WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«1 УДК 620.2 ББК 30.3я73 А–56 Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы большого города: архитектурная ...»

-- [ Страница 3 ] --

Гомеровская и эллинистическая переходные эпохи античного мира также демонстрировали постепенный отход от классического мировоззрения, что позволяет говорить про непрерывность развития крито-микенской и греческой культур, а также установить связь между греко-римской античностью и римско-византийской эпохой, когда свершился переход от атомизма и причинности демокритовской Вселенной к платоновской первопричине Космоса, как прекрасного и совершенного художественного творения, возникающею из Хаоса. Эти изменения сопровождались переходом от аристотелевской к птолемеевской системе мировоззрения, сосуществованием иерархичной системы бытия Ф. Аквинского и теории единства науки, философии и теологии Р. Бэкона.

Аналогичные периоды эпохальных сдвигов имели место, начиная со Средневековья и Возрождения, в Новом и Новейшем временах. Революционное мировоззрение Н.Коперника и Дж.

Бруно сменялись современными космогоническими представлениями про «Большой взрыв», творческую силу вакуумах, конструктивность Хаоса и т.п. На смену гуманистическим доктринам эпохи Возрождения приходили теории классической и неклассической эволюции, относительности и квантовой механики. Возникали новые научные и философские направления, подобные эволюционике, системологии, синергетике, тоталлогии, холизму и постмодернизму. Все это осуществлялось в границах развития классической, неклассической и постнекласической методологии. В связи с этим, цикл эпохальных свершений, формирующих ту или иную градостроительную цивилизацию, переживает этапы перехода от доклассической к классической, а потом к неклассической и постнеклассической системам мировоззрения.

Понимая цивилизацию как высшую ступеньку развития градостроительных формаций, а также то, что она охватывает и включает в себя опыт и достижения градостроительных систем, культур и эпох, представляется возможным выделить отдельные этапы и соответствующие им виды градостроительных цивилизаций. Среди них: городские, урбанизационные, экуменополисные и урбаничные цивилизации, которые существовали в историческом прошлом и настоящем и будут, очевидно, существовать в будущем.

Городские цивилизации, которые образовались и группировались вокруг городов-дворцов, городов-крепостей, городов-полисов и городов-колоний, хорошо известны в истории древнего мира – в Египте, Двуречье, Индии, Китае, Греции. В классическую эпоху на смену доклассического мировоззрения, где доминировали идеи хронотопного единства пространства и времени, пришли представления про абсолютное время и пространство, про линейность и необратимость развития, которые стимулировали направленность и асимметричность городского развития. Наступало время срастания городов в процессах зарождающейся урбанизации. Следует вспомнить, что асимметрическое развитие и образование первых агломераций наблюдались в связке городов АфиныПирей, в городах-колониях Милет, Приена, Родос, а также в некоторых римских пограничных породах.

Особую активность процессы урбанизации приобрели в Новое время, когда образование агломераций, конурбаций и систем расселения начало выходить за границы государств и приобрело планетарный суперурбанизированный характер. В разных частях планеты – в Америке, Европе, Азии

– быстрое разрастание и срастание мега- и мегалополисов стали первыми шагами формирования мирового города, по определению К.Доксиадиса, – экуменополиса. Точно так же, как и экуменополисная, урбаничная цивилизация, которая по замыслу ориентирована не на хищнический захват территорий, а на гуманизацию окружающей человека среды, на ее благожелательность становится делом будущего. Вместе с тем, можно утверждать, что центральной фигурой урбаничной цивилизации станет яркая индивидуальность – Homo urbanus (Человек городской), – личность нового типа, вооруженная постнеклассическим мировоззрением, философией и методологией, которые обеспечат необходимые условия для формирования новых градостроительных систем и культур.

Сверхсложные процессы урбосферной эволюции осуществляются в плоскости самоорганизации градостроительных систем и культур, достижений эпох и цивилизаций, что в значительной степени обеспечивает их гармоничное развитие. Гармоничная направленность самоорганизации становится закономерным следствием процессов, обеспечивающих пространственную и временную взаимосвязь и координацию всех составляющих градостроительных формаций. Среди этих процессов важнейшими являются синхронизация и синхоризация, диахронизация и диахоризация. Процессам диахоризации свойственен такой характер исторического развития, когда в разные периоды и в разных уголках урбосферы, находят друг друга, объединяются и интегрируются несколько градостроительных систем, культур, эпохальных идей и достижений цивилизаций. Очевидно, диахорические формации могут быть также определены как историко-географические. В качестве примера можно привести концепцию переходных эпох [7], где исследования Возрождения показало аналогичное обновление мировоззрения, идеологии и религии, которое происходило в Китае в VIII веке, в Средней Азии, Иране и в Индии – в IX веке, наконец, в Италии – в XII веке.

Другой тип градостроительных формаций связан с синхроничными процессами самоорганизации, – такими, которые осуществляются практически одновременно в разных уголках мира. Этот тип формаций, который может быть условно назван этно-географическим, практически одновременно получил развитие в эллинистический период в древнем Египте и в Греции и дополнялся близкими по содержанию преобразованиям в республиканском периоде древнего Рима.

Как считают историки и этнографы, эллинистическая культура античности была воспринята и ассимилирована многими народами Ближнего Востока, Египта, Средней Азии и Индии.

Следующий тип – диахроничный или, по-другому, историко-слоистый – возникает в ходе исторического развития в одном и том же пространстве, на одной и той же территории. Следствием такого развития стают глубинные наслоения различных градостроительных систем на ограниченных и плотно урбанизированных территориях. Примером диахроничных формаций могут служить крупнейшие исторические города, их агломерации и конурбации.

Последний тип градостроительных формаций – синхоричный или, многомерный, разворачивается в едином, но многомерном пространстве всех времен, которое объединяет локальное время градостроительных систем, ментальное время градостроительных культур, глобальное время эпох и темпоральное время цивилизаций. Анализ возникновения этого типа опирается не только на исследование современности и достижений исторического развития, но и на глубинный зондаж эволюционных сдвигов в градостроительной теории и практике. В этой связи невозможным кажутся новые достижения античной цивилизации без привлечения эзотерических знаний и умений Двуречья, древнего Египта, крито-микенской и азиатской культур. То же относится к Средневековью, Возрождению и Новому времени, где глубина проникновения в историю, неумолимо возрастая, остается основным источником возникновения новых градостроительных систем и культур, эпох и цивилизаций в одном темпомире урбосферы.

Вышеизложенный синергетический подход уже сегодня способен не только расширить, но и открыть новые горизонты и перспективы в исследовании границ и типов градостроительных формаций, в выяснении места и роли градостроительных систем и культур, эпох и цивилизаций в историческом развитии, их вклада в процессы самоорганизации и гармоничного развития урбосферной эволюции. В конечном счете, синергетический подход, как следующий этап развития системной методологии, позволяет перебросить мостик между историко-эмпирическими и теоретическими исследованиями этой эволюции.

Литература:

1. Гутнов А. Э. Эволюция градостроительства. – М.: Стройиздат. 1984. – 256 с.

2. Линч К. Совершенная форма в градостроительстве. – М.: Стройиздат, 1986. – 204 с.

3. Doxiadias C. Ecistics: An Introduction to the science of Human Settlements. – London, 1968. – 527 p.

4. Saarinen E. The city: Its growth, Its decay. – N.Y., 1958 (1903). – 380 p.

5. Geddes P. Cities in Evolution: An Introduction to the Town Planning and to the Study of Civics.

– N.Y.: Harper Torchbooks. -1968 (1975). – 409 p.

6. Тімохін В. О. Архітектура міського розвитку. 7 книг з теорії містобудування. – К.: КНУБА.

- 629 с.

7. Конрад Н. М. Запад и Восток. Статьи. - М.: Наука, 1972. – 496 с.

К ВОПРОСУ О НАЦИОНАЛЬНОМ СВОЕОБРАЗИИ

АРХИТЕКТУРЫ КАЗАХСТАНА

Турганбаева Л.Р.

В современных условиях развития молодого суверенного государства особое значение приобретает поиск национального своеобразия в архитектуре. Новое казахстанское зодчество должно впитать в себя прогрессивный опыт веков, имеющий четко выраженные черты преемственности культур, найти при этом «золотую середину» между двумя крайностями: слепым подражанием традициям и полным их отрицанием.

Search of national originality in architecture of Kazakhstan leads to the analysis of specific character of the ways on organization of the space in traditional culture, i.e. to the problem of architecture history, processes and conformities of its formbuilding with a law.

Проблема национального и интернационального, которой уготована роль оселка, оттачивающего мастерство наших зодчих, обостряет интерес к культурному наследию – архитектуре кочевников. Однако в профессиональном сознании данный термин воспринимается как парадокс, поскольку слово «архитектура»

обычно отождествляется с понятием монументальности, капитальности постройки, ее полной статической устойчивости независимо от воздействия времени и окружающей среды. Привычные представления во многом основываются на трактате Витрувия, вернее, извлеченной из его контекста «триаде» – firmitas, utilitas, venustas (прочность, польза, красота).

Архитектура номадов отчасти опровергает эти взгляды. Статическая устойчивость здесь характерна только для надмогильных сооружений, жилищам и поселениям придана подвижность, обусловленная спецификой кочевого быта и скотоводческого хозяйства. Здесь проявляется одна из основных, специфических и наиболее ярких особенностей кочевой архитектуры – присущая ей двойственность: сосуществование двух полярных и взаимно исключающих друг друга формообразующих начал, представленных соответствующими типами материальных оболочек.

Пространство, ценное для духовной и материальной жизни и деятельности, изолировалось либо при помощи удаления соответствующего количества материальной массы, уже данной в природе, либо при помощи сооружения трехмерной материальной оболочки, воздвигаемой на участке земной поверхности.

Для надмогильных построек, подлежащих увековечению, сохранению, использовался «вечный» материал – камень, для жилища, отграничивающего объем пространства на время кратковременной стоянки – недолговечные легкие строительные материалы: дерево, войлок, кожу, ткань.

Традиционное зодчество казахов – совокупность архитектурных явлений, отмеченных характеристиками кочевой культуры, – понятие историческое и многогранное. Оно включает в себя объекты архитектуры и связанные с ними факты, процессы и тенденции, свидетельствующие о длительном и сложном развитии, как в географическом пространстве, так и в историческом времени.

Однако до сих пор вклад казахских кочевников в мировую культуру исследователи сводят лишь к роли юрты как универсального мобильного жилища и к значению мемориально-культовых комплексов Арало-Каспия. Между тем, будучи самостоятельными архитектурными памятниками, оба феномена являются неотъемлемыми составными частями системы скотоводческого поселения древних и поздних обитателей Казахской степи.

Для решения вопроса о кочевой архитектуре вообще и, в частности, о принципах, методах, закономерностях порождающего процесса формообразования традиционного зодчества казахов, наиболее эффективным путем является системный подход с использованием научно-интегративных форм связи теоретического и эмпирического исследования, на стыке истории архитектуры, археологии, этнографии и культурологии. Это тем более необходимо сегодня, когда натурная база этноархитектурных исследований неуклонно истощается и «археологизируется».

Междисциплинарный подход нацелен на поиски новых источников, прямо или косвенно способствующих глубине и объективности понимания природы архитектуры как неотъемлемой части народной культуры.

На наш взгляд, историко-культурная роль системы традиционного казахского скотоводческого поселения чрезвычайно велика. Она составляет часть архитектурного наследия и имеет право не только на изучение, но и творческое осмысление в аспекте новых идей и образных требований современной архитектуры. Симбиоз смыслов, значений, языковых формул зодчества кочевников, ориентированного на сильное чувственное переживание мира, и современной постмодернистской ментальности, исповедующей свободу творчества и опирающейся, прежде всего, на высокий интеллектуализм, позволит расширить диапазон поиска и возможностей казахстанских зодчих.

Целостный облик системы традиционного казахского поселения определяли два универсальных гиперобъекта: «среда» – архитектурно-пространственная система, в которой свойства отдельных сооружений зависели от особенностей окружения в целом, и одновременно пространственно-предметная система стимулов и мотивов деятельности человека и «стиль» – сложная «эстетическая симфония», объединенная общим характером средств и приемов формообразования.

Если понимать последнюю категорию как объективность живого художественного явления, рождаемого искусством в горниле собственных исторических метаморфоз, то стиль евразийских степей совпадает в своих измерениях с понятием культурно-исторической эпохи кочевников и сомасштабен ему, включает как стилевое единство, так и стилевую разноголосицу, вплоть до признаков «бесстилья» в искусстве при переходе к оседлости. Поэтому целесообразно, на наш взгляд, введение в научный обиход термина «стиль эпохи кочевников».

Архитектурный стиль номадов является особым по структуре, неповторимо характерным и точным синтетическим «портретом–пейзажем» (выражение А.И. Каплуна) своей эпохи. Лежащая в его основе система композиционно-структурных и морфологических средств несет на себе печать постоянного движения, перемещений и соответствующего отношения к пространству и времени. Эти исходные пространственные начала объективной верности архитектуры кочевников их «стилю жизни» не актуальны для современного развития Казахстана, несмотря на его настойчивые попытки обрести национальный стиль архитектуры.

Изменения в социальных целях традиционного зодчества казахов, в их мировосприятии и художественной культуре повлекли за собой не только перемены в ценностных установках и средствах композиции. Изменилось и представление о самом предмете созидательной деятельности и о том, что в нем воплощает художественные ценности. Стиль кочевой культуры, бывший прежде образом–системой, позволявшей реализовать присущее человеку стремление перенести на мир свою собственную целостность в масштабе рода и племени, перестал играть роль всеобщего регулятора процессов формообразования. В наши дни его реконструкция, воссоздание невозможно и не нужно.

Есть казахское искусство, обладающее чертами своей принадлежности данной этнической культуре, есть прочная народная художественная традиция, есть в искусстве своя типологическая специфика, свои ярко выраженные национальные школы – но все эти особенности художественной культуры синтезируются в понятии национального искусства, которое в теории искусства недопустимо подменять научно не правомочным понятием «национального стиля в архитектуре».

При современной формальной конструктивной упорядоченности более эффективна активизация культурных смыслов, наполняющих среду, которая позволит развивать связи на уровне содержания при широком многообразии подходов к форме.

Представляется необходимой и еще одна смысловая дифференциация архитектурных явлений в рамках проблемы национального зодчества. Под национальным зодчеством следует понимать не оптимально успешное введение наследия в арсенал художественных средств творимого в архитектуре, не «стильные» атрибуты национального прошлого, а совокупность всей архитектуры народа Казахстана, определяемую ее этноцелевой принадлежностью, в то время как под традиционным зодчеством казахов – совокупность архитектурных явлений, отмеченных специфическими только для данной этнической культуры характеристиками.

Рассмотрение архитектурной формы степной культуры в исторической динамике показывает, что зодчество для кочевников не являлось самоцелью. Оно всегда подчинялось факторам, возникающим за его пределами. Построение его элементарных, первичных форм и правила их соединения подчинены законам природы, биологическим, психофизиологическим и социальным потребностям человека. Человек, вовлеченный в деятельность, задавал очертания функциональных зон, сочетание которых, в соответствии с развертыванием «жизненного сценария», давало исходные параметры формообразования и задавало принцип реального «синтаксиса» архитектурной композиции: и в жилище кочевников, отграничивающем объем пространства на время кратковременной стоянки, и в надмогильных сооружениях, облекающих пространство, подлежащее увековечению, сохранению.

В архитектуре номадов универсальным модулем служила юрта – объем с криволинейной поверхностью, очертание которой эффективно для открытых целостных пространств, там, где подобные формы не соприкасаются. Столкнувшись с проблемой их сопряжения при сооружении стационарных построек, оседающие на землю скотоводы ограничивались пристройкой к криволинейной поверхности недостающих стен нового объема. Подобный компромисс (как, впрочем, и появление стационарного жилища) для традиционной культуры умозрителен и представляет результат «лабораторного эксперимента» над казахами.

Вышесказанное в корне отличает кочевые народы от оседло-земледельческих, зодчество которых подчинено закону геометрического построения с прямоугольной пространственной решеткой, обеспечивающей экономную и плотную «упаковку» элементов в определенную конфигурацию целого. В основе обоих подходов лежит вопрос, принципиальный для архитектурной композиции – о завершенности формы целого. Завершенность, которая в европейской культурной традиции всегда отождествлялась с некоей ценностью, совершенством, чужда номадным культурам Евразии, где, напротив, незавершенность, открытость к продолжению, развитию принимается как условие эстетического эффекта, производимого архитектурной формой.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ВИЗУАЛЬНОЙ

ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЫ В ГОРОДЕ

–  –  –

В статье рассматривается процесс эволюции визуальных информационных объектов в городской среде.

This article is telling about energy saving and ecological arrangements, important for creating modern architecture.

Среда это всегда своего рода интерьер - увиденное изнутри пространство, место, где отдельные сооружения или их детали есть лишь часть единого для восприятия пространственного целого.

Употребляя термин «среда», мы должны учитывать, что это не только воспринимаемые визуально объекты и пространства, но и эмоционально-эстетическое состояние от сложной системы внеархитектурных слагаемых среды. Проектировщик создает не столько объект, сколько атмосферу и ощущения, которые напрямую зависят от многих факторов, одним из которых являются источники информации.

Источниками информации служили и служат формы архитектурных сооружений и их расположение в пространстве, наличие визуальных доминант, количество и взаимодействие визуально воспринимаемых элементов, свет и цвет.

Несомненно, что визуальные информативные знаки должны были сопровождать (практически с самого зарождения) всю сознательную деятельность человека. Так тысячелетия назад планировка городов, культовые и административные сооружения, из стилистика и символика являлись полноценными источниками информации (Др.Египет, Др.Греция и.т.д.) имея ориентацию по сторонам света. Примером может служить ориентация храмов города Фивы (древнеегипетский – Уасет), который возник около середины III тысячелетия до н. э. и достиг расцвета в эпоху Среднего и Нового царства.

Именно тогда были построены все храмовые и мемориальные постройки со сложной ориентацией по сторонам света и на отдельные небесные светила (Рисунок1.)

–  –  –

На плане видно, что главная композиционная ось храма Амона в Карнаке направлена на точку горизонта, где заходило солнце в день летнего солнцестояния; ось храма Хатшепсут, храма Сети 1 и так называемых колоссов Мемнона - на восход солнца в день зимнего солнцестояния; ось храма Аменхотепа III - на восход Сириуса (19 июня). План составлен архит. С. М. Хмыловым.

Ориентация по сторонам света учитывалась и при проектировании гродов Двуречья, Примером является городв Дур - Шаррукин который был построен ассирийским царем Саргоном II (722-705 гг. до н.э.) за короткий срок с 711 по 707 г. до н. э. (Рисунок 2). Раскопки, которые велись французским археологом П.Э. Ботта в середине XIX в. и Г. Лоудом (США) в 30-х годах XX в., показали, что город представлял собой в плане близкий к квадрату прямоугольник, ориентированный углами по сторонам света.

Рисунок 2. Дур-Шаррукин (Хорсабад) - город, построенный ассирийским царем Саргоном II в 711-707 гг.

до н. э. в качестве новой столицы.

Постепенно, с развитием архитектуры сооружениясимволы претерпели значительные изменения: усложнились каноны их строительства. Они не только несли информацию о себе (храм, капище, оборонительное сооружение, крепость и т.д.) или позволяли классифицировать объект (количество колоколов и их размер в храмовом строительстве, количество минаретов в мечети показывают иерархический уровень и другие особенности культового объекта), но и несли дополнительную информацию, связанную с окружающим пространством (визуальные ориентиры).

Зачастую культовые сооружения, позволяли легко ориентироваться по сторонам света.

В мечете, противоположная входу стена, как правило, ориентирована в сторону Мекки. В ее центре имеется ниша, украшенная текстами из Корана — михраб, указывающая, куда должны обращаться лицом мусульмане во время молитвы.

Нельзя обойти стороной широкое использование света, как средства передачи информации.

Одними из первых появились маяки (Александри йский мая к(Фа росский маяк) — маяк, построенный в III веке до н. э. на острове Фарос около египетского города Александрии, одно из 7 чудес света).

Так же достаточно активно использовались сигнальные костры на сторожевых башнях.

Более быстрая система передачи сигнала существовала в древней Корее. Вся страна была покрыта сетью крепостей с сигнальными башнями. Среди укреплений древней крепости Хвасон в корейском городе Сувоне до наших дней сохранилось высокое массивное сооружение с пятью цилиндрическими башенками. Крепость Хвасон была построена при короле Ченчжо в конце 18 века в честь его отца. Самые большие ворота крепости - южные ворота Палдал-мун. Рядом с ними стоит сторожевая проездная башня Сонамам. На западных воротах Хвасона установлена самая высокая смотровая башня Собук Консим-дон.

Недалеко от ворот Донгам-мун на крепостной стене установлены 5 сигнальных труб, из которых в случае приближающейся опасности шел дым (Рисунок 3.).

Световая система передачи информации постепенно перешла в диалоговую, не только благодаря развитию азбуки Морзе, но и благодаря использованию цвета.

Рисунок 3. Сигнальные башни.

Символика цвета имеет давнюю историю и уходит своими корнями в глубь веков - в Древний мир. Интереснейшие сведения по этому вопросу приводят в своих книгах Л.Н. Миронова, М.О.

Сурина, Л. Айсмен. Решение цветовых проблем, конечно, должно базироваться на знании и осмыслении огромного опыта, накопленного человечеством в этой области.. Люди с незапамятных времен придавали особое значение чтению «языка красок», что нашло отражение в древних мифах, народных преданиях, сказках, различных религиозных и мистических учениях. Соответствие цвета и доминирующего психологического состояния изучали М. Люшер, И. Гете и другие психологи.

Сегодня символика цветов широко используется в бизнес-рекламе. В целом «цвет» выступал наряду со «светом» в качестве одной из основных модификаций прекрасного. Есть множество символических значений цветов, которые на сегодняшний день являются наиболее общими для многих народов. Не менее развитое и последовательное, чем в Китае, учение о цвете было создано также в Древней Индии. Оно излагается в книге древнеиндийской мудрости «Упанишады», в поэмах «Махабхарата», «Рамаяна». У индусов также три основных цвета - красный, белый, черный.

Таким образом, ориентация, место расположения в городской среде, количество и взаимодействие визуально воспринимаемых элементов, а так же свет и цвет издавна служили источниками информации, которые спустя длительное время эволюционировали. Можно утверждать, что информационные элементы постепенно выстроились в визуально-информационную систему.

Литература:

1. Шимко В.Т. Архитектурно-дизайнерское проектирование городской среды.- М.: АрхитектураС, 2006г.

2. Шимко В.Т. Архитектурно-дизайнерское проектирование городской среды. Основы теории (средовой подход).- М.: Архитектура-С, 2009г.

3. Под.ред. Иконникова А.В. Эстетические ценности предметно-пространственной среды.- М.:

Стройиздат, 1990г.

4. Л.В. Кашкина. Основы градостраительства – М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005. с.

5. Е.В. Петерс. Градостроительство и планирование населенных мест. Текст лекций – Кемерово:

КузГТУ, 2005.-163 с.

6. Агостон Ж. Теория цвета и ее применение в искусстве и дизайне: Пер. с англ-М.: Мир, 1982.с., ил.

7. Ахмедова Е.И. Эстетика архитектуры и дизайна. Урал ГАХА, Екатеринбург, 2008г.

8. Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 507с.

9. http://www.mostbp.ru УДК 72.01

СТАНОВЛЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТЕОРИИ ГАРМОНИЗАЦИИ

АРХИТЕКТУРНОЙ СРЕДЫ

–  –  –

Обоснована целесообразность образования нового направления архитектурно-градостроительной науки – "Теории гармонизации архитектурной среды", в пределах которой, было предложено выделить четыре относительно независимые части: средовая морфология, архитектурная соционика, средовая аксиология и средовая праксеология.

The feasibility of formation of a new trend of urban architectural science – "Theory of harmonization of architectural environment" within which offered to identify four relatively independent parts: the morphology of the environmental, architectural socionics, environmental axiology and environmental praxeology, have been proposed.

Несмотря на значительный интерес, который вызывает к себе проблема гармонизации искусственного окружения, до сих пор ее исследования не выделилось в отдельное направление архитектурно-градостроительной науки. Большое количество теоретических работ [1-5, 7] и еще большее количество проектных предложений, посвященных решению отдельных вопросов этой проблемы, требует тщательного изучения, систематизации и обобщения. Достижение этой цели связано с решением задач обоснования морфологических, социально-психологических, аксиологических и праксеологических основ гармоничного развития. Систематизация этих сверхсложных задач и их решение в процессе развития нового направления архитектурноградостроительной теории, посвященного различным аспектам гармонизации архитектурной среды, позволило бы скоординировать усилия специалистов в деле исследования механизмов и рычагов управления процессами средовой эволюции. В соответствии с собственными функциями указанная теория должна быть в состоянии описывать и объяснять, обобщать и предвидеть причины и следствия, закономерности и вероятности гармоничного развития искусственного окружения.

Основу нового направления архитектурно-градостроительной науки, которое предлагается назвать «Теория гармонизации архитектурной среды», образуют принципы гармонизации архитектурной среды, а именно: принципы контекстуальности, резонансности, концептуальности и системности. Объектом его внимания должны стать средовые образования различных типов и их закономерные соединения; субъектом – люди и сообщества, проживающие в урбанизированном окружении; предметом – гармоничное развитие, наконец, концептом и содержательным результатом

– механизмы осознанного выбора наиболее совершенных состояний окружение из всех достижимых в определенное время и в определенном месте.

Среди ведущих задач нового направления следует отметить: повышение роли философского обоснования различных аспектов средовой деятельности, совершенствование методологии системного подхода в анализе и синтезе морфологических, соционических, аксиологических и праксеологических характеристик искусственного окружения; развертывание и углубление исторических исследований особенностей гармоничного развития архитектурной среды с целью выявления ее глубинного потенциала, а также поиск и внедрение новых методов экспериментального моделирования, проектирования и прогнозирования ее желаемых трансформаций.

Учитывая выявленную в исследовании принципиальную несоизмеримость средовых форм и деятельности, идей и законов, которые влияют на развитие искусственного окружения и требуют взаимного согласования, предлагается разделить теорию гармонизации архитектурной среды на четыре относительно самостоятельные части: средовую морфологию, посвященную исследованию закономерностей строения и развития средовых объектов и средовых систем; архитектурную соционику, изучающую предпосылки и способы достижения гармоничного соответствия между типами субъектов средовой деятельности и типами архитектурной среды [6]; средовую аксиологию, исследующую ценности, которые разные люди и сообщества связывают с гармоничной организацией искусственного окружения; средовую праксеологию, в рамках которой изучались бы способы эффективной организации человеческой деятельности в сфере гармонизации архитектурной среды.

Эти разделы имеют собственные объект, субъект, предмет и концепт исследования, а также соответствующие цели и задачи.

Объектом морфологии должны стать формы средовых образований, приемлемые для тех или иных участников средовой деятельности. Предметом ее изучения будут гармонические преобразования этих форм, которые в совокупности определяют концептуальную направленность положительных изменений архитектурной среды. Цель средовой морфологии состоит в исследовании типологических свойств искусственного окружения.

Среди ее основных задач следует выделить:

анализ внешних признаков и особенностей структурной организации различных типов искусственного окружения, выявление закономерностей сочетания элементарных средовых образований в средовые системы различной степени сложности, исследование особенностей морфогенеза отдельных средовых образований и средовых систем, а также разработку и усовершенствование их типологических моделей.

Объектом архитектурной соционики должны стать люди и их сообщества, взаимосвязанные с архитектурной средой, а субъектом – человек как носитель определенных поведенческих признаков.

Предметом выступает средовое поведение различных типов людей и их объединений, а концептом – закономерности и механизмы согласованной динамики межличностных взаимодействий в архитектурной среде. Цель архитектурной соционики заключается в исследовании специфических особенностей различных категорий людей и социальных групп, взаимодействующих в архитектурной среде. Направления ее развития связаны с разработкой научно обоснованных методик соотнесения различных категорий людей с соответствующими типами субъектов средовой деятельности, с анализом их поведения в искусственном окружении; исследованием особенностей межличностных взаимодействий между различными категориями населения и материальными условиями, необходимыми для осуществления приемлемых для общества форм таких взаимодействий, а также с разработкой прогнозных архитектурно-соционических моделей.

Объектом средовой аксиологии выступают ценности и системы ценностей, носителями которых являются люди как носители определенного мировоззрения, предметом – разнообразные эстетические и этические, идеологические и прагматические взгляды на совершенство искусственного окружения. Концептом этого раздела теории должны стать закономерности и механизмы формирования систем требований к различным типам искусственного окружения. Цель средовой аксиологии состоит в исследовании проявлений совершенства, которые различные категории субъектов средовой деятельности связывают с идеальными состояниями искусственного окружения. К основным задачам этого раздела теории относятся: анализ ценностных приоритетов различных типов участников средовой деятельности, выявление и систематизация их потребностей;

формулирование системы целевых требований и ограничений к организации каждого типа средовых образований, а также разработка и совершенствование нормативных моделей архитектурной среды.

Объектом средовой праксеологии должны стать альтернативы и варианты гармоничного развития искусственного окружения; субъектом – индивиды и группы лиц, познающие окружение и влияющие на него в ходе своей практической деятельности; предметом – способы повышения эффективности средовой деятельности; концептом – закономерности и механизмы гармонизации архитектурной среды. Цель средовой праксеологии заключается в исследовании результативных способов человеческой деятельности, направленных на обеспечение устойчивого развития искусственного окружения. Круг рассматриваемых ею вопросов должен включать обоснование стратегий реорганизации архитектурной среды на основе универсальных законов гармоничного развития сложных социоприродных систем; разработку методик усовершенствования искусственного окружения, разработку норм и правил средовой деятельности, а также разработку и совершенствование структурно-функциональных моделей архитектурной среды.

Теория гармонизации архитектурной среды как самостоятельное научное направление архитектурно-градостроительной науки сегодня переживает начальный этап становления. В процессе ее дальнейшего развития в ее рамках может быть решено значительное количество проблем. В частности, должно быть уточнено и детализировано описание различных типов средовых образований; расширены и углублены эмпирические архитектурно-соционические исследования;

конкретизированы и формализованы критерии совершенства искусственного окружения;

разработаны и усовершенствованы методы средовой деятельности.

Литература:

1. Глазычев В. Л. Поэтика городской среды / В. Л. Глазычев // Эстетическая выразительность города. Сб.ст./АН СССР, ВНИИ искусствознания М-ва культуры СССР, Отв. ред. О. А.

Швидковкий. – М.: Наука, 1986. – С. 130-157.

2. Гликин Я. Д. Методы архитектурной гармонии / Я. Д. Гликин. – Ленинград: Стройиздат:

Ленинград. отд-ние, 1979. – 96 с.; ил.

3. Линч К. Совершенная форма в градостроительстве / К. Линч; пер. с англ. В. Л. Глазычева;

Под ред. А. В. Иконникова. – М.: Стройиздат, 1986. – 264 с.

4. Тімохін В. О. Архітектура міського розвитку. 7 книг з теорії містобудування / В. О. Тімохін. – К.: КНУБіА, 2008. – 629 с., 158 іл.

5. Шевелев И. Ш. Логика архитектурной гармонии / И. Ш. Шевелев. – М.: Стройиздат, 1972. – 188 с.

6. Shebek N. Architectural socionics: possibilities and prospects of development / N. Shebek // Innovative development trends in modern technical sciences: problems and prospects / Science editor: A. Burkov. – San Francisco, California, USA: B&M Publishing, 2013. – P. 182-183.

7. Theories and manifestoes of contemporary architecture / Edited by Charles Jencks and Karl Kropf. – UK. : Academy editions, 1997. – 312 p.

Архитектура XXI века

К ВОПРОСУ О ФОРМООБРАЗОВАНИИ В РЕГИОНАЛЬНОЙ АРХИТЕКТУРЕ:

ТРАДИЦИЯ ИЛИ АНТИТРАДИЦИЯ?

Абдрасилова Г.С., доктор архитектуры, профессор КазГАСА, Алматы, Казахстан Архитектурно-строительная деятельность в конкретном регионе рождает особенности формообразования, обусловленные различными факторами: климатическими условиями, образом жизни людей, технологией строительства, материалами и способами их обработки, культурными традициями населения. Что доминирует в современной архитектуре Казахстана: традиция или антитрадиция?

Architectural and construction activities in specific region produce particular qualities in the shaping which are caused by miscellaneous factors: climatic conditions, lifestyle of people, technology of construction, materials and their processing methods, cultural traditions of country. What dominates Kazakhstan’s modern architecture, tradition or anti-tradition?

Проблема формообразования является центральной в процессе материализации художественных образов в архитектуре. Архитектурная форма предстает как квинтэссенция материальных и культурных особенностей, возникающих в результате исторического развития, местных традиций, архитектурно-художественной и строительной деятельности населения. Т.е., архитектурное формообразование включает как материально-технические, так и культурносимволические аспекты, прочно связанные с историей и географией региона.

Современная архитектура Казахстана вышла из лона советской и продолжает развиваться, в основном, в русле европоцентристских традиций. Еще недостаточно исследованы истоки казахского зодчества, отвечавшего потребностям как кочевого, так и оседлого населения Степи. Редкий казахстанский архитектор в настоящее время, оперируя интернациональными приемами создания формы, имеет на вооружении комплекс формообразующих средств, характерных для зодчества нашего региона. Между тем каждому архитектору очень важно знать комплекс аспектов, способствующих образованию аутентичной архитектурной формы.

В теории архитектуры проблема формообразования рассматривается всеми крупными исследователями. В. Гропиус считал первостепенными и фундаментальными в формообразовании «психологические проблемы…, в то время как технические компоненты формообразования есть наши мыслительные дополнения к этому, направленные на то, чтобы мы могли понять неосязаемое через осязаемое»; «ощущение исходит от нас, а не от объекта, который мы наблюдаем» и если человек сможет постичь природу того, как он воспринимает видимое, он будет больше знать о возможности воздействия искусственных сооружений на человеческие чувства и мысли [1, с.91].

Форма обязательно существует в контекстах среды и культуры. Говоря о форме архитектурного объекта, А.Иконников отмечал, что «форма выступает и как материальное воплощение информации, существенной для практической деятельности и духовной жизни людей, и как носитель эстетической ценности и идейно-художественного содержания произведений архитектуры» [2, с.12].

О проявлении региональных качеств архитектуры как в морфологии форм, так и в их символических значениях, говорят А.Раппапорт и Г.Сомов: «Почти все систематические и рациональные методы проектирования и формообразования в конечном счете строятся на модификации неких схем и прототипов, в основе которых лежит определенная структура сочетания их свойств: морфологических, символических и феноменологических» [3, с.127].

В наше время не только потребители, но и сами архитекторы не придают большого значения общим и локальным символическим концепциям по причине их слабой исследованности и включенности архитекторов в системы глобальных теорий. Такая недооценка происходит оттого, что «символические значения современной архитектуры еще окончательно не выявлены и скрыты либо ее морфологическими описаниями, либо ее феноменологией, хотя именно они и составляют все же основу содержания архитектурно-художественных форм» [3, с.98].

В символизме видимая форма соотносится с неким стоящим за ней содержанием. С течением времени архитектурный миф может обогащаться новыми значениями. Эти значения, в свою очередь, формируют современную форму в зависимости от новых мифов, местных традиций, истории, географии.

Создавая символическую форму, наши предки опирались на историческую память, жизнь в конкретных географических условиях, мифологические представления, передающиеся из поколения в поколение. У кочевников, как и любого зодчего, было два пути развития формы. Первый путь подразумевает изменение морфологии архитектурной формы путем усложнения элементов, что не гарантирует новую содержательность формы. Другой путь – богатое содержание в скупых пространственных и пластических формах. Девиз Миса ван дер Роэ «меньше – значит больше»

подразумевал способность видеть смысл лаконичных форм.

Архитектор, создающий формы, закладывает в них некий символический смысл, обращаясь к метафорам. Архитектура кочевников строилась на космогонических метафорах. Они пронизывали сооружение в целом и становились формообразующим символом, объединяя образ и форму объекта.

В разных странах, под влиянием природно-климатических, социально-экономических, эстетических взглядов возникали и трансформировались различные приемы, формы и средства архитектуры. Проходя проверку временем, некоторые из них развивались и совершенствовались, другие отмирали и исчезали. Рождаясь из практических нужд человека и общества, эти формы, принципы и приемы под влиянием множества условий приобретали наиболее целесообразный и совершенный вид. Технические и символические особенности зодчества разных территорий, распространяясь в пространстве и от поколения к поколению, со временем формировали традиции.

В советской архитектурной науке традиции трактовались как форма выражения национального характера архитектуры. «Постоянно находясь среди сооружений, … человек с течением времени начинает воспринимать их как неотъемлемую часть природного ландшафта родной ему страны. И, естественно, что, создавая какое-либо сооружение, архитектор воспроизводит знакомые ему принципы, приемы и формы (в новой интерпретации, обусловленной новым содержанием) наиболее уверенно и рационально. Это обстоятельство играет существенную роль в работе архитектора при создании произведения, имеющего определенную национальную окраску» [4, с.67].

Франк Ллойд Райт, будучи одним из лидеров современной архитектуры, в своем творчестве неоднократно возвращался к вопросу о традициях, различая в них вечно живое и временное, преходящее. Он искал в традициях здоровые принципы, но не образцы для подражания. Конкретные архитектурные формы должны, по его мнению, родиться «из наших изменившихся условий. Они должны быть правдивыми формами, в противном случае лучшее, что может предложить традиция, окажется бесславным маскарадом, лишенным жизненного значения и истинной духовной ценности»

[5, с.19.].

Кендзо Танге считал, что традиция сама по себе не способна проявить творческую силу.

Наоборот, она всегда рождает тенденцию к упадку, способствуя канонизации форм и копированию образцов [4, с.28]. Для свежей интерпретации традиции надо придать ей новую энергию, отвергая мертвые формы и не давая застыть живым формам. «В известном смысле традицию надо постоянно разрушать, чтобы в ней сохранилась живая сущность» [4, с.87]. С другой стороны, тотальное разрушение не способно создать новые формы культуры: «должны включиться другие силы, способные сдержать разрушительную энергию и не дать ей произвести полное опустошение.

…диалектический принцип традиции и «антитрадиции» есть основной элемент истинного творчества» [там же].

Танге «считается с традицией, но не заигрывает с ней. Она есть нечто такое, что он впитал в себя, что он глубоко уважает. Но она также внушает ему страх и почти отталкивает его тем удушающим влиянием, которое может оказать на его творческую деятельность. «Я отнюдь не хотел бы, чтобы на моих работах был след традиции». В его работах (ратуша в Курашихи, Музей мира в Хиросиме и др.), сугубо индивидуальных по художественному образу, очень трудно, почти невозможно проследить прямое влияние традиций» [4, с.88].

Советские исследователи справедливо полагали, что национальные особенности архитектуры

– это «не внешнее, поверхностное, накладываемое как косметика или грим на тело здания…, а то органичное, что присуще самому сооружению в его конструктивных, планировочных и эстетических аспектах; следовательно, национальные особенности следует искать не столько в декоре и изобразительных средствах, сколько в градостроительных и планировочных приемах, в компоновке объемов, приемах использования местных строительных материалов, в принципах применения переработанных прогрессивных традиционных форм; наконец, в учете психического склада народа, который накладывает неизгладимый и неповторимый отпечаток на произведения архитектуры (как и всей материальной и духовной культуры в целом)» [4, с.100].

ХХ век вместил в себя ряд «открытий» в области формообразования, начиная с экспериментов российского авангарда в начале века. Во второй половине ХХ века технический прогресс, рационализация мышления, отрицание субъективного и иррационального способствовали тому, что техника из средства строительства превратилась в источник метафор архитектурной формы. В этот период в развитых странах Запада в противовес преемственности традиций предпочтение отдавалось новизне. В то же время развился архитектурный потенциал Японии, стран Латинской Америки, Индии, стран Юго-Восточной Азии (Гонконг, Сингапур, Малайзия, Южная Корея), которые наравне с техническими возможностями демонстрировали культурную идентичность. В последние 2-3 десятилетия язык архитектуры испытывает большое влияние компьютерных технологий: стало возможной виртуальная разработка сложных сочетаний объемов и пространства, поражающих воображение, рассчитанных на эффектность восприятия, ориентированных на «антитрадицию». Глубокое знание законов формотворчества дает свободу архитекторам – творить в русле традиций или выбрать «антитрадицию».

В этих условиях, не выпадая из общемирового процесса, современной архитектуре Казахстана необходимо выявить свои собственные подходы к проблемам формообразования. Стоит глубоко изучить «язык» архитектуры региона, выявить и систематизировать знаки и культурные символы.

Поскольку, даже в условиях включенности в современные глобальные культурные и технические процессы, так важно понимать и сохранить язык символов автохтонных культур, чтобы транслировать его будущим поколениям на языке региональных архитектурных форм.

Литература:

1. Гропиус В. Границы архитектуры. –М.: Искусство, 1971. – 286с.

2. 2. Иконников А.В. Функция, форма, образ в архитектуре. –М.: Стройиздат, 1986. -288с.

3. Раппапорт А.Г., Сомов Г.Ю. Форма в архитектуре. Проблемы теории и методологии. –М.:

Стройиздат, 1990. -344с.

4. Яралов Ю.С. Национальное и интернациональное в советской архитектуре. – М.: Стройиздат, 1985. -224с.

5. Райт Ф.Л. Будущее архитектуры. – М., 1960.

–  –  –

Айнабеков А.Д., Юсупова А.А., Омиралиев М.М, М.уезов атындаы ОМУ Маалада XXI. сулетіндегі азіргі тадаы жаа тенденциялар арастырылады, сонымен атар бкіллем сулет тарихындаы сулеттік ескерткіштер нсалары крсетілген.

В статье рассматриваются основные тенденции развития современной архитектуры XXI века и приведены примеры мировых архитектурных достопримечательностей.

In article are considered about development of modern architecture of XXI century and the examples of world architectural landmarks are given.

21 асырды сулет нері дегеніміз не? Ол андай болма ?Бл жнінде оулытара не жазылатын болады жне е ызытысы осы жзжылдыта трызылан имараттарды айсы бірі шедеврлер атарына жатпа? Бл сратара жауап ретінде тменде арастырылан мысалдарды келтруге бден болады:

Бізді заманымызды е бір йгілі рі ерекше сулет туындыларыны бірі болып, немісті Марбах аласында орналасан Заманауй дебиет Мражайыны имараты саналады Мражай сулетшісі Дэвид Чипперфильдке арнайы «Sterling Prize» силыы таайындалан болатын.

Бл имаратты сырткрінісі кбінше металдан жасалан ашылан глге сайды. Орман алашасында жайасан бл гл шоы айналасындаы талдардан лдеайда биіік, керемет рі те серлі туынды.

Дэвид Чипперфильдті замандасы аылшын Николас Гримшоу Мексиканы Монтеррей аласында рыш мражайы атты имаратын салды. Бл туынды 21 асыр сулет неріні лкен жетістіктеріні атарына жатады Мражай болат балытуа арналан алып домна пеші кейпінде трызылан.имаратты ортасында те демі айналмалы, адам сенгісіздей жіішке рі жеіл баспалдатар орналасан.Кешен рамына таыда бірнеше болат балытушы шеберханалар, архивтер,крме залдары жне крермен залдары кіреді, Барша кешен болаттан жасалан кпрамды шатырмен кмкерілген. Мражай болатты балыту дістеріне жалпы айтанда азіргі заман тірегі болан болат материалына арналан.

имаратты барлы жері дерлік болаттан жасалан наыз шедевр рі мражай экспонаты.

–  –  –

Таы бір 21 асыр сулет неріні керемет туындысы деп «Нестле» шоколад фабрикасыны мражай имаратын айтуа болады. Авторы Мишель Рокхинд болан бл имарат та Мексикада бой ктерген. Бл имарат атылуа дайын тран ызыл тсті аждаха айдахар кейпінде рылан. Ішінде шоколад плиткалары сияты жасалан отыратын орындытары бар, ал еденге ашы тісті кілем тселген айрыша «шоколад» театры орналасан.

ткен мы жылдыты сулет нері туындыларында жааша шешімдерге деген талпыныс байалады. р кезе зіне тн: семдік, бай безендіру немесе ткппр менмендік; трпайы арапайымдылы; ыайлылы немесе комфорт; аскетизм; оршаан ортамен гармониялыт болсын асиеттермен ерекшеленген... Жаа технологиямен материалдарды пайдалануды айтпаанда. 21асыр сулет неріні згешелігі оны жаа инновациялы шешімдерге деген мтылысында. Керсінше ол ертеректе алынан білім мен тжрибені пайдалана отырып, Дуірлер мен р алуан халытар стильдерін білікте трде араластыра отырып жртшылыты та тамаша алдырудан жалыпайды.

Расында бізді асыр біздерге барлыын бірден кріп тамашалау ммкіндігін сыйлайды. Жоарыда аталандарды ішінен бірден бір ойа келеттіні ол жаhандандыру. бден ммкін. Біра 21асыр сулетіні бар ерекшелігі осында ана ма? Жо кемінде таы бір нрсе бар. И ол да те маызды рі айын дние,ол деген жздеген жылдар те, рпатарымыз 21 асыр жнінде сз озалаланда айтып жретін – перфекционизм. И баршалы жасы дей бермейтін перфекционизм. Біра сулеттегі перфекционизм – аталан шешім. Жаа рылыстар оны длелі. асыр енді ана басталды ал істелінген істер орасан кп – е биік кпір (Францияда Мило виадугі), Европадаы е лкен вокзал (Берлин орталы вокзалы), Тайвань аралындаы е биік мнара. Бл кштен Ресей де алатын емес бан длел Мскеуде жаында басталан Европадаы е биік имарат длел болма.

Ерекше кейіптегі бетон мен йнектен трызылан Лос Анджелестегі Дисней концерт залы, Лондондаы ияр-аспанмен таласан зулім имарат, «тостер» кейпіндегі Копенгаген опера театры ж.т.т. Е ызыы бл имараттар зіне тн айын ерекшеліктерге ие бола трып, адамзата дейін лдеайда ерте жаратылан оршаан ортамен керемет йлесімділікте.

дебиеттер:

1. М.Кубеев.100 великих храмов мира/ Михаил кубеев.-М.: Вече,2011.— 256.:ил.,(Иллюстрированная коллекция) ISBN 978-5-9533-6

2. Евгения Фролова. 100 самых удивительных достижений современной архитектуры/ Евгения флорова.-.-М.: Эксмо,2011.—200 с.

УДК 711.435

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ КОМПОЗИЦИИ ПЕЙЗАЖНОЙ

ЧАСТИ ЭКСКУРСИОННЫХ МАРШРУТОВ

–  –  –

В статье описываются современные научные методы исследования композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов. В статье указывается, что формирование экскурсионных маршрутов специалистами разных специальностей приведет к учету различных аспектов формирования маршрута.

Основной особенностью исследования является деление на три этапа. Первой является систематизация существующего опыта формирования композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов. Следующей задачей становится исследование факторов, влияющих на композицию экскурсионных маршрутов.

Заключительным этапом является написание рекомендаций для практического решения проблем экскурсионных маршрутов. Основными методами, которые должны быть использованы для упорядочения композиции экскурсионных маршрутов являются: методы критического, терминологического, типологического, факторного и морфологического анализа, методы исследования первоисточников и натурных обследований, экспериментального, информационного, культурологического, экологического, интуитивного и системного подходов.

The article describes modern scientific research methods of the landscape excursion routes composition. The article indicates that the formation of excursion routes by different professionals will lead to accounting of various route formation aspects. The main specialty of the research is the division into three phases. The first is the systematization of the existing experience of of the landscape excursion routes composition forming. Next phase is studing of the factors that influence on the excursion routes composition. The final phase is writing recommendations for practical solutions of the improvement of excursion routes problems.

The main methods that should be used during the improvement of excursion routes composition are: the methods of critical, terminology, typology, factor, and morphological analyzes; methods of primary sources and experimental design; information, cultural, environmental, and intuitive system approaches methods.

Различные споры о природе и сущности архитектуры, которые велись особенно остро в середине 20-го века, не дали существенного накопления знаний об объекте и предмете архитектурной теории и практики. При этом становление теории градостроительства находится в тесной зависимости от практических потребностей страны [1, С. 84-85]. Градостроительство сегодня выступает многоотраслевой деятельностью. При этом методы, имеющиеся сегодня в нашем распоряжении, направлены, в основном, на решение задач определения ресурсного потенциала, т.е.

на выявление факторов и условий, определяющих комплекс возможных проектных решений.

Становится очевидным, что в современном градостроительстве для решения многих задач требуется объединение усилий представителей различных специальностей.

Из-за низкого уровня привлечения архитекторов к вопросам формирования экскурсионных маршрутов довольно часто при их формировании на первый план выдвигается работа над текстовой частью, рассказом. Но ведь на экскурсанта гораздо больше влияет зрительное наполнение маршрута.

Привлечение к этой работе специалистов различных направлений приводит и к учету различных аспектов формирования маршрута.

Так, например, В. Волкова и А. Крапивная занимались использованием научного подхода к формированию и построению рекреационных маршрутов для туристической компании на основе математического моделирования [2, С.159]. В. Лось, занимаясь вопросом построения туристического маршрута, опирается на определение его стоимости при построении. Целью таких исследований становится разработка туристического маршрута с использованием критериев минимизации расстояния. В данном случае понятие «атрактивность» учитывается только на объектах показа. В.

Лось разрабатывает туристический маршрут на основе метода «ветвей и границ» [3, С.113-115].

Траектория определяется с учетом минимизации расстояния и расходов, а не по ее визуальным особенностям. В. Федорченко отмечает, что важным является наличие у специалистов туристической отрасли проектно-технологических умений [4, С. 40]. Начальник отдела по вопросам туризма и курортов Полтавской облгосадминистрации Л. Онищук, исследуя вопросы государственного регулирования туристической отрасли, обращает внимание на важность привлечения специалистов в областную туристическую сферу [5].

Одной из главных задач, которая поставлена в научном исследовании, является описание методологического алгоритма исследования архитектурной среды экскурсионных маршрутов и применение различных методов для возможности наиболее полного раскрытия объекта исследования. Процесс исследования проходил на двух уровнях: теоретическом и эмпирическом.

Объектом исследования является архитектурная среда экскурсионных маршрутов.

Предметом исследования являются приемы благоустройства композиции архитектурной среды экскурсионных маршрутов.

Анализ последних исследований и публикаций. Постановка и решение проблемы упорядочения архитектурной среды экскурсионных маршрутов опирается на фундаментальные научные труды общетеоретических проблем туризма, эксурсиологии, градостроительства, теории урбанистики, исследования исторического наследия, теории архитектуры и основ визуального восприятия.

Теоретические и методические основы исследования базируются на современном уровне развития градостроительной науки, что нашло отражение в трудах Ю.Белоконя, Н.Демина, М.

Кушниренко, Г. Лаврика, В. Мироненко, И. Фомина, М.Кудрявцева, Т.Кудрявцевой, В.Сосновського, Л. Тверского, Т. Товстенко, и др.

Особенности формирования экскурсионных маршрутов изучались в работах С. Байлик, М.

Борущак, В. Волкова, В. Кифяк, С. Кобзова, В. Корниенко, А.Любицева, М. Поколодной, Н.

Ткаченко, В. Федорченко, Н. Фоменко, Б. Емельянова, Г.Науменко, Н. Савиной, В.Шулика, В. Ляха, Т. Кузьменко, И. Кныш, Г. Осыченко и др.

В архитектурной науке применяют четыре основных подхода к разработке методов исследования и проектирования: интуитивный, технико-экономический, комплексный и системный.

В. Шулик утверждает, что недостаточная эффективность технико-экономических и комплексных методов часто приводит к тому, что у некоторых ученых и практиков исчезает вера в возможность создания эффективного метода, нацеленного на поиск оптимальных решений. Ученый считает, что в целом очевидной является необходимость пересмотра не существующих методов (с целью их усовершенствования), а непосредственно методологической концепции, стиля мышления архитекторов, который должен базироваться на системных принципах и приемах [1, С. 109].

Изложение основного материала. Разработка методологии исследования имеет три основные задачи. Первой является систематизация существующего опыта формирования композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов. Данная задача состоит в описании существующей терминологии исследования теоретических основ формирования композиции экскурсионных маршрутов; изучении существующих методов научного исследования упорядочения архитектурной композиции и их сравнительного анализа, освоения практического опыта организации экскурсионных маршрутов. Потом происходит формирование экскурсионных маршрутов исследуемого города (в нашем случае г. Полтава).

Методология исследования основывается на факторном анализе, так как выяснение причини развития того или другого явления выявляет его суть [6, С. 3]. Следующей задачей становится исследование факторов, влияющих на композицию экскурсионных маршрутов. Вначале происходит изучение классификации факторов влияния. Затем происходит анализ тех, которые влияют на композицию маршрутов города (г. Полтава).

Так как основной целью данного исследования являлся поиск методики гармонизации композиционной структуры маршрутов, то последним заданием было написание рекомендаций для решения поставленных задач. Сначала выявлялись принципы и приемы совершенствования архитектурной среды, приводился алгоритм их использования. Предложена классификация принципов и приемов решения задач по упорядочению композиционной части экскурсионных маршрутов, а именно выделено два принципа: изменение пути следования маршрута и изменение пейзажных картин.

При этом важно помнить, что их использование на практике может иметь только консультационный характер. Имея дело с таким вопросом, как визуальная атрактивность не только объектов показа, но и промежутков между ними, архитектор может осуществлять вариантное проектирование маршрута с использованием различных приемов. Проводится детальный анализ градостроительной композиции среды вдоль существующих экскурсионных маршрутов. Выявляются основные композиционные проблемы, существующие на исследуемой территории. Затем приводятся примеры решения задач по благоустройству и гармонизации экскурсионных маршрутов.

При этом данное исследование основывается на использовании:

1. Метода критического анализа на начальных стадиях научной работы, который используется для обзора научной и методической литературы, практического опыта.

2. Метода терминологического анализа при изучении основных понятий, используемых в туристско-экскурсионной и архитектурной терминологии.

3. Метода типологического анализа при исследовании существующих классификаций экскурсионных маршрутов по различным характеристикам. Происходит выявление основных принципов построения их предметной и структурной типологии.

4. Метода факторного анализа для обработки большого массива исходной информации, связанной с особенностями композиции экскурсионных маршрутов г. Полтава и классификации факторов влияния и их взаимосвязей.

5. Метода морфологического анализа, который проявляется в определении характера и истории развития системы экскурсионных маршрутов и их композиционных особенностей.

6. Метода исследования первоисточников при изучении практического опыта организации экскурсионных маршрутов и при формировании маршрутов г. Полтава.

7. Метода натурных обследований, по которым можно выявить современное состояние экскурсионных маршрутов города и определить основные проблемные участки с целью их дальнейшей гармонизации. Натурные обследования предусматривают: фотофиксацию современного состояния прохождения маршрутов и объектов показа, фиксацию на плане, заметки, сведения о современном состоянии и использовании объектов.

8. Экспериментального проектирования как метода эмпирического исследования.

9. Метода информационного и культурологического подхода, который проявляется в учете системы «Природа», «Человек» и «Общество» в методике исследования упорядочения композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов.

10. Метода экологического подхода путем учета взаимосвязей искусственной и природной среды в архитектурном окружении.

11. Метода интуитивного подхода, что предполагает выбор, учет и оценку совокупности факторов, которые интуитивно кажутся решающими для маршрутов.

12. Метода системного подхода, который заключается в исследовании архитектурной среды экскурсионных маршрутов по определяющим факторам. Системный подход происходит через реализацию информационного (первый), операционного (второй) и организационного (третий) этапов. Моделирование, как составляющая системного подхода, представлено в разработке геометрически подобной модели - схемы маршрутов г. Полтава.

В современном градостроительстве для решения многих задач требуется объединение усилий представителей различных специальностей. Главными особенностями проведения исследований по благоустройству композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов является разделение на три этапа, что приводит к получению научных результатов.

При этом упорядочение композиции пейзажной части экскурсионных маршрутов состоит из таких действий:

1) Определение тематики маршрута, анализа факторов влияния существующего состояния и приоритетных задач экскурсии, фотофиксации маршрута. Далее следует построение схемы размещения маршрута с показом основных видовых точек, мест остановок на протяжении маршрута и объектов экскурсионного показа. Это позволяет определять степень влияния мест с низким уровнем атрактивности на объекты экскурсионного показа.

2) Определение проблемных участков. Затем строится их схема.

3) Выбор принципов и приемов упорядочения с учетом вышеуказанных результатов. В зависимости от используемого принципа анализируются факторы влияния.

4) Если в предыдущем пункте упорядочение связано с изменением пейзажных картин, то выбираются фотографии, в которых хорошо отражены основные недостатки пейзажей. В случае, когда они наиболее связаны с потребностью перепланировки маршрута, тщательно изучаются возможные трассы, их функциональное значение и загруженность, актуальность использования других вариантов.

5) Разработка новой модели маршрута или упорядочение существующей на основании выбранных инструментов.

6) Проверка актуальности и атрактивности результатов моделирования. Анализируем полученный результат и делаем выводы.

Литература:

1. Шулик, В.В. Методологічні основи формування рекреаційних систем в Україні : дис. на здобуття наук. ступеня доктора архітектури : спец. 18.00.01 «Теорія архітектури, реставрація пам'яток архітектури» / В.В. Шулик. – Харків, 2008. – 393 с.

2. Волкова В.В. Моделювання оптимальної побудови рекреаційних маршрутів для туристичної компанії / В.В. Волкова, О.А. Крапівная // Вісник Дніпропетровського університету. Серія «Економіка». — Дніпропетровськ, 2009. — Вип. 3 (2). — С. 158-161.

3. Лось В.О. Розробка туристичного маршруту для Запорізької області / В.О. Лось, Н.О.

Кліценко // Вісник Запорізького національного університету. — Запоріжжя, 2011. — №2(10).

— С. 112-119.

4. Федорченко В.К. Оновлення змісту професійного навчання фахівців туристичного профілю // Наукові записки НДПУ ім. М. Гоголя. – 2003. – № 3. – С. 39–44.

5. Оніщук, Л. М. Філософія державного регулювання туристичної галузі : регіональний аспект [Електронний ресурс] / Л. М. Оніщук, П. В. Ворона // Нац. б-ка України ім. В. І.

Вернадського. — Режим доступу : http://www.nbuv.gov.ua/e-journals/Debu/2010-2/doc/2/06.pdf 6. Історичні архітектурно-містобудівні комплекси: наукові методи дослідження: Навч. посібник / [ За ред. Г.П. Петришин]. – Львів: Видавництво Національного університету «Львівська політехніка», 2006. – 212 с.

О НАТУРАЛЬНОМ КАМНЕ, АДОЛЬФЕ ЛООСЕ

И ДИЗАЙНЕРЕ НУФ-НУФЕ…

–  –  –

Дом, сложенный из камней стоит веками. Встает вопрос, а нужны ли сегодня, когда вещи устаревают так стремительно, каменные дома, нужны ли в этих домах мраморные лестницы, малахитовые чаши, яшмовые вазы, бронзовая скульптура... Для того, чтобы получать удовольствие от вещей с историей, нужно держать в голове некий исторический горизонт, почитать традицию, ценить ручную работу. Замена настоящих каменных работ на тонколистную облицовку искусственными материалами «под камень» как в архитектуре, так и в ее интерьерах является еще одной стороной развития идеологии общества потребления.

The house built of stone can exist for ages. Today, when things become outdated so fast, the question arises whether it is necessary to build house of stone, to design these houses with marble staircases, malachite bowls, jade vases, bronze sculptures... In order to enjoy the things with history, you need to keep in mind certain historical horizon, respect the traditions, appreciate craftsmanship. Replacement of stone work with artificial "rock-like" materials both in architecture, and in interior can be considered as another side of the ideology of consumer society.

Дом, сложенный из камней стоит веками. Об этом мы знаем с детства. Поучительную историю о трех поросятах, из которых самым умным оказался Наф-Наф, построивший свой домик из камней, рассказывают трехлетним малышам.. Для того, чтобы дом из камней был еще привлекательнее, его можно, облицевать разноцветным мрамором, змеевиком, в интерьерах использовать родонит или яшму… А еще можно украсить дом резьбой по камню, бронзовой скульптурой, фресками… Если композиция этого строения будет гармонична, через тысячу лет потомки будут любоваться его руинами. Грудой стекла и бетона, которые останутся от современного небоскреба, вряд ли кто-то будет любоваться. Их уберут и на освободившемся месте в сжатые сроки возведут новое строение. Правда, это будет уже объект дизайна, поскольку архитектурное произведение строится по другим принципам и живет намного дольше.

Но кто загадывает сейчас на тысячу лет вперед, кто стремится построить каменный дом на века? Королевские династии доживают в дворцах и замках, возведенных несколько столетий назад, когда мастера высекали вручную каменные узорочья и не требовали за ручной труд огромных денег.

(Не чета современным строителям, которые разучились делать что-либо нестандартное вручную, и забыли навсегда о резных мраморных капителях и подобранной по рисунку каменной облицовке.) Строить новые резиденции, сопоставимые с Букингемским дворцом, королевским семьям не под силу, да и нет нужды. Состоятельные и богатые граждане либо перекупают у обнищавших аристократов старинные каменные дома, если их привлекает патина времени, либо строят новые дома по определению не рассчитанные на несколько столетий. Их снесут, как только они выйдут из моды.

Парадокс состоит в том, что тенденция подражания исторической архитектуре среди частных застройщиков очень сильна. Получается иногда что-то вроде декораций Диснейленда – «замок»

Максима Галкина в поселке Грязи яркий пример. Есть в окрестностях Петербурга коттеджи, которые копируют петровский Монплезир… Но копии – это еще полбеды. Вариации на тему смешнее.

Архитекторов ХIХ века учили проектировать «в стилях». Сейчас не учат. И все тонкости стилевого проектирования уже недоступны. Они остались в прошлом. Сегодня как легенду воспринимают рассказ о том, что Андрей Буров рисовал фронтон несколько дней и не был удовлетворен своей работой, А Алексей Душкин лично подбирал родонитовые пластины для облицовки станции метро « Маяковская»

Увы, к началу ХХI века город динамично изменяется и давным-давно перестал быть каменным, построенным на века Камень уходит из современного строительства, поскольку и сама архитектура, имеющая исторические горизонты уходит.

Каменным город был в античности, отчасти в средневековье… Римская каменная кладка до сих пор является образцовой. Но и римляне не всегда могли себе позволить строить исключительно из камня. Виллы императора Тиберия, к примеру, знамениты изощренной кирпичной кладкой. А кирпич, как известно, изобрели в третьем тысячелетии до нашей эры, то есть задолго до Тиберия (47 г до н.э. – 37 г. н.э.) Облицованы императорские виллы были разноцветным мрамором… Сейчас мраморное убранство давно облетело и стоят, как на гравюрах Пиранези, остатки кирпичных стен и сводов. Туристы смотрят на развалины, а гиды рассказывают, что вот на этом самом месте был зал, облицованный разноцветным мрамором, и именно в этом самом зале Калигула приветствовал Тиберия. Туристы заворожено смотрят на кирпичные руины, на бурлящее под обрывом море, но представить себе, как хороши были отделанные полудрагоценными камнями покои императора многим не под силу. Жизненного опыта не хватает, поскольку существование в бетонных ячейках делает свое дело, старинные дворцы и покои миллионеров из другой жизни, а изукрашенные натуральным камнем интерьеры станций московского метрополитена усталые пассажиры почти не замечают Искусственно созданные строительные материалы проще в монтаже, легче, однороднее.

Александр Осипович Бернардацци, известный архитектор рубежа ХIХ – начала ХХ века, писал в журнале «Зодчий» (Производство бетонных работ по постройке Одесской биржи // Зодчий. — 1900. — № 8.

— С. 102—105.) о своем опыте применения искусственного камня в отделке фасадов одесской биржи, о том, как можно в бетоне изобразить сколы натурального камня, его цвет и пр. В 1900 году такой опыт был уникальным, и архитекторов восхищала сама возможность имитировать натуральный камень с помощью бетона. Экономия средств была существенная, да и свойства искусственного камня можно было моделировать. Вряд ли Франц Шехтель, когда строил особняк Рябушинского, был стеснен в средствах. Однако знаменитая лестница сделана из искусственного мрамора.

Из камня выгодно строить там, где этот строительный материал буквально валяется под ногами и где труд каменотесов ценится не очень дорого. Так в Армении традиционно строили дома из легкого пористого туфа, который давал прохладу летом и защищал от холода зимой. Но сейчас и в Армении из туфа строят редко. В 2012 году производство его упало по сравнению с 2011 годом почти наполовину. Сегодня туф и в Армении и за ее пределами используют, как правило, не для кладки стен, а для облицовки. Иногда эта облицовка – имитация монолитной стены из туфа, а иногда украшение.

К слову сказать, Ле Корбюзье использовал в здании Центросоюза, построенном в Москве в начале 30-х годов ХХ века, для облицовки розовый артикский туф. Парадокс, конечно.

Натуральный камень и архитектура, которую пропагандировали представители советского авангарда и их западные коллеги в двадцатых годах не сочетаются. Глядя на проектные чертежи Весниных, Леонидова, Ладовского невозможно представить из каких материалов может быть это построено.

Корбюзье в здании Центросоюза, вероятно, нужен был контраст огромных плоскостей стекла и естественного камня как зримое выражение оппозиции природного и искусственного.

Высказываний мастера не сохранилось, и мы можем фантазировать по поводу розового туфа в здании Центросоюза что угодно.

Предтеча Ле Корбюзье, австрийский архитектор Адольф Лоос, практически во всех своих постройках использовал для облицовки и фасадов и интерьеров цветной полированный мрамор, предпочитая природные орнаменты, в которых отразилась история камня, орнаментам, в которых зашифрованы культурные коды множества поколений. Чем объяснить такую нелюбовь к истории человечества – непонятно. Ведь Лоос сформировался как профессионал в конце ХIХ века (закончил Высшую техническую школу в Дрездене в 1893 году), когда историзм был в почете. Может быть, дело было в том, что школа была технической, а может путешествие в Соединенные Штаты Америки и знакомство с Салливеном и архитектурой чикагской школы так повлияло. Чем объяснить любовь Лооса к дорическому ордеру, который присутствует во многих его постройках, тоже загадка. В неосуществленном проекте здания Чикаго Трибюн огромная дорическая колонна подпирает небо.

Знаменитый лоосовский «Дом без бровей» на Михаэлерплатц, построенный в Вене в начале ХХ века ( 1911 г)., вызвал множество нареканий, поскольку он был, по мнению современников, голым - ни карнизов, ни лепнины, ни статуй. Филигранная облицовка серо-зеленым мрамором первых двух этажей этого дома и дорические ордерные элементы не воспринималось современниками как достаточное украшение. Хотя тем, как подобраны мраморные облицовочные плиты восхищались даже профессионалы..

Говорят, император Франц Иосиф приказал не раздвигать гардины на окнах своего дворца, чтобы не видеть некрасивый с его точки зрения дом. Встает вопрос – а зачем тогда власти разрешили перед императорским дворцом возвести строение, которое современники сравнивали с чудовищем, в котором соединяется несоединимое. Просвещенные интеллектуалы, современники Лооса, и предположить не могли, что в конце ХХ века изобретут архитекторы постмодернисты по части соединения несоединимого. Эксперименты венского архитектора показались бы им детской игрой.

А начале ХХ века Адольф Лоос, чтобы не раздражать горожан, пошел на компромисс - под каждым окном в «Доме без бровей» повесили ящик с цветами. Прошло больше ста лет. Лоосовский дом на Михаэлерплатц уже ни у кого не вызывает раздражения. Более того. с 1947 года он является памятником архитектуры и кажется милым, крепким домом по сравнению с хрупкими стеклянными постройками последних десятилетий, которые не то что «бровей» над окнами не имеют, они и окон, и стен как таковых не имеют… Даже футуристы в начале ХХ века не предполагали, что всего через сто лет традиционные стены и окна уйдут в небытие, архитектуре, изобразительному искусству и фотографии философы будут предрекать скорую гибель, а дизайну процветание.

Лоос сто лет назад считал, что в принятой в конце ХIХ века триаде, на которой строилось мировоззрение архитекторов – построение, распределение, украшение - последнее понятие нужно исключить. Но облицовку полированным камнем, металлом и пр. Лоос украшением не считал.

Парадокс, конечно.

Кстати, именно Лоосу принадлежит знаменитая фраза: «функция определяет форму». Но какая функция определяет необходимость облицовывать фасад натуральным полированным камнем?

Функция красоты, наверное. Но, как известно, красота бесполезна.

Итак, облицовка – это или имитация кладки из натурального камня, или украшение.

Облицовку можно сравнить с кожей, покрывающей тело или, скорее, с одеждой… В ХIХ веке было выражение «построить шинель» или «построить сюртук»: «Для чинов егерских батальонов, а впоследствии полков, шинели полагается строить из темно-зеленого сукна, для всех прочих полков из белого» - это из официальных распоряжений.

Интересно, что и мебель, и сервизы тоже строили. Недаром монументальные шкафы, буфеты и кровати ХIХ века так напоминают архитектурные сооружения. И те экземпляры, которые пережили войны и революции до сих пор служат своим хозяевам верой и правдой. Да и шинели, построенные на славу, служили долго. Надежность и долгая служба вещей была положительным качеством.

Встает вопрос, а нужны ли надежные, долго служащие вещи в современном мире? Казалось бы, нужны. Опыт предшествующих веков за это утверждение.

Но сегодня в чести дизайнеры Нуф-Нуф и Ниф-Ниф, которые проектируют свои сооружения, конечно, не из соломы, а из стекла, металла, легких утеплителей и пр. И никаким серым волком, который может прийти лет через пятьдесят, их не запугаешь. Потому что не рассчитывают они свои сооружения на столь долгий срок.

Произведения современной живописи и скульптуры тоже, не рассчитываются на долгий срок.

Абстрактные картины столь органичные в лишенном исторических смыслов современном интерьере легко можно заменить другими, более подходящими по цвету и размеру, если, к примеру, будут перекрашены стены или сменена мебель Долгий срок жизни современным сооружениям не нужен, поскольку все вещи, которые окружают сегодня человека, принципиально рассчитываются на короткий срок. Через пять лет самая дорогая машина становится уже немодной и воспринимается как старая… Ездить на такой машине становится неприличным. За один сезон морально устаревает дорогая одежда, а дешевая приходит в упадок, поскольку принципиально сшита некачественно Магазины забиты барахлом, которое произведено для того, чтобы служить предельно короткое время.

Избыточное потребление стало нормой. А раз избыточное потребление – норма, то для большинства вещей исторический горизонт перестал существовать.

А как же антиквариат? Это совсем другое дело. Любителей антиквариата не так уж и много.

Эти чудаки верят, что у вещей есть душа, что им присуща особая энергетика, что в них есть тайный или явный смысл, что их красота не зависит от моды.

Антикварные вещи неподвластны моде. Но и жить с ними непросто. Есть шарм в том, чтобы пользоваться ежедневно кузнецовским или гарднеровским фарфором, сидеть за столом, который твой дед купил в начале ХХ века, хранить книги в старинных шкафах и жить в каменном доме, который стоит уже пару веков. В Праге и других исторических городах Европы таких домов много. Они переходят по наследству из поколения в поколение. Туристы любят ходить по улочкам, где стоят эти дома. Ради этих домов они и едут в Прагу. Кое-кто из любителей ищет в Праге виллу Мюллер, которую построил Адольф Лоос. Задерживаются они у этой виллы недолго. Рассматривать там почти нечего. А в гости хозяева туристов не приглашают.

И все же большинство туристов едут в Прагу не для того, чтобы любоваться Лоосом или еще менее монументальным Фрэнком Гери. Их привлекает Затынская церковь, Карлов мост и собор святого Витта, выстроенные из камня на века.

А как же золотые унитазы и облицовка натуральным камнем в интерьерах сверхсовременных небоскребов. Посмею сказать, что все это тоже недолговечная декорация. Каменные пластины, которыми облицовывают стены хрупки и тонки и никто не будет плакать, когда они превратятся в груду обломков вместе с небоскребом.

УДК 728.71

ПРИНЦИПЫ АРХИТЕКТУРНО-СРЕДОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

ЖИЛЬЯ БЫСТРОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ

–  –  –

Проблема жилья быстрого развертывания для людей, пострадавших от стихийных бедствий на сегодня остро стоит и на Украине и в мире в целогм. Наводнения, обвалы, землетрясения происходят очень часто. Людям нужно новое жилье, которое могло бы быстро восстановиться или строиться снова.

Имеющиеся принципы строительства жилья быстрого развертывания не учитывает рациональное использование естественных энергетических ресурсов, что приводит к значительным экономическим издержкам и проблемам окружающей среды.

Одна из проблем жилья быстрого развертывания и на Украине, и в мире – отсутствие яркого архитектурного образа. Конструкция такого жилья фокусируется на сокращении сроков возведения и экономических вопросах. При этом художественный образ зачастую игнорируется. Следовательно, необходимо формировать принципы и инструментальные средства, позволяющие формировать архитектурныйо образ такого жилья.

The issue of the rapid deployment housing for people affected by natural disasters in the world and Ukraine rose very sharply today. Floods, landslides, earthquakes occur very often. People need new housing, which could quickly restore or build again.

Current principles of residential development and rapid deployment types of dwellings that are used in such circumstances do not allow for rational use of natural energy resources, resulting in significant economic costs and environmental problems in the situation of the environment.

Architectural problematic issue is that housing quick deployment in Ukraine and in the world has not a bright architectural image. The construction of such housing is included in the first speed reduction and economic issues. And artistic image is often neglected. Therefore it is necessary to form the principles and tools to detect the formation of the architectural image of such housing.

Исследование мобильных объектов принадлежит к числу чрезвычайно актуальных проблем современной архитектурно-градостроительной науки. Актуальность этой темы связана с необходимостью защитить человека от последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф.

Люди нуждаются в новом типе жилья, устойчивом к неблагоприятным внешним воздействиям, которое можно быстро восстановить или построить заново. Мировой практический опыт проектирования жилья быстрого развертывания показал, что развитие такого жилья началось со времен кочевых племен и прошло ряд исторических этапов – от юрт и жилья на колесах древних кочевых племен до современных мобильных объектов индустриального изготовления и до концептуальных проектов, ориентированных на далекое будущее.

Вопросы проектирования и эксплуатации мобильных объектов изучали многие архитекторы.

Историческое развитие мобильного жилья, требования, факторы и особенности формирования мобильного жилья рассматривала Н. А. Сапрыкина [1]. А. А. Гайдученя занимался исследованием динамических свойств мобильной архитектуры [2]. Конструктивные особенности мобильных объектов изучал И. В. Степанов [3]. Г. И. Шамсединов рассматривал проблемы проектирования мобильных зданий и сооружений, а также способы и их включения в архитектурную среду [4].

Вместе с тем, изученность указанной проблемы явно недостаточна. Многие исследования посвящены исключительно региональным аспектам формирования временного жилья. Вопросы поиска художественного образа мобильных сооружений почти не изучались. Проблема архитектурносредовой организации «аварийного» жилья также требует более пристального внимания.

Исторический опыт использования мобильных объектов в чрезвычайных условиях свидетельствует, что они должны удовлетворять требованиям повышенной прочности;

универсальности; технологичности изготовления, транспортирования, монтажа, демонтажа и эксплуатации; экономичности [5]. В то же время, они должны быть безопасными, удобными и дружественными по отношению к людям, пострадавшим от стихийных бедствий или техногенных катастроф. Методы решения этих задач во многом зависят от конкретных обстоятельств. Вместе с тем, представляется возможным сформулировать некоторые общие положения, следование которым позволит облегчить решение частных проектных задач. К таким положениям могут быть отнесены принципы учета природных условий, геометризации, модульности и социокультурного соответствия жилья быстрого развертывания (табл. 1).

Принцип учета природных условий, который является главным в организации поселений, используемых при чрезвычайных ситуациях. Этот принцип полностью определяется условиями климатического района, в котором расположено поселение. Принцип учета природных условий заключается в организации архитектурной среды с использованием планировочных приемов, выборе строительных материалов и конструкций в соответствии с особенностями территории строительства.

Основа принципа – создание безопасного пространства для жизни человека, способного реагировать на естественные изменения окружающей среды.

Исследовательская станция Холлей VI в Антарктике, разработанная британской архитектурной мастерской Hugh Broughton Architects была открыта 5 февраля 2013. Эта станция стала продуктом упорной исследовательской работы в течение восьми лет. Станция состоит из семи объемных блоков синего и червонного цвета. Синие блоки – это жилые помещения, а красные – помещения общего пользования. Объемные блоки объединены в здание-комплекс, что является наиболее целесообразным в данных климатических условиях (сохранение тепловой энергии за счет уменьшения площади поверхности здания). Учитывая природные условия, архитекторы установили здание на стойки-домкраты, которые могут изменять его высоту над землей. Эта особенность помогает приспосабливаться к количеству осадков и позволяет зданию приспосабливаться к движению ледников [6].

Принцип геометризации «аварийного» жилья заключается в организации поселений и их отдельных элементов на основе простых геометрических схем. Такой принцип построения мобильного поселения является экономически эффективным и целесообразным. Использование простых геометрических схем позволяет ускорить процесс монтажа поселения; позволяет более четко организовать функциональные зоны поселения и связи между ними; сократить коммуникации;

эффективнее использовать территорию. На основе принципа геометризации могут быть рекомендованы четыре основных типа планировочных схем поселков быстрого развертывания:

линейная, радиальная, спиральная и на основе сложных геометрических кривых (в частности, параболы и гиперболы).

Самыми яркими примерами геометрического построения генерального плана мобильного поселения могут быть пространственные города архитектора Поля Меймон. В связи с быстрым ростом городского населения, он предложил строить мобильные города-сателлиты на воде. Его города имели радиальную схему планирования и форму амфитеатра. На разных уровнях амфитеатра располагались различные по назначению функциональные пространства [7].

Суть принципа модульности заключается в построении всех зданий и сооружений поселения на основе ограниченного количества объемно-планировочных решений. Использование нескольких мобильных блоков-модулей различного назначения расширяет вариативность их сочетаний и комбинаций. Модульность мобильных объектов позволяет сократить затраты на производство, транспортировку, монтаж и демонтаж конструктивных элементов.

Принцип социокультурного соответствия реализуется в достижении гармонии между пространственной средой, ее содержательным наполнением и традиционными для людей социальнокультурными представлениями об окружающем их мире. Соблюдение принципа социокультурного соответствия обеспечивает: комфортные и понятные условия существования человека, в которых он может легко ориентироваться, организацию поселения с помощью знаково-символической системы в соответствии с идеалами определенной культуры, обеспечение потребностей в духовном развитии человека; поддержание психологического здоровья человека в экстремальных ситуациях.

На основе названных принципов разработаны планировочные, архитектурно-конструктивные и декоративные приемы организации временных поселений для людей, вынужденных покинуть привычные места проживания. Среди планировочных приемов следует отметить: формирование зданий-комплексов, создание закрытых коммуникаций между отдельными домами, применение планировочной схемы «здание в здании», использование простых геометрических форм в планировке отдельных жилых и общественных модулей и разных типов блокировки отдельных модулей. К числу архитектурно-конструктивных приемов можно отнести использование формы модулей для защиты от внешних воздействий, ориентацию на специальные конструкции, подъем жилых модулей над землей или углубление в землю, а так же возможность изменения планировочного решения. Декоративные приемы представляют: применение нюансных или контрастных цветовых гамм модулей по отношению к окружающей среде, рассмотрение формы модуля как способа достижения эстетической выразительности, использование модульного оборудования, текстиля и декоративных элементов, нанесение на поверхности функциональных элементов традиционных символов.

Вышеуказанные принципы и приемы помогут сделать жилье быстрого развертывания соответствующим традиционным представлениям человека о безопасном, комфортном и красивом жилье даже в условиях природных бедствий или техногенных катастроф.

Таблица 1.

Принципы организации поселений в экстремальных ситуациях

Литература:

1. Сапрыкина Н. А. Мобильное жилье для Севера / Сапрыкина Н. А.. – Санк-Петербург:

Стройиздат, 1986. – 216с.

2. Гайдученя А. А. Динамічна архітектура / Гайдученя А. А. – К.: Будівельник, 1983. – 95с.

3. Степанов И. В. Мобильные здания и сооружения : справочное пособие / Степанов И. В. – М.:

Стройиздат. 1988. – 319с.

4. Шемседінов Г. І. Проектування мобільних будівель. Навчальний посібник / Шемседінов Г. І. – К.: КНУБА, 2007. -144с.

5. Крестьяшин С.И., Мелуа А.И., Мордюк В.И. Проблемы строительства в экстремальных условиях / Крестьяшин С.И. – М.: Архитектура-С, 1981. – 125 с.

6. Web URBANIST/ Mobile Architecture [http://weburbanist.com ] / Електронний журнал. - Режим доступу - http://weburbanist.com/2007/09/17/mobile-urban-architecture-from-portable-housing.

7. The international community architecture [www.worldarchitecture.org]/ Electronic Journal.– Режим доступу: http://www.worldarchitecture.org/main/.

НОВАЯ ЭСТЕТИКА ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОЙ АРХИТЕКТУРЫ

–  –  –

В современной архитектуре изменились профессиональные ориентиры - здания должны стоять не только веками, но и обеспечивать удобство и целесообразность пользования зданиями и сооружениями последующим поколениям. Существующая практика проектирования энергоэффективных зданий дает немало примеров интересных проектов, которые формируют новую эстетику «теплотехнической» архитектуры. В технических заданиях на проектирование энергоэффективных зданий должны применять рекомендации, которые имеют под собой экспериментальное или эмпирическое обоснование, например, средствами параметрического компьютерного проектирования.

Professional reference points of modern architecture have changed. Building should not only stand for centuries, but also provide future generations with the convenience and practicability of using both of the whole building and of its' structures. The current practice of energy efficient buildings' design involves many examples of interesting projects that represent a new " thermotechnical "aesthetics. In the technical task of energy efficient buildings' project the recommendations possessing experimental or empirical evidence should be applied, approved for example, by such means like a parametric computer modeling.

Сегодня вопросы энергоэффективности стали приорететными для многих отраслей.

Строительство относятся к категории промышленных потребителей, использующих около 37% от всей мировой произведенной энергии, поэтому достижение даже небольшого процента энергоэффективности в строительной отрасли даст серьезное техническое и социально-этическое преимущество тем странам, которые ведут такое строительство. Будучи энергетической мерой цивилизации, мировое потребление энергии имеет серьезное значение для социально-экономической и политической сфер человеческой цивилизации (1). Здесь можно добавить, что способы экономного потребления энергии оказывают влияние и на социально-культурную сферу в виде возникшей новой эстетики энергоэффективной архитектуры и дизайна, опирающейся на принципы экологии, использования источников энергии и т.д.

Одной из проблемных зон в вопросах энергопотребления является сектор жилищного строительства. По экспертным оценкам, «зря тратится 30-40 % выработанных энергоресурсов, попадая в недостаточно утепленные дома, тепло выходит через стены (20-30%), окна (15-25%), крышу (10-25%), вентиляционные каналы (30-40%)» (2). Вывод напрашивается сам – надо проектировать и возводить только высокоэнергоэффективные жилые здания. Вопрос только в том, какие именно и в каких условиях они будут таковыми являться.

В настоящее время многим мероприятиям по повышению энергоэффективности зданий называют «бюрократическими приемами» (3) решения энергоэффективности: составить на каждый дом трудно контролируемый энергетический паспорт, «закрыть» или «открыть» форточки, поменять лампочки, насытить «правильными» инженерными системами и искомая энергоэффективность будет достигнута. Однако, новейшее технологическое оборудование само по себе стоит достаточно дорого, и непроверенные данные об истиной эффективности их применения, заставляют потенциальных потребителей, в том числе и официальные структуры, скептически относится к новшествами в области энергосбережения, предпочитая кирпичные или бревенчатые стены потолще, вместо одного слоя сверхтонкого утеплителя. Не все однозначно, например, с размерами площади остекления. В одних случаях – это излишние теплопотери, в других – источник дополнительного сбора пассивной энергии. Все дело только в оснащении дополнительными инженерными приспособлениями, экономической целесообразности, а также еще в такой, немаловажной характеристике как эстетика образа возникающего архитектурного объекта. Архитектурная практика проектирования энергоэффективных зданий дает немало примеров, когда интересная архитектура сделана с помощью двойных фасадных систем, за счет создания эргономичной, с точки зрения теплотехники, формы, за счет дизайна технических деталей электропанелей, ветроуловителей и т.д. Все эти примеры складываются уже в новую эстетику «теплотехнической» архитектуры.

Это уже не первый случай в развитии материально-художественной культуры, когда появление новых эстетических принципов обусловлено весьма объективными материальными причинами. Например, эстетика индустриальной, унифицированной архитектуры сформировавшаяся в период развития инженерных наук, имела своей задачей обеспечить производство массовой продукции, в том числе и в строительстве. Тем не менее, у таких архитекторов как Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье индустриальная архитектура приобрела черты элегантного стиля ХХ века, который не теряет своей актуальности и в настоящее время. Энергетический кризис привнес в архитектуру ряд инженерно-технических задач, которые повлекли за собой новые пространственные и формотворческую архитектурно-дизайнерские решения.

Энергоэффективный инновационный дом не может выглядеть как обычный каменный дом.

Например, одеяние космонавтов создавалась в виде скафандра как суперфункциональная защитная оболочка для тела, требующая новых технологий и материалов, совершенных эргономичных форм – никто не пытался делать эту одежду как стандартную куртку, утепляя ее до бесконечности или заменяя пуговицы.

Энергоэффективная архитектура в первую очередь стала использовать биологические формы, как наиболее оптимальные и приспособленные в процессе длительной эволюции к критическим условиям окружающей среды.

Традиционная региональная архитектура дает также немало архитектурно-планировочных приемов ослабления негативного воздействия как самого здания на окружающую среду, так и наоборот. К этому относится выбор материалов - кирпича, самана, бревен, соблюдение принципов естественной вентиляции, организация хорошей освещенности и солнцезащиты, ориентация здания по сторонам света.

В современной архитектуре изменились профессиональные ориентиры - здания должны стоять не только веками, но и обеспечивать удобство и целесообразность пользования зданиями и сооружениями последующим поколениям. Возник термин «термодинамическая эстетика» (3), которая улучшение тепло-эргономичных характеристик здания сделала основой архитектурного формотворчества. К традиционной гравитационной тектонике прибавилась, если можно так сказать, «теплотектоника», которая выражает силы воздействия и противодействия климатических, теплофизических факторов в целях повышения энергоэффективности, экологичности и экономичности зданий.

Поток солнечной энергии на Землю составляет 3,8 ИДж/год, что затмевает запасы всех не возобновляемых энергоресурсов. Именно солнцу отводится главная роль поставщика энергии и формообразующему фактору, влияющего на форму и ориентацию здания. Энергоэффективная архитектура обязана принять солнечную энергию, сохранить и отработать ее полностью.

Проектирование энергоэффективного здания должно вестись только на основе системного анализа, который включает в себя многофакторный учет теплообменных процессов здании, а также «выбор целевой функции, то есть определение ограничивающих условий и формулирование оптимизационной задачи в зависимости от цели оптимизации (снижение затрат энергии на отопление, снижение установочной мощности оборудования, снижение затрат энергии на климатизацию в годовом цикле и т. д.)» (4).

Для этого, безусловно, необходима хорошо организованная на базе научных методик работа по сбору технических данных, составление карт термодинамики, многофакторная оценка территории. Перед проектировщиками обязательно станет вопрос: какой должна быть оптимальная энергоэффективность по каждой группе зданий для конкретных условий. В технических заданиях на проектирование энергоэффективных зданий должны применять рекомендации, которые имеют под собой экспериментальное или эмпирическое обоснование. Существуют две модели эксперимента – исследования в натуре и параметрическое моделирование как средство проверки предполагаемых результатов на виртуальных моделях. Роль параметрического моделирования в области оптимизации и постановки задач энергоэффективности очень велика.

Практика энергоэффективного проектирования и строительство показывает, что выполнение энергоэффективных мероприятий повышает сметную стоимость на 6-10%, в тоже время экономия в процессе эксплуатация составляет 15-25%. Это важно для доходных домов, для арендного, социальных типов жилья. С точки зрения экономики, большую часть застройки, выполненной в стремлении добиться уменьшения стоимости квадратного метра, в будущем проще будет забросить, чем вкладывать средства в повышение их энергоэффективности. А это уже не может соответствовать глобальным принципам устойчивости, на которую ориентировано все прогрессивное мировое сообщество.

Литература:

1. http://ru.wikipedia.org/

2. http://www.essuir.sumdu.edu.ua/bitstream/123456789/8040/1/Smolennikov.pdf

3. Кон Д. Термодинамическая эстетика 101: внешние параметры контролируемого потока энергии. М.: SPEECH:для будущего, № 5-2010, с.211

4. Табунщиков Ю.А., Бродач М.М., Шилкин Н.В. Энергоэффективные здания.- М.: АВОКПресс, 2003. С.160-161 УДК 726.5.04

СОВРЕМЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ЯЗЫК КАЗАХСТАНА

–  –  –

Эта статья о современном архитектурном языке и культуре на территории современного Казахстана. С обретения Независимости в 1991, руководство республики начало интенсивную работу по оживлению языка и культуры казахов. Культурное обогащение отражается и в архитектуре современного Казахстана, что прослеживается в ее исключительности и оригинальности. Это исследование было выполнено на примере Астаны.

This article discuss about language and culture, as well as the very identity of the reconfiguration and statebuilding, focusing on the territory of Kazakhstan. Since independence in 1991, Kazakhstan's leadership began intensive work on the revival of the language and culture of the Kazakh people. The cultural enriching values and reflect them in the architecture of modern Kazakhstan, can be traced to the uniqueness and originality. In the identity of the architectural language of Kazakhstan is traced historically and cultural heritage of the Kazakh people. These research were carried out on the example of Astana.

В формообразовании идентичности архитектурного языка Казахстана можно опираться на многовековую историю, природно-климатические условия.

Современная архитектура Казахстана за последнее десятилетие приобрела масштабные проекты, отвечающие международным стандартам. За последние годы появились интересные и уникальные по архитектурной выразительности жилые и общественные здания. Если рассмотреть архитектурные проекты в г. Астана «Астана-Интерконтиненталь» [1] (рисунок 1), «Султан Бейбарс», «Акку», Национальный музей с концертным залом и библиотекой, Музыкальнуюя академию, Дом министерств, (рисунок 2) по генеральному плану Нового Административного центра г.Астаны был размещен большой, протяженностью около километра дугообразный комплекс для организации пространства новой площади столицы Казахстана Авторами реализовано двухрядное расположение здания с понижением этажей в сторону площади. Организована внутренняя улица для обслуживания, связи и отдыха сотрудников. Расположенные в центре два конусообразные высотные здания, фланкирующие центральный проход к резиденции президента решили противоречие в планировке площади перед резиденцией. Возникло оно в силу того, что на этой площади оказались еще 3 разновеликих высотных объема зданий Правительства, Парламента и Мажилиса. Благодаря предложенным посадкам этих двух башен восстановлена разрушенная осевая симметричная композиция. Композиция построения этих башен преемствована от построений головного убора золотого человека[2]. Международный аэропорт [3] рисунок 3, торговый центр «Евразия», галерея «Миллениум», кинокомплекс «Синема Сити». Министерства финансов, Национальной кампании «Каз Мунай Газ», тела «Байтерек.

–  –  –

На примере архитектурных проектов, можно проследить историческую связь в национальном характере и современное влияние архитектурного направления, выражающие региональное своеобразие. Таким образом, на примере современных зданий и сооружений отметим, что Астана отличается архитектурой, в которой наиболее ярко выражены элементы национальной культуры.

Современный архитектурный образ г.Астаны - новый подход к формированию городской среды, в основу которого положен синтез восточных и европейских культур. В исследованиях на монументальность городского дизайна, в целом, показали, что он является важным для выражения идентичности в формообразовании архитектурного языка Казахстана.

Литература:

1. http://www.navigatortour.net/hotels/cis_lithuania/country-kazakhstan/city-astana/okan_interkontinental.htm

2. http://mataibekov.com/ru/portfolio/public/45.html

3. http://www.zhivopismira.ru/work/14582/

4. Адамс, Дж. С. (2008). " Монументальность в городской дизайн : на примере России. " Евразийская география и экономика

5. Назарбаев, Н. Н. (2003). Эпицентр Мира [ эпицентр мира ]. Алматы

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В АРХИТЕКТУРНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ

Кострова Л.А., ст.преподаватель, Казахский национальный технический университет имени К.И. Сатпаева, г. Алматы, Казахстан Статья описывает общие принципы для работы с графическими редакторами AutoCAD, ArchiCAD, 3ds Студия MAX и SketchUp PRO.

The article describes general principles for working with graphics editors AutoCAD, ArchiCAD, 3ds Studio MAX and SketchUp PRO.

В настоящее время архитектурные и дизайнерские проекты разрабатываются с помощью такого инструмента, как компьютерные технологии. Существует множество графических редакторов векторной и растровой графики, которые использует в своей работе архитектор.

Самые популярные программы моделирования - Autocad, ArchiCAD и 3dsMAX, а для постобработки изображений и компоновки листа - CorelDRAW и Photoshop.

Графический редактор AutoCAD является самым удобным инструментом двумерного моделирования. С помощью программы AutoCAD можно строить поэтажные планы, планы и схемы инженерных коммуникаций, разрезы и фасады зданий, генпланы территории выбранной застройки.

Возможность создавать библиотеки динамических блоков намного облегчает работу над проектом.

Но АutoCAD не только обладает большими возможностями в создании и редактировании архитектурно-строительных чертежей, он позволяет моделировать сложные каркасные, полигональные (поверхностные) и объемные (твердотельные) конструкции [2, С. 48].

ArchiCAD - это специализированное средство для трехмерного строительного проектирования. Эта программа была разработана для решения архитектурных задач с учетом специфики архитектурно-строительного проектирования, которые позволяют объединить процессы черчения и трехмерного моделирования.

Пакет ArchiCAD базируется на концепции «Виртуального здания», которое позволяет работать не с отдельными, никак не связанными между собой чертежами, а с моделью реального здания, где все элементы тесно взаимодействуют друг с другом.

Основные средства моделирования, черчения, редактирования и навигации объединены в логические группы и представлены в виде плавающих панелей, которые позволяют осуществлять удобный и быстрый доступ к необходимым функциям. Интерфейс программы представляет собой совокупность динамически связанных между собой рабочих окон: окна плана этажа, окон разреза/фасада, окна объемного представления проекта. Содержимое всех рабочих окон постоянно обновляется по мере работы над проектом, т.к. при редактировании изображения в одном из окон изменения вносятся и во все остальные окна [3, С. 8].

Недостатком этой программы является неточность при импорте объектов, построенных с помощью ArchiCAD в форматы программы AutoCAD. Смежники, а именно специалисты по ОВ и ВК, которые продолжают работу над проектом и используют AutoCAD и Danfoss вынуждены корректировать чертежи из-за погрешности, которая присутствует при импорте изображений.

Одной из наиболее популярных программ трехмерного моделирования является 3ds MAX.

Эта программа имеет сложный интерфейс, большой набор модификаторов и служит для создания аксонометрических и перспективных изображений зданий, а также моделирования интерьеров квартир. Рассмотреть трехмерные модели можно под любым выбранным углом зрения, установив съемочные камеры, т.е. имитировать фотографирование или видеосъемку трехмерных объектов.

Использование спецэффектов, анимационного моделирования и глобального освещения, а также доработка изображений в Photoshop, позволяет создавать реалистичные архитектурные и дизайнерские проекты [4, С.5].

К редакторам 3D графики относится и программа анимационного моделирования Maya.

Оформление и способ функционирования Maya значительно отличаются от 3ds МАХ, но существует ряд похожих приемов, используемых при работе с обоими приложениями.

Создание модели с помощью программ AutoCAD, ArchiCAD и 3ds MAX должно дополняться разработкой экстерьера, т.к. это составная часть архитектурного моделирования. Можно создавать ландшафт средствами 3ds MAX, но существует целый класс программ, специально предназначенных для создания и визуализации ландшафтов. Это Corel Bryce и E-on Vue D’Esprit, которые очень схожи друг с другом по возможностям и способу использования их совместно с 3 ds MAX.

Bryce – это программа, которая создает живописную окружающую среду, и все объекты, находящиеся в этой среде. В то время, как большинство других приложений трехмерной графики предназначено для моделирования объектов, Bryce специализируется на создании ландшафтов – очертаний суши, гор, водных поверхностей, небес, тумана. Ландшафты создаются с помощью выдавливания или вытягивания участков поверхности. Кроме того, большое количество эффектов позволяют имитировать ветровую эрозию, смену времен года и многое другое.

Окончательным этапом работы является ее визуализация, которая сводит воедино всю информацию обо всех объектах и окружающей их среде, а затем оживляет их с помощью материалов и текстур. Единственный способ использовать созданные ландшафты в 3ds MAX заключается в экспорте их в форматах 3DS. Оба пакета позволяют экспортировать не только геометрию ландшафта, но и материалы с текстурами.

В то же время появляются новые программные продукты, например, такие, как Google Sketch Up PRO. Упрощенный набор инструментов и интуитивно понятный интерфейс позволяют легко освоить данный графический редактор.

Созданные модели можно загружать на сервер программы или скачивать уже готовые 3Dобъекты, находя их по названиям.

Создание в Sketch Up всего многообразия трехмерных объектов фактически основано на использовании всего одного принципа – «выдавливания» или «вытягивания» плоской двухмерной фигуры в третье измерение. И для этого используются всего три инструмента, которым авторы программы дали довольно оригинальные названия.

- первый, инструмент, самый часто используемый и простой – Тянуть/Толкать (Push/Pull).

- инструмент второй – Следуй за мной (Follow Me).

Это выдавливание поверхности-профиля (плоской фигуры), но теперь уже по направляющей линии (пути) – например, вдоль ребер некой поверхности или вдоль просто «свободной» линии.

И далее - группа инструментов, основанная на технологии создания и манипулирования поверхностями сложной кривизны (рельефами), которые моделируются в виде сетки с плоскими треугольными ячейками. Т.е. применяя простые опции модификаций отдельных ячеек, можно манипулировать кривизной всей сетки.

С помощью описанных программ создается архитектурный или дизайнерский проект, и при этом существует возможность импорта и экспорта изображений из одной программы в другую.

Кроме этого в настоящее время практически все сферы деятельности – наука, культура, образование, бизнес, немыслимы без продуктов мультимедиа. Презентация доклада, обучающая программа, анимационный рекламный ролик, виртуальное путешествие внутри или вокруг здания – вот небольшой перечень мультимедийных средств передачи информации. Диапазон применяемых при этом аудиовизуальных средств достаточно широк – компьютерная 2D и 3D графика, фотография, анимация, видео, музыка, голос и звуковые спецэффекты. И вот здесь необходимо применение программ видеомонтажа анимационных роликов. Таких программ много, и даже в 3ds Studio MAX существует встроенный редактор монтажа, который называется Video Post.

На сегодняшний день одним из самых мощных и профессиональных средств обработки и монтажа видеофайлов является программа Adobe Premiere Pro. Видеофайлы при этом, называются проектами. При создании проекта открывается окно программы, содержащее большое количество панелей, каждая из которых имеет свое назначение, позволяющее оперировать с внешними файлами программы, например, звуковыми файлами, изображениями, видеоклипами [5, C.4].

Рабочим планом специальности «Архитектура» и «Дизайн» предусмотрено изучение графических редакторов и получение навыков работы в таком объеме, чтобы студент использовал их в курсовом и дипломном проектировании. Для этого нужно знать базовые концепции графических редакторов AutoCAD, ArchiCAD, 3ds Studio MAX, Photoshop, CorelDRAW, Corel Bryce, Maya, Google Sketch Up PRO, программ видеомонтажа, а также фундаментальные инструменты, которые необходимы для создания двухмерных и трехмерных объектов, анимации и видеороликов.

Имея навыки работы с графическими редакторами студент должен уметь устанавливать связь между задачами архитектора и возможностями, которые предоставляют компьютерные технологии, создавать компьютерные изображения объектов, чтобы с минимальной затратой средств воплотить в жизнь архитектурный проект

Литература:

1. Авдотьин Л.Н. Применение вычислительной техники и моделирования в архитектурном проектировании. – М.: Стройиздат, 1978. 255 с.

2. Садвакасова Г.К., Кострова Л.А, Компьютерные технологии – инструмент архитектора Вестник КазГАСА, № 4(18), 2005, С. 48-53.

3. Титов С. ArchiCAD 7.0. – М.: КУДИЦ-ОБРАЗ, 2002.

4. Кострова Л.А. УМКДС по дисциплине «Профессиональные компьютерные программы I», КазНТУ им.К.И. Сатпаева, 2012, 47 с.

5. Кострова Л.А. УМКДС по дисциплине «Профессиональные компьютерные программы II», КазНТУ им.К.И. Сатпаева, 2012, 66 с.

6. Интернет ресурсы.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ПРОЕКТИРОВАНИИ И

ОЦЕНКЕ СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛЬЯ

–  –  –

Актуальность данной темы обусловлена постоянной и все возрастающей потребностью экономичного и, в то же время, высококомфортного жилья для широких масс городского населения среднего достатка. За последние полвека в связи с изменением демографической и политической обстановки в мире соответственно изменились требования и отношение к жилью. Появились новые аспекты, которые необходимо учитывать в проектировании социального жилья, в том числе на сегодняшний день особенно важные экологический и энергоэффективный аспекты. Развитие рынка доступного жилья является актуальным и для нашей республики, поэтому ему придан государственный статус.

The topicality of given theme due to the constant and increasing demand in economical and at the same time comfortable housing for the broad nesses of urban population with average income. Over the last half century due to the changes of demographic and political situation in the world, requirements for housing have changed accordingly.

There are new aspects to be considered in the design of social housing, including really important ecological and energy efficient aspects. Affordable housing market development is topical for our republic and that's why it betrays the public status.

Актуальность темы обусловлена постоянной и все возрастающей потребностью экономичного и, в то же время, высококомфортного жилья для широких масс городского населения среднего.

Изучение проблем массовой жилой застройки опирается на исследования, проводимые в следующих направлениях:

- социологические исследования, направленные на определение принципиально новых типов жилья, а так же порядок расселения в них с разработкой нормативных параметров;

- исследования, посвященные внедрению новых конструктивных решений жилых зданий;

- решение архитектурно-планировочных вопросов для создания среды, отвечающей современным требованиям комфортного проживания, с учетом национально-бытовых особенностей не только в типах жилья, но и жилых образованиях.

Социальное жилье возникло в середине XIX века как ответ на условия, в которых проживали наиболее слабые и незащищенные слои общества.

Проектирование социального жилья с того времени значительно изменилась. В.А.

Овсянников в статье «Жилая среда и социальные проблемы жилища» [1] рассматривает модификацию метода формирования моделей проектирования среды.

О взаимосвязи критериев оценки жилища с течением времени пишет В.В. Кутузов в книге «Воспроизводство жилья» [2]: «Воспроизводство жилья неизбежно связано с развитием форм жилья», следовательно, и с изменением оценки его качества.

В 20-30е годы ХХ века сборные железобетонные конструкции стали особенно популярны, так как позволяли разнообразить формы и поверхности, а также увеличивали скорость строительства за счет серийности производства. Первопроходцами того времени в этом деле были архитекторы Ле Корбюзье, Франк Ллойд Райт, Луиджи Нерви.

После второй мировой войны в мире появилось два направления развития жилой архитектуры: в Европе индустриальный (ставший основанием возникновения крупных районов многоквартирных жилых домов) и в США «семейный» (проектирование домов на одну-две семьи).

Таким образом, образовались две модели городской структуры.

В Европе реализовывались масштабные государственные программы по проектированию «социального жилья». В итоге, индустриальное домостроение стало доминировать при строительстве социального жилья во всем мире [3].

В международной практике термин «доступность жилья» означает возможность приобретения жилья потребителем. За рубежом при реализации программ по повышению доступности жилья обязательно используются такие показатели, как коэффициент доступности и доля семей, имеющих возможность приобрести жилье, соответствующее стандартам обеспечения жилыми помещениями, с помощью собственных и заемных средств.

Современные тенденции развития проектирования социального жилья в Европе значительно отличаются от тенденций в странах бывшего СССР. В Европе термин «доступное жилье» обозначает дешевое жилье для разных социальных категорий населения, вследствие иного общественного и политического строя. Цены обустроенных инженерными коммуникациями участков земли не превышают 30% доходов застройщика [3].

Рисунок. Жилой комплекс во французском городке Аржантей, бюро ECDM, предназначен специально для недавних студентов и аспирантов.

В СССР строительство многоэтажных панельных домов стало основой создания всего жилого фонда, расцвет которого произошел в 80-е годы ХХ века. Но эстетическое их качество оставляло желать лучшего: однотипность конструктивных элементов, ограниченный набор типов зданий – все это в результате привело к невыразительности и монотонности застройки.

После развала СССР в странах СНГ началось строительство так называемого «элитного жилья». Оно отличалось от социального жилья лишь большей площадью и европейской планировкой (квартиры-студии и т.п.). Однако эти проекты были совершенно не функ-циональны в условиях регионов СНГ. Кроме того, в планировке квартир не учитывались менталитет народа, эффективное энергопотребление и отопление для каждого региона.

За последние полвека в связи с изменением демографической и политической обстановки в мире соответственно изменились требования и отношение к жилью. Появились новые аспекты, которые необходимо учитывать в проектировании социального жилья, в том числе на сегодняшний день особенно важные экологический и энергоэффективный аспекты.

Исходя из этого, определим следующие современные критерии проектирования социального жилья:

1) использование в проекте современных строительных технологий, позволяющих экономить на расходе строительных материалов и улучшить конструктивные характеристики здания;

2) проектирование оптимального и комфортного жилого пространства;

3) создание благоприятной социальной среды;

4) обеспечение комфортного перемещения для людей с ограниченными возможностями;

5) создание привлекательного архитектурного образа.

Результаты исследований участников общественного междисциплинарного проекта «Российский Дом Будущего» в области перспективных представлений о качестве жизни горожан и методов проектирования современного городского квартала экономического класса в России показали новые интересные тенденции, например:

Жилье перестало быть конечным продуктом, результатом работы строительных компаний, основной характеристикой которого являются его размеры, измеряемые в количестве квадратных метров. Сегодня жилье становится специфическим продуктом, который появляется и изменяется (улучшается) с непосредственным участием будущего жильца в его проектировании, создании и эксплуатации. Без такого участия возникает коробка, которая в жилье может и не превратиться.

Все более значительная часть элементов и опций жилья производятся не отдельным человеком (жильцом), а жильцом совместно с его семьей и сообществом, которое участвует в эксплуатации жилья. Это значит, что жилье изначально должно проектироваться как место организации совместной сложно организованной жизни сообществ, и, если эта тенденция проектировщиками не учитывается, то жилье превращается в место постоянных раздоров, неразрешимых конфликтов между всеми жильцами, участвующими в его эксплуатации.

Досуг и собственные занятия людей переносятся в сферу жилья. В связи с тем, что в современной жизни все большее значение приобретают досуг и собственные занятия человека, все большую тенденцию набирает использование жилья как места, где они могут быть реализованы. В то же время, жилье все чаще используется как место работы (постоянно или периодически).

Все большая часть инноваций относятся к сфере жилья и организации жизни в нем.

Современное жилье должно проектироваться так, чтобы в нем не только могла быть установлена и эксплуатироваться домашняя техника, различное оборудование, используемое в жилье (в том числе информационные сети), но и предусматривалась возможность дальнейших трансформаций в сфере жилья.

За прошедшее поколение радикально изменились представления о благо-устройстве жилья.

Современное и перспективное массовое жилье становится комплексом эффективных средств регенерации производственных сил, оздоровле-ния, развития личности и семьи. При этом качественное жилье уже не ограничи-вается стенами помещений и видом здания, оно расширяется до границ регулярных внешних коммуникаций (торговых, сервисных, культурных и т.п.), доступность, качество и близость которых не менее важна, чем качество жилища [2].

Развитие рынка доступного жилья является актуальным и для нашей республики, поэтому ему придан государственный статус. В программе Стратегии «Казахстан-2030» было предложено тридцать важнейших направлений нашей внутренней и внешней политики. Одно из направлений этого документа посвящено обеспечению доступности жилья и развитию рынка недвижимости [5].

В настоящее время реализуется государственная программа «Доступное жилье 2020», которая предусматривает «реализацию двух направлений через систему жилстройсбере-жений:

первое - это строительство жилья и его реализация через систему жилстройсбере-жений для всех категорий населения, в том числе предусмотрена возможность долгосрочной аренды жилья с последующим выкупом.

второе - строительство жилья и его предоставление в аренду с последующим выкупом молодым семьям» [6].

Одним из главных вопросов данной программы является вопрос: насколько качественным будет это доступное жилье? Будут ли учитываться при проектировании, наряду с рациональностью, энергоэффективностью, эстетикой наши ментальные особенности? Какое оптимальное количество квадратных метров, а также планировка будет уместна в рамках данной программы для удовлетворения нужд жителей и в то же время обеспечения именно «доступности» жилья? Какие конструкции и материалы будут использованы? Чем будет достигнуто обеспечение безопасности и снижение криминогенности в районе?

Научно обоснованные ответы на эти вопросы должна дать архитектурная наука Казахстана.

Литература:

1. Овсянников В.А. Жилая среда и социальные проблемы жилища. [Электронный ресурс] / Овсянников В.А. – Режим доступа: http://domowed.narod.ru/star_stat-1.htm

2. Кутузов В.В. Воспроизводство жилья в условиях социально-ориентированной рыночной экономики: Основные положения. Комментарии / Кутузов В.В. – М.: ЦНИИЭПжилища, 1994.

– 290 с.

3. Доступное жилье: стоит ли «изобретать велосипед»? //Газета «Известия» (август 2009г.)

4. Конкурс «КВАРТАЛЬНЫЙ ВОПРОС». Техническое задание конкурса. Принципы проектирования жилья экономического класса

5. http://www.rus-db.ru/kvartal/proektirovanie/

6. Долгосрочная стратегия развития Казахстана "Казахстан - 2030" - Нурсултан НАЗАРБАЕВ

7. http://mod.gov.kz/mod-ru/index.php?Itemid=149&id=187&option=com_content&view=article 6. «Доступное жилье-2020» предлагает казахстанцам гибкую схему финансирования Гульжан МЕДЕТ, Астана

8. http://www.zakon.kz/4510009-dostupnoe-zhile-2020-predlagaet.html УДК 704.4

НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ МАЛОЭТАЖНОГО ЖИЛЬЯ

В УСЛОВИЯХ ГОРОДА

–  –  –

Индивидуальное жилище, комплексное строительство, «городки» и «поселки», классы жилья, блокированная застройка.

Individual habitation, complex construction, «Cities», «Settlements», classes of habitation, the blocked building.

Больших городов (свыше 100 тыс. чел.) в Республике Казахстан только 19; среди них – обе столицы, областные центры, которые сосредоточили на своей территории 2/3 горожан, составляющих 40% всего населения страны. Эти города расположены, за исключением Астаны, Караганды и Темиртау, в приграничных областях Казахстана. Развитие больших городов вызвало появление на их основе особой формы расселения – агломераций, скопления поселений с сельским и городским населением, объединенных тесными производственными, трудовыми, бытовыми и культурными связями. Так, в РК самая крупная агломерация – Алматинская, включающая 8 городов и до 40 сел и поселков.

Большие, крупные и крупнейшие города не только сосредоточивают основную часть производства и значительную долю населения, но и являются поселениями с наиболее неблагоприятной экологической ситуацией, чему способствуют значительные объемы транс-портных средств, «грязные» производства, шум, электромагнитные излучения, бытовые от-ходы и пр.

В условиях города далеко не все его жители соглашаются на проживание в многоэтажных домах квартирного типа. Стремление к изолированному проживанию, приватным формам жизни в условиях города – это не только многовековая традиция, но и четко выраженное стремление современного жителя большого города реализовать право на собственное жилье, на улучшение жилищных условий и формы проживания в собственных домах с приквартирными озелененными участками, обеспечивающими более полноценный отдых всем членам семьи и быт с меньшим объемом стрессовых ситуаций, неизбежных в многоэтажном доме. В настоящее время в крупных городах наблюдается проектный и строительный «бум» малоэтажного жилищного строительства.

Генеральные планы по застройке городов последних лет демонстрирует выделение участков (малых, средних и больших размеров) под застройку различными типами малоэтажного жилья, формирующего кварталы, зоны и жилые районы однородной или смешанной этажности, включая усадебное строительство и высокоплотную малоэтажную застройку.

Комплексное малоэтажное строительство обеспечило создание в черте города «котте-джных городков», а на территории пригорода – «коттеджных поселков», имеющих однород-ную малоэтажную застройку, развитую инфраструктуру, общественное обслуживание в гра-ницах территории, элементы транспортного обеспечения. Как минимум, в таких городках и поселках, в большинстве своем – огороженных, обеспечено благоустройство, местные транспортные проезды, участки для игр детей и отдыха взрослого населения.

Сегодня малоэтажные жилые дома в черте города и в зонах его влияния используют как для круглогодичного, так и для сезонного проживания горожан. Во второй половине первого десятилетия XXI-го века только в Алматы ежемесячно выставлялось на продажу порядка 1-2,5 тысяч участков, предназначенных, в основном, под индивидуальное жилищное строительство. Как в черте города, так и за его пределами земельные участки предназначались, в том числе, и под крестьянское хозяйство, и под дачные массивы [1,С.13].

В новых социально-экономических условиях перехода к рынку, к рыночным отношениям в сфере жилищного строительства мы наблюдаем не только появление нового заказчика со своими индивидуальными требованиями,но и принципиальное изменение как общей направленности развития жилищной сферы в городах, так и политики в структуре инвестирования жилищного строительства. Резкие перемены произошли в количествах и типах заказчиков на жилье; среди них – инвестиционные строительные компании и корпорации, частные инвесторы и арендаторы, ведомства, посольства, акиматы, частные лица и т.д.

При индивидуальном и корпоративном строительстве малоэтажного собственного жилья в последние годы наблюдается неуклонное расширение топологического спектра зданий. Так, в городах и пригородах строят коттеджи классов «эконом», «бизнес» и «элит» («де-люкс» и «премиум»

классов). Появляются парадные загородные резиденции, бизнес-усадьбы с гостевым приватным сектором (гостевым одним или двумя домиками). В секторе блокированного жилища преобладают дуплексы (на двух владельцев), триплексы (в три блока), квадраксы – компактные и линейные (в четыре блока), таунхаусы (многоквартирные комфортные дома).

В секторе сезонного проживания появились такие объекты, как «домик для отдыха», «гостевой домик», «охотничий домик», «дальняя дача»; рядом с гостинтцами и санаториями – летние облегченные «бунгало».

Все эти объекты имеют свои составы помещений, параметры площадей и приемы поэтажного зонирования.

Этажность данного сектора жилья превысила традиционнве 1 – 2 этажа за счет третьего уровня – мансарды. На крутых склонах в домах появляются жилые цокольные этажи. Подобная «многоэтажность» преодолевается установкой лифта или сдвигом уровней дома на пол-этажа для облегчения подъема жильцам.

Особо следует отметить появление в столицах РК так называемых «клубных домов» городских вилл», соответствующих мировой практике создания нового типа городского комфортного жилья. В таком доме обычно 6 – 8 квартир, 3 – 4 (реже – 5) этажей; участок – общий, огороженный, благоустроенный; сервис – наличие лифта в подъезде,гаража и помещений охраны, обслуживания, общего пользования. Несмотря на этажность, концептуально этот тип жилья ближе к вилле, а не к домам средней этажности. Примерами могут служить клубный дом «Villa Bargezo» в VIP – городке «Алем» в Алматы с квартирами в два уровня или высоко комфортный комплекс клубных домов «Green Village» в ближнем пригороде Астаны [2,С.13].

В крупных городах РК ожидается устойчивый рост количества т.н. «грамотных» комплексных коттеджных городков, а в окрестностях – соответствующих коттеджных поселков. В городах перспективы есть у подобных комплексов класса «элит», в пригороде большее развитие должны получить поселки «бизнес-класса». Обязательно наличие детсада, спорт. комплекса, супермаркета, собственной мини-электростанции, подведенных к домам комму-никаций, полного благоустройства территории и др., хотя в реальной практике не все усло-вия соблюдаются.

«Городки» и «поселки» строят в РК, как правило, комфорт- (эконом-), бизнес- и элит-классов, с разным количеством жилых строений: от 20 до 35 и более. Как пра-вило, при высоком качестве объектов в таких комплексах вклад инфраструктуры в цену кот-теджа составляет 5 – 10% и более [1, С.14,15].

В коттедже по дачному варианту как в объекте для отдыха целесообразно предусмот-реть «общие» помещения большей площади, чем остальные, а именно: гостиные, каминные, бильярдные;

спальни имеет смысл делать сравнительно небольшими. В жилых домах для постоянного проживания спектр помещений и их площади будут зависеть от класса объектов; могут появиться кабинеты, спорт. залы, тренажерные комнаты, помещения для прислуги, гостевые спальни, детские игровые и т.п. Подобные дома требуют большей площади: в коттеджах – до 250 кв.м и более; в блокквартире таунхауса – до 100 кв.м и более(начиная с эконом-класса) [3,С.21,22].

Учитывая общие тенденции в развитии малоэтажного строительства стран СНГ, следу-ет и в Казахстане ожидать расширения и, в то же время, дифференциации типов жилья. Например, дома сблокированные или скооперированные с местами приложения труда (семейная гостиница, пекарня, мастерская плотника, офис юриста и т.п.) при соответствующей рекламе могут стать нормой для владельцев малого бизнеса в городской и сельской застрой-ке. В блокированном формате жилья могут появиться более сложные композиции и архитек-турные образования, такие, как «лейнхаусы», «артхаусы», «виллеты», «кластеры» [4, С.45]. Появится больше жилья с учетом фактора платежеспособности жителей, а именно: «городских вилл»; жилья повышенной комфортности (на базе усадебной, блокированной застройки с участками до 4 – 6 соток, секционного 2-х – 3-хэтажного жилья с приквартирными участками в 0,5 – 1,5 сотки); новейшего малоэтажного жилья (на базе блокированного типа застройки с участками до 2-х соток или секционного малоэтажного жилья без приквартирных участков) – для социально защищаемых слоев населения; жилья минимальных – низких потребительских качеств – для переселенцев, мигрантов, детей-сирот, многодетных семей и пр. (на базе жилья с заниженными архитектурно-планировочными характеристиками, размещенного в не престижных районах города, на окраинах, удаленного от основных магистралей).

Расслоение общества в соответствии с уровнем дохода на семью неизбежно будет способствовать развитию разных типов малоэтажного жилья в городах и связанных с ними пригородах – элитного, коммерческого, социального. Часть таких объектов должна разрабатываться с учетом потребностей особых семей: семей с инвалидами, сложных семей, «семейных детских домов».

Появились и будут в дальнейшем развиваться объекты смешанных (комбинированных) планировочных структур, например, коттеджи секционного типа, атри-умные дома, дома с «лофт»планировкой, дома «ковровой» застройки, блокированные с зо-ной общего пользования, блокировано-секционные и др. Типы домов будут различаться по величине, условиям проживания и эксплуатации, экономической составляющей, а именно: жилье экономичное, доступное, комфортное, престижное (сверхкомфортное и элитное), эко-логическое, дешевое растущее, перспективное энергосберегающее или пассивное и др.

Литература:

1. Обзор рынка недвижимости г. Алматы. – Алматы, ЦКН Консалтинг, 2006. – 17с.

2. Безупречное следование принципам элитарности. – Алматы: Недвижимость без гра-ниц, №2 (02), 2007. – С. 12,13.

3. Говорова М. Поселки дачные и недачные. – М.: Частный дом, вып.5,2008. – С.18-23.

4. Дымова А. Новый статус (подмосковные таунхаусы). – М.: Современный дом, №5 (98), 2008.

– С.42-52.

УДК 725.94 (574)

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКИХ ИГРОВЫХ ПЛОЩАДОК

НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА КАРАГАНДЫ

–  –  –

Эта статья описывает этапы разработки детских игровых площадок детей на примере г.

Караганды. Статья фокусируется на выпуске игрового оборудования в соответствии современными требованиями.

This article describes the stage of development of the children’s playgrounds in the example Karaganda. The article focus raised issue of equipment in accordance the modern requirements.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«89 Ю.К. Удовик, Н.В. Каргаполов Социально-экологические технологии Эколого-геохимическая оценка болотных экосистем окрестностей села Лазинки Спас-Деменского района Калужской области Представлено исследование, которым доказано, что состав вод н...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХИМИЯ Методические указания к контрольным работам и варианты ко...»

«Частное учреждение образования "МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ" "Утверждаю" Ректор Минского института управления Н. В. Суша "_" _ 2010 г. Регистрационный номер № УД-/р. Основы экологии, включая энергосбережения Учебная программа для специальностей: 1 – 31 03 04 Информатика. Факу...»

«МАЙОРОВА МАРИЯ АНДРЕЕВНА БЕТА-ИНТЕГРИН-ПОДОБНЫЕ БЕЛКИ В ОНТОГЕНЕЗЕ МИДИИ MYTILUS TROSSULUS 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель: Доктор биологических наук, профессор Одинцова Нэлия...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Саратовский государственный аграрный университет имени Н. И. Вавилова" БИОХИМИЯ краткий курс лекций для аспирантов Направлени...»

«Вестник ТвГУ, серия "Биология и экология", вып. 9, 2008 УДК 579: 581.2+591.4+582.28 СПЕЦИФИКА СПЕКТРА АНОМАЛЬНЫХ СТРУКТУР У МОДУЛЬНЫХ ОРГАНИЗМОВ А.А. Нотов, Е.А. Андреева Тверской государственный университет Открытый рост, модульное строение и относительно простой морфогенез модульных живых существ обуславливают...»

«8. Deutsch-Russische Umwelttage in Kaliningrad, 25. 26. Oktober 2011 Dokumentation 8-ые Российско-Германские Дни Экологии в Калининграде, 25 26 октября 2011 г. Документация 8-ые Росси...»

«16_ 1480041 АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ 115191, г.Москва, у л. Большая Ту льская, д. 17 http://www.msk.arbit r.ru ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ г. Москва Дело № А40-61468/10-16-507 10.02.2011 г. Резолютивная час...»

«ДОКЛАДЫ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН 2014, том 57, №4 ФИЗИОЛОГИЯ РАСТЕНИЙ УДК 574.9+581.552+632.1658 А.Б.Сафаралихонов, академик АН Республики Таджикистан О.А.Акназаров ДНЕВНАЯ И СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА ИНТЕНСИ...»

«ИГНАТОВА Валентина Александровна ИНТЕГРИРОВАННЫЕ УЧЕБНЫЕ КУРСЫ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ УЧАЩИХСЯ 13. 00. 01 — общая педагогика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Тюмень Работа выполнена на кафедре...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Биология, химия". Том 25 (64). 2012. № 1. С. 118-131. УДК: 581.14:635.93:581.522.4(477.60) БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВИДОВ РОДА AQUILEGIA L. ПРИ ИНТРОДУКЦИИ В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОКА УКРАИНЫ Крохмаль И.И. Донецкий бота...»

«Международный проект по ликвидации СОЗ Поощрение активного и эффективного участия участия гражданского общества в подготовке к выполнению Стокгольмской конвенции Обзор ситуации с СОЗ в Республике Армения Арташес Тадевосян, исполнительный директор НПО "Центр экологических исследований” E-mail...»

«Логинова Яна Федоровна БИОРАСПРЕДЕЛЕНИЕ ИНТАКТНЫХ КВАНТОВЫХ ТОЧЕК С РАЗЛИЧНЫМИ ПОЛИМЕРНЫМИ ПОКРЫТИЯМИ 03.01.04 – Биохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук МОСКВА – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимии им. А.Н. Баха Российской...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова" (СЛИ) Кафедра "Об...»

«БУЛАНКИН Артем Борисович Фауна и экология клещей семейства Ixodidae, средства и методы защиты животных от иксодовых клещей в московской области 03.02.11 Паразитология Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИИ УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА С.Г.Ковалев, Р.Р.Хабибуллин, В.В.Лапиков, Г.М.Абдюкова Общая геология с основами гидрогеологии и гидрологии Учебное пособие для студентов экологических, географических и геологических специальностей в...»

«Э. Говасмарк, А. Гронлунд Норвежский институт сельскохозяйственных и экологических исследований Анаэробно обработанные отходы могут быть использованы непосредственно как удобрение для зерновых культур, а также могут заменить минеральные удобрения при условии, есл...»

«Беспятова Л.А., Бугмырин С.В. Иксодовые клещи Карелии РАСПРОСТРАНЕНИЕ, ЭКОЛОГИЯ, КЛЕЩЕВЫЕ ИНФЕКЦИИ учебно-методическое пособие КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ Иксодовые клещи...»

«ХИЩНЫЙ КЛЕЩ МЕТАСЕЙУЛЮС ЗАЩИЩАЕТ ВИНОГРАДНИКИ И САДЫ ОТ ПАУТИННОГО КЛЕША ХИЩНЫЙ КЛЕЩ МЕТАСЕЙУЛЮС ЗАЩИЩАЕТ ВИНОГРАДНИКИ И САДЫ ОТ ПАУТИННОГО КЛЕША Е.В. Горшкова, Всесоюзный НИИ фитопатологии С каждым годом экологическая обстановка в России, как и во...»

«ПРОБЛЕМА НАСЛЕДОВАНИЯ ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРИЗНАКОВ В ЭВОЛЮЦИОННОЙ БИОЛОГИИ от Спенсера и Вейсмана до наших дней И. И. Дзеверин Институт зоологии имени И. И. Шмальгаузена НАН Украины Терминология и некоторые предварительные замечания.”для доказательства наследования приобретенн...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ ОХРАНА ПРИРОДЫ ОБРАЩЕНИЕ С ОТХОДАМИ ТЕХНИЧЕСКИЙ ПАСПОРТ ОТХОДА Состав, содержание, изложение и правила внесения изменений ГОСТ 17.9.0.2-99 Межгосударственный СОВЕТ по стандартизации, метрологии и сертификации Введен в действие с 1.01.2001 г. Приказом Госстандарта Украины №97 от 3.02.2000 г. Предислови...»

«УДК 796.42; 796.012 ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ЮНЫХ ЛЕГКОАТЛЕТОВ 12–14 ЛЕТ: ВЛИЯНИЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТА Ю.Л. Веневцева, Д.Е. Елисеев, А.Х. Мельников, М.М. Юдаев Рассмотрены вопросы спортивн...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.