WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«Диссертация Ирины Львовны Хохловой «Иконы романовских писем” феномен старообрядческого искусства Ярославской провинции XVIII— XIX веков» ...»

Отзыв официального оппонента Н. В. Пивоваровой

на диссертацию И. Л. Хохловой

«Иконы ’’романовских писем” — феномен старообрядческого

искусства Ярославской провинции XVIII—XIX веков», представленной

на соискание ученой степени кандидата искусствоведения

по специальности 17.00.04 — изобразительное и декоративно­

прикладное искусство и архитектура

Диссертация Ирины Львовны Хохловой «Иконы "романовских писем”

феномен старообрядческого искусства Ярославской провинции XVIII—

XIX веков» посвящена одной из интереснейших проблем в истории русского старообрядчества в целом и старообрядческого изобразительного искусства в частности. Заявленная диссертантом тема, как ни одна другая, тесно связана с идейными движениями, зародившимися в Ярославской провинции в середине — второй половине XVII века и прочно укоренившимися на этих территориях в XVIII—XIX столетиях. Сложность и в то же время особая привлекательность темы состоит в необходимости рассмотреть художественный процесс в контексте идеологии нескольких направлений старообрядчества. Известно, что два города, расположенные по берегам реки Волги — Романов и Борисоглебск, в 1822 году ставшие единым городом Романовом-Борисоглебском, представляли собой два поселения со значительным числом жителей, принадлежавших к поповскому и беспоповскому толкам старообрядчества. Сторонники каждого из направлений имели свои молитвенные дома, убранные иконами и целыми иконостасами. Поэтому необычайно важными для решения проблемы феномена старообрядческого иконописания в Романове следует признать вопросы: 1) в чем состояло принципиальное различие в убранстве поповских и беспоповских часовен; 2) каков был сюжетный репертуар икон и где следует искать его истоки; 3) какие особенности стиля позволяют говорить о «романовских письмах» как специфическом явлении в позднем русском иконописании и, наконец: 4) какие конкретно из сохранившихся до нашего времени икон, объединяемых термином «романовские письма», могут быть связаны с интерьерами романово-борисоглебских моленных и часовен.

Существенным препятствием для ответа на эти вопросы до недавнего времени служили малая разработанность архивных источников, с одной стороны, и неопределенность самого понятия «романовские письма», с другой. Работа, проделанная Ириной Львовной Хохловой, позволяет существенно продвинуться в направлении решения этих вопросов.

Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения, снабженных необходимым научным аппаратом; списка использованных источников и литературы. Список литературы включает 287 наименований и 2 интернет ресурса; список архивных материалов — 37 наименований. К тексту диссертации следуют пять приложений: первое из них — именной указатель иконописцев Романова-Борисоглебска, второе — список принятых сокращений, третье — каталог икон, четвертое — список иллюстраций, пятое — сами иллюстрации. Объем работы, проделанный автором, безусловно впечатляет. Следует сразу же отметить, что диссертации предшествовали серия монографических исследований о романовских иконах и фундаментальные выставки, организованные Ириной Львовной в Рыбинске и в Москве. Именно они по сути воскресили из небытия «романовские письма»

и заложили надежную основу для диссертационного исследования.

Материал по главам диссертации распределяется следующим образом:

в первой главе осмысляется роль духовной среды Романова-Борисоглебска в становлении «романовских писем»; во второй систематизируются документальные сведения об иконописцах; в третьей устанавливаются источники сложения «романовских писем»; в четвертой и пятой анализируются эталонные произведения мастеров-романовцев и работы анонимных мастеров; в шестой произведения романовских мастеров рассматриваются в контексте художественной продукции двух крупнейших центров старообрядческого иконописания — Выговской поморской пустыни и Невьянска.

Структура диссертационного исследования представляется вполне обоснованной. Однако сразу же укажем на самое существенное, с нашей точки зрения, упущение в раскрытии заявленной темы: в диссертации размыта грань между работами мастеров-старообрядцев и иконописцев, принадлежавших к официальному православию, выполнявших заказы господствующей церкви. Вынесенная в заглавие тема предполагает рассмотрение «романовских писем» как феномена старообрядческого искусства. Между тем, и в обзор документальных свидетельств об иконописцах (глава 2-я), и в 3-ю главу, посвященную истокам формирования «романовских писем», и в альбом иллюстраций включены как работы старообрядческих мастеров, так и произведения иконописцев, явно не принадлежавших к старой вере. Думается, следовало бы более тщательно подойти к отбору материала для исследования. Это придало бы диссертации большую цельность и научную значимость.

Перейдем к рассмотрению основного текста работы. В первой главе детально освещается проблема влияния духовной среды на иконописцевромановцев. Основное внимание автор уделяет истории становления Романово-Борисоглебска как старообрядческого центра. В главе предпринят обзор истории романовского старообрядчества, начиная с истоков (середина XVII века) и до конца XIX столетия. Более подробно рассматривается период с последней четверти XVIII века по первую четверть XIX столетия включительно, поскольку, как указывает автор (с. 56), именно это время ознаменовалось взлетом романовского иконописания. Наше замечание по содержанию главы сводится к следующему вопросу: почему автор полностью проигнорировал в тексте важнейший эпизод из истории борьбы с «романовским расколом» в середине XVIII столетия. Речь идет о «противораскольничьих» мерах, предпринятых в Романове и в Борисоглебской слободе митрополитом Ростовским и Ярославским Арсением Мацеевичем. Хорошо известно, что решительные действия церковного иерарха по искоренению раскола и суеверий на Ярославской земле непосредственно касались и икон. Именно материалы, освещающие деятельность Преосвященного, позволяют более детально разобраться в особенностях духовной жизни местного старообрядческого и нестарообрядческого населения и оценить реальные последствия от принятых митрополитом Арсением мер, В главе 2-й «Документальные сведения об иконописцах РомановаБорисоглебска. Контуры произведений и пунктиры судеб» автор скрупулезно собрал все доступные для него сведения о местных иконописцах. (Список их имен приведен в конце работы в приложении 1). Информация почерпнута и из публикаций, и из архивных источников, и из надписей на иконописных прорисях. На настоящий момент это наиболее полный свод информации для всех тех, кто интересуется проблемой «романовских писем». Вместе с тем, именно к данной главе, в первую очередь, и относится наше основное замечание. Текст главы, безусловно, выглядел бы гораздо выигрышнее, не будь в нем «чужеродной» информации, касающейся мастеров-иконописцев из среды официального православия. Явно «лишними» персонажами в ней оказались Иван Иванович Смирнов, Григорий Третьяков, Федор Лимонов, Иван Рукавишников, Семен Бухаркин и др. Едва ли следовало приводить в главе все сведения о полученных ими подрядах на создание икон для синодальных храмов, а, тем более, информацию о поновительских и даже столярных работах.

Наиболее удачной и самой оригинальной частью диссертационного исследования представляется нам третья глава, озаглавленная: «Истоки и источники формирования ’’романовских писем”». Здесь автор рассматривает романовскую икону в сопоставлении со стенописями местных, расписанных костромичами и ярославцами храмов, и монументальной живописью Ярославля. Диссертант выделяет типологические признаки произведений романовских мастеров, подбирает меткие, точные определения для характеристики той или иной особенности композиции или детали. Вообще текст Ирины Львовны отличается особой доходчивостью, демонстрирует прекрасное владение словом, умение четко формулировать мысль и объяснить, казалось бы, трудно поддающиеся объяснению нюансы. В дальнейшем, при подготовке диссертационного исследования к публикации, хотелось бы, чтобы вербальные сопоставления фресок и икон были подкреплены автором и изобразительными параллелями (к сожалению, в иллюстративной части диссертации возможности проверить убедительность предложенных аналогий не предоставляется).

Анализируя текст этой главы, позволим себе сделать только одно замечание, относящееся к той части, где рассматривается вопрос об отражении в иконописании традиции почитания местных святынь. На с. 101 неубедительно, на наш взгляд, сопоставляется иконография икон Спаса Нерукотворного из Покровской церкви села Покров и образа кисти старообрядческого мастера Дмитрия Козлинского. Иконография и той, и другой иконы, произвольно возводится диссертантом к почитаемому образу Спаса Нерукотворного середины XVII века из Спасской церкви в Романове.

Диссертант пишет: «Среди икон, включенных в диссертационное исследование, подобная иконография (выделено нами. — Н. Я.) встречается еще трижды. Прежде всего, укажем на подписную икону мастера-романовца Дмитрия Михайловича Козлинского ’’Спас Нерукотворный, с избранными святыми на полях” первой трети XIX века». Образ Спаса Нерукотворного из Покровской церкви, который, как нам представляется, был написан иконописцем, не принадлежавшим к старообрядчеству, имеет совершенно иную, чем на иконе Козлинского иконографию. У него раздвоенная, а не острая брада, совершенно иную форму имеет плат, на котором присутствует надпись «Нерукотвореный образ Господа нашего ИСА (написано через «И»

восьмеричную) Христа». Грубоватая, рассчитанная на невзыскательный вкус манера письма, упрощенность техники личного исключают работу мастерастарообрядца. Копирование двумя иконописцами единого образца — некоей почитаемой иконы — предполагает точное воспроизведение обоими ее иконографии. Несоблюдение этого важнейшего условия усугубляет, как представляется, гипотетичность предложенной диссертантом версии. Сама Архиповские — жители Борисоглебской слободы, населенной преимущественно половцами; именно на Борисоглебской стороне находилась поповская часовня Горбуновой; 2) Принадлежность Архиповских к поповцам подтверждается фактом бытования принадлежавших им иконных образцов среди прорисей других мастеров, в числе которых были безусловные поповцы, например, иконописцы Расоловы; 3) Заказчик самой известной иконы Максима Архиповского «Святой Анфиноген епископ Пидахфойский» — поповец Горбунов, родственник последней владелицы поповской часовни.

С. 65: Цитата из диссертации: «Интерес к этим крайне редким и почти забытым древним иконографиям (имеются в виду изображения Анфиногена Н.

Пидахфойского и Исаакия Далматского. — Я.) характерен для старообрядцев. Изображения их единичны и все созданы староверами» (если в отношении изображений первого из названных святых данное высказывание справедливо, то о втором едва ли можно так сказать. Образы святого Исаакия Далматского получили достаточно широкое распространение с конца XVII и, в особенности, в первой четверти XVIII века, что было связано с тем, что в день памяти святого — 30 мая 1762 года — родился будущий император Петр I).

С. 116 В главе 4-й «Подписные эталонные произведения. Особенности творческой манеры М. Архиповского» И. JL Хохлова отмечает: «Косвенно, из упоминаний Д. А. Ровинского, известно, что мастер работал по церковным заказам: "В Рыбинске в соборной церкви есть образ Югской Божией Матери с деянием..., с подписью: Писал сей образ города Романова Борисоглебска иконописец Максим Федоров Архиповский, он же и Агапов». Позволим себе не согласиться с таким однозначным выводом диссертанта. Бытование старообрядческих икон в соборных храмах не является неоспоримым доказательством того, что мастера-староверы работали по заказам официальной церкви. Оно могло объясняться и тем, что соборные ризницы служили местом хранения икон, изъятых у староверов. В архивных Архиповские — жители Борисоглебской слободы, населенной преимущественно половцами; именно на Борисоглебской стороне находилась поповская часовня Горбуновой; 2) Принадлежность Архиповских к поповцам подтверждается фактом бытования принадлежавших им иконных образцов среди прорисей других мастеров, в числе которых были безусловные поповцы, например, иконописцы Расоловы; 3) Заказчик самой известной иконы Максима Архиповского «Святой Анфиноген епископ Пидахфойский» — поповец Горбунов, родственник последней владелицы поповской часовни.

С. 65: Цитата из диссертации: «Интерес к этим крайне редким и почти забытым древним иконографиям (имеются в виду изображения Анфиногена Н.

Пидахфойского и Исаакия Далматского. — Я.) характерен для старообрядцев. Изображения их единичны и все созданы староверами» (если в отношении изображений первого из названных святых данное высказывание справедливо, то о втором едва ли можно так сказать. Образы святого Исаакия Далматского получили достаточно широкое распространение с конца XVII и, в особенности, в первой четверти XVIII века, что было связано с тем, что в день памяти святого — 30 мая 1762 года — родился будущий император Петр I).

С. 116 В главе 4-й «Подписные эталонные произведения. Особенности творческой манеры М. Архиповского» И. JL Хохлова отмечает: «Косвенно, из упоминаний Д. А. Ровинского, известно, что мастер работал по церковным заказам: "В Рыбинске в соборной церкви есть образ Югской Божией Матери с деянием..., с подписью: Писал сей образ города Романова Борисоглебска иконописец Максим Федоров Архиповский, он же и Агапов».

Позволим себе не согласиться с таким однозначным выводом диссертанта. Бытование старообрядческих икон в соборных храмах не является неоспоримым доказательством того, что мастера-староверы работали по заказам официальной церкви. Оно могло объясняться и тем, что соборные ризницы служили местом хранения икон, изъятых у староверов. В архивных документах николаевского времени (когда икону и видел Д. А. Ровинский) содержатся многочисленные свидетельства о конфискациях и перемещении запрещенных к употреблению старообрядческих икон в кафедральные соборы.

На многих страницах работы можно встретить названия сюжетов и иконографий, которые, коль скоро они бытуют у староверов и соответствующим образом подписываются на полях, следовало бы именовать так, как принято в старообрядческой среде. Таковы: «Анфиноген», а не «Афиноген», «Всем скорбящим (а не скорбящих!) радость», «Премудрость созда себе храм... (а не дом!)» (кат. 14) и др.

Замечания к аппарату:

На с. 210 и 213 один и тот же архив — Российский государственный исторический архив в Петербурге — фигурирует как два учреждения и значится под двумя аббревиатурами (РГИА и ЦГИА).

Приведенные в тексте отзыва замечания, однако, нисколько не умаляют значения представленной к защите работы. Она содержательна, концептуальна, имеет солидный научный аппарат. Диссертация является полноценным квалификационным сочинением и отвечает всем требованиям, предъявляемым к соискателям ученой степени кандидата искусствоведения.

Похожие работы:

«Андрей Хариг Тропинка к паучьим гнездам ( Кальвино Итало 1923 – 85 г.) Всякое прожитое вами мгновение вы похищаете у жизни: оно прожито вами за ее счет. М.Монтень Когда камень падает на кувшин, горе кувшину. Когда кувшин падает на камень – горе кувшину. Всегда, всегда горе кувшину. Лион Фейхтвангер "Иудейская война" / все события, имен...»

«Иэн Рэнкин Крестики-нолики Серия "Инспектор Ребус", книга 1 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6088209 Крестики-нолики: Роман : Азбука, Азбука-Аттикус; СанктПетербург; 2013 ISBN 978-5-389-05903-0 Аннотация "Крестики-нолики" – первый роман знаменитой серии Иэна Рэнкина про инспек...»

«Мой весёлый выходной, 2007, Марина Дружинина, 5901942418, 9785901942413, Аквилегия-М, 2007. Humorous stories about modern kids. Опубликовано: 13th February 2010 Мой весёлый выходной Солноворот роман, Аркадий Александрович Филев, 1967,, 452 страниц.. Гаврош, Volume 1332, Виктор Хуго, Н. Касаткина, Д. Дубинский, 1962, Children's literature...»

«Посмотреть все Запросы на добавлен. Фото из публикации Романа Самоварова в МЫ ИЗ ВЛАДИВОСТОКА К альбому Ксения Прокопенко 4 общих друга Подтвердить запрос о д. Сергей Зенков 79 общих друзей Подтвердить запрос о д. Юля Чайка 13 общих друзей Подтвердить запрос о д. Sergey Bondarenko 112 общих друзей Подтвердить запрос...»

«Джалил Мамедгулузаде СОБЫТИЯ В СЕЛЕНИИ ДАНАБАШ Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как без согласия владельца авторских прав. Рассказал Садых-Балагур Записал Халил-Газетчик Идущий...»

«MOBILE BILBLE EXHIBITION www.bibletruck.com Bible Mission Slavic PO Box 240845, Apple Valley, MN (952) 270 62 79 (603) 785 78 93 konstantin@biblemissions.org d.dolzhanskiy@biblemissions.org PART 1 ЗНАКОМСТВО С БИБЛИЕЙ Мы рады что вы решили посе...»

«СБОРНИК ТЕМ НАУЧНЫХ РАБОТ ДЛЯ УЧАСТНИКОВ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СОРЕВНОВАНИЯ "ШАГ В БУДУЩЕЕ, МОСКВА" Москва 2011 УДК 005:061.2/.4 ББК 74.204 Сборник тем научных работ для участников научно-образовательного соревнования "Шаг в будущее, Москва" – М.: МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2011. – 104...»

«Center of Scientific Cooperation Interactive plus УДК 81 DOI 10.21661/r-113273 О.А. Безматерных, Т.Ю. Ма ЭМОТИВЫ "FEAR" И "TERROR" В КОРОТКИХ РАССКАЗАХ Э.А. ПО Аннотация: в статье представлены результаты анализа коротких рассказов Э.А. По, в которых методом...»

«Игорь ШИМАНСКИЙ Киев ББК 28.707.4 Ш61 Игорь Шиманский Приговор отменяется. –Донецк: ООО "Агентство Мультипресс", 2006. – 176 с. Ш61 ISBN 966 519 111 X Мы – разные, но законы здоровья для всех едины. Эта книга об уникальной системе восстановления здоровья, в основе которой лежит принцип сам...»

«"Проза требует зрелости. Не достаточно вздыханий, восторгов, метафор. Надо вникнуть в жизнь, научиться многому". Я. Парандовский В. Р. Алексеев ЯНГА (таежная повесть) Девочка милая, долгой разлукою Время не может наш сон победить: Есть между нами незримая нить. Максимилиан Волошин Помни о всеобщем естестве...»









 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.