WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«1 УДК 620.2 ББК 30.3я73 А–56 Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы большого города: архитектурная ...»

-- [ Страница 6 ] --

2). Городской комплекс будет занимать 110 га. Идея проекта - суперсовременный многофункциональный интеллектуальный комплекс, в котором экологичность сочетается с последними технологическими достижениями. По сути, это модель формата городской жизни будущего. Комплекс строится на базе централизованной инфраструктуры с использованием экологичных технологий застройки, интеллектуальной инженерной сети, системой сохранения воды и переработки отходов, последних цифровых технологий, системой жизнедеятельности, в основе которой возобновляемые источники энергии (геотермальная и солнечная), локальной поисковой системой, доступной в каждом помещении. В комплекс войдет парк здоровья с клиниками и пансионатами, Aphrodite Cultural Park, научные, культурные, торговые и деловые центры. Сроки строительства – 13 лет. Neapolis Smart EcoCity будет объединять экологичный образ жизни с наукой, здравоохранением, образованием, бизнес-активностью и досугом. Обеспечение жизнедеятельности будет происходить за счет собственных ресурсов: 25% электроэнергии будет вырабатываться за счет неисчерпаемых ресурсов - геотермальной и солнечной энергии.

Рисунок 2.

Умный эко-комплекс может продемонстрировать абсолютно новый стандарт качества жизни в городе и существенно изменить привычное представление о городских современных удобствах.

Большой интерес в наши дни к чистым эко-технологиям предоставляет условия для привлечения инвестиций с современные технологии, образование, науку, деловые услуги, недвижимость.

Neapolis создает качественно новый уровень производства и жизнедеятельности, что даст возможность кардинально уменьшить воздействие человека на экологию. Сооружение Neapolis с парком здоровья и превосходным уровнем медицинского обслуживания будет способствовать популяризации медицинского туризма на острове. В госпитале эко-города разместятся наряду с основными узкоспециализированные практики. В умном городе, кроме жилой недвижимости, создадут Центр разработок и исследований, частный Campus University, Международный бизнес-центр, культурный парк Афродиты, Neapolis Mall, Neapolis Office Park (4).

Заслуживает внимания строительство нового города Gwanggyo к югу от Сеула, Южная Корея, конкурс на который выиграла известная архитектурная компания MVRDV. Представленный в виде зеленого акрополя из органических структур (Рис. 3), данный комплекс является полностью самодостаточным городом, в котором могут жить до 77000 жителей.

Рисунок 3

Согласно проекта, энергетический центр Gwanggyo выглядит как несколько больших строений в форме холмов, с выходящими наружу террасами и хранилищами для воды. Вертикальный дизайн и ландшафт улучшит климат и вентиляцию и снизит использование энергии и воды. Имеется пространство для жилых помещений, офисов, магазинов и учебных помещений, а также крупные атриумы для максимального обеспечения естественным освещением и ветровой вентиляции.

Внутренняя система орошения сохраняет излишнюю воду и использует ее для поддержания этих зеленых фасадов. Центр Gwanggyo обеспечивается возобновляемыми источниками энергии. Также проект будет эффективен в уменьшении зависимости от автомобильного и железнодорожного транспорта (5).

Некоторые из использованных в представленных примерах приемов создания экологических городов могут быть полезны и для развития градостроительства Казахстана, как то: применение фотоэлектрических элементов, расположенных на фасадах и крышах домов, cолнечных панелей, интегрированных в архитектуру, приемов энергоэффективной архитектуры, сбор отходов и дождевой воды, их переработка и повторное использование.

Литература:

1. Глаудинов, Б. Основные аспекты архитектурно-градостроительной модернизации городской среды в условиях крупного города. Вестник Национальной инженерной академии РК. №1(47) 2013. - С. 117-121. ISSN 1606-146X

2. Сырлыбаева, Б. Нам пора «позеленеть». // Аргументы и Факты, №22 от 2013г.

3. Там же.

4. Neapolis Smart EcoCity. [Электронный ресурс]. - http://www.big.dk/projects/zir/zir.html

5. Новый город Gwanggyo. [Электронный ресурс]. - //www.homesoverseas.ru

ОТ АВТОМОБИЛИЗАЦИИ – К ГУМАНИЗАЦИИ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

Дембай С.М., директор Департамента архитектуры, градостроительства и строительства Министерства регионального развития Республики Казахстан, Чиканаев А.Ш., заместитель директора Астанинского филиала АО «КазНИИСА», г. Астана, Казахстан В статье излагается одна из актуальных проблем больших городов – вопросы развития транспортной инфрастуктуры, а также воздействие его на экологическое состояние окружающей среды.

Путем рассуждений и анализа, авторы приводят обоснованные прогнозные посылы и рекомендуют от инерционного варианта развития, определенного безудержной автомобилизацией населения переходить на гуманные цели создания экологичной, безопасной, и комфортной для жизни людей среды, с развитой уличной сетью и транспортной инфраструктурой.

The article describes one of the actual problems of big cities – development issues of transport infrastructure, also it’s impact on ecological state of environment.

By reasonings and the analysis, author comes to the conclusion and recommends to go from inertial variant of development, which is defined with unrestrained motorization of population, to humane purposes of building up environment which is ecological, safe, and comfortable to human life and with developed street network and transport infrastructure.

Среди актуальных, присущих большим городам проблем, особо необходимо выделить вопрос развития транспортной инфраструктуры. Действительно, в развитие планировочной организации и средового пространства современных городов транспортная инфраструктура сегодня вносит свои коррективы и ставит новые задачи. Двадцатый век можно назвать веком бурной автомобилизации населения. Еще сто лет назад улицы наших городов, освещенные газовыми фонарями, рассекали тарантасы и брички, запряженные рысаками. В семидесятых годах 19 века в научных трудах по градостроительству делались прогнозы, что к первой четверти двадцатого века такие города как Лондон, Париж, Москва и Санкт-Петербург задохнутся от не вывезенного конского навоза. К 1930 году, с изобретением Фордом конвейерной технологии сборки машин, автомобили, полностью вытеснив гужевый транспорт, заполнили улицы американских, а затем и европейских городов.

Естественно, вместе с этим, потеряла свою актуальность и проблема не вывезенного конского навоза, а прогнозы возможной гибели крупных городов от продуктов жизнедеятельности четвероногих транспортных средств перешли в разряд курьезных. Однако, процессы урбанизации и стремительной автомобилизации населения, набрав темпы и масштабы, породили новые, не менее сложные проблемы, в корне изменившие градостроительную проблематику двадцатого столетия. С ростом численности автомобилей усложнялись и задачи по формированию транспортной инфраструктуры и уличной сети городов. Если на первых порах, пропуск резко возросших транспортных потоков обеспечивался за счет расширения проезжей части улиц, установки на перекрестках светофоров, то, в дальнейшем, с исчерпанием всех ресурсных возможностей решения проблемы в одной плоскости, оптимизация транспортных потоков стала достигаться за счет переноса транспортных потоков в третье измерение - строительства эстакадного и подземного транспорта, устройства пространственных многоуровневых развязок и переходов. Появились 3, 4-х и даже 7 уровневые транспортно-коммуникационные узлы. Однако, пропускная способность уличной сети, даже после их коренной модернизации, не успевала за темпами массовой автомобилизации населения - к концу двадцатого века бичом улиц крупных городов развитых стран стали транспортные пробки, которые, как тромбы в артериях, вносили перебои в налаженный ритм жизни населения города. В 30 годах прошлого столетия в городах США была введена плата за парковку машин на улицах. В Европе эта же мера экономического регулирования стала действовать с 60-х годов. При этом следует отметить, что за стоянку машин на обочине проезжей части взимается более высокая плата. Мэр Лондона с целью недопущения транспортного коллапса вынужден был пойти на более жесткие меры и, для сокращения количества транспортных средств в центральной части города, установил для жителей этих районов своеобразный налог за владение автомобилем. Во всех городах Европы и Америки на проезжей части улиц выделены полосы для проезда общественного транспорта и велосипедистов.

Таким образом, в Америке и Европе, пытаются регулировать напряженность транспортных потоков на своих улицах. В городах постсоветского пространства, в том числе и в Астане, владельцы автомобилей, пользуясь отсутствием таких мер экономического воздействия, могут парковаться в любом, понравившимся им месте, а некоторые, не желая платить за место в паркинге, оставляют свои машины на улицах на весь зимний период. Стоящие на обочинах машины не только снижает пропускную способность городских дорог, но и мешают коммунальным службам города чистить проезжую часть улиц, убирать с нее снег. Вероятно, настало время и для введения таких мер экономического регулирования и в наших городах. В новом столетии начался новый этап автомобилизации, которую можно назвать взрывным. Так, на 1000 человек в США приходится более 900 автомобилей, а в Западной Европе - свыше 600. Не оказалась исключением и новая столица Республики Казахстан, город Астана. За прошедшие двенадцать лет численность автомашин на улицах столицы, с учетом незарегистрированных и прибывших из пригородных поселков и других городов страны, увеличилось в девять раз и в настоящее время на 1000 человек приходится около 400 автомобилей. Сложившаяся уличная сеть перестала справляться с транспортными потоками, возникают пробки, возрастают риски и опасности для жизни людей не только при пересечении улиц, но и в придомовом пространстве - отсутствие запланированных и заранее построенных парковок привело к возникновению внутри кварталов массовых стихийных стоянок транспортных средств. Началась новая эра в развитии градостроительства, которую можно охарактеризовать как эру автомобильной экспансии городской среды, обусловленную тотальной автомобилизацией населения. Города уже нужно проектировать не только для жизни людей, но и для примерно такого же количества транспортных средств. В частности, по современным градостроительным нормам в каждом жилом доме или комплексе необходимо предусматривать паркинги с количеством машиномест, сопоставимых с численностью проживающих в этих домах людей. При спортивных, торговых, развлекательных и зрелищных сооружениях следует предусматривать отвод огромных по размерам территории для стоянок сотен и тысяч автомобилей людей, приехавших на спортивное мероприятие, или для совершения покупок, отдыха и развлечений.

Такие же требования предъявляются при проектировании офисных и административных зданий, учебных и медицинских учреждений. Чтобы обеспечить бесперебойную транспортную связь между различными районами города, пропуска многократно возрастающих в будущем транспортных потоков, необходимо устраивать скоростные магистрали с многоуровневыми развязками на местах их пересечении с другими улицами или резервировать большие участки территории для их строительства в будущем.

В дальнейшем, учитывая, что автомобилизация населения будет набирать темпы, вполне вероятно, что возникнет ситуация, когда города мы будем проектировать не столько для удобства людей, сколько для удобства движения и парковки автомобилей. Воистину прав был доктор Куракава, который назвал наступившее время «Эрой машин», а, следовательно, и наши города по праву можно будет называть «Городами машин», проектируемых как сложнейшие траспортнокоммуникационные системы. При разработке скорректированного генерального плана развития г.

Астаны возникли вопросы: какую транспортную инфраструктуру и уличную сеть нужно заложить в планировочную основу города, чтобы она отвечал условиям и требованиям перспективного развития столицы? Следует ли и дальше исходить при формировании транспортной инфраструктуры города из сложившихся тенденций тотальной автомобилизации населения, или же искать что-то свое, новое, отвечающее требованиям перспективного развития? Ответы на все эти вопросы требовали наличия ясных представлений о будущем, т.е. реалистичных прогнозов развития общества и города на рассматриваемый расчетный период в 25-30 лет. Естественно, никакой серьезный ученый не возьмется за разработку таких прогнозов - научно-технический прогресс настолько стремительный, что можно оказаться в такой же ситуации в какой оказались прогнозисты 19 века, предрекавшие гибель крупных городов от не вывезенного конского навоза.

Вместе с тем, вполне обоснованы следующие прогнозные посылы:

1. Если темпы роста автомобилизации населения сохранятся и в будущем, то к первой трети двадцать первого века мегаполисы и крупные города начнут задыхаться уже не от конского навоза, а от выхлопных газов «железных коней» - автомобилей; начнут испытывать процессы атрофии и паралича, вызванного транспортными тромбами.

2. Если хоть в какой-то степени обоснованы прогнозы специалистов, что запасы углеводородного сырья не беспредельны и будут исчерпаны к 30-50 годам нашего столетия, то это существенно скажется на развитии автомобильного транспорта, на тенденции массовой автомобилизации населения.

Исходя из всего сказанного выше, была разработана принципиально новая идеология развития транспортной инфраструктуры и уличной сети Астаны. В основу генерального плана положена концепция перехода от инерционного к управляемому сценарию развития, путем создания градостроительных, экономических, правовых условий и предпосылок для приоритетного развития общественного транспорта. По расчетам специалистов по одной полосе улицы, регулируемой светофорами, за час может проехать 800 автомобилей. Если учитывать, что в машине, как правило, находятся один или два человека, то пропускная способность транспортной полосы колеблется в пределах 1000 -1200 человек за час. В то же время, при прохождении по этой же полосе хотя бы 400 автобусов со средней вместимостью 50 человек, за час эта полоса дороги способна будет пропустить пассажиропоток в 20 000 человек, т.е. в 20 раз больше, чем при варианте, основанном на развитии личного транспорта. Нет никакой логики в том, чтобы в эпоху ожидаемого острого дефицита углеводородного сырья содействовать массовой автомобилизации населения. Тем более, что это не связывается с концепцией экологизации городской среды, ведь в последнем случае двадцать автомобильных двигателей, против одного автобусного будут отравлять атмосферу своими выхлопными газами во столько же раз больше.

Мы не предполагаем использование силовых методов борьбы с автомобилизацией, путем введения запретов на приобретение и пользование личным автомобилем. Человек должен иметь возможность для сравнения и выбора того, что ему выгоднее. Одни предпочтут личный транспорт, невзирая на рост цен на горючее и проблемы, связанные с содержанием машины, необходимостью покупки для него дорогостоящего места в паркинге, а также постоянного поиска свободных мест для временной парковки машины возле нужного объекта. Другие выберут общественный транспорт, как более экономичный, но, в то же время, обеспечивающий быструю и удобную связь с любой частью города и не уступающий личному транспорту по комфортности условий проезда. Для того, чтобы выбор был сделан в пользу общественного транспорта, естественно, необходимо наладить бесперебойное движение по улицам города скоростных, многоместных, комфортабельных транспортных средств общественного пользования, повысить уровень удобства и обслуживания пассажиров. При расчете пропускной способности проектируемых улиц и емкости паркингов Астаны был заложен уровень автомобилизации населения равный 500 автомашинам на 1000 человек, тем самым определен пороговый предел разумной автомобилизации, но, в то же время, предоставлена возможность людям для свободы выбора общественным или личным транспортом. Градостроительная концепция организации уличной сети основывается на идее формирования транспортного каркаса из многополосных скоростных магистральных улиц непрерывного движения с многоуровневыми развязками, а также эстакадной линии скоростного легкорельсового трамвая (ЛРТ), связывающих все районы города между собой и с его центральной частью. На скоростных магистральных улицах непрерывного движения наиболее удобные для движения полосы движения предусмотрены для общественного транспорта. Было бы ошибочным при проектировании транспортной схемы не учитывать влияния иногороднего транспорта на напряженность транспортных потоков на улицах города. Перенос столицы сопровождается стремительным разрастанием близлежащихк городу поселков. Этому процессу, именуемому субурбанизацией, сопутствует такое явление, как массовая трудовая маятниковая миграция. Автомобили населения, совершающих маятниковую трудовую миграцию в город из ближайших к городу поселков, в утренние и вечерние часы, залпово вливаются в транспортные потоки города. При разработке проекта учет этого фактора не только потребовал увеличения пропускной способности вылетных магистралей, но и определил необходимость устройства в местах пересечений с линиями ЛРТ и внутреннего транспортного кольца непрерывного движения, транспортно-пересадочных узлов для ограничения и регулирования допуска иногороднего транспорта в центральную часть города. В этих транспортно-пересадочных узлах предусмотрены большой вместимости паркинги, где желающие попасть в центральную часть города, могут оставить свои машины и пересесть на общественный транспорт. К проблемам современных крупных городов следует отнести и болезни, вызванные гиподинамией - отсутствием благоприятных условий для физической активности населения, в частности, отсутствием условий для безопасного и удобного перемещения по городу на велосипедах. В проекте генерального плана г.Астаны эта проблема решается за счет формирования сети и развитой инфраструктуры велобанов. В зимнее время эти дорожки могут использоваться населением для лыжных прогулок и пробежек. Создавая благоприятные условия для массового использования населением велосипедного транспорта, мы не только будем содействовать оздоровлению горожан, но в какой-то степени, способствовать уменьшению количества автомобилей на улицах города в самые напряженные по транспортным потокам весеннее-летние и осенние периоды года. Нельзя сбрасывать со счетов и экономическую привлекательность велотранспорта для населения, особенно для студенческой и молодежной его части. Таким образом, при формировании уличной сети и транспортной инфраструктуры города, мы отходим от инерционного варианта развития, определенного безудержной автомобилизацией населения, превращающего городскую среду в чрево техномашинной системы, а руководствуемся гуманными целями создания экологичной, безопасной, и комфортной для жизни людей среды, с развитой уличной сетью и транспортной инфраструктурой, обеспечивающей удобную и быструю транспортную связь с любой частью города.

См. рисунки 1, 2.

–  –  –

Освещена история становления и деградации бывшего Черниговского ремонтно-механического завода «Октябрьский Молот». Разработаны предложения по реабилитции промышленной зоны в социальнокультурную инфраструктуру городского района с численностью населения около 50 тыс. жителей.

Предложено сформировать на территории завода многофункциональные комплексы культурно-творческого, производственно-промышленного и предпринимательского направления.

The article highlights the history of formation and degradation of former Chernigov mechanical repair plant «Oktyabrskiy Molot». The proposals on rehabilitation of industrial zone to the social and cultural infrastructure of the city region with a population of about 50 thousand people. It’s proposed to form on plant’s territory multifunctional mixed-use cultural, artistic, industrial, commercial and business areas.

Проблемы современного градостроительства, разработка генпланов развития территорий требуют инновационных стратегических подходов, направленных на решение социальноэкономического развития населенных пунктов, одним из которых является регенерация брошенных промышленных территорий с целью их использования для жилищной, коммерческой функции и функции развития креативних культурных индустрий в современном городе. Поэтому одной из самых актуальных проблем сегодняшнего градостроительства в Украине является вопрос рационального использования промышленных зон, которые по тем или иным причинам утратили свой производственный потенциал и стали не конкурентноспособными.

Часть промышленных предприятий, которые возводились в ХІХ - ХХ столетиях и, которые не подлежат реконструкции как промышленные объекты – остаются ценными в аспекте сохранения их как объектов культурного наследия в сфере промышленной архитектуры. Поэтому вопросы реабилитации указанных предприятий под другие современные функции промышленного культурного наследия – сегодня требуют особого внимания с целью их интерпретации в современною градостроительную структуру населенных пунктов.

Анализ мирового опыта градостроительной деятельности показывает, что функциональной адаптацией и повторным использованием строений производственных объектов с измененными функциями систематически занимаются начиная с 50-х годов ХХ столетия [1, 2]. В результате такой деятельности в научный оборот были введены специальные термины: ревитализация (возрождение городского пространства, в котором существует объект); адаптация (использование объекта с изменением функционального назначения); консервация и индустриальная археология (возрождение объекта в связи с его историческим и культурологическим значением); реновация (общее понятие возрождения объекта и комплексный метод проектирования); реабилитация (возрождение городской среды и объекта в связи с его историческим и культурологическим значением с полной либо частичной сменой функционального назначения в структуре комплексного метода проектирования) [3].

В силу разных обстоятельств в Украине в постсоветский период вопросы интерпретации промышленного наследия, как целостного явления с научной точки зрения не были объектом специальных научных исследований. Только в последнее время начали появляться работы, в которых рассматриваются различные аспекты данной проблемы [4, 5].

На основе анализа генерального плана застройки г. Чернигова и исследования развития градостроительной ситуации прилегающего к территории завода «Октябрьский молот» жилищного района в данной работе предпринята попытка разработать предложения по реабилитации объектов промышленной зоны бывшего предприятия с целью их включения в современную социальную инфраструктуру города.

История становления ремонтно-механического завода «Октябрьский молот» в г. Чернигове начинается с 1907 года. Базовим предприятием стала литейня мастерская городского ремесленного училища, которое было создано тремя годами ранее. Так получилось, что эта мастерская не оправдала возложенных на нее надежд и городская дума издала постановение «Об использовании литейной мастерской, как вспомогательного заведения для водопровода, электрической станции и других городских надобностей» [6]. В это время мастерская, которая превратилась в небольшой завод, розмещалась в центре города в районе современного Государственного банка. Она состояла из чугунно-литейного цеха и механической мастерской, в которых работало 40 найомних рабочих и около 30-ти воспитанников ремесленного училища. В 1916 году земское собрание приняло постановение «О безотлагательном строительстве механической мастерской на участке Коты».

После Октябрьской революции создание завода «Октябрьский молот» происходило в очень сложных условиях. В конце 1921 года в Чернигове действовало только 18 промышленных предприятий, включая типографию. При этом почти на половине из них работало не более 20-ти рабочих. Что касается завода «Коты», то как про это писала в декабре 1921 року газета «Красное знамя», он «представляет собой в настоящее время замерзший организм… Количество рабочих сократилося до 45-ти. Сезон главного производства – обжиг клинкерного кирпича закончился, продолжают работать, и то с небольшой нагрузкой лишь вспомогательные – так называемые учебнопоказательные столярные, слесарные и бетонные майстерские… Сырья нет. Освещения нет…» [6].

В это время на литейном заводе, который находился в центре городе и в состав которого входили литейная, слесарная, токарная и небольшая столярно-модельная мастерские и насчитывал 44 работающих, дела шли намного лучше. Поэтому в октябре 1922 года было принято решение об объединении заводов в единое предприятие на условиях перенесения литейного производства из города на Коты, которое получило название «Октябрьский молот».

Став самым крупным действующим предпрятием города «Октябрьський молот» оживает. В 1924 году его штат увеличивается еще на 25 робочих. Устанавливается еще несколько новых станков и почти на 100% осуществляеться ремонт старых. Приобретаются современный паровой молот, вентилятор и динамо-машина, которая обеспечивала электричеством не только сам завод, а и прилегающие к нему совхозы и хутора.

В 1933 году завод было передано Наркомату сельского хозяйства. За короткий срок в его цехах была налажена работа по ремонту тракторных двигателей и выпуск запасных частей для сельскохозяйственной техники.

В начале Великой Отечественной войны «Октябрьский молот» эвакуировали в г. Саратов, где его работники как могли приближали Победу, ремонтируя боевую технику.

В 1966 году специалистами завода был освоен ремонт коробки переключения передач автомобиля ГАЗ-51 и производство комплекта деталей к нему, а с 1976 для коробки передач ГАЗ-52.

Также был освоен выпуск сложных идеальных металлорежущих станков.

В начале 80-х годов заводом была освоена технология ремонта коробки переключения скоростей к автомобилю УАЗ и комплектующих к нему. В 1995 году в процесе приватизации завод «Октябрьский молот» был переименован в предприятие Черниговский ремонтно-механический завод «Октябрьский молот».

Сегодня промышленная территория «Октябрьского молота» (около 7,5 га) и бывшие производственные цеха по назначению не используются.

Анализ ситуационной схемы расположения бывшего завода среди городской застройки показывает, что его территория окружена жилищным районом с населением около 50 тыс. жителей, а несколько строений выходят своими фасадами на центральную магистраль города – Проспект Мира.

Как известно, одним из основных требований градостроительной концепции города является гармоничное формирование взаимосвязанных пространств. При этом в каждом пространстве должна складываться своя собственная уникальная среда обитания. Ее можно признать гармонической только в том случае, если планировочная структура среды, архитектурно-пространственное решение общественной и промышленной застройки, благоустройство и озеленение наиболее благоприятны для пребывания в нем человека и находятся в глубокой взаимосвязи и взаимопроникновении с современной архитектурой и с исторической застройкой.

Учитывая то, что на территории завода сохранилось несколько строений почти столетнего возраста, возведенных из красного клинкерного кирпича и которые представляют историкокультурную ценность как памятники промышленной архитектуры, целесообразно разработать мероприятия касающиеся их сохранения в музейном комплексе.

Реабилитацию территории бывшего предприятия предусматривается осуществить за счет раздела ее на семь основных функциональных зон (рис. 1).

Рис.1. Функциональное зонирование территории завода «Октябрьский молот»:

1 – зона выставочно-демонстрационного центра, 2 – территория социально-бытовой инфраструктуры (включая торговые площади), 3 – зона бизнес-инновационной структуры, 4 – зона творческого кластера «Ремзавод», 5 – территория промышленного квартала, 6 – Аллея Мастеров, 7 – офисы в зеленой зоне, 8 – автостоянка В процессе формирования творческого кластера «Ремзавод» предусматривается создать сообщество творчески направленных фирм (подразделов), которые базируются на общей территории, и взаимно благоприятствуют общему развитию и возрастанию конкурентоспособности на внутренних и внешних рынках. Их деятельность будет базироваться на основе тесной кооперации и субконтрактационных связях при активном деловом и информационном взаимодействии. Это будет благоприятно влиять на развитие всех участников кластера, и обеспечивать им конкурентные преимущества в сравнении с другими отдельными разрозненными предприятиями, которые не имеют таких прочных взаимосвязей. Творческий кластер «Ремзавод» будет включать: издательскую деятельность, архитектурно-проектное бюро, кинематографию, театральную студию, лабораторию дизайна, галерейно-музейный бизнес и др. – которые получат возможность партнерства, поддержки в продвижении идей и реализации творческих замыслов.

Аллея Мастеров. Здесь компактно разместятся мастерские гончаров, кузнецов, мастеров по дереву и металлу, других умельцев. На этой аллее мастера народного творчества будут производить и продавать свою продукцию, и обучать мастерству желающих.

Формирование других функциональных зон будет осуществляться в соответствии с их наименованием.

Таким образом, в результате проведенного мониторинга территории завода «Октябрьский молот» в г. Чернигове и примыкающего к нему жилого района, предложен проект реабилитации промышленной зоны с перепрофилированием ее строений и корпусов под объекты художественнотворческого и производственно-промышленного направления.

Литература:

1. Вахитов Т.Р. Проблема реабилитации промышленных предприятий в структуре г. Екатеринбурга / Т.Р. Вахитов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.archvuz.ru/2005_2/21.

2. Черкес Б.С. Нетужилова Н.В. Вплив архітектури промислової спадщини на визначення ідентичності соціальних груп. / Б.С. Черкес, Н.В.Нетужилов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ena.lp.edu.ua:8080/handle/ntb/15581.

3. Іванов-Костецький С.О. Концепція реабілітації промислово-виробничих підприємств в структурі м. Львова (на прикладі колишнього Львівського м’ясокомбінату). / С.О. ІвановКостецький // Архітектура : [зб. наук. пр.] / відп. ред. Б. С. Черкес. - Л. : Видавництво Національного університету "Львівська політехніка", 2009. - 256 с. : іл. - (Вісник / Національний університет "Львівська політехніка"; № 656). - С. 150-159.

4. Ушкин Д.И. Проблема малых объектов промышленной инфраструктуры города / Д.И. Ушкин [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.archvuz.ru.

5. Царева Т. Рабочие поселки в Москве 1920-х годах и их реабилитация / Т.Царева [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.international.icomos.org/risk/2007.

6. Руденок В.Я. Патріарх Чернігівської промисловості / В.Я.Руденок // Чернігівські відомості, 2007. – № 25(849). – 20 червня.

ОСВОЕНИЕ НАРУШЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ ДЛЯ

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЕЙ

–  –  –

Маала жарамсыз есептелген жерді аларылысы масатына игеруге арталан. Сайран клі аумаын айта деу таырыбына арналан дипломдік жоба негізінде бл масат шін кркейту жне когалдандыру дістеріні роли айындалады.

Статья посвящена освоению нарушенных территорий в градостроительстве. В качестве примера рассматривается дипломный проект реконструкции рекреационной зоны озера Сайран, в которой большое внимание уделено озеленению и благоустройству.

The article is denoted mastering the broken territory in urban planning. As example is considered the degree project of reconstruction the recreation zones of the Sairan lake, in which greater attention is paying to the planting of trees and improvement the environment.

Стремительно растут города, повсеместно увеличивается их число, растет плотность населения, резко возрастает ценность городских строительных площадок, происходит градостроительное освоение неудобных и нарушенных территорий. К неудобным территориям относятся зоны оползней, заболоченные или подтопляемые участки местности; территории с пересеченным рельефом, крутые склоны; просадочные и деформированные грунты, овражные территории; поймы и долины малых рек, так как высокий уровень грунтовых вод и затопляемость приводили к тому, что эти участки не затрагивались и по мере обмеления и загрязнения превращались в свалки.

В разные исторические периоды к неудобным территориям относили различные участки непригодные для застройки или требующие больших капиталовложений. Например для строительства средневековых городов основополагающим являлся стратегический фактор (защита от внешних врагов), выбирали площадки на вершинах холмов, окруженные водной преградой или обрывистыми недоступными склонами, при отсутствии водной преграды возводили оборонительные стены и сооружали каналы. По мере роста города осваивались удобные площадки за пределами естественной преграды.

К нарушенным территориям относятся территории состояние которых настолько изменены, что они не могут использоваться в дальнейшем без восстановления: комплекса специальных мероприятий по приведению их в прежнее состояние или в качественно новое с целью наилучшего использования. Среди них территории, подтопляемые при формировании и развития застройки города при устройстве водохранилищ и водоемов, занятые отвалами отходов различных производств, например металлургического, а также территории горных разработок, в наибольшей степени оказывающие влияние на планировочную структуру и среду городов [1].

В XIX веке меняется отношение к подобным территориям, так как плотно застроенные крупные города нуждаются в открытых озелененных пространствах, происходит активное озеленение крутых обрывов. Например, поросшие лесом склоны замка в центре Эдинбурга, гора Гедимина в Вильнюсе.

По мере дальнейшего территориального роста средневековых городов возникает необходимость планировочной реконструкции сложившегося генерального плана – разбираются оборонительные стены, засыпаются рвы, осушаются каналу. К примеру, своеобразен опыт реконструкции центра Вены, столицы империи Габсбургов начатая в 1837 году. Старые оборонительные стены занимали значительную территорию, вместе с эспланадой, отведенной для проведения парадов гвардейских полков, они составляли до 2 тыс. га. Проект разработали архитекторы Эдуард Ван – дер – Нюль, Август фон Сикардсбург и строитель Дрезденской галереи Готфрид Земпер. В итоге сформировалась при радиусе 700 м (от Грабена до Рингштрассе) кольцевая магистраль Рингштрассе 60 м в поперечнике и длиной в 5,5 км.

Рингштрассе трактовалась как главная кольцевая магистраль города и была составлена из хорошо подобранных прямолинейных отрезков и сформировалась как благоустроенный бульвар, по обеим сторонам которого разместили Ратушу, здание Парламента, церковь св. Карла, Университет, Биржу и другие значимые общественные здания [2, стр. 485].

При восстановлении нарушенных территорий первой стадией является выявление и инвентаризация их. Вторая стадия – разработка и осуществление программы восстановительных работ и последняя стадия – рациональная эксплуатация участка, достижение экологического равновесия [3].

В градостроительстве весьма успешно используются неудобные и нарушенные территории под застройку. Так целые массивы жилой застройки возникли на намывных территориях СанктПетербурга, в Москве, на территориях прежних глиняных карьеров построены новые жилые районы.

Разработаны основные виды использования каменных карьеров [4, стр. 65-67].

Рис.1. Строительство промышленных и коммунально- Рис.2. Озеленение территории в противоэрозионных складских зданий на борту карьера целях Рис.3. Устройство водоемов для технических нужд Рис.4. Строительство промышленных и комунальноРис.5.Устройство водоемов для технических нужд Рис.6.Создание парков и лесопарков В Цвиккау (Германия) на месте отработанного карьера устроен большой стадион. Знаменитый олимпийский комплекс в Мюнхене (ФРГ) создан на месте бывшей грандиозной свалки строительного мусора высотой до 60 м и площадью до 100 га [4].

В Великобритании разработан и осуществлен проект Эдем в Сэйнт – Остелл, Корнуолл по проекту архитектора Н.Гримшоу освоена площадь отработанных шахт под ботанический сад. Ранее на этом более двух столетий добывали олово, медь и фарфоровую глину. После закрытия шахт возле городка остались отвалы пустых пород. В середине 1990-х годов на участке площадью 22 тыс. м2 устроили крупнейшую в мире оранжерею с искусственным климатом-биомы [5].

В городе Алматы, расположенном в горно – долинной местности также имеются нарушенные территории. Так например, на обширной территории бывшего карьера строй материалов устроен водоем – озеро Сайран для купания горожан и занятий спортом. Были рядом архитекторов разработаны проекты реконструкции озера Сайран, к сожалению не осуществленных. Предлагается вашему вниманию дипломный проект студента V курса ФА КазГАСА Д.Оспанова «Ландшафтно – рекреационная зона озера Сайран» выдвинутый ГАК на республиканский конкурс дипломных работ архитектурных школ Казахстан.

Сайран – единственное искусственное озеро в Алмате сооруженное в 1971 году на месте бывшего карьера по добыче строительных материалов. Берега Сайрана были благоустроены, организованы пляжи, лодочные станции. В настоящее время площадь территории в 97 га находится в плачевном состоянии и требует модернизации. Рядом построены новые жилые комплексы. Для полноценного использования озера Сайран в качестве места отдыха горожан необходимо раз в один год совершать прореживание растительности для нормальной циркуляции воды, что в свою очередь даст очень положительный результат.

Проектом предлагается организация парковой зоны вдоль озера. В нее входят амфитеатры с видом на ключевые пейзажи, выходящие на акваторию озера, кафетерий, зона для посадки воздушного шара, дельфинарии, океанариум, различные спортивные зоны, плоскостные фонтаны для детей. Береговая территория разбита на пляжную и газонную зону.

В парковой зоне с обеих сторон по верхней кромке берега будет протрассирована дорога, разделяющая зону застройки жилых кварталов и зону отдыха. По комплексному анализу на территории зоны отдыха, предлагается разместить капитальные объекты массового посещения на высокой части берега, в структуре жилого района по прогулочной набережной. Непосредственно у берега озера располагаются объекты обслуживания кратковременного отдыха.

На площадке, территория которой, сейчас, намыта и укреплена габионной конструкцией, расположится океанариум и прилегающий к нему дельфинарий. Круглогодичное функционирование которого, станет нововведением не только для горожан и для отдыхающих парка, но и для людей с различного рода заболеваниями для детей и для беременных. Нахождение в ядре парка дельфинария, станет одной из причин возросшей посещаемости парка.

Южнее от океанариума расположится кафе и конечный пункт для шара зорба, берущего свое начало на вершине водопада и по водопаду вниз будут спускаться любители экстрима в прозрачном шаре “зорбе”, а также зона для посадки “банджи-джампинга”, в просторечии “тарзанки”.

Южнее на холмистой дороге, которая расстилается от кромки склонов с водопадом до океанариума, расположится амфитеатр с видом на плоскостные фонтаны для детей.

Западнее, на крутых склонах будет разбит скалодром, который станет излюбленным местом для экстремалов. Южнее от него, склоны пригодные для катания будут приведены в надлежащее состояние с укаткой склонов от неровностей и углов которые зимой активно обкатываются детьми на санках, Плотина по ул. Толе Би будет модернизирована, а именно, на месте подпорных стенок, методом террасирования размещается амфитеатр, откуда будет открываться живописный вид на всю акваторию и склоны. У кромки воды расстелится пешеходная дорожка из прозрачной акриловой конструкции, под которой будет находиться гидрослив: при паводках лишняя вода будет уходить в отверстие, что поможет избежать разрушения дамбы.

Прохождение тектонического разлома с северо-западной по восточной части проектируемой территории, диктует свои ограничения, так вдоль улицы Карасай батыра строительство капитальных построек запрещено. Поэтому проектом здесь предлагается разместить пешеходный бульвар типа «Арбат», выходящий на озеро Сайран. Южнее от разлома расположится скейт парк, пункт по прокату велосипедов. Вдоль улицы Варламова запроектирован спорткомплекс.

Посадочная зона для воздушного шара находится на территории, идеально подходящей для этих целей, граничащая, на севере с тектоническим разломом, южнее насосной станции.

Кафе “Янтарный берег” будет снесен, а фундамент станет основой для отвечающего современным стандартам кафетерия.

Южнее от кафе расположится кинотеатр под открытым небом. Сама конструкция экрана состоит из металлической конструкции, прикрепленной ко дну озера и обшитой специальным полотном.

На южных склонах будет протеррасирован амфитеатр с невероятным видом охватывающий весь пейзаж озера. В чаще амфитеатра, предусмотрена площадка для концертов, перфомансов.

Восточнее от амфитеатра, склоны останутся в первозданном виде, с посадкой дополнительных растений, деревьев. Извилистая дорожка по склону между деревьев, будет использоваться для катания на санках в зимний период года. Под склонами будет расположен автоматизированный паркинг, который в отличие от стандартного паркинга дает возможность размещения большего количества машино-мест на той же площади и экономит площадь, отводимую под парковку.

Строительство жилых комплексов на восточной прибрежной территории с удивительным видом из окон на горы, озеро и город, рядом с уже существующими жилыми комплексами «Жагалау»

и «Каусар», станет завершающим штрихом и объединит эти жилые массивы по пр. Толе би и пр.

Абая.

Наряду с традиционной архитектурно-ландшафтной организацией наземной территории, в данном проекте осуществляется «натурализация застройки» - вертикальное озеленение, вертикальные сады, инновационные живые стены, сады на крышах. Активное использование общественных зданий террасированной и нелинейной архитектуры позволит добиться положительного фактора перераспределения озелененных территорий с режима ограниченного пользования на общего пользования и сыграет важную роль как туристический центр в системе развития города и претендует стать центром притяжения и отдыха в городе.

Рис.8. Ландшафтно – рекреационная зона озера Сайран

Литература:

1. Лазарева И.В. Восстановление нарушенных территорий для градостроительства. М.

Стройиздат, 1972г.

2. А.В. Бунин Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма. Том 1, М.

Стройиздат, 1979, стр 485

3. В.В. Владимиров, Е.М. Микулина, З.Н. Яргина Город и ландшафт. М. Мысль, 1986 стр 213

4. В.Д. Оленьков Градостроительное планирование на нарушенных территориях. М., изд-во ЛКИ, 2007

5. Лазарева И.В., Оленьков В.Д. Градостроительное освоение нарушенных территорий. Журнал «Градостроительство» № 3(19) 2012

6. Студенческая работа «Ландшафтно – рекреационная озера Сайран», ФА КазГАСА УДК 728

–  –  –

В статье, исходя из мировой практики развития городов, исследуется проблема влияние урбанистической структуры на общественную безопасность жилых территорий как один из наиболее важных показателей качества городской жизни. Результаты исследования представлены на примере города Вильнюс. Авторами представлен оригинальный метод моделирования урбанистической структуры, учитывая общественный интерес, ландшафт, особенности конкретной местности и другие факторы. Представленная теоретическая модель развития города возможна для практического внедрения в управлении жилых территорий.

On the basis of Western countries practice and on the national level framed guidelines, in this article we studied the impact of cities urban structure, architecture, landscape and physical environment on public safety as one of the most important quality of life indicators.

In areas of Vilnius City the environmental factors are strongly impacting on identifying the size and the boundaries of the territory that community is interested in. In the context of such circumstances that the territorial communities’ zones were formed, the authors carried out a study, which made it possible to determine the urban indicators cohesion with the safe living environment in Vilnius City case. The results showed that urban planning as a public space and architecture formation measure is an integral part of security control and prevention in the multifunctional urban environment.

Introduction

Urban development policy is implemented in many European countries, however, often there are political and democratic contradiction between the legal environment regulating standards and the level of quality of life felt by residents. The results of the monitoring carried out by the United Nation in 2013 [1] shows, that in some major European cities, also including Vilnius, one of critical factors affecting quality of life is an issue of public safety (Fig. 1).

–  –  –

It is noted, that even 31 % of the respondents rated public safety as one of the 3 greatest threats to quality of life. The World State Cities Welfare publication [1] announced by the United Nations and Vienna Declaration on Crime and Justice, as well as Lithuanian national policy guidelines [2] proclaimed that prevention and control of crimes that were committed in public places is recognized as a priority direction, and one of the tasks is the creation of safe environment in pursuance with the territory planning, construction and urban operation.

As the way of living is transforming, the concept of quality of life criteria is also changing.

Residential areas differentiate according to communities’ material conditions, social society members’ dependence to community-based organizations. Personal and public security is an essential state policy goal

– security of constitutional human rights and freedoms – implementation condition, which partly depends on the individual city conditions and the geographical environment.

In Vilnius there are different territorial levels of urban communities that could be identified in urban area. Two trends of analysis are possible and the research will follow both of them. Starting with a big side and going to a small, community of a complete city could be identified in the region. In Vilnius City case the city community is represented by a group of approximately 550k of urban residents supplemented by almost 80k of suburban residents - people that associate their life strongly with Vilnius City. The next level down is stratus of urban residents in the big parts of the city, or so called city districts. These areas are formed historically in the long range of development of Vilnius City. Areas as The Old Town, The New Town, Uupis, Rasos, nipiks, verynas and the others could be listed as a case. These areas are still big in their territories (The Old Town (450ha), Rasos (1270ha), nipiks (312ha), New Town (480ha) verynas (270 ha)) and in the number of their residents (The Old Town (21k), The New Town (29k), Rasos (13k), nipiks (20k), vrynas (12.2k)). Territories of these city districts are mainly identified by similar environmental typology that is formed in Vilnius city. The third level down for urban community is attributed to local territorial communities. In these areas the environmental factors are strongly impacting on identifying the size and the boundaries of the territory that community is interested in.

The goal of this article – to analyze different urban structures as a factor influencing the quality of life through safe living environment interfaces and to introduce urban planning measures, permitting the reduction of the threats to public safety.

Research methodological foundations The authors make a suggestion, that the highest concentration level of public irregularities is dominated in the biggest attractions centers, public spaces and dense and heavy build-up residential areas approaches (Fig. 2) [3], however, quality of life in the active areas of territorial communities, as well as the security of citizens is directly proportional to the compactness of the urban structures, polycentricism and public activity.

In order to examine these hypotheses, two experiments were conducted applying qualitative methods. The authors succeeded to measure, compare and explain factors assessed in foreign countries, which were affecting the public safety in Vilnius City case (Table 1).

The 1st experiment. While conducting the study, the authors identified territories, where the greatest impact on public security was made by buildings shaping the urban environment build up indicators – height, density and area of a territory.

Fig. 2. The greatest insecurity conditioning types of urban structure and architecture – the central parts of the city attraction centers approaches (on the left) and a monotonous altitude build up (on the right) The calculations were carried out by grouping the spread of public order violations according to different types of buildings dislocation in Vilnius informal areas (Figure 3) and after statistical analysis the authors presented the results.

Here are the following study derivative indicators:

• the correlation coefficient of the number of crimes and build up intensity (Correl(Cr&I.));

• the correlation coefficient of the number of crimes and the heights (Correl(Cr.&H)).

The values of these indicators are presented in Table 1.

Fig. 3. The analysis of informal territorial communities network in Vilnius based on data by the authors Table 1. Number of crimes and build up parameters dependency in different types of urban areas

–  –  –

The results (Table 1) shows that in the central part of city safety is mainly influenced not by the height of the buildings, but attraction centers and public spaces that have no coherence with urban structure, that form around anonymous, easily transitive and transit territories (Fig. 2).

The authors found that the biggest threat to public security in the residential quarters due to environmental monitoring facilities [4] is in the house group that are higher than 5 floors. These areas are characterized as misbalance of urban structure, architecture and community needs. This determine tenuous communal relations and decrement of responsibility for the living environment. These results are similar to analogous study results [4, 5] that were carried out in America, Great Britain and Australia.

The 2nd experiment. In addition to the results of the first experiment, the 2nd experiment assesses the relation between the inhabitants and the living environment, where residents are most active.

Communities’ participants’ activity index directly depends on the awareness of the population and index of polycentricism (Ipoly) [6].

During the study, in each informal territory zone (Fig. 3) the authors identified the most important centers of attraction, around which, in view of the urban environment, were determined the ranges of availability. In this range the authors evaluated values of urban structure indicators, delinquency dispersion and compared these values with each other (Table 2).

Table 2. The derivative study data on the impact of informal communities on public security

–  –  –

Applying the method of statistical analysis here are presented the interplay correlation of introduced

data:

• Ipoly and total crime per 1000 inhab. 0,71 (strong);

• rapid-speed roads density and total crime per 1000 inhab. 0,03 (no impact)

• total road density and total crime per 1000 inhabitants -0,41 (weak impact) The authors found, that the density of road network and polycentricism has the greatest impact on public safety, and the increasing territorial uncertainty determine the alienation growth trends. Lithuania had survived such period during the Soviet times, when people were convinced that everything is common and there were no necessity to have one‘s own corner [7]. This circumstance informally, together with political factors, shape features of urban identity: structure, style, functional connections or social urban content and security in the system of territorial communities.

Conclusions and recommendations

After evaluation of study results, statistical information and other countries practice in implementing the prevention of public safety in the cities, practice of urban planning measures at the national level would significantly improve one of the most important criteria of the quality of life – public safety.

In Vilnius City urban structure as a preventive measure of landscaping and urban planning public safety, it is possible to apply the model of “local territorial communities” (Fig. 4) – defining the area, which is home to an organized, active and public-spirited community.

Fig. 4. The Model of local territorial communities formation by urban implements [7] Such territories have clear boundaries and controlled access to the internal space. Analogous, decentralized urban environment formation model is widely applied in many German, Scandinavian and other cities of the democratic world [8]. Their uniqueness comes from a mixed build up applying a multifunctional polycentric urban structure at the same time regulating the height build up, providing sufficient community infrastructure objects and access to public goods.

References:

1. United Nation Human Settlements Programme. State of the World‘s Cities 2012-2013. Prosperity of Cities. ISBN13:978-0-415-83888-7. Cambridge, UK, 2013.

2. LR Seimo nutarimas Dl nacionalins nusikaltim prevencijos ir kontrols programos patvirtinimo.

2003, Vilnius, Lithuania.

3. Ministry of the Interior of the Republic of Lithuania, Vileikien, Egl. Lietuvos gyventoj poiris teissaugos institucijas ir vieojo saugumo bkls vertinimas, 2012.

4. Jacobs, J. 1961. The Death and Life of Great American Cities. New York : Random House. 480 p.

ISBN 0-679-60047-7.

5. Pocien, Aura. Socialins tvarkos ir saugumo prielaidos mieste. Aplinkos kriminologijos teorij taikymo patirtis vakaruose ir perspektyvos Lietuvoje. Teiss institutas, 2009.

6. Ministry of the Interior of the Republic of Lithuania, Vileikien, Egl. Lietuvos gyventoj poiris teissaugos institucijas ir vieojo saugumo bkls vertinimas, 2012.

7. Jakaitis, J. 2008. Aspects of interaction of the city architecture and society. By the example of Vilnius City / Jonas Jakaitis // Univer-City: the old middle-sized European academic town as

framework of the global society of science-chalenges and posibilities : Lund University. Lund :

Grahns Tryckeri AB (2008). ISBN 9789185767182. p. 428-440.

8. Jakaitis, J.; Paliulis, N. K.; Jakaitis, K. 2009. Aspects of the national urban policy management under conditions of integrated planning / J. Jakaitis, N. Paliulis, K. Jakaitis // Technological and economic development of economy: Baltic journal on sustainbility. Vilnius: Technika. ISSN 1392-8619. Vol.

15, no 1 (2009), p. 26-38.

ПРОБЛЕМЫ ВИЗУАЛЬНОЙ СРЕДЫ ГОРОДОВ КАЗАХСТАНА

–  –  –

В настоящее время постоянная видимая, визуальная среда, которую по степени эмоционального воздействия на состояние человека можно поставить на первое место, резко изменилась Безудержная урбанизация отторгает человека от естественной природы и помещает его в каменные джунгли, порождая при этом огромное число социальных и экологических проблем. Утверждается что окружающая горожан видимая среда превращается в экологически опасный фактор, что требует необходимости изменении его содержания и введения новых требований по допустимым отклонениям в нормативные документы по формированию визуальной среды современного города.

Currently, constant visual environment, which is supposed to be the most important from the emotional impact to a human, has rapidly decreased. The unrestrained urbanizing rejects a mankind from the natural world and captures them in a concrete jungle which in its turn breeds a lot of social and ecological problems. It is assumed that the visual environment turns into the ecologically critical factor, which demands the necessity of rethinking a content and introducing new requirements of acceptable deviations to regulations of organizing the modern city's visual environment.

Окружающая среда города, необходимая человеку для полноценной жизни, определяется рядом компонентов, среди которых основным была и остается визуальная среда, та среда, которую городской житель воспринимает через орган зрения. Окружающая архитектура в крупных городах Казахстана прошлого и нынешнего столетия, в большинстве случаев, создает противоестественную визуальную среду, которая отрицательно влияет на человека, что в свою очередь негативно влияет на психологические аспекты общества. В основном она выражается в распространении больших плоскостей, однообразной окраски, прямых линии, прямых углов, и статичности большей части объектов.

Во все времена человек старался и по сей день старается выбрать для своего поселения самые красивые уголки природы. Однако в наше время это практически невозможно для множества людей, поскольку около 59% населения нашей страны проживает в городах — в урбанизированной визуальной среде, характеристики которой все больше и больше отличаются от естественной среды.

Экологическая оптимизация окружающей среды жителей городов — одна из проблем, возникших в результате повсеместной урбанизации: растет численность городского населения, увеличивается количество крупных городов, по их подобию застраиваются малые города и поселки.

Стремительный рост городов наряду с многочисленными положительными моментами порождает и новые проблемы, среди которых — взаимодействие человека с окружающей его визуальной средой.

Архитектор должен быть знаком с законами зрительного восприятия и должен знать о природе движений глаз, потому что после каждой саккады (автоматия быстрых движений глаз) глазу необходимо за что-то «зацепиться». Следовательно, в архитектурных объектах число таких «зацепок» должно быть в достаточном количестве. В настоящее время жителей города беспокоят все вопросы экологии, в том числе и загрязнения визуальной среды. Во многих случиях визуальную среду города загрязняют в основном гомогенные и агрессивные визуальные поля.

Гомогенные визуальные поля — это визуальные поля, на которых либо совсем нет видимых элементов, либо их очень мало. Наблюдается во многих современных городских объектах число видимых элементов год от года сокращается. В городе человек довольно часто встречает, к примеру, голые стены зданий. На такой стене недостаточное число элементов для фиксации взора после саккады. Как правило, в этой ситуации человек испытывает психологический дискомфорт. Движения глаз резко увеличиваются по амплитуде, потому что глаза «ищут», за что бы «зацепиться» на стене, но в отсутствие видимых деталей ничего не находят. Чаще всего человек просто отворачивается от такой голой стены.

К сожалению, архитекторы приумножают число гомогенных полей в городах, особенно в нашей стране. Гомогенные поля появляются за счет голых торцевых стен, окон, стеклянных плоскостей большого размера, сплошных заборов, асфальтовых покрытий и крыш. Особенно, проблема гомогенных визуальных полей встречается в архитектуре городов Астаны и Алматы где гигантские здания и комплексы из однотонного, сплошного, ядовито-цветового остекления ухудшают облик строений (рис.

1). Если рассмотреть нынешнее состояние улиц практический всех населенных пунктов Казахстана вне зависимости городские или сельские, то можно заметить в последние 25 лет тенденцию возведения высоких глухих заборов. В основном это малоэтажные микрорайоны, где заборы служат ограждающими конструкциями границ, что в свою очередь изолирует внутреннюю территорию от улицы. Однако, это имеет негативное отражение в формировании визуальной среды и пространств улиц, ухудшает эстетику архитектуры зданий и более того воспринимается как пустой коридор.

Рис 1. Здания с гомогенными визуальные полями

Агрессивные визуальные поля — это визуальные поля, состоящие из большого числа одинаковых элементов, равномерно рассредоточенных на плоскости. Типичным агрессивным полем является большое число черных кружочков, равномерно рассредоточенных на белой поверхности.

Смотреть на такое поле трудно и неприятно — в глазах рябит. Агрессивным может быть видимое поле, состоящее из множества параллельных черно-белых линий. Здание, на стене которого рассредоточено 800 окон, является типичным агрессивным видимым полем (рис. 2). Глаз «не знает», на какое окно он смотрит. Зрительный канал перестает работать в своем обычном режиме. Ничего подобного не бывает в лесу, когда глаз «точно знает», куда он смотрит и что он видит.

Если при взгляде на голую стену в зрительные центры идет слишком слабый поток импульсов, то в этом случае, наоборот, поток импульсов огромен. Потому что здесь много граней, притом контрастных. В этой ситуации фоторецепторы сетчатки глаза, в частности on- и оff-системы, работают в повышенном режиме. Этот поток импульсов, достигая зрительных центров мозга, буквально «бомбит» их, следовательно, исходя их этого такое поле называется агрессивным.

К созданию противоестественных, агрессивных полей во многих городах Казахстана в особенности Алматы, привели следующие причины: революционные подходы в решении градостроительных вопросов (времена Н.С. Хрущева), ошибочные эстетические позиции специалистов-архитекторов, взгляды которых базировались на индустриальных методах и борьбе с излишествами, быстрый рост городов, быстрый рост строительной индустрии с ее автоматизированными линиями по использованию типовых архитектурно-планировочных приемов (зданий коробок) и одинаковых строительных материалов. Также такой феномен проявляется во многих многоэтажных многофункциональных жилых комплексах из за экономических выгод заказчика и застройщика. Государственные программы по строительству доступного социального жилья также отрицательно отражается в архитектуре, поскольку основным критерием является продаваемая полезная площадь нежели эстетические качества и архитектурное решение зданий.

Рис 2. Здания с агрессивными визуальными полями Архитектура-это долговечный и материалоемкий пласт, в котором материализованы физические и интеллектуальные усилия общества и эти усилия не должны быть напрасны. Прежде всего, объекты архитектуры должны радовать глаз. Они должны положительно воздействовать на человека, который находится под их влиянием на протяжении всей жизни и, конечно они не должны наносить ущерб здоровью горожанина. Австрийскому архитектору принадлежат слова: «Всякий дизайн, основанный на прямой линии, является мертворожденным». Однако, в современной архитектуре наблюдается изобилие прямых линий, прямых углов и больших плоскостей, которые имеют либо гомогенный, либо агрессивный вид. Все это и создает неблагоприятную визуальную среду города. Дом, построенный в Вене по проекту Ф. Хундертвассера, вызывает дискуссию в архитектурном сообществе, однако по набору элементов и цветовой гамме соответствует требованиям экологии визуальной среды (Рис. 3).

Рис 3. Здания с благоприятной визуальной средой

Современное градостроение ворвалось в нашу визуальную среду, ландшафтная структура города засорилась новыми пространственными эффектами, исказилась регулярной логикой планировочного чертежа. Стандартные объемы, агрессивные и гомогенные поля безжалостно внедрились в ткань городов с прекрасной визуальной средой, разрушив эту среду, разорвав гармонию с природой, единство городского ландшафта. Город был создан человеком для себя, а теперь он обретает экологически неблагоприятные элементы, он угнетает своих жителей. Сейчас настало время, когда действительно стоит обратить внимание на визуальную экологическую обстановку наших городов, в том числе малых. Необходимо хоть как-то ее разнообразить, вносить оригинальные визуальные элементы, изменять агрессивный ландшафт, или, по крайней мере, остановить беспорядочное строительство многоэтажек, которые закрывают собой горизонт, образуют коробки каменных гробов на месте бывшей комфортной визуальной среды и превращают уютные городаспутники в грязные спальные районы крупных центров. Однако, города Казахстана является далеко не самым худшим примером наступления агрессивной и гомогенной визуальной среды на архитектурный ландшафт городов, встречаются еще более неблагоприятные города-гиганты (Пекин, Токио, Шанхай, Нью-Йорк, Мумбай). Строительство всегда приветствуется, так как сам этот факт очень положительный, он обеспечивает новым жильем и работой множество людей, негативность в тенденции к разрушению сложившейся комфортной визуальной среды и к образованию еще более худшей. Изменение визуальной среды жителей городов нашей планеты и Казахстана в том числе превратилось в серьезную экологическую проблему, требующую внимательного изучения.

Необходима разработка специальных нормативных документов и программ по формированию благоприятной визуальной среды, требований по дозволенным отклонениям, в частности, по допустимым размерам гомогенных и агрессивных полей в архитектуре. Особую актуальность должно приобретать сохранение и организация визуальной среды во всех крупных городах и населенных пунктах Казахстана, если серьезно делать ставку на развитие рекреационной отрасли, заботу о здоровье человека и будущее наше поколение. Проблема улучшения окружающей и визуальной среды является одной из многочисленных задач нашего общества и правительства РК, которое должно найти свое решение не только в теории но и на практике.

Литература:

1. Филин В.А. Видеоэкология. Что для глаз хорошо, а что - плохо. – М.: МЦ «Видеоэкология», 2001 – 312 с., 158 ил.

2. Уваров А.Ард.Центр. Статья: Визуальная среда как объект экологического проектирования

3. Анастасова Л.П. Человек и окружающая среда: Учеб. для дифференцир. обучения: 9 кл. – М.:

Просвещение, 1997. – 320 с.: ил.

4. Кудрявец Д.Б., Петренко Н.А.. Как вырастить цветы. Книга для учащихся. Москва «Просвещение», 1993.

5. Небел Б. Наука об окружающей среде: Как устроен мир: В 2-х т. Т. 1. Пер. с англ. – М.: Мир, 1993, - 424с., ил.

ПРОБЛЕМЫ АРХИТЕКТУРНО-ЛАНДШАФТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТЕРРИТОРИИ

ГОРОДОВ КАЗАХСТАНА

Козбагарова Н.Ж., доктор архитектуры, профессор КазГАСА, г. Алматы, Казахстан В статье рассматриваются проблемы архитектурно-ландшафтной организации прибрежных территорий, пешеходных улиц и площадей. Приводятся примеры новых тенденций в ландшафтном проектировании пешеходных мостов, инновационные технологии в ландшафтном проектировании.

The problems of architecture and landscape organization riverside territories, pedestrian streets and square are consider in the article. Examples of new tendencies in landscape designing of pedestrian bridge, new technology in landscape architecture are bringing.

Фундаментальные исследования по формированию и развитию городов проводились многие десятилетия не одним творческим коллективом, различными региональными школами изучались местные особенности создания комфортной среды жизнедеятельности. В результате все города Казахстана имеют нормативно подкрепленные генеральные планы. Но, тем не менее, анализ реализации данной проектной документации, например, в области архитектурно-ландшафтной организации свидетельствует о том, что проблем градостроительного и экологического характера в РК не уменьшается.

Данная ситуация складывалась по разным причинам: во-первых, это связано с тем, что долгие годы проблемы ландшафтной архитектуры решались по остаточному принципу, во-вторых, на реализацию предложений по архитектурно-ландшафтной организации территорий большое влияние оказывает суровость природно-климатических условий большинства урбанизированных районов Республики.

Развитие любого города изначально происходило на базе «вписывания» в природный контекст. Но, разрастаясь, градостроительные образования преобразовывали природную первооснову в культурный ландшафт и подобная среда в больших, крупных и крупнейших городах становилась превалирующей. В подобной ситуации начинают рваться связи «человек-природа» и все более актуально проявляется проблема экологизации культуры.

Проблема улучшения комфортной среды жизнедеятельности в современных городах является одной из актуальнейших проблем современности. Отдельные объекты ландшафтной архитектуры и вся система архитектурно-ландшафтной организации территории городов благоприятно воздействует на их среду. При этом некоторые исследователи рассматривают ландшафтную архитектуру не как область творчества, а как метод проектирования. И на сегодняшний день экологическое проектирование становится нормой архитектурного творчества по всему миру, а экологические факторы занимают важнейшие позиции в архитектуре.

Оптимизацию среды жизнедеятельности населения через ландшафтную архитектуру можно трактовать как улучшение комфортности ландшафта. По определению Реймерса Н.Ф., комфортность ландшафта определяется способностью вызывать положительные субъективные чувства и объективное состояние спокойствия в окружающей природной среде, «успокаивающей нервную систему и обеспечивающей весь комплекс здоровья человека» [1]. Повышение же комфортности городского ландшафта напрямую связано с формированием и введением в структуру поселений и межселенных территорий объектов ландшафтной архитектуры.

В большинстве случаев повышение качества городской среды связано с необходимостью разработки реконструктивных мероприятий. А в исторически сложившихся городах Казахстана, как правило, важнейшей составляющей ландшафта и градообразующим фактором является гидрография.

И, в связи с чем, актуальной проблемой данных городов выступает необходимость реконструкции прибрежных, приречных территорий.

Прибрежные зоны благодаря своим богатым ресурсам исторически являются одними из наиболее эксплуатируемых и инвестиционно привлекательных территорий. По мере развития города гидрография приобретает различное значение в его структуре. У приречных городов есть период, связанный «с сугубо хозяйственным к ней отношением». Анализ водных объектов с прилегающими прибрежными территориями на примерах отечественного и зарубежного опыта, позволяет выделить следующие проблемы организации и формирования городских ландшафтов прибрежных зон. Такой проблемой является – «функциональное освоение набережной». С одной стороны это промышленная и торговая зона города – порты, место причала грузового и пассажирского водного транспорта, с другой – набережная – пляжная и прогулочная парковая зона. Прибрежная территория застраивалась производственными и складскими зданиями, минимизируя территории для ее архитектурноландшафтной организации. Такое положение породило «функциональный конфликт территории, который выразился в нарушении экологического равновесия» прибрежных зон. В настоящее же время резко актуализировался вопрос функциональной переориентации, ландшафтной реконструкции прибрежных территорий, активно развивается тенденция освоения прибрежных зон с архитектурно-ландшафтной организацией берегового пространства. При этом ряд авторов подчеркивает, что при освоении прибрежных территорий важно понимать, что их функциональное насыщение должно соответствовать потребностям горожан, оправдывать затраты инвесторов и не разрушать естественную природную среду [2].

Например, город Петропавловск имеет достаточно протяженную береговую полосу. На территориях, прилегающих непосредственно к застройке, в пределах городской черты наиболее благоприятными местами для отдыха горожан являются береговые полосы реки Ишим и озера Пестрое. Анализ существующего положения позволяет выявить следующие ситуационные проблемы.

Это – низкий эстетический уровень обустройства территорий и как следствие непривлекательность для туристов и инвесторов; отсутствие условий для отдыха и занятий спортом; отсутствие организованных подъездов и подходов на территорию; низкий уровень санитарно-гигиенических условий; отсутствие среды для маломобильного населения [2]. Данные проблемы актуализируют необходимость архитектурно-ландшафтной реконструкции прибрежных территорий г.

Петропавловска для повышения эстетического потенциала городского пространства и улучшения водно-экологического состояния всего города.

Анализ мирового опыта позволяет выделить сложившуюся тенденцию в ландшафтной организации прибрежных территорий – стремление архитекторов минимизировать антропогенное и техногенное воздействие на прибрежную зону. Это проявляется в широком применении деревянного настила в качестве пешеходных дорожек, как наименее травмирующего почвы и растительность поймы. Максимально используются пространства со сложным рельефом с сохранением природных участков сложившихся биотопов с характерными для них видами древесно-кустарникового ассортимента. При этом зонирование территории выполняется с таким учетом, чтобы распределение рекреационных нагрузок было наиболее равномерным и максимальным в буферных зонах между жилой застройкой и прибрежной территорией, что обеспечивает благоприятный режим для прибрежной зоны [3]. Современный зарубежный опыт ландшафтной реконструкции прибрежных территорий демонстрирует превалирующую тенденцию экологического подхода в выборе строительных материалов для декоративного решения покрытий пешеходный аллей, площадок и подобный опыт можно считать достаточно целесообразным и для условий Казахстана.

Удобство и привлекательность городской территории во многом определяется и наличием развитой системы пешеходных улиц и площадей. Анализ реализации генеральных планов многих крупных и крупнейших городов Казахстана дает основание сделать вывод о том, что процент реализации по данному аспекту составляет менее 50%. Положительным примером могут выступать гг. Астана (пешеходный бульвар административно-делового центра), Костанай и Петропавловск (пешеходные улицы, бульвары центра города). Тогда как заложенные в генеральном плане для г.

Алматы пешеходные бульвары, в большинстве случаев переориентированы на транспортные связи, а пешеходные площади (место социальных контактов) минимизированы.

При росте городов происходит отчуждение пригородных природных территорий и мощные окружные магистрали «отрезают» внутригородские озелененные территории от загородных.

Строящиеся традиционные пешеходные мосты «тормозят» миграцию представителей животного мира. Решению данной проблемы служит предложение по формированию пешеходного экологического моста с линейным садом на искусственном основании. Поверхность моста представлена мощенной и озелененной частями, где наряду с пешеходами мостом могут пользоваться и различные живые существа.

Большая часть территории Казахстана отличается засушливым климатом, в связи, с чем оптимальное решение отдельных локальных объектов ландшафтной архитектуры и всей системы территорий природного комплекса города можно отнести к одному из глобальных вопросов профессии: «развитие коммуникаций и технологий в продвижении отрасли на международном рынке ландшафтной архитектуры» [4]. Снижение влияния дискомфортных природно-климатических условий в аридных районах Республики возможно обеспечивать за счет инновационных технологий, биотехнологий, средств сохранения влаги, вторичного использования после системы очистки водных ресурсов для полива озелененных территорий.

Научная мысль иногда предвосхищает возникновение критических ситуаций, но чаще всего обострение проблем в какой-либо области жизнедеятельности человека всегда способствовало появлению новых технологий. Город - это живой организм, он растет и сокращается, может процветать или прийти к упадку. От нашей подготовленности технологически решать современные проблемы зависит то, как мы сможем создать надлежащее качество жизни не только в городской, но и на любой другой урбанизированной территории. Новые технологии в ландшафтной архитектуре меняют мышление проектировщика (устойчивый дизайн, зеленые крыши, зеленые стены и т.д).

Ярким примером внедрения инновационных технологий в ландшафтное проектирование является г. Сингапур. Здесь в 2006 г. по инициативе Национального совета парков Сингапура был проведен Международный конкурс по реконструкции южной части города с целью придания новой специализации району залива Марина Бей, расположенного рядом c Центральным Бизнес районом Сингапура. На конкурс по архитектурно-ландшафтной организации, территории было подано более 70 заявок от 170 фирм из 24 стран мира. В концепции было заложено формирование трех различных садов (Центральный, Восточный и Южный - South Bay) на площади в 101 га. Право на проектирование South Bay получила фирма-представитель ландшафтных архитекторов Великобритании Grant Associates. Центральный парк – Central Bay был разработан Gustafson Porter.

Территория представляет из себя оазис, выступающий контрастом чрезвычайно плотной городской среде, и входит в общую стратегию правительства по превращению г. Сингапура в «город-сад».

Гигантские солнечные батареи представлены в образе деревьев-supertrees. Искусственный механический лес состоит из 18 супердеревьев, которые действуют как вертикальные сады, аккумулятор солнечной энергии, действуя как воздушные вентиляционные каналы для близлежащих биомов-оранжерей и сбор дождевой воды. Для выработки электроэнергии, 11 супердеревьев оснащены солнечными фотоэлектрическими системами, которые преобразуют солнечный свет в энергию, которая обеспечивает освещение и запускает водные технологии в биомах [5].

Различные по высоте от 25 до 50 метров искусственные деревья декорированы с помощью инновационной технологии «вертикальный сад». Тропические цветы и различные папоротники «осуществляют восхождение» по стальному каркасу. Каркас, имитирующий крону дерева, работает как температурный модератор, поглощающий, частично снижающий высокие температуры климата Сингапура. Организаторы проекта надеются, что сады Bay будут демонстрировать эко-туристам устойчивые методы для растений со всего земного шара.

Подобного рода биотехнологии – «Живые стены» были впервые продемонстрированы Патриком Бланком на международном садовом фестивале в Шамоунт, Франция, а затем реализованы на фасаде и в интерьерах музея Quai Branly в г. Париже, арх. Жан Нувель [6].

Для демонстрации захватывающих перспектив объект дополнен пешеходными мостами под названием "skywalks" – небесные путешествия высотой более 50-метровой supertrees (той же высоты, как Триумфальная арка в Париже), что позволяет посетителям прогуляться между ними и посмотреть сады с головокружительной высоты [5].

Вполне естественно, что любой мировой опыт требует региональной «привязки». Но сама идея интерпретированной природы в виде солнечных батарей – супердеревьев бесспорно требует пристального внимания и дальнейшего исследования для возможного использования в природноклиматических условиях Казахстана.

Литература:

1. Реймерс Н.Ф. Природопользование. Словарь-справочник. – М.: Мысль, 1990. – 637 с.

2. Козлова О.Е. Ландшафтообразующие факторы архитектурнопространственного формирования приречной территории. Источник - http://archvuz.ru

4. www.archi.ru

5. www.svsm.com.ua

6. Blanca Maria Rinaldi Super tropical //Topos/ Culturescapes. - №78, 2012. – р. 96 – 101.

7. В. Нефедов Современный ландшафт Франции // ЛАД. – 01 2008(20). – р. 24–29.

АРХИТЕКТУРНАЯ РЕКЛАМА КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ОБРАЗА ГОРОДА В

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ

–  –  –

Рассматриваются вопросы философского осмысления взаимодействия архитектуры и рекламы в современной городской среде, как в пространстве жизнедеятельности человека. Современная отечественная реклама, как сложное социокультурное явление привлекает все большее внимание широкого круга специалистов – философов, культурологов, социологов, психологов, экономистов. Отечественный рекламный бизнес превратился в быстро развивающуюся отрасль и наделил практику рекламы особой активностью и динамикой.

This article is devoted to the analysis of the philosophical comprehension theinteraction of architecture and advertising in urban environment.Methodologicalreceptions allow us to understand the main trends of development of advertisingin the historical context. The authorconcludes that advertising as a socio-cultural phenomenon has a special placeand has a certain status in the transformation of the living environment ofhuman life.

В системе архитектурных средств города важную роль выполняет реклама, которая входит в комплекс городской среды и становится одним из ее организующих начал. Практика использования рекламы в образе города сегодня характеризуется особой активностью и динамикой. Средствами архитектурной рекламы можно эстетически обогащать городское пространство, насыщать его новым смыслом. При неумелом использовании можно разрушить пространственное единство, наполнять его безвкусицей.

Современная отечественная реклама как сложное социокультурное явление привлекает все большее внимание широкого круга специалистов – философов, культурологов, социологов, психологов, экономистов. Отечественный рекламный бизнес превратился в быстро развивающуюся отрасль и наделил практику рекламы особой активностью и динамикой.

В числе подходов, имеющих отношение к теме, рассматривались следующие:

- историко-культурологический и историко-философский - в русле данного подхода архитектуру и рекламу следует рассматривать как явления в контексте их развития (учитывая исторические условия);

- этнографический - согласно которому архитектурная среда и реклама привязываются к особенностям этноса, его мировоззренческим, языковым, культурным особенностям и предпочтениям;

- филологический - осуществленные формы и типы архитектуры и рекламы в городской среде рассматриваются в контексте филологии и как предложения со смысловой нагрузкой (пространство, озвученное и нуждающиеся в определенном понимании и прочтении со стороны населения);

- структурно-семиотический - архитектура и реклама являются своеобразными знаковыми, символическими и мифологическими системами, которые рассчитаны на модальности восприятия их человеком (звуковая, визуальная, кинестетическая и т. п.);

- психологический - (архитектурная среда ориентирована на различные потребности человека, которые меняются в связи с изменением его среды существования;

- философский - все явления рассматриваются в их связи с мировоззрением и особенностями современного человека (человек – виртуальная среда, человек – архитектурная среда, человек и реклама и т.д.);

- социологический - развитие архитектурной среды берется в контексте человека в первую очередь как существа социального (группы и их предпочтения, ценности, идеалы; конформизм и нонкомформизм при принятии решений и т.п.).

Архитектурная реклама не была исследована в контексте ни одного из изложенных выше подходов. В свою очередь следует отметить, что рекламу следует рассматривать как составную часть архитектуры в контексте культурологии и философии.

Философы XX века вплоть до 70-х годов, анализировали тот или иной культурный пласт с учетом конкретного контекста, порождая модели культуры, адекватные культурно-историческому процессу [1]. Последние три десятилетия и начало XXI в. породили принципиально иную ситуацию.

Философия превратились в эклектичное соединение различных образований, несоединимых в органическое целое. При этом родилась методология постмодерна со свойственным ей стиранием границ и специфики методов, взаимопереплетением их между собой.

Данное исследование, должно быть интегративным по своему характеру, поскольку оно обобщает теоретические исследования в области архитектуры, рекламы, а также манипулятивных технологий в рекламе, основанных на использовании архетипов. Все это вместе взятое потребовало определенного разнообразия в применяемых методологиях.

Следует подчеркнуть, что рассмотрение проблемы взаимодействия рекламы и архитектуры проводилось в эволюционистской методологии, разработанной антропологами XIX века, соответственно архитектурную рекламу можно рассматривать как развивающуюся систему.

Отправной точкой оценки взаимодействия архитектуры и рекламы можно представить не уровнем успешных продаж рекламируемого товара, а внутренним удовлетворением, испытываемым каждым ее потребителем. Реклама должна соответствовать культурной ментальности человека, его представлению картины мира.

Важным при этом является приобретение для любой культуры психологического достояния духовного удовлетворения человека.

На основе проведенного анализа использования архитектурной рекламы и увязывая ее применение с современной отечественной культурой, можно сделать вывод, что она как социальнокультурное явление занимает особое место и имеет определенный статус в трансформации среды обитания человека. Архитектурная среда и реклама (как ее составная часть), являются конгломератом разнообразных проявлений, которые неразрывно связанны с тенденциями процессов социокультурного развития общества.

В качестве философских оснований такого взаимодействия в данном случае рассмотрены два основных методологических постулата:

- знаменитую бритву У. Оккама (английский философ, логик, монах-францисканец) которая гласит, что «сущности не следует умножать без необходимости»;

- метод отстранения, который позволяет «отодвинуть рассматриваемый предмет» на значительное расстояние и тем самым как бы «выключить» его из контекста. Это позволяет понять особенности не только значения рассматриваемого предмета, объекта, но и символическую, метафорическую природу исследуемого.

Для рассмотрения философских оснований рекламной среды два этих методологических по сути приема в процессе исследования позволяют выделить необходимый взгляд на суть развития рекламной среды в привязке ее к архитектурным формам современного города, а также понять основные тенденции рекламной среды в контексте знаковых символических систем, которые составляют особенности восприятия их человеком.

Одновременно необходимо подчеркнуть, что особенности мировосприятия и мироощущения напрямую зависят от архетипических особенностей народа. Этьенн Бонно де Кондильяк в своем «Трактате о системах» отмечал: «Наши ощущения представляют все лишь смутным образом, и если иногда мы говорим, что они отчетливы, то не следует понимать это буквально, будто мы различаем все заключающиеся в них: это означает только то, что мы различаем в них какую-то часть» [2, С.79].

Это значит, что различные виды восприятия определяют различные виды объектов. Например, элементы присущие культуре номадов и организующие пространство в различные архитектурные структуры, тем или иным способом, включены в обобщенную картину мира народа. При этом эта картина мира обусловлена исторической и социальной изменчивостью. Парадигмы архитектурного освоения пространства смешиваются и учитывают изменение в потребностях не только этнического, этического, поэтического жанров, но и систему «единства» субъекта города (житель) и среды его обитания (общую архитектуру города).

Так, архитектурные комплексы Астаны – жилые, образовательные (государственный университет имени Н. Назарбаева, международная юридическая академия); спортивные, торговые (Хан Шатыр, Керуен); музейные (Музей Первого Президента); культурные (цирк, «Байтерек», «Пирамида», развлекательный центр «Думан»); религиозные (Центр исламской культуры и т.п.) и другие комплексы ориентированы как на современные направления в архитектуре и градостроительстве, так и на культурно-исторические тенденции формирования картины мира современного городского жителя.

Такое понимание картины мира отражено в произведениях философа, культуролога, семиотика Г. Гачева [3]. По его мнению предметом картины мира является не этнические особенности народа, а его национальное воспроизведение мира, не психология, а национальная «логика», то есть то, посредством чего данный народ улавливает мир. И, соответственно, какой Космос (строй, миропорядок) он выбирает. В данном контексте современные архитектурные решения отражают различные тенденции в развитии национального самосознание жителя города, а также являются овеществленной формой его ценностных, культурных, социальных ориентиров и приоритетов в способах жизнедеятельности. Эти архитектурные решения являются своеобразными «застывшими формами» не только его коммуникации с мирозданием, но и своеобразным посланием потомкам, отправленным в будущее.

Следует отметить, что современного городского жителя можно образно уподобить «хорошему» или «плохому» водителю. При этом «хороший» водитель ориентируется не только в архитектурных формах, как в среде своего жизненного обитания, но и пытается «адекватно реагировать» и на рекламную среду, ориентирующая его к исполнению своих нужд (отдых, питание, покупка, развлечение, спорт, природный ландшафт, если таковой имеется в среде города и т.д.), а, иногда, и вызывает у него диссонанс, который создается в нем при несоответствии рекламной среды его этнокультурным архетипам визуального, аудильного, символического или знакового ряда. Они не осознаваемым образом организуют его жизненное пространство, сопровождают характер жизнедеятельности, а также символизируют отношения к окружающей действительности – гармонизируя пространство и время, либо нарушая порядок и вызывая хаос, аритмию в темпе жизнедеятельности.

В данной ситуации «плохого» водителя (жителя города), в том числе, может создавать и рекламная среда (диссонанс в восприятии, ориентировке, отношении к окружающей действительности). Это происходит в силу того, что человек уже не может правильно соотносить свои потребности с окружающей его «действительностью» - чувства ориентирующие его «затушевываются», искусно «ретушируются» недобросовестными рекламодателями и исполнителями необходимой им продукции, а затем подменяются искусственным знаковым или символическим образованиями, которые стимулирует его на определенное действие.

Так, например, на оживленной городской магистрали на билборде изображен молодой человек в модной одежде, который на вытянутой вперед руке держит последнюю модель сотового телефона. Рекламное изображение сопровождается очень часто слоганами: «Успешней, Быстрей, Качественней. Будь на связи!». Ассоциативный ряд билборда обращен к подсознанию потенциального покупателя «напрямую» - Успех, Счастье, Современность, Качество, Общение гарантировано» приобретением сотового телефона этой модели. Налицо - скрытое манипулирование вечной ценностью (Счастьем).

Известно, что «жизнь немыслима без чувств, мы постоянно ищем ситуаций, в которых чувства возникают. И наша естественная склонность к удовольствию включает в себя естественное желание испытать то, что психологи называют «пиковыми переживаниями», но темп современной жизни оставляет все меньше и меньше шансов испытать удовольствие обычного дня. Длительность «момента» стала еще короче, все вынуждены двигаться слишком быстро и не в состоянии дождаться интенсивного осознания чего бы то ни было. Поэтому единственным способом достичь настоящего пикового переживания для многих остается поиск опыта настолько драматического, чтобы он производил сильное впечатление даже в небольшой дозе» [4, С.71].

В контексте данного пассажа Стефана Рехтшафена об особенностях организации времени городского жителя, необходимо отметить, что реклама выступает своего рода знаковым распорядителем, который «утрамбовывает» в том числе и темп жизни городского населения. Она оказывает косвенное влияние на способы времяпровождения (реклама о мероприятии, выставке, распродаже, акции и т.п). «Рекламные опосредователи» визуально, аудильно, светово «оформляют» и отношение человека к «моменту» сегодняшней жизни. Жизненные приоритеты «упаковываются» в нужные для современной рекламной среды «обертки», которые вписаны особым образом в различные архитектурные формы города.

Процессы затушевывания, ретуширования, виртуализации используемые в рекламе влияет на способности и особенности восприятия окружающей действительности городского жителя. О способности восприятия, а соответственно и отношения к окружающей действительности и ее парадоксальности английский поэт, художник, философ У. Блейк отмечал: «Посредством глаза, а не глазом смотреть на мир умеет разум» [5, С. 174].

Общеизвестно, что чувства и разум, процессы восприятия и мышления тесно взаимосвязаны.

На языке современной психологии принято говорить о «зрительном мышлении» (Р.Грегори), которым занимается в психологии такое отдельное направление как гештальтпсихология [6].

Родоначальниками этого отдельного направления в психологии считаются М. Вертхеймер, К.

Коффка, В.Келер, а также К.Левин. К.Левин распространил основные постулаты гештальтпсихологии и обогатил их принципом системности и приоритетом целого в динамике функционирования психических образований и их влиянии на мотивацию человеческого поведения.

Таким образом, рекламная среда города:

- интенсивно использует для своего развития различные технологии внедрения в общественное сознание (организация визуального пространства; символизация; структуризация потребностно-ценностных ориентиров городского жителя);

- участвует в создании маршрутов городского жителя;

- особым образом трансформирует поля осознания текущего «момента» проживания жизни городским жителем;

- активным образом участвуют в трансформации архетипичных способов восприятия, создавая контекст организации пространства и времени в архитектурной среде города;

- участвует в пропаганде того или иного стиля жизни и отношения к окружающей человека действительности;

- создает новые виртуальные пространства жизнедеятельности и предлагает свои способы ориентировки в них (наряду с такими как ник в Интернете, персонаж в социальных сетях – в контакте, одноклассниках, и т.п - билборд, нэйк и т.д.; световое и звуковое оформление окружающего пространства);

- вводит стратегии «новой» идентичности городского жителя (фанат спортивной команды, член престижного фитнесс-клуба, посетитель элитного спа-салона, представитель известной «брендовой» компании, член зарубежного представительства компании и т.п.).

Особенности развития рекламы и ее взаимодействие с городской архитектурой составляют неповторимость организации пространства жизнедеятельности городского жителя, которое создает и развивает иные, по отношению к традиционным, формы осмысления действительности и принципы организации жизнедеятельности горожанина. Соответственно, архитектурное пространство современного города как среды обитания городского жителя нуждается в концептуальном его осмыслении.

Литература:

1. Лотман Ю.М. Семиосфера.- М., 1998. – 665с.

2. Кондильяк Э. Сочинения в трех томах. Том 2 - М., 1982.- 280с.

3. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. - М., 1988. - 320с.

4. Стефан Рехтшафен. Мастерская времени. Как изменить течение времени. Новый способ создания дополнительного времени в вашей жизни. - М., «София», 1997. - 408с.

5. Блейк У. Избранное. - М., 1985. - 268с.

6. Грегори Р. Глаз и мозг. Психология зрительного восприятия. – М., 2003. – 279с.

ПРОБЛЕМЫ БОЛЬШОГО ГОРОДА:

АРХИТЕКТУРНАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ГОРОДА АЛМАТЫ

–  –  –

В статье рассматриваются актуальные проблемы крупнейшего мегаполиса Республики Казахстан города Алматы - социальные, градостроительные, инженерные. Предпринята попытка поиска решения этих проблем.

The article deals with current problems of the largest metropolis of Kazakhstan - Almaty - social, urban planning and civil engineering and is made an attempt to find a solution of these problems.

Современная градостроительная теория и практика постоянно сталкиваются с вновь появляющимися проблемами, при этом, они усугубляются в условиях большого города, и это не только ухудшение воздушного и водного бассейна, увеличение городских шумов, уменьшение зелени, но и множество инженерных и социальных проблем. В этой связи постоянно стоит вопрос перспективы градостроительного развития г. Алматы.

Крупнейший мегаполис Казахстана г. Алматы, являясь культурным научным, промышленным и финансовым центром страны, постоянно рос и развивался, опережая проектные прогнозы. Так по генеральному плану утвержденному в 1978 году проектная численность городского населения – 1 млн.чел. – была рассчитана до 1990 года. Однако, эта численность была достигнута уже к концу 1981г., с опережением почти на 9 лет.

Несмотря на перенос столицы, город продолжает бурно развиваться и в настоящее время главной проблемой является определение его территориального развития. Предполагается, что к 2020 году в городе проектная численность городского населения достигнет 2 млн.200 тыс.человек, однако, наряду с ростом населения и площадей города неуклонно нарастают проблемы требующие кардинальных решений.

В середине XX века неоднократно поднимались вопросы комплексного развития градостроительства в условиях социалистического ведения народного хозяйства. Надо сказать, что в отдельных случаях эта проблема решалась достаточно успешно, при условии введения застройки одним крупным ведомством – это города Тольятти, Шевченко, Навои и т.д. Однако, как только в застройке городов начинают принимать участие несколько ведомств территориальные архитектурные управления на уровне города или области далеко не всегда могут решать задачи комплексного развития – особенно в крупных городах. В настоящее время рыночные отношения в экономике создали новый комплекс проблем в расселении и градостроительстве Республики Казахстан с учетом всего комплекса формирующих факторов, перспектив развития и использования населенных мест.

Затем, на основе системы расселения, разработка научно-обоснованных рекомендаций по комплексному социально-экономическому подходу градостроительной деятельности на территории Казахстана. В советский период этими вопросами занимались крупные научно-исследовательские институты (ЦНИИЭП градо, ЦНИИЭП жилища и т.д.), а также, зональные институты (ТашЗНИИЭП, КиевЗНИИЭП и т.д.).

Город Алматы развивался в условиях сложных природно-климатических и инженерногеологических условий. С одной стороны великолепный ландшафт гор Заилийского Алатау, с другой стороны горная котловина, в которой размещен город, что затрудняет естественное проветривание воздушного бассейна. В результате, загазованность отдельных участков города значительно превышает нормативную. Если к этому прибавить высокую сейсмичность и угрозу селевых потоков, то картина природных проблем будет завершена. В тоже время, главная проблема города заключается в резко нарастающем диссонансе масштабов. С ростом городской территории и соответственно населения, возрастает потребление воды, электроэнергии, тепла и.т.д. В то же время инженерная инфраструктура города бесконечно устарела и требует немедленной модернизации. С ростом количества автомобильного транспорта возрастает не только загазованность воздушного бассейна города, но и остро поднимается вопрос о строительстве новых скоростных магистралей, а также реконструкции существующих.

По нашему мнению, необходимо уже сейчас, кроме БАКАДа (большой алматинской кольцевой автомобильной дороги) строительство как минимум трех безсфетофорных магистралей как в широтном, так и в меридиональном направлениях. По нашему мнению, такое решение поможет в часы «пик» быстро перемещать большое количество автотранспорта.

Кроме этого, для оздоровления воздушного бассейна города необходим целый комплекс мероприятий, это:

-ограничение по въезду в город иногороднего транспорта;

-перевод всех видов авто на газ или электричество;

-доведение зеленых насаждений до нормативного показателя в увязке с проектом ландшафтной организации территории города;

Одним из самых актуальных направлений развития города является разработка и внедрение научно обоснованных, экономичных 9-16 этажных жилых домов для массовой застройки, с учетом природно-климатических, санитарно-гигиенических, национально-бытовых и других требований.

Для решения этих вопросов необходимо изучение, обобщение и анализ опыта проектирования, строительства и эксплуатации многоэтажных жилых домов как в г.Алматы, так и в других городах со схожими условиями. Необходимо проведение широкомасштабных социологических исследований с целью разработки рекомендаций по типам квартир и характеру их заселения семьями разного состава с учетом рациональных технико-экономических показателей и их соответствия объемнопланировочной структуре дома. Только такой научный подход дает возможность получить принципиально новые типы комфортного жилья для массовой застройки города.

Для решения важнейших концептуальных вопросов поднятых в настоящей статье необходима концентрация всех ученых архитекторов и практиков Республики, в том числе и специалистов мирового архитектурного сообщества, так как эти проблемы можно соотнести и к любому крупному мегаполису.

–  –  –

В статье раскрыты предпосылки устойчивого перспективного развития Киевской агломерации в каркасе городского расселения Украины.

Pre-requisites for the sustainable further development of Kyiv agglomeration within the Ukrainian urban framework are detailed in this paper.

Разработка методологи территориального развития столичних городских агломераций как особой формы расселения является важнейшей градостроительной проблемой, требующей комплексного решения сложных градостроительных задач.

В настоящее время перспективное развитие столичной Киевской агломерации необходимо рассматривать в контексте глубинных серьезных изменений в расселении страны. Так, численность населения Украины, по данным Госстата на 01.01.2013 г. составила 45,553 тыс. человек, что на 80,6 тыс. человек меньше, чем годом ранее. Городское население Украины составило 31,4 млн. человек, сельское – 14,2 млн. человек. Всего за 2012 год в Украине родилось 520,7 тыс. человек, но смертельность превысила рождаемость на 142,4 тыс. человек. В то же время в 2012 году сальдо миграции составило 61,8 тыс. чел., т.е. в Украину въехали 76,4 тыс. чел., а покинули страну 14,5 тыс.

чел. За 2012 год население Украины увеличилось в следующих областях и городах: Волынской, Ровенской, Закарпатской, Ивано-Франковской, Черновицкой, Киевской, Харьковской, Одесской, а также Автономной республике Крым и двух городах государственного подчинения – Киеве и Севастополе. В первых пяти областях и Киеве увеличение численности населения обусловлено естественным приростом населения, а в остальных субъектах – за счет миграционных процессов (табл. 1).

Таблица 1 – Динамика численности населения Украины в период с 1979-2012 гг.

–  –  –

В целом ряде областей в 2012 году население уменьшилось в пределах 6-7%. К ним относятся:

Сумская, Полтавская, Черкасская, Донецкая, Луганская, Черниговская. Лидерами по сокращению численности населения являются Черниговская область – на 10,7 тыс. чел. и Донецкая – на 27,7 тыс.

чел. Тем не менее наиболее крупными по количеству населения являются: Донецкая область – 4,4 млн. чел., Днепропетровская – 3,3 млн. человек, Харьковская – 2,74 млн. чел., а наименьшим показателем численности населения характеризуются области: Кировоградская – 995,6 тыс. чел., Черновицкая – 907,1 тыс. чел. Необходимо отметить, что за прошедшие 20 лет количество сельских поселений сократилось на 360 сел. Крупнейшим городом страны является ее столица Киев – 2,84 млн. человек (рис.).

Рис. Размещение городских агломераций и динамика изменения численности населения по областям Украины Согласно последнему отчету ООН за 2012-2013 гг., в котором изучалась динамика населения с 1990 по 2025 гг. в 600 городах мира с численностью населения более 750 тыс. жителей не только с точки зрения экономических факторов, но и с учетом нематериальных аспектов жизни городов, был составлен рейтинг 28 городов с наиболее быстрыми темпами убывания численности населения.

Днепропетровск в этом отчете был признан городом, в котором численность населения сокращается быстрее всего: с 1162 тыс. жителей в 1990 г. до 999,3 тыс. жителей осенью 2011 г. В число городов с быстро сокращающейся численностью населения вошли также Донецк, Запорожье, Харьков, Одесса.

При сохранении нынешних тенденций, по мнению аналитиков ООН, к 2025 году численность населения этих городов может уменьшиться: Днепропетровска – до 967 тыс. человек, Донецка – до 941 тыс. чел., Запорожья – до 758 тыс. чел., Харькова – до 1444 тыс. человек.

В связи с этим произошли серьезные изменения в структуре городских поселений. Количество крупнейших городов Украины – региональных центров опорного каркаса надобластных систем расселения – сократилось до 2, что свидетельствует о продолжающейся центростремительной тенденции развития только 2 центров – Киева и Харькова, чей рост обусловлен, в основном, только за счет механического прироста – безвозвратной миграции. Так, численность населения Киева увеличилась в 2012 г., по данным городского управления статистики, за счет естественного прироста на 5847 чел., а в результате безвозвратной миграции (механического прироста) – на 21569 чел. (табл. 2).

–  –  –

Таким образом, в настоящее время можно охарактеризовать следующие тенденции городского развития в Украине:

- диспропорции в развитии различных регионов Украины, обусловленные неравноценностью их социально-экономического потенциала;

- концентрация социально-экономических и демографических ресурсов в Киеве, Киевском регионе, сокращение численности населения в других городах-миллионниках и др.;

- несогласованность градостроительной политики соседних субъектов: города-центра и его пригородной зоны;

- резкое сокращение проектных работ на стадии региональной и городской планировки, в том числе не разрабатываются проекты пригородных зон городов, зеленых зон городов, проекты районной планировки административных районов, проекты планировки городских агломераций;

- сохранение исторически сложившегося каркаса расселения, возможно только за счет стабилизации сложившихся в советское время городских агломераций и их перехода в стадию реструктурирования и внутренней реорганизации;

- приближение транспортного коллапса не только в крупных, но и в малых городах в связи с более чем десятикратным увеличением количества автомашин, приходящихся на душу населения, и низкими темпами реконструкции транспортной инфраструктуры;

- многочисленные перекосы и дисфункции в городском строительстве – от соотношения элитного и социального жилья до «недобора» объектов социального назначения и переизбытка офисных площадей в центральных районах;

- нарастание угрозы состоянию архитектурного наследия во многих как крупных, так и малых городах в святи, с одной стороны, с инвестиционным прессингом, а с другой – с нехваткой средств и дефицитом механизмов охраны памятников;

- нарастание субурбанизационной тенденции, захватившей столичные, а за ними – крупнейшие и крупные города и вызвавшей целый ряд негативных последствий – от экологических до социальных и инфраструктурных.

К тенденциям реорганизации городских агломераций, в том числе и Киевской, относятся:

- закрепление границ городских агломераций в административно-территориальном делении страны путем его преобразования на уровне административных районов, что обеспечит возможность управления и мониторинга развития городских агломераций во времени и пространстве;

- создание управленческой вертикали в виде единого органа управления развитием городских агломераций с плановым бюджетным финансированием;

- поощрение и поддержка градостроительных инициатив, исходящих от местных городских сообществ, содействие городским программам, курируемым международными организациями, и распространение данного опыта и др.;

- реорганизация городских агломераций с учетом роли и значения их городов-центров в европейском и мировом пространстве как центров метрополий, «мировых» и «глобальных» городов;

К проблемам реструктурирования Киева как города-центра столичной агломерации относятся:

- объективная закономерность развития крупнейших городов, связанная с первоначальным, при переходе от социалистического к капиталистическому городу, повышением качества жизни горожан (реанимация городской активности в центре, развитие торгово-развлекательных функций, улучшение внешнего облика и др.) и последующим его последовательным ухудшением (вымывание общественных пространств, объектов социального назначения, зелени, ухудшение экологической обстановки, транспортные проблемы и др.);

- переход от экстенсивной к интенсивной модели городского развития, предполагающей редевелопмент исторически сложившихся территорий – исторического центра, спальных районов, промплощадок и пр.;

- появление признаков экспансии неомодернизма в урбанистическую сферу с его гипертрофией объемов, пространственным размахом и невниманием к человеку, хорошо известным из опыта модернистского градостроительства второй половины ХХ в.;

- резкое сокращение территорий зеленых насаждений: в Киеве их площадь составляет всего 14,5 м2 на одного жителя.

Реорганизация и внутриагломерационное реструктурированное связано с формированием двух векторов, влияющих на перспективное развитие агломерации в Украине: целевой программы и фактических условий, определяющих возможности ее осуществления. По сути эти два противоречивых начинания в пространстве и времени определяют особенности современных тенденций развития городов и их агломераций 11,12,13.

Возникает вопрос, насколько эти предложения, во-первых, совместимы между собой, вовторых, действенны. Представляется, что ответ можно найти в принципах восточной философии.

Так, китайцы с древности считали, что любой выбор одного варианта из нескольких ущербен, так как отвергает все остальные. Поэтому, стержневым понятием китайской культуры всегда был выбор, при котором возможные ветви развития не отсекались, а срастались в одно целое, что признавалось единственно правильным решением.

Известный архитектор-градостроитель В.А.Лавров писал, что анализ мировой теории и практики планировки городов в ХХ столетии свидетельствует о «соревновании между замкнутыми и открытыми, способными свободно развиваться городскими системами». В.А. Лаврову принадлежат и предвосхитившие актуальные ныне принципы подходов к комплексному планированию и проектированию городских агломераций слова: «… очевидно, такие виды районной планировки, как планировка пригородных зон, определение границ и конфигурации лесопарковых защитных массивов, размещение пунктов трудового тяготения и мест массового отдыха, должны войти в состав планировки группового города», а также призыв: «… создавать новые планировочные структуры типа группового города, где количество населения, его величина не будет основным критерием его планировочных качеств», а главным критерием будет качество жизни [14].

Таким образом, на основе выше изложенного можно сделать следующие выводы:

- Киевская агломерация, как и другие агломерации, является стабильным устойчивым элементом сложившегося каркаса расселения Украины;

- необходима разработка новых методологических подходов к реконструированию и реорганизации Киевской агломерации в контексте национальной доктрины развития градостроительства в Украине;

- территория Киевской агломерации является наиболее инвестиционно привлекательной и динамично развивающейся зоной, обладающей значительным историко-культурным, организационно-управленческим, информационно-репрезентативным и транспортнокоммуникационным потенциалом, что обуславливает необходимость разработки для нее специальных правил застройки и использования ее территории как самостоятельного объекта изучения и проектирования.

Литература:

1. Фомін І.О. Основи теорії містобудування. – К.: Наукова думка, 1997. – С. 190.

2. Методические рекомендации по формированию систем населенных мест в условиях городских агломераций УССР. – К.: КиевНИИПградостроительства, 1983. – С. 68.

3. Демин Н.М. Управление развитием градостроительных систем.–К.:Будівельник,1991–184 с.

4. Социальные основы развития городов. – М.: Стройиздат, 1975.

5. Заблоцкий Г.А. Социология градостроительства:Учебное пособие.–К.:КНУБА,1983.–68 с.

6. Лаврик Г.И. Настоящее и будущее архитектурной науки // Сучасні проблеми архітектури і містобудування. – Вип. 8 – К.: КНУБА, 2000. – С. 150-153.

7. Фільваров Г.Й. Проблеми сталого розвитку населених пунктів України // Містобудування та територіальне планування. – К.: КНУБА. – 2001. - №9. – С. 105-119.

8. Белоконь Ю.Н. Региональная планировка (теория и практика). – К.: Логос, 2003. – С. 246.

9. Кушниренко М.М. Количественные критерии выделения основных структурных элементов Киевской агломерации: Сб. науч. тр. Функционально-планировочный анализ городов и систем расселения. – К.: КиевНИИПградостроительства, 1979. – С. 64-73.

10. Кушниренко М.М. Проблемы развития региональных групп больших городов / Обзорная информация. – М.: МГЦНТИ, 1982. – Вып. 13 – С. 30.

11. Малоян Г.А. Агломерация – градостроительные проблемы.– М.: Изд. АСВ, 2010. – С. 116.

12. Фесенко Д. Теория архитектурного процесса: контуры новой парадигмы. – М.: Журнал АВ, 2010. – С. 239.

13. Смоляр И.М. Стратегия градостроительства // В сб. Проблемы градостроительства в России. – М.: РААСН, 1999 г.

14. Лавров В.А. Города меняют структуру. – М.: Архитектура СССР, - 1966, №11.

ПЕРСПЕКТИВЫ ГРАДОСТРОЕНИЯ ДУШАНБЕ

Мамаджанова С.М., доктор архитектуры, профессор кафедры «Архитектура и Дизайн» Таджикского технического университета имени академика М.С.Осими, г. Душанбе, Республика Таджикистан В докладе уделяется внимание вопросам современного развития столицы Республики Таджикистан – Душанбе. Приводятся данные проекта корректировки генерального плана, утвержденного в 1983 году.

Излагается кратко основные положения проекта корректировки генплана, разработанного в 2009-2011 гг.

московским проектным институтом «Гипрогор» (руководитель проектной группы В.Бугаев).

In the report author attends to modern development of the capital of Tajik Republic – Dushanbe. It is given the project data of general plan correction that were approved in1983. The author briefly states the main propositions of project of general plan correction developed in 2009-2011 by Moscow project institute “GIPROGOR” (the head of project group V.Bugaev).

Можем ли мы сейчас прогнозировать перспективы градостроения города Душанбе? Вопрос весьма сложен, и ответить положительно вряд ли кто-то сейчас сможет. Причин этому имеется несколько. Во-первых, суверенизация Республики Таджикистан в 1991 году предоставила городу самому решать, как дальше развиваться без какой-либо установки сверху [1]. А для этого необходимо иметь слаженную государственную систему градостроительной политики, поддержанной соответствующими законодательствами и правительственными инструкциями по исполнению нормативных документов в области планировки и застройки населенных мест. Если говорить о соответствующем законе по градостроительной политике, то здесь основа для разговора есть: еще в 1996 году Парламентом республики был принят Закон «Об архитектуре и градостроительстве Республики Таджикистан», однако нормативных документов по градостроительству в условиях Таджикистана не было принято, и поэтому реализация этого закона была осложнена. Помимо этого, до недавнего времени архитекторы пользовались Строительными Нормами и Правилами бывшего СССР, в частности, СНиПом «Планировка и застройка городов, поселков и сельских населенных пунктов»[2].

Во-вторых, в период нестабильности политической, экономической и социальной жизни в Республике Таджикистан Душанбе покинули почти все специалисты в области градостроительства, и еще долгое время нам придется восстанавливать свой интеллектуальный потенциал за счет местных кадров.

Наконец, в-третьих, город просто не в силах в настоящее время осилить финансирование, как корректировку генерального плана Душанбе, так и реализацию этого плана хотя бы на ближайшие 15-20 лет. А время корректировки действующего генерального плана 1983 года уже наступило (сейчас прошло нормативное время 15-20 лет между очередными корректировками). Более того, незапланированные явления городской жизни, особенно в период гражданской войны, ощутимо разбалансировали многие стороны городского хозяйства Душанбе. Мы имеем виду изменение демографического состава населения, увеличение городского населения за счет миграции сельских жителей в поисках надежной защиты от политической и экономической нестабильности в 1992-1994 гг., ряд нарушений, допущенных при отводе земельных участков внутри городских территорий, когда необдуманно была занята территория зеленого пояса вдоль левого и правого берегов Душанбинки, незавершенность строительства многих новостроек, транспортных магистралей, неконтролируемое увеличение внутри селитебных территорий предприятий и производств, производящих токсичные отходы и выбросы (например, автозаправочных станций, малых частных предприятий и др.), увеличение несанкционированных мусорных свалок внутри микрорайонов и многое другое. Это не просто праздные суждения, а факты, основанные на итогах проверок специальной комиссии Комитета по делам архитектуры и строительства республики, созданной для инспектирования деятельности службы главного архитектора города Душанбе в 2002 году, членом которого довелось быть автору настоящего доклада. Именно нам пришлось поднять вопрос о необходимости разработки нового проекта корректировки Душанбе, без которого город уже не может развиваться. Однако, городское Правительство - Хукумат не имело возможность уделить должного внимания этой важной проблеме, да и трудно было поверить в то, есть ли сейчас в республике творческий потенциал для выполнения этой большой и многолетней работы.

В связи с этим необходимо отметить, что еще в 2006 году АООТ «Гипрострой» по поручению Хукумата города начал переговоры с бывшим руководителем авторской группы ПИ «Душанбегипрогор» по корректировке генерального плана города Душанбе 1983 года В.Бугаевым о начале новой корректировки столицы. В.Бугаев на основе изучения нынешнего состояния городской структуры Душанбе подготовил предложения по корректировке генерального плана города Душанбе, которые послужили основой для разработки тендерной документации.

Действительно, в настоящее время в республике практически нет круп¬ных специалистов в области градостроительства, за исключением нескольких специалистов, имеющих опыта проектирования генпланов столь крупных городов в условиях новой эконо-мической политики. В связи с этим надо согласиться с В.Бугаевым, что необходимо привлечь к данной работе специалистов из г. Москвы.

В начале 2007 - начале 2008 годов Хукумат города объявил тендер на разработку проекта корректировки генерального плана Душанбе на период до 2025 года. В результате обсуждения представленных заявок от 4-х организаций, в том числе АООТ «Гипрострой», ПИ «Душанбегипрогор», градостроительный совет при Хукумате города под председательством председателя города М.Убайдуллаева отметил, что ни один из заявленных организаций не соответствует требованиям тендера, поэтому было решено преобразовать ПИ «Душанбегипрогор» в научно-исследовательский и проектный институт «Душанбегенплан» и поручить ему сформировать авторский коллектив с привлечением специалистов с зарубежных стран, в частности, города Москвы для разработки до конца 2008 года проекта корректировки генерального плана города. В итоге в 2009 году московский институт ОАО «Гипрогор» начал работу над проектом корректировки генерального плана Душанбе, разработанного 1975-1983 гг. с расчетной численностью населения 750 тыс. человек и утвержденного 30 декабря 1983 года. В конце 2011 года состоялось первое общественное обсуждение проекта корректировки (руководитель проектной группы В.Бугаев). Не задерживая больше внимания на проблеме корректировки генплана Душанбе, отметим только основные его концептуальные положения.

В частности, новая редакция генерального плана г. Душанбе продиктована коренными изменениями в политической и социально-экономической сферах республики, высокими темпами роста населения города, определяющими его численность порядка 1100 - 1200 тыс. человек. При этом территория города должна увеличиться в два раза (в существующих границах около 13 тыс. га, в проектных - порядка 25 тыс. га).

В процессе работы над генеральным планом на начальном этапе была разработана «Концепция социально-экономического и территориального развития г. Душанбе (на период 2010 гг.) с рассмотрением вариантов территориального развития города. В качестве основного варианта принято развитие города преимущественно в южном направлении с выходом в долину р.

Кафирниган, частично в северо-западном и северо--восточном направлениях, где должно формироваться новые жилые районы многоэтажной застройки.

В северной части города сохраняется исторически сложившийся общественный центр, обеспечивающий общественные и государственно-политические функции столицы государства. В южной части города, выходящей в долину реки Кафирниган, генеральным планом предусмотрена современная многоэтажная жилая застройка с высоким уровнем комфорта, благоустройства и озеленения.

В прибрежной части р. Кафирниган размещаются такие важные зоны как городской парк культуры и отдыха с детским парком, новый крупный спортивный комплекс «Олимпийский», который включает центр гребного спорта, велотрек и другие сооружения, а также новый комплекс «Ипподром» со школой верховой езды.

Серьезной и глубокой проработке подверг¬лись вопросы транспортного обслуживания, включая скоростной его вид, и особенно инженерная защита территории.

Особое внимание уделено проблемам экологизации территории столицы Таджикистана.

Генпланом предусмотрено широкое использование подземного пространства для размещения тоннелей, вокзалов, гаражей, автопарков, сто¬янок легковых автомобилей, предприятий культурнобытовых учреждений с ограниченной (до 3-х часов) продолжительностью пребывания посети¬телей, объектов инженерного оборудования и т.п. Одна¬ко, помимо этого, генпланом предусматривается конкретное архитектурно-планировочное решение. В целом же, планировочная структура города Душанбе носит на себе черты преем¬ственности. Основы ее были заложены проектом 1983 года. В новом генплане, в основном, сохраняется принципиальное функциональ¬ное зонирование территории города, предложенное генпланом 1983 года. Сохраняются и развиваются основные промышленные районы. Предусмотрен вынос за пределы города цемзавода с большим количеством вредных выбросов, комбината асбоцементных изделий и шумных производств заводов «Таджикгидроагрегат», «Таджиктекстильмаш», ремонтно-эксковаторного завода, вредных производств, мясокомбината и кожзавода. Намечается переоборудование существующей ТЭЦ и строительство нового ТЭЦ.

Генеральным планом города предусматривается создание развитой сис¬темы зеленых насаждений, пронизывающей всю территорию городской застройки. Эта система включала в себя насаждения общего пользования, ограниченного, специального назначения, насаждения улиц и микрорайонов, санитарно-защитные зоны и озеленение холмов, примыкающих к го-роду с севера и востока. Конечно же, учитываются и существующие зеле¬ные насаждения, климатические, природно-демографические условия и планировочная структура города. Осуществление этих мероприятий, ко¬нечно же, должны были преумножить славу столицы Таджикистана, как одного из самых зеле¬ных городов Центральной Азии.

Таким образом, архитектурный облик города Душанбе с каждым днем обновляется. На основе градостроительной политики и правового поля созданы колоссальные возможности инвестирования отечественным и зарубежным компаниям. Руководством города всегда приветствуется и поддерживается каждая созидательная инициатива. Благодаря достижению мира и национального согласия, экономическому и социальному прогрессу, развитию науки и культуры наш город стал еще краше и привлекательнее.

Литература:

1. Прогнозирование градостроения Душанбе произведено в ряде публикаций автора доклада, в том числе монографии: С.Мамаджанова. Традиции и современность в архитектуре Таджикистана (на примере города Душанбе).- Душанбе: Изд. «Ирфон»-«Мерос», 1993;

С.Мамаджанова, Р.Мукимов. Архитектурное наследие Душанбе. – Душанбе: Изд. «Мерос», 1993; С.Мамаджанова, Р.Мукимов. Архитектура и градостроительство Душанбе.

– Душанбе:

Изд. «ООО «Контраст», 2008; и др.

2. В последние годы Научно-исследовательский и проектный институт Строительства и Архитектуры Агентства по строительству и архитектуре при Правительстве Республики Таджикистан (создан в 2006 году) начал подготовку ряда строительных норм и правил для условий Республики Таджикистан. В настоящее время уже действуют более десятка таких норм и правил. В их подготовке привлечены ученые факультета Строительства и Архитектуры ТТУ им. акад. М.С.Осими, в частности, кафедра Городского строительства и хозяйства, а также ряд научно-исследовательских и проектных институтов Агентства по строительству и архитектуре, а также Академии наук Республики Таджикистан.

–  –  –

Статья отражает авторский взгляд на современное осознание архитектуры как сферы деятельности – искусство это или наука, а также его рассуждения по поводу архитектурного образования. В своих выводах он опирается на характеристику изменяющегося мира в современных условиях с позиций концепции устойчивого развития.

Article reflects an author's point of view on modern comprehension of architecture as a field of human activity

– is it art or science, and also authors reasonings concerning the architectural education. His conclusions are based on the characteristics of the changing world in modern conditions from the positions of sustainable development concept.

PREFACE

I criticise architectural practice and education because of its' inert professional attitude. Is Architecture science or just art? This old discussion again becomes very relevant. As an art, Architecture seems to be at a dead end in developing new styles, running after hypes without relevant interest in human aspects of the built environment. Resulting in outrageous high-rise buildings ignoring the necessity of sustainable and energy producing buildings. If it is a science, Architecture does not show any forerunner qualities. I quote

and agree with Cedric Price :

"ARCHITECTURE IS TOO SLOW IN ITS REALISATION TO BE A PROBLEM SOLVER"

Seeing Architecture as Art can be problematic. What is more important, the shape of the building structure standing isolated in an urban setting, and is the integration in design process of building techniques and structural engineering not so important, or is Architecture applied art like (ergonom-ics related = taking human interest into account) industrial design objects? One question remains, should Architecture be a serving discipline or not?

The second aspect is that, in my opinion, the climate change and sustainability discussions in architecture education are not seen as a new challenge for applying fundamental research. Nor that architects realise that shaping building volumes should be extended by applying knowledge of building physics principles, solar technologies and natural ventilation, not to mention the integration of building equipment strategies. Cross-disciplinary knowledge is associated with multidisciplinary design teams, necessary due to the complexity of creating balanced sustainable energy-free building solutions. An interesting aspect is that this alternative inclusive form-finding approach could lead to a new integrated urban-architecture-landscape signature.

Architectural education also seems far too conservative in discussions about the why in changing the architectural education and professional discipline. The choice is, design of 'irrational' building shapes (solitary buildings), or design that is more evidence-based, with focus on human oriented requirements and tendencies that directs towards integrated urban design: ARCHITECTURE IS PART OF COMPLEX

TOTAL-ENERGY AND SUSTAINABILITY PLANNING STRATEGY: TOWARDS AUTARKIC CITY

DISTRICTS?

Discussion: “Should Architecture strive to regain its central role in the building process by developing and showing appropriate technical and innovating knowledge?” "I don't know what London's coming to, the higher the buildings, the lower the morals" [Noel Coward 3, Collected Sketches and Lyrics]

CHANGING WORLD

Cities worldwide tend to grow into mega-cities, poor people looking for work move to urban areas where industry is concentrated. Cities and industry are interdependent: availability of workers and employees and the presence of various financial and political institutes. The quality of cultural and leisure facilities is even important for choosing a city for headquarters. This is why foreign organi-sations find Amsterdam so interesting. To avoid slums, an elaborate urban planning is required.

Mega-cities tend to become large economies due to the concentration of industry and the therefore required financial institutes therein. A city like New York has a financial scale that is bigger than most lowincome countries: $1.28 trillion in 2010. Mercer survey factored in political stability, personal freedom, sanitation, crime, housing, and the natural environment, recreation, banking facil-ities, availability of consumer goods, education, and public services including transportation. Mega-cities need continuity in economics and trade because mega-cities will compete each other. Rotter-dam and Amsterdam have been competing for centuries. High-quality industry and education form the foundation for a stable society. China proclaims new regulations for urban planning because its citizens do not accept poor conditions. This is the very same reason why western industrialists de-veloped social housing projects for their workers at the end of the nineteenth century; the concern of social reformers, like the English Lady Octavia Hill, was the workers class welfare. Good hous-ing, including social control, should prevent poor habits as well and healthy workers produce better. Today, employees demand excellent work environments and conditions, otherwise, they will move on to something better.

Forward-looking in political and economical planning is required. Consequently, urban and architectural planning should provide excellent living, cultural and recreational solutions that differ from other cities. Not a single high-light(ed) building, the complete ensemble of these solutions should be of high quality: Good Governance. Although environmental pollution, air pollution and city heat islands are most visible, social-cultural problems must also being considered. Poor environments are sources for social conflicts, instability of social structures, reason behind drugs abuse, crime etcetera, not to mention that inferior health care often results in gender stress. Think of the contemporary tensions within Egypt’s and Tunisian's society where women fight for their (human) rights.

Sustainable environments require future oriented inclusive urban and architectural planning.

Daylight, natural ventilation of buildings and urban spaces, greening providing shade, leisure possi-bilities, and good public transportation, all of these factors are to be considered. These factors are far too many to cope with for a single urban or architectural designer/planner.

Integration of building physics and mechanical engineering, sociology in preliminary architectural design means basic knowledge of these disciplines similar to the development in Science (nano technology, DNA-research, astronomy research) where integration of other research supporting dis-ciplines is needed due to the complexity of the research ob- and subjects.

Synergy between different design and technological disciplines is also necessary due to the complexity of globalisation and climate change related problems. Traditional design language is not able to develop necessary new design standards. Borders between disciplines need to fade to intertwine them.

DILEMMAS OR CHALLENGES?

Energy and Sustainability requirements will influence worldwide local, central politics and the whole building industry. Sharing raw materials, with many will result in more political pressure on countries.

Energy reducing technology is required for all countries, even for those that deliver ener-gy related products.

Shortages will force to rethinking of how to become less dependent upon un-stable countries. This is also an important issue for Architectural Education. The building industry is a huge energy consumer, while afterwards buildings waste much more energy in ventilation, heating and cooling. Intelligent solutions must reduce energy use or facilitate ones own energy production. Solar architecture requires another design approach (including building physics theory and building equipment strategies) defined by appropriate research.

Civilians and energy conflict together. Citizenry, being well educated, show a growing selfawareness, and self-consciousness. In China the new rich demand more sustainable, living and working environment. In contradictory the improvement of income led, at the same time, to de-mands for more comfort (heating and cooling), more luxury (short sequence production and presen-tation of new products), more travelling around the world and an increasing consumption of very kind. It is evident, that this too once will reach its limits. Where do we, the educators stand in this discussion?

Critical citizens will demand quality control for they will expect better service as well as a good performance of the architects.

ISO2000-Certification of architectural offices will also change the profession: more management and more excellent technical knowledge within the organisation. This is important considering the globalisation of granting important projects, which will result in competition between local and for-eign architectural offices.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«Пояснительная записка Дополнительная общеобразовательная программа "Эврикум" естественнонаучной направленности рассчитана на 1 год обучения в объеме 144 часа. Программа ориентирована на школьников 9 класса.Актуальность: Сегодня проблемы состояния природной среды вызывают повыш...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Инженерно-строительный факультет РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ОПД.В1 "Экологические проблемы в строительстве" для специальности...»

«Боровина Екатерина Геннадьевна МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КЛЕЩЕЙ PSOROPTES CUNICULI И ЭФФЕКТИВНОСТЬ АКАРИЦИДА ФЕНОКСИФЕН ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ ПСОРОПТОЗЕ КРОЛИКОВ Специальность 03.02.11 – Паразитология ДИССЕРТАЦИЯ...»

«АННОТАЦИЯ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ Шифр, наименование Б2.Б.4 Экология дисциплины (модуля) Направление 27.03.04 Управление в технических системах подготовки профиль Интеллектуальные системы и автоматика в строительстве Квалификация академический б...»

«МЕСТООБИТАНИЕ ACONITUM SEPTENTRIONALE KOELLE НА ТЕРРИТОРИИ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ А.В. Иванова Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти svsaxonoff@yandex.ru Борец северный (Aconitum septentrionale Koelle) – лесной мезофит, принадлежит к числу за...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА В КЛИНИЧЕСКУЮ ОРДИНАТ...»

«МакКенна. Влияние культуры на младенческий сон. Влияние культуры на младенческий сон Влияние культуры на биологию младенческого и детского сна. Как создать всеобъемлющую модель в науке о детском сне. Джеймс Дж. МакКенна, к.н. Профессор антропологии Директор лаборатории по изучению поведения сна матери и...»

«Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2010. – Т. 19, № 3 – С. 127-132. УДК 581.92 (470.43) ОБЗОР СЕМЕЙСТВА VIOLACEAE BATSCH УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ © 2010 С.В. Саксонов, С.А. Сенатор, Н.С. Раков* Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти (Россия) Поступила 30 ноября 2009 г. На основании ревизии рода Viola L. флоры Ульяновско...»

«УДК 597.442:639.371.02.03 КОШЕЛЕВ Всеволод Николаевич АМУРСКИЙ ОСЕТР ACIPENSER SCHRENCKII BRANDT, 1869 (РАСПРЕДЕЛЕНИЕ, БИОЛОГИЯ, ИСКУССТВЕННОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО) 03.02.06 – ихтиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических на...»

«Сельскохозяйственные науки УДК 576.8:619 А.А. Мороз, И.Я. Строганова, А.А. Тайлаков БАКТЕРИАЛЬНЫЕ АССОЦИАЦИИ РЕПТИЛИЙ В статье представлен анализ результатов бактериологических исследований биологического материала рептилий разных о...»

«СЕКЦИЯ 5. БИОИНДИКАЦИЯ ТЕХНОГЕНЕЗА 253 Литература Методические рекомендации по геохимической оценке загрязнения 1. территорий городов химическими элементами. – М.: ИМГРЭ, 1982. – 112 с. Трошина Е.Н. Экологическая оценка загрязнения атмосферного воздуха и 2. почв г. Омска тяжелыми металлами для обоснован...»

«"ПЕДАГОГИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА" Электронный журнал Камского государственного института физической культуры Рег.№ Эл №ФС77-27659 от 26 марта 2007г №1...»

«Вольперт Я. Л., Шадрина Е. Г.ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ГОРНОДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ НА БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ (НА ПРИМЕРЕ ЯКУТИИ) Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/6/9.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает т...»

«БАК В.Ф. БИОЛОГИЯ ЯЗЫКОМ СЕРДЦА ПРИЛОЖЕНИЕ К КУРСУ БИОЛОГИИ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ ДЛЯ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО "ВЕБЕР" ДОНЕЦКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Донецк 2008 УДК 574/577 ББК 28.0 Б19 Книга создан...»

«Программа дисциплины "Экологическое картографирование" Авторы: доц. Е.А. Божилина, доц. Т.Г. Сваткова, доц. С.В. Чистов Цели освоения дисциплины: представить современные концепции экологического картографирования и научить студентов разрабатывать соответствующие тематические карты с учетом уровня территориального о...»

«Вестник ОрелГАУ, 5(50), Октябрь 2014 УДК 658.152:330.31:330.322.003.12.003.13:631.1(470.319) ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИЙ В ВОСПРОИЗВОДСТВО ОСНОВНОГО КАПИТАЛА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ОРЛОВСКОЙ ОБЛ...»

«1. Цель освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Экология" является формирование у студентов навыков устанавливать причинную обусловленность негативных воздействий деятельности человека на окружающую среду и разрабатывать систему мероприятий по их ограничению и пр...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ДЕТСКИХ ИНФЕКЦИЙ ФЕДЕРАЛЬНОГО МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКОГО АГЕНТСТВА" ФГБУ НИИДИ ФМБА России УТВЕРЖДЕНО на заседании Ученого Совета ФГБУ НИИДИ ФМБА России Протокол №2 от 24.02.2015 г. введено в действие приказом Директора № 30/1 от "25" февраля 2015 года Программа канд...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" С.П. Гапонов, И.А. Будаева ЛАБОРАТОРНЫЙ ПРАКТИКУМ ПО ПАРАЗИТОЛОГИИ Учебное п...»

«Выпуск 6 (25), ноябрь – декабрь 2014 Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал "Науковедение" ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Выпуск 6 (25) 2014 ноябрь – декабрь http://naukovedenie.ru/index.php?p=issue-6-14 UR...»

«1. Цель освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Агроэкология" является формирование навыков рационального использования потенциальных возможностей почвы, растений и животных при производстве сельскохозяйственной продукции.2. Место дисциплины в структуре ООП ВПО Дисциплина "Агроэкология" относится к вариативной ча...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.