WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ВЛИЯНИЕ СЕЙСМИЧНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЧУЙСКОГО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ И ЕГО АФТЕРШОКОВ) И СОПУТСТВУЮЩИХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА АБИОТИЧЕСКИЕ КО ...»

-- [ Страница 2 ] --

При анализе социально-обусловленных факторов учитывались такие социально-экономические показатели, как средний размер семей, начисленная среднемесячная зарплата одного работника, социальные выплаты на одного человека, уровень безработицы и площадь жилья (таблица 7) [Михайлова, Сухарев, 2000].

Кроме этого, для изучения влияния социальных факторов на здоровье детского населения нами были использованы следующие социальноэкономические индикаторы уровня жизни населения [Сеглиниеце, 1978;

Сердюковкая, 1984; Михайлова, Сухарев, 2000].

основные показатели, характеризующие уровень жизни населения:

прожиточный минимум в среднем на душу населения в месяц;

денежные доходы в среднем на душу населения в месяц;

соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума (%);

удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в общей численности населения (%);

соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения (раз);

среднемесячная начисленная заработная плата занятых в экономике; ее соотношение с прожиточным минимумом трудоспособного населения (раз);

потребление продуктов питания (кг на душу населения);

жилищные условия на конец года;

основные показатели социального развития (дошкольное, общее, среднее профессиональное, высшее, научное);

здравоохранение (основные показатели здравоохранения; заболеваемость населения по основным классам болезней, количество зарегистрированных больных с впервые в жизни установленным диагнозом – всего тыс.чел. и на 1000 чел. населения).

–  –  –

Еще из работ А. Л. Чижевского широко известно влияние солнечной и геомагнитной активности на здоровье человека [Чижевский, 1995]. Для учета влияния этих факторов на здоровье населения нами было проведено сравнительное изучение закономерностей заболеваемости населения и гелиогеофизической активности за изучаемый период.

Одной из самых важных характеристик Солнца являются почти периодические, регулярные изменения различных проявлений солнечной активности, т.е. всей совокупности наблюдаемых изменяющихся (быстро или медленно) явлений на Солнце. Это солнечные пятна – области с сильным магнитным полем и вследствие этого с пониженной температурой, и солнечные вспышки. Для оценки солнечной активности, связанной со вспышками, используются специальные индексы, напрямую связанные с реальными потоками электромагнитного излучения. По величине потока радиоизлучения на волне 10.7 см (частота 2800 МГц) в 1963 г. введен индекс F10,7. Он измеряется в солнечных единицах потока (с.е.п.), причем 1 с.е.п. = 10 -22 Вт/(м2·Гц) [Акасофу, Чепмен, 1974]. Индекс F10,7 соответствует изменениям суммарной площади солнечных пятен и количеству вспышек во всех активных областях. Данные взяты с ресурса [Solar Cycle Progression, 2014].

По литературным данным известно, что анализ многочисленных медицинских данных выявил также сезонный ход ухудшения здоровья во время магнитных бурь; он характеризуется наибольшим ухудшением в весеннее равноденствие, когда увеличивается число и тяжесть сосудистых катастроф (в частности, инфарктов миокарда). Выявлена связь солнечной активности с функционированием других систем организма, с онкозаболеваниями. В частности, изучалась заболеваемость раком в Туркмении за время одного цикла солнечной активности. Было установлено, что в годы снижения солнечной активности заболеваемость злокачественными опухолями возрастала.

Наибольшая заболеваемость раком имела место в период спокойного Солнца, наименьшая – при самой высокой солнечной активности. Предполагают, что это связано с тормозящим действием солнечной активности на малодифференцированные клеточные элементы, в том числе, на раковые клетки.

Выявлено, что во время магнитной бури чаще начинаются преждевременные роды, а к концу бури увеличивается число быстрых родов. Исследования в разных странах на большом фактическом материале показали, что число несчастных случаев и травматизма на транспорте увеличивается во время солнечных и магнитных бурь, что объясняется изменениями деятельности центральной нервной системы в результате изменения солнечной активности [Чижевский, 1995; Колесник, Колесник и др., 2009].

3.4 О нормировании эколого-геологических характеристик Согласно действующим нормам радиационной безопасности [НРБ-99, 2009] допустимое значение естественного радиационного фона для населения не устанавливается. Снижение облучения населения достигается путем установления системы ограничений на облучение населения от отдельных природных источников излучения. Например, при проектировании новых зданий жилищного и общественного назначения среднегодовая эквивалентная равновесная объемная активность дочерних продуктов радона и торона в воздухе помещений не должна превышать 100 Бк/м3, а мощность эффективной дозы гамма-излучения – мощности дозы на открытой местности более чем на 0,2 мкЗв/ч, т.е. внутри помещений естественный радиационный фон не должен превышать природный фон на открытой местности более, чем на 20 мкР/ч.

Для изучения влияния локальных аномалий естественной радиоактивности на здоровье населения нами были использованы участки территории с аномалиями естественной радиоактивности интенсивностью более 20 мкР/ч как потенциально могущие оказать влияние на здоровье человека. В основе этого расчета были исследования Радиологической лаборатории Роспотребнадзора по Республике Алтай и Санкт-Петербургского института радиационной гигиены [Уровни облучения…, 2009]. В данной работе исходные данные для расчета годовых эффективных доз групп населения с повышенными уровнями облучения включают в себя сведения всех компонентах природного облучения жителей.

Данные преставления сложней стандартной модели [НРБ-99, 2009], но в тоже время позволяют более адекватно подходить к задаче снижения природного облучения населения.

Аномалии магнитного поля Т также не нормируются, но известно большое количество работ, где выделяются особенности геологического строения, численными характеристиками которых в том числе являются и аномалии магнитного поля. Так в работе «Экологическая геофизика»

[Богословский, Жигалин и др., 2000], выделяются аномалии интенсивностью более 100 нТл, которые могут оказывать влияние на соматические, генетические заболевания.

Геохимические аномалии учитывались по карте перспективных геохимических аномалий [Государственная геологическая…, 2010]. При этом, использовались литохимические ореолы в коренных породах и рыхлых отложениях следующих химических элементов: меди, никеля, сурьмы, ртути, молибдена, серебра, свинца, вольфрама, золота.

Учет разломных структур в нашей работе связан с влиянием последних на динамику современных геологических процессов, их существенную взаимосвязь с сейсмическими процессами, приуроченность к ним аномалий геофизических полей и геохимических характеристик [Солоненко, 1976; Поля напряжений…, 1987; Попова, Константинова, 1990; Барыкина, 2004]. В ряде исследований показано влияние разломных структур на геоэкологическую ситуацию неоднократно изучалось разными исследователями [Любацкая, Кофф, 1997;

Касьянова, 2003; Трифонов, Караханян, 2004; Адушкин, Спивак, 2005].

При расчете длины разломов использовались данные о всех разломных структурах, отраженных на геологической карте [Геологическая карта…, 1973;

Туркин, Федак, 2008], легенда уточнялась по новейшим данным [Государственная геологическая…, 2011]. В связи с невозможностью оценить степень влияния разломов первого порядка (активных разломов), рассчитывалась общая длина всех разломов, представленных на данной карте для каждого района.

В силу того, что геологические формации комплексируют в себе все свойства геологических процессов территории: геофизические поля, геохимические аномалии и другие характеристики, оказывающие влияние на функционирование экосистем, можно подразделить геологические формации, обладающие различной степенью воздействия на здоровье населения.

Необходимо отметить, что на изучаемой территории больше всего проявлены осадочные и метаморфические формации, в то же время количество значимых коэффициентов корреляции между здоровьем населения и этими формациями сравнительно небольшое, за исключением гнейсовых пород.

Интрузивные породы занимают от 10 до 20 % площади административных районов, и количество коэффициентов корреляции с этими типами пород максимально. При этом мы предполагаем, что интрузивные породы и связанные с ними геохимические и геофизические процессы могут оказывать влияние на функционирование экосистем территории, в том числе и на здоровье населения.

Характерной особенностью магматических формаций разных стадий является их четкая геохимическая специализация, предопределяющая профиль формаций. Именно поэтому формационный подход отражает связь определенных типов гидротермалитов и руд с конкретными магматическими формациями, и глубинные условия формирования эндогенных образований определяют геоэкологические характеристики данной территории, которые характеризуются исходя из магматической специализации своими литологическими, структурными, геохимическими, геофизическими, гидротермально-измененными породами и другими характеристиками.

Гидрохимический и микроэлементный состав подземных вод в значительной степени определяется ландшафтно-климатическими условиями, характером рельефа, типом водовмещающих пород и металлогеническими особенностями региона. Кроме этого, существенным факторами изменения гидрогеохимического состава подземных вод являются сейсмические события [Вартанян, Бредехофт, Роуэллофс, 1991]. Эти процессы оказывают влияние на флюидный состав посредством изменений напряженно-деформированного состояния среды, что определяет состояние порово-трещинного пространства [Гидрогеодинамические предвестники…, 1984; Киссин, 2009]. При сейсмических событиях создается большое количество новых трещин в породах, что создает пути для интенсивной миграции флюидов. Поэтому необходимо учитывать существенные изменения катионно-анионного и микроэлементного состава подземных вод при подготовке и протекании сейсмических событий как фактор, оказывающий влияние на здоровье человека [Экологически чистые…, 1998].

Сотрудниками ТЦ «Алтайгеомониторинг», Роспотребнадзора по Республике Алтай, медицинских организаций Томска и Горно-Алтайска проводились исследования, показавшие влияние изменения гидрогеохимического состава подземных вод на здоровье населения [Кац, Драчев, 2009; Кац, Молоков и др., 2010; Яркина, 2010].

По имеющимся данным установлены некоторые характеристики подземных вод, оказывающие влияние на некоторые виды заболеваемости населения. Так, между болезнями крови и качеством воды (концентрациями кальция, хлоридами, нитратами, общей жесткостью) установлена прямая корреляционная связь [Акулов, Мингазов, 1993]. Гипертоническая болезнь имеет прямую корреляционную связь с магнием, кальцием, нитратами и общей жесткостью.

Сердечно-сосудистые заболевания возникают при дисбалансе в организме: при избытке нитратов и хлоридов и недостатке кальция и общей жесткости [Ломоносов, 1990].

3.5 Методы обработки данных

Заболеваемость населения зависит от множества природных факторов:

географо-климатических условий, расположения геологических разломов, аномалий геофизических полей, эманаций радона, интрузивных массивов.

Сочетание данных факторов на разных территориях различно и подчинено общей закономерности природных условий. Поэтому для исследования закономерностей комплексирования влияния различных факторов среды на различные системы организма человека целесообразно применение факторного анализа.

Факторный анализ представляет собой раздел многомерного статистического анализа, объединяющий методы оценки размерности множества наблюдаемых переменных посредством исследования структуры ковариационных или корреляционных матриц. Основное предположение факторного анализа заключается в том, что корреляционные связи между большим числом наблюдаемых переменных определяются существованием меньшего числа гипотетических наблюдаемых переменных или факторов. Основная цель факторного анализа состоит в том, чтобы обнаружить скрытые группы факторов, объясняющие связи между наблюдаемыми признаками (параметрами) объекта.

Разновидность факторного анализа – метод главных компонент – основан на использовании некоторых характеристик корреляционных матриц исходных данных, при которых можно использовать образы объектов в пространстве, имеющем существенно меньшую размерность, чем система исходных признаков [Иберла, 1980].

Методы спектрального анализа. Для анализа гармонических составляющих и выявления периодических вариаций (ритмов) были использованы процедуры построения оценок спектральной плотности процессов [Аптикаева, 2009б].

Спектрально-временной анализ широко применялся в большом количестве исследований [Атлас, 1998, 2002, 2009, 2013]. Это использование процедуры спектрального анализа в скользящем временном окне. Результаты представляются в виде диаграмм распределения спектральных амплитуд. На оси абсцисс откладывается календарное время, соответствующее центру скользящего временного окна, на оси ординат – значение частот в циклах в единицу времени или соответствующие периоды. При анализе спектрально-временных диаграмм достоверно выделяемые гармоники отмечаются в виде достаточно протяженной полосы, подтверждаемой при разных измерениях и в другие интервалы времени.

Вейвлет-анализ – это разновидность спектрального анализа, где роль синусоид, на которые разлагается сигнал, играют короткие колебания (вейвлеты) с особыми свойствами [Дьяконов, 2002]. В этом виде анализа выделяются компоненты разных масштабов, каждый из которых анализируется с той степенью детальности, которая соответствует его масштабу.

Спектрально-временной анализ с помощью структурной функции использовался для анализа рядов, для выделения периодов, соизмеримых с их длиной [Колмогоров, 1941]. Кривая, характеризующая структурную функцию, может иметь абсолютный максимум и минимум и несколько относительно меньших экстремумов. Абсолютные максимум и минимум указывают на наиболее яркий характерный ритм. Отсутствие экстремумов свидетельствует о том, что заметной периодичности в вариациях не наблюдается [Аптикаева, 2009б].

Корреляционный анализ. Корреляционная зависимость – это статистическая взаимосвязь двух или нескольких случайных величин (либо величин, которые можно с некоторой допустимой степенью точности считать таковыми) [Елисеева, Юзбашев, 2002]. При этом изменения значений одной или нескольких из этих величин сопутствуют систематическому изменению значений другой или других величин. Математической мерой корреляции двух случайных величин служит коэффициент корреляции R (или r). Нами использовался коэффициент корреляции Пирсона без сдвига рядов данных, он позволяет определить силу связи между двумя признаками, измеренными в метрических шкалах. Уровень значимости коэффициента корреляции вычисляется при помощи таблицы критических значений [Fisher, Yates, 1963].

Глава 4 Геодинамическая активизация территории Республики Алтай (содержание, причины, выраженность)

4.1 Сейсмичность территории Республики Алтай и в целом АлтаеСаянской горной области Территория Республики Алтай относится к сейсмоактивным регионам.

Первые сведения о сейсмичности изученной территории относятся к 1761 году, когда в районе Колыванского завода произошло «трясение земли». С этого момента и по 1911 год имеются неинструментальные свидельства о 12 землетрясениях силой 4-6 баллов (по шкале Рихтера), в основном, в низкогорной и равнинной частях Алтайского края. С 1905 года появляются инструментальные данные о землетрясениях на изучаемой территории [Мушкетов, Орлов, 1893;

Хованова, 1961]. За время изучения Алтая зафиксированы ряд крупных землетрясений на его территории (таблица 8).

Планомерное изучение сейсмичности Алтае-Саянской области началось с 1959 г., когда Институтом геологии и геофизики СО АН СССР совместно с Институтом физики Земли АН СССР были начаты работы по созданию сети сейсмических станций [Жалковский, 1967]. При формировании сети станций Алтайского сейсмологического полигона учитывались данные, согласно которым в Алтае-Саянском регионе возле крупных впадин наблюдается повышенная сейсмичность [Kondorskaya, Shebalin, 1982; Жалковский, Кучай и др., 1995].

С конца 1990-х годов в центральной части Республики Алтай силами сотрудников Алтае-Саянского филиала Геофизической службы СО РАН начала формироваться локальная сеть сейсмологических станций Алтайского сейсмологического полигона. В 2001 г. была произведена замена аналоговых сейсмических станций на цифровые [Еманов, Селезнев и др., 2004]. В 1998 г.

была восстановлена законсервированная станция Тюнгур, которую в 2001 г.

переоснастили цифровой аппаратурой.

Таблица 8 – Каталог сильных землетрясений Алтая (по [Молнар и др. 1995;

Новиков, 2004]) № Дата Время Координаты Примечание

–  –  –

В октябре 2001 г. была основана сейсмологическая станция Кайтанак. В 2002 г. на территории Республики Алтай начали работать новые цифровые сейсмологические станции: Улаган, Чаган-Узун, Яйлю и Эланда. Станции Акташ и Артыбаш были переоборудованы как базовые пункты для небольших экспедиционных работ в зоне полигона. В 2003 г. были запущены сейсмические станции Джазатор, Ташанта, кроме этого, летом 2003 г. в окрестности Курайской впадины работала временная сеть станций, регистрировавшая землетрясения малых энергий в эпицентральной области будущего землетрясения [Еманов, Колесников и др., 2003а].

С 1 октября 2003 г. в эпицентральной зоне была продолжена работа временной сети станций [Еманов, Колесников и др., 2003б], продолжавшаяся полтора месяца, а по ее окончании две станции – Чибит и Солонешенская продолжили работу как стационарные пункты сети полигона. Эти станции расположены в непосредственной близости от структур, охваченных афтершоковым процессом, что помогает существенно увеличить точность построений гипоцентров землетрясений.

Сопоставление карты эпицентров с рельефом местности и активными разломами позволяет заметить, что все сейсмоактивные зоны Алтае-Саянской области приурочены к системам впадин, что было отмечено еще более ранними работами [Kondorskaya, Shebalin, 1982; Жалковский, Кучай и др., 1995; Рогожин, Платонова, 2002]. Так как крупные впадины являются важной деталью геодинамики Алтая [Дельво, Тениссен и др., 1995; Буслов, Зыкин и др., 1999], то созданная сеть станций полигона полностью охватила две небольшие впадины (Курайская и Чуйская), которые являются блоками, вокруг которых происходят крупные землетрясения.

Для анализа сейсмических процессов до Чуйского землетрясения были использованы данные коллектива Алтае-Саянского филиала Геофизической службы СО РАН (ГС СО РАН) [Еманов, Селезнев и др., 2004; Геофизическая служба…, 2014]. При рассмотрении землетрясений Алтае-Саянской области было предположено, что наиболее сейсмоактивные структуры проявляют свои особенности в этом временном интервале в достаточной мере, а в целом каталог региона за инструментальный период обладает избыточной информацией для наиболее быстро протекающих тектонических процессов (рисунок 11). При этом информацию о сейсмичности в период до Чуйского землетрясения можно использовать для оценки устойчивости тектонических процессов во времени.

Другими важными элементами для анализа сейсмичности являются рельеф местности и активные разломы. Таким образом, мы можем определить геодинамическую активизацию региона как усиление геодинамических процессов, связанное с изменением напряженно-деформированного состояния на границах литосферных плит, сопровождающееся изменением сейсмического режима территории [Уломов, 1993; Лунина, Гладков и др., 2006].

Рисунок 11 – Карта эпицентров землетрясений Алтае-Саянской горной области за 1997 год (по данным ГС СО РАН) Особенностью строения центральной части Алтае-Саянской складчатой области является наличие системы крупных впадин – Тувинской котловины, котловины Убсу-Нур и котловины Больших озер, которые формируют сегмент окружности, разделенный на части узкими хребтами. С выделенной системой впадин связаны наиболее крупные проявления сейсмичности Алтае-Саянской горной страны (рисунок 11). Системы горных хребтов разбиты множеством разломов и имеют примерно одинаковые деформационные характеристики, тогда как впадины являются более монолитными и отличающимися от горных хребтов по деформационным характеристикам участками. Такие монолитные участки внутри горной системы должны оказывать сопротивление движению горной системы при наличии воздействия извне. Сопоставление карты эпицентров с рельефом местности и активными разломами позволяет заметить, что все сейсмоактивные зоны Алтае-Саянской области увязываются с системами впадин.

Отмеченные крупные впадины являются блоками, вокруг которых происходят крупные землетрясения [Еманов, Селезнев и др., 2004].

Если горная система вовлекается в движение, то впадины как инородные тела оказывают сопротивление, и вокруг них формируется сейсмичность.

Сейсмоактивные зоны возникают перед впадиной со стороны движущегося на нее массива (зона сопротивления движению), могут возникнуть внутри нее, когда впадина под внешним воздействием ломается (зона излома), и с противоположной стороны впадины (зона передачи движения).

Рассматривая карту эпицентров землетрясений 1997 г. (рисунок 11), можно выделить цепь землетрясений, которая протягивается вдоль Монгольского Алтая через западную границу плоскогорья Укок к Катунскому хребту и далее от него к Коксуйскому хребту и прерывается в его северно-западном окончании [Еманов, Селезнев и др., 2004]. В виде области беспорядочно расположенных эпицентров землетрясений, прилегающих к линейной зоне, выглядит район Зайсанской впадины. Отмеченные зоны сейсмичности в соответствии с концепцией тектоники плит можно рассматривать как результат тектонического взаимодействия Тянь-Шаня и Алтая через структуры Джунгарии и Восточного Казахстана. Давление литосферных плит на такую мощную структуру, как Алтайская горная система на ее границах встречает мощное сопротивление, часть энергии движения идет на процесс разрушения горных пород и, как следствие, на сейсмичность. Формируется линейная цепь землетрясений вдоль Горного Алтая и Монгольского Алтая – это фактически зона сопротивления движению, передаваемому Алтаю от Тянь-Шаня через монолитную плиту Джунгарской впадины.

Тувинская котловина – самая крупная впадина рассматриваемой зоны. Она выгнута к северу и отделена горными хребтами и системой разломов от мелких впадин с северной стороны и от котловины оз. Убсу-Нур с юга. На карте эпицентров землетрясений 1997 г. можно отметить, что с запада Тувинской котловины весьма активно работала сейсмоактивная зона вдоль Шапшальского хребта с разворотом на севере на Алашское плато. Фактически активизирована область, вплотную прижатая к Тувинской котловине со стороны внешнего воздействия. Данную активную зону можно рассматривать как зону сопротивления движению Тувинской котловины. Изгиб Тувинской котловины сформирован в виде развернутого угла между хребтами Западный и Восточный Танну-Ола. Можно отметить линейную цепь землетрясений, протянувшуюся по борту впадины вдоль хр. Западный Танну-Ола, и далее в месте разворота впадины, пересекающую Тувинскую котловину. Отмеченная цепь событий может свидетельствовать о наличии зоны излома в Тувинской котловине, сформировавшейся под давлением с запада. Непосредственно восточное окончание Тувинской котловины высокой сейсмичностью не отличается, но прямо по направлению на восток от впадины расположены две сейсмически активные зоны Бусийнгольской впадины и Дархадской котловины. Обе структуры практически перпендикулярны Тувинской котловине. Бусийнгольская впадина в этом году характеризуется максимальной сейсмической активностью по сравнению с другими сейсмоактивными участками. В соответствии с выдвинутой гипотезой сейсмические активизации как Бусийнгольской впадины, так и Дархадской котловины могут быть связаны с движением Тувинской котловины на восток.

Южнее Тувинской котловины располагается впадина Убсу-Нур – вторая по размерам в Алтае-Саянской зоне. В рассматриваемый период почти отсутствуют землетрясения внутри этой впадины.

Можно предполагать, что она ведет себя, как монолит. На западном фланге впадины работает линейная сейсмически активная зона - зона сопротивления движению. В юго-восточном углу впадины зарегистрировано несколько землетрясений с эпицентрами, приуроченными к разлому. Можно предположить существование здесь излома впадины. Как и для Тувинской котловины, восточное окончание впадины УбсуНур несейсмично. Две линейных цепочки землетрясений, параллельных ограничивающей впадину с востока разломной зоне, отчетливо видны на некотором удалении от конца впадины. Первая, более интенсивная, сечет хребты Сенгилен и Хорумнуг-Тайга в зоне их сближения. Вторая формируется южнее Бусийнгольской впадины.

С юга от впадины Убсу-Нур вдоль хребта Ханхухэй проходит мощная разломная зона с множеством ответвлений. Она отсекает расположенную с юга впадину Больших озер и хребта Хангай. Можно видеть, что эпицентры землетрясений приурочены к ответвлениям от основной зоны, а сама она несейсмична. Это объясняется особенностями тектонических движений вдоль отмеченной системы разломов. Впадина Больших озер и подпирающий ее горный массив Хангай отрезаны от потока движения горных масс, сейсмические процессы в этой системе идут с меньшей скоростью, и интервал в один год может оказаться для освещения механизмов сейсмичности этой зоны недостаточным.

Еще одна проявившая себя за 1997 год сейсмоактивная область – зона Курайского хребта. В этой зоне располагаются две впадины: Курайская и Чуйская. Отметим, что на Алтае имеются и другие впадины, но в сейсмичности за год заметно проявляются только эти две.

В результате проведенного анализа можно отметить, что в этот короткий интервал времени, не отмеченный крупными землетрясениями, проявили себя в сейсмическом режиме процессы, протекающие около впадин. Прежде всего, это Тувинская котловина, котловина Убсу-Нур и северная часть впадины Больших озер. Система этих впадин клином рассекает центр Алтае-Саянской области.

Можно предположить, что данные впадины являются препятствием на пути медленных перемещений горных масс от Тянь-Шаня через Алтай к Байкалу и с ними связано формирование быстро проявляющих себя в сейсмичности тектонических процессов. Чуйская и Курайская впадины являются внутренними структурами Горного Алтая. Вокруг этих структур также идут тектонические процессы, проявляющие себя в сейсмичности за год. Две отмеченные впадины явно выделяются среди других по проявлению в сейсмичности. О причинах повышенной сейсмичности вокруг этих сравнительно маленьких впадин можно лишь высказывать предположения. Согласно существующим представлениям [Милановский, 1996], Алтай испытывает горизонтальное воздействие, ориентированное субмеридианально. Если рассматривать систему крупных впадин (Тувинская, Убсу-Нур), то по проявлению сейсмичности (рисунок 11) можно говорить об отклонении направления движения блоков земной коры к востоку. Не исключено, что тектонические процессы, протекающие в окрестности Курайской и Чуйской впадин, играют заметную роль в изменении направления движения плит на Алтае [Дельво, Тенисен и др., 1995; Буслов, Зыкин и др., 1999].

Этим может объясняться яркость и быстротечность сейсмического процесса на этом участке Алтая, отмеченные закономерности повторяются из года в год, незначительно варьируясь [Еманов, Селезнев и др., 2004].

4.2 Геолого-тектоническая характеристика эпицентральной зоны Чуйского землетрясения Пространственно эпицентральная зона Чуйского землетрясения приурочена к участку Северо-Чуйского хребта, имеющему в плане форму «треугольника»: блоку девонских образований вулканогенного и карбонатнотерригенного составов, ограниченному с юга Чарышско-Теректинским глубинным разломом (основание треугольника), с северо-востока – СевероЧуйским разломом, с северо-запада – системой Бельгебашских разломов.

Горизонтальная протяженность каждого из разломов превышает 60 км.

Вертикальная протяженность каждого из разломов, оцениваемая в половину их горизонтальной протяженности, превышает 30 км и сопоставима с установленной глубиной залегания гипоцентров Чуйского землетрясения в 25-35 км [Семенцов, 2005].

Выделенный Северо-Чуйский «треугольник» разделяет крупные блоки земной коры с положительными значениями локальных аномалий силы тяжести:

Телецко-Чулышманский (с северо-востока) и Ануйский (с запада) (рисунок 12).

Узкая полоса отрицательных аномалий поля силы тяжести, трассирующая продолжение вершины Северо-Чуйского «треугольника», распространяется на север-северо-запад почти до широты г. Горно-Алтайска, разделяя утяжеленные блоки земной коры «диоритового» типа. Эта разделяющая структура известна под названием Уйменский прогиб или южная часть Уймено-Лебедского прогиба.

Сейсмической активизации были подвергнуты внутренние полосы «треугольника», приуроченные к основанию (отрезок Чарышско-Теректинского глубинного разлома от приустьевой части р. Карагем до района с. Бельтир в среднем течении р. Чаган-Узун) и правой стороне (Северо-Чуйский разлом) «треугольника», сложенные образованиями карбонатно-терригенного состава живетского яруса.

Рисунок 12 – Геотектоническая схема Чуйского землетрясения [по Семенцову, 2005] 1-4 – блоки земной коры: 1 – Ануйский, 2 – Северо-Чуйский, 3 – ТелецкоЧулышманский, 4 – Южно-Чуйский (цифры в квадратах – средняя плотность в г/см3); 5 – разломы: а – главные (1 – Курайско-Сарасинский, 2 – ЧарышскоТеректинский), б – второстепенные (1 – Северо-Чуйский, 2 – Бельгебашский), в – Чибитский активный разлом; 6 – сейсмоактивная область Чуйского землетрясения; 7 – изоглубины поверхности Мохоровичича, км; 8 – преобладающий состав земной коры: а – базальтовый, б – диоритовый, в – гранитный; 9 – направления: а – сжатия, б – растяжения; 10 – эпицентральная зона Чуйского землетрясения Последние разделены на два сейсмоактивизированных блока – Мажойский и Актуринский – сейсмически инертной долиной р. Ак-Туру, сложенной вулканитами эйфельского яруса.

История развития Северо-Чуйского «треугольника» связана с формированием вулканических и карбонатно-терригенных впадин на всей территории Республики Алтай. При этом Северо-Чуйский массив-треугольник являлся южным окончанием Уймено-Лебедского прогиба, окаймляющего с запада выступ докембрийских метаморфитов Телецко-Чулышманского блока.

Уже в средне-девонское время произошло разделение Северо-Чуйского «треугольника» на блоки вулканического состава и блоки карбонатнотерригенного состава (Мажойский и Актуринский) с приуроченностью карбонатно-терригенных пород к глубинным разломам (ЧарышскоТеректинскому, Северо-Чуйскому, Бельгебашскому), ограничивающим «треугольник». В ходе герцинской складчатости, не позднее верхнего палеозоя Северо-Чуйский массив обрел завершенный геотектонический облик. Эпоха мезозойской пенипленизации не оставила заметных следов в геологическом строении Северо-Чуйского «треугольника», исключая слабые проявления карбонатитовых и щелочных интрузий. В кайнозое глобальные процессы, происходящие на Земле, привели к образованию протяженной Алтае-Саянской горной системы. В Горном Алтае кайнозойская история проявилась (на фоне общего поднятия горной системы) в виде формирования ориентированных по широте цепочек межгорных тектонических впадин (Абайская, Уймонская, Курайская, Чуйская) в южной – юго-восточной его частях. Наибольшие относительные превышения вершин гор над днищами долин Курайской и Чуйской впадин достигают 2500-2800 м. Максимальные абсолютные отметки вершин гор (свыше 4000 м, максимальная отметка г. Машей-баш в массиве БишИирду составляет 4177 м) характерны для вершин Северо-Чуйского хребта, что свидетельствует об его продолжающемся поднятии в современную эпоху. Для Северо-Чуйского хребта характерен типичный альпийский рельеф (пикообразные, покрытые «вечными» снегами и ледниками вершины, обрывистые склоны, прорезаемые ущельями рек), в осевой зоне Курайского хребта с высотами 2500м проявлен мезорельеф с более мягкими формами [Семенцов, 2005]. Между хребтами располагаются межгорные котловины – Курайская, Чуйская.

Курайская котловина имеет в целом, подковообразную форму с выходами в средней части впадины ее древнее цокольное основание в виде Баратальской глыбы, сложенной преимущественно позднедокембрийскими кремнистокарбонатными и вулканогенными толщами и, менее, породами палеозоя. Общие размеры овально-округлой в плане Курайской котловины достигают 30-35 км по северо-западному удлинению вдоль зон Курайского и Баратальскому разломов, в которых и локализуются две самостоятельные части данной наложенной структуры. Котловина заполнена верхнеплейстоценовыми озерно-ледниковыми осадками, в ряде случаев подстилаемыми существенно карбонатными ракушниками неогена. По периферии развиты обвально-оползневые явления, сравнительно густая овражная сеть, для котловины, в целом, фиксируется уступообразный ледниково-аккумулятивный холмисто-грядовый рельеф.

Чуйская котловина является наиболее крупной межгорной впадиной на территории Республики Алтай, занимает площадь более 2000 км2 располагаясь в долине р. Чуя и приустьевых частей ее левых притоков (реки Чаган-Узун, Елангаш, Кокузек, Тархата) между Южно-Чуйским и Сайлюгемским хребтами на юге и Курайским хребтом на севере, размещаясь в целом в зоне схождения Теректинского (Теректинско-Карагемского) и Курайско-Ильдугемского глубинных разломов при общей удлиненности данной наложенной структуры в субширотно-северо-западном направлении и, ее приуроченности к МонгольскоАлтайской правосдвиговой зоне. Разрез отложений Чуйской котловины включает слаболитифицированные континентальные груботерригенные, глинистые и карбонатные (с ракушняками) осадки палеогена и неогена (карачумская, талдыдюргунская, красногорская, кош-агачская, кызылгирская, туерыкская, бекенская свиты), в прибортовых частях впадины нередко интенсивно дислоцированные с надвиганием на них блоков древних пород палеозоя, а также разнообразные четвертичные лимногляциальные, аллювиально-гляциальные, лимноаллювиальные и аллювиальные отложения. В краевых, периферических и прибортовых частях впадины широкое развитие имеют обвально-оползневые и неотектонические процессы с формированием структур гравитационной складчатости, мегабрекчий и разрывов. В пределах котловины распространены глубоковрезанные овраги и промоины, а также неотектонические трещины с малоамплитудными, преимущественно вертикальными перемещениями, возникающие, в частности, в связи с повышенной сейсмичностью данной территории.

4.3 Характеристика сейсмического процесса эпицентральной зоны до Чуйского землетрясения По уровню сейсмической активности и частоте возникновения сильных землетрясений территория Республики Алтай резко неоднородна. Большая плотность землетрясений характерна для Юго-Восточного Алтая, в пределах которого выделено три сейсмоактивных зоны – Чуйская, Чарышско-Теректинская и Шапшальская [Новиков и др., 2008].

Эпицентры землетрясений в Чуйской зоне приурочены к ЦентральноКурайской антиклинальной гряде, к зонам влияния Чейбеккольского, Курайского, Южно-Курайского разломов. Палеосейсмодислокации наблюдаются в долинах рек Чуя, Чибитка, Курайка, на оз. Чейбекколь, Талтура, Чаган-Узун [Рогожин, Платонова, 2002; Геодаков и др., 2003; Рогожин, Овсюченко и др., 2004].

Сейсмический режим Чуйско-Курайской зоны в последние сорок лет имел следующие особенности и др., 2004]. Во-первых, крупных [Гольдин землетрясений с энергетическими классами К12 в этой зоне не наблюдалось. Вовторых, по количеству землетрясений с энергией менее двенадцатого класса эта зона ярко высвечивалась в структуре Алтае-Саянской горной области как район с быстропротекающим сейсмотектоническим процессом. В-третьих, сейсмические события в основном концентрировались вокруг впадин.

На рисунке 13 дан график изменения во времени суммарной сейсмической энергии, выделившейся в Чуйско-Курайской зоне.

Рисунок 13 – Изменение во времени суммарной сейсмической энергии в ЧуйскоКурайской зоне перед Чуйским землетрясением [Еманов, Селезнев и др., 2004] Для подсчета энергии был выделен прямоугольный участок, охватывающий Курайскую и Чуйскую впадины, Чаган-Узунский приподнятый блок, Северо-Чуйский, Южно-Чуйский и Курайский хребты. Каждая точка на графике – суммарная сейсмическая энергия за год в отмеченной зоне. Выявлено, что в изучаемом регионе на протяжении многих лет значение суммарной сейсмической энергии не превышало 3·1011 джоулей. Так, за всю историю инструментальных наблюдений зафиксировано три года с повышенной суммарной сейсмической энергией: 1985 г. когда, суммарная энергия равна 1·1012 Дж, 1996 г. энергия равна 1,5·1012 и 2000 г. энергия 2·1012 Джоулей. То есть три года с повышенной энергией в сорокалетнем ряду инструментальных наблюдений выглядят как некоторое заблаговременное предупреждение о грядущей сейсмической активизации [Еманов, Колесников и др., 2003а]. Серия событий 1996 г. рассматривалась А. Г. Филиной как Акташский рой землетрясений [Филина, 2002].

В 1985 г. наибольший вклад в повышенное значение энергии внесло одно землетрясение в горном обрамлении юго-восточного угла Чуйской впадины. В этом году был достаточно активен Чаган-Узунский блок, и цепь землетрясений малых энергий проходила вдоль всего Курайского хребта. Небольшое количество слабых событий приурочено к Чуйским хребтам.

В активизации 1996 г. нет крупных землетрясений. Большое количество близких по энергии землетрясений делают год аномальным по выделившейся сейсмической энергии. Особой активностью отличаются периметр ЧаганУзунского блока и Курайский хребет. Данную активизацию вполне обосновано можно рассматривать, как рой землетрясений в эпицентральной области будущего крупного землетрясения за семь лет до главного толчка. Аномалия 2000 г., прежде всего, связана с землетрясением двенадцатого энергетического класса на стыке Чаган-Узунского блока с Северо-Чуйским хребтом. Повышенная сейсмичность в данном случае присуща Чаган-Узунскому блоку и Курайскому хребту с максимумом активности в районе, прилегающем к п. Акташ. В 2001 г.

суммарная энергия существенно снижается в сравнении с предыдущим годом, но остается выше обычного фона. Наиболее сильные землетрясения этого года сосредоточены на Курайском хребте в районе п. Акташ и в горном обрамлении юго-восточного окончания Чуйской впадины. Землетрясения малых энергий (до K=8) цепью проходят по Курайскому хребту и заполняют Чаган-Узунский блок, охватывая зону соприкосновения с этим блоком в Северо-Чуйском хребте.

В 2002 г. с августа по ноябрь в Чуйско-Курайской зоне наблюдалась сейсмическая активизация (рисунок 14). В этот период в Курайской впадине была развернута локальная сеть, позволяющая получить данные по координатам эпицентров на новом уровне точности, и впервые появилась информация о глубинах землетрясений в Чуйско-Курайской зоне [Еманов, Колесников и др., 2003а].

Рисунок 14 – Развитие сейсмического процесса в зоне Чуйского землетрясения по [Еманов, Колесников и др., 2004а]

А) Карта эпицентров землетрясений в период сейсмической активизации 2002 г.

(с 3 августа по 30 октября).

Б) Карта эпицентров микроземлетрясений в период сейсмического затишья.

Интервал наблюдений с 10 августа по 10 сентября 2003 г.

В) Чуйское землетрясения и его афтершоки. Интервал наблюдений с 27 сентября по 22 октября 2003 г.

Наибольшее число землетрясений в 2002-2003 гг. принадлежит интервалу глубин 12-16 км. Сейсмический процесс в основном сосредоточен в верхней части земной коры. Примечательным является наличие второго максимума в распределении глубин землетрясений на значении 4 км. Сейсмический процесс в данной зоне значителен в самых верхних слоях земной коры. По рисунку 14 можно сравнить сейсмических процессов в рассматриваемой зоне в разные периоды наблюдений. Во второй половине 2002 г. в зоне будущего крупного землетрясения отмечается сейсмическая активизация. На рисунке 14а представлена карта эпицентров для периода с 3 августа по 30 октября 2002 г. В 2003 г. наблюдается затишье вплоть до главного толчка. Рисунок 14б представляет карту эпицентров землетрясений малых энергий с 10 августа по 10 сентября 2003 г. На рисунке 14в отмечено положение главного толчка и его афтершоков. Эпицентр главного толчка приурочен к разлому, являющемуся границей между Чаган-Узунским блоком и Северо-Чуйским хребтом.

Сейсмические события первого дня происходят главным образом по периметру Чаган-Узунского блока, а в последующие дни наблюдается распространение афтершоков в стороны от него по линейному разлому по юго-западным границам Курайской и Чуйской впадин.

Из рисунка 14б видно, что в период затишья в Чаган-Узунском блоке практически отсутствуют даже слабые толчки. Большая часть землетрясений локализуется в овальной области, начинающейся в Северо-Чуйском хребте, охватывающей всю Курайскую впадину и заканчивающейся в северо-западном окончании Курайского хребта. Представляет интерес то, что Курайская впадина заполнена сейсмическими событиями, и землетрясения образуют линейные цепи.

Сейсмическая активизация, наблюдавшаяся в рассматриваемой зоне в 2002 г. (рисунок 14а) по особенностям пространственного размещения эпицентров существенно отличается от структуры афтершокового процесса (рисунок 14в). Сейсмическую активность проявлял весь Курайский хребет.

Высокая концентрация эпицентров наблюдалась в юго-западном углу Курайской впадины, и далее цепь событий тянулась из этого угла, окаймляя Чаган-Узунский блок с трех сторон. Примечательно, что зона будущего толчка была свободна от эпицентров, а также не было землетрясений по линейной зоне, участвующей в последующем афтершоковом процессе. Активизация имела ореол событий, по размерам в два-три раза превышающий ее диаметр.

4.4 Характеристика Чуйского землетрясения (2003 г.) 27 сентября 2003 г. в 11 часов 33 минуты 24,94 секунды по Гринвичу на территории Республики Алтай в долине р. Чуя в горной перемычке между Чуйской и Курайской впадинами произошло землетрясение с магнитудой по шкале Рихтера М=7,3 (координаты эпицентра – 49,999 с.ш., 87,852 в.д.) [Геодаков и др., 2003; Стаpовойт и др., 2003]. Интенсивность в эпицентре достигала 9 баллов. За инструментальный период сейсмологических наблюдений это самое крупное землетрясение на территории Алтае-Саянской складчатой области. Данное событие получило название Чуйское землетрясение [Гольдин и др., 2004; Еманов и др., 2004; Агатова, Новиков и др., 2004; Новиков, Еманов и др., 2004]. Активизация сейсмических процессов на территории Республики Алтай (продолжающаяся до настоящего времени) является последствием геодинамических процессов более высокого порядка (Центральной Азии) и связана с зонами глубинной трещиноватости, высокой проницаемости и напряженно-деформированным состоянием вмещающей среды. Отдельные разрывы были протрассированы на протяжении более 50 км [Рогожин, Овсюченко и др., 2004; Nissen et al, 2007; Назарян и др., 2008; Рогожин, 2013].

Эпицентр главного толчка приурочен к разлому, являющемуся границей между Чаган-Узунским (Сукорским) блоком и Северо-Чуйским хребтом, на югозападной границе блока (рисунки 15-16).

Рисунок 15 – Особенности строения эпицентральной зоны Чуйского землетрясения [Лисейкин, Соловьев, 2007] 1 – эпицентры Чуйского землетрясения (крупный кружок) и его афтершоков; 2 – сейсмологические станции; 3 – линия разреза (АА); 4– кайнозойские разломы; 5 – изолинии высот (проведены через 500 м)

–  –  –

1 – положение магистрального разлома; 2 – гипоцентр Чуйского землетрясения Сейсмические события первого дня происходили по периметру ЧаганУзунского блока, в последующие дни распространение афтершоков наблюдалось в сторону от него, по линейному разлому, по юго-западным границам Чуйской и Курайской впадин [Еманов и др., 2004]. Наиболее разрушительные сейсмодислокации поверхности, согласно картированию спутниковыми приемниками средней точности, находились в пределах линейной зоны на участке ее сопряжения с Чарышско-Теректинским разломом. Фрагменты этой зоны визуально фиксируются разнообразными катастрофическими деформациями поверхности, трассируя, тектоническую зону с азимутом простирания 120-300.

Тектонический разлом (аз. 120-300), трассирующийся сейсмодислокациями на поверхности, достаточно уверенно выделяется по геофизическим данным [Лисейкин, Соловьев, 2007]. Из рисунка 16 видно существенное увеличение значения скоростей P-волн на данном срезе, от 6,1 до 6,4 км/c. При этом участок Чаган-Узунского блока характеризуется относительно повышенными значениями скорости продольных волн до 6,3-6,4 км/c на глубинах 5-15 км. Значения скорости S-волн с глубиной изменяются от 3,5 до 3,7 км/с при отсутствии горизонтальных ее вариаций. Значения коэффициента Пуассона изменяются от 0,24 до 0,26, при этом повышенным значениям коэффициента Пуассона до 0,26 соответствует участок Чаган-Узунского блока, а пониженным до 0,24 – участок СевероЧуйского хребта.

Очаг землетрясения 27.09.03 г. вышел на поверхность в виде протяженной (около 50 км) S-образной в плане зоны сейсморазрывов северо-западного простирания, имеющей характер правого сдвига, строение которой на разных участках описано А. Р. Геодаковым и его коллегами [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. Сейсморазрыв, вышедший на поверхность в урочище Узюк, имеет западсеверо-западное (аз. 110-290°) простирание и представлен крутопадающим (угол падения 70-75°) на юг правосторонним сдвигом с амплитудой смещения порядка 0,5 м, определённой по смещению отдельных микроформ рельефа. В общем плане правосдвиговой зоны по аналогии со структурными схемами зон скалывания он может быть охарактеризован как обратное косое нарушение Скемптона (обратный косой синтетический скол) [Стоянов, 1977].

Строение сейсморазрыва урочища представлено в виде системы подставляющих друг друга зияющих сейсморвов в полосе примерно 200–250 м на участке расширения приподнятой части водораздела на протяжении 2,5–3,0 км (рисунок 17).

Рисунок 17 – a) структура сейсморазрыва на водоразделе рек Чаган и Елангаш: 1 – закрытые трещины и разрывы, 2 – валы вспучивания, 3 – сейсморвы, 4 – амплитуда (м) и направления смещения. Большая стрелка – направление главного удара, параллельные стрелки – направления подвижек почвы; b) структура сейсморазрыва на водоразделе р. Талдура-Кускуннур. 1 – сейсморвы; 2 – бровки валов вспучивания; 3 – контуры валов вспучивания; 4 – оси валов вспучивания [Геодаков, Овсюченко и др., 2003] Отдельные сейсморвы имеют длину до 50 м, ширину от 0,5 до 5 м и видимую глубину до 10–12 м. Направленность движения по закону правого сдвига отмечалась в смещении элементов отдельных рвов и по горизонтальной штриховке, отмеченной в отложениях делювиального шлейфа в пределах зоны.

На участках транспрессионного изгиба зияющие сейсморвы, которые являются структурами растяжения, сменяются структурами сжатия, представленными буграми вспучивания грунтов и наползанием почвы. На участках антитетических сколов (сопряжённых сколов Риделя) отмечались левосдвиговые подвижки с амплитудой 1,0–1,2 м, имеющие резко подчинённое значение по отношению к основным сколам зоны.

Переходя на склоны седловины, сейсморазрыв разветвляется, образуя два рва, которые зажимают между собой просевший блок (микрограбен). На восточном борту седловины ширина такого микрограбена составляет 25-30 м, а амплитуда опускания – 0,5-1,0 м. На восточном продолжении, на левом берегу р.

Талтуры, характер зоны изменяется. Ширина полосы разрывов в вершинной части окружающих сопок сужается до 10–20 м и представляет собой тонкую, тянущуюся по склону трещину, вдоль которой расположенные выше по склону грунты надвинуты на нижние с амплитудой смещения порядка 5 см.

Сейсмотектонические разрывы представляют собой систему трещин сжатия и расширения, укладывающуюся в линию северо-западного простирания.

Такая структура сейсмотектонического разрыва характеризует подвижку в очаге как сдвиг в горизонтальной плоскости. Строение зоны сейсморазрывов несколько отличается для различных участков. Так, например, на водоразделе рек Чаган и Елангаш разрыв разветвляется на две основные трещины, которые затем смыкаются, представляясь трещинами северо-западной ориентировки. По западной ветви наблюдается правостороннее смещение на 0,5 м, по восточной смещение достигает 0,2 м. Блок, заключенный между этими рвами, опущен на 0,2м и рассечен многочисленными диагональными трещинами. Поперечные разрывы перемежаются вспучиваниями и наползанием почвы высотой 0,3-0,7 м.

Картина разрушений в долине реки Талтуры несколько отличается. Здесь аллювиальные отложения рассечены рвами шириной до 2 м и длиной до 50 м и закрытыми трещинами с амплитудой правого сдвига 0,1-0,2 м. Трещины сопровождаются линейными зонами с вздыбленной на высоту до 0,5 м почвой.

Наиболее впечатляющие сейсмотектонические разрывы деформировали земную поверхность в широкой седловине на водоразделе рек Талтура – Кускуннур.

Ширина седловины составляет около 4 км, сложена она отложениями морены среднего плейстоцена. Зона сейсморазрывов здесь имеет субширотное простирание. Сами сейсморазрывы выстраиваются в эшелонированную систему зияющих рвов, смыкающихся линейными зонами сжатия (рисунок 17б).

Сейсморвы в этой районе принимают колоссальные масштабы, характеризуясь шириной до 10 м, длиной до 300 м и глубиной более 30 м. По отдельным зияющим разрывам амплитуда правого сдвига составляет 0,5 м. Зоны сжатия здесь представляют собой валы вспучивания высотой до 2 м и длиной до 50 м и надвиги, сдваивающие слой почвы. Сейсморазрывы разветвляются на две ветви и зажимают между собой просевшие блоки (микрограбены). На восточном борту седловины ширина такого микрограбена составляет не более 50 м, а амплитуда опускания около 0,5 м. На западном склоне просевший блок имеет ширину до 500 м и опущен с амплитудой до 2,5 м.

Ряд исследователей отмечают, что в зоне эпицентра Чуйского землетрясения находятся следы предыдущих землетрясений. Землетрясения, происходившие ранее, так же как современные, были следствием разрядки одного и того же очага. Чуйское землетрясение, по всей видимости, не является уникальным, оно лишь несколько «обновило» следы прошлых, возможно, более сильных землетрясений. Этот факт однозначно демонстрирует, что очаг сильного землетрясения оказывается «привязанным» к определенной геологической структуре [Агатова, Новиков и др., 2004; Высоцкий, Новиков и др., 2004].

Необходимо отметить, что в период с 2001 по 27.09.2003 г., т.е. до Чуйского землетрясения регистрировались события (рисунок 18), происходящие практически по всей площади Республики Алтай, занятой станциями, в то время как после землетрясения имеется информация только с ограниченной в пространстве области афтершоков [Еманов, 2004].

В 2004 г. зарегистрировано 12 землетрясений с КР12 и 27 – с КР11, из более крупных землетрясений лишь одно с КР=12,6. Наиболее крупные землетрясения сосредоточены по периферии Алтае-Саянской горной области, а именно: с запада от Зайсанской впадины, на Восточном Саяне, в очаговой зоне Агинского землетрясения, в эпицентральной зоне Бусингольского землетрясения, на юго-восточной границе Котловины больших озер и в эпицентральной зоне Монгольского Алтая, активность которых отмечена в период до основного толчка Чуйского землетрясения [Еманов, Лескова и др., 2010].

Рисунок 18 – Схема региональных сейсмологических наблюдений в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения; (а) – схема с эпицентрами землетрясений с 2001 г. по 27 сентября 2003 г., (б) – схема с эпицентрами из оперативного каталога Алтае-Саянского региона в период с 27 сентября 2003 г. по 2005 г. [Лисейкин, Соловьев, 2006] 1 – эпицентры зарегистрированных землетрясений и афтершоков, крупный кружок – эпицентр Чуйского землетрясения; 2 – сейсмологические станции региональной сети; 3 – выбранный для обработки кластер сейсмических событий.

В 2005 г. практически для всего Алтае-Саянского региона стали представительны землетрясения, начиная с Кmin=6, а в центральной части разъединенные ранее участки с Кmin=5 объединены теперь в единую зону.

Всего в 2005 г. зарегистрировано 2418 землетрясений, что в 1,2 раза меньше, чем в 2004 г. (2951). Суммарная за год сейсмическая энергия составила Е=8,61013 Дж, что в 4 раза больше таковой в 2004 г. (Е=2,11013 Дж), т.е. число землетрясений уменьшилось, а сейсмическая энергия увеличилась. Это объясняется возникновением сильного (КР=13.9) землетрясения, произошедшего в БелиноБусингольской зоне. Три землетрясения 13 класса зарегистрировано в пределах области афтершоков Чуйского землетрясения [Еманов, Лескова и др., 2011].

В 2006 г. в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения сейсмичность, концентрируется в основном вдоль северных границ Северо-Чуйского и ЮжноЧуйского хребтов, при этом отмечается активизация вблизи Южно-Чуйского хребта – здесь произошли два землетрясения с КР~10.Также впервые после Чуйского землетрясения было зарегистрировано событие с КР9 в Айгулакском хребте.

В 2008 г. сейсмическая активность региона оказалась самой высокой за последние пять лет и превысила таковую за 2007 г. в 27 раз. На севере Бусингольской впадины зарегистрированы сильные толчки в эпицентральной области Бусингольского землетрясения 1991 года (M=6,9). В области сильного Чуйского землетрясения 2003 г. с М=7,3 продолжался афтершоковый процесс [Еманов А.А., Лескова и др., 2010].

Выводы по главе 4 Сейсмический процесс в Алтае-Саянском регионе развивается в 1.

условиях коллизионного воздействия на блоковую структуру территории.

Большинство землетрясений происходит на границах блоков и по окраинам межгорных котловин.

Геологические процессы, сопровождающие подготовку Чуйского 2.

землетрясения и его афтершокового процесса существенно изменили сейсмический режим Алтае-Саянского региона, особенно в 2003 году, когда большинство землетрясений и все крупные события происходили только в эпицентральной области.

После 2004 года сейсмические события стали происходить и на 3.

периферии Алтае-Саянской области (Бусингольской, Зайсанской и др.).

Афтершоковый процесс Чуйского землетрясения продолжается и в 4.

настоящее время, что позволяет получать новую информацию об эпицентральной области и механизмах землетрясений.

Глава 5 Влияние Чуйского землетрясения на абиотическую компоненту среды

5.1 Развитие сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения Сейсмические события, как правило, сопровождаются природными процессами и явлениями, затрагивающими приповерхностные слои горных пород, которые по механизму образования условно подразделяются на две группы – сейсмотектонические и сейсмогравитационные. К сейсмотектоническим дислокациям относятся всевозможные трещины, разрывы, рвы на поверхности земли, к сейсмогравитационным дислокациям – обвалы, камнепады, оползни.

Сейсмодислокации, как правило, сопровождаются природными явлениями, связанными с деятельностью подземных вод. К ним относятся фонтанирующие источники, залповые субнапорные пластовые выходы подземных вод, изменения гидродинамического режима водоносных горизонтов и комплексов, а также открытых водоемов и водотоков, изменения качественного состава природных вод. Чуйское землетрясение по уровню и разнообразию сейсмодислокаций и явлений, связанных с ними, – типичное землетрясение с довольно разнообразным комплексом природных процессов, проявленных в эпицентральной зоне радиусом до 50-60 км, редко более. Развитие сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения обусловлено геологическими факторами среды – тектоническими, литологическими, гидрогеологическими и геокриологическими особенностями территории.

Остаточные нарушения земной поверхности (сейсмодислокации) были зафиксированы в пределах Курайской и Чуйской впадин, в юго-восточной части Сурулукульской впадины, на склонах Южно-Чуйского, Северо-Чуйского и Курайского хребтов и представлены первичными деформациями – сейсмотектоническими (сейсморазрывы) и вторичными, сейсмогравитационной, сейсмовибрационной природы (рисунки 19–20) [Достовалова и др., 2004].

Рисунок 19 – Карта распространения сейсмодислокаций в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения: 1 – сейсмотектонические разрывы; 2 – обвалы и осыпи;

3 – разжижения грунта; 4 – оползни; 5 – сейсмогравитационные трещины отрыва и оседания склонов; 6 – разломы, обновленные в неоген-четвертичное время [Девяткин, 2000]; 7 – четвертичные аллювиально-озерные и ледниковые отложения [Геодаков и др., 2003].

Рисунок 20 – Сейсморов, ширина 10 м и длина до 300 м глубина порядка 12 м (эпицентральная зона землетрясения) Сейсмотектонические дислокации проявились во всевозможных трещинах как открытых на поверхности, так и закрытых; многочисленных разрывах и рвах на поверхности земли.

Наиболее разрушительные сейсмогенные деформации поверхности находятся в пределах линейной зоны, соответствующей Северо-Чуйскому разлому на участке его сопряжения с Чарышско-Теректинским разломом [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. На рисунке 21 черными линиями показан выход сейсморазрыва на поверхность в бассейне р. Чаган-Узун на восточном погружении Северо-Чуйского хребта. Фрагменты этой зоны деформаций визуально фиксируются разнообразными катастрофическими деформациями поверхности (рисунки 19-22).

Рисунок 21 – Долина р. Кускунур, сейсморазрыв. Хорошо видна сопряженная система трещин отрыва и сжатия (валы вспучивания). На заднем плане виден древний оползень и свежие осыпи, образованные в результате землетрясения Азимут простирания тектонической зоны 120-300° (СЗ-ЗСЗ). Протяженность зоны 15 км. Зона простирания сейсмодислокаций представляет собой кулисообразно подстилающие друг друга трещины сжатия и растяжения. Структура сейсморазрыва характеризует подвижку в очаге как практически чистый сдвиг в горизонтальной плоскости. Примечательно, что западная и восточная граница данного участка практически совпадают с выделенным Платоновой С. Г. по данным повторного нивелирования активным тектоническим блоком, соответствующим в пространственном отношении Сукорскому (ЧаганУзунскому) горсту (в административном отношении – участок от с. Чаган-Узун до с. Ортолык) [Рогожин, Платонова, 2002]. В пределах этого блока в течение 1978-1993 гг. наблюдались самые высокие скорости вертикальных движений, значения которых составляли 7,84–8,0 мм/год. Для блока характерна высокая сейсмическая активность как на современном этапе (эпицентры землетрясений 1960 г. и 1988 г. с магнитудой 4,0), так и в течение позднего плейстоцена и голоцена [Рогожин, Платонова, 2002].

По данным сотрудников ТЦ «Алтайгеомониторинг» 9), (таблица значительное число сейсмотектонических дислокаций поверхности в эпицентральной зоне имеют ориентировку, совпадающую с направлениями осей главных напряжений.

Параметры сейсмогенных дислокаций указывают, что наиболее разнообразные по типам и максимальные по размерам дислокации образовались на территории, удаленной от эпицентра на 7-15 км [Достовалова, 2004].

Именно эти деформации в зонах проживания людей принесли наибольшие разрушения зданий, жилых домов и хозяйственных построек.

Наиболее приближенными к эпицентру оказались села Бельтир и Акташ.

Здесь наблюдалось разрушения большего количества печей, падение дымовых труб, образовались трещины в межоконных перемычках стен, иногда наблюдался вывал участков стен и углов особенно у шлакоблочных зданий. Деревянные дома пострадали не так значительно, разрушения в основном свелись к частичному смещению бревен и частичному разрушению крыш.

В селе Курай, не смотря на близость к эпицентрам сильных толчков, зафиксированы немногочисленные деформации построек и объектов.

Села Мухор-Тархата, Ортолык, Кош-Агач пространственно приуроченные к зоне влияния сейсмогенерирующего Чарышско-Теректинского разлома, располагаются на его восточном фланге. Они достаточно удалены от эпицентров (35-50 км), но в них имелись многочисленные деформации поверхности и хозяйственных объектов.

–  –  –

Примечания: СР – сейсморвы, Оп – оползни, СТ – трещины, Ф – фонтанирующие источники, НИ – кратковременные напорные источники Сейсмогравитационные дислокации проявились в виде оползней, горных обвалов, осыпей и камнепадов, сейсмогравитационных оседаниях склонов, выбросов разжиженного песчано-глинистого материала и компенсационными проседаниями земной поверхности. В 7 км к западу от пос. Бельтир на правом склоне долины р. Талтура, в точке сопряжения Чарышско-Теректинского и Северо-Чуйского разломов сошел гигантский оползень (Арха-Узук) озерноледниковых отложений. Подобные оползни и оплывины меньших масштабов образовались на склонах долин рек Чаган и Чаган-Узун.

Крупные камнепады и обвалы имели четкую приуроченность к полям развития массивных плотных доломитов, характеризующихся слабой трещиноватостью скальных массивов. Наиболее крупные глыбы в обвальных конусах наблюдались в долине р. Талтура, по левому борту (доломиты размером до 7х3х2 м) и на 775 км Чуйского тракта (мраморизованные известняки размером до 4х2х2 м) (рисунок 22).

Рисунок 22 – Обвал в долине р. Ак-Туру (фото М. С. Достоваловой)

Сейсмодислокации сопровождались природными явлениями, связанными с деятельностью подземных вод, проявившимися в фонтанирующих источниках (грифоны), залповых выходах субнапорных пластовых вод, изменениях гидродинамического режима водоносных горизонтов и комплексов, а также открытых водоемах и водотоках, изменениях качественного состава природных вод [Достовалова, 2004].

Выбросы и разливы разжиженных песка и грязи в виде грифонов или грязевых «вулканчиков» приурочены в основном к низменным, кое-где заболоченным участкам (рисунок 23) в геологическом строении которых принимают участие тонкодисперсные водонасыщенные рыхлые породы (глины, суглинки, пески пылеватые), способные при динамических воздействиях разжижаться до текучего состояния и изливаться на поверхность конических или воронкообразных форм песчанно-глинистых грязевых «вулканчиков», трещин со следами излияния песчанно-глинистой грязевой массы, выбросов гравия и гальки и компенсационных проседаний земной поверхности.

а Рисунок 23 – Проявления грифонов: а – на продолжении сейсмовибрационной трещины в дороге Кош-Агач – Бельтир; б – в селе Белтир (фото В. Сухова) Под воздействием толчков произошли существенные подвижки в ледниковом покрове Южно-Чуйского хребта, увеличились трещины ледопадов, обнажились нунатаки, в леднике вершины Купол Трех Озер произошел разрыв с областью питания [Геодаков, Овсюченко и др., 2003]. Трещинные деформации, возникшие в теле ледников, в период весенне-летнего таяния создали дополнительные русла стока, а дезинтеграция некоторых монолитных участков льда увеличила скорости таяния, что в совокупности привело к ускорению процесса деградации ледникового покрова. В период половодья эти тенденции выразились более мощными паводками в водотоках, текущих с ледников, и, следовательно, активизацией эрозионных процессов [Агатова, Непоп, 2010].

Напряжения, возникающие в результате сильных сейсмических толчков, вызывают не только деформации сжатия, но и деформации растяжения в горных породах. Именно деформации растяжения выражаются в рельефе трещинами и рвами с проседанием внутренних частей, по которым нередко разгружаются подземные воды с локальным напором. Иногда проседание является результатом кратковременного фонтанирования воды с выбросом рыхлых осадков, что дает в рельефе очень характерные, довольно глубокие воронки округлой и овальной формы. Сейсмические толчки большой мощности, вызывающие в водовмещающих толщах деформации сжатия и растяжения, создают в водоносных горизонтах и комплексах локальный напор. Поскольку в приповерхностных слоях горных пород образуется масса трещинных нарушений, напорные воды используют эти деформации как подводящие каналы для выброса воды. Мощность напора достаточно велика и способна, как показывают наблюдения, выталкивать на поверхность довольно крупные гальки и валуны (до 10-20 см в диаметре). Зафиксированы фонтаны, выбрасывающие крупногалечный материал, что говорит о достаточно большом напоре, а крайне редкое наличие в конусах выброса специфических пород (белых глин, углистых осадков) дает основание предположить, что только некоторые источники относятся к глубоким горизонтам межмерзлотных и подмерзлотных вод, приуроченных к отложениям палеоген-неогенового возраста.

5.2 Землетрясения и оползневая активность в эпицентральной зоне Чуйского землетрясения В качестве доказательства первого защищаемого положения, необходимо охарактеризовать оползневые процессы на изучаемой территории.

Систематические наблюдения за оползневыми процессами на территории Республики Алтай и в том числе на восточном фланге Чаган-Узунского блока начались в августе 2001 года. При изучении оползневых процессов было выявлено, что активизация оползневых процессов в горном обрамлении западной части Чуйской впадины совпадает с активизацией сейсмической деятельности на изучаемой территории, отмечаемой с 1996 года [Еманов и др., 2003; Еманов и др., 2004].

Оползневые структуры в сейсмоактивной зоне, являясь наиболее чувствительными структурными элементами экзогенного рельефа. Они практически мгновенно среагировали на изменение глубинного состояния недр, тем самым, явившись индикаторами сейсмической активизации территории. На рисунке 24 изображен оползень, развивающийся в зоне влияния Курайского тектонического разлома (северо-восточная граница Чаган-Узунского блока).

Оползень сложной морфологии, сочетающий элементы циркообразного (блокового) движения и солифлюкционного течения по ложбине стока метеогенных вод. По глубине захвата – это покровный оползень скольжения рыхлых наносов. Но в надоползневом уступе обнажаются, помимо четвертичных отложений, осадки кош-агачской свиты палеоген-неогенового возраста (супеси с углистыми вкраплениями). И это – косвенный признак режимообразующего фактора – тектонического.

Чуйский участок расположен в области влияния активных глубинных разломов Курайско-Саянского структурного шва и оперяющих его тектонических структур более низкого порядка [Туркин, Федак, 2008], на западной окраине Чуйской межгорной впадины, в его пределах расположено 2 села Кош-Агачского района и автомагистраль федерального значения М-52 «Чуйский тракт». Участок «Чаган-Узун» приурочен к эпицентральной зоне землетрясения с максимальным развитием сейсмодислокаций, в пространственном отношении это долина рек Талтура и Чаган, включая их междуречье.

Рисунок 24 – Оползень, образованный в 2001 г. (фото М. С. Достоваловой)

Известно, что сейсмоактивные зоны обладают повышенной сейсмичностью, которая вызывает, в частности, образование вторичных сейсмодислокаций, нередко оползневого характера. Чуйская сейсмоактивная зона испытывает поступательное вертикальное движение вдоль долины р. Чуя, на фоне которого выделяются скачки скоростей движения, соответствующие современным тектоническим блокам. Один из этих блоков представлен Сукорским (Чаган-Узунским) выступом и западной частью Чуйской впадины.

Чуйский участок обобщения в структурно-тектоническом отношении приурочен к восточному флангу Чаган-Узунского блока (Сукорского выступа).

Ряд исследователей отмечает пространственное совпадение участков скачкообразного изменения современных градиентов скоростей с активными в геологическом и сейсмическом отношении структурами и палеосейсмодислокациями [Рогожин, Платонова, 2002]. Оползневая активизация на Чуйском участке обобщения пространственно совпадает с выделенным участком максимальных градиентов скоростей. Поэтому активизация оползневых процессов логична и вполне вписывается в сценарий сейсмической активности территории, подтверждая влияние Чуйского землетрясения на активность оползневых процессов.

Активизация оползневых процессов в Республике Алтай может быть связана с общим изменением вибрационного режима территории в косейсмический период. Известно, что виброчувствительность пород – это характеристика, определяющая свойства пород под воздействием вибрации. При этом, виброчувствительность насыщенной среды связана с особенностями среды и частотными характеристиками системы геологических пород и степенью их водонасыщенности, которые, в свою очередь, реагируют на существующие напряжения в массиве горных пород.

В форшоковый период подготовки землетрясения территория ЮгоВосточного Алтая испытывала воздействие сейсмических событий малой амплитуды. Так называемый «рой» землетрясений представляет собой значительное количество мелкоамплитудных сейсмических событий за короткий промежуток времени. Реакцией геологической среды на данные события стала активизация склоновых процессов, в том числе активизация древних оползневых структур и образование новых покровных оползней. Активизация оползневых процессов вполне объяснима с точки зрения вибрационного воздействия малоамплитудных событий на склоновые отложения.

Магнитуда сейсмических событий «роя» сравнительно мала и фиксируется только измерительными приборами. Но такое высокое по интенсивности и плотности сейсмическое воздействие (до нескольких событий в день) способно вызвать в суглинистых и глинистых грунтах на границах сезонно-талого слоя и вечномерзлых грунтов явление тиксотропности (разжижения грунтов). Именно такие явления наблюдались в первые дни после Чуйского землетрясения на участках поймы р.

Чаган, покрытой суглинистыми осадками грифонов. Аналогичные процессы могли проявляться в форшоковый период на границах основных деформирующихся горизонтов, вовлеченных в оползание. О локальном разжижении грунтов свидетельствуют следующие явления: появление фрагментов вязкого течения суглинистых грунтов, мягкопластичные грунты в днищах раскрывающихся трещин растяжения, валы пластичного выдавливания.

Отметим, что эффекты сейсмогенного разжижения грунтов очень опасны для строительства и требуют их изучения и учета при строительстве.

В афтершоковый период сейсмическую активность проявлял весь Курайский хребет. Высокая концентрация эпицентров наблюдалась в югозападной части Курайской впадины и далее цепью окаймляла Чаган-Узунский блок с трех сторон. Именно в пределах этого блока отмечена максимальная активизация оползневых процессов (Чуйский наблюдательный участок).

По результатам обследования оползневых структур выявлены следующие закономерности их формирования:

• наличие древних сейсмогенных оползней, приуроченных к структурнотектоническим уступам Курайского тектонического шва;

• приуроченность современных оползней к тектоническим структурам Курайско-Саянской шовной зоны;

• приуроченность некоторых современных оползней к зонам разгрузки подземных вод, расположенных в структурно-тектонических уступах Курайского тектонического шва. Оползни в зоне разгрузки подземных вод приобретают сложный характер по морфологии тел, сочетая элементы сухого скольжения и течения (оползни-потоки, глетчерообразные оползни);

• элементы современного оползневого рельефа (трещины растяжения, сдвига, рвы растяжения и стенки отрыва) имеют азимуты простирания, близкие к ориентации структурных швов;

• основной деформирующийся горизонт – комплекс осадков кош-агачской свиты, расположенный в тектонических блоках, и четвертичные отложения, пространственно сопряженные с ними;

• «критические» уклоны поверхности, вызывающие образование оползней, соответствуют крутизне более 20 исключение из правил составляют оползни, приуроченные к Чаган-Узунскому блоку, где крутизна склонов менее 10;

• унаследованный характер образования современных оползней в пространственном отношении, по механизмам образования и морфологии тел;

• по морфологии оползневых тел преобладают циркообразные оползни, а по механизму смещения – сложные, что вполне характерно для горных стран.

Известно, что основной толчок приводит к возникновению мощных силовых полей в зоне очага, в результате действия которых приходят в движение плохо связанные со средой массы на горных склонах. Возникают вторичные обвалы, возбуждающие сейсмическое излучение, которое накладывается на излучение первичного толчка [Измайлов, Мишин, 1986; Непоп, Агатова, 2008].

В результате основного толчка Чуйского землетрясения образовался гигантский оползень. Площадь оползня 0,615 км2. Объем перемещенных масс, учитывая среднюю глубину захвата пород 30 м, составляет 18,46 млн. м 3. По морфологии как по комплексному признаку – это циркообразный объект с ярко выраженным асимметричным дугообразным надоползневым уступом и овальным в плане оползневым телом. По фазе развития – это движущийся объект, развитие его происходит регрессивно, вверх по склону (рисунок 25).

Реакцией геологической среды на крупные сейсмические события явилось образование сейсмодислокаций первичного и вторичного характера. К вторичным деформациям относятся сейсмогенные оползни, осыпи, обвалы, камнепады, оплывины, трещины оседания на склонах.

По результатам данного обследования выделен еще один участок для наблюдений за вторичными деформациями поверхности гравитационного класса, а именно за оползневыми структурами и трещинами оседания, образовавшимися в момент землетрясения. Участок расположен в долине р. Талтура и охватывает в пространственном отношении поле с максимальным развитием вторичных сейсмодислокаций, в том числе гигантский оползень, возникший в момент основного толчка [Достовалова, 2004; Достовалова, Шитов, 2010].

Рисунок 25 – Оползень Арха-Узюк. По своим параметрам оползень относится к катастрофическим объектам (фото М. С. Достоваловой) В происходящей в настоящее время сейсмической активизации на территории Республики Алтай выделяется три периода развития, которые имеют свои специфические особенности по уровню и качеству воздействия на геологическую среду и, в частности, на породы зоны аэрации, опосредованно выраженные в активизации экзогенных геологических процессов.

Оценка взаимосвязи оползневых процессов с геодинамической активностью территории построена на сравнительной характеристике активности в форшоковый и афтершоковый периоды на Чуйском участке, расположенном на северо-восточном фланге Чаган-Узунского блока. Оползневые процессы в эти периоды протекали неравнозначно, вектор тенденций различен. Анализ активности на Чуйском участке наблюдений говорит о резком снижении оползнеобразования в афтершоковый период, причем, как по числу новообразованных оползней, так и по активизации древних структур. Таким образом, особенности развития оползневых процессов в форшоковый и афтершоковый периоды сейсмической активизации позволяют говорить о сейсмических процессов на экзогенные геологические процессы.

Необходимо отметить имеющееся предположение о возможности влияния Тибетского землетрясения 2001 года на геодинамическую активность Алтая [Дядьков и др., 2006]. Наши исследования подтверждают, что активизация оползневых процессов на изучаемой территории началась приблизительно в это же время.

Следует отметить, что при общей тенденции к снижению оползневой активности в афтершоковый период 2004-2009 гг., в 2008 г. наблюдалось кратковременное усиление активности оползневых процессов в пределах Чуйского участка, известного своей форшоковой активизацией (рисунок 26).

Рисунок 26 – Оползень, образованный в 2008 г. перед свершившимися сейсмическими событиями в Иркутской области и в Туве (фото М. С.

Достоваловой) По морфологии – это сложный оползень, сочетающий циркообразные (блоковый сдвиг) и глетчерообразные формы (оползень течения). В пространственном плане оползень приурочен к правому борту р. Чаган-Узун (восточная граница Чаган-Узунского блока). Локальная активизация оползневых процессов является логичным этапом в сейсмической активизации территории, связанной с крупным Чуйским землетрясением 27.09.2003 г. Землетрясения такой интенсивности, как правило, имеют длительный афтершоковый процесс, который может продолжаться годы и десятилетия [Еманов и др., 2003]. За период 2004гг. афтершоковый процесс развивался согласно закону повторяемости землетрясений, но с дефицитом крупных афтершоковых событий.

Согласно информационной записке Центра ГМСН (Отдела мониторинга геодинамических процессов), в период с 21 июня по 31 июля 2008 г. в АлтаеСаянском регионе и на прилегающих к нему территориях, в пределах радиуса 1000 км относительно географических координат 92 в.д. и 52 с.ш. наблюдалось сейсмическое затишье [Стажило-Алексеев, 2008]. Согласно параметрам гидрогеодеформационного поля (ГГД –поля ), за 15, 25 июня и 5, 15, 25 июля в регионе наблюдался процесс активного кругового перераспределения структуры ГГД– поля с перемещением аномалий относительного сжатия и растяжения по направлению обратно ходу часовой стрелки. К концу июля с северо-востока и северо-запада Алтае-Саянского региона увеличилась площадь и интенсивность клинообразной аномалии растяжения, подпираемой с юго-востока (район г.

Горно-Алтайск) и с юго-запада (район г. Кызыл) двумя обширными аномалиями сжатия. Как отмечалось в записке, сейсмическое затишье в Алтае-Саянском регионе с 21 июня до конца июля 2008 г. сопоставимо с графиком сезонной сейсмичности перед Чуйским землетрясением (2003 г.) [Стажило-Алексеев, 2008], что подтверждает подобие динамики сейсмического режима. Отсутствие разрядки сейсмической энергии (землетрясений) при усилившейся динамике ГГД–поля, является прогнозным признаком сильного землетрясения (с магнитудой М=5,5), которое может произойти в августе 2008 г. в пределах радиуса 1000 км от центра региона (92 в. д. и 52 с.ш.) – в Алтае-Саянском регионе или на прилегающих территориях Казахстана, Китая, Монголии. Как известно, в августе 2008 г.

произошли мощные землетрясения в Республике Тыва (16.08.2008 – 5 толчков с максимальной магнитудой 5,6) и в районе озера Байкал (27.08.2008, серия толчков с максимальной магнитудой 6,1).

В этом контексте оползневая активизация на Чуйском участке в 2008 году явилась вполне закономерной и еще раз подтвердила тесную взаимосвязь оползневых процессов с сейсмичностью территории.

Анализ факторов, влияющих на оползневые процессы Республики Алтай В настоящее время выявлено, что динамика экзогенных геологических процессов связана с большим количеством быстродействующих режимообразующих факторов, оказывающих на нее влияние. Это, прежде всего, метеорологические, гидрологические, сейсмические факторы, солнечно-земные взаимодействия и техногенные процессы. Все эти факторы обладают собственной динамикой и в разной степени оказывают влияние на активность экзогенных геологических процессов. Кроме этого, факторы, оказывающие влияние на оползневые процессы подразделяются на предварительные – накапливающие материал и триггерные.

Нами и рядом авторов производилось изучение влияния сейсмических процессов на экзогенные геологические процессы (ЭГП) [Методика изучения…, 1988; Селюков, 1989; Достовалова, Шитов, 2010, 2011]. Эти исследования показали, что на ЭГП оказывает влияние большое количество различных факторов. Поэтому, используя полученный в результате геомониторинга большой временной ряд наблюдений за ЭГП на территории Горного Алтая, была проанализирована роль различных факторов в динамике оползневых процессов.

Важнейшим показателем изменений климата являются вариации метеорологических характеристик [Горбаренко, Еремина и др., 2013]. Известно, что эти вариации оказывают существенное влияние на динамику экзогенных геологических процессов [Казаков, Генсиоровский, 2007]. Природные климатические зоны, высотная поясность территории обуславливают разнообразие термического режима и режима увлажнения в пределах Республики Алтай.

Температура и режим увлажнения, обуславливая различия в нагревании и охлаждении участков поверхности, обеспечивают разную скорость дезинтеграции горных пород, способствуя, таким образом, развитию оползней, обвалов и других склоновых экзогенных геологических процессов. Гидрологический режим водотоков, который существенно зависит от режима увлажнения, оказывает значительное влияние на развитие и активность экзогенных геологических процессов гидрогенной группы (береговая и глубинная эрозия, сели, затопление, наводнения) [Макаров, Кюнцель и др., 1995].

Изменения температуры воздуха оказывают существенное влияние на термовлажностный режим пород зоны аэрации, который играет важную роль в активизации криогенных и склоновых процессов в зонах развития многолетнемерзлых пород. В районах развития многолетней мерзлоты, к которым относятся и высокогорные районы Республики Алтай, при повышении температуры воздуха развиваются такие экзогенные геологические процессы, как термокарст, солифлюкция [Хрусталев, Пустовойт, 1994; Рудько, Лопатинский и др., 1995], а при понижении – пучение, наледи. Повышение температуры приводит к нарушению внутренних связей и потере устойчивости грунтов, особенно на склонах, что увеличивает риск развития оползневых процессов.

На динамику оползней влияет их приуроченность к разломным структурам [Рудько, 1994]. Это обусловлено формированием в области разлома ослабленной зоны, по которой осуществляется транспорт флюидных растворов, в том числе и на поверхность [Трофимов, Харькина и др., 2008].

Существенное влияние на экзогенные геологические процессы, особенно на образование оползней, обвалов, оказывают сейсмичность территории, ее динамика, магнитуда землетрясений, увеличение скорости современных тектонических движений [Зеркаль, 1994; Медведев, Штенгелов, 1996].

При сопоставлении ритмики солнечной активности, осадков и динамики оползневой активности выявляется достаточно тесная связь солнечной активности с оползнеобразованием и более слабая ее связь с количеством осадков [Шеко, 1974; Зеркаль, Королев, 2008; Пруцкая, Круткина и др., 2009].

С учетом комплексности режимообразующих факторов, оказывающих влияние на динамику экзогенных геологических процессов, важен системный подход к выявлению степени их влияния на ЭГП [Макаров, Кюнцель и др., 1995].

Наличие продолжительных временных рядов активности ЭГП позволяет произвести их сопоставление с режимообразующими факторами [Кюнцель, Постоев, 1976].

В рамках государственного мониторинга ЭГП, осуществляемого ТЦ «Алтайгеомониторинг», на территории Горного Алтая организованы наблюдательные участки ГОНС (государственной опорной наблюдательной сети), на которых ведутся режимные наблюдения за развитием гравитационноэрозионных и оползневых процессов. Временной интервал наблюдений – 12 лет (2001–2012 гг.).

Оползневые процессы в рамках данной работы рассматриваются на примере Чуйского наблюдательного участка, расположенного на территории Кош-Агачского административного района, в горном обрамлении Чуйской межгорной впадины. В контуре Чуйского участка расположено два села КошАгачского района и автомагистраль федерального значения М-52 «Чуйский тракт».

В тектоническом плане Чуйский участок приурочен к Чуйской сейсмоактивной зоне, к области влияния активных глубинных разломов Курайско-Саянского структурного шва и оперяющих его тектонических структур более низкого порядка. Участок примыкает к северной и восточной границам Чаган-Узунского горста (Сукорского выступа), вокруг которого и развивались основные сейсмические события в 2003 г., а именно Чуйское землетрясение (М=7,3), его форшоки и афтершоки. В этом отношении активизация оползневых процессов на данном участке в 2001-2013 гг. весьма показательна и симптоматична. Образование оползней в эпицентральной зоне землетрясения вполне вписывается в модель лавинно-неустойчивого трещинообразования, характерного для очаговой зоны землетрясений в форшоковый период.

Аналогичные процессы могут происходить также и в афтершоковый период подготовки крупных афтершоков. Всего в пределах Чуйского участка за период наблюдений 2001-2013 гг. зафиксировано 105 древних и современных оползней, различных по морфологии, типу движения, активности и размерам. Размеры древних оползней достигают 0,2-1 км2 по площади, глубина захвата достигает 50м. Современные оползни, как правило, покровного типа, с глубиной захвата 1-10 м, редко больше, площадь их – 0,0001-0,09 км2.

В пределах Чуйского участка выделено три подучастка, приуроченных к различным тектоническим структурам. Поучасток Предгорный расположен в северной части Чуйского наблюдательного участка, в отрогах Курайского хребта, в зоне развития Курайского разлома. Курайский разлом является сейсмоактивной структурой, но в сценарии развития Чуйского землетрясения он играл второстепенную роль. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1885-2315 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – полигенетические осадки квартера и палеоген-неогеновые отложения кош-агачской свиты. В пределах участка расположено 45 оползневых массивов, из которых 20 оползней – древние и 25 – современные (образованные 1-15 лет назад).

Подучасток Чуйский тракт приурочен к северной границе Чаган-Узунского горста, к тектоническому уступу с протрузиями серпентинитов, имеет линейно вытянутую форму в плане вдоль правобережья р. Чуя. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1710-1920 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – неогеновые отложения туерыкской и бекенской свит, полигенетические осадки квартера, изредка в процессе оползнеобразования на дневную поверхность выдавливаются палеогеннеогеновые отложения кош-агачской свиты. В пределах участка расположено 20 оползневых массивов, из которых 6 оползней – древние, 14 – современные, образованные 5-15 лет назад. Более половины оползневых массивов в пределах участка имеют водопроявления разнообразного характера. Наиболее распространенными из них являются источники, сопровождающиеся заболоченностью мочажинного и озерково-мочажинного характера, и несколько реже – термокарстовые озерки, связанные с оттаиванием многолетнемерзлых пород на границе сезонно-талого слоя. Практически все водопроявления приурочены к подошве структурно-тектонического уступа.

Подучасток Чаган-Узун находится в левом борту р. Чуя, юго-восточнее с.

Чаган-Узун и приурочен к Сукорскому (Чаган-Узунскому горсту) тектоническому выступу. Процесс оползнеобразования охватывает орографический интервал 1750-1870 м. Основные деформирующиеся горизонты в оползневых массивах – флювиогляциальные отложения верхнечетвертичного возраста, реже палеогеновые и палеоген-неогеновые отложения карачумской и кош-агачской свит, причем последние в процессе оползнеобразования выдавливаются на дневную поверхность. В пределах подучастка зафиксировано 40 оползней, из которых 6 оползней относятся по возрасту к историческим объектам, образованным более 15 лет назад, а 34 – к современным, образованным 3-15 лет назад. Древних оползневых массивов в пределах участка не обнаружено.

Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов на высокогорных территориях Республики Алтай изучалась на примере Чуйского наблюдательного участка ГОНС. При корреляционном анализе использовались временные ряды активности оползневых процессов, метеорологических показателей, сейсмической активности территории, солнечной активности (число Вольфа). Период временных рядов наблюдений – 2001-2013 гг.

Показатели оползневой активности представлены числом оползней с высокой, средней и низкой степенью активности и числом оползней с активными фазами движения, которые определялись по комплексу визуальных признаков и полуинструментальных измерений.

Метеорологические факторы включают температуру и количество осадков в условно зимний (ноябрь – март) и летний (апрель – октябрь) периоды года, а также в целом за год (рисунок 27).

Рисунок 27 – Динамика оползней (с высокой, средней и низкой активностью) на Чуйском участке наблюдений и его подучастках «Предгорный», «Чуйский тракт»

и «Чаган-Узун в» сопоставлении с режимообразующими факторами оползневых процессов Сейсмическая активность охарактеризована суммарной энергией землетрясений за год как на территории Республики Алтай (РА), так и на территории Алтае-Саянского региона (АСР) в целом. Расчеты энергии землетрясений основаны на данных Геофизической службы СО РАН [Геофизическая служба…, 2013]. При этом производилось суммирование энергетического класса землетрясений, десятичного логарифма высвободившейся сейсмической энергии, представляющего количественную меру величины землетрясений, измеренной в Джоулях [Никонов, 2009].

При характеристике солнечной активности использованы данные, опубликованные на электронном ресурсе Solar Cycle Progression [Solar Cycle Progression, 2013].

Метеорологические характеристики использовались по данным ГМС КошАгач, расположенной в 20 км от наблюдательного участка.

Экзогенные процессы на исследуемой территории генетически связаны с особенностями рельефа, геологическим строением, составом пород и метеорологическими условиями района. Климат характеризуется комплексом метеорологических элементов, которые почти все влияют на коэффициенты устойчивости склонов. Это влияние можно оценить количественно, учитывая сезонные колебания прочности пород, влияние температурных характеристик на многолетнемерзлые породы, количество атмосферных осадков.

Нами было произведено сопоставление между вышеперечисленными режимообразующими факторами, оказывающими влияние на динамику экзогенных процессов, и активностью оползней на участках наблюдения (рисунок 27).

Как известно, климат определяет режим сезонных колебаний коэффициента устойчивости склонов, в том числе влияет как на его средние, так и на экстремальные сезонные значения, определяет время наступления его максимума и минимума и, следовательно, влияет на время оползневых подвижек.

На активизацию оползней наибольшее влияние оказывает режим увлажнения в зимний период года, эквивалентный запасам влаги в породах зоны аэрации.

Поэтому внутригодовая активность поверхностных оползней возрастает в весенне-летний период. В то же время отмечены сходы оползней и во время недостаточного режима увлажнения [Непоп, Агатова, 2008]. В климатических условиях рассматриваемых участков вряд ли режим увлажнения играет существенную роль, поскольку высокогорная местность Горного Алтая с оползневой активизацией характеризуется весьма скудным увлажнением – 100мм/год, свойственным горным полупустыням.

Необходимо также учитывать температурный тренд климатических изменений в изучаемых районах Республики Алтай. Исходя из данных ряда авторов, повышение температуры на территории Горного Алтая составляет 5-6 °С за последние 50 лет [Аванесян, Сухова, 2011]. Следует обратить внимание, что в пределах наблюдаемого периода времени этот тренд составляет порядка 2 °С.

При использовании корреляционного анализа для сопоставления информации по динамике оползней и данных, показанных на рисунке 29, были получены коэффициенты корреляции, представленные в таблице 10. Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов, исходя из таблицы, весьма неоднозначная. Отмечается положительная корреляционная связь оползнеобразования с сейсмическим фактором и среднегодовой температурой, отрицательная связь – с годовым количеством осадков и солнечной активностью. Отсутствие корреляционных связей зафиксировано с температурой зимнего периода и с сейсмичностью на территории АСР (таблица 11).

–  –  –

Роль режимообразующих факторов в активизации оползневых процессов, исходя из таблицы, весьма неоднозначная. Отмечается положительная корреляционная связь оползнеобразования с сейсмическим фактором и среднегодовой температурой, отрицательная связь – с годовым количеством осадков и солнечной активностью.

Ряд режимообразующих факторов не имеет значимой корреляционной связи с оползневой активностью.

Корреляционный анализ показал, что высокая корреляционная связь отмечается между температурным режимом, сейсмичностью территории Республики Алтай и активностью оползневых процессов (таблица 10).

В таблице 11 сведены данные о корреляционных закономерностях различных факторов на оползневую активность региона.

Сейсмический фактор в оползневой активности является триггерным фактором, максимальные по показателям коэффициенты корреляции варьируют в пределах 0,43-0,78 и отражают связь оползнеобразования с сейсмичностью территории Республики Алтай. Для сравнения проанализирована связь оползневой активности с сейсмичностью территории Алтае-Саянского региона, которая показала низкие коэффициенты корреляции (0,08–0,42). Примечательно, что наиболее высокие коэффициенты корреляции свойственны для подучастка «Чаган-Узун», в пределах которого зафиксирована наибольшая активность оползнеобразования в форшоковый период Чуйского землетрясения. Образование оползней на подучастке «Чаган-Узун» на пологих склонах с углами наклона 5-8° в форшоковый период вполне объяснимо, учитывая его приуроченность к восточной границе сейсмогенерирующей структуры – Чаган-Узунскому горсту.

–  –  –

Роль температурного режима, судя по коэффициентам корреляции, возрастает при увеличении числа движущихся и приостановившихся оползней.

Это объясняется тем, что большинство движущихся и новообразованных оползней относятся к покровному типу, поверхность скольжения которых совпадает зачастую с кровлей многолетнемерзлых пород или границей деятельного слоя (границей промерзания – оттаивания). Иными словами, важным фактором активизации оползневых процессов является термовлажностный режим пород зоны аэрации на границе деятельного слоя. В последние десятилетия отмечается стойкое превышение среднегодовых температур воздуха, отражающее процессы глобального потепления, что вызывает деградацию вечной мерзлоты и активизирует процессы на границе оттаивания – промерзания. Данный факт косвенно подтверждает стойкие тенденции деградации вечномерзлых пород на фоне глобального потепления планеты.

Отрицательные корреляционные связи отмечаются между режимом увлажнения и оползневой активностью. При увеличении годового количества осадков уменьшается оползневая активность. Данная закономерность объясняется тем, что увеличение осадков в годовом цикле снижает активность процессов на границе деятельного слоя.

Коэффициенты корреляции, характеризующие взаимосвязь оползней с режимообразующими факторами на подучастках, косвенно позволяют говорить о роли геологических факторов, в том числе роли тектонических структур в оползневой активности территории. Как известно, сейсмогенерирующей структурой Чуйского землетрясения является Чаган-Узунский горст, что весьма убедительно подтвердилось высокими коэффициентами корреляции между сейсмичностью территории и оползнеобразованием на подучастке «Чаган-Узун», приуроченном к восточной границе данного структурного блока.

Остальные подучастки расположены в зоне влияния Курайского тектонического шва, который является неотектонической структурой, но в сейсмической активизации территории в период 2001-2013 гг. играл второстепенную роль. Коэффициенты корреляции, характеризующие взаимосвязь оползнеобразования в подучастках «Предгорный» и «Чуйский тракт» с сейсмичностью, подтверждают некоторую зависимость, но их показатели значительно меньше, нежели на подучастке «Чаган-Узун».

Сравнительный анализ оползневой активности в многолетнем плане выявил стойкие тенденции к снижению активности в 2005-2010 годах и некоторый реверс активности в 2011-2013 годах. Данные тенденции обусловлены, в первую очередь, закономерными особенностями афтершокового процесса, сопровождающего Чуйское землетрясение. Нельзя исключать влияние сейсмичности в связи с крупными событиями на сопредельных территориях, в частности на территории республик Тыва, Хакасия, Кемеровской области.

Помимо сейсмического фактора, развитие и активность оползневых процессов контролируется геологическими факторами, доминирующую роль из которых играют тектонические условия участков наблюдений, литологические особенности пород деятельного слоя, гидрогеологические и геокриологические условия местности. Термовлажностный режим сезонно-талого слоя, деградация многолетней мерзлоты и процессы на границе сезонного промерзания – оттаивания определяют глубину воздействия оползневого процесса на породы.

Большинство современных, образованных 3-15 лет назад, оползней по глубине захвата основных деформирующихся толщ относятся к покровному типу.

Мощность оползневых слоев, как правило, составляет 1-2 м.

Таким образом, при наличии достаточного временного ряда наблюдений продемонстрированный корреляционный анализ позволяет оценить степень возможного влияния рассмотренных факторов на динамику экзогенных геологических процессов, выявить триггерные факторы активизации оползневых процессов. Полученные результаты могут быть использованы в краткосрочных и среднесрочных прогнозах ЭГП, а также при оценке опасности негативного воздействия ЭГП.

5.3 Землетрясения, режим и характеристики подземных вод на территории Республики Алтай В качестве доказательства первого защищаемого положения необходимо охарактеризовать динамику и характеристики подземных вод на изучаемой территории. Чуйское землетрясение и его афтершоковый режим привели к существенным изменениям состояния подземных вод Республики Алтай [Кац, 2005; Шитов, Ушакова и др., 2006; Шитов, Кац и др., 2008; Кац, Шитов, 2010].

Данные изменения имели сложные пространственно-временные параметры, и характеризовались увеличением минерализации, усложнением гидрохимического состава, ростом pH (до 9 и более), увеличением концентраций микроэлементов (фтор, ртуть, марганец, алюминий, литий и другие).

Выявлено, что в форшоковый период, начиная с 2000 г., и в период основного сейсмического толчка в 2003 г. концентрации фтора уменьшались, затем с 2004 г. до 2007 г. прослеживался рост концентраций фтора в подземных водах. В последующие два года тенденция кардинально изменилась, среднее количество фтора в питьевых водах уменьшилось в 1,5 раза и установилось на уровне самых низких концентраций за 10 летний срок наблюдений.

В октябре 2003 г. было отмечено резкое увеличение сульфат-ионов в 4,1раза. Также зафиксировано увеличение концентрации гидрокарбонат ионов, уменьшение значение рН (произошло некоторое закисление воды). Замечено увеличение жесткости воды. Начиная с мая 2004 г. по всем наблюдаемым подземным источникам Республики Алтай, отмечено, скачкообразное изменение концентраций сульфат-ионов с максимумом в сентябре 2004 г.

В результате сейсмических событий в Северном Алтае в феврале 2004 года изменился химический состав подземных вод, как в целом, так и локально [Шитов, Кац и др., 2008]. В результате мониторинга в Горно-Алтайске установлено увеличение концентрации сульфат-ионов с 8,5 мг/дм3 (фон, усредненное значение) до максимального значения 86,4 мг/дм 3 (08.09.04 г.), хлоридов с 4,9 мг/дм3 до 25,5 мг/дм3. Повысилась концентрация растворенной в воде углекислоты до 84,48. мг/дм3 (25.07.04 г.). По результатам заключения Томского института курортологии и физиотерапии установлено, что в воде содержатся ионы кальция в концентрации 80 мг/дм 3, магния – 12 мг/дм3, натрия с калием – 48.99 мг/дм3, присутствует гидрокарбонат-ионы – 366 мг/дм3, сульфатионы – 29,45 мг/дм3, хлорид-ионы – 17,75 мг/дм3, минерализация воды на уровне

0.6 г/дм3, рН – 7,75. Из биологически активных компонентов выявлена мг/дм 3.

метакремниевая кислота в концентрации 44,9 По данным Территориального Центра СанЭпидНадзора по Республике Алтай в пробах воды содержание радона составляло 36-41 Бк/дм3. В процессе мониторинга замечено, что данные характеристики связаны с сейсмическими процессами [Кац, Шитов и др., 2010].

Динамика концентраций микроэлементов в подземных водах в период сейсмической активизации, по-видимому, связана с гидрогеологическими условиями участков водозаборов и интенсивностью сейсмических событий.

Наиболее сильная динамика (из 15 определенных микроэлементов) наблюдается у ртути, которая является гидрогеохимическим индикатором региона. Резкий аномальный всплеск концентрации ртути зафиксирован в 2002 г., т.е. в форшоковый период, затем отмечено резкое падение ее концентрации (рисунок 28). Необходимо отметить, что за все время мониторинга геологической среды подобные резкие скачки концентрации отмечены впервые и связываются нами с форшоковой подготовкой Чуйского землетрясения и его афтершоковым процессом.

Рисунок 28 – Динамика концентрации ртути в подземных водах Республики Алтай в 1999-2006 гг. [Шитов, Кац и др., 2008] Примечание: Стрелкой показан год Чуйского землетрясения, также указано расстояние до эпицентра Чуйского землетрясения.

Кроме этого, землетрясение сопровождалось образованием многочисленных фонтанирующих источников, из которых изливались водногрязевые массы. Фонтанирование продолжалось в течение нескольких часов после толчка, затем несколько дней шло спокойное излияние, усиливающееся во время повторных толчков. Как правило, грифоны были связаны с местами, где происходило таяние мерзлотных пород. Излияние вод из них связано со сжатием пород и одновременным ослаблением приповерхностного грунта под действием толчков. По материалам ТЦ “Алтайгеомониторинг” ОАО «Алтай–Гео»

[Достовалова, 2004б], наиболее сильно это проявилось в полосе сейсморазрывов в долине р. Чаган, где высота «фонтанов» была 5 м, а песчанно–галечный конус выноса достигал диаметра около 60 м при мощности наносов до 0,8 м. В селах Бельтир и Ортолык высота некоторых фонтанов составляла порядка 2 м. В результате выброса воды в долине р. Талтуры и на стадионе с. Бельтир образовались грязевые озера площадью 6-10 тыс. м2. Фонтанирование воды и жидкой грязи через трещины наблюдалось в селах Курай, Кош-Агач, Чаган-Узун, Джазатор, а также на стоянке, расположенной в 2 км от с. Мухор-Тархата. По сообщениям местных жителей, а также руководства правительства Республики Алтай, после основного толчка излившая вода и глина в грифонах были теплыми (по оценкам очевидцев до 40°С).

Форшоки Чуйского землетрясения и продолжающиеся до настоящего времени афтершоки привели к существенным изменениям состояния подземных вод. Изменения качества вод в форшоковый и начальный периоды афтершоков (2002-2005 гг.) имели региональный, площадной характер (рисунок 28).

Эти изменения сказались на увеличении минерализации, усложнении гидрохимического состава вод, на росте показателя pH (до 9 и более), росте концентраций микроэлементов (фтор, кремнекислота, ртуть, марганец, алюминий, литий, радон и другие), а также солей аммония [Кац, 2004, 2006].

В последующие годы и до настоящего времени изменения качества вод в период малоамплитудных сейсмических событий носят кратковременный характер (1-2 нед.). При этом степень аномальности отдельных показателей вод связана с интенсивностью сейсмического события и расстоянием до его эпицентра.

Рисунок 29 – Динамика макрокомпонентного состава подземных вод КошАгачского района (отмечен 2003 год, когда произошло Чуйское землетрясение) Наиболее сильно сейсмические события отражаются на объемной активности радона, который является индикатором сейсмичности (рисунок 30) [Кац, Шитов и др., 2010].

–  –  –

Нами был проведен сравнительный анализ объемной активности радона в питьевых водах на водозаборных скважинах в 2007-2008 гг. в дни сейсмических событий и в дни, когда землетрясений на территории Республики Алтай не было зафиксировано. Он показал, что дни землетрясений выделяются аномальными концентрациями радона (от 2 до 50 раз выше, чем в дни без сейсмических событий) (рисунки 30, 31).

По нашим данным повышенная концентрация радона в подземных водах в период малоамплитудных сейсмических событий (2,4–4,0 баллов) фиксируется за 7 дней до сейсмического толчка и до 10, реже 16 дней после. При этом установлено, что в целом фоновый уровень радона в подземных водах в северной, низкогорной части Республики Алтай выше, чем в среднегорной ее части (Чемальский район) [Кац, Шитов и др., 2010].

Рисунок 31 – Объемная активность радона в водозаборных скважинах Майминского, Турочакского и Чемальского районах в 2008 г.

Наиболее высокие значения радона в подземных водах устанавливаются на водозаборах г. Горно-Алтайска, которые располагаются в предполагаемой Катунской сейсмоактивной зоне. Эта зона активизировалась после Чуйского землетрясения 2003 г., здесь эксплуатируется трещиноватая водоносная зона карбонатно-терригенных пород венд-нижнекембрийского возраста. Аномальная объемная активность радона на Улалинском месторождении подземных вод (до 2650 Бк/л) была зафиксирована в период сейсмических событий малой амплитуды (3,4 балла), эпицентры которых находились в 250-360 км от водозабора.

В районе г. Горно-Алтайска 18 и 26 февраля 2004 г. были зафиксированы два подземных толчка с магнитудой 3,4 и 3,1. В результате данных сейсмических событий в г. Горно-Алтайске, а также в селах Ая и Каракокша в ряде индивидуальных колонок установлены аномальные изменения в термическом режиме подземных вод – повышение температуры.

Наиболее ярко изменения температурного режима вод проявились на колонке по ул. Северная, 16 в г. Горно-Алтайске, каптирующая воды зоны трещиноватости терригенно-карбонатных пород венд-нижнекембрийского возраста, которые на определенных глубинах, видимо, прорываются интрузиями гранитоидов. На карте новейших разломов – это зона герцинских глубинных разломов с амплитудой перемещений до 500 м [Шитов, Кац, Харькина, 2008; Кац, Шитов и др., 2010]. Практически по центру города проходит шовная зона крупного сквозного надвига субмеридионального направления, которая хорошо интерпретируется по геофизическим данным и откартирована по многочисленным тектоническим разрывам при геологической съемке.

Появление подземных вод с повышенной температурой в свете последних сейсмических событий дает основание предполагать, что происхождение термальных вод может быть связанно с раскрытием тектонических трещин и подъемом вод из глубинных горизонтов.

Исследования воды колонки по ул. Северная (г. Горно-Алтайск) были начаты в июне 2004 года по просьбе владелицы колонки С. В. Богомоловой в связи с повышением температуры воды до 39°С, в то время как 48 лет вода в колонке.оставалась холодной с температурой 5-7°С (в среднем) (данные РХЭЛ ГАГУ, ТЦ «Алтайгеомониторинг»). С июня 2004 г. на территории ГорноАлтайска организованы временные наблюдательные пункты за состоянием подземных вод и начаты мониторинговые исследования (уровень, дебит, температура и качество вод) на колонках по ул. Северной, Осипенко и др.

Аналитические исследования проводились в химической лаборатории ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии по Республике Алтай». Температура воды в колонке по ул. Северной колеблется от 48°С до 12°С (в настоящее время), в колонке по ул. Осипенко, находящейся в 1,5 км западнее – от 16°С до 24°С, в с.

Ая в индивидуальной колонке зафиксирована температура 30°С.

Для выявления возможного влияния средовых характеристик в течение года нами было произведено сравнение температуры в колонке по ул.Северная, дебита, сейсмических событий в Республике Алтай и метеорологических характеристик (температуры воздуха, количества осадков) (рисунок 32). При этом было выявлено, что температура в колонке имеет некоторую согласованность с сейсмической энергией землетрясений в регионе и почти не связана с метеорологическими характеристиками.

Термальные воды, каптируемые колонкой, расположенной на ул.

Северной, имеют природный глубинный характер. Об этом свидетельствует наличие в составе воды высоких концентраций кремния (до бальнеологических значений), бора, лития, фтора, также таких тяжелых металлов, как свинец (до 1 ПДК), кадмий (до 2 ПДК), цинк (до 0,3 ПДК), ртуть (до 0,3 ПДК), мышьяк, никель. Определение тяжелых металлов проводилось в Аналитическом центре СО РАН и Томском институте курортологии и физиотерапии.

В водах колонок по ул. Северной и Осипенко определен уран в количестве 0,0024 и 0,00048 г/дм3 соответственно.

Температура почвы в копушах на усадьбе на глубине 30–40 см составила 23-25°С при температуре воздуха 7°С (25.09.2004 г.). Температура воздуха в подполе дома в зимний период достигала 20°С, несмотря на сильные морозы в феврале.

Гидродинамический режим подземных вод на территории г. ГорноАлтайска в анализируемый период наблюдался в скважинах, родниках, колодцах.

В целом он увязывается с сезонными колебаниями уровенной поверхности вод, т.е. в течение периода наблюдений уменьшается. В то же время, в отдельные дни на наблюдательных пунктах зафиксирован подъем уровня вод в скважинах, увеличивался дебит в родниках, изменялась величина рН вод. Эти события, скорее всего, свидетельствуют о сейсмических толчках небольшой магнитуды. В настоящее время температура воды колеблется в пределах 13-14°С при фоновой температуре подземных вод региона 7-9°С.

Рисунок 32 – Сопоставление динамики температуры и дебита в подземных водах на колонке по ул. Северная с метеорологическими и сейсмическими данными в 2006 г.

Сопоставление температуры подземных вод и количества осадков выявило наличие слабой связи характеристик воды в колонке с сезонными колебаниями метеорологических параметров (R= 0,3, при уровне достоверности 0,05 Rкр=0,23), в то же время коэффициент корреляции с энергетическим классом землетрясений составляет 0,5, при уровне достоверности 0,05 Rкр=0,23, что может свидетельствовать о значимом влиянии сейсмических событий на качество вод.

Как показали исследования, гидрохимический состав воды в колонке за период наблюдений с 2004–2010 гг. весьма чутко реагирует на все малоамплитудные сейсмические события, как в эпицентральной части землетрясения, так и на сопредельных территориях Алтае–Саянского горного региона. Воды колонки можно рассматривать в качестве индикатора сейсмических событий (рисунки 32–33а-б). Причем, наиболее интенсивное реагирование гидрогеохимического состава подземных вод наступает спустя 1-2 недели после сейсмического события.

Анализ СВАН-диаграмм показал следующие закономерности (рисунок 33а, б). В периодизации землетрясений присутствуют двухгодовой, полугодовой, четырехмесячный, сорокадневный ритмы. За период наблюдения эти ритмы наименее сильно проявляются с конца 2005 по середину 2006 годов.

Гидрохимический состав подземных вод существенно меняется за наблюдаемый период. В динамике показателя pH наблюдаются следующие ритмы: двухгодовой, годовой, трехмесячный. Содержание Са2+ в подземных водах имеет следующие NO3ритмы: двухгодовой, пятимесячный, трехмесячный. В содержании наблюдаются следующие ритмы: двухлетний, пятимесячный. В содержании SO22зафиксированы следующие ритмы: двухлетний, годовой, четырехмесячный, трехмесячный. В целом, необходимо отметить, что периодизация катионноанионного состава подземных вод, а также изменение этой периодизации совпадает с подобными характеристиками lg E, что может свидетельствовать о влиянии сейсмических событий на гидрогеохимический состав вод изучаемого объекта.

Рисунок 33а – Динамика температуры и гидрогеохимического состава подземных вод в связи с землетрясениями (на примере колонки по ул. Северной, 16) в сопоставлении с периодограммами спектральной плотности.

Рисунок 33б – Динамика гидрогеохимического состава подземных вод в связи с землетрясениями (на примере колонки по ул. Северной, 16).

Также необходимо отметить, что состав подземных вод за изучаемый период в связи с землетрясениями на Алтае и Саянах изменяется по-разному. Так, показатель рН наиболее сильно прореагировал на землетрясения на Алтае в период 2004-2006 годов. Анионно-катионный состав изучаемых подземных вод наиболее интенсивно реагировал на землетрясения на Саянах.

По устным сообщениям жителей, проживающих по ул. Осипенко, отмечено, что потепление вод в индивидуальных колонках происходило неоднократно. Как правило, это наблюдалось осенью и зимой и наиболее часто проявляется в последние годы. Анализ геолого-геофизических и гидрогеологических материалов по району города и прилегающей территории позволяет предположить, что в его гидрогеологическом разрезе, вероятно, имеются термальные воды, аналогичные белокурихинским, как нами и было отмечено в разделе радоновая активность. Характер вод безнапорный, так как до настоящего периода не выявлено ни одного естественного источника. В результате тектонических подвижек во время сейсмических толчков напор термальных вод по отдельным трещинам увеличивался, поднялся их уровень. Это привело к смешению термальных вод с водами зоны трещиноватости палеозойских пород и четвертичных отложений и их некоторому охлаждению.

На рисунках 33а, б отражены вариации показателей качества вод за период 2004-2010 гг. Как видно, гидрохимический состав вод в колонке по ул. Северная характеризуется нестабильностью содержания анализируемых показателей.

Графики концентраций катионов и анионов в водах колонки за прошедший период пилообразные. Особенно это характерно для азотистых соединений, которые выделяются многочисленными короткоживущими аномальными всплесками и зачастую не коррелируются с другими показателями.

Одна из причин такой динамики азотистых соединений может быть связана с механо-химическими реакциями, происходящими вследствие сейсмических процессов. При этом в условиях повышенной температуры может происходить быстрое образование и распад различных азотистых соединений.

Кроме этого, выявлено наличие средней степени связи между сезонным количеством осадков и количеством нитратов в подземных водах (коэффициент корреляции 0,51 при р0,001 rкр=0,18) изучаемой колонки по ул. Северная, что может быть связано с сезонными условиями попадания нитратов в подземные воды.

Гидрогеохимические показатели подземных вод, как известно, являются индикаторами сейсмических событий и достаточно четко фиксируют форшоковый и афтершоковый периоды [Киссин, 1982].

Деформации, развивающиеся в верхних частях земной коры, оказывают влияние на давление и уровень подземных вод [Вартанян, Куликов, 1982]. В связи с блоковым строением земной коры пространственные характеристики этих гидрогеологических параметров обладают существенной неоднородностью и могут менять расход поверхностных источников. Преобладающие амплитуды изменения уровня (давления) подземных вод составляют в естественных условиях десятки сантиметров, под влиянием техногенных процессов – десятки метров, а в случае геодинамической активизации – сотни и тысячи метров водяного столба [Киссин, 2009].

Дальнейшее изучение данной проблемы на основе проведения системного комплексного анализа результатов сейсмического, гидрогеохимического, экологического и медицинского мониторинга поможет выявить причинные связи между различными природными процессами.

Таким образом, в результате изучения влияния сейсмических процессов на гидрогеологические характеристики были получены следующие результаты:

1. Вследствие Чуйского землетрясения и афтершоковых сейсмических событий, продолжающихся на Алтае, существенно изменилась динамика микроэлементного и макрокомпонентного состава подземных вод. Изменение качественных показателей вод носит региональный и кратковременный характер и взаимосвязано с малоамплитудными землетрясениями. Период выявления аномальных индикаторных (косейсмических) показателей вод – азотистых соединений, радона, составляет 1–2 нед., после которых фоновый состав вод восстанавливается.

2. Одним из режимообразующих факторов состояния подземных вод в Горном Алтае по результатам мониторинговых исследований с форшокового периода до настоящего времени являются сейсмические события в Алтае– Саянском регионе.

3. В результате землетрясений существенно изменяется минерализация подземных вод, а также содержание радона по изучаемым объектам мониторинга в г. Горно-Алтайске. Данные характеристики могут быть использованы для изучения сейсмической активности Алтая.

Таким образом, подготовка землетрясения, сопровождающаяся сложным комплексом изменения полей напряжения в земной коре, оказывает влияние на химический состав, содержание радона, режим и температуру подземных вод региона.

5.4 Землетрясения и наледные процессы на территории Республики Алтай В качестве доказательства первого защищаемого положения необходимо охарактеризовать наледные процессы и их связь с сейсмической активностью на изучаемой территории. Известно, что деформации, развивающиеся в верхних частях земной коры, оказывают влияние на давление и уровень подземных вод [Вартанян, Куликов, 1982]. В связи с блоковым строением земной коры пространственные характеристики этих гидрогеологических параметров обладают существенной неоднородностью и могут менять дебит поверхностных источников. Преобладающие амплитуды изменения уровня (давления) подземных вод составляют в естественных условиях десятки сантиметров, под влиянием техногенных процессов – десятки метров, а в случае геодинамической активизации – сотни и тысячи метров водяного столба [Киссин, 2009]. В. П.

Солоненко описывает много численные гидрогеологические эффекты после ГобиАлтайского землетрясения, когда на обширной территории после землетрясения иссякли многие источники и колодцы, изменился дебит и качество воды, образовались новые источники [Гоби-Алтайское…, 1963].

Произошедшее 27 сентября 2003 г. в Горном Алтае Чуйское землетрясение (М=7,3) и его афтершоковый процесс привели к образованию мощной системы сейсмодислокации [Гольдин и др., 2004]. После землетрясения изменились характеристики наледных процессов (рисунки 34-36). В связи с тем, что эти процессы оказывали существенное влияние на хозяйственную деятельность человека, они активно изучались.

Рисунок 34 – Наледный бугор, возникший на месте грифона, в окрестностях с.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
Похожие работы:

«ХИЩНЫЙ КЛЕЩ МЕТАСЕЙУЛЮС ЗАЩИЩАЕТ ВИНОГРАДНИКИ И САДЫ ОТ ПАУТИННОГО КЛЕША ХИЩНЫЙ КЛЕЩ МЕТАСЕЙУЛЮС ЗАЩИЩАЕТ ВИНОГРАДНИКИ И САДЫ ОТ ПАУТИННОГО КЛЕША Е.В. Горшкова, Всесоюзный НИИ фитопатологии С каждым годом экологическ...»

«ТЕМА. СОВРЕМЕННАЯ ТРАКТОВКА ПРОБЛЕМ ГЕНДЕРА И ИЗМЕНЕНИЙ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ Окружающая среда и гендер Основные концепции и направления в экофеминизме. Гендерная чувствительность в современных экологических исследованиях в Азербайджане. Окружающая среда и гендер В 70-х годах прошл...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХИМИЯ Методические указания к контрольным работам и варианты контрольных работ для студентов за...»

«ТРБОО "Сибирское Экологическое Агентство" Кафедра начального и дошкольного образования ТОИПКРО Отдел духовно-нравственного воспитания ТОИПКРО "ХОЗЯИН СВОЕЙ ЗЕМЛИ" СБОРНИК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ ПЕДАГОГОВ ДОШКОЛЬНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ Томск 2014 УДК 371.39.214.11 ББК 74.200...»

«16_ 1480041 АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ 115191, г.Москва, у л. Большая Ту льская, д. 17 http://www.msk.arbit r.ru ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ г. Москва Дело № А40-61468/10-16-507 10.02.2011 г. Резолютивная часть решения объ...»

«одним из способов экологизации сознания людей, так и действенным способом решения экологических проблем [5]. Не стоит забывать, что научно-технический прогресс во всех отраслях промышленности неразрывно связан. Новые технологии, материалы...»

«Комментарии к некоторым высказываниям Д. С. Лихачева Ю. К. Шестопалов Б. П. Цветков по жизни пересекался с двумя интересными людьми Д. С. Лихачевым и Б. В. Раушенбахом (с последним по работе). Ему интересно было сравнить свое непосред...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Кемеровский государственный университет Биологический факультет Рабочая программа дисциплины Молекулярная генетика Направление подготовки 06.03.01 Биология Направленность (профиль) подготовки Генетика Уровень бакалавриата Форма обучения Очная, очно-заочная Кемерово 2016 Содер...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины Б3.В.ДВ.2.2 "Экологические проблемы...»

«1 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА биология 8 класс.Рабочая программа по биологии в 8 классе составлена в соответствии с: федеральным компонентом государственного стандарта основного общего образования (Приказ МО РФ от 05.03.2004 №1089); 1. примерной программ...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ ОХРАНА ПРИРОДЫ ОБРАЩЕНИЕ С ОТХОДАМИ ТЕХНИЧЕСКИЙ ПАСПОРТ ОТХОДА Состав, содержание, изложение и правила внесения изменений ГОСТ 17.9.0.2-99 Межгосударственный СОВЕТ по стандартизации, метрологии и сертификации Введен в...»

«2 Оглавление АННОТАЦИЯ 1. ТРЕБОВАНИЯ К ДИСЦИПЛИНЕ 2. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ 3. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ 4. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ 4.1. ТРУДОЁМКОСТЬ МОДУЛЕЙ И МОДУЛЬНЫХ ЕДИНИЦ ДИСЦИПЛИНЫ СОДЕРЖАНИЕ МОДУЛЕЙ Д...»

«1 Цель и задачи дисциплины 1.1 Цель преподавания дисциплины Цель освоения дисциплины "Экологический мониторинг" – заложить у студентов основы знаний экологического мониторинга, научить использовать методы и принципы оценки воздействия на окружающую среду.1.2 Задачи изучения дисциплины Задачи изучения дисциплины ознакомить ст...»

«ОАО СК "Альянс" Приложение к приказу Генерального директора ОАО СК "Альянс" "02" декабря 2013 г. № 354 УТВЕРЖДЕНО приказом Генерального директора ОАО СК "Альянс" "02" декабря 2013 г. № 354 ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ РИСКОВ Содержание: Общие положения 1. Основные понятия и определения 2. Объект страхования 3. Страховой риск и с...»

«УТВЕРЖДЕН приказом Министерства природных ресурсов и экологической безопасности Луганской Народной Республики от "18" февраля 2016 № 22 Зарегистрировано в Министерстве юстиции Луганской Народной Республики 15.03.2016 за №127/474 ПОРЯДОК проведения инвентаризации отходов природопользователям...»

«1 ХИМИЯ. БИОЛОГИЯ. МЕДИЦИНА 1. Biomediale : соврем. общество и геномная культура / ред.-сост. Д. Булатов. Е0 Калининград : Янтарный сказ, 2004. 499 с. : ил.; 27 см. Библиогр. : с. 488-493 B60 Экземп...»

«РЕЗЮМЕ К СТАТЬЯМ №1 ЗА 2016 ГОД УДК 574:639,2. 053.8 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ЗАМЕТКИ ОБ УПРАВЛЕНИИ БИОЛОГИЧЕСКИМИ РЕСУРСАМИ, РАЦИОНАЛЬНОМ И У СТОЙЧИВОМ РЫБОЛОВСТВЕ © 2016 г. В. П. Шунтов Тихоокеанский научно-исследова...»

«Проект Bioversity International/UNEP-GEF "In Situ/On farm сохранение и использование агробиоразнообразия (плодовые культуры и их дикорастущие сородичи) в Центральной Азии" К.С. Ашимов ФАКТОРЫ СНИЖЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТИ ОРЕХОВО-ПЛОДОВЫХ ЛЕСОВ Бишкек – 2010 В данной публикации изложены результаты Региона...»

«УДК 576.8:637:33 СТИМУЛИРУЮЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ МИКРОБНЫХ МЕТАБОЛИТОВ НА БИОСИНТЕЗ АРОМАТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ МОЛОЧНО-КИСЛЫХ БАКТЕРИЙ Л.Г. Акопян, М.В. Арутюнян НПЦ Армбиотехнология, Институт микробиологии НАН...»

«ИССЛЕДОВАНИЯ БЕНТОСА И КОРМОВОЙ БАЗЫ В РАЙОНАХ ПИТАНИЯ ОХОТСКО-КОРЕЙСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ СЕРОГО КИТА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ ПО МАТЕРИАЛАМ ЭКСПЕДИЦИОНЫХ РАБОТ В 2002 г. НА МБ НЕВЕЛЬСКОЙ В.И. ФАДЕЕВ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ ДВО РАН ВЛАДИВОСТОК [e-mail: vfadeev@mail.primorye.ru] Питающийся серый кит в Морском районе (у зал. Чай...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Карачаево-Черкесский государственный университет имени У.Д. Алиева" Кафедра естествознания и мето...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Кемеровский государственный университет Биологический факультет Рабочая программа дисциплины ИЗБРАННЫЕ ГЛАВЫ НЕОРГАНИЧЕСКОЙ ХИМИИ Направление подготовки 05.03.01 Геология Направленность (профиль) подготов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Кемеровский государственный университет Биологический факультет Рабочая программа дисциплины Введение в биотехнологию Направление подготовки 06.03.01 Биология Направленность (профиль) подготовки Генетика Уровень бак...»

«2014 Географический вестник 4(31) Гидрология ГИДРОЛОГИЯ УДК 504:658.562 С.С.Дубняк © ЭКОЛОГО-ГИДРОМОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ БЕРЕГОЗАЩИТНЫХ ЭКОСИСТЕМ НА КРУПНЫХ РАВНИННЫХ ВОДОХРАНИЛИЩАХ Рассмотрены проблемы улучшения технического и экологического состо...»

«Программа дисциплины "Морская экология" Автор: доцент А.В. Полякова Цели: – формирование базовых представлений о современных проблемах морской экологии и природопользования, о закономерностях развития морских экосистемах, основных взаимосвязях между морским...»

«DIR-25680-757425 Приложение к Приказу от 01.06.2015 №15.06/01.1-ОД (в ред. Приказа от 03.06.2015 №15.06/03.1-ОД) Вступает в силу с 05 июня 2015 года. Старая редакция Новая редакция ДОГОВОР НА БРОКЕРСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ РАЗДЕЛ 10. ПОРЯДОК ОТКАЗА ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА 10.4. Отказ любой Стор...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.