WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

«ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 3 Сравнения в русской поэзии XVIII века © В.Б. СОРОКИН, кандидат философских наук В статье анализируется ценностный аспект ...»

ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 3

Сравнения в русской поэзии XVIII века

© В.Б. СОРОКИН,

кандидат философских наук

В статье анализируется ценностный аспект образного состава сравнений в разных жанрах русской поэзии ХVIII века.

Ключевые слова: русская поэзия ХVIII века, ода, элегия, каскады сравнений, мотив терпящего бедствие корабля.

«Сравнение – это одно из самых распространенных средств изобразительности [1. С. 141], «один из самых частых элементов речи»

[2. С. 385]. «Сравнение – один из важнейших способов познания действительности… Путем сравнения человек издавна постигал окружающий мир: сопоставление неизвестного или малоизвестного с известным и хорошо знакомым – один из древнейших и надежнейших способов наименования», – пишут составители «Большого словаря народных сравнений» [3. С. 4]. В.З. Санников перечисляет задачи, которые решает сравнение: «Это не только познавательная (определить новое или малознакомое через общеизвестное), не только “ораторская” (убедить слушателя объединением двух общеизвестных понятий), не только художественно-изобразительная (заставить слушателя живо представить себе описываемое)», и особо выделяет его композиционную роль:

«сравнение – основной художественный прием, определяющий иногда саму композицию стихотворения» [2. С. 385]. Действительно, именно сравнения лежат в основе композиции многих стихотворений поэтов ХVIII века.

Необходимо учитывать еще одно важное свойство этой речевой формы: «Сравнение – не просто способ наименования окружающей действительности, но и весьма яркое средство ее оценки.



Оно экспрессивно, наглядно, образно характеризует человека, явления природы, повседневные ситуации» [3. С. 4]. В аспекте именно этой оценочной функции интересно рассмотреть стихотворные сравнения XVIII века, чтобы определить их жанровый спектр. Можно увидеть сходство и разРУССКАЯ РЕЧЬ 2/2014 личие мировосприятия авторов сквозь призму образной избирательности сближаемых явлений, ведь «в отличие от других тропов сравнение всегда двучленно: в нем называются оба сопоставляемых предмета (явления, качества, действия)» [1. С. 142].

Согласно определению В.В. Одинцова, «сравнение – стилистический прием, основанный на образной трансформации грамматически оформленного сопоставления». Средством грамматического оформления служат: 1) сравнительный оборот, вводимый сравнительными союзами и сравнительная степень прилагательного или наречия и (реже) форма творительного падежа (творительный сравнения) [4].

Сравнительные придаточные предложения, которые поясняют главное предложение путем сравнения одного действия с другим, отвечают на вопрос как? и присоединяются к главному с помощью этих же сравнительных союзов [5].

Поскольку стилистические функции сравнительных оборотов и сравнительных придаточных предложений по сути совпадают, мы не будем останавливаться на их синтаксических различиях.

В поэзии XVIII века, помимо пары как… так, мы находим и церковнославянские формы яко… тако, встречаются и архаические паче, нежель, а также сопоставительные конструкции со словами схожа … на, подобно… как. В тридцатых годах тако, паче и схожа использовал в своих элегиях В.К. Тредиаковский. Позднее они почти не встречаются.

Распределение грамматических форм сравнения по жанрам в поэзии ХVIII столетия не имеет яркой выраженности, так как безусловно преобладает союз как, нередко в сопровождении так.

Творительный сравнения вошел в поэтический обиход позже – он присутствует в стихотворениях М.





И. Попова, И.И. Дмитриева и более всего у Г.Р. Державина: «Коврами вкруг меня цветы» (Мой истукан, 1794), «Колокольчиком в горлышке бьешь» (Ласточка, 1794). Есть у Г.Р. Державина пример замены творительного падежа именительным в том же значении: «Тень был твой век». Далее в этом стихотворном некрологе «На кончину великой княжны Ольги Павловны» (1795) поэт восклицал: «Что твое утро / К вечности целой? / Меней, чем миг!»

[6. C. 219].

Непринужденно и легко звучит творительный сравнения в известной лирической миниатюре И.И. Дмитриева «Ручеек» (1794): «Любовны утешенья / Минутами летят. / Любовные мученья / Веками тяготят»

[7. С. 294].

Помимо двух явных сравнений, выраженных творительным падежом, в этом четверостишии нельзя не увидеть и композиционное контрастное сопоставление «утешений» и «мучений», подчеркнутое синтаксическим параллелизмом, усиливающим оценочное психологическое восприятие приятного как быстротечного и негативного как тягостно долгого.

ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 5

Аналогичный прием удвоенного сравнения только с повтором союза как и словосочетания подобно так использовал Г.Р. Державин в стихотворении «Властителям и судиям» (1780): «И вы подобно так падете, / Как с древ увядший лист падет. / И вы подобно так умрете, / Как ваш последний раб умрет» [6. С. 92] Прежде чем приступить к анализу образного наполнения сравнений в поэзии XVIII века, необходимо сказать о такой характерной особенности употребления этого тропа в разных лирических жанрах эпохи, как соединение в одном тексте нескольких сравнений, следующих одно за другим. Такие «каскады» встречаются в одах Ломоносова, Сумарокова, Державина, а также в элегиях, посланиях, эпитафиях разных авторов.

В знаменитой «Оде на день восшествия на престол …Елизаветы Петровны» (1748) М.В. Ломоносов писал: «Как ночь на полдень пременилась, / Как осень нам с весной сравнилась … Как молния достигнул слух, / Что царствует Елизавета» [8. С. 129–130].

Сравнения ночи и полдня, осени и весны имеют явный ценностный смысл перемены от худшего к лучшему.

Блистательный каскад «космических» сравнений дает в духовной оде «Бог» (1784) Г.Р.

Державин, многократно подчеркивая величие Божие через контраст ничтожно малого и гигантского:

–  –  –

Из приведенных примеров видно, что сравнение может быть основано как на сходстве, так и на контрасте сопоставляемых явлений.

Употребляемые попарно или цепочкой, дополняя друг друга, сравнения высвечивают разные грани изображаемого объекта.

Характеризуя образное содержание сравнений, можно условно выделить несколько тематических групп, нашедших свое воплощение в разных жанрах поэзии XVIII века.

Самой большой и разнообразной по содержанию является группа «портретных» сравнений, применяемых для описания и характеристики персонажей. В разных жанрах круг героев различен, но обычно все 6 РУССКАЯ РЕЧЬ 2/2014 они могут быть отнесены или к положительным, или к отрицательным.

Именно этот ценностный аспект предопределяет выбор второй части сравнения – либо лестной, комплиментарной, либо уничижительной, насмешливой, что особенно характерно для эпиграмм, сатир и басен, но встречается и в одах, когда речь заходит не о богах, монархах и героях, а о врагах России. Так, в знаменитой «Оде на взятие Хотина» (1739) М.В.

Ломоносов противопоставляет российское войско и его противников, сравнивая русских с могучим львом и орлом, а врагов с испуганной стаей волков и шипящей змеей:

–  –  –

Сравнения оды тяготеют к живописной детальности, картинной развернутости и аксиологически контрастны: лев – волки; орел – змея.

Иначе выглядит портретность любовной элегии, выражающая средствами сравнения восхищение красотой возлюбленной, сострадание к разлученным влюбленным, а также неприязнь к их мучителям. В одной из самых ранних русских элегий (1735 год) открыватель этого жанра в отечественной поэзии В.К. Тредиаковский изобразил безвременно угасшую героиню: «Илидара здесь жила вся белейша снега … / Ни велика, ни мала, схожа на богиню…» [9. С. 55].

Похожим образом уже на исходе столетия (1799) Г.П. Каменев расточает комплименты Эдальвине: «Грудь твоя лучше розы цветущей, / Руки белее в поле лилей!» [Там же. С. 124].

Вместе с тем, сам поэт, смертью разлученный с любимой, выглядит плачевно: «Бледен, как солнце в осень печальну. / Тих и безмолвен, как темный твой гроб» [Там же. С. 125].

Г.Р. Державин, соединив мадригал и оду, создал шедевр поэтического портрета, целиком построенный на сравнениях, объясняя Рафаэлю, как следует изобразить Фелицу: «Небесно-голубые взоры / Блистали бы, как ясный день… / Как утрення заря весенняя, / Так улыбалась бы она …»

[6. С. 133–145]. И далее – «фонтан сравнений»: как луч, как молния, как ангел, как огнен столп, как мать, как царь, как Бог. Всего около двадцати сравнений в этом одном стихотворении, живописующем внешнюю привлекательность и душевные достоинства императрицы.

ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 7

Четыре образных пласта отражены в этой цепочке сравнений, посвященных Фелице. Первый пласт – сакральный: Бог, ангел. Второй – природно-космический: луч, молния, утренняя заря, ясный день, роса. Третий – растительный: пальма, розы. Четвертый – социальный: мать, царь.

Это стихотворное «Изображение Фелицы» (1789) благодаря необыкновенной насыщенности сравнениями можно считать краткой антологией данного стилистического приема в портретном применении.

Второй большой тематической группой сравнений являются сравнения событийно-ситуативные. В оде – это описание сражений. В элегии – изображение любовных страданий. «Нам гробом стал сей мир, собраньем козней век», – сетовал М.И. Попов [7. С. 117]. В.Д. Санковский в отчаянье восклицал: «Играй, жестокий рок, играй ты мной теперь, / Ты сердце рви и грудь, терзай, как лютый зверь!» [9. С. 104].

Многоступенчатым каскадом развернутых сравнений изобразил свои страдания А.А.

Ржевский в элегии «Какие мне беды рок лютый посылает?» (1760):

<

–  –  –

Сродни любовным мученьям для поэта могут стать муки творчества.

Так об этом писал А.П. Сумароков в элегии «Страдай, прискорбный дух!» (1768): «И музы кровь мою, как фурии, сосут» [10. С. 160].

Событийные сравнения отличаются от портретных, равно как и от пейзажных, прежде всего сопоставлением действий, а не признаков, хотя оценочный компонент, как это видно из текстов А.П. Сумарокова, остается очень весомым: «сержусь, как лютый лев» [Там же. С. 163], «и так же критика несмысленным писцам толико нравится, как волк овцам» [Там же. С. 221].

В большом многообразии объектов, использованных для сравнений в поэзии XVIII века, обнаруживаются традиционно повторяющиеся 8 РУССКАЯ РЕЧЬ 2/2014 реалии, легко объединяемые в тематические группы, которые можно условно обозначить следующим образом: космические (сравнения с солнцем, луной, звездами, зарей…); стихийные (ветер, вихрь, буря, тучи, молнии…); вещественные (золото, камень, лед, шелк, вино…);

растительные (роза, лилия, кедр, пальма…); зоологические (лев, тигр, волк, змея, орел, ласточка, серна…); предметные (меч, нож, гроб, челн, корабль…); географические (реки, города, страны…);

мифолого-исторические (цари, князья, античные боги, полководцы, ученые, поэты…); абстрактно-отвлеченные (счастье, смерть, любовь, жажда, мор, глад, сон, мечта…); временные (век, час, минута, миг…).

Значительная часть перечисленных реалий имеет традиционную ценностную окраску – позитивную или отрицательную, что хорошо заметно в баснях, как, например, у А.П. Сумарокова в притче «Осел во львовой коже» (1760): «И львы, как кошки, умирают» [Там же. С. 208].

Сравнение человека со львом восхвалительно, но льва с кошкой уничижительно.

Позитивное отношение выражают сравнения, содержащие светоносное начало – солнце, звезды, пламя… Комплиментарны сравнения женщины с цветами, певчей птицей, драгоценными камнями… Возвеличивают героя сравнения с монархами, знаменитостями, уничижают сравнения с любым животным, кроме льва или орла.

Среди традиционных предметов в сравнениях многократно встречается образ корабля среди бушующего моря. Этот аллегорический мотив присутствует, к примеру, в силлабическом канте эпохи барокко «Житье в море неспокойно, а я челнок малый» [11].

Автор монографии «Утлый челн в бурном море русской романтической поэзии» Л.Г.

Лейтон пишет: «Одним из первых образцов этой темы в начале века являются стихи в известной “Оде…на взятие Хотина 1739 года”, в которой устремившиеся в Россию “тьмы татар” сравниваются с кораблем среди ярых волн:

–  –  –

Американский исследователь допустил неточность: «тьмы татар»

сравниваются с бушующим морем, с ярыми волнами, а корабль олицетворяет «российскую силу». Перед нами великолепный пример пафосной одической картинности, соответствующей жанровому канону, воплотившему имперский дух эпохи.

ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 9

Однако еще до оды М.В. Ломоносова в своей I Элегии 1735 года развернутое живописное сравнение горюющего влюбленного с терпящим бедствие кораблем дает В.К. Тредиаковский:

–  –  –

Очевиден эмоциональный и смысловой контраст в использовании одного и того же образа в разных жанрах. В оде показано победное преодоление бури державным кораблем, а в элегии мы видим в обличье корабля плачевную участь влюбленного, гибнущего в пучине страстей.

Аналогично использовал образ корабля и А.П.

Сумароков в своей элегии «Уже ушли от нас играния и смехи»:

–  –  –

В элегическом контексте корабль традиционно соотнесен с влюбленным, а любовные мученья сравниваются с «ветрами шумными», с ревущими волнами. Вместе с тем в широком смысле можно сказать, что борения страстей в элегии сопоставимы с борьбой держав в оде.

Эти две ипостаси сквозного образа корабля вновь и вновь будут «всплывать» в русской лирической поэзии от Пушкина и Рылеева к Полежаеву, Языкову, Лермонтову, Тютчеву, всякий раз обретая новые смысловые оттенки и эмоциональные нюансы.

В завершение краткого обозрения репертуара сравнений в поззии XVIII века стоит упомянуть отдельную группу сравнений, которые можно назвать «личностными», так как в них в качестве сопоставляемых объектов выступают персонажи, обозначенные личными местоимениями – как я, как мы, как он…Так, в оде «Фелица» (1782 ) Г.Р. Державин сравнивает себя и императрицу: «Подобно в карты не играешь, / Как я, от утра до утра» [6. С. 98].

Иначе такое сравнение звучит в обращении поэта к «Властителям и судиям» (1780): «Но вы, как я, подобно страстны / И так же смертны, как и я» [Там же. С. 92].

10 РУССКАЯ РЕЧЬ 2/2014

Совершенно иное значение заключено в личностных сравнениях любовной элегии А.П. Сумарокова «Веселие мое уходит от меня» (1774):

«Как я, другой тебе равно быть может мил; / Но льзя ли, чтобы он, как я, тебя любил!» [7. С. 76].

Так посредством сравнений авторское «я» реализуется в разных лирических жанрах ХVIII столетия.

Литература

1. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. М., 2008.

2. Санников В.З. Русский синтаксис в семантико-прагматическом пространстве.М., 2008.

3. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь народных сравнений. М., 2008.

4. Русский язык. Энциклопедия. М., 2003. С. 534.

5. Учебный справочник школьника. М., 2007. С. 152.

6. Державин Г.Р. Стихотворения. 2-е изд. Л., 1957.

7. Дмитриев И.И. Полное собрание стихотворений. 2-е изд. Л., 1967.

8. Ломоносов М.В. Избранные произведения. 2-е изд. М.-Л., 1965.

9. Русская элегия XVIII – начала XX века. 3-е изд. Л., 1991.

10. Сумароков А.П. Избранные произведения. 2-е изд. Л., 1957.

11. Сорокин В.Б. «В понедельник я влюбился». Российские комические песни XVIII века. М., 2000. С. 55.

12. Лейтон Л.Г. Утлый челн в бурном море русской романтической поэзии. М., 2004. С. 16–17.

Похожие работы:

«Э.Г. Нигматуллин. Указатель переводов произведений русской литературы на татарский язык. Казань, Унипресс, 2002. Г 252. Гаврилов А. Эзлр: Шигырь / Р.Влиев тр. // Казан утлары. – 1971. – №3. – 125б. Гаврилов А. Следы: Стихотворение / Пер. Р.Валеева // Казан утлары. – 1...»

«Любви мятежное теченье Роман в стихах "О нет, мне жизнь не надоела, Я жить люблю, я жить хочу. Душа не вовсе охладела, Утратив молодость свою". А.С.Пушкин Авторское вступление Eму талант дала природа, А вместе с ним и жар в крови От ганнибаловского рода, Страданья в жизни и любви. Наследств...»

«УДК 821.111-31(73) ББК 84(7Сое)-44 Д92 Серия "Шарм" основана в 1994 году Meredith Duran FOOL ME TWICE Перевод с английского М.В. Келер Компьютерный дизайн Г.В. Смирновой В оформлении обложки использована работа, предоставленная...»

«А зиа т с ко е вр ем я Индийский кинематограф, как любое национальное киноискусство, развивался и развивается сегодня, обмениваясь творческим опытом со всеми другими национальными кинематографиями, беря своего рода художественные уроки всюду, где можно чему-нибудь поучиться. Сейчас индийское кино уч...»

«ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 6 2014 Основан в 1969 году СОДЕРЖАНИЕ БЫЛОЕ И ДУМЫ Татьяна ЛЕСТЕВА. Александр Шарымов — первый ответственный секретарь журнала "Аврора" Александр ШАРЫМОВ. Об отце Александр БЕЗЗУБЦЕВ-КОНДАКОВ. "Я только сочинитель." Михаил ПЕТРОВ. Слово о лешем Глеб ГОР...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ БАЛТИЙСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ ИММАНУИЛА КАНТА НА 2013—2020 ГОДЫ Издательство Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта Стратегия развития Балтийского федерального университета имени Иммануил...»

«БОРОДАЧ КУ-КУ Евгений Беликов БОРОДАЧ КУ-КУ детские рассказы для взрослых Часть первая РепЧатый лук Женька и Юрка подружились сразу, как только увидели друг друга. Когда тебе всего 5 лет, то подружиться очень просто. Достаточно прокатиться в мотоциклетном шлеме на новом дутике* по двору вокруг столба и ск...»

«Эрик Х. Вилер ДОВЕРИЕ И ПРЕДАТЕЛЬСТВО Рассказы о шпионаже Холодной войны Оригинал: Eric H. Vieler, Trust and Betrayal. Tales of Cold War Espionage, Friesen Press (January 29, 2014) Сокращенный перевод с английского Виталия Крюкова, Киев, Украина, 2015 г. О книге: 1...»

«ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 1 2014 Основан в 1969 году СОДЕРЖАНИЕ СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА Валерий НОВИЧКОВ. “Авроре” исполняется 45 лет! БЫЛОЕ И ДУМЫ Геннадий СТАНКЕВИЧ. Некоторым образом размышление...»

«Туристский клуб УрФУ им. Морозова Туристский клуб УрФУ "Романтик" Отчет № 06/16 о горном походе первой с элементами второй категории сложности по Киргизскому хребту (горная система Северный Тянь-Шань) Руководитель: Гришина Ксения Александровна адрес эле...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.