'а – отец и сава – хороший (См. «Grammatik der Samojedischen Sprachen». St.-Petersburg, 1854, 106).

Форма 3-го лица ед.ч. является основой спряжения даже в тех случаях, когда она не совпадает с основой глагола.

амд'ос’ (основа амд'о) ‘сидеть’ амды-м – я сижу амды-н – ты сидишь амды – он сидит амды-н'и’ – мы (дв.) сидим амды-д'и’ – вы (дв.) сидите амды-аха’ – они (дв.) сидят амды-ва’ – мы сидим амды-да’ – вы сидите амды-’ – они сидят

–  –  –

Основа имени (за исключением вторых основ имен II склонения) является в ненецком языке формой именительного падежа ед.ч.б/пр. скл. Именительный пад. ед. ч. морфологически отличается от всех остальных падежей отсутствием падежного форматива, точно так же, как форма 3-го л. ед. ч. непереходного залога отличается от других личных форм отсутствием личного суффикса.

Из рассмотренного выше материала вполне очевидно, что в основе спряжения ненецкого глагола лежит форма, которая в неизменном виде выступает в значении 3-го л. ед. ч.

непереходого залога. Выступая в значении 3-го л. дв. и мн. числа, форма эта присоединяет к себе суффиксы, характеризующие число действующего лица, а в сочетании с именными основами — число предмета. Это служит лишним доказательством тому, что и в основе спряжения глагола, и в основе склонения имени лежит одна и та же форма.

На тот факт, что ненецкий глагол в своей основе представлял собой на определенном этапе развития языка Nomen verbale обратил внимание еще Кастрен, указавший, что «... сходство между обеими частями речи (именем и глаголом Н.Т.) покоится на том, что основа глагола есть по своей подлинной природе Nomen verbale.» (“Grammatik der samojedischen sprachen”, StPetersburg, 1854, 366).





В свете изложенного становятся понятными такие синтаксические конструкции, в которых определение при глаголе имеет формы основы и родительного падежа.

Сравни примеры:

1) (1, 2, 3, 11, 15, 16, 17) в разделе «2.Б. Имена существительные-прилагательные в роли определения при глаголе»:

сава йил'ева’ — мы живем богато (1) сава йил'е’ — они живут богато (2) хэд’ ил'ес' — он жил зловредно (3) т'орсавэй санай’— с криком вскочил (11) с'ис'у’ ылмы — пеной покрылись (15) хэв' пангалмы’ — кровью наполняются (16) т'орсавэй’ с'урб'и — с криком бежит (17) 2) (1, 3, 5, 14, 16) в разделе «3.Б. Имена числительные в роли определения при глаголе»:

об’ с'арц'ей’– разом закричала (1) об’ с'урбыв’ – я разом подбежал (1) н'ахар’ с'урхалй’ – трижды повернулся (3) йуд т'ор'ебт'ей’ – десять раз крикнул (5) н'яб'имд'ей тол'ц'еда – вторично подбежала-вплотную (14) н'урт'ей това’ – мы приехали впервые (16) 3) (1, 3) в разделе «4.Б.1. Безлично-указательные местоимения в роли определения при глаголе»:

та тэвы’ – тут дошел (1) та ма – тут сказал (3) 4) (8, 9, 10) в разделе «4.Б.3. Вопросительные местоимения в роли определения при глаголе»:

амгэ йус'едан? - почему лежишь? (8) амгэ н'ин йэдэрц'ету’? - почему не сходишь? (9) амгэ тэвын? - зачем ты пришел? (10) с примерами:

1) (5, 6, 14, 36, 49) в разделе «2.А. Имена существительно-прилагательные в роли определения при имени»:

сава мунда – хороший звук его (5) хэд’ хиб'а – зловредный человек (6) ац'екэсавэй н'е – женщина с ребенком (14) Маг’ нисада – отец Мянгга (36) йав’ хэн'ом - морской промысел (40) 2) (1, 17, 20, 31, 34) в разделе «3.А. Имена числительные в роли определения при имени»:

об’ эдал'ода - один едущий на легковой нарте (1) н'ахар’ м'удм - три аргиша (17) н'ахар’ м'адм - три чума (17) йуд по - десять лет (20) н'аб'имд'ей йал'ахана - на другой день (31) н'урт'ей пр'изм - первый приз (34) 3) (23, 30) в разделе «4.А.4. Безлично-указательные местоимения в роли определения при имени»:

та ар - такой большой (23) там'ан сава - такой хороший (30) 4) (45, 46) в разделе «4.А.6. Вопросительные местоимения в роли определения при имени»:

амгэ п'ил'нз'ахамда - какого страшного (45) амгэ йахана - в каком месте (46) Единством формы, лежащей в основе склонения имен и спряжения глаголов в ненецком языке, объясняется тот факт, что присоединяемые к глаголам в переходной форме личные суффиксы вполне тождествены с лично-притяжательными суффиксами имен.

Нам представляетя вероятным, что и те и другие суффиксы являются по своему происхождению оформителями одной и той же категории — категории принадлежности В таком предположении убеждает нас наличие в ненецком языке конструкций, в которых имя, выражающее в предложении сказуемое, оформляется теми же суффиксами, что и глагол в переходной форме.

(1) Ман' та мал'гана йу' повас' – В то время мне было десять лет (досл. в то время десять год-мой-был).

Та мал'гана йу' порас' – В то время тебе было десять лет (досл. в то время десять годтвой-был).

Та мал'гана йу' подас' – В то время ему было десять лет (досл. в то время десять годего-был) 1.

Суфиксы -вас', -рас', -дас' и т.д. в этих конструкциях слагаются из притяжательных суффиксов (-в, -р, -да) 2 и суффикса прошедшего времени -с' и имеют значение принадлежности в прошлом 3.

Ср. повас' – год-мой-был ханавас' – я-увез-его порас' – год-твой-был ханарас' – ты-увез-его подас' – год-его-был ханадас' – он-увез-его Ср. например с предложением Сян пор? – ‘Сколько тебе лет (досл. сколько год-твой)?’, по-р – ‘твой год’.

О том, что присоединяемые к основам глаголов в переходной форме личные суффиксы не являются по своему происхождению показателями переходности, говорит так же то обстоятельство, что суффиксы эти в ряде случаев присоединяются к глаголам непереходным.

Например:

вар'ил'ибт'е-в – я побежал вар'ил'ибт'е-м'и’ – мы (дв.) побежали вар'ил'ибт'е-ва’ – мы побежали вар'ил'ибт'е-р – ты побежал вар'ил'ибт'е-р'и’ – вы (дв.) побежали вар'ил'ибт'е-да’ – вы побежали вар'ил'ибт'е-да – он побежал вар'ил'ибт'е-д'и’ – они (дв.) побежали вар'ил'ибт'е-до’ – они побежали То, что переходные формы глагола имеют единое происхождение с личнопритяжательными формами имен, яснее всего сказывается в синтаксических построениях, представленных:

1) примерами (5, 6, 7, 8, 10, 17, 19, 21, 28, 29) в разделе «2.Б. Имена существительноприлагательные в роли определения при глаголе»;

2) примерами (2, 4, 6, 15) в разделе «3.Б. Имена числительные в роли определения при глаголе»;

3) примерами (2) в разделе «4.Б.1. Безлично-указательные местоимения в роли определения при глаголе» и (6, 7) в «4.Б.2. Определительные местоимения в роли определения при глаголе».

Для уяснения значений всех перечисленных только что построений приведем параллели возможного их истолкования:

тыра ладада – кулаком (кулака, кулачно) ударил-он // кулака ударение-его, ын ханагув – луком (лука, лучно) увезу // лука будущее увезение-мое, хайерад йудада – солнцем (солнца, солнечно) пригрело // солнца пригревание-его, вэн хабарйеда – собакой (собака, собачно) погнал-он 1 // собаки погоняние-его, йес'амбой йес'евэда – железом (железо, железно) покрыл-он // железное покрытие-его, йид’ хамдйада – водой (воды, водно) полил-он 2 // воды поливание-его ныхыр'и’ ханагув – силой (силы-только) увезу // силы будущее увезение-мое тубц'и сапйада’ 3 – топорами (топоров) разрубили-они // топоров разрубление-их энда тапхалада – ногой своей (ноги-его) пнул // ноги-его пинание-его т'ивыда йуталп'ида – животом своим (живота-его) придавливает // живота-его придавливание-его йур’ нэкалада – сто натянул-он // сто натягивани-его матад ладада – шесть ударил-он // шесть ударений-его ока вад'ец'етыда – много рассказывал-он // многое обычное рассказывание-его самл'ас'имд'ей ладав – в пятый раз я-ударил // пятое ударение-мое Приведенные нами параллельные толкования рассмотренных сочетаний вскрывают семантическую связь между личными глагольными формами в переходном залоге и притяжательными формами имен.

Суффикс –й указывает на мн. ч. объекта действия ‘погнал-их’ (прим. ред.).

Суффикс –й указывает на мн. ч. объекта действия ‘полил-их’ (прим. ред.).

Суффикс –й указывает на мн. ч. объекта действия ‘разрубили-их’ (прим. ред.).

Выше было отмечено, что определени в ненецком языке выражается и именительным, и родительным падежами без того, чтобы в употреблении этих двух падежных форм выражения определения можно было бы провести сколь-либо четкую грань. Нам кажется, что и это явление может быть поставлено в связь с недифференцированностью на определенном этапе развития языка категории имени и категории глагола.

Отсутствие в ряде случаев четкого разграничения в употреблении именительного и родительного падежей прослеживается и в том, что одна и та же форма личных и личноуказательных местоимений служит в предложении и определением, и подлежащим. С этим же связано и то обстоятельство, что лично-указательные местоимения, выступая в роли подлежащего, имеют форму родительного падежа.

Недифференцированность имени и глагола сказывается в ненецком языке так же и в том, что наречие и деепричастие выступают как определения при имени, так и в роли определения при глаголе.

См.: 1) примеры (1, 3, 7, 8, 10, 12, 14, 17, 25, 26, 27, 28, 31, 32) в разделе «5.А. Наречия, в том числе деепричастия, в роли определения при имени».

2) примеры (1, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 22, 23, 24, 25, 26) в разделе «5.Б. Наречия, в том числе деепричастия, в роли определения при глаголе».

Весь подвергшийся анализу материал достаточно наглядно показывает, насколько близки в ненецком языке имя и глагол по своим морфологическим признакам. С этим связана и значительная близость имени и глагола в синтаксическом плане — в частности в отношении категории определения. Близость эта несомненно является отражением того этапа развития речи, когда имя и глагол не были дифференцированы.

В то же время, как это было уже отмечено выше, имя и глагол в ненецком языке по целому ряду морфологических признаков, обособлены друг от друга достаточно резко.

Обособленность имени от глагола находит свое отражение и в синтаксисе. Одним из случаев этого отражения является сочетание глагольного определяемого с именным определением в форме продольного падежа, неупотребительного (за редкими исключениеми) в сочетании с именным определяемым и являющегося отличительной особенностью глагольного определяемого. Как было отмечено, определение в форме продольного падежа употребляется наряду с определением в форме основы. Оформленность приглагольного определения суффиксом продольного падежа связана и с его большей синтаксической свободой по отношению к определяемому. Таким образом, как наличие общих черт, характеризующих определение при имени, с одной стороны, и определение при глаголе, с другой, так и наличие прослеживающихся между ними расхождений находят свое объяснение в закономерностях развития человеческой речи.

Общие черты, свойственный и определению при имени, и определению при глаголе, базируются на недифференцированности на определенном этапе развития речи имени и глагола.

С другой стороны, различия, прослеживающиеся между определением при имени и определением при глаголе, являются отражением происшедшего обособления имени и глагола в особобленные части речи.

Что касается определений в форме незначительно-превратительного падежа, то по своему происхождению они представляют собой сочетание основы имени с неопределеннодеепричастной формой глагола эс' быть (основа э) 1. В историческом плане сочетание глагольного определяемого с определением в форме незначительно-превратительного падежа были эквивалентны тем сочетанием глагола с неопределенно-деепричастной формой, о которых шла речь в «5.Б. Наречия в том числе, деепричастия в роли определения при глаголе».

Н'ахарэ йадалйад’ означало, таким образом, ‘три-будучи они пошли’;

т'етэ амдыд’ — ‘четыре-будучи они сели’;

окаэ йил'евац' — ‘многие-будучи мы жили’ и т.д.

Доказательством этому служит материал нганасанского и энецкого языков, в которых и в настоящее время понятия подобного рода образуются путем синтаксических сочетаний сответствующих количественных числительных с неопределенно-деепричастной формой глагола ‘быть’.

Ср.:

нганасанский энецкий ненецкий вдвоем (досл. ‘два будучи’) sidi ia side ei с'ид'аэ nagur ia 2 nehuђ 3 ei 4 втроем (досл. ‘три будучи’) н'ахарэ О том же свидетельствует, как нам кажется, и материал канинского говора ненецкого яыка, в котором понятие "вдвоем" выражается словом с'ид'ас', где с' - суфф. неопределеннодеепричастной формы, сохранившийся после обычной для этого говора утраты после гласного и стяжения следующего за гласного звука: с'ид'ас' ора - они едят вдвоем.

У глаголов I спряжения суффикс неопределенно-деепричастный формы с' часто опускается, почему неопределенно-деепричастная форма совпадает в этих случаях с основой глагола.

Прокофьев Г.Н. Нганасанский (тавгийский) диалект, с. 68.

По техническим причинам буква ‘Гортанный смычный звук’ Единого Северного алфавита передается знаком ђ.

Прокофьев Г.Н. Энецкий (енисейско-самоедский) диалект, с. 85.

Ср.:

амгээ с'ийегудмд'и- зачем мне врать? (бз) и амгэс' с'ийегумд'и - зачем мне врать? (кан.) Несмотря на рассмотренные только что случаи, в которых определение при глаголе отличается от определения при имени, имеются, как нам кажется, все основания для параллельного их рассмотрения. На это наталкивает сам материал ненецкого языка, наглядно иллюстрирующий единый путь развития данной синтактической категории, единство на определенном этапе развития человеческой речи имени и глагола в морфологии и, связанная с

Похожие работы:

«© 2014 г. А. М. Новичихин К ПРЕДЫСТОРИИ СКИФО-СИНДСКИХ ОТНОШЕНИЙ Анализ античной литературной традиции, повествующей о войне скифов с рабами или потомками "слепых рабов", дает основания сопоставить это событие с произошедшим в позднем брон...»

«Список школьной литературы 5-6 класс Иван Тургенев Муму "Public Domain" Тургенев И. С. Муму / И. С. Тургенев — "Public Domain", 1854 — (Список школьной литературы 5-6 класс) ISBN 978-5-457-11182-0 Рассказ "Муму" был написан И.С.Тургеневым (1818–1883) весной 1852 г....»

«ПРИЛОЖЕНИЕ • г. © 2009 BIO~ КAI МAPТYPION T.QN ArI.QN МAPТYP.QN ГАЛАКТI.QNО~ КAI ЕПI~ТНМШ: ЖИЗНЬ И МУЧЕНИЧЕСТВО СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ ГАЛАКТИОНА И ЭПИСТИМЫ Вступительная статья, перевод с древнегреческого, комментарий, критическое ИЗ­ дание греческого текста и исследовани...»

«schien, wenn ich ihn nicht niederschrieb [3:90] "Последнее письмо. его из меня, прости за выражение, вырвало;. оно. предстало мне. как одно-единственное, какой-то страшной силой сжатое предложение, которое, казалось, готово убить меня на месте, если я его не запишу" [2:5...»

«Назад к СИ Жиль Дове Оглавление Приложение. Итальянская Левая и Ситуационистский Интернационал: разница акцентов 7 В 2000 году "общество спектакля" стало сверхмодным понятием, конечно, не настолько популярным и известным, как "кл...»

«Московский государственный музей "Дом Бурганова" М.А. Бурганова доктор искусствоведения, профессор Московского государственного художественно-промышленного университета им. С.Г. Строганова Суровый стиль. Прямая речь Суровый стиль в искусстве 60-х годов ХХ века начался не...»

«Управление образования администрации Ильинского муниципального района МКОУ "Чёрмозская средняя общеобразовательная школа им. В. Ершова" "Согласовано" "Утверждено" Заместитель Руководитель МКОУ директора по УВР "ЧСОШ им. В. Ершова" _/О. Б. Романова/ _/И. Н. Петрова/ Ф.И.О. Ф.И.О. Приказ № _ от...»

«В. М. Калинкин (Донецк) УДК 811.161.1:81’373.2 ПОЭТОНИМОСФЕРА РАССКАЗА А. П. ЧЕХОВА "ТРАГИК" Реферат.  Описаны собственные имена одного из ранних рассказов А. П. Чехова.  Представлены наблюдения над их функционированием и размышления, касающиеся структуры и свойств поэтонимосферы рассказа. Ключевые ...»










 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.