WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«Я рассказываю сказку материалы конкурса Центральная городская публичная библиотека им. В. В. Маяковского Санкт-Петербург ББК 78.38 Я117 Составители: ...»

-- [ Страница 1 ] --

Я рассказываю сказку

материалы конкурса

Центральная городская публичная

библиотека им. В. В. Маяковского

Санкт-Петербург

ББК 78.38

Я117

Составители: Е. Г. Ахти, Ю. А. Груздева,

Е. О. Левина, И. А. Захарова

Главный редактор: Е. Г. Ахти

Редакторы: Е. О. Левина, И. А. Захарова

Верстка: С. Б. Ходов

Ответственный редактор: Е. В. Ходова

Я рассказываю сказку : Работы участников конкурса

Я117 «Я рассказываю сказку» : Сборник / Сост. Е. Г. Ахти, Ю. А. Груздева, Е. О. Левина, И. А. Захарова. СПб. : ЦГПБ им. В. В. Маяковского, 2015. — 344 с. ; ил.

ISBN 978-5-9907503-1-9 В сборнике опубликованы работы участников конкурса «Я рассказываю сказку». Конкурс проводился в Санкт-Петербурге в 2015 году в рамках городского фестиваля «Петербургские разночтения». Организацию и проведение конкурса обеспечивала Центральная городская публичная библиотека им. В. В. Маяковского при поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга.

ББК 78.38 Материалы сборника представлены в авторской редакции.

© Авторы, согласно оглавлению, текст, иллюстрации, 2015 © Чёлушкин Кирилл, иллюстрация на обложке, 2015 © ЦГПБ им. В. В. Маяковского, оформление, 2015 ISBN 978-5-9907503-1-9 ВСТУПЛЕНИЕ У всех людей свои сказки… Братья Вайнеры Л юбите ли вы сказки? Странный вопрос, — наверняка любите.

Во всяком случае, любили в детстве!

А может быть, вы до сих пор с удовольствием читаете сказки и даже в них немножечко верите? Ведь сказки делают жизнь ярче, порой вдохновляют и помогают увидеть мир за пределами «стандартной реальности» — работа / учеба / дом / дети / семья.



И это когда вы их просто читаете. А что если сказку еще и написать самому?

Джордж Мартин утверждает: «Сказки, как старые друзья, их надо навещать время от времени».

Вот мы и предложили всем любителям сказок навестить свои любимые старые сказки и написать на их основе новые. Помогали им в этом знаменитые писатели и поэты, в стиле которых нужно было пересказать известные сказки на новый лад. А еще можно было выступить сценаристом и создать сказки в разных жанрах.

По условиям Положения о конкурсе участники представляли работы на тему «Я рассказываю сказку» по номинациям:

# Я рассказываю сказку «Колобок» («Теремок», «Золушка») в стиле Ф. Достоевского, А. Ахматовой, В. Маяковского, С. Есенина, И. Ильфа и Е. Петрова, А. Дюма, А. Кристи, Э. Хемингуэя, Г. Маркеса (или другого автора на выбор участника).

# Я рассказываю сказку «Колобок» («Теремок», «Золушка») в форме сценария в разных жанрах: боевик, хоррор, мыльная опера, фэнтези (или другой жанр на выбор участника).

Абсолютным лидером и героем старых сказок, рассказанных на новый лад, стал КОЛОБОК!

Я рассказываю сказку Короткая, но полная приключений и опасностей жизнь Колобка, да еще с таким трагическим финалом, вдохновила конкурсантов на создание произведений в стиле российских классиков: А. Пушкина, И. Крылова, М. Салтыкова-Щедрина, Ф. Достоевского, В. Маяковского, А. Ахматовой, С. Есенина, обэриутов, И. Ильфа и Е. Петрова, А. Твардовского, Э. Асадова.

Не остались без внимания и зарубежные авторы: Э. Т. А. Гофман, Ф. Кафка, Г. Ф. Лавкрафт, А. Дюма, А. Кристи, Э. Хемингуэй, Г. Г. Маркес и даже Мацуо Басё! А уж разнообразие жанров просто поражает: фэнтези и мыльная опера, комедийный боевик и мистический триллер, анимэ и хайку, а также новогодняя феерия и жалостливая песня.





Создавать новые версии сказки «Золушка», кроме уже упомянутых авторов, конкурсантам помогали: М. Зощенко, М. Цветаева, Л. Филатов, Т. Устинова и М. Пруст. А самыми популярными жанрами стали мистический триллер и фэнтези.

Сказка «Теремок» всегда современна. Ведь «квартирный вопрос» очень актуален и сегодня, да и решается он зачастую не самыми законными методами. Наверное, поэтому к использованным жанрам добавились детектив и учебный фильм, а к списку авторов, в стиле которых писались новые «Теремки», Д. Донцова, Л. Петрушевская и даже сумрачный Э. А. По.

Не остались без внимания участников конкурса старые добрые и поучительные русские народные сказки: «Репка», «Курочка Ряба», «Царевна-лягушка», «Гуси-лебеди», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», рассказать которые помогли П. Ершов, А. Ахматова, Кир Булычев и — не удивляйтесь — В. Пелевин.

Ш. Перро наверняка порадовался бы новой интерпретации своей «Красной шапочки» в стиле Ш. де Лакло, а Г. Х. Андерсен — новой сказке, написанной в его стиле.

Отдавая дань нашим непростым временам и реалиям современной жизни, конкурсанты писали собственные и пересказывали известные сказки на новый лад с ярко выраженным социальным уклоном.

Жюри было невероятно сложно определить победителей, так как все представленные работы хороши — каждая по-своему. Все участники конкурса стали создателями своего собственного сказочного мира, в котором все происходит по их правилам! Все рассказали свои сказки!

Вступление Учитывая большой интерес конкурсантов к творчеству В. В. Маяковского, ЦГПБ им. В. В. Маяковского, как организатор конкурса, учредила специальную номинацию: «Я рассказываю сказку в стиле В. В. Маяковского».

Отступив от условий конкурса, некоторые участники прислали свои собственные, очень симпатичные сказки. Не сделай они этого, мы не познакомились бы со сказками про Лесного Ваню или сказками Бабушки Метелицы. Поэтому и для такой категории участников была учреждена специальная номинация: «Внеконкурсные работы».

Так же получилось и с ограничениями участников по возрасту (от 14 лет). В конкурсе участвовали даже 6-летние таланты! Не смогли организаторы отказать очаровательным юным сказочникам.

Мы очень рады, что именно в Год литературы в России, в СанктПетербурге состоялся такой конкурс, еще раз доказавший, какие у нас талантливые люди!

Организаторами принято решение издать в виде сборника все представленные на конкурс работы. Расположены они по алфавиту авторов. Работы, занявшие призовые места, отмечены специальными значками.

Организаторы выражают огромную благодарность всем участникам конкурса.

–  –  –

П

2. осадил дед волка. Тянет-потянет, вытянуть не может. Позвал дед бабку, бабка позвала внучку, а внучка жучку, жучка кошку, кошка мышку, тянут-потянут — и вытянули волка, и он всех съел.

–  –  –

Ж 5. или-были дед да баба, и была у них Курочка Ряба. Снесла курочка яичко — не простое, а золотое. Репка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось… Не плачь дед, не плачь баба, снесу я вам новое яичко, не золотое, а моховое… П

6. осадил дед курочку. Тянет ее, потянет — и вытянул, разрезал, а из нее вышла Снегурочка, а солнышко пригрело, растаяла Снегурочка и осталась от нее репка, репку разрезали, а из нее мышка, мышку разрезали, а из нее лягушка, лягушку разрезали, а из нее девочка.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Ёлки, сосны — труден путь, Колкие иголки.

Встретил зайца, то не суть, Разговор был бойкий.

Умудрился улизнуть, Спрятался за ёлкой.

На полянке земляникой Лакомился мишка.

Запах хлебный поманил, Уж заманчив слишком.

Испытанья ждут опять Нашего мальчишку.

Отвертелся — и бежать, Наутёк, вприпрыжку.

Под кустом прилёг в тени, Слушал птичье пение.

Молча сгорбилися пни.

Будет продолжение?

Отправляясь в лес дремучий,

Был наукам не обучен:

Кто злодей, а кто хитрец? — Не узнал наш молодец.

Волк голодный рыщет рядом, Жалят осы жгучим ядом, Буреломы, кочки… жуть.

У ручья лёг отдохнуть.

На его беду — лисица, Лестью слова — мастерица.

Уболтала колобка, Пощипала за бока.

Грустный близится финал… Снизим острых чувств накал.

Дед на помощь подоспел, Непоседа уцелел.

Завернул в платок бедняжку И подальше за рубашку.

Всё, домой, внучата ждут, То без сказки не уснут.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Теремок В стиле Ф. М. Досто евского Р аспорядок дня был строгий. Лишь садилось солнце, двери нашего теремка запирались. Жили мы в тесноте: низкий потолок, закопченный огрызками сальных свечей, подавлял нашу волю.

Я делил нары с трусливым карманником Зайчишкой, который единственный не возражал против того, чтобы я сосал лапу. Убийца Волк обыкновенно сидел в углу, глядя тяжелым взглядом из-под нависших бровей. Продажная Лиса до рассвета метала кости с Лягушкой-процентщицей и Мышью по прозвищу Норушка, что тонко намекало на ее специальность.

В стиле А. Ахматовой

–  –  –

—Е е Мышейшество в страшном отчаянии, — лепетала Лягушанция, ведя за собой по коридорам теремка З`Аяца. — Над нами нависла угроза, грозящая всех нас раздавить.

— О, моя драгоценная Лягушанция, я сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти Ее Мышейшество! Жизни и шпаги моих друзей Медведоса, Волкоса и Аралиса к вашим услугам! — вскричал З`Аяц.

–  –  –

«Т оварищи квартиросъемщики, — откашлявшись, начал председатель товарищ Медведь. — Прошу считать заседание кооператива “Теремок” открытым. На повестке дня у нас следующие вопросы: почему товарищ Зайчиков курит на общей лестнице, а товарищ Лисова водит к себе подозрительных граждан мужского пола?»

Я рассказываю сказку В стиле Э. Хемингуэя

–  –  –

Н еужели чтобы стать женой принца, я должна быть разряжена в тафту и кружева, как Гризелла и Анастасия? Ведь даже самый маленький и незаметный человек имеет право на счастье! Так почему одним все дается даром, только пользуйся, а кто-то и голоса возвысить не смеет?

–  –  –

«Ж у-уть», — восхищенно протянула Золушка, глядя на себя в зеркало и поправляя пышную юбку с бантами. Она уже представляла себе восхищенный взгляд принца, который немедленно воспылает к ней самыми искренними чувствами и предложит законный брак. «Хамите, парниша», — скажет она, чтобы сразу дать понять, что она одна такая.

–  –  –

В стиле А. Дюма —Б ледность и прерывистое дыхание выдавали отчаяние Золушки.

— О, крестная, помогите мне! Миледи-мачеха вознамерилась погубить меня непосильной работой!

— Как вы можете так думать, дитя мое? — спросила Фея.

— Посмотрите на меня, мадам! Я клянусь вам своей душой, что эти обноски — единственная моя одежда!

В стиле А. Кристи C herchez la femme, или Дело о пропавшей ноге.

В стиле Э. Хемингуэя З олушка оглядела кухню. Как далека она была от своей мечты — бескрайнего, дикого моря! Девушка жаждала свободы, душа ее рвалась прочь, к морским просторам, к хлопанью парусов. Лицо ее огрубело бы, кожа стала шоколадной от солнца. Крепкие руки ее принца надежно держали бы штурвал, пока Золушка разливала ром в пустые кокосовые орехи.

–  –  –

З олушка была молода. Но руки ее огрубели, кожа потрескалась, иссушенная тяжелой работой. Глаза девушки выцвели от слез, потускнели от многих часов бесплодного ожидания чуда. Ее некогда гибкое тело согнулось, в движениях не осталось ничего от былой ловкости дикой кошки.

Анастасия Антонова

–  –  –

У стал я жить в родном краю И покачусь я по просторам, Оставлю детство я в избе, С лисою встречусь под забором.

*** Лиса, я от тебя уйду Любой проселочной дорогой!

Ты не горевших не мани И не целованных не трогай.

–  –  –

О дин на всех и все на одного!

Я рассказываю сказку В стиле И. Ильфа и Е. Петрова «У шки Зайца славно пахнут».

— Что за ушки? Какого еще Зайца? — недоумевала Лиса, зевая и глядя в телеграмму. Почтовый голубь странно на нее покосился и улетел.

— Да вроде мне, кому ж еще. — Лиса перечитывала адрес и от волнения вспотела. Крупная капля пота оставила на телеграмме некрасивое пятно.

В девятнадцать часов сорок одну минуту уже знакомый странноватый голубь снова протягивал ей телеграмму, небрежно привязанную к культе.

«Ворона ищет свой сыр. Твоя булочка».

В стиле Ф. М. Досто евского И я все шел по лесу, и шел, и шел, и звериные морды, как болезненные видения мелькая в кустах, наполняли сердце мое тревогою, да-с, тревогою… И ветви деревьев казались мне иссохшими руками моей матушки. О, матушка, матушка, нет тебя со мною в мой последний час!

В стиле А. Кристи «Я собрал вас здесь, mes amis, чтобы расследовать таинственные смерти мсье Колобка и мадам Фокс», — произнес с отчетливым французским акцентом Волкюль де Гризо. Артуро Медведкинс согласно кивнул и оглядел присутствующих. Мистер и миссис Бабко Дедкинс и мистер Зайко Ушкиприжималкинс хранили молчание.

В стиле Э. Хемингуэя

–  –  –

С пустя десятилетия скитаний, на самом кончике носа лисы, Хорхе Мария Колобендио вспомнил тот прекрасный день, когда он, будучи еще только последней горсткой муки своих бедных родителей, отправился в разверстый зев печи, в котором ревело пламя… Я рассказываю сказку

–  –  –

И давай он от них удирать.

Он катился, катился, катился И от Зайца сумел убежать.

А потом уже встретил он Волка, Очень съесть его тот захотел, Но не вышло из этого толка — Колобок ему песенку спел.

Наш герой покатился и дальше, Но навстречу попался Медведь, Но и тут Колобок увернулся, И опять он не дал себя съесть.

Но недолгой была его радость, Когда вышла навстречу Лиса.

Колобок подружился с Лисою, В том ошибка его и была.

Та Лиса притворилась глухою, Попросила на нос к ней залезть.

Колобок не подумал плохого (что его захотят сейчас съесть).

Но Лиса была дамой коварной:

Лишь приблизился к ней колобок, Улыбнулась она очень странно И открыла зубастый свой рот.

И была его песенка спета, И пришел этой сказке конец.

Но осталось одно без ответа:

Зачем бежал от судьбы молодец?

Я рассказываю сказку

–  –  –

Колобок в жанр е триллера К ак-то дед с бабой решили испечь колобок. Это была последняя мука в их амбаре. Колобок получился большой и румяный, но он не хотел, чтобы дед с бабой его съели, потому что он был последним в роду Колобков! Всех остальных колобков съели, и он решил отомстить. Он спрыгнул с окна и покатился искать себе защиту.

Первым ему встретился Заяц. Но Заяц был слишком труслив, он испугался грозного деда. Тогда Колобок покатился дальше и встретил Волка. Колобок попросил его о помощи, но Волк вспомнил, что однажды на охоте дед пожалел и не убил его. Волк тоже отказался заступиться за Колобка. Колобок покатился дальше и встретил Медведя. Тот пожалел Колобка, но все же не захотел ссориться с дедом и бабой по неизвестным причинам.

И тут Колобку навстречу вышла Лиса. У нее были давние счеты с дедом, потому что тот не давал ей воровать кур. Она согласилась помочь Колобку и даже принесла из дома топор. Они пошли в избушку, где жили дед с бабой, и зарубили их топором.

Напрасно радовался Колобок своей свободе. Хитрая Лиса почувствовала, что она не тварь дрожащая, а право имеет, съела Колобка и перетаскала всех кур.

Но расплата не заставила себя ждать. Вскоре один охотник застрелил Лису, а из ее шкуры сделал жене воротник.

Юлия Бадевич

–  –  –

В огромном мрачном поле стоит одинокий терем.

Прибежала чёрная мышь-норушница и спрашивает:

— Терем, терем! Кто в тебе живёт?

Никто не ответил. Вот и зашла она в терем и стала там жить.

Но вдруг мышь-норушница почувствовала непонятный шорох.

Это была лягушка. И говорит она:

— Терем, терем! Кто там живёт?

— Я мышь-норушница, — ты зачем сюда пожаловала?

— А я лягушка-квакушница, заклад принесла.

— Ну... заходи, коль пришла.

Стали они с тех пор жить вместе.

Но не оставило их чувство одиночества в покое, пришёл к ним нежданный гость:

— Терем, терем! Есть кто?

Боязливо заглянул в дверь заяц-попрыгунец.

— Тебе чего? Зачем пришёл? — спросила мышь.

— Да я к вам хотел, возьмёте?

— Проходи, не убивать же тебя.

Ну вот и стало в тереме их трое.

Шла лисица-хитрица дорогой тихо и степенно, не торопясь, чтобы не подать никаких подозрений.

Подходит она к терему, но тут выглядывает лягушка-квакушница и говорит:

Я рассказываю сказку — Господи! Да чего вам? Кто такая? Что тебе угодно?

— Я жить здесь хочу, я не тварь дрожащая, а право имею.

Теперь четверо их в тереме стало.

Тут подошёл серый волк. Постучался в дверь и увидел лисицу.

Опасаясь, что она испугается того, что они внизу одни и не надеясь, что его вид её разуверит, он взялся за дверь и потянул ее к себе, чтобы лисица не вздумала запереться.

— Чего надо тебе? — спросила лисица-хитрица.

— Жить хочу здесь. — Не отчётливо, опуская глаза вниз, проговорил серый волк.

— Что-то ты совсем бледный, руки дрожат, ну заходи… Отныне стало пятеро их в тереме.

Узнал про этот терем медведь, подходит к нему и говорит:

— Терем, терем! Кто в тереме живёт?

— Я, мышь-норушница, да лягушка-квакушница, да заяц-попрыгунец, да серый волк, а тебе чего надобно?

— А я Медведь Раскольник.

Сказал он это, да взял топор и ударил со всей силы по терему, что доски в разные стороны разлетелись… Марина Владимировна Баруздина

–  –  –

1.

З олушка и ее отец происходили из оборотней, что Золушку тяготит — она хочет быть человеком. А ее отец женился на женщине с двумя дочерями, которые оказались вампирами. Они стали заставлять Золушку делать всю тяжелую работу.

2.

К ороль собирается дать бал в честь совершеннолетия принца.

Мачеха-вампир хочет, чтобы принц женился на одной из ее дочерей — тогда он сделается вампиром, и все жители королевства попадут под их власть.

3.

М ачеха с дочерями, взяв с собой мужа, уезжает на бал. Золушка одна, грустит. Тут появляется фея-крестная. Она говорит Золушке, что та должна срочно ехать на бал и очаровать принца, чтобы он не попал под власть вампиров. Если принц полюбит Золушку и поцелует — то она перестанет быть оборотнем. Но Золушка должна помнить, что с бала ей нужно уйти до полуночи, так как сейчас полнолуние, и она превратится в оборотня.

Я рассказываю сказку 4.

З олушка на балу. Ее не узнают в роскошном платье. Танцы, веселье. Принц обращает внимание на Золушку, танцует только с ней. Тут Золушка видит, что время идет к полуночи, и спешно убегает, теряя по дороге туфельку. Принц спешит за ней, но она исчезла. Издалека доносится волчий вой.

5.

П ринц во что бы то ни стало хочет найти полюбившуюся ему девушку. Король принимает решение — кому туфелька подойдет, та — невеста принца. Съезжаются девушки, в том числе и дочери-вампиры. Мачеха грозит Золушке: если та не поможет надеть туфельку одной из дочерей, она превратит ее отца в вампира. Та в слезах соглашается.

6.

И так, вампир — невеста принца! Праздничный стол. Вампир собирается поцеловать (и укусить) жениха. Отец Золушки в этот момент подговаривает музыкантов, чтобы те внезапно заиграли вальс. Принц с невестой идут танцевать, вдруг туфелька спадает с ноги. Ее пытаются надеть, но — увы!

7.

И з числа официанток, обслуживающих стол, выступает Золушка. Она вынимает из фартука вторую туфельку, надевает обе и сразу превращается в ту девушку с бала. Они танцуют с принцем, потом целуются. Луна, которая была полной, превращается в узкий полумесяц. Чары сняты! Громко кричит петух. Мачеха и ее дочки укладываются в гробы, которые запечатываются и уходят под землю.

Вера Баукина

–  –  –

В черном-черном домике черная-черная курица снесла черноечерное яйцо!

Ч ерная-черная бабка решила пожарить своему очень черному деду черную-черную яичницу!

Я рассказываю сказку И вдруг дверь распахнулась! В комнату влетел ледяной ветер и задул огонь на плите. В домик ворвалась страшная черная тень!!!

М ахнула страшная черная тень своим черным хвостом, — яичко упало и разбилось!!!

Вывалился из черного-черного яйца маленький жёлтый цыплёнок и говорит:

«Не плачь дед, не плачь баба. Я вырасту — вам золотое яйцо снесу!!!»

Людмила Викторовна Бокшицкая

–  –  –

Ж ил дедуля, с ним бабуля.

Годы спину им согнули.

Долго жили не в достатке… Дед собрал муки остатки.

Просит помощи у бабки:

«Испекла бы колобок, Больше нет запасов впрок.

Поедим сегодня сытно, Ну, а дальше — будет видно».

Бабка сразу за работу… Да и то сказать: в субботу Словно праздник — светлый день, Вкусненько поесть не лень.

Тесто дышит, прёт из кадки.

Но у бабки всё в порядке:

Да на противень, да в печь, Зорко смотрит, чтоб не сжечь.

Колобок обрёл румянец.

Протянула бабка палец, Чтобы выпечку потрогать… Я рассказываю сказку

–  –  –

Но не долго шёл один.

Кто средь елей господин?

Да, медведь своей персоной, Тёплым летом он не сонный, Зарычал, увидев хлеб.

Но и колобок не слеп:

«Эй, послушай, косолапый, Ты меня смотри не лапай.

Я ушёл от дедки с бабкой.

Заяц долго дрыгал лапкой.

Волк пошёл домой за пастой.

Ты меня не заграбастай!»

Заревел медведь с обидой.

Колобок не подал вида, Ловко спрятал свой испуг, Сделал вдруг почётный круг И помчался по дороге, Только не мелькали ноги.

Скок-поскок, травинки рядом.

Вдруг лиса с ехидным взглядом Подбежала к молодцу, Шлёп хвостищем по лицу.

«Съем сейчас тебя, любезный, Для желудка ты полезный — Ароматная коврижка, После хлеба нет отрыжки».

Колобок кричит в ответ:

«Бабки, дедки рядом нет.

Заяц ест теперь листочки, Чистит зубы волк в лесочке.

А медведь жуёт малину.

Я тебя, лиса, покину!»

А лиса: «Не слышу, ась!

Чтоб с пенёчка не упасть, Сядь на нос, поближе к уху, То не будет вредно слуху.

Я рассказываю сказку

–  –  –

СЦЕНА 1 К ап! Камера показывает каплю, упавшую в темную воду, расходящиеся круги. Кап, кап, кап — кругов все больше, камера отъезжает, в кадре чернеет силуэт скалистого острова, вокруг ничего кроме воды, облака приоткрывают диск полной луны, в свете которой серебрятся нити дождя. На вершине отвесной скалы ютится дом, напоминающий средневековый ирландский замок. Слышен звук катера, катер причаливает, некто невероятно толстый, закутавшись в просторный черный плащ, выкарабкивается и, пыхтя и отдуваясь, направляется к дому.

В кадре появляется название фильма: «Проще пареной репы».

Дождь усиливается, серебряные нити становятся косыми, луну закрыли тучи, при вспышках молнии видно, как ветер крутит старые флюгера, а горгульи извергают мощные потоки воды. Слышен рев моря. Путник, отдуваясь, подходит к двери замка, хватает дверное кольцо и громко, отчетливо выстукивает сложный ритм. За дверью раздается бесстрастный голос: «Назовите пароль». «Кто, кто в теремочке живет», — дрожа, отвечает толстяк. Дверь открывает высокий худой старик, облаченный в черное, его лицо ничего не выражает. «Мистер Кол ОБок, добро пожаловать домой, сэр», — говорит он бесцветным голосом. «Старина Дед!» — толстяк протискивается Я рассказываю сказку в двери. — «Как я рад тебя видеть! Я так голоден! В доме все по-прежнему? Я имею в виду кухарку». «Да, ваша русская кухарка, мисс Бабушка, приготовила блинчики и…» — дворецкий озирается и понижает голос: «Пареная репа готова тоже! Кстати, гости уже собрались».

СЦЕНА 2 Д линный стол посреди сырого полутемного зала замка, на столе свечи, на малиновой скатерти роскошный сервиз, фамильное серебро. Гости явно чувствуют себя неуютно, подобно мотылькам, стараются держаться возле скупо освещенного стола, украдкой разглядывают друг друга, беседа не клеится. Зал настолько большой, что его мрачные каменные стены можно рассмотреть только благодаря вспышкам молнии. Во время одной из них мисс Зай Чи, красавица с раскосыми глазами, замечает на стене старинную гравюру, изображающую средневековую легенду о Репке. «Смотрите, — восклицает она, — как странно! Здесь изображен человек, чрезвычайно похожий на дворецкого, открывшего нам дверь! (Еще одна вспышка молнии.) Жучка — вылитый мистер Вульф. А Кошка… (вспышка) о нет! Смотрите же, Кошка так похожа на меня…»

«Ничего удивительного, — мистер Лис неприятно щурится, — вы же из Китая, не правда ли? А в Китае зайчик и кошка — одно и то же, странно, что вы не знаете об этом». Дворецкий и кухарка вносят блинчики с различными начинками. «Какие забавные роллы!» — с нервным смешком восклицает Зай Чи.

Лис встает из-за стола и походит к ней вплотную, красавица зябко кутается в белоснежный мех шубки. Лис цедит сквозь зубы без всякого выражения: «Вы ведь знаете, что эти роллы называются блинами, вы не из Китая, вы русская шпионка, и кухарка снабжает вас сведениями, ваша шубка вас выдала, скажите, холодно сейчас в Сибири?» Раздается грохот, Бабушка падает, по белоснежному переднику растекается кровавое пятно. Мистер Вульф щупает пульс и сообщает растерянно: «Мертва!» «И убийца — один из нас!

Я осмотрел дом перед ужином, больше здесь никого нет! Кажется, я знаю, кто во всем виноват», — Лис пытается схватить Зай Чи за руку, но мистер Гризли заслоняет красотку. «Не торопись, — ревет он, — лучше скажи, куда делся дворецкий. Я не видел, как он выходил. И действительно, почему это он изображен на картине?» — Артур Борисов и Светлана Александровна Борисова «А почему вы так интересуетесь гравюрой? Вы ведь, кажется, американец?» В кадре крупно презрительно-подозрительный прищур Лиса, потом грозный взгляд Гризли.

«Я эксперт по тайному и загадочному, при помощи лозы, изобретенной мной, можно найти мёд в любой точке мира!» «Дед Ка принадлежит к старинному роду алхимиков и изобретателей, — Лис уселся и начал набивать трубку, — его имя переводится как “машина смерти”, долгое время его предки, как и он сам, разрабатывали оружие. Последнее изобретение — пушка, стреляющая паром, которая получила название Репка». Лис бросил быстрый взгляд в сторону гравюры: «Именно эти чертежи и пыталась выкрасть Зай Чи».

«Я не шпионка, просто здесь творится что-то странное, смотрите! С гравюры исчезла Бабушка и исчезает Дед Ка!» Все бросаются к стене, но в это время дверь распахивается: в проеме, пошатываясь, стоит Дед Ка, потом со стоном оседает на пол. «Мертв!» — сообщает Вульф, Зай Чи падает в обморок. «Схожу за водой», — сообщает Гризли. Вульф, коротко взглянув на Лиса, тоже уходит на кухню. «Пфф, — фыркает Лис, — будто на столе воды мало! Все, ну просто все ведут себя более чем подозрительно!» Перешагнув бездыханную Бабушку, Лис подходит к гравюре и хладнокровно наблюдает, как с нее исчезают Вульф и крошечный, как мышонок, Гризли. «Должно быть, они тоже мертвы или… постойте, вот и разгадка! Крыша протекает, смывая с картинки одного персонажа за другим! Никакой мистики!»

«Никакой мистики, а дом полон трупов!» — в дверях появляется изрядно похудевший Кол ОБок, за его спиной виден массивный Гризли, который будто бы лег поспать прямо посреди коридора.

СЦЕНА 3

К рупным планом лицо хозяина: «Я был страшно голоден, но, чтобы не позориться за столом, решил перекусить до ужина, открыл холодильник, буквально немножко покушал и… застрял!

Дверца, представьте себе, ни туда, ни сюда, снаружи только бок торчит! Я слишком много ем, моя печень давно пришла в негодность и перестала бороться с ядами. Этих ядов накопилось так много, что Бабушка, откусив от моего бока кусочек, оказалась отравлена! То же произошло и с Дед Ка, и с Вульфом, и с Гризли…»

Я рассказываю сказку «Отравлены? — Лис недоверчиво щурится. — Но я сам видел пятно на переднике!» «Это малиновое варенье! Мне хотелось порадовать мистера Гризли, он знает толк в хорошем выдержанном джеме, а кухарка, падая, пролила его на передник. Кстати, сбылось древнее пророчество: фамилия ОБок означает “Обкусанный бок”. Согласно предсказанию, один из нашего рода, смиренно перенеся укусы, избежит большой опасности и, возможно, даже прославится. Я был искусан, зато постройнел и смог выбраться из ловушки. И теперь никто не помешает мне передать вам те самые чертежи…» «Кроме меня! — вскакивает Зай Чи, в одной ее руке револьвер, в другой — раскрытое удостоверение. — Вы арестованы по обвинению в шпионаже и непредумышленном убийстве! Чертежи на стол и руки вверх!» «Кхе-кхе, — раздается за спиной у Зай Чи бесцветный голос Дед Ка. — Если позволите, я заберу бумаги. Это вовсе не чертежи, а мистер ОБок не шпион. Все здесь присутствующие расставляли ему ловушки, но он сумел обойти их.

Кстати, на всякий случай в аперитив гостям я подмешал противоядие, так что они скоро придут в себя. А мы с Бабушкой и так пьем его каждый день».

«Вот и славно! — повеселел добродушный хозяин. — Я собрал вас здесь не случайно, давно пора было определиться, кто на чьей стороне, а в создавшейся ситуации разобраться, кто друг, а кто враг, оказалось проще пареной репы. Но давайте же забудем политику и поедим блинов, как нормальные люди». «Согласен! — хитро щурится Лис. — Только вы обещали спеть нам балладу о своих похождениях, помните? Возьмите гитару, милейший, и садитесь сюда, поближе ко мне. Клянусь блинами, нет в мире большего ценителя баллад, чем я…»

Елена Анатольевна Верендякина

–  –  –

Я не вписывался в угол, Я был кругл.

Дед и бабка на самом деле Меня поэтому чуть не съели.

Но — не терпящий оков — Я — в окошко, и был таков!

Лес стоит полосою черной, Тропинка видна еле-еле, Шумят зловеще мохнатые ели Не виден (хотя его у меня нет) Даже палец… И вдруг — тенью внезапною — Заяц!

Уши-антенны дрожат, хрип натужен — «Колобок, ты мне нужен — На ужин!»

Но песня моя достигла накала:

«Я от деда с бабкой ушел — этого мало?!

От тебя мне легче уйти — прости!»

Бег — дальше. Где же конец пути?

Тут в чаще вой разорвал тишину:

Души грешные так стонут в аду.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Как она веселилась и пела!

И, потерянный Рай обретя (от восторга, конечно), надела, Перепутав, перчатки — дитя!

Одиночество долго ли длилось, Не могу я сказать вам, друзья.

Мокрой тенью Лягушка явилась, И у Мышки возникла семья.

Но у путаницы-Психеи Разбежались клубки судьбы;

Под сердитую песнь Борея Как причудливо свиты они!

От восторга забывшись и млея, В Теремке поселились скорее (нет, не пара ковчегова зверя) Зайчик, Волк, и Лисица, душевно болея.

Но тот найденный кров был не вечен, Жизнь жестока, кого ни спроси.

Зачадили, потухли свечи, Когда Мишка пытался войти.

Но как узки окошки и двери, Тяжек груз непрощенных грехов!

От бессилия свирепея, Сел на крышу Рушитель Домов.

Так сломался навек Теремок:

Смейся, о торжествующий Рок!

И заветного Рая ключи Больше ты не ищи, не ищи!

Я рассказываю сказку

–  –  –

Вьётся белая метель, кружится над подругой белокурой, Тоска снимает дверь с петель юности невольной.

С утра до ночи пыль и гнёт, вся чёрная работа Лежит на Золушкиных плечах, не лёгкая суббота.

Без отдыха и без любви, росла — цветок подснежник Красивее в округе не сыскать, в одно тряпьё одета.

Отец, любивший злую ночь, не мать, а мачеху.

Две сводные сестры, как хлыст и кнут, две змеи — в шик одеты.

Работы полный край, а скоро королевский бал.

Сестрицы наряжаются, им платья подавай.

Всё вкривь и вкось, но Золушки рука — что доброта.

Не сёстры, а принцессы.

Взгрустнулось девушке, стекают капли по лицу.

На своём сундуке с золой, как в королевстве!

О, солнце, не крестная ли мать, тоску смогла с лица убрать!

Есть у кого-то сердце.

В карету тыкву превратив, а Золушку в принцессу.

Так платье Золушке к лицу, глаз не оторвать — невеста!

В юности безбрежной хочется увидеть свет, Но в полночь волшебство пройдет, карета в тыкву превратится.

На балу прекрасней нет прелестной незнакомки.

Александра Анатольевна Ветрова Принц танцевать сам пригласил, но час пробил — двенадцать.

И убегая, в поздний час, лишь туфелька в руках у принца.

Среди всех дам и лиц искал одну её — красавицу, принцессу!

Обыскал всё королевство, но туфелька всем тесна!

Померили и две сестры, алчность и злость.

Не подходили принцу!

Осталось только Золушке надеть, Одна не примеряла в королевстве!

Но чудеса! И туфелька ей по ноге!

Не жмёт, не тесно.

Вновь крёстная, волшебной палочкой взмахнув, Одежду превратила вмиг в наряд, Усыпанный драгоценными камнями, Как глаза Золушки, так ей к лицу Серебряное и золотое пламя.

Свадьбой кончилась печаль, Лишь свет любви в глазах у принца!

Любовь и счастье впереди Прекрасней пары не найти в сем королевстве!

Колобок в стиле Ф. М. Досто евского

Н а серый, заброшенный людьми край спустились тёмные тучи.

Небо было чёрное, как земля. Из-за бурелома было трудно найти дорогу. Кое-где выглядывала зелёная трава. Она казалась едва живой. Кругом стояли деревеньки, где ещё жили люди. В одной из них жили дед да бабка. Коротали вместе уже седьмой десяток.

Жили бедно, дед, бывало, на голодный-то желудок и бабку колотил, но, сколько бабка не лазала по закромам, даже горстки крупы найти не могла. Соседи, да и люди в округе, заглядывались на чужое добро: кур, посевы, дабы что-нибудь умыкнуть.

Ещё год назад у старика и старухи была своя коровка, но кто-то умыкнул. Бурёнку так и не нашли, все очи старушка проплакала.

Внучка же сбежала с заезжим юношей, но в деревне поговаривали, что она пустилась в разгульную жизнь. И нет ей дела до бабки с дедом.

Я рассказываю сказку Старику вздумалось, что если бабка испечет колобок, то они всегда будут сыты и довольны. Где найти хоть горстку муки? Бабка призадумалась. И говорит деду: «Нет, мол, муки, сварю пустые щи, да и хорош». Дед разозлился пуще прежнего, поколотил бабку и закрыл в тёмный погреб. Куда не спускалась ни одна живая душа уже без малого десять лет. Кроме мышей, там ничего и не было, даже те от голода дохли. Два дня и две ночи бабка сидела в погребе.

Но времени зря не теряла, нашла в закромах пару горсточек муки, стала барабанить деду. Он смилостивился и открыл. Слепила колобок, обваляла в масле и положила на окошечко остудить.

Колобок долго лежал на окошке. Бабка хватилась, а колобок тем временем скатился с окошка на скамейку, перешагнул порог, пролез сквозь заросли в огороде. И выкатился за ворота, да и был таков. На прощанье лишь оскалился, так что дед с бабкой чуть не подпрыгнули и стали креститься от страха, глядя на такого колобка. Катится по непроглядной дороге, все бока отбил. Вдруг навстречу заяц с хитрыми глазами. Говорит заяц колобку: «Пришёл конец тебе, колобок. Я тебя разрежу и съем! С утра маковой росинки во рту не было».

Колобок задумался, заплатить ему нечем:

«Не убивай меня, косой, я тебе спою!» — отвечает колобок. И завыл, как сто чертей:

–  –  –

Заяц, услышав вой колобка, пустился бежать. Колобок покатился своей дорогой. Навстречу волк, с голодными глазами. И говорит:

«Колобок, я тебя на куски порежу, да и съем!» Колобок отвечает:

«Не режь, серый волк! Я тебе песенку спою!»

–  –  –

Волк пустился бежать. Только хвост виден был.

Покатился колобок по тёмной чаще, выкатился на опушку, скрипя зубами. А там медведь в малиннике.

Увидел колобка и говорит: «Ах ты, колобок, мешаешь малинкой лакомиться, я тебя на куски порежу и съем!» Тут колобок и запел:

–  –  –

Косолапый не успел и оглянуться, колобка и след простыл. Да и медведю стало жутковато от такой песни.

Укатился колобок, вдруг лиса из кустов выскакивает. Колобок и запел песню, но лиса была хитрая и голодная.

Говорит колобку:

«Подойди ко мне поближе, я плохо слышу». Не испугалась лиса песни колобка. Колобок приблизился, запел. Тут плутовка взмахнула топором и разрубила колобка на две части. И скушала. Все звери в лесу дивились, как лисе удалось колобка съесть, да песен не испугаться.

Я рассказываю сказку

–  –  –

делать по дому всю грязную работу. Спала девушка у печки, на мешке золы, единственном месте, куда не могли тени пробраться.

Так все в доме прозвали ее Золушкой.

(Золушка сидит и напевает песенку. Входит Мачеха с дочерями.)

Мачеха:

Золушка, сегодня Королевский бал, наряды открахмаль, туфли начисти, да пояса сестрицам затяни.

(Посмотрела Золушка на Мачеху, а вокруг той так и вьются черные щупальца.)

Золушка:

Матушка, исполнено уже все. Скажите, могу ли я поехать с вами, да хоть одним глазком увидеть бал?

(Все трое смеются, хватаясь за животы.)

Мачеха:

Куда ж ты поедешь, посмотри на себя в зеркало.

(Золушка подходит к зеркалу, да моргнула Мачеха — и Золушка оцепенела. Пытается сдвинуться с места, да не выходит.)

Мачеха:

Крошки мои, за мной! (Мачеха с сестрицами уходят.) (Стоит Золушка, не двигается, лишь одинокая слезинка скатилась по щеке. Появляется Фея-крестная.)

Фея-крестная:

Отправишься ты на бал, дитя, но помни: возвратись до двенадцати, не то потеряет волшебство силу.

(Взмахнула фея волшебной палочкой, и оттаяла Золушка. Платье да туфельки стали новые, а рядом карета запряжённая стоит.)

Золушка:

Спасибо, добрая крестная!

Я рассказываю сказку СЦЕНА 2 (Играет музыка. Королевский дворец.)

Король:

Ах, сынок ты мой, сынок. (Вздыхает.) — Околдовала тебя в детстве злая ведьма, не можешь ты видеть, да только случится поцелуй любви, спадут чары.

(Появляется Золушка.)

Король (восторженно):

Что за девица, хороша ее фигура и душа!

(Золушка подходит к принцу и кланяется.)

Принц:

Не вижу я, увы, беда. Но потанцуйте со мной, голубушка.

(Принц и Золушка танцуют. Вдруг часы бьют двенадцать, Золушка целует принца и в спешке убегает. Зал озаряется светом, принц снова может видеть. Но никто этого не замечает, кроме Мачехи. Принц стоит один, а в руках лишь хрустальная туфелька.) СЦЕНА 3 (Мачеха вбегает в дом, Золушка стоит на том же месте)

Мачеха:

Знаю я, где была ты (заклубились тени черные вокруг Золушки). Знаю, что это ты мое колдовство с принца сняла. Но не быть вам вместе, не позволю! Отца твоего погубила и тебя убью. А ну, черти, взять её! (Вбегает принц и пронзает Мачеху своим мечом, и тени исчезают. Принц примеряет Золушке туфельку и превращается старое платье в прекрасный наряд.)

Принц:

Теперь мы будем вместе?

Золушка:

Навсегда!

Рассказчик:

И жили они долго и счастливо.

–  –  –

У царя страны далекой, Где не бури бушевали, Да не видывали счастья, Три сынка с войны вернулись.

Да велел им царь жениться:

Сыновья мои, родные, Вы войну отвоевали, Столько горя вы познали, Что навеки не пройдет.

Но ведь надо излечиться, Так даю приказ жениться.

Стрелу во поле пустите, На два шага отойдите.

Вот куда падет стрела, Там и значится судьба.

Сыновья же поклонились, В дальний путь они пустились, Стрелы в лук же зарядили, В чистом поле запустили.

Та, что старшего, стрела, Улетела за моря, Опустилась на могиле, Тех, чьи земли разбомбили.

И женился он на той Страшной бабе молодой.

Средний сын стрелу пускает,

Да ей шепчет, призывает:

Ты меня не подведи, К знатной бабе попади.

И женился он на той Знатной, свежей, молодой, Что по молодости глупой Не была ему подругой.

Младший сын стрелу пускает, Я рассказываю сказку

–  –  –

На колени, Бога просит, Чтоб простил ему грехи.

Царь испробовал вкушенья:

Что за чудо угощения, А ковер, ты посмотри, Небо, солнце и цветы.

Шкурку сбросила лягушка, Стала девицей цветущей.

Младший шкурку-то нашел, И чтоб впредь не превращалась, Чудо-девицей осталась, Шкурку тотчас он и сжег.

«Ах, Иван, Иван-царевич, Что ж ты, милый, натворил, Подождал б три дня и ночи, Век была бы я твоей.

А теперь я буду в царстве, Тридесятом государстве, Да за тридевять земель, Там ищи меня теперь!»

И отправился он в путь, Чтоб жену свою вернуть.

Долго шел он и бродил, По лесам, морям ходил.

В дальних землях он сражался, В войнах, бедах он мужался, Всех врагов же перебил, Повстречал зверей лесных, Те ему и помогли, до царевны довели.

Рассказали, что и где, Смерть Кощеева в игле, Что находится в дупле.

Ту иглу они сломали, Да Кощея покарали.

Жили долго, не тужили, Но войну не позабыли.

И по сей день слышу я:

«Миру — мир, а не война».

Я рассказываю сказку

–  –  –

«С естрица Аленушка и братец Иванушка, или Наставление отрокам: сиюминутные желания могут привести к необратимым последствиям. Послушание — одна из ступеней духовного развития личности, Путь к Просветлению и поиску смыслов созданной тобой ВНУТРЕННЕЙ ВСЕЛЕННОЙ».

Ж или-были старик да старуха, старик читал книги о разных мировых религиях, учениях Древнего Мира, очень любил египетскую мифологию, грезил о Пирамидах и сына хотел назвать «Ра» — подобно Богу Солнца, но старуха воспротивилась. Родители дали своим детям простые имена: Аленушка и Иванушка.

Когда Боги всех освоенных стариком учений призвали его с женой к себе, Аленушка и Иванушка остались совсем одни.

Аленушка была девушка работящая, в мать, учений философских не знала и на работу брала с собой маленького братца.

Идут они по широкому полю, и захотелось Иванушке пить:

— Сестрица Аленушка, я пить хочу.

Маленький Иванушка не знал о сакральной сущности всех вещей и явлений, а хотел испить водицы из коровьего копытца.

Ольга Михайловна Воронова Аленушка вспомнила, как батюшка часто, долгими зимними вечерами, когда сидела она за прялкой, пересказывал ей старые учения мистиков, а также и упоминал о мудрости тибетских монахов, вспомнила она и странное слово «Азимут», услышанное не единожды от отца. И знание явилось ей: пить из коровьего копытца нельзя.

— Не пей, братец, теленочком станешь.

Братец послушался, и пошли они дальше… Вот на пути лошадиное копытце:

— Сестрица Аленушка, напьюсь я из копытца.

— Не пей, братец, жеребеночком станешь.

Вздохнул Иванушка; опять пошли дальше. Козье копытце призывно влекло к себе Иванушку:

— Сестрица Аленушка, напьюсь я из копытца.

— Не пей братец, козленочком станешь, вспомни батюшку нашего, мечтавшего назвать тебя именем Мудрого Древнего Бога Солнца «Ра», а ты, тем временем, ведешь себя как Иванушка-дурачок из русских народных сказок. Вода в копытце грязная, и пить из лужи, вопреки всем санитарным нормам, воспрещается не только из мистических соображений, но и по правилам элементарной гигиены! — произнесла Аленушка не своими, а батюшкиными словами, такое длинное наставление.

Иван не послушался, напился из козьего копытца и стал козленочком. Плачет Аленушка, а мимо едет купец, ранее часто посещавший индийские ашрамы, искавший свой Путь во Вселенной и ставший успешным дельцом. Аленушка все ему рассказала.

— Поди за меня замуж, и козленочка возьмем.

Но темные силы нарушили баланс добра и зла во Вселенной, явилась к Аленушке ведьма и уговорила ее идти купаться. Аленушка согласилась, позабыв все предосторожности своего ушедшего батюшки и все наставления своего супруга не ходить на речку с незнакомыми. Ведьма привязала к шее девушки камень и бросила ее в воду, а сама обернулась Аленушкой и стала выдавать себя за нее.

Никто этого не заметил, кроме Иванушки, так как в одной Древней Книге было сказано: только кровные узы способны разоблачить абсолютное зло и избавить невинную жертву от страданий и мучений. Ведьма же стала просить купца, видевшего в ней свою законную супругу, Аленушку, чтобы он разрешил ей зарезать Я рассказываю сказку Козленочка. Стоит отметить, что после того, как Купец оставил свои философские занятия, он лишился внутреннего зрения, душа его пребывала в постоянном сне, а мысли о доходе закрыли Третий Глаз. Стал он теперь человеком приземленным, забывшим о существовании тонких миров, и не смог понять, что Аленушка никогда не пожелала бы смерти своего любимого брата. Купец нехотя согласился на уговоры ведьмы. Иванушка же испросил разрешения сходить на речку перед смертью.

Слуга подслушал стенания Аленушки под водой, ее разговор с Козленочком и рассказал все купцу, а затем созвал народ, и вытащили всем миром Аленушку на берег, а козленочек три раза перевернулся через голову и снова стал мальчиком Иванушкой. Ведьму же привязали к лошадиному хвосту и пустили в чисто поле. Мы видим, что коллективное сознание русского народа является очень важным этапом в формировании индивидуальных мировоззренческих принципов и категорий, способных привести нас к Пути Просветления и Обретения Истинного Знания.

Ирина Владимировна Вчерашняя

–  –  –

Ж ила-была девица, приветлива, мила. И краса, и молода, только больно уж худа. И случилося с ней горе, слез пролито было море. Мама — в гроб, отец женился, я чуть квасом не давился. До свадьбы невеста мила, молчалива, за мужем горда и строптива. Девицу на кухню сослала тот час, дочуркам своим и балы, и тарантас.

–  –  –

На Золушку внимания не обращают, а только работою все загружают. «Будешь шить, стирать, варить, дочек с мачехой кормить!

А жаловаться не смей, слез горьких не лей». Отец ее жалеет, да только слова поперек жене сказать не смеет.

–  –  –

Мачеха с дочками как стая, Золушкой помыкают, ни на что не взирая. На бал собираются, глаза подводят, да в наряды наряжаются. Работою Золушку завалили и даже розы приказать посадить не забыли. Хоть у девушки иммунитет, но очень хочется на банкет.

На помощь ей приходит крестная фея, отказать девице ни в чем не смея. Нарядила девицу фея тотчас, из тыквы сделала тарантас.

Хрустальные туфельки влезли за раз, и фея дала сумасшедший наказ: «В двенадцать явиться домой — вот приказ, а тыквою станет твой тарантас».

–  –  –

Золушка все равно что в отпуску, а время было начеку. Двенадцать раз пробило тотчас, закончился для Золушки танцкласс. Туфельку судьба сняла, в руки к принцу отдала.

–  –  –

Долго принц по королевству мотается, потихоньку на всех озлобляется. Девицы вешаются на шею, несут разную ахинею. Крошечная туфелька не одевается, как они ни стараются.

Ирина Владимировна Вчерашняя

–  –  –

Золушка слезами обливается, помочь всем старается. Туфелька смогла на ножку лечь, принц потерял мгновенно речь. Искал одну, нашел другую, как будто поиски прошли впустую.

–  –  –

Слетела туфелька с незнакомки тогда, потому что ножка маленькой была. У новоявленной невесты была не ножка, а НОГА. Проверить ножку последней из сестер к принцу пришла идея, на этом и закончилась эпопея.

–  –  –

Колобок в стиле анимэ Ирина Владимировна Вчерашняя Я рассказываю сказку Теремок Сценарий учебного фильма Название проекта: «Теремок: «сказочная реальность»

Жанр: учебный фильм по ОБЖ для учащихся старших классов общеобразовательных школ Целевая аудитория: дети от 15 до 16 лет Хронометраж фильма: 15 минут Количество серий: 1 серия Место действия: студия

СИНОПСИС:

Эпизод 1. В студии, за овальным столом сидит Юрист.

Голос за кадром: «Сказка ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок».

Монолог Юриста сводится к тому, что на примере любой сказки можно проанализировать допущенные нарушения или правильно спланировать свои действия.

Эпизод 2. На столе появляются 3D интерактивное голографическое изображение Теремка.

К нему подходит Муха и начинает в нем жить.

По ходу действия Юрист комментирует ст. 7.1 Кодекса об административных правонарушениях «Самовольное занятие земельного участка» и ст. 139 Уголовного кодекса «Нарушение неприкосновенности жилища».

Эпизод 3. На голографической картинке меняется изображение:

в теремке начинают жить Комар, Лягушка, Заяц, Лиса, Волк.

Юрист знакомит зрителей с нормой «резиновая квартира» Постановления Правительства РФ от 15.08.2014 г. № 809 «Правила регистрации учета граждан РФ по месту пребывания и месту жительства» «Злоупотребление недобросовестными собственниками (нанимателями) жилых помещений своими правами».

Эпизод 4. К 3D-Теремку подходит Медведь, садится на крышу и давит Теремок.

Ирина Владимировна Вчерашняя Юрист показывает, как можно интерпретировать действие Медведя с разных сторон. Если Медведь сел на Теремок случайно, то действует ст. 168 Уголовного кодекса РФ «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности». Если же Медведь сел на домик специально, то действуют нормы ст. 167 Уголовного кодекса «Умышленное уничтожение или повреждение имущества».

Эпизод 5. Животные разбегаются.

Голографическая картинка исчезает. Юрист выкладывает на стол уже знакомые законодательные акты и произносит речь, основная идея которой: «Незнание закона не освобождает от ответственности».

Голос за кадром:

«Сказка ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок».

Колобок-попаданец Сценарий в жанр е фэнтези

Название проекта: «Колобок: как попал, так пропал!»

Жанр: фэнтези Логлайн: Это история про Колобка (пол и возраст героя не определяется, но на вид очень свежий, представляет собой идеальный шар, имеет опыт внутрипространственных переходов, радужную ауру и музыкальный талант), который попадает в чужой мир (на планету Лесовию) и очень хочет вернуться домой (на планету Колобанию). На пути к своей цели он очаровывает Зайца (эльфа), усмиряет Волка (оборотня) и освобождает Медведя (орка). Все его действия переворачивают жизнь животных, но никто из них не может помочь Колобку. Тогда Колобок обращается к Лисе (магу), действия которой приводят к гибели главного героя.

Целевая аудитория: дети от 12 до 14 лет.

Хронометраж фильма: 90 минут Количество серий: 1 серия 1 акт — Экспозиция: Планета Колобания, на которой живет Колобок, ничего особого собой не представляет: абсолютно ровный шар бежевого цвета без зелени и вод. Колобки, живущие на Колобании, имеют очень красивую и переливающуюся видимую ауру, которая при движении (а Колобки движутся очень быстро) Я рассказываю сказку превращается в радугу. Наш Колобок неудачно разогнался и попал в межпространственный портал. Портал приводит Колобка на планету Лесовию, которая очень отличается от его родного мира. На Лесовии много растительности, есть местное население, которое не только враждует между собой, но и совсем не любит незнакомцев. Колобок, пытаясь понять, как ему вернуться домой, решает познакомиться с местными диаспорами. Возможно, кто-нибудь из них знает, как путешествовать между мирами. И Колобок катится вперед навстречу приключениям.

2 акт — Борьба героя с препятствиями на пути Часть 1. Встреча с Зайцем. Колобок попадает в очень странный лес. Все его пространство заполнено странными постройками, напоминающими что-то среднее между гнездами птиц и дуплами белок. Больше всего Колобок удивляется, увидев в одном из таких гнезд Зайца. Заяц оказался местным жителем — эльфом. Он считает себя суперкрасивым, суперумным и вообще супер. Никто не может Зайца переубедить. Кроме того, Заяц считает, что и его музыкальный слух безупречен. Чтобы это доказать, Заяц вызывает всех на песенный турнир. Колобок интересуется у Зайца, знает ли тот, как ходить между мирами, но Заяц слышит только себя. Тогда Колобок решает поучаствовать в песенном турнире. Колобок использует при исполнении своей песни спецэффекты, вызванные радужной аурой, и очаровывает Зайца: ведь важно не только уметь хорошо петь, но и красиво свою музыку преподнести. Заяц признает победу Колобка, сказав, что пойдет обязательно учиться, и отправляет Колобка к Волку.

Часть 2. Встреча с Волком.

Оборотень Волк живет в вековом дубовом лесу. Все время Волк ходит злой, срывая свое настроение на всех. Причина заключается в том, что он никак не может оборотиться, как делают все его родичи. Волк, увидев Колобка, решает на нем отыграться. Волк запугивает Колобка, но тот не из пугливых.

Колобок поет свою коронную песню, задействовав всю магию обволакивающей ауры. Разноцветные всполохи успокаивают Волка, а звуки музыки дают уверенность в собственных силах. Волк оборачивается впервые в жизни. На радостях Волк бежит домой, не забыв крикнуть на ходу, что Колобку нужно пойти к Медведю.

Часть 3. Встреча с Медведем.

Орк Медведь живет в степи, располагающейся сразу за лесом. Степь очень часто подвергается Ирина Владимировна Вчерашняя нападениям троллей. Медведь никак не может придумать, как остановить эти нападения. Защищая свою землю, Медведь выходит на бой с троллями. И тут ему не везет — его захватывают в плен. Несмотря на то что Медведь большой и сильный, он ничего не может сделать с отрядом из шести троллей. Колобок решает помочь Медведю. Он поет свою коронную песню и отвлекает внимание троллей. Это дает возможность Медведю вырваться из захвата и разбросать врагов. Колобок спрашивает у Медведя, знает ли тот, как путешествовать между мирами. Но Медведь может только посоветовать обратиться к Лисе, ведь она одна в Лесовии владеет магией.

3 акт — Заключительный — Встреча с Лисой. Колобок видит замок, в котором живет магиня Лиса. Замок очень древний и обнесен глубоким рвом. Даже издали видно, что там творится волшебство (весь замок светится, летят молнии). Колобок закатывается в замок и встречает Лису. Он настолько очарован, что без утайки рассказывает Лисе о своих приключениях и просит помощи. Но Лиса, увидев радужную ауру Колобка, решает забрать ее себе. Она придумывает историю о том, что приключения попаданца Колобка нарушили равновесие в Лесовии. И для того чтобы вернуться домой, Колобок должен вернуть все назад. Колобок спрашивает, как это сделать. Лиса предлагает Колобку поменяться аурами на время, так как, изменяя жизнь местных жителей, он использовал свою ауру.

Колобок думает и соглашается. Потеряв свою радужную ауру, Колобок становится обычной булкой — колобком, румяным бочком, которую Лиса сразу же и съедает. И жизнь в Лесовии кардинально меняется — теперь всем здесь заправляет волшебница Лиса с убеждающей радужной аурой.

–  –  –

Т акая история произошла недавно в нашем доме. Дали Мухе Горюхе отдельную квартиру. Она, конечно, небольшая, но зато отдельная и в центре города. Муха, конечно, рада, порядок наводит, песни поет! Это хорошо! Хорошо, да не совсем! Хотелось бы жить Я рассказываю сказку отдельно, но началась эпоха подселения. Оно, конечно, отдельно жить хорошо, только пришлось потесниться. Теперича в квартире появились новые соседи.

Первым подселился Комар Пискун. Безусловно, интеллигентнейший сосед, говорят. Победитель многих музыкальных конкурсов. Может, оно и так, но Комар имел наглость репетировать дома.

И нет, чтобы играл, когда все люди на работе, он репетировал все время (когда не был в театре), и звуки его скрипки сводили соседку с ума.

И тут подселили к ним Мышку Погребушку. Мышка — бабёнка толстая, торговая работница. Огляделась, выбрала уголок поудобнее, и каждый раз подгребала под себя все самое лучшее и что плохо лежит. С одной стороны, это, конечно, правильно — она здесь живет. С другой стороны — нужно же и с другими считаться.

Одним словом, стало их трое.

И тут подселилась к ним Лягушка Квакушка, первая сплетница в доме. Оно, конечно, у каждого свои недостатки, но нельзя же обо всем рассказывать. Теперича, что делают соседи, перестало быть тайной. И стало их в квартире, конечно, четверо.

Не успели соседи друг к другу привыкнуть, как прискакал Заюнок Кривоног, по горке скок. Он, конечно, мужик ученый — по горам лазит, минералы какие-то ищет, но хотелось бы, чтобы он все, что нашел, в квартиру не тянул. Только Заюнок никого не слушает, тем более что и девать-то эти камни больше некуда. Квартирка у Мухи, конечно, небольшая, но места пока хватало всем. И ссор больших не наблюдалось: ворчали, однако, на Комара, выбрасывали втихаря камешки Заюнка. Но жили мирно впятером.

И тут к ним подселилась Лиса При беседе краса. Актриса, красавица, но, конечно, избалованная вниманием зрителей. И это ей не так, и то ни этак. И белье не здесь висит, и капустой пахнет.

А еще ей нравилось стравливать соседей между собой — одним словом, артистка. И начались ссоры и дрязги. Соседи друг друга обзывают, дерутся. Это, конечно, нехорошо, но еще терпимо.

И тут к Лисе переехал жених — Волк Волчище Из-за куста хватыш. Страшно стало соседям. Сидят по своим норкам, носа высунуть боятся. Говорят, даже ругаться перестали. Одним словом, куда ни плюнь, везде соседи: квартиранты и квартирантки. Знаете, даже в таком составе можно, как оказалось, жить… квартирка-то в Центре.

Ирина Владимировна Вчерашняя Но тут появился Медведь Всем Пригнётыш. Углядел он квартирку поближе к работе. Она, конечно, заселена, но Медведю-то какое дело. И соседи ему тоже не особенно нужны были. И не то чтобы соседи ему мешали, а просто захотелось. Умоляли квартиранты не рушить их жизни, только Медведь — он большой, да и характером оказался упрямый: что в голову втемяшилось, то и делает. Выселил Медведь соседей за Город. Кого и куда, ему, конечно, и невдомек. Одним словом, живут теперь бывшие соседи на свежем воздухе, ездят по три часа до работы, и жизнь ихняя не сложилась.

«Мерси, спасибо» Медведю Пригнётышу!

Я рассказываю сказку

–  –  –

Теремок в стиле И. А. Крылова Мышь серая, среди чащоб блуждая,

Увидела высокий терем на опушке:

Он был прекрасен и не казался ей опасен Напрасно, кликая хозяев, мышь в ожиданье провела денек.

Затем, переступив порог, в домок вошла и стала, Радуясь своей счастливой доле, вести хозяйство… Тем временем лягушка из болота под горой Решила, что гулять она должна порой.

Прогулки ей весьма полезны для здоровья!

Пропрыгав с полчаса, забралась на горушку —

И тут она узрела теремок! Взмолилася:

«Хозяин, пусти же бедную лягушку на порог!»

Тут мышь подумала: «Доколь мне одиноко Влачить в тени лесов младые дни мои?

Не лучше ль мне пожертвовать комфортом?»

И молвила: «Войди ко мне в светлицу, о, лягушка!

Я знаю — будешь точно мне подружка!»

И зажили вдвоем счастливо и легко.

Вот зайчик-побегайчик появился,

Увидел диво-терем, красотой его пленился и молвил:

«Друзья, пустите и меня пожить в довольстве и тепле!»

Ольга Николаевна Гаврилина Пустили. И теперь втроем Уж обживают новый дом.

Лисичка хитрая давно уж поняла, Что лес то холоден, то одинок, И солнце освещает лишь один бочок… От одиночества страдая, Идет она среди лесов, себя в ином краю узреть мечтая.

И только мыслит — вот уж терем перед ней, Куда так просится войти нога!..

А слабый ветерок доносит запах пирога… Лисицу приняли с радушием и добрым словом.

Она ж — была и петь, и танцевать готова!

Гроза лесов, Волк серый прискакал На круглую полянку.

Он быстро дружбу свел с лисой и обещал не кушать зайку, А мыши и лягушке тут же он сыграл на балалайке.

Идет концерт, и вот уж звери позабыли, что волков Недаром называют все грозой лесов… Да вряд ли наш волчок таков — уж очень добр он, дружен.

«Такой волчок нам очень нужен!» — все звери молвили.

По лесу слух идет — какое диво Сей терем! Как красиво и дружно В нем живет звериная семья!

Однако ж в тереме недолго проживало Сообщество зверей — Случилось мишке пробираться Сквозь заросли ветвей.

И только он увидел терем — рычит:

«Иду я тоже к вам!»

Кричит: «Привык я к пирогам!»

«Постой! Плохая, кум, идея» — Кричат в ответ медведю мышь с лисой, И вторят волк, лягушка, и косой — «Нейди ты к нам — ведь ты обрушишь терем!»

Но мишенька давно мечтал о крове, о теплом уголке с едой, А посему, совсем не споря, украсил стену он дырой, Затем еще одной — и вот уж полетели вниз кусочки крыши!

Спастись успели все — лишь прищемило хвостик мыши… Согласья не было среди зверей, Я рассказываю сказку

–  –  –

Ф ея опустила на колени голубое пушистое вязание и вновь взяла со столика письмо. Оно пришло утром, озадачив и взволновав волшебницу.

Дорогая тетушка! Мне необходимо с вами увидеться. Как вы знаете, вечером во дворце состоится бал. Боюсь, как бы на празднике не случилось бы чего-то дурного. Золушка.

После жизни с мачехой вряд ли девочку напугали бы пустяки… — пробормотала Фея. — Я сама, рекомендовав ее на работу горничной, отметила силу духа и сдержанность. Мдаа... Есть над чем задуматься. Мачеха сперва встала на дыбы, ей не хотелось терять даровую служанку. Но потом как-то подозрительно обрадовалась… Нужно разобраться, что же там происходит!

Куст шиповника был усеян розовыми лохматыми цветами.

Золушка машинально касалась пальцами лепестков, вдыхая нежный аромат. Но увы, это не помогало прогнать тревогу.

Фея свернула на маленькую тропинку Королевского сада. Да, племянница была здесь, среди зарослей шиповника. Тоненькая фигурка в светло-синем форменном платье напряженно застыла Я рассказываю сказку в ожидании. Вечернее солнце подсвечивало тяжелые золотистые косы, сбегавшие по плечам.

— Вот и я, дорогая! — ускорив шаги, Фея приблизилась к девушке.

— Тетушка! — с нежностью и облегчением выдохнула Золушка, обнимая волшебницу.

— Ну-ну, милая, успокойся. Рассказывай, что случилось?

Золушка быстро осмотрелась. Фея понимающе кивнула и взмахнула спицами. Лепестки шиповника медленно поднялись с дорожки и закружились вокруг девушки и волшебницы.

— Никто не подслушает, — пояснила Фея. — Можешь начинать.

Что тебя тревожит?

— Во-первых, Марианна… — медленно произнесла Золушка.

Младшая дочь мачехи. С тех пор, как я работаю во дворце, она стала очень дружелюбной. Часто приезжает навестить, заходит в мою комнатушку. Передает приветы от мачехи и Анны, хотя я сомневаюсь, что тем есть до меня дело… — Действительно, непонятно, — согласилась Фея. — Дальше.

— Очень переменился Король! Всегда был спокойным и величественным, а теперь… Если думает, что никто не видит, — у него мечтательная улыбка. На людях — хмурится! Принц говорит… — Принц тебе говорит? — удивленно подняла брови Фея.

Золушка смешалась и покраснела. В этот момент Принц показался в начале тропинки. Лепестки словно в раздумье зависли в воздухе, а потом приняли подбежавшего юношу в секретный круг.

— Мы просто… Мы друзья, — объяснила девушка, отступая в сторону. Принц нахмурился и вздохнул.

— Я так и поняла, — усмехнулась Фея. — Ваше Высочество, тогда, возможно, об отце вы скажете сами?

Юноша в легком раздражении пожал плечами.

— Да ничего особенного! Говорят, у всех подросших принцев… и не принцев проблемы с родителями. Только ведь раньше этого не было. Ссоримся. Говорит, что мне Королевство доверить нельзя, что я еще мал и глуп, и его не уважаю… — А на самом деле? — волшебница посмотрела Принцу в глаза.

— Да люблю я отца, конечно! И уважаю... Но ведь и я уже не ребенок, сколько можно меня учить!

Золушка положила ему руку на локоть, пытаясь успокоить.

Принц с тревогой посмотрел на девушку:

— Ты лучше про ружье расскажи!

Мария Валерьевна Гаврилова — Да, ружье… словно думая о другом, произнесла Золушка. — Кто-то брал папино ружье. Я его берегу… на память. Больше ничего мачеха мне унести из дома не позволила. А еще — ну, это совсем ерунда, но раньше такого не случалось, один мой башмак пропал, тоже форменный… Золушка так и не убрала руки с локтя Принца, и юноша стоял, боясь пошевелиться. Фея с трудом подавила улыбку. Любовь — прекрасно, но сейчас нужно разбираться с другим, серьезным вопросом.

— Золушка! — решительно заявила волшебница. — Сегодня ты идешь на бал.

— Правильно! — обрадовался Принц.

— Я не могу! — ахнула девушка.

— Да ты будешь красивее всех!

— Ну да, — фыркнула Золушка, — в огромном чепчике и форменном платье… — Дорогая, разумеется, на тебе будет самый лучший наряд, — прекратила пререкания Фея. — И ты идешь не развлекаться. Мы должны предотвратить преступление.

— Если так, я сделаю все, что вы скажете, тетушка, — твердо сказала Золушка.

Зал сверкал и шумел, как море. Волны гостей сталкивались, сливались, кружились в водоворотах. Король наблюдал эту суету не сходя с трона и словно выглядывал кого-то в зале. Совсем рядом, за королевским местом, стоял Принц, а возле него — Фея и Золушка.

Благодаря взмаху волшебных спиц на девушке было воздушное белое платье. Золотые волосы уложены короной. Так что горничную на этом балу все приняли за иноземную принцессу.

— Как туфли? — поинтересовалась Фея у племянницы, рассматривая сквозь пенсне гостей.

— Замечательно, — шепнула девушка. — Но, все же — почему хрустальные?

— Психологический трюк… — пожала плечами Фея. — Люди замечают только нечто удивительное. Все будут разглядывать хрусталь на твоих ножках, а на лицо особо внимания не обратят. И не узнают.

Принц явно собирался возразить, но в это время в зал вошли мачеха и ее дочери.

— Надо же, Марианна заказала синее платье… — удивилась Золушка. — Она же терпеть не могла этот цвет! И какое оно простое, почти без вышивки.

Я рассказываю сказку Фея нахмурилась. Долгим, задумчивым взглядом она окинула девушку в светло-синем наряде. Тщательно завитые темные локоны обрамляли хорошенькое личико, выражавшее восторг и наивное восхищенье. Однако глаза Марианны под полуопущенными ресницам выдавали и ум, и хитрость.

Прошел час. Нервы Золушки были напряжены до предела. «Вот сейчас что-то случится…» — думала она, кружась в вальсе. Рядом, уже второй раз, с Марианной танцевал Король. Отзвучали последние такты. Король провел Марианну к мачехе. Принц и Золушка опять встали за троном. Часы показывали без двадцати полночь.

Ровно в двенадцать Король должен был обратиться ко всем гостям с приветственной речью. Прошло еще несколько минут. Король встал. Все замолкли.

И тут из маленькой дверки для прислуги показалась женская фигура. Огромный чепчик закрывал голову, и только толстые золотые косы можно было разглядеть. Золушка увидела отцовское ружье.

Услышала щелчок затвора. И, рванувшись вправо, изо всех сил толкнула Короля, на которого и был направлен ствол. Грянувший выстрел совпал с их падением, боем часов и звоном хрустальной туфельки, сорвавшейся с ноги «иноземной принцессы».

— О, Ваше Величество, Ваше Величество! — причитала Марианна, склонившись над Королем. Правитель уже сидел на троне, ошарашенный, но целый и невредимый. — Какое счастье — вы живы!

Король стиснул руку Марианны.

— Кто это был? — спросил он, обращаясь к бледному Принцу.

Это ведь служанка. Ее схватили?

Марианна всхлипнула.

— Почему вы плачете, дорогая моя? Марианна? — в голосе Короля смешались тревога и нежность. Девушка порывисто опустилась на колени.

— О, Ваше Величество, я… Я кажется знаю, кто это был… О, небо, я не могу поверить… — Вы должны сказать, Марианна. — так же нежно, но твердо произнес Король. — Это преступница.

— Это моя сводная сестра… — выдохнула Марианна, — она работает во дворце. Золушка. Только у нее такие длинные золотые косы. И ружье отца, которое она забрала себе после его смерти.

«Иноземная принцесса», которую также со всем почетом успели поднять и усадить рядом с троном на бархатную подушку, вздрогнула. Бледные щеки Принца вспыхнули, и он громко заявил:

Мария Валерьевна Гаврилова — Это невозможно!

Тут к трону приблизилась мачеха.

— О, для нее одной — невозможно. Но у нее был сообщник.

Ваше Величество, я сегодня собиралась предупредить вас. Ходят слухи, что Принц сдружился с одной из горничных… С Золушкой… — Так… — прищурился Король. — Что, сын, не можешь дождаться, когда же я умру, и ты все сможешь делать по-своему? Что же ты обещал этой служанке? Только деньги, или корону пополам?

— Как ты можешь думать такое, отец? Тебя обманывают. Ни я, ни Золушка не виновны!

— Меня обманывают? Кто? Эта замечательная девушка, — Король кивнул на заплаканную Марианну, — и ее почтенная мать?

В этот момент в зал вбежали гвардейцы. Один из сжимал в руках крохотный черный башмак.

— Нашли на лестнице! — отрапортовали они.

— Конечно, это Золушкин… — безапелляционно заявила Мачеха. — Можете попытаться примерить его всем девушкам королевства — будет мал. Только моей падчерице впору… — Немедленно найти! Арестовать! И Принца… — голос Короля сорвался.

Золушка вскочила и тут же едва не упала. Ведь ее вторая туфелька все еще валялась где-то на полу.

Король заметил движение гостьи и тоже встал.

— О, Принцесса, позвольте поблагодарить вас! Вы спасли мне жизнь, оттолкнув в сторону. Простите, что вместо праздника вы оказались в центре этой подлой измены.

— Ваше Величество, — вперед выступила Фея. — Мне кажется, пора сказать правду. Золушка никак не могла стрелять. Потому что она весь этот вечер была рядом с вами.

Фея положила руку на плечо племянницы.

Глаза Марианны впились в лицо «Принцессы», и рот исказила злобная гримаса. На лице Мачехи отразилось благородное негодование.

— Золушка позвала меня помочь разобраться в истории, которая началась уже несколько месяцев назад. Когда вы, Ваше Величество, познакомились с Марианной. Нет-нет, погодите, дослушайте! Девушка уже пыталась подступаться к Принцу, но потерпела неудачу.

И тогда ее целью стали Вы. Она Вам нравилась, казалась нежной и доброй. Почему бы и не жениться на этом ангеле? Марианна очень Я рассказываю сказку хотела стать королевой, а мать ее в этом поддерживала. Но Принц был уже не нужен. Наследницей должна была стать юная вдова.

И тогда Марианна придумала разыграть покушение на Вас, не убить, конечно, но ранить. Вину же свалить на Принца. Она давно наговаривала Вам на него, внушала, что сын Вас не любит и мечтает все делать по-своему.

Марианне и Мачехе повезло, в это время я порекомендовала Золушку во дворец. Второй человек, которого можно обвинить!

Марианна решила выстрелить сама. Но ее должны были принять за Золушку. Почему к балу она заказала простое платье, да еще нелюбимого цвета? Его легче выдать издали за форму служанки, если прикрыть фартуком, и надеть чепец. Марианна сделала выстрел, выскочила на черную лестницу, сняла чепец и фартук, вместе с фальшивыми косами спрятала их. На ступеньках оставила украденный маленький черный башмачок. Все! Теперь можно идти в бальную залу и изображать горе и стыд за сестру. Дружба Золушки и Принца должна была навести на мысль о заговоре. Как и произошло.

Марианна стояла, сжимая и разжимая кулаки. Ее лицо оставалось спокойным, только сильно побледнело.

А вот нервы Мачехи не выдержали:

— Проклятая ты девчонка! — завопила она падчерице. — Ты вечно все портила моим девочкам!

А Марианна, поняв, что теперь игра проиграна окончательно, завизжала на весь дворец.

После того, как преступниц посадили под замок, гости разошлись. Король сидел на троне, подавленный и мрачный. Наконец правитель встал, отошел к колонне и собственноручно поднял отлетевшую туда хрустальную туфельку. Затем приблизился к Золушке.

— Вы — лучше, чем Принцесса. Вы — честная, храбрая и добрая девушка. И я прошу прощения у вас. И у тебя, дорогой сын.

Надень туфельку своей невесте. Я думаю, это будет лучший подарок вам обоим.

И сын, и уже почти дочь с двух сторон обняли старого Короля.

— Туфелька вместо обручального кольца — это очень необычно… — пробормотала Фея, устраиваясь на мягком стуле со своим пушистыми вязанием. — Теперь — самое время поговорить о любви.

Алия Гисматуллина

–  –  –

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старик со старухой.

— Слушай, старуха, — говорит дед, — иди-ка поскреби по коробу, да по сусеку помети, может наскребешь нам муки на колобок.

Взяла старая крылышко, поскребла, помела и наскребла муки две горсточки.

Муку она замесила на сметанке, слепила колобок, пожарила в масле и положила его на окошко остужаться, ибо был он очень горяч.

Колобок полежал некоторое время, взял да и покатился — с окна на лавку, потом на пол, затем к двери, прыг через порог — и уже в сенях, потом на крыльцо, затем на двор к воротам, дальше и дальше.

Катится Колобок, а навстречу ему бредёт самоотверженный Заяц:

— Колобок, я тебя сожру! — рявкнул Заяц.

— Не ешь меня, Заинька, я тебе песенку исполню:

–  –  –

И покатился дальше по дороге — только серый его и видел!

Катится Колобок, а навстречу ему проклятый Волк идёт:

— Колобок, я тебя сожру!

— Не ешь меня, Волчонок, я тебе песенку исполню:

–  –  –

И покатился дальше по дороге — только Волк его и видел!

Катится Колобок, а навстречу ему Топтыгин:

— Колобок, я тебя сожру! — зревел он.

— Где тебе, косолапому, сожрать меня!

–  –  –

Катится Колобок, а навстречу ему рыжая, у которой ума целая палата была!

— Колобок, а куда катишься, родной?

— Качусь я по дорожке.

— А исполни-ка мне песенку!

Колобок и запел:

–  –  –

А Лиса говорит:

— Ах, песенка хороша, да только я сильно взволнована. Колобок, сядь-ка ко мне на нос и спой еще раз, да погромче.

Колобок запрыгнул рыжей на нос и запел погромче ту же песню.

А она опять ему говорит:

— Колобок, осмелюсь попросить, сядь-ка ко мне на язычок и пропой песенку в последний разочек.

Колобок прыгнул хитрой на язык, не успел опомниться, а та его — гам! — и сожрала.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Про Лесного Ваню П ро Лесного Ваню рассказывали мне грибники, бывалые люди, съевшие на комариных полянках не один десяток бутербродов и не раз блуждавшие в трех соснах. Многие грибникам не верят.

Якобы грибники сочинять горазды, привирают не хуже охотников, и уступают в фантазерстве только рыбакам. Но вот я — тоже грибник, однако врать не умею и не люблю. Так, разве, иногда задумаешься о чем-нибудь, а язык сам мелет, мелет… Смотришь, а у слушателей уже глаза на лоб полезли.

Ну да я не про это, я про Лесного Ваню. Я и сам его видел. Два с половиной раза. В первый раз испугался, дал деру так — что корзинку потерял, куртку порвал и полные сапоги воды набрал. Во второй раз бежал не так быстро, внимательно глядя под ноги, чтоб в болото не влететь. Ну и влетел — головой в елку. Была елка большая, ствол толстый, крепкий. Не сломался… Лежу под елкой, отдыхаю, сквозь густые ветви голубым небом любуюсь. Хорошо в лесу!

Тишина такая, что слышно, как у меня на лбу шишка растет… Про половинку раза я потом расскажу, когда вторую половинку увижу.

А чего я так его пугался? Ну, вы бы тоже испугались: ростом Ваня велик, ножищи-ручищи толстенные, силы необыкновенные.

Рубаха на нем не стирана, штаны грязные, рваные, валенки мхом обросли. А прическа! Волосья дыбом, вот и вся прическа! Рожа толстая, нос картошкой, рот до ушей, уши врастопырку, а глаза маленькие, голубые, глупые и хитрые. Глотка луженая, заорет на весь Сергей Владимирович Градусов лес: «Ого-го! Угу-гу! Эге!..» — так что елки зашатаются, с сосен шишки полетят. А опытный грибник только плечами пожмет да головой покачает. Бояться нечего — Лесной Ваня совсем не вредный.

За всю жизнь никого он не обидел. Сидит себе под елкой, никого не трогает. Дома не строит, норы не роет, гнезда не вьет — весело живет. По лесу рыщет, приключений ищет, грибников пугает, комаров кормит. Такое вот чудо-чудовище живет в наших лесах. Кто поверил, тот свой брат — грибник. А кто не верит, читай дальше.

Дальше — чистая правда… Лесной Ваня и брусничный пирог Больше всего на свете любит Лесной Ваня грибников пугать.

Тут главный секрет — подползти поближе, да заорать погромче.

Конечно, бывалый грибник только хмыкнет и пойдет своей извилистой грибниковой тропкой. Но если ты новичок, приключения посыплются на тебя, как из рога изобилия. Успевай уворачиваться.

Однажды попался Ване грибник совсем уж начинающий. Как такого в лес одного отпустили, даже непонятно. Набрал полную корзинку поганок и довольный сел на пенек перекусить. Тут и Ваня подоспел: «Ага-га! Ого-го! Угу!..» Так страшно заорал, что сам перепугался. Кинулся сквозь частые ельнички удирать от своего страшного вопля. Забежал за дальнее болото, в глубокую канаву спрыгнул, прошлогодней листвой присыпался. Лежит, дрожит.

Тем временем грибничок уже к железнодорожной станции подбегал. Без корзинки, без очков и в одном сапоге. Руки трясутся, ноги подгибаются, зуб на зуб не попадает. Тут как раз электричка, вскочил он в нее и уехал из нашей истории навсегда.

Ваня же пролежал в канаве дня три и постепенно успокоился.

На четвертый день вылез на свет, отряхнулся, жучков-паучков из волос повытаскал, огляделся, поохал: «Ну и голосище у меня!

Жуть!» И потихоньку пошел к той полянке — посмотреть, что там грибник-то делает. Полдня подкрадывался, по самым темным зарослям подползал — не спугнуть бы… Грибника, само собой, уже и след простыл. И завтрака его недоеденного на пеньке уже не было. Завтрак его, брусничный пирог с перегородками, уже отполз Я рассказываю сказку от пенька метра на полтора в сторону ближайшего муравейника. Не сам, конечно, отполз. Я ж ничего не выдумываю и уверять вас, что пироги умеют ползать, совсем не собираюсь. Это муравьи — собрались дружной ватагой, спихнули пирог с пенька и под команды бригадира, усевшегося сверху, на скрученной из теста, пропитанной сахаром и брусничным соком перегородке, потащили пирог домой. «Раз-два, взяли! Еще, взяли! Дружно, взяли! Потя-нули!» Весело взяли, дружно понесли. В час по воробьиному скоку. Но муравьи ребята упорные, за что берутся, от того не отступаются.

Тянут-потянут… но об этом потом.

Разглядел Ваня пирог в траве, в два прыжка подскочил. Схватил пирог, сдул с него муравьишек, осмотрел, обнюхал — вкуснотища! — и в рот отправил. В один глоток проглотил пирог. Да не тутто было. Высох пирог на свежем ветерке, хрустящая корочка тверже деревянной стала, крученые перегородки, словно стройматериал какой, растопырились.

И застряли перегородки в Ваниной жадной глотке! Ни туда, ни сюда. Вот беда! Сколько Ваня ни глотал, не проглотил. Уж он и на голове стоял, и по спине себя колотил. Ну, нет больше сил! Тянет Ваня пирог назад, только пальцы в брусничном варенье скользят.

Начал Ваня от расстройства икать, пошел по лесу подмоги искать.

Идет, икает, пирог злыми словами ругает. Но слова из глотки не вылетают, все в пироге застревают. Навстречу ему заяц. Говорит ему Ваня: «Ик! ыгы-гы, ого-го, угу!» Ни слова зайчишка не понял, однако смекнул — выручать надо Ваню. Вцепился передними лапками в пирог, задними уперся, поднатужился, и — полетел кубарем на траву. А пирог на месте остался. Встал зайчишка на лапки, встряхнулся, говорит: «Подожди здесь, Ваня, немного. Будет тебе подмога!» Убежал.

Сидит Ваня, икает, пирог злыми словами ругает. Но слова из глотки не вылетают, все в пироге застревают. То ли год прошел, то ли неделя, а может и всего-то полчаса, собрал заяц на подмогу всех своих родственников. Прибежали к Ване заячьи братцы и сестрицы, дядюшки и тетушки, дедушки и бабушки, мамаши-зайчихи с малышами — листопадничками, кумы, сваты, шурины, девери, свояченицы и зайчатые племянники. Схватились самые сильные за пирог, а дальше, как в сказке, бабка за дедку, внучка за бабку… Тянут-потянут (вот оно!), вытянуть не могут. Уморились, на траву повалились. А пирог на месте остался.

Сергей Владимирович Градусов Встали зайцы, встряхнулись, меж собою переглянулись. Говорят: «Не помогли мы тебе, Ваня, делом, поможем советом. Иди, Ваня, к человекам. Человеки помогут. Человек хитроумен, не чета нам, простецам».

Пошел Ваня в город. Долго ли, коротко — вышел на опушку леса. Вдоль опушки дорожка чудная, ровная — асфальтовая. Смешно идти по асфальту после нашенских рытвин и кочек. Однако не до смеху Ване. Побежал Ваня по ровному в город. Идет, икает, самого себя злыми словами ругает. Но слова из глотки не вылетают, все в пироге застревают. Навстречу ему полицейский. Тут уж и говорить Ване ничего не пришлось. Мигом бравый полицейский оценил ситуацию, схватился обеими руками за рацию, вызвал на подкрепление все свое отделение. Через пять минут завыли сирены, замигали мигалки, так что с окрестных осин разлетелись галки.

Половину отделения выставил начальник в оцепление. Остальные обмотали пирог веревкой, да и дернули с умением и сноровкой. Пирог так из глотки и вылетел. Только перегородки хрустнули!

А вслед за пирогом — все слова злые, все ругательства страшные, все клички обидные вылетели из Ваниной глотки, да прямо на начальника отделения! «Как же так! — удивился начальник. — Мы вам, гражданин, помогли, а вы нас, гражданин, обидными словами ругаете, авторитет полиции подрываете! Ну-ка, гражданин, пройдемте!»

Составили протокол, и вскоре за правонарушение, «оскорбление полицейского при исполнении им служебных обязанностей», определил суд наказание гражданину И. Лесному — пятнадцать суток ограничения свободы с привлечением к общественно-полезному труду. Пятнадцать суток жил Ваня в городе, целыми днями подметал улицы. И так это у него хорошо получалось, что по окончании срока уговаривали его остаться, обещали хорошую зарплату и должность старшего дворника. Ване вообще-то городская жизнь понравилась. С одной стороны. А с другой — шум, суета, толкотня, теснота — прямо человейник какой-то! Вспомнил он тихий ельничек да частый березничек, вспомнил, что комары уж полмесяца не кормлены — и отказался.

Провожали его до самой опушки, подарили новые валенки и синий ватник с желтыми буквами на спине:

«РЖУ-28».

Я рассказываю сказку Волшебный сундучок В от упали с лесных берез мелкие желтые листочки, как золотые копеечки, укрыли серебряный мох. Уснули подо мхом грибы.

Грибники куда-то делись, комары наелись-разлетелись. Сидит Ваня под елкой, на мягком муравейнике, скучает. Летом-то на муравейнике сидеть не скучно, муравьи ребята веселые, кого хочешь плясать заставят. А теперь ушли муравьишки вглубь своего дома-города, стелют постельки в подземных спаленках, на зиму спать укладываются. Ваня скучать не любит. Вскочил, пробежался по лесу — везде все тихо, спокойно, только где-то синица тенькает да дятел стучит. Выбежал Ваня на край болота. Болото золотыми мхами одето, над ним небо голубое-голубое. Низко над болотом лебеди летят, грустно поют на лету: «Прощай! Прощай!..» На другом краю болота бабушка с ведром. Клюкву собирает. Клюквы в этом году много, ягоды как на подбор крупные, темно-красные, почти черные, на зубе трескаются, кислым соком брызгают. Съел Ваня несколько клюквин, сморщился, побежал обратно в лес. Бегал, бегал, выбежал на полянку. Посреди поляны чудо-ель стоит. Стройная, высокая, вершиной в самое небо упирается. Верхние ветви медовыми шишками увешаны, а нижние — чем ниже, тем шире, разлапистей. Под ветвями, как в сумрачном зале, просторно, гулко.

С толстенного ствола янтарная смола стекает. У самого ствола, на мягком ковре палой хвои сундучок стоит. Сундучок маленький, тяжеленький, резная крышка на замочек заперта. Так и этак вертел Ваня замочек, не открыть никак. Думал уж силу свою бестолковую применить. Вдруг — стук! — еловая шишка по затылку, и еще одна — стук! Поднял Ваня голову, видит — высоко на ветке белка сидит, ему лапкой машет. Пригляделся — рядом с белкой ключик висит. Подпрыгнул Ваня, за нижние ветви зацепился, подтянулся, а дальше по елке лезть легко, как по лестнице. Ободрался маленько, конечно, но это пустяки. На полпути глянул вниз — земля далекодалеко! А голубое небо — вот оно, рядом, за ветками. Протянул Ваня руку, поскреб небо ногтем, палец облизал — вкусно! Сладко с кислинкой… Полез выше. Добрался до ключика, взял его в зубы, и быстрей назад. На том самом месте, где небо близко, опять протянул руку, отковырнул кусочек неба, сунул в рот — и проглотил. Вместе с ключиком. Вот напасть! Слез Ваня с елки, уселся на Сергей Владимирович Градусов хвойный ковер, на запертый сундучок уставился. Так ему грустно стало, так обидно, даже слезы на глаза навернулись, в носу зачесалось. Чтобы не заплакать, стал Ваня чихать. Раз чихнул, два чихнул, три, четыре… Да сколько можно! Чхи! Будь здоров! Чхи! Да что же это! Чхи! Сто раз чихнул, а в носу все чешется и чешется.

Ап-чхи! Что ж там чешется? Скинул Ваня валенки, поплевал на ладони, ухватился за ноздрю обеими руками, да и влез сам себе в нос. Пока влезал, тесно было, а влез — внутри просторно, светло!

Мелкий дождик накрапывает. Хочешь, налево иди, хочешь направо.

Ваня прямо побежал, об одном думает: не чихнуть бы сейчас! Чихнешь, сам себя из носа вычихнешь — далеко лететь придется. Чихто у Вани богатырский! Долго ли, коротко, добежал до полянки. На полянке та же чудо-елка, только как бы игрушечная. Под елкой сундучок стоит, рядом ключик на хвое посверкивает. Вот он! Отпер

Ваня сундучок, откинул крышку, а там чудо-чудное, диво-дивное:

стул — ножка винтом, банка рыжиков соленых и телефон. Прыгнул Ваня на стул, рыжиками хрустит, на стуле, как на карусели, вертится — красота! Одного жаль — по телефону некому позвонить.

В городе друзей полно — дворники, полиция… да телефона ни одного не запомнил. Запомнить семь цифр — на такой подвиг Лесной Ваня не способен. А в лесу все как-то без телефонов обходятся… Целый день так Ваня развлекался, обо всем забыл. Не заметил, как стемнело. Шел мимо Кто-то, крышку закрыл, повесил замок на сундучок. Струхнул Ваня, притих в темноте с пустой банкой в обнимку. Вдруг телефон как зазвонит! Ваня даже подпрыгнул, в крышку затылком бумкнул. Трубку поднял. «Але, — говорит, —

Иван Лесной слушает». В трубке голосок тоненький, сердитый:

«Ваня, — говорит голосок, — ни стыда у тебя, ни совести! Пока ты развлекаешься, мы тут замерзли. Зима уже!» — «А кто это?» — «Это я, твоя левая пятка. Пора уж и валенки надевать!» — «Я вылезти не могу. Я в сундучке заперт. Не знаю, что и делать!» — «Зато я знаю, — смеется левая пятка. — Проснуться тебе надо!»

Проснулся Ваня под своей елкой. Вокруг белые мухи летают, снежинки. И вправду, зима… Обулся Ваня, стал по лесу с открытым ртом бегать, снежинки ловить. Не наелся, только горло застудил.

Я рассказываю сказку

Ваня в гостях у Бабы Яги

Подходила зима тихой странницей, а вошла суровой хозяйкою.

Робкие снежинки, присев на кончики веток, поначалу приглядывались, прислушивались, не решаясь на приступ, и вдруг повалили!

Всей гурьбой, тысячами, миллионами, тысячами миллионов!

К утру лес уже было не узнать. Утонул лес в снегу, частых ельничков только ушки-верхушки торчат. Проснулся Ваня в глубоком сугробе, как на мягкой перине под пуховым одеялом. Хорошо под снегом, мягко, уютно, хоть всю зиму спи! Но Ваня не барсук какой-нибудь, всю зиму спать. Потянулся — так, что все косточки хрустнули, зевнул во весь рот и вылез из-под снежного одеяла.

Вот вы говорите, что зимой в лесу скучно, делать нечего. Чистая неправда. Дел в лесу зимой полно, развлечений хоть отбавляй. Вот полянка знакомая, по которой летом сто раз пробегал, даже не замечая. А теперь — перейди-ка ее! Шаг ступил — провалился по колено, второй — по пояс. Дальше глубже, как в белое озеро входишь.

Только снег не вода, не поплывешь. Пока пропашешь за собой глубокую траншею, пока выберешься на другой берег — глядь, а день уж и прошел, солнце садится. Снег на свету вишневым золотом залит, а в тенях голубой. Спать пора… Или вот забава. Не для слабонервных. Встать под елкой, слепить снежок покрепче, да и метнуть его вверх. А дальше что? Ничего. Стой, жди. Долетит снежок до снежной шапки, спящей на еловой ветке, боднет ее: «А ну, проснись! Там к тебе гости пришли!» «Где?» — встрепенется спросонку снежная шапка, да и соскользнет с ветки. И если ты не убежал, дождался, то эту встречу целый год вспоминать будешь. Так ахнет, так бухнет, так ошарашит!..

Короче говоря, Ваня зимой не скучает. Мерзнет иногда, это правда. А временами зябнет. И когда совсем уж надоест ему мерзнуть и зябнуть, идет он в гости к Бабе Яге.

В избушке на курьих ножках печка топится, Баба Яга кашу варит.

Каждый вечер бы ходил, грелся, да вот беда — неласкова хозяйка, въедлива, язвительна. Чуть что не так сделаешь, не то скажешь, придерется, на смех поднимет, в краску вгонит. Потому ходит к ней Ваня, когда совсем уж невмоготу станет, когда пальцы в валенках скрючатся, уши в трубочку свернутся.

Сергей Владимирович Градусов Вот идет Ваня к Бабе Яге, в уме перебирает: этого не забыть, того не перепутать, локти на стол не класть, вилка в левой руке, ножик в правой… Главное, как войдешь, поздороваться, прямо с порога сказать: «Здравствуйте, Бабушка Яга!» Вот это самое главное!

Взошел Ваня на крыльцо, под нос бормочет: «Здравствуйте, Бабушка!» — репетирует, значит. Да постучаться и забыл! Дверь приоткрыл, в избушку протиснулся, А Баба Яга на него, не дав опомниться: «Кто там входит, не стучась? Кто лезет, не спросясь?»

— Это я, Бабушка, — только и вымолвил Ваня.

Баба-то Яга опять закричала:

— Вижу, что ты, дубина стоеросовая. Кто тебя сюда звал-приглашал? Почто без спросу лезешь? Зачем пришел?

Ох, от такой встречи у Вани все из головы вылетело. Ничего сообразить не может.

— Я вам, Бабушка, сказать что-то хотел.

— Хотел, так говори! Не то убирайся, откуда пришел!

— Да я, Бабушка, забыл… Баба Яга сварлива, да любопытна. В лесу зимой новости редкость.

— Так не стой в дверях, не студи избу. Садись на лавку, вспоминай. А натоптал-то, лесина ты неотесанная, бревно ты бестолковое!

Совсем Ваня от Бабкиных криков потерялся. В голове ералаш, мысли все куцые, бесхвостые, одна в другую тычутся, как слепые котята. Да еще тепло! Согрелся Ваня, в сон его потянуло. Глаза слиплись, как медом намазаны. Поминутно Ваня носом клюет. Да Баба

Яга спать не дает:

— Нечего, — кричит, — моим теплом греться, мою кашу нюхать, мою лавку даром просиживать! Выкладывай, что хотел сказать, да и милости просим, скатертью дорога!

Но Ваня уж совсем задремал. Даже всхрапнуть умудрился. Видит Баба Яга, что криком ничего не добьешься, сменила гнев на милость.

— Эй, Ванюша, проснись, послушай! Помоги старухе!

Очнулся Ваня, еле веки разодрал.

— У меня, Ванюша, холодильника-то нету. Припасы все под снегом держу, в погребе. От избушки пятая елка направо, под елкой погреб. Сходи, принеси мяса кусочек, побольше, я супчик сварю.

Сядем рядком, поедим, поговорим ладком. Стара я стала, по морозу бегать, простудиться боюсь.

Я рассказываю сказку Вокруг избушки на курьих ножках лес осиновый, елки редки.

Пока до пятой елки дошел, совсем проснулся. И всю дорогу кто-то серой тенью сзади мелькал, следом крался. Оглянется Ваня — никого, пойдет дальше, за спиной опять кто-то по снегу: «хрустьхрусть»… Под пятой елкой нашел Бабкин погреб. Большой сугроб, сверху дырочка, из дырочки парок вьется. Разгреб Ваня снег, просунул руку поглубже. Нащупал мяса хороший кусочек, тяжелый, весь в шерсти. Ну, в шерсти, не в шерсти, лишь бы домой донести! Вцепился покрепче, дернул — ни с места! Дернул посильней, а кусочек-то как вскочит! Да как зарычит! И не кусочек это вовсе никакой, а медведь! И не погреб Бабкин, а медвежья берлога! Сообразил это Ваня, да поздно. Сердитый медведь размахнулся и наподдал Ване со всего маху. Чуть пониже спины попал. Полетел Ваня мимо осинок серым воробушком, мелкой пташечкой. До самой избушки долетел, у крыльца брякнулся.

А на крыльце Баба Яга стоит, смеется:

— Ох, спасибо, Ваня, повеселил старуху! Ох, развлек! Как ты летел, голубок! Как на лету кувыркался! Давно я так не смеялась.

У нас, Ванюша, телевизоров-то нету, комедий-то нам не показывают. А посмеяться хочется!..

От удара щелкнуло что-то у Вани в голове, он и вспомнил:

— Я ж вам, Бабушка, «здравствуйте» сказать хотел…

Старуха опять смеется:

— Нет уж, Ваня, теперь до свидания! Поздно уже здороваться.

Ночь на дворе. — И ушла в избушку, и дверь за собой захлопнула.

Пошел Ваня восвояси, как побитый пес. Однако по дороге повеселел, голову поднял. Кругом красотища такая, что стыдно унывать. Небо черно-синее, как драгоценный бархат, звезды алмазами по бархату рассыпаны. Огромная луна над самым лесом висит, во весь рот улыбается. Улыбнулся ей в ответ Ваня. Ничего, доживем до весны. В крайнем случае, можно в город сбегать, у дворников погреться.

Андрей Викторович Громов

–  –  –

Ш торм — удивительно редкое явление для Подземного моря.

Этой ночью он с невероятной силой обрушился на острова.

Утром, когда туман только оставил побережье, седовласый поселенец принес домой на руках с берега молодого черноволосого юношу. Парень был без сознания, но одежды его были дорогими, а на лице блистал здоровый румянец, чего не бывает у обитателей Подземноморья.

Детей в доме старика не было, как и еды. Старая жена поселенца была нервной и похожей на скелет женщиной. Бледная кожа только слегка обтягивала кости, отчего ее вида боялась даже домашняя животина. Мужчина отдал ей сумку с хламом, который он принес с места кораблекрушения, и уложил юношу на стол. Набрав в поилке мутной воды, он плеснул ее в лицо молодому человеку, отчего тот вскрикнул и подскочил. Когда парень открыл глаза, жена поселенца упала в обморок, а сам поселенец так и сел в поилку для скота, из которой брал грязную воду: левый глаз юноши был из чистого золота, с иссиня-зеленым оттенком, и озарял всю халупу самыми разными цветами. Но юноша, кажется, этого и не замечал, он вообще был крайне удивлен тем, что жив. Не спрашивая ничего, он резко спрыгнул со стола и направился в сторону выхода. Мужчина было остановил его, но юноша, заприметив кобылу, и сам обратился к нему.

Я рассказываю сказку — Старик, что хочешь за неё? — вопросил он, собираясь в дорогу.

— Ну, батенька, а что ты можешь? — проговорил недоверчиво старик. — Золотишка то у тебя, поди, и нет другого, да нам бы и еды какой, но способен ли?

— Что ж, старик, не взыщи, — ответил юноша и взмахнул рукой.

И все в доме поселенца переменилось. Из сумки с хламом, что он принес с берега, запрыгали золотые рыбешки, а неожиданно молодая и красивая жена очнулась от обморока. И пока поселенец стоял, остолбенев от увиденного, юноша уже вскочил на красивого статного скакуна, в которого он обратил старую кобылу, и ускакал прочь за горизонт. Не успел еще остыть след его, как туман стал возвращаться на берег, и черные тени поднялись из воды, в поисках юного путника.

Под землей не бывает солнечного света. Сталагмиты, покрытые тиной и мхом, заменяли этому миру всю возможную флору. Юноша долго блуждал среди них, но, в конце концов, он наткнулся на старую, еле приметную дорогу. На обочине ее сидел и рисовал палкой на песке однорукий старик.

— Старик, как мне попасть в замок колдуна? — отвлек его юноша.

— Колдуна? Хм, бился я с его слугами, но лишь потерял здоровье и руку. Зачем ты идешь к нему?

— Сражался, говоришь? Что ж, такие попутчики мне нужны.

Он украл мою возлюбленную — мог ли я не оправиться за нею вслед? — ответил юноша и взмахнул рукой.

Обращенный в молодого и здорового богатыря, старик согласился отправиться с ним вызволять принцессу.

День и ночь скакали путники при свете одних лишь ложных звезд на сталактитовом своде. И к утру на горизонте показался замок колдуна. Это была монолитная черная крепость, построенная много столетий назад. И хотя вдоль воды должны были жить люди, странников встречали лишь пустые селения.

Путники прискакали в замок к полудню. И вот он стоит у ворот его, кричит имя злодея, что лишил его возлюбленной. Он проделал долгий путь сюда. Взмахнув рукой, он вышиб ворота замка, и герои ринулись внутрь, еще не осознавая всего ужаса, что здесь произошел. Они мчались к цитадели мимо пустых дворов затопленного города, но никто не оказывал им сопротивления, словно все его жители в один момент неожиданно исчезли. Герои остановились, когда услышали глухие шлепки по мокрой грязи со стороны гавани. Не успели они оглянуться, как были окружены тремя дюжинами существ. Совсем недавно еще это были жители города, но Андрей Викторович Громов теперь перед ними были другие создания. Утопленные, разбухшие, отекшие и гниющие, они умерли и встали из воды, чтобы забрать чужаков с собой в пучину горной реки. Юноша взмахнул в сторону одного из них своей рукой, но… ничего не последовало. Его магия бессильна против них.

— Это не слуги колдуна! — прокричал богатырь после очередной неудачной попытки разрубить одного из утопцев. — Нам их не одолеть… Беги! Спасай свою принцессу! Я их задержу.

В ответ юноша лишь резко кивнул и вскочил на лошадь. Даже пережитый шторм не показался ему таким страшным, как вопль раздираемого утопленниками героя у него за спиной. Но не мог он уже останавливаться — колдун должен был быть совсем близко. Он больше ни о чем не думал. И только вопль… истошный вопль звучал у него в голове. Внезапно знакомый голос окликнул его. Юноша с трудом разбирал слова и очертания духа, что встал перед ним, но этот голос он не мог спутать ни с чем… Прямо перед ним в воздухе парил призрак его возлюбленной.

— Но как же?!! Неужели я не успел?!! Неужели злой колдун... — он не успел договорить.

Со всех сторон его окружали печальные стонущие души. Души людей, которых он знал, людей, которых он любил, и даже тех, кого хотел убить. Все были здесь, его семья, братья, попутчики, матросы, поселенцы, да и сам колдун. Все они звучали в его голове. Он попытался было их разогнать, но лишь упал бессильно на колени.

В голове все смешалось, и он громко закричал. В ответ на всю округу раздался, подобно грому, глубокий громогласный смех, от которого души, окружившие юношу, кинулись наутек. Юноша поднял глаза. Перед ним нависал, с высоту самой высокой башни замка, Владыка моря.

— Владыка… Я же должен был… о, всесильный, помилуй, я не разгневать тебя хотел… — в истерике, пав ниц в пол, бубнил юноша. Но единственный золотой глаз владыки лишь блеснул иссинязеленым оттенком. Он пришел забрать свое. Разум юноши помутнел, золотой глаз в голове его загорелся, задвигался и, отрывая кусок лица, вырвался из глазницы, возвращаясь к своему истинному владельцу.

Юноша уже ничего не понимал, и не чувствовал, как земля под ногами затряслась, и огромная толща соленой воды накрыла его и забрала в пучину. Его и всех, кто вместе с ним разгневал Владыку семи морей. Докатился… колобок.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Мир красота спасает, а Колобков — Искусство!

Вот Лиса появилась, Голодная и худая.

Где ты, Орфей мой милый?

Я тебя поджидаю.

Вместе пойдем по свету… Будем всегда вместе!

Пусть я умру голодной, Только б жила песня!

— Знаешь, — вдруг произнес он, Песнями сыт не будешь.

Хоть ты летай, хоть бегай — Все же конец настанет.

Тот, кто рожден хлебом, Гамбургером не станет!

От удивленья Лисица Челюстью щелкнула звонко… Нет Колобка! Нету!

Эхом кричат ей вдогонку Травы и птицы.

Звери Слезу утирают лапой.

Из пробегавшей тучки Соленый дождик закапал… Только жизнь продолжалась!

Лучше не будем хмуры:

Сытой была лисица, Целы остались куры!

Солнце село и встало.

Роса поднялась паром.

Тот, кто рожден хлебом, Не пропадет даром!

Я рассказываю сказку

–  –  –

В Далеком Королевстве жили Король с Королевой, и жили настолько долго, что стали звать друг друга Дед и Бабка.

И однажды Король сказал:

— Послушай, бабка! Вычитал я в газете, что соседнее государство пароход построило. И хотят они на нем вокруг света обойти.

Вот бы и нам такой!

— Да где ж там, — отвечала ему Королева. — У нас ни денег, ни чего нет. Откуда нам пароход построить? Да и умы нужны заморские.

— Так вот давай, — сказал Дед-Король, — поищи, может и найдешь чего.

— Ну, ладно, — вздохнула Королева.

Отправила она посыльного в фирму «Сусеки», и обнаружилось там и денег, и умов, и всего, что надо было, но понемножку. И закипела работа.

Наконец корабль с гордым именем «Колобос» был готов к спуску на воду. Управлять им должны были Капитан и Штурман.

— Ну, с богом! — сказал Король, и корабль покатился вниз по стропилам. Внезапно раздался жуткий скрежет, и корабль застрял.

— Во дела! — сказал Штурман.

А Капитан начал вдруг бормотать какую-то странную детскую песенку про то, что он «и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, Феликс Олегович Дивлетбаев и…». И в этот же момент корабль дернулся и благополучно сошел на воду.

— О, смотри-ка! — обрадовался Капитан. — Песенка-то сработала!

Штурман только усмехнулся и углубился в карты.

Долго ли, коротко ли бороздил «Колобос» моря, но однажды

Штурман сказал:

— Скоро будет Заячье море. Оно славится своими туманами, когда ничего не видать. Многие корабли терялись в туманах и ничего о них не слышно.

— Ну, ничего, — сказал Капитан, — авось, пронесет!

Но к рассвету начал сгущаться туман. И через некоторое время он стал таким густым, что носа у корабля невозможно было разглядеть.

— Ох, пропадем мы здесь! — сказал Штурман.

— Не пропадем! — тут же ответил Капитан и начала напевать свою песенку про то, что он «и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и…».

Внезапно туман рассеялся, и небо снова стало ясным. Так они и поплыли дальше. На следующий день Капитан вошел в рубку, где уже стоял мрачный Штурман.

— Телеграмму прислали, — сказал Штурман, — из нашего королевства! Там пишут, что злой пират фон Вольф на своей подводной лодке топит все корабли, которые идут из Заячьего моря. Как бы нам ему не попасться.

— Прорвемся! — весело ответил Капитан.

Но ночью вдруг они заметили перископ, смотрящий прямо на них.

— Попались! — закричал Штурман.

— Ну, нет! — ответил Капитан и стал снова громко напевать свою песенку, что он «и от бабушки ушел и от дедушки ушел, и…».

И к удивлению Штурмана, перископ отвернулся и спрятался в море.

— Вот так! — сказал Капитан. — С этой песенкой точно не пропадешь!

Под мотив все той же песенки «Колобос» обогнул Медвежий Мыс, славящийся своими штормами, и хотя он и попал в шторм, но играючи оттуда вышел.

Близился третий день путешествия, и Штурман, смотря в карту, заметил:

Я рассказываю сказку — Впереди у нас Лисий Архипелаг. Он севернее всех и там можно натолкнуться на айсберги.

Но Капитан только весело подмигнул Штурману. Через день они обогнули Остров Лисий Нос и подошли к острову Лисий Язык.

В это время случился страшный снегопад, и видимость резко ухудшилась.

— Осторожнее, — сказал Штурман. — Ничего же не видно!

— Ничего страшного! — весело ответил Капитан и начал снова напевать свою песенку, что он «и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и…». И не успел он закончить ее, как Штурман в страхе закричал:

— Айсберг прямо по курсу!

Не успел Капитан ответить, как раздался страшный грохот, и «Колобос» врезался в айсберг.

— Но как же?! Я же и от бабушки ушел, и от дедушки, и… — растерянно повторял Капитан, — и из моря, и от подводной лодки, и мыс мы обогнули! Как же так?..

Но Штурман схватил его за плечо и потащил в шлюпку.

Сидя в шлюпке, Капитан все продолжал напевать свою песенку.

А Штурман молча смотрел на тонущий вдалеке «Колобос».

Елена Викторовна Ефимова ЦБС Калининского района Библиотека-филиал № 11 Заведующая сектором

–  –  –

В одной лесной избушке Жил Старик со своею Старушкой.

И был у них внучек — Румяный Колобок.

Вот пришла Зима морозная, Обсыпая землю звездами.

Вьюга снегом закрутила, Дом сугробом завалила.

Зарыдали Старик со Старушкой, Им не выйти теперь из избушки.

Снег вокруг не разгрести, Елку в дом не принести.

И решил тут Колобок Старикам помочь, чем мог.

Спрыгнул Колобок с окошка, Покатился по дорожке.

Для истории начала Вскоре зайца повстречал он.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Да, судьбина не проста, В виде лисьего хвоста, Показалась впереди.

Тут пощады ты не жди.

Лисий взгляд манит, манит И приблизиться велит.

Заколдован Колобок.

Будет съеден его бок...

Вдруг лиса хвостом вильнула

И презрительно чихнула:

— Эй ты, грязный чумазай, Мне на нос не залезай!

Сказка съесть тебя велит, Но пропал весь аппетит, Как увидела вблизи, Ты ж в дорожной весь в грязи!

Вдруг заразу подхвачу...

Помереть я не хочу!

Отвернула нос лиса, Ну и чудо-чудеса.

Видимо, теперь не нужен Колобок лисе на ужин.

Колобок собрался в путь, Нету время отдохнуть, Но навстречу заяц с мишкой Елочку вдвоем несут, Колобку ее дают.

— Ты в беде нас не оставил, Нам помог ты, не слукавил.

Мы тебе помочь решили — Елочку вот притащили.

И веселою гурьбой Ринулись они домой.

Я рассказываю сказку

–  –  –

На фоне кирпичной стены, под нарастающее жужжание появляется шмель:

Шмель:

Я работаю маляром в зоопарке, Не до глупостей сейчас, ребята, мне.

Не собираю я ни фантики, ни марки, А живу, ребята, я на старом пне.

Макаюсь я, ребята, в краску И стены крашу.

Вот!

И не хочу я лезть в ту вашу сказку, Ведь у меня, ребята, дел невпроворот!

Я рассказываю сказку Шмель, окунаясь в ведро во время песни, красит часть стены, приклеивает объявление на стену: «Крашу стены по дизайну и желанию заказчика. Шмель».

Шмель улетает под стихающее жужжание.

На фоне стены появляется Колобок.

Колобок:

Я — веселый Колобок, ем я с чаем сахарок, Бегать далеко могу, влезть на радугу-дугу!

Где не прыгну — проползу! Ненавижу я слезу.

(Читает объявление Шмеля, загорается идеей раскрашивания, достает баллончик с краской.) Я могу раскрасить мир — сон, коробку, сувенир!

Перекрашу все я вмиг, я мечты своей достиг!

Колобок закрашивает объявление Шмеля.

Лес. На поляне Заяц.

Заяц:

Я заяц! Не чёрный я, не серый — чисто белый, И не трусливый я, а смелый.

Я лишь чуть-чуть несовершенен: я — косой, Еще боюсь немного… встретиться с лисой...

В лесу я шума не терплю. Я чистоту во всем люблю.

Появляется Колобок с криком «Я могу раскрасить мир!»

Заяц от страха прикрывает глаза, Колобок раскрашивает его разными цветами и убегает. Заяц сидит с закрытыми глазами.

Появляется Шмель, видит раскрашенного Зайца.

Шмель:

Ж-ж-ж-ж-ж! Ну что такое, что такое?

Совсем уж нет от вас покоя!

Бе-зо-бра-зи-е! Ж-ж-ж-ж-ж!

Заяц продолжает сидеть в ужасе с закрытыми глазами. Шмель перекрашивает его обратно в белый цвет, улетает. Заяц открывает глаза, переводит дух. Появляется Серая Волчица, Заяц при виде нее незаметно уходит.

«Жар-птица», студия слова и творчества

Серая Волчица:

Привет! Серой Волчицей меня зовут.

Но красоту мою вокруг не признают.

Они говорят, что я серая слишком, И приглашают на танец красную мышку.

А я считаю, что серый — модный цвет, И НЕ серого в моей одежде нет.

Появляется Колобок, красит Волчицу.

Волчица:

Что наделал ты?

Ведь в этом нет ни капли красоты!

Сейчас ведь мода не такая!

Ой, какая я ужасная! И злая!

Все, Колобок, отвернись, не смотри сюда!

Так, быстро: где помыться можно? Где серая вода???

О, что наделал ты?

Ведь в этом нет ни капли красоты!

Колобок:

Красиво — это ярко, красиво — это сон.

Красиво — это радуга и разноцветный слон!

Красиво — это листья и пестрые цветы, Красиво — это облака и детские мечты.

А серые туманы, и тучи-облака, И скучные уроки, и тельце паука… Вот это некрасиво! Со мной согласна ты?

Поверь, со мной согласны все кошки и коты.

Поверь, что серый — скука для взрослых и детей, Ведь серая наука не породит затей!

На шум появляется Лис Полицейский, видит ситуацию, свистит в свисток.

Лис:

Правила не соблюдаете, порядок нарушаете?

А ну-ка, паспорт быстро предъявляйте, И, пожалуйста, за мной валяйте!

Что, нет паспорта у вас???

Я рассказываю сказку Да это наглость просто высший класс!

Что это — краски??

Конфискую Для безопаски.

(Лис держит Колобка в лапе.) Ах, одни сплошные нарушения, Нет ничего мне для утешения.

А вы Шекспира когда-нибудь читали?

Нет? Ах, почему вы неучами стали?

А он, говорят, был великий поэт.

Что вы хихикаете?

По-вашему, нет?

Так есть или не есть, вот в чем вопрос.

Говорят на сдобу большой нынче спрос.

Лис сажает Колобка в клетку, свистит в свисток, бежит куда-то.

У клетки появляется Лиса Толстушка.

Лиса:

Я — Лиса. Не путайте меня с мячом. Мне раньше кексы были нипочём.

Но теперь пироги и сладости мне наделали много гадости.

Я съела сто печенек вместо двух, и стала толстой, будто Винни-Пух!

И когда на мне лопнули трусы, а потом развалились весы, Я решила: хватит есть! Пора на диету сесть!

Тортиков и шоколада мне теперь больше не надо.

А кто мне покажет конфету, потом пожалеет об этом:

Я вряд ли смогу удержаться, хотя буду честно стараться.

Я серьезно худой хочу стать, мне очень трудно в дверь пролезать — Круглый живот так мешает… О, Колобок! Как он меня искушает!

Я готова забыть все на свете… Нет, не могу, ведь я на диете!

Этот бедняжка в клетке сидит. Ах, какой аппетитный вид.

Но придется мне потерпеть, а он, наверное, вкусный ведь!

Я булочки очень люблю! Сейчас его съем! Нет! Терплю!

Ах, что же мне делать, как быть? Я знаю, нужно его отпустить.

Он сможет на воле гулять и не будет меня искушать.

Клетка открылась. Прощай, Колобок!

Теперь мне не хочется есть пирожок.

Лиса выпускает Колобка.

«Жар-птица», студия слова и творчества

Лиса:

Ведь я Колобка не знаю, зачем я ему доверяю?

Кому-то, наверное, он навредил, раз его в клетку Лис посадил.

Уж лучше мне перетерпеть искушение, чем Колобок совершит преступление!

Я эгоисткой была ужасной, поступок мой может стать вдруг опасным!

Надо мне было раньше решать, а теперь Лис меня будет ругать.

Что же делать? Как все могло получиться?

Надо мне Колобком притвориться!

Мой круглый живот не всегда мне мешает, сейчас он мне помогает!

Колобок, я надеюсь, не совершит ничего, а Лис примет меня за него.

Лиса забирается в клетку, сворачивается в клубок и засыпает.

Возвращается Лис Полицейский.

Лис:

О, как ты растолстел!..

(Обнаруживает, что в клетке Лиса, она просыпается, убегает — укатывается.)

Лис:

Эй, куда вы, сейчас засвищу!

Ну вот, Колобок удрал.

А я теперь есть хочу!

Город. Дорога. Пешеходный переход.

По «зебре» дорогу переходит Зебра.

Зебра:

Я — жизнь! Вернее, на нее похожа, так сильно, как похож на ёлку ёжик.

Но я на радугу хочу похожей быть! И не могу об этом я забыть!

Но, к сожалению, такая есть беда: мы, зебры, черно-белые всегда.

Эх, вот бы кто-нибудь меня раскрасил ярко, А то быть черно-белой слишком марко!

Звуки машин, свистка, за Зеброй дорогу перебегает Колобок.

Диалог Зебры и Колобка:

— Ты расскажи, Колобок, что с тобою случилось?

Ты почему загрустил посреди бела дня?

Я рассказываю сказку — Ой, Зебра, чего только не приключилось — Просто какой-то неудачный день у меня.

Я узнал, что красит стены Шмель на заказ, И мне хочется тоже все раскрасить у нас!

— Так в чем же проблема?

— Никто меня не понимает!

Зайца покрасил я, а он белым стал вновь.

Волчица от краски вопит и идеи мои отрицает.

У нее к серому цвету любовь.

Красиво всё яркое — я доказать ей пытался.

Но она мне сказала: «Мода другая сейчас…»

Потом за решеткой за это я оказался, Но вырваться мне удалось тотчас.

— О, как я ждала тебя! Помощь нужна твоя!

Того, кто раскрасит меня, — я ищу!

Я яркой хочу быть, ты можешь помочь мне?

Не бойся, чуть что — я тебя защищу!

Колобок красит Зебру. Появляется Шмель.

Шмель:

Ж-ж-ж-ж-ж! Ну что такое, что такое?

Совсем уж нет от вас покоя!

Бе-зо-бра-зи-е! Ж-ж-ж-ж-ж!

Зебра:

Что вы к нему прицепились?

Он способный! Ему учиться надо. В художественном училище имени Рериха!

В жизни не все черно-бело: есть радуга, птицы, цветы.

Так что меняйтесь смело — для вашей же красоты!

Спешите раскраситься смело в радугу летом жарким!

Очень скучен мир серый. Не надо бояться быть ярким!

На фоне кирпичной стены появляется Колобок в берете художника, с кис очкой. Засовывает кисточку за ухо, достает баллончик т и пишет: «Конец».

Наталия Журавлева

–  –  –

Как-то раз холодной, мокрой зимой

Шла Лягушка-побирушка с сумой:

Из тепла ее прогнали бомжи, Долго домом тот подвал ей служил!

В переулке кособок теремок:

То ли низок теремок, то ль высок, Окна-двери заколочены в нем, Позабытый, позаброшенный дом.

Поскреблась и постучала она, Но не выглянул никто из окна, И осталась неоткрытою дверь...

«Буду жить я в теремочке теперь!»

А с утра она отмыла окно, Засияло, засверкало оно!

Дел без края для одной пары рук!

Вдруг услышала Лягушка:

Тук-тук!

Это Мышка-шаромыжка в беде:

Кот-хозяин ищет Мышку везде.

У кота хотела деньги украсть, Я рассказываю сказку

–  –  –

Четко знает каждый дел своих круг.

Только снова в двери слышится стук.

Завывал в тоске Волчок-простачок:

Заложил все в банк, но лопнул банчок.

Тут увидел простачок теремок:

И не низок теремок, не высок, Окна новеньким сверкают стеклом.

Может, пустят и его в этот дом?

Несказнно бедный серый был рад:

Не вернутся дни плохие назад!

Жизнь пошла у них еще веселей, Каждый вечер пироги на столе!

Протекали дни спокойно в делах, Но услышали однажды: бах! бах!

В дверь дубовую к ним кто-то стучит, Громко-грозно за окошком рычит.

То явился к ним Медведь-толстосум, Всех и вся купивший в отчем лесу.

Он увидел теремок, теремок, Что не низок, не высок, не высок, Белоснежною сияет красой.

И забегал тут Медведь, сам не свой, Начал быстро справок «липовых» сбор, Отобрать задумал здание вор!

Он бумагами своими затряс:

«Растопчу и уничтожу я вас!»

Только здесь вдруг простачок учудил:

Скинул шкуру, а под нею — мундир!

Полицейским был Волчок-простачок!

Испугался толстосум и — молчок.

За решетку село множество лиц:

Правосудие не знает границ!

Теремок пришлось отдать под музей.

Дом другой теперь у наших друзей:

В таунхаусе просторном живут И людей хороших в гости зовут.

Я рассказываю сказку Посадил Дед Репку Сказка для взрослых

–  –  –

«Посадил зачем соседа?

Лучше денежно взыскать!

Из тюрьмы по чайной ложке Будет нам платить сто лет!

Ну, остыл бы ты немножко, Репку вытащил бы, Дед!»

Да рыдала горько Внучка, Стала злая, что колючка,

И призналась ночью вскоре:

«У меня большое горе!

Есть у Репки сын Антошка, Он хороший, лучше нет!

Ну, остыл бы ты немножко, Репку вытащил бы, Дед!»

Днем раздался осторожный Стук. Открылась тихо дверь, И раздался голос: «Можно?»

Дед вздохнул: «Чего ж теперь?»

То любезная подруга Репки вдового пришла.

Знала вся ее округа:

Не курила, не пила.

Жучкой звали ту девицу

За собачий верный нрав:

Прав был Репка иль не прав, В горло каждому вцепиться Легче легкого могла бы За свою любовь она.

Ох уж, право, эти бабы:

Хоть пьянчужке, да жена!

Платье скинула бабешка!

Онемел от гнева Дед.

«Ну, остыл бы ты немножко!

Репку вытащи, сосед!»

Красный Дед обрел дар речи:

Как не рухнул потолок!

Я рассказываю сказку

–  –  –

Обзывала и “дурак”.

И обиделся он, видно.

Ведь и сам ревел тогда:

Ну, дурак-то не обидно, А другое-то беда!

Я по носу получила, Он об нос разбил кулак...

Дед! Конечно, он — мужчина, А не титька! Но дурак».

Деду в ум засела цепко Эта драка двух детей.

И припомнился вдруг Репка, Поджигатель и злодей.

Вспомнил пьяную браваду, Полный пошлостей рассказ...

«Вот за вилы-то не надо, Можно было просто в глаз!»

Ах, ты ж, мышка-невеличка, Лучше Деда и добрей!

Белобрысая косичка Мужиков двоих мудрей!

Репку вытащила Мышка — Цирк почище шапито!

Написать об этом книжку — Не поверит ведь никто!»

Дед уладил дело споро:

Вышел Репка из СИЗО!

И, на диво людям, скоро Водку бросил.

«Это — зло! — Говорил он очень важно, — Я, братишки, завязал!»

Стал он трезвым и отважным:

Жучку даже замуж взял.

Перекинуться в картишки Любит с Дедом он подчас И конфеты носит Мышке В день получки каждый раз.

Я рассказываю сказку Три Медведева Сказка для взрослых

–  –  –

Ну, пока там суть да дело,

Что еще добавлю я:

Этим домиком владела Очень справная семья.

Михаил Медведев, значит, Был финансово богат, Лыс и сказочно удачлив.

Мишка, сын — Медведев-младший, Женка Долли — сущий клад, Прямо скажем, не простая —

То ли стоп-модель, то ль топ:

Высоченная, худая.

Сын — лентяй и остолоп.

В животе у Маши пусто:

Час обеденный пришел, А в избушке пахнет вкусно, И накрыт стеклянный стол.

Три причудливых кастрюли...

Нету больше сил терпеть!

Но на грубом, жестком стуле Плохо Машеньке сидеть.

Место пыток, а не стульчик — Не на Машин тонкий вкус!

В кресле, верно, будет лучше!

Но случился тут конфуз:

Мягким слишком было кресло,

Не ее формат, увы:

Ноги вдруг взметнулись резко, Мало выше головы!

Ей себя ужасно жалко:

Очень хочется присесть.

Тут увидела качалку:

Вот и ей местечко есть!

Маша, чуть качаясь в кресле,

На кастрюлек смотрит ряд:

«Что плохого будет, если Я попробую подряд?

Я рассказываю сказку

–  –  –

«Не придумаешь печальней:

Страх наводит красота!

Ну-ка, что там в третьей спальне?

Блеск! Нормальная тахта!»

Под огромным теплым пледом Задремала Маша враз.

Эх, не знают бабка с дедом, Где их внученька сейчас!

А хозяин отлучился, С ним супруга и сынок.

Но оболтус отличился:

Дом не запер на замок!

Впопыхах домой вернулись.

Дверь, ворота — без замка!

В дом немедленно рванулись, Позабыв и про сынка!

Батька видит взором цепким:

Кто-то смел подвинуть стул!

Припечатал словом крепким, Долли следом: «Караул!

С кресла сброшена перинка!»

Шмыгнул носом и юнец:

«Ничего себе картинка...

Да качалке-то капец!»

Тут папаша заорал:

«Гад мою свинину жрал!»

Долли всхлипнула: «Неплотно Вор мою закрыл еду, И завяло все! Голодной Смертью нынче я паду!»

А Медведев-младший, Миша, Усмехнулся: «Молодец!

Слопал все! Силен парниша!

Ну, башку снесет отец!»

В гневе был глава семейства:

Кто-то смял шелка! Бардак!

Долли плакала: «Злодейство!

Я рассказываю сказку

–  –  –

В деда: лыс, упрям, здоров.

Долли бросила папашу.

Тот не долго горевал:

Как увидел маму Маши, Так немедленно пропал!

Сказка кончена. Чего ты, Раздираешь рот зевотой?

Как не сказка? Что ты мелешь?

Почему же нет чудес?

В чудо сам сполна поверишь,

Коль пойдешь с Марией в лес:

На болоте, темной ночкой — Гриб везде ее найдет!

И отборные грибочки Маша солит каждый год!

Я рассказываю сказку

–  –  –

3.испекли колобок получили немного радости

4.грустно одному над Фудзи плывут облака бегу за мечтой

5.там куда улетела бабочка кто встретится на пути

6.бегу по тропинке у подорожника жёсткий лист

7.огромный медведь неужели может насытиться мной

8.сердце трепыхается как пойманная птица надо бежать

9. песне моей вторит крапивник спасён

10. в капле росы мир отражается ползёт муравей

11. волк злится живот свело от голода будет выть на луну

12. угодил в лапы к волку отчаяние в песне рвётся наружу Я рассказываю сказку

–  –  –

16+ П розвенел звонок будильника. Маша открыла глаза. Лучи солнца падали на старенький буфет в углу. Золотым ободком сверкнула чашка в крупный красный горох, доставшаяся от бабушки. Как было прекрасно жить на свете, когда была жива бабушка! Был у Маши и муж. Они поженились ещё студентами, беззаботными, весёлыми. Был дом с дружескими посиделками, с запахом пирогов.

Умение печь пироги ей досталось от бабушки. Всё закончилось месяц назад. Мачехин объявил ей, что уходит из её жизни навсегда.

Маше было унизительно делить имущество. Она возвратилась в бабушкину однокомнатную квартиру. Ей всё время хотелось плакать. Маша перестала следить за собой. На работе в «Гослесснабе»

у неё всё валилось из рук. Начальник придирался из-за любых мелочей, за спиной шептались сотрудницы рекламного отдела. При очередном сокращении её уволили. Пришлось обратиться к Мачехину. Он дал ей возможность подработать в буфете своей фирмы.

Маша достала старую, потускневшую турку, насыпала кофе.

Пора было нести пирожки в буфет фирмы Мачехина. Она уложила в коробку пирожки, которые напекла с вечера. На вешалке висел её единственный серый плащ, за цвет которого в «Гослесснабе» её прозвали Золушкой. Не глядя в зеркало, она надела плащ и вышла на лестничную площадку.

— Здравствуйте! Я ваш новый сосед. Меня зовут Денис Непринцев. А вас?

Перед ней стоял высокий молодой человек в джинсах и кожаной куртке.

— Здравствуйте, меня зовут Мария, мне нужно идти.

Я рассказываю сказку — Если нужно чем-нибудь помочь, всегда обращайтесь, — улыбнулся Денис.

— Спасибо.

Вечером раздался звонок в дверь. Это был новый сосед.

— Мария, у меня к вам деловое предложение, отказа я не приму.

У меня сегодня важные переговоры. На банкет необходимо прийти с жёнами, ну а я ещё не обзавёлся таковой. Вы должны составить мне компанию.

— Вы что, смеётесь? Я вас даже не знаю. Кроме того, в моём гардеробе нет вещей, подходящих для банкета.

— Не беспокойтесь, я всё предусмотрел. По дороге мы успеем заглянуть в салон к моей однокласснице Феечкиной. Она вам поможет.

Лена Феечкина оказалась очень доброй. Она сумела сразу расположить к себе Машу. Лена предложила струящееся платье кораллового цвета. Бледная кожа на лице Маши сразу приобрела тёплый оттенок. Волосы Маши они распустили, на голову Лена надела золотистый обруч. Маша всматривалась в зеркало и не узнавала девушку, появившуюся там.

— Ну, Непринцев, и красавицу же ты отхватил! А плащ я выброшу, — засмеялась Феечкина.

Лифт неторопливо поднимал кабину с Машей и Непринцевым.

Маша была счастлива. Голова слегка кружилась от выпитого шампанского. Денис на банкете красиво ухаживал за Машей. Он оказался очень приятным и остроумным собеседником. Нашлись и общие темы для разговоров.

— Даже жаль, что сказка закончилась, — подумала Маша.

Она достала ключ и открыла дверь своей квартиры. Денис стоял рядом. В коридоре горел свет. Маша вбежала в комнату и увидела, что всё перевёрнуто вверх дном.

— Надо вызвать милицию, — крикнула она Денису.

— Не нужно никакой милиции, — сказал Денис и принялся звонить начальнику своей охраны Глашатаеву. Тот поднялся в квартиру:

— У кого ещё были ключи от квартиры и что пропало?

— Ни у кого, да и брать у меня нечего, никаких ценных вещей нет. Жаль бабушкин портрет, был в раме под стеклом, разбился.

— Уже поздно, отдыхайте, разберёмся, — пообещал Глашатаев.

Галина Николаевна Зелянина Через два дня вечером раздался звонок, и на Машином пороге появились Непринцев и Глашатаев.

— Ну, Глашатаев, расскажи девушке историю о похищении.

— Маша, разыскал я преступника. Это ваш бывший муж — Мачехин. Оказывается, ваша бабушка рассказала ему, что у неё хранится фамильная реликвия — медальон Людовика XIV. Он как раз и был спрятан за портретом вашей бабушки. Дела в его фирме пошли плохо, он нуждался в деньгах. Вот ему и подвернулся момент, когда вас не было дома. А ключи он у вас вынул из плаща в один из дней, когда вы приносили пирожки, и заказал дубликат.

Дальше пусть милиция разбирается, а медальон вам вернут, как законной владелице.

— Оказывается, ты — богачка. Можешь выкупить фирму мужа и управлять ей, — сказал Денис.

— Нет-нет, мне чужого не нужно, — Маша не могла прийти в себя от вестей, которые свалились на её голову.

Прошёл год. Большой чёрный внедорожник подкатил к одному из особняков в посёлке в лесу. В открывшиеся ворота можно было увидеть, как молодой мужчина с букетом цветов вышел из машины и пошел по направлению к женщине, стоящей на высоком крыльце.

На руках у женщины весело гукал малыш.

Я рассказываю сказку

–  –  –

ЛУННОШАР. ТВОРЧЕСТВО II

Как глоток утомленный, Как дар, как пожар, Как холодное солнце беззвездных скитаний, Из печи раскаленной Родился во тьме Лунношар — Золотой и серебряный сон запредельных созданий.

Как внезапный испуг Побледневших ланит, Как алмаз, осиянный в короне султана, Лунношар, одинокое сердце, Смеется, рыдает, звенит И несет в себе струнно-печальную тайну тюльпана.

Хоть безглазая полночь Повсюду царит, Хоть мечты и преданья в забвенье растают, Он — седое светило — Во мраке бездомном горит, Он предчувствие дня в золотой тишине отражает!

Я рассказываю сказку в стиле акмеистов

–  –  –

Дед рыбачил, в лес ходил За малиной, по грибы.

Ну, а баба по хозяйству Борщ варила, пряла пряжу.

А однажды бабе с дедом Захотелось за обедом Пирога или блинов.

А муки-то нет давно.

Соскребли с амбарных полок, Что осталось от помола, Замесили колобок, Круглый маленький комок...

Колобок как будто верил, Что наступит это время,

Когда сможет им помочь:

«Вот бы сына им иль дочь!»

И, взглянув на этот мир, Он подумал и решил...

Прыгнул с лавки на порог, В щель пробился и утёк.

Покатился по дорожке Он к охотничьей сторожке, Где всегда съестное есть Для блуждающих окрест.

А задумал он такое

Дело вовсе не простое:

Взять с собой муки мешочек, Спички, соль, сальц кусочек.

Отнести всё деду с бабкой И поставить им на лавку...

Вдруг навстречу ему зайка, Видно, ищет себе завтрак.

Увидал он колобка, Улыбнулся так слегка Я рассказываю сказку

–  –  –

Никого не хочет слушать, Видно, тоже хочет кушать.

Тут медведь ему всё сразу Объяснил в одной лишь фразе, Что к чему, зачем идут И что старым принесут.

Тут волчок повеселел, Чуть ли сразу не запел.

И со всеми волчьим шагом Зашагал по тропке рядом.

Вот уже видна сторожка.

Тут лиса на тонких ножках В ярко-рыжей шубке мягкой Потихонечку, украдкой

Подошла к ним из кустов:

«Вы куда спешите? Стой!»

Волк ей громко объяснил, Зарычал, что было сил.

Испугалася лиса, Но за ними всё ж пошла… Мишка взял мешок с мукою Волк две баночки с крупою, Соль и сльце – Это зайцу!

А лиса вдруг захромала И сказала: «Я устала!»

А когда вернулись в дом,

Все обрадовались в нём:

Баба Вера, дед Иван, Кот Василий и баран.

Вмиг накрыли стол на ужин.

Все насытились «по уши».

Разморило всех по полной И уснули все спокойно.

Я рассказываю сказку

–  –  –

В се знают, что Дед Мороз живёт в тереме в сосновом бору, недалеко от города Великого Устюга. Но мало кто знает, что в семье у волшебника есть сыновья Иней и Снег, дочка Вьюга, внучка Снегурочка, а жену у Деда Мороза зовут Метелица.

Много забот у семьи накануне Нового года: проверить, хорошо ли реки, озёра застыли, нет ли где голой земли, приготовить подарки, ответить на письма, зажечь ёлки в больших и малых городах, порадовать детей и взрослых подарками.

Но вот прошли новогодние праздники, и вся их большая семья собралась за столом, стали чаёвничать и рассказывать, какие добрые дела совершили они для простых людей.

И вдруг — еле слышный робкий стук в дверь. Иней пошёл открывать и увидел двух маленьких девочек, очень похожих друг на друга; одеты они были в красивые розовые пуховички, чёрные сапожки, а рукавичек не было, поэтому ручки у них озябли. Девочек звали Рина и Арина, двойняшки, они приехали в вотчину Деда Мороза с родителями из большого красивого города Санкт-Петербурга, гуляли по тропе сказок и потерялись.

Дед Мороз и Метелица улыбнулись и пригласили девочек к столу. Девочки поблагодарили, сняли свои розовые пуховички, помыли ручки и сели за стол. Метелица положила им в тарелочки угощение, налила чаю, дала меду, и девочки с удовольствием начали кушать. Отогревшись, они чуть не уснули в резных креслах. Дед Я рассказываю сказку Мороз позвал свою помощницу Варвару-хлопотунью отвести двойняшек в домик для гостей, где они устроились на ночлег.

На следующий день Метелица повела девочек по тропе сказок.

И вскоре они увидели необыкновенного зайца; он весело им улыбался и не мог убежать, потому что этот заяц был сделан из дерева.

«Метелица, а не знаешь ли ты сказку о зайце?» — спросили девочки с любопытством.

«Знаю, слушайте, девчушки-хохотушки».

Как заяц море переплыл Ж ил-был на свете заяц в деревянной маленькой избушке на берегу моря. Любил он глядеть на остров, который был недалеко от берега. Заяц очень хотел попасть на остров, чтобы узнать, кто там живёт.

Долго он думал, как туда попасть, и однажды спросил у акулы, когда она подплыла к берегу:

— Акула, как ты думаешь, у кого больше друзей, у тебя или у меня?

— Да тут думать нечего, конечно у меня больше друзей, чем у тебя.

— А почему именно у тебя? — спрашивает заяц. — Ну, потому, что все акулы в море — мои друзья.

— Сколько всего у тебя друзей-акул?

— Очень много, я просто так не смогу их сосчитать, — ответила акула.

— Тогда позови их сюда к берегу, и мы сосчитаем, — сказал заяц.

Скоро приплыли акулы, и заяц им говорит: «Ложитесь рядом друг к другу, а я пойду по вам и посчитаю, сколько вас». Акулы легли рядом друг к другу, а заяц прыгает по акулам и считает. Прыгает, прыгает, и допрыгал до острова: «Акулы, как я вас обманул, чтобы попасть на остров, ха-ха-ха». Погулял заяц по острову, никого не встретил. Ни людей, ни зверей, ни птиц, никого; скучно стало зайцу, домой захотелось, а туда без акул не попасть. Сидит и плачет.

И тут увидел на лапке божью коровку и услышал, как она прошептала:

«Извинись перед акулами, я помогу тебе добраться до берега».

Зайчик изо всех сил крикнул в сторону моря: «Акулы, простите меня, я больше никогда не буду обманывать!» И тут увидел он качающуюся на волнах лодочку. Поверили ему акулы. Заяц переправился на лодочке к берегу, пришёл в свой уютный домик, подумал и решил, что больше никогда не будет врать и обманывать.

Александра Николаевна Карелина «Девочки, доверие нелегко заслужить, а потерять можно очень быстро, не забывайте об этом», — сказала Метелица. Девочки-сестрички подбежали к зайцу, что-то ему прошептали на ушко, обняли его и прошептали: «Зайчик, мы тоже никогда не будем врать».

Кактус Ж или-были брат и сестра. Были они очень разные, как день и ночь. Сестра была маленькая и светлая, словно сплетённая из лёгких жёлтеньких соломинок. Она любила людей и дарила им заботу и улыбку. Каждому хватало её доброго слова и лучистого взгляда. Иным был брат. Высокий и тёмный, подобно туче, везде и во всём он находил недостаток. Молва о них распространилась в округе, дошла она и до доброй феи Светланы, и решила она познакомиться с ними. Превратившись в старую немощную женщину, она отправилась к брату и сестре. Подойдя к дверям, постучала в дом. Дверь открыла девушка: «Проходи, добрая женщина, согрейся у огня, отведай хлеба».

«Благодарствую, добрая душа», — прошамкала старуха беззубым ртом.

«Чего это ты хлебом разбрасываешься, он и так даётся нам нелегко», — не стесняясь гостьи, выкрикнул брат. — «Так ведь от нас не убудет, а старому человеку поможем». — «Каждого кормить, себе не останется». — «Но она же так слаба, мне её очень жаль».

Скрепя сердце брат промолчал. Сестра проводила старушку в комнату, собрала на стол.

Брат поспешил усадить гостью за стол, но вместо того чтобы помочь сесть, вдруг резко выдернул стул. Старушка вскрикнула и упала на пол. Брат рассмеялся: «Какая смешная шутка! Просто умора!» Но в этот момент старушка превратилась в фею Светлану и сказала: «Да воздастся каждому по его делам. Пусть твоё зло выйдет наружу», — сказала она, глядя на брата. И тот превратился в кактус.

«А твоя доброта пусть расцветает», — обратилась она к сестре.

И с тех пор всё, к чему прикасалась девушка, покрывалось белыми, красными, жёлтыми, синими, фиолетовыми цветами. И даже кактус расцветал.

Я рассказываю сказку

–  –  –

Золушка в стиле Басё Х олодный дождь без конца, Злая мачеха у крыльца.

Часы пробили полночь… Ирина Константиновна Карман и Наталья Евгеньевна Слюсарева

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Бернар Вербер Рай на заказ (сборник) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=420982 Бернар Бербер. Рай на заказ: Гелеос, РИПОЛ Классик; Москва; 2010 ISBN 978-5-386-01751-4, 978-5-8189-1707-8 Оригинал:...»

«Михаил Михайлович Пришвин Кладовая солнца Кладовая солнца: Астрель, АСТ; Москва; 2007 ISBN 5-17-003747-3, 5-271-00953-Х Аннотация В книгу вошли самые лучшие рассказы писателя для детей о природе и животных: "Вася Ве...»

«Евгений Захарович Воробьев Этьен и его тень Scan by AAW; OCR&Readcheck by Zavalery http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=153462 Воробьев Е. Этьен и его тень. Художник П. Пинкисевич: "Детская литература"; М.;...»

«Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р. ПОЛИТИКА ИНВАЛИДНОСТИ: СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОГО ГРАЖДАНСТВА ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Социальное гражданство инвалидов как проблема политики Политика инвалидности: основные под...»

«УГТУ – УПИ Турклуб "Романтик" Отчет № 4/03 по пешему походу 2 к.с. в районе: северо-западный Алтай, Ивановский хребет. Руководитель похода Ларионов М.Ю. Председатель МКК Мельник И.С. Екатеринбург 2003 Содержание: стр.1. Общие сведения 1.1. Описание района похода 3...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.