WWW.LIB.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные матриалы
 

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: НОВЫЕ АКТОРЫ И ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ ...»

На правах рукописи

ВОЛОЧАЕВА Оксана Федоровна

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ

ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ:

НОВЫЕ АКТОРЫ И ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ

Специальность 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

.

Пятигорск – 2015   2 Диссертация выполнена на кафедре международных отношений, политологии и мировой экономики ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель: Панин Виктор Николаевич доктор политических наук, профессор

Официальные оппоненты: Медведев Николай Петрович доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института повышения квалификации научно-педагогических кадров ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»

Усманов Рафик Хамматович доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и международных отношений ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»

Харламова Юлия Александровна доктор политических наук, доцент, профессор кафедры транспортного права ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет путей сообщения»



ФГАОУ ВПО «Южный федеральный универси

Ведущая организация:

тет»

Защита состоится «3» июля 2015 года в 10-00 на заседании Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Д212.193.03 при ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу:

357532, г. Пятигорск, пр. Калинина, 9, корпус «Ж», Зал заседаний диссертационных советов, к. 504.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу:

357532, г. Пятигорск, пр. Калинина, 9

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу:

357532, г. Пятигорск, пр. Калинина, 9, корпус «Ж», диссертационный совет Д 212.192.03, к. 513.

Автореферат разослан «___» апреля 2015 г.

Ученый секретарь Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций, доктор политических наук, профессор Г.В. Косов   3 I.

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы диссертационного исследования определяется тем, что современный мир вступает в очередную стадию геополитического противостояния, на которой одним из главных факторов противоборства и конкуренции является глобальная культурно-идеологическая экспансия, что, в свою очередь, создает угрозу для культурно-духовной сферы национальной безопасности. Акторы современного мирового политического процесса актуализируют технологии времен "холодной" войны, модернизируют их, создают новые. Так, в ЕС заговорили о возрождении фонда "KnowHow Fund", который был создан М.Тетчер в Великобритании для поддержки экономического и политического развития стран, входивших в сферу советского влияния, о создании европейского русскоязычного канала "для противодействия информационной пропаганде стороны России".

Информационно-коммуникативная революция, происходящая в современном мире, формулирует для исследователей политических процессов новую информационную парадигму, в контексте которой неполитические акторы и их деятельность приобретают политическое содержание. Современные информационно-коммуникационные технологии изменяют политические институты, формы, способу, технологии, методы политического воздействия на социально-политическое пространство, вносят коррективы в сами политические отношения.

В ситуации трансформации политической жизни, детерминированной информационными процессами, информационной экспансией и противостоянием, в национальном политическом пространстве появляются новые социально-политические феномены, требующие иных подходов к их исследованию, подходы, которые бы позволили выявить подлинную природу трансформаций, показать их потенциальные социально-политические последствия, сформулировать рекомендации по минимизации их деструктивного потенциала. К группе новых феноменов современной политической жизни относится информация и информационно-коммуникативные технологии.

Одним из трендов современного мирового развития является глобализация. Любой аспект глобализации порождает новые институты, процессы и технологии, что позволяет говорить о целом пласте новых политических феноменов, а точнее – новой политической составляющей социальных пространств. Глобализация, которую невозможно представить вне контекста информационного прогресса, дает в руки политических акторов новые технологии борьбы за власть, объединяющие результаты последних научных достижений с архаичными способами нейтрализации противников.

Институционально-акторные характеристики политического пространства информационного общества связаны с появлением новых, трансформацией или девальвацией старых демократических практик, с расширением спектра, форм и частоты использования авторитарных приемов и методов поддержания функционирующих политических режимов, с неототалитарными тенденциями в консервации старых или создании новых политических практик, политических отношений. Выявление логики политического развития в ситуации становления информационного общества, в ситуации глобализационной экспансии и роста противодействия ей актуализирует тему диссертационного исследования.

Процесс политизации неполитических факторов, актуализировавшийся в ситуации глобальной информационной революции, поставил перед исследователями проблему исследования методов и технологий противодействия "культурно-идеологической экспансии глобальной власти". Парадокс ситуации заключается в том, что именно культурно-духовная составляющая национальной безопасности государства, в том числе и России, является пространством приложения сил основных политических акторов информационного общества. В связи с этим, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации включен момент о том, что «обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту   5 культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, а также включает в себя противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров»1. Эта же мысль прослеживается в Концепции общественной безопасности, в новой редакции Военной доктрины РФ, Основах государственной культурной политики России.

Разработка рекомендаций по противодействию культурноидеологической экспансии, минимизации ее разрушительного потенциала при помощи медиа, и, в первую очередь, телевидения, сетевого влияния, государственной политики в сфере языка и культуры как на общегосударственном, так и региональном уровнях актуализируют тему диссертационного исследования.

Приведенная выше аргументация позволяет говорить о теоретической и практической значимости диссертационного исследования и считать проблему новых акторов и векторов развития политического процесса в современном информационном обществе весьма актуальной.

Степень разработанности проблемы. Сущность политического процесса, особенности современного политического процесса и закономерности его развёртывания рассматривались Г. Алмондом, Т. Биркландом, А. Вартумяном, А. Воскресенским, Р. Далтоном, В. Данном, Р. Далем, Р. Дарендорфом, А. Дегтяревым, Д. Истоном, Д. Кингдомом, Р. Лау, Ч. Линдбломом, Е. Мелешкиной, Р. Мертоном, Т. Парсонсом, Л. Паем, Дж. Пауэллом, К.

Стромом, М. Хилл, А. Фальминским, Ю. Шутовым, Ш. Эйзенштадтом, Р.

Эрбером.

                                                             Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Независимая газета. – 2000, - 14 января.

  6 М.А. Аствацатурова, А.К. Боташева, Л.А. Волова, А.А. Галкин, Е.В.





Галкина, Ю.Г Ефимов, З.А. Жаде, В.И. Жуков, Н.В. Исаков, Б.Ю. Кагарлицкий, Ю.Ю. Клычников, М.И. Кодин, Б.Г. Койбаев, Ю.А. Красин, И.М. Кривогуз, С.И. Линец, А.С. Панарин, В.Н. Панин, С.А. Панкратов, С.В. Передерий, Я.А. Пляйс, Г.Ю. Семигин, Р.Х. Усманов, С.В. Хребина, В.Р. Чагилов, Т.А.

Шебзухова и т.д. анализируют политический процесс в современной России.

В.А. Ачкасов, Н.И. Бирюков, Г.Г. Дилигенский, Н.Ю. Лапина, А.В.

Линецкий, О.Ю. Малинова, В.П. Милецкий, Д. Норт, С.В. Патрушев, С.П.

Перегудов, И.С. Семененко, В.М. Сергеев, Б. Ротстайн, Д.Е. Фурман рассматривали вопросы формирования, изменения политических институтов.

М.В. Данилов, А.В. Митрофанова, А.Н. Савельев, А.Л. Стризое, К.

Шмитт и др. рассматривают соотношение политического и неполитического, изучают взаимовлияние.

Базисные понятия, характеризующие информационное общество раскрыты в работах Д. Белла, М. Кастельса, О. Тоффлера, написанных в развитие идей постиндустриального общества.

М. Маклюэном, С. Хантингтоном, М. Кастельсом, П. Штомкой, Ф.

Уэбстером рассматривались проблемы вхождения социальной и политической системам в информационную эпоху и возникающие при этом трудности и парадоксы.

Проблемы политической коммуникации, ее информационного наполнения рассматривались в работах П. Бурдьё, М.С. Вершинина, Л. Войтасика, М.Н. Грачева, Г.Г. Дилигенского, В.И. Кравченко, Г.Г. Почепцова, А.И. Соловьева и др.

Манипуляционные технологии стали предметом исследования Е.А.

Богачевой, О.Н. Быковой, С.Г. Кара-Мурзы, О.Л. Михалевой, Н.Ф. Пономарева, С.В. Хребиной и т.д.

Сетевую логику информационного общества и политического исследовали А.Э. Гапич, А.И. Веревкин, Е.В. Ефанова, М.М. Калинин, Д.А. Лушников, Е.В. Морозова, И.В Мирошниченко, С.А. Панкратов, О.В. Попова, Л.В. Сморгунов.

А.А. Ватрумян, А.Э. Гапич, Т.В. Евгеньева, Г.В. Косов, Д.А. Лушников, Г.Г. Почепцов, В.П. Пугачев, Н.В. Рахно, Е.А. Соловьева, М.А. Сучков, Р.Х. Усманов, Дж. Шарп исследовали информационные технологии, используемые в ходе «цветных революций».

Проблемы теории безопасности, обеспечения национальной безопасности рассматривались И.И. Арсентьевой, А.В. Возжениковым, Д.Г. Балуевым, Н.П. Медведевым, В.Н. Паниным, В.В. Серебрянниковым, Ю.А. Харламовой, Р.Г. Яновским.

Т. Барнет, Дж. Гэддис, Р. Купер понимают национальную безопасность как систему действий, требующую выход за рамки национальных границ.

Невоенные факторы национальной безопасности исследованы в работах Г.Л. Акопова, М. Гариуп, М.А. Парамоновой, А.П. Романовой, В.В. Серебрянникова.

Угрозы национальной безопасности России в духовно-культурной сфере, рассматривали П. Беспаленко, Г. Гизатова, И. Дежина, Б. Дубин, С. Зуев, Д. Зеркалов, О. Иванова, А. Коршунов, О. Карпухин, А. Лебедев, В. Межуев, Э. Макаревич, А. Павлович, В. Сергеев, А. Флиер, М. Хрипков, А.М. Ющенко.

Несмотря на достаточно глубокую и всестороннюю проработку ряда политико-информационных проблем, комплексного исследовался новых акторов и векторов развития политических процессов в современном информационном обществе не проводилось. Именно этими обстоятельствами продиктован научный интерес к избранной теме диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования является политический процесс в информационном обществе.

Предметом исследования выступают новые акторы политического процесса в современном информационном обществе и основные векторы его развития.

  8 Цель исследования заключается в выявлении специфики функционирования новых акторов, технологий их влияния на политический процесс в информационном обществе и определении векторов развития современной политической жизни в ситуации актуализации экспансии в культурнодуховную сферу современной России.

В число основных задач исследования входят:

- разработать теоретико-методологический аппарат исследования протекания политических процессов в современном информационном обществе;

- сформулировать авторское понимание «современного информационного общества» с выделением его основных политических характеристик;

- раскрыть природу информационно-акторной составляющей современного глобализационного политического процесса;

- выявить потенциал основных институтов информационного общества в области трансформации политической жизни современных политий;

- определить трансформационные тенденции основных демократических практик в условиях информационного общества;

- раскрыть информационный аспект неототалитарных тенденций в современном политическом процессе;

- определить основные характеристики "ненасильственного" изменения политических режимов как феномена информационного общества;

- выявить и обосновать причины и механизмы актуализации культурнодуховной составляющей национальной безопасности современного государства;

- выявить основные механизмы информационного обеспечения культурно-духовной составляющей национальной безопасности современных политий;

- доказать, что в информационном обществе управление процессами в культурно-духовной сфере на региональном уровне являются условиями политической стабильности регионального политического процесса в современной России.

  9 Методологическая база исследования. Сформулированные в диссертационном исследовании цель и задачи решаются при помощи современных как общенаучных, так и политологических концепций, теорий и идей. Так, использовался институциональный подход, разработанный Г.Г. Дилигенским, Б. Ротстайном, Д. Нортом, применение которого способствовало определению динамики политических процессов как в мире, так и в современной России. Рассмотрение процесса институционализации политической активности граждан в информационном обществе осуществлялось с позиции теоретических наработок 3. Баумана, Э. Гидденса, П.Штомпки. Теоретическими основами анализа включенности неполитических акторов в современные политические практики через стали концепции Е.В. Морозовой, О.Ю. Малиновой.

Исследования сути информационного общества, его политической составляющей базировались на идеях У.Бека, П.Друкера, Й.Масудо, Э.Тоффлера, П.Штомпки.

Выводы о степени взаимосвязи определенных видов политических режимов с информационной составляющей основываются на теоретических рассуждениях Х. Фджелде, который приписывал первенство политическим институтам, а прямой деятельности граждан.

Для определения специфических черт современных политических режимов, в том числе и неототалитарного, автор использовал теорию Левитски

- Вэя.

Для анализа культурно-духовной составляющей национальной безопасности были использованы теоретико-методологические положения, сформулированные в работах Н.П. Медведева, В.Н. Панина, Г.В. Косова.

Использовались такие научно-исследовательские методы как системный анализ; сравнительные оценки, с целью выявления основных акторов политического процесса и специфики их функционирования в информационном обществе; «кейс-стади» для выявления общей динамики и векторов развития политических процессов; синхронно-диахронные характеристики,   10 позволившие изучить политические явления в историческом контексте. Кейсы помогали иллюстрировать авторские теоретические положения и выводы, служили отправной точкой конструирования авторских теорий новых акторов и векторов развития политических процессов в современном информационном обществе.

В диссертационном исследовании применялись системнофункциональное измерение политический реальности; контент-анализ сайтов и документов.

Эмпирическую базу исследования составили:

- официальные документы, относящиеся к сфере информационной и культурной политики, обеспечения национальной и региональной безопасности;

- материалы государственных структур, департаментов, комиссий в компетенцию которых входит культурная и информационная политика;

- документы международных правительственных и неправительственных организаций;

- публикации мировых и российских информационных агентств, отечественных и глобальных масс-медиа, блоги и комментарии участников социальных сетей;

- программы и другие материалы российских политических партий, выступления политических и партийных лидеров.

Многие источники вводятся в научный оборот впервые, что способствует повышению научной, теоретико-методологической и практической ценности диссертационного исследования.

О научной новизне представленного исследования говорит тот факт, что автор обратился к новой теоретической области исследования, рассмотрев политический процесс через триаду информационной составляющей:

угроза - стабильность - развитие. На основе классических и современных научных подходов, фактов из современной политической жизни автором осуществлена концептуализация изменений в политическом процессе информационного общества. Всестороннее теоретико-методологическое осмысление диссертационной проблемы позволило сформулировать рекомендации для лиц и институтов, принимающих политические решения, предложить действенные политические механизмы, способные снизить дестабилизирующий и увеличить стабилизирующий потенциалы информационной составляющей современного политического процесса. Научная новизна связана с выявлением и анализом групп факторов культурно-духовной составляющей национальной безопасности как пространства приложения сил основных политических акторов информационного общества.

Представлена авторская концепция, согласно которой в современном информационном обществе информация и связанные с ней коммуникативные процессы и технологии из средства и механизма достижения целей традиционных политических акторов приобретают акторное содержание: трансформируют содержательный потенциал традиционных политических практик и способствуют появлению новых; порождают новые социальные движения, феномен "меньшинств с политическим содержанием", сетевые структуры, новые элиты, в том числе нетократию; детерминируют, с одной стороны, развитие, а с другой, девальвацию демократических практик и их инверсию до уровня неототалитарных тенденций, наиболее ярким феноменом чего становится процесс "ненасильственного" изменения политических режимов и актуализации культурно-духовной составляющей национальной безопасности современного государства.

Научная новизна и основные результаты диссертационного исследования состоят в следующем:

- сформулировано и обосновано авторское понимание такого феномена современной политической жизни как "современное информационное общество";

- доказано, что процессы глобальной информатизации, формирования единого информационного пространства и сетевого глобального общества имеют двойственную природу;

  12

- сформулирована авторская теоретическая концепция демократии периода становления информационного общества;

- выявлены причины формирования неототалитарных институтов в информационном обществе и выделены их основные черты;

- обоснована взаимосвязь насильственной демократизации с информационно-коммуникативными технологиями "ненасильственного" изменения политического режима;

- выявлены причины актуализации культурно-духовной составляющей национальной безопасности современной России;

- в контексте становления и развития информационного общества обоснована взаимосвязь региональной культурной политики с устойчивобезопасным развитием как региона, так и РФ в целом.

Элементами новизны обладают:

- дальнейшее исследование новых акторов и векторов развития политических процессов в современном информационном обществе;

- анализ возможных направлений развития событий политической жизни как регионального, национального, так и глобального уровней при тройственном потенциале информационной составляющей современного политического процесса: стабилизация - дестабилизация - развитие;

- создание прогнозного сценария развития политической ситуации в РФ на ближайшую и среднесрочную перспективы;

- систематизация и введение в научный оборот документов и научных работ (большая часть которых в оригинале на иностранных языках), имеющих отношение к новым акторам и векторам развития политического процесса в современном информационном обществе.

Личный вклад автора в разработку диссертационной проблемы определяется самостоятельным изучением влияния информации как актора/средства на протекание современного политического процесса; на трансформацию традиционных и формирование новых акторов политического процесса, на его развитие. Все результаты и выводы, представленные в работе, сделаны автором лично в результате творческих изысканий, теоретического и эмпирического анализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Понятие "информационное общество" есть рамочный конструкт, включающий в себя такие, детерминированные информационнокоммуникативными технологиями, характеристики современного общества, как его деполитизация; девальвация способности граждан к самостоятельной оценки событий политической жизни, к политическому выбору, к политической самоорганизации. Информационное общество находит свое практическое воплощение не только в глобализации, но и в тотальном, массовом наблюдении, не только в трансформации демократических практик в сторону "теледемократии", "е-демократии" и "демократии меньшинств", но и в сторону неототалитарных тенденций в современном политическом процессе.

2. Процессы глобальной информатизации, формирования единого информационного пространства и сетевого глобального общества имеют двойственную природу: с одной стороны, они способствуют увеличению интеллектуального ресурса, выработке принципов устойчивого развития, в том числе и политического, обеспечению безопасности личности, общества и государства. С другой стороны, информационно-коммуникативные технологии связаны с увеличением возможности политического режима контролировать массовое сознание, манипулировать им в рамках формирования и реализации как внутриполитических, так и внешнеполитических целей, генерируя новые вызовы и угрозы политической стабильности и национальной безопасности. Информационное общество, опираясь на «умные» технологии, упрощает контроль над гражданами, что имеет множество политических последствий: появляются новые линии политического противостояния, формируются новые и подвергаются проверке старые политические институты, на сцену выходят новые акторы, в политических программах которых идеи о новых векторах развития переплетаются с традиционными политическими ценностями и нормами. Управление информационно-коммуникативными   14 потоками и технологиями становится основным ресурсом политической власти, а умелое целенаправленное управление политической информацией способствует успешному политическому развитию.

3. В информационном обществе происходит замена традиционных организаций коллективного действия современными политическими акторами

– новыми социальными движениями, нетократией, транснациональными политическими сетями, группами, возникающими по поводу какой-то конкретной проблемы и использующими стратегии прямого действия, формируется модель современного гражданского участия, для которой характерна тенденция к фрагментации (переход к сетевым структурам, групповое и индивидуальное участие), большая вовлеченность граждан в процесс принятия решений на локальном, национальном и глобальном уровнях, появление альтернативных каналов влияния граждан на политический процесс. Информационная революция диктует переход к новым постклассическим технологиям контроля над пространством и рождает новые вызовы для национального государства. Распространение новых информационно-коммуникационных технологий сузили прерогативы государства в сфере культуры. Современные коммуникации образуют основу международного «гражданского общества», в котором люди находят общие интересы и образуют ассоциации, пересекающие государственные границы.

4. Концепция демократии периода информационного общества основывается на понимании киберпространства как новой «публичной сферы», представляющей собой территорию свободного обсуждения актуальных социально-политических, экономических и иных проблемам, пространство, в котором у каждого есть возможность высказать свою точку зрения, при чем она будет услышана всем сообществом. Современные информационные технологии вынуждают политиков вносить изменения в свою деятельность, в частности в способы своего взаимодействия с гражданами. Этот процесс включает расширение круга лиц, получающих прямой доступ к политикам и политическому руководству страны, и увеличение коммуникационных потоков в обратном направлении. Расширяются также и возможности граждан по проведению дискуссий по злободневным социально-политическим проблемам и организации кампаний с целью оказания давления на власть. Современный информационный поток расширяет границы деятельности политических акторов, возникают новые способы коллективной мобилизации и различные форматы дебатов, трансформируя политическую сцену. Интернет предоставляет электорату два уровня автономии: дает доступ к информации тем пользователям, которые не удовлетворены другими средствами массовой информации; дает возможность общения без вмешательства политиков и обеспечивает полем деятельности тех акторов, которых не устраивают традиционные формы политического участия, но кого все же интересует политическая деятельность.

5. Развитие информационно-коммуникативных технологий, с одной стороны, способствуют вовлечению отдельных граждан и целых социальных общностей в процесс обмена информацией, в том числе политической, в процесс реализации принципов непосредственной демократии, но и формированию «нового» тоталитаризма – режима, связанного с полным контролем над человеком через использование возможностей современных информационно-коммуникативных технологий по глобальному манипулированию сознанием. Информационные технологии, создавая условия для новых форм наблюдения и, следовательно, для новых форм власти, детерминируют автократические тенденции в политической системе современных политий, а распространяющийся в общественном сознании киберутопизм как необоснованная вера в возможности онлайн-коммуникаций – способствует оформлению, развитию и функционированию неототалитарных политических институтов. В настоящее время формируется общество наблюдения как общество, собирающее, обрабатывающее и использующее с помощью разнообразных технологий информацию об индивидах с целью координации и контроля их доступа к социальным, экономическим, политическим товарам и услугам.

  16

6. Насильственная демократизация, перенос англо-саксонских демократических практик на неевропейскую территорию является стартовым механизмом таких процессов как формирование неототалитарных политических режимов, возникновение флибустьерских государств, раскол цивилизационных основ. Процесс насильственной демократизации в ситуации оформившейся глобальной информационно-коммуникативной системы связан с деятельностью государственных и негосударственных акторов, реализующих концепцию "ненасильственного" изменения политического режима.

7. В ситуации информационного противоборства и культурноидеологический экспансии системная трактовка национальной безопасности должна дополняться «культурно-духовной» составляющей. В информационном обществе культурный фактор генерирует «новые риски» связанные с неконтролируемыми социальными трансформациями, с социальной и политической дестабилизацией как локального, регионального, так и национального пространства. Сохранение духовно-нравственного и мировоззренческого фундамента общества, его базовых целей и ценностно-нормативной системы, баланса интересов личности-общества-государства позволяет в ситуации глобализации реализовать принципы суверенитета, функциональной согласованности политических институтов, идеологии и культуры и обеспечить устойчиво-безопасное развитие современной России.

8. Внутренние угрозы национальной безопасности в духовнокультурной сфере связаны со второстепенным отношением общества к духовному развитию, с деидеологизацией и маргинализацией российского общества, с трансформацией рационального сознания в иррациональное.

Внешние угрозы заключаются в процессе глобализации, связанным с массовизацией и унификацией культуры, настойчивой трансляции иных паттернов, в информационном воздействием извне посредством СМИиК, Интернета, следствием чего является формирование положительного образа "иного" государства и деструктивного отношения к своему. Время перестройки, период социально-политических трансформаций "новой" России дискредитировали   17 и в большей степени разрушили ценностно-нормативную систему советского времени. В настоящее время наблюдаются попытки создать ценностный гибрид, ценностно-нормативную кентавр-систему из царских и советских элементов, разбавленных проблематикой постмодерна. В эту новую систему входят православие, российско-советское понимание «имперскости», максимальная централизованная и вертикально выстроенная государствополитическая власть, патриотизм.

9. Ставка региональных властей только на окружающие ресурсы, экономику промышленных предприятий не способна обеспечить устойчивое социально-политическое, экономическое развитие российских регионов. Политическая стабильность в регионах достигается совокупностью факторов, но в ситуации глобализационных процессов, связанных с унификацией и гомогенизаций, информатизацией социально-политического пространства, регионализацией со стремлением подчеркнуть специфику социокультурного и политического пространств, именно информационно-коммуникативная составляющая региональной политики и развитие культурно-духовной сферы играет стабилизирующую роль. В современном мире, мире, подверженном экспансии «мягкой» силы, транслируемой в основном по информационным каналам, культура становится способом модернизационного развития региона, воздействуя на процессы формирования региональной и общероссийской идентичности, оформления патриотического сознания и поведения.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в научный оборот введены новые сведения о сущности и специфике, формах проявления и условиях актуализации информационной составляющей современного политического процесса.

В представленной работе предложена аналитическая модель исследования политического процесса в современном информационном обществе, которая может использоваться для дальнейшего исследования феномена информационного исключения в контексте угроз национальной безопасности;

может применима в теоретических и теоретико-прикладных исследованиях   18 посвященных анализу векторов развития современного политического процесса как на локальном, так и региональном, национальном уровнях.

Теоретическая значимость исследования определяется авторскими концепциями современного информационного общества и демократии периода становления информационного общества.

Практическая значимость проявляется в том, что полученные данные могут являться теоретической основой для подготовки и усовершенствования законопроектов и уже действующих нормативно-правовых актов в области информационной и культурной политики, программ взаимодействия государственных органов, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в решении проблем обеспечения национальной безопасности вообще и ее культурно-духовной составляющей.

Материалы диссертации можно использовать в качестве информационной базы для создания различных докладов и отчетов, для правительственных и неправительственных структур, организаций, институтов.

Отдельные выводы и результаты представленной диссертации могут быть использованы при разработке разделов учебных программ высших образовательных учреждений, программ спецкурсов и курсов по выбору, а также учебников и учебных пособий, посвященных сущности современного политического процесса.

Область исследования. Содержание диссертационного исследования соответствует пунктам Паспорта специальности ВАК Министерства образования и науки РФ – 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии: 3. Политический режим. Типология политических режимов. Основные черты и разновидности авторитарного режима. Влияние политических режимов на политический процесс. Переходные режимы: современные дискуссии.

8. Социокультурные основания политического процесса. Типология политических процессов. Субъекты и объекты политического процесса. Институированные и неинституированные политические процессы.

  19 Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации представлены на научных конгрессах, конференциях, семинарах: Международная научная конференция "Наука: теория и практика" (г.Прага, 2005 г.), Международная научная конференция "Проблемы национальной безопасности России в XX - XXI вв." (г.Сочи, 2011 г.), Международная научная конференция "Человек в информационном пространстве" (г.Ярославль, 2011 г.), Международная научная Интернет-конференция "Медиатекст и реклама: технологии воздействия" (г.Ставрополь, 2012 г.), Международная научная конференции "Столыпинские чтения. Российская модернизация" (г.Краснодар, 2013 г.), Международная конференция "Тенденции и перспективы современных геополитических и религиозных процессов: теория и практика" (г.Севастополь, 2013 г.), VII Международный конгресс "Мир через языки, образование, культуру: Россия – Кавказ – мировое сообщество" (г.Пятигорск, 2013 г.), Международная научная конференция "Фундаментальные и прикладные проблемы геополитики, геоэкономики, международных отношений, государственной безопасности. США, НАТО и Евросоюз – проблемы безопасности стран СНГ, Европы, Азии и Африки" (г.СанктПетербург, 2013 г.), Всероссийская Интернет-конференция "Актуальные проблемы политических наук" (г.Пятигорск, 2013 г.), Всероссийская научная конференция «Проблемы массовой коммуникации» (г.Воронеж, 2013 г.) и др.

Материалы диссертационного исследования отражены в 45 научных публикациях автора общим объемом более 50 п.л., в том числе в 4 монографий и 15 статьях, опубликованных в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для апробации итогов диссертации.

Диссертация была обсуждена на кафедре международных отношений, политологии и мировой экономики ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» и рекомендована к защите по специальности 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки).

  20 Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих десять параграфов, заключения и библиографического списка используемой литературы. Общий объем диссертации 314 страниц машинописного текста.

–  –  –

Во введении обосновывается актуальность темы, рассматривается степень научной разработанности проблемы, характеризуются объект и предмет, определяются цель и задачи исследования, оценивается теоретикометодологическая и эмпирическая основа диссертации, указываются элементы научной новизны, формулируются основные положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость исследования и его апробация.

В первой главе «Политический процесс в информационном обществе: теоретический анализ современной политической реальности», состоящей из трех параграфов, разрабатывается концептуальная основа диссертационного исследования, обосновывается базовый понятийнокатегориальный аппарат диссертации, раскрываются теоретические аспекты рассматриваемых политических технологий.

В первом параграфе «Современные концепции политического процесса: информационный аспект» для более полного раскрытия диссертационной проблематики автор останавливается лишь на некоторых теориях политического процесса, имеющих непосредственное отношение к политической составляющей информационного общества, концепциях. Системный подход в политической теории предлагает рассматривать сущность политического процесса, акцентировать внимание на таком главном его назначении как преодоление стрессовых воздействий, угрожающих стабильному функционированию политической системы. Нарушение стабильности в данном случае связано с нарушением способности политической системы реализовывать такие функции как трансляция социуму определенных паттернов;

обеспечение их обязательного выполнения. Главная задача политического процесса в системных политических теориях - минимизировать последствия дестабилизирующего, стрессового воздействия на политическую систему, создание благоприятных условий для функционирования в штатном режиме.

Стадиальная модель политического процесса акцентирует внимание на совокупности сменяющихся форм активности, связанных с выработкой и реализацией политического курса, принятием политических решений.

Дж. Кингдон обосновывает потоковую модель политического процесса. Ученый рассматривает политический процесс как процесс принятия политических решений под воздействием 3 групп активности или потоков поток проблем; поток решений; поток политических сил. Изменения, происходящие периодически в этих потоках, позволяют формировать новые политические курсы. Каждый из этих трех потоков включает действия различных индивидов, групп, учреждений и институтов, которые вовлечены в процесс принятия политических решений. В потоковой модели индивидуальные или корпоративные акторы, которые пытаются связать или соединить все потоки вместе, называются политическими предпринимателями. Это не просто защитники политических идей, а посредники во власти, манипулирующие проблемными предпочтениями и эксплуатирующие нестабильные нормы участия в системе для того, чтобы протолкнуть свои решения. Эффективность политических предпринимателей определяется тремя критериями: настойчивостью, доступом и ресурсами.

Анализируя проблему, связанную со спецификой, векторами развертывания современного политического процесса, доказывается, что, во-первых, невозможно говорить о нем, как о единой массе, а во-вторых, необходимо разграничивать политические процессы в традиционных обществах, обществах, переживающих модернизацию и обществах так называемого модернити. Обосновывается мысль о том, что политический процесс в традиционном обществе имеет экстенсивный характер; процесс принятия и реализации политических решений, политического курса вообще зависят от установок и ориентиров правящей группы. Политический процесс в модернизационных обществах обладает интенсивным характером; связан с массовым вовлечением в политическое пространство основных социальных групп; формированием новых политических и социальных институтов или трансформацией уже существующих, которые позволяют влиять социальным группам и движениям на процесс подготовки, принятия и реализацию политических решений и политического курса.

Процесс информатизации, формирующий и единое информационное пространство, и глобальное сетевое сообщество, генерирует разнообразные вызовы и угрозы в сфере "среды", на которые вынуждает по-новому реагировать политическую систему, детерминируя, тем самым, специфические черта современных политических процессов. Информационная составляющая современности так же способствует выработке интеллектуальных ресурсов, которые повышают вероятность адекватных ответов на "вызовы" среды, обеспечивая устойчивое развитие политической системы, способствуя достижению безопасности как личности, общества, так и государства. Информационные технологии параллельно порождают возможности, методы, технологии контроля, манипуляции над гражданами, что может рассматриваться и являться эффективным средством воздействия на государства со стороны более развитых государств, то есть являться новыми угрозами национальной безопасности.

Во втором параграфе «Политические составляющие информационного общества в современной политической теории» доказывается, что изменения, происходящие в современном мире и связанные с возрастанием роли информационной революции, детерминируют появление новой информационной парадигмы в исследовании явлений, так или иначе связанных с миром политического, с политикой. Изменяющиеся информационные технологии трансформируют как политические институты с политическими отношениями, так и формы, механизмы, технологии воздействия на мир политического, на общество в целом, на его сознание, способы достижения/исследования политической реальности.

Термин «постиндустриальное общество» возник в 1914 г. в Великобритании, а в 1950-60-х гг. получил широкое распространение в американской и французской социальной науке. Под этим понятием подразумевалась трансформация структуры промышленности, длящаяся на протяжении двух веков.

Другому аспекту этой трансформации уделял внимание австралийский экономист Колин Кларк, разработавший в 1940-х годах концепцию «третьего сектора», отражающую рост важности сектора услуг по отношению к материальному производству. Разновидностью теории постиндустриального общества, с одной стороны, а с другой, - его продолжением, являются современные концепции информационного общества.

В конце XX - начале XXI в. использование концепции информационного общества стало распространенным явлением не только в политической науке, но и в политической практике, политическом маркетинге и мире бизнеса, но при этом, единства среди исследователей по поводу определения и параметров концепции не наблюдается. Первое употребление термина «информационное общество» связано с японской социальной наукой начала 1960-х гг. На Западе только с 80-х гг. ХХ столетия можно говорить о складывании новой концепции, объединившей понятия «информация» и «общество»

и инкапсулировавшей все предыдущие протоконцепции.

Обосновывается мысль о том, что понятие «информационное общество» используется как зонтичное определение, описывающее социальные изменения, происходящие во второй половине ХХ столетия.

Доказывается, что реальное измерение информационного общества связано в меньшей степени с телекоммуникациями и информатикой, а в большей – с образованием, наукой, инновациями, новой экономикой, контентом и культурой.

Обосновывается мысль о том, что развитие информационных технологий, способствующих вовлечению огромного количества людей в информационный обмен, в творческую деятельность, в процесс непосредственной демократии, и борющихся с элитаризмом существующей социальной структуры, может проложить дорогу «новому» тоталитаризму, основанному на глобальном манипулировании массовым сознанием с целью установления полного контроля над каждым гражданином.

Информационная составляющая нового мирового порядка трансформирует политическую власть, унифицируя ее в разных регионах мира. Эта унификация отражается/связана с ролью новых манипулятивных технологий в функционировании бюрократических государственных структур, с быстрым развитием средств массовой информации и коммуникации, использованием новых технологий в трансляции политической информации и организации политической коммуникации.

Зб. Бжезинский писал о том, что о глобальной власти можно говорить в том случае, если наблюдается одновременное совмещение четырех компонентов военное могущество; экономическая мощь; возможность культурноидеологической экспансии; наличие глобальных политических мускулов.

Доказывается, что концепция У.Бека о мета-власти является продолжением вектора рассуждений о трансформации власти и ее новом формате как продукта информационного общества. Мета-власть, как форма господства в глобализирующимся мире базируется на идее геофинансов, то есть на потенциальной возможности одной страны с большей прибылью вложить капитал в иные страны, отказавшись от инвестирования ресурсов в какую-то конкретную страну; на отсутствии привязки актора власти к конкретной территории, на возможности, благодаря средствам массовой коммуникации и единому глобальному финансово-экономическому рынку, применить геофинансвое давление (при этом отказавшись от прямого насилия) для реализации своих политических (не только) целей; на неинвестировании при нежелании публично объяснять свое решение.

З. Бауман, на наш взгляд, в своих последних работах, приходит к аналогичным выводам.

  25 Первая разновидность мета-власти в концепции У.Бека - это метавласть капитала, а вторая разновидность - мета-власть "глобального гражданского общества". Последняя основывается на идее веса и значимости совокупности прав личности как антипода значимости, национальной безопасности и национальных интересов государства.

Делается вывод о том, что возможность управлять информацией, информационными технологиями и информационными потоками является одним из главных рычагов современной политической власти. Успехи политического развития можно связать, в том числе с умением генерировать, транслировать, управлять политической информацией, с наличием механизмов и институтов, которые бы могли адекватно этим заниматься.

Для концепции информационного общества характерно рассмотрение передовых цифровых технологий не только в качестве нового стратегического ресурса, но и существенной субстанциональной ценности, достигаемой через понимание социальных, политических, культурных, институциональных и экономических факторов.

Инновационные коммуникационные процессы не только предоставляют новые возможности для связи с огромным количеством людей, но меняют паттерны взаимодействия между людьми, сообществами и институтами.

Изменение конфигурации доступа к ключевым ресурсам на основе использования или неиспользования информационных технологий показывает как персональные, политические, социальные, культурные, экономические и технические факторы перетасовывают общество, демонстрируя, кто включен в процесс, а кто остается за его рамками. Дискуссия по поводу «цифрового разрыва» является следствием этой тенденции. Она отражается на политическом процессе в форме конфликтов и переговоров о том, кто, когда и каким образом получает преференции в доступе к ключевым ресурсам. От этого напрямую зависит расширение или сужение социально-экономического и технологического разрыва в мире в целом.

  26 Современные информационные технологии вынуждают политиков вносить изменения в свою деятельность, в частности в способы своего взаимодействия с гражданами. Этот процесс включает расширение круга лиц, получающих прямой доступ к политикам и политическому руководству страны, и увеличение коммуникационных потоков в обратном направлении. Расширяются также и возможности граждан по проведению дискуссий по злободневным социально-политическим проблемам и организации кампаний с целью оказания давления на власть.

С 1980-х гг. правительства многих развитых стран сконцентрировались на новых методах оказания различных электронных сервисов для повышения административной эффективности и качества оказываемых населению услуг.

Внедрение различных форм электронного управления сулит многие выгоды:

снижение административных расходов; улучшение качества оказываемых социальных услуг за счет переориентации штата с административной работы на более тесное общение с гражданами; повышение скорости реагирования на обращения граждан; увеличение доступности общественных сервисов даже в отдаленных периферийных районах; расширение и упрощение возможностей доступа к правительственной информации любого уровня через вебпорталы и другие сервисы; усиление межправительственного взаимодействия, общения между правительством и бизнесом; внедрение инновационных сервисов и форм оказания социальных услуг.

Однако этот процесс может сопровождаться и некоторыми отрицательными последствиями: общего снижения расходов на административную работу не произойдет, так как потребуются серьезные вложения в развитие цифровой инфраструктуры;снизится значение прямого общения с гражданами; централизация многих сервисов может привести к уменьшению гибкости реагирования на обращения граждан на местах; размещению информации в сети будет уделяться больше внимания, чем повышению качества, полезности и открытости общественно важной информации в целом; расширится пространство для кибер-преступлений; появятся возможности для использования цифровых технологий во вред людям, например, вмешательство в частную жизнь, введение цензуры и т.д.

Эту двойственность потенциала использования передовых цифровых технологий необходимо учитывать в работе правительства и других административных органов, чтобы не допустить нарушения гражданских прав населения.

С одной стороны, развитие «электронной демократии», связанное с внедрением новых каналов политической и правительственной деятельности посредством новейших цифровых технологий (таких как электронное голосование или электронные социальные платежи) несет определенный риск для устоявшихся паттернов политического процесса в странах с сильными демократическими традициями. С другой стороны, информационные технологии обладают огромным потенциалом и могут сыграть существенную роль в процессе изменения конфигурации коммуникативной власти через формирование политически грамотной и активной общественности.

Трансформация, связанная с широким применением информационных технологий, должна учитываться при принятии решений на всех стадиях политического процесса. Эти изменения связаны с развитием демократии, поскольку информационные технологии демократичны по своей сути, так как размывают иерархию и централизованный контроль; формированием технократической элиты, приобретающей все большую автономию и возрастающее влияние на процесс принятия политических решений; подвижками в экономических элитах, поскольку технологические инновации направляются в первую очередь военными и корпоративными нуждами, манипулирующими общественными интересами; усилением позиций превалирующих властных структур политической системы, поскольку именно доминирующие коалиции интересов внутри организации или целого государства способны контролировать такой ресурс как информационные технологии.

В третьем параграфе «Глобализация как основной вектор политических трансформаций современных политий: информационная составляющая» доказывается, что набравшая темпы глобализация за относительно короткий исторический период трансформировала практически все существующие социальные пространства, все сферы, составляющие эти пространства. Вместе с тем, наряду с масштабными трансформациями традиционных структур глобализация принесла с собой и абсолютно новые элементы. Говоря о влиянии глобализации, отмечается тот факт, что она породила новые политические элементы социальных пространств, придавшие им совершенно иные значения.

В самом широком смысле глобализация есть совокупность процессов экономического, культурного и политического характера, способствующих интеграции мира в единое целое. Каждый из этих аспектов глобализации накладывает свой отпечаток на характер властных отношений на глобальном, национальном и местном уровнях. Экономическая интеграция требует новых государственных аппаратов, культурные процессы унифицируют политические ценности, а собственно политическая глобализация изменяет властную иерархию мира, добавляя к ней еще один, глобальный уровень.

Глобализация не ограничивается интеграцией национальных экономик.

Р.Робертсон, исследуя глобализацию, говорит о зарождении глобального сознания. М.Кастельс рассматривает глобализацию как процесс появления набора ценностей и убеждений, принимаемых во всех уголках планеты.

М.Элброу идет еще дальше, понимая под глобализацией появление мирового общества. Для него глобализация – это совокупность процессов, посредством которых жители планеты объединяются в единое мировое общество, глобальное общество.

Многие авторы ставят знак равенства между культурной глобализацией и американизацией. По их мнению, глобализация не оставляет нетронутой практически никакую локальную культуру. Они отождествляющие глобализацию с культурным империализмом, заявляют, что американская культурная мощь не позволяет говорить о простой гомогенизации культур в процессе интеграции стран в единое целое.

  29 Доказывается, что Соединенные Штаты – это не единственный игрок в сфере культурного производства. В настоящее время появляются мощные региональные рынки (геолингвистические регионы), где роль коммуникативного средства выполняет не английский язык. Информационные потоки, идущие из различных источников и в различных направлениях, явно противоречат империалистической идеи гомогенной культуры и однонаправленных коммуникаций. Глобализация привела к международной циркуляции культурных продуктов. В 1970-х гг. К.Норденстренг и Т.Варис в своем исследовании выявили асимметричность в международном потоке телевизионных программ, подчеркнув, что он двигается исключительно в одном направлении – от США к остальному миру. К настоящему же времени этот поток приобрел разнонаправленный характер, примером чему могут служить серьезные центры телевизионного производства в Мексике, Бразилии, Гонконге и Индии. А.Гидденс, анализируя влияние телевидения, говорит об «обратной колонизации», которую ведет Бразилия по отношению к Португалии.

Культурная глобализация, получившая право на жизнь благодаря новым информационно-коммуникационным технологиям, сужает прерогативы государства в сфере культуры. Государствам становится все сложнее обеспечить в рамках своих территорий культурную гомогенность. Современное государство попадает в сложную ситуацию: с одной стороны, оно поддерживает культурный национализм в качестве требований ряда социальных групп и движений, с другой, накладывает ограничения на свое экономическое развитие.

Доказывается, что любой аспект глобализации порождает новые институты, процессы и технологии, что позволяет говорить о целом пласте новых политических феноменов, а точнее – новой политической составляющей социальных пространств. Новые организации и процедуры, ассоциируемые с глобализацией, подвергают серьезной проверки традиционные институты, созданные еще в век доминирования национальных государств. Каждая стадия политического процесса, какого бы уровня он ни был, испытывает на себе мощное влияние глобализации. Основные акторы, задающие векторы протекания политических процессов, поляризуются по линии «глобалистыантиглобалисты». Глобализация, которую невозможно представить вне контекста информационного прогресса, дает в руки политических акторов новые технологии борьбы за власть, объединяющие результаты последних научных достижений с архаичными способами нейтрализации противников. Безусловно, что глобализация создает новые угрозы национальной безопасности всех государств – от самых слабых до самых сильных. Вместе с тем, глобализация заставляет пересмотреть многие исследовательские и методологические подходы, лежащие сегодня в основе анализа политической реальности.

Во второй главе «Политическое пространство информационного общества: процессуальный анализ» осуществляется процессуальноакторный анализ диссертационной проблематики.

В первом параграфе «Современный политический процесс: акторный анализ трансформационного потенциала основных институтов информационного общества», говоря о политическом процессе в информационном обществе, отмечается его ускорение и качественное изменение соотношения и взаимодействия различных срезов политической жизни. Если в политическом жизни общества позднего модерна жизненное пространство политики, экономики и культуры в основном совпадало, а их взаимодействие реализовывалось в национальных рамках, то в настоящее время можно говорить о сложившимся наднациональном жизненном пространстве.

Одним из акторов политического процесса в информационном обществе являются социальные движения. Артикуляция гражданами новых потребностей и интересов, связанных с коренными изменениями условий жизни и их стремление непосредственно влиять на процесс принятия решений в обществе обусловили появление новых форм участия, новых коллективных акторов, а также новых сфер для реализации гражданских инициатив. Происходит смена самих паттернов представительства и участия, все большую роль стали играть неинституциональные, стихийные формы участия, прямое   31 действие, в которое вовлекаются широкие слои ранее не участвовавших в общественных движениях граждан.

В информационном обществе происходит замена традиционных организаций коллективного действия современными акторами – новыми социальными движениями, транснациональными политическими сетями, группами, возникающими по поводу какой-то конкретной проблемы и использующими стратегии прямого действия, формируется модель современного гражданского участия, для которой характерна тенденция к фрагментации (переход к сетевым структурам, групповое и индивидуальное участие), большая вовлеченность граждан в процесс принятия решений на локальном, национальном и глобальном уровнях, появление альтернативных каналов влияния граждан на политический процесс.

Информационная революция детерминирует процесс перехода к новым технологиям, контролирующим политические, и не только, пространства и порождает/трансформирует новые/старые вызовы и угрозы национальному государству. Обосновывается мысль, что процесс распространения новых технологий в сфере информации и коммуникации сужает сферы влияния и контроля современного государства в культурной сфере.

Коммуникации и социальные сети XXI века создают фундамент глобального «гражданского общества», где "глобальнокоммуницированные" люди объединяются по общим интересам, создают различные неполитические объединения и ассоциации, проникающие через традиционные политические заградительные институты, через государственные границы.

Информационно-коммуникативные процессы, формируя глобальное информационно-сетевое пространство, способствуют росту интеллектуального ресурса, формированию принципов и практик устойчивого развития, и в идеале обеспечивают благополучие и безопасность личности, общества и государства. Но при этом доказывается, что информационнокоммуникативные технологии, не являясь абсолютным злом, не являются при этом и абсолютным благом. Они связаны с процессом создания возможностей контролировать массовое сознание, манипулировать им для достижения задач внутренней политики. Кроме этого информационнокоммуникативные средства являются эффективными механизмами воздействия на одни государства со стороны других, более продвинутых в технологически-информационном плане. В этом случае можно говорить о появлении новых угроз национальной безопасности современного государства.

Культурная стандартизация есть ни что иное как политический процесс, направленный на унификацию ценностно-нормативной системы, паттернов и иных социокультурных составляющих с целью налаживания эффективного управления в рамках политического пространства, на которое направленно воздействие внешнего (глобального) политического актора.

Противостояние по линии закрытая национальная культура и общество / космополитичные культуры и общества обостряется за счет развития транспортных и информационных коммуникаций. По сути можно говорить об актуализации конфликтов по линии "разломов".

Не только культурный фактор, глобальные коммуникации актуализирует это противостояние. Миграционный и демографический фактор так же являются базисными в процессе глобального сдвига и противостояния.

Одним из нетрадиционных актров политического процесса современного информационного общества является нетократия - информационная «сетевая» нетократическая элита. Новые технологии электронной коммуникации выводят политические процессы на более высокий и качественный уровень. В современном обществе присутствует властный кластер, управляющий и виртуальной, и физической реальностью, так называемые нетократические или кибер-элиты.

Манипулирование информацией позволяет формировать необходимые мировоззренческие установки личности, задавать цели развития, определять границы и стандарты поведения. Информационное сопровождение – важнейшая составляющая процесса «внешнего инженеринга». Применение таких методов, как рекрутирование революционно настроенных толп через сети,   33 дискредитация, замалчивание проблем и т.п., доказавших свою эффективность и направленных на смену правящего режима, будет продолжаться. Подобный опыт весьма ценен, тем более на фоне цепочки событий в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии, Украине. Безусловно, нетократия пока еще малоизученное явление в современной политической науке, но представляющее огромный исследовательский интерес.

В современном информационном обществе информация и связанные с ней коммуникативные процессы и технологии из средства и механизма достижения целей традиционных политических акторов приобретают акторное содержание: трансформируют содержательный потенциал традиционных политических практик и способствуют появлению новых; порождают новые социальные движения, феномен "меньшинств с политическим содержанием", сетевые структуры, новые элиты, в том числе нетократическую; детерминируют, с одной стороны, развитие, а с другой, девальвацию демократических практик и их инверсию до уровня неототалитарных тенденций, наиболее ярким феноменом чего становится процесс "ненасильственного" изменения политических режимов и актуализации культурно-духовной составляющей национальной безопасности современного государства.

Во втором параграфе «Демократические практики в условиях информационного общества» обосновывается мысль, что и классические, и современные модели демократии, вследствие социальной эволюции, политический трансформации, геополитического противоборства, глобальной информатизации, развития инфокоммунакии, оказываются перед вызовами, которые ведут или к девальвации данных моделей, или их коррекции, или созданию новых. Основной причиной изменений в моделях демократии, в самой ее сущности является переход от индустриального национального общества/государств к глобальному информационному обществу.

Доказывается, что, претендуя на контроль за контентом и препятствуя полной открытости представительских институтов, политическая система не полностью использует потенциал Интернета и такие его ценности как интерактивность и возможность независимой коммуникации. С другой стороны, чем больше политический процесс будет опираться на построение гражданской автономии, тем большую роль может сыграть Интернет в процессе политической мобилизации.

Интернет предоставляет электорату два уровня автономии. Вопервых, он дает доступ к информации тем пользователям, которые не удовлетворены другими средствами массовой информации. Во-вторых, он дает возможность общения без вмешательства политиков и обеспечивает полем деятельности тех людей, которых не устраивают традиционные формы политического участия, но кого все же интересует политическая деятельность.

Кризис политической легитимности, ассоциируемый с широким распространением медиа-политики, становится источником возникновения новых форм политизации общества. В то время как значительная часть граждан теряет доверие к политической системе, другие выбирают альтернативные виды политической деятельности, иногда в форме социальных движений либо протестного движения внутри существующей политической системы, стремясь наладить связи между гражданским обществом и новыми лидерами политического процесса. В этой ситуации возрастает роль Интернета как политического посредника.

В настоящее время Интернет предоставляет новый гибридный коммуникационный форум, заменяющий сразу два канала обмена информацией – газеты и личные встречи. Объединение возможностей интерактивной коммуникации и регулярного обмена информацией между большими группами людей, позволяющими разговаривать на расстоянии и действовать совместно, не встречаясь лично, создало новую публичную сферу для современного гражданского общества. Более того, Интернет не только облегчил латеральную коммуникацию, но также способствовал размыванию традиционных границ, иерархий и гегемоний, в том числе и политических.

Внедрение технологических инноваций в процесс управления способно привести либо к увеличению демократического участия в нем рядовых граждан, либо к увеличению пропасти между общественностью и политиками.

Сосредоточение новой коммуникативной власти в руках возможно большего количества людей и групп интересов могут внести свой вклад в движение по защите прав человека и построение более открытого общества.

Опровергается мнение о том, что Интернет размывает социальный капитал, отвлекая людей от непосредственного живого общения: чем больше времени отдается виртуальному общению, тем меньше его остается на реальные контакты. При грамотном подходе сетевая работа помогает сохранить сложившиеся отношения и усилить социальное взаимодействие.

Информационная включенность выступает ключевым фактором современного развития по нескольким причинам. В экономическом развитии информационные инновации повышают конкурентоспособность отдельных стран и предприятий. В то же время, социальная сплоченность и динамичное мультикультурное инклюзивное общество требуют активной гражданской позиции и сильной культуры политического участия.

Миграционные процессы породили феномен современных диаспор, имеющих мощные социальные структуры, организации, партии в странахреципиентах. Политический процесс в государствах-реципиентах, благодаря информационно-коммуникативным системам, деятельности диаспоральных структур, их связям со страной-донором, становится частью социальнополитический жизни стран-доноров. Родственные, этнические группы могут поддерживать тех, кто покинул страну-донор, как и мигранты осуществлять поддержку оставшимся на родине родственникам и друзьям. То есть «общее уплотнение» мира стимулирует деятельность родственных групп, связанную с обеспечением партиям и движениям мигрантов моральной, дипломатической, финансовой и материальной поддержки. Для того, чтобы оптимизировать процесс передачи разных видов и форм помощи формируются социальные международные сети. Можно предположить, что подобные процессы порождают социально-политические конфликты в странах-реципиентах. Более того, намного продлевают его, делают затяжным и трудноуправляемым.

  36 Один из вызовов современной демократии связан с трансформацией в европейском сознании, и как следствие в глобальном сообществе, самого значения «демос». В информационном обществе, в противовес социальной структуре общества Модерна, понятие «демос» будет поливариантным. От некоего сообщества большинства, демос в информационном обществе, атомистическом по своей сути, может состоять из совокупности меньшинств.

Сами меньшинства могут формироваться на основе принадлежности к профессии, стилю жизни, культуре, хобби и т.д. Многие из них могут быть в той или иной степени виртуальными, сетевыми, при этом входя в более комплексные и масштабные объединения. Виртуализация, атомизация и сетивизация частной и социальной жизни постепенно будет приводить членом национального (государственного) сообщества к автономии. Следствием этого может выступать такой феномен как «демократия меньшинств».

Новые коммуникативные каналы также могут повышать демократическую вовлеченность граждан в вертикальном направлении в рамках "теледемократии".

Информационные технологии могут вовлекать социальные массы в информационный обмен; в процессы, связанные социальным и личным творческом, социальной и личной активностью/пассивностью, непосредственной и опосредованной демократии, С другой стороны, информационнокоммуникативные технологии могут способствовать появлению такого феномена как «новый» тоталитаризм, для которого характерен полный контроль как над отдельным индивидом, так и обществом, при помощи технологий глобальных манипуляций сознанием. Вследствие изменений в управлении информационно-коммуникативными потоками, появления новых технологий воздействия на общество при помощи традиционных и новых медиа, именно информационные технологии являются основным ресурсом современной политической власти. Успехи в политическом развитии будут связаны с эффективностью в управлении информационными потоками вообще и потоками политической информации в частности.

  37 Современные информационные технологии вынуждают политиков вносить изменения в свою деятельность, в частности в способы своего взаимодействия с гражданами.

Этот процесс включает расширение круга лиц, получающих прямой доступ к политикам и политическому руководству страны, и увеличение коммуникационных потоков в обратном направлении.

В третьем параграфе «Неототалитарные тенденции в современном политическом процессе: информационный аспект» доказывается, что информационное общество находит свое практическое воплощение не только в глобализации, но и в тотальном, массовом наблюдении. Фундамент теории общества наблюдения заложил М. Фуко. Первым, кто комплексно описал современное, компьютеризированное общество наблюдения был Г. Маркс.

Общество наблюдения – это общество, собирающее, обрабатывающее и использующее с помощью разнообразных технологий информацию об индивидах, выступающих в роли граждан, наемных служащих и потребителей, с целью координации и контроля их доступа к товарам и услугам, необходимым для поддержания жизни в современной экономике.

Благодаря новым информационно-коммуникационным технологиям, ассоциируемым с постиндустриальным обществом, все его члены, не давая на то согласия, оказались под всеобъемлющим «колпаком» наблюдения, охватывающем не только публичные, но и полупубличные и даже частные сферы.

Обосновывается мысль о том, что информационно-коммуникационные технологии создали условия для новых форм наблюдения и, следовательно, для новых форм власти. При использовании такого инструмента власти информация о гражданах собирается в различных коммуникационных сетях и хранится в многочисленных электронных базах данных, позволяющих в любой момент составить любой персональный профиль и оказать давление на требуемого индивида. Чем дольше существуют такие базы данных и чем больше средств, привязывающих к ним граждан, тем более детальный профиль можно получить, тем более сокровенные подробности частной жизни можно узнать, прибегая к аккумулирующейся в них информации.

  38 В рождающейся теории общества наблюдения главными инструментами контроля выступают системы видеонаблюдения, мобильные телефоны, банковские карты, Интернет со своими электронной почтой, магазинами, поисковыми системами и социальными сетями. По сравнению с другими инструментами контроля, социальные сети представляют собой более дешевый, быстрый и всеохватывающий способ идентификации существующих и потенциальных диссидентов.

Социальные сети дают место для всех форм наблюдения, отличающихся по своим свойствам и последствиям. Социальное наблюдение – наблюдение граждан за гражданами – отличается от традиционного наблюдения тремя моментами. Социальные сети позволяют в какой-то степени скрыть надзирающую активность властей.

Общество наблюдения имеет множество последствий чисто политической природы. Возможно, что политических эффектов у общества наблюдения даже больше, чем у процесса глобализации. Там, где наблюдение пронизывает собой всю социальную ткань – сверху вниз, снизу вверх, поперечно, происходит трансформация политического процесса – появляются новые линии политического противостояния, формируются новые и подвергаются проверке старые политические институты, на сцену выходят новые акторы, в политических программах которых идеи о новых векторах развития переплетаются с традиционными политическими ценностями и нормами. Общество наблюдения открывает путь новым политическим конфликтам, в которых силы, старающиеся не замечать усиления всеобщего наблюдения, борются с силами, крайне обеспокоенными такой перспективой, силы, готовые пойти на ограничение свобод ради безопасности, с силами, не приемлющими ограничения свобод даже перед лицом экстремизма и терроризма.

В четвертом параграфе "Ненасильственное" изменение политических режимов как феномен информационного общества говорится о том, что понятие «ненасильственная революция» вошло в политологический обиход еще в конце 1980-х гг., когда в странах Восточной Европы правящие режимы теряли власть от одной страны к другой и на смену им приходили прозападные элиты. Теоретически корни явления «цветной революции» были заложены «Доктриной Монро». Доктрина институциализировала мессианскую идею мироустройства «Рах Americana» – мира, построенного по американскому образцу.

Одной из основных тем, к которой обращаются западные исследователи, является способы мобилизации оппозицией силы, способной разрушить «антидемократический режим», его военную и полицейскую системы. Изучением влияния культуры на массовое сознание на Западе занимаются уже давно. Наиболее последовательно такими изысканиями с 1946 года занимается созданный при поддержке Фонда Рокфеллера Тавистокский институт человеческих отношений в английском графстве Суссекс.

Тема «демократизации» и необходимости демократических перемен, в том числе посредством «цветных революций» активно продвигается влиятельными рейтинговыми агентствами, неправительственными организациями и аналитическими структурами, что усиливает нужный информационный контекст.

Специфика современно ситуации в том, что внутриполитические процессы активно протекают при открытой помощи со стороны других государств, что проявляется в феномене "цветных" революций, первым шагом к которым является духовно-культурная, информационно-коммуникативная экспансия.

Для современной России актуальной остается задача противодействия угрозам цветной революции. Помимо реализации принципов культурнодуховной и информационной составляющих национальной безопасности, необходимо более тесное экономическое, военное и культурное сотрудничество с государствами экс-СССР, оптимизировать деятельность ОДКБ, ТС, развивать гуманитарные связи, создать и поддерживать НКО, печатные, электронные СМИ, которые занимались бы укреплением и пропагандой позитивного, привлекательного имиджа РФ. Отдельной позицией выделим всестороннюю поддержку и пропаганду русского языка как основы культурнодуховной безопасности.

В третьей главе «Культурно-духовная составляющая национальной безопасности как пространство приложения сил основных политических акторов информационного общества», используя анализ кейсов, доказывается актуальность создания системы противодействия угрозам национальной безопасности в культурно-духовной сфере.

В первом параграфе «Безопасность как категория современной политической науки и элемент управленческой практики: от эволюция смысла в информационном обществе до отражения угроз национальной безопасности современной России в духовно-культурной сфере» доказывается, что трактовка национальной безопасности с позиции системного подхода основывается на понимании того, что это явление имеет конкретные характеристики и параметры, регламентирующие функционирование всех социальных сфер, в современных условиях должно дополняться такой составляющей как "культурно-духовная безопасность".

Концепция национальной безопасности Российской Федерации гласит, что «обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, а также включает в себя противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров»1. В Концепции общественной безопасности также отмечается, что «обеспечение общественной безопасности является одним из приоритетных                                                              Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Независимая газета. – 2000, - 14 января.

  41 направлений государственной политики в сфере национальной безопасности Российской Федерации. Под общественной безопасностью понимается состояние защищённости человека и гражданина, материальных и д у х о в н ы х ц е н н о с т е й общества от преступных и иных противоправных посягательств, социальных и межнациональных конфликтов, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»1.

Примечательно, что в разделе «Основные внутренние военные опасности» Военной доктрины РФ значится пункт «Деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества». В новой редакции Военной доктрины России отмечается, что внутренней военной опасностью считается провоцирование разного рода социальной напряженности, а также деятельность, направленная на насильственное изменение конституционного строя и подрыв суверенитета. Согласно новой редакции Военной доктрины, подрыв исторических и духовных традиций в России будет расцениваться как военная опасность2.

Угрозы национальной безопасности в культурной сфере современной России можно разделить на внутренние и внешние. К внутренним угрозам можно отнести: отсутствие должного общественного внимания к духовному развитию; деидеологизацию российского общества, начавшаяся в 1990-х г.г., когда были утрачены перспективы дальнейшего развития; процесс «утечки мозгов», порождающий духовное обнищание нации; маргинализацию российского общества; обострение межконфессиональной и межнациональной напряженности;

Загрузка...

К внешним угрозам, исходящим от других государств, можно отнести:

глобализацию, сопровождаемую распространением массовой культуры, ко

–  –  –

торая навязывает чужой образ жизни, а привычные национальные ценности размывает и отодвигает на второй план; информационное влияние извне посредством средств массовой информации и Интернета; распространение нетрадиционных религиозных верований, усиление влияния радикальных религиозных сект.

Очевидно тесное переплетение внешних угроз с внутренними. Как только в культурной сфере образуется вакуум, он немедленно заполняется внешними культурными элементами.

В «Основах государственной культурной политики», утвержденных Президентом РФ В.В. Путиным, отмечается, что «сегодня, в условиях обострения глобальной идейно-информационной конкуренции и не в полной мере преодоленных последствий национальных катастроф XX века это свойство российской культуры становится определяющим для будущего страны»1.

Доказывается, что перед современной Россией стоят несколько проблем: налаживание воспроизводства и трансляции собственной ценностнонормативной системы; защита ее от культурно-идеологической экспансии;

последовательная потеря Россией информационных позиций за рубежом.

Итак, угрозу для духовно-культурной сферы национальной безопасности несут как внутренние, так и внешние процессы, явления и условия существования общества и государства, отличающиеся деструктивным потенциалом. Они способны негативно влиять на ценностную общественную иерархию, принуждают социальные и политические институты затрачивать дополнительные усилия, чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. В настоящее время культурный фактор образует «новые риски», которые являются главным фактором социальных трансформаций, и угрожают социальной, политической стабильности как локального, регионального, так и национального пространства. Для уменьшения опасности этих «новых рисков»

                                                             Основы государственной культурной политики // http://state.kremlin.ru/face/21027    43 большую роль способны сыграть невоенные методы, обладающие огромным потенциалом для предотвращения угроз, опасностей и страхов, ими порождаемых. Одним из таких средств является культурный фактор, выступающий способом минимизации риска посредством изменение поведения людей.

Во втором параграфе «Национальный уровень информационного обеспечения культурно-духовной составляющей национальной безопасности: компаративный анализ российской и зарубежной практик» доказывается, что, появление факторов, нарушающих общепринятый или легитимный порядок, баланс различных, часто разнонаправленных интересов мирно сосуществующих между собой, позволяющих накопившейся социальной напряженности перейти в разрушительную стадию конфликта, составляет угрозу национальной безопасности.

В настоящее время в ходе расширения глобализационных процессов, благодаря перманентным локальным этническим и религиозным конфликтам, постоянно возникают и углубляются вызовы и риски, угрожающие и национальным культурам, и культуре всего человечества.

Доказывается, что в настоящее время культурный фактор образует «новые риски», которые участвуют в социальной трансформации и несут угрозу региональной, социальной и политической стабильности.

Чтобы нивелировать воздействие этих «новых рисков» в современном мире, представляется обоснованным шире применять невоенные методы, используя их возможности по предотвращению угроз, опасностей и страхов, порождаемых «новыми рисками».

Д. Белл подчеркивал, что при господстве массовой культуры личность теряет индивидуальность, приобретая черты стадности, унифицированности, шаблонности. Г. Маркузе было введено в научный оборот понятие «одномерного человека», которого порождает массовая культура. Массовая культура глобализационного периода выступает инструментом информационной обработки населения отдельных национальных государств и особенно их национальных элит. Подобная обработка направлена на дискредитацию традиционных ценностей и национальных культур в целом, которые преподносятся извне как архаичные, неадекватные сложившимся цивилизационным условиям, а также как возводящие барьеры на пути социальноэкономического развития данных государств. Одним из эффективных приемов распространения внутри национальных государств идей и принципов глобализации выступает прямая материальная заинтересованность тех представителей национальных элит, которые участвуют в принятии ключевых решений.

Многие страны мира уже накопили опыт применения мер, проотиводействующих вызовам национальной безопасности в культурно-духовной сфере.

Так, во Франции реализуется модель «жесткой» ассимиляции, предполагающей воздействие на базовые ценности и образ жизни будущих французских граждан, их согласие с ценностными и поведенческими моделями, принятыми во французском обществе. Французы стремятся к сохранению своей самобытной культуры, устанавливая жесткие квоты на прокат голливудских кинофильмов, вводя ограничения на музыкальные и другие национальные радио- и телепередачи. Одновременно в этой стране существует система субсидирования национального кино и театрального искусства.

В современном Китае при поддержке государства создаются пропагандистские художественные фильмы, направленные на противодействие западному влиянию. К юбилею создания Коммунистической партии Китая был выпущен на экраны художественный фильм «Основание партии» (2011 г.).

Необходимо отметить, что не только правительства стремятся законодательно ограничивать проникновение чуждой культуры, угрожающей национальной безопасности государства, но и отдельные граждане. 27 мая 2011 года художник из Пекина Чжао Банди разместил заявления в Beijing News и Guangzhou's Southern Metropolis Daily, призывающие китайцев бойкотировать американский фильм «Кунг-фу Панда 2», кроме того, он направил экспресспочтой открытое письмо более 300 руководителям кинотеатров Китая с просьбой бойкотировать этот фильм. Он пытается объяснить, что «Кунг-фу   45 Панда 2» - «культурное вторжение». Инициативу Чжао поддержал Кун Циндун, профессор Пекинского университета, специалист по китайскому языку.

По его мнению, голливудские фильмы являются фильмы являются «культурным вторжением.

Язык вообще, национальная литература в частности является с одной стороны объектом культурно-идеологической экспансии, а с другой - методом противодействия угрозам в культурно-духовной сфере. Так, в начале июля 2012 года председатель Украинской ассоциации издателей А.Афонин заявил, что "интеллектуальный уровень жителей Украины снижается из-за падения интереса к чтению", «идет вторжение в духовно-культурную сферу современной Украины». Верховная Рада вовремя не отреагировала на эти угрозы в культурно-духовной сфере, что в итоге привело страну к "Майданук торжеству фашистско-националистического "Правого сектора".

Депутат Госдумы РФ от "Единой России" Роберт Шлегель с целью противодействию угрозам в культурно-духовной сфере подготовил законопроект об ограничении проката зарубежных фильмов в российских кинотеатрах. Согласно документу, доля фильмов зарубежного производства не должна превышать 50%. Отметим, что за последние три года депутаты Госдумы уже не раз предлагали различные механизмы по ограничению зарубежного кино в российских кинотеатрах, однако ни одна инициатива не была в итоге поддержана палатой.

В третьем параграфе «Управленческие процессы в информационнокультурной сфере на региональном уровне как условие политической стабильности регионального политического процесса» обосновывается мысль, что для достижения политической стабильности в стране в целом, первоначально необходимо обеспечить ее в регионах. Этому способствует совокупность факторов, воздействующих на региональную политику и безопасность. Большое внимание при этом должно уделяться развитию культурно-духовной сферы. Культурно-духовный уровень развития региона является отражением его политического развития. Для повышения этого уровня   46 следует осуществлять соответствующую культурную политику и в регионах, и на государственном уровне.

«Культурная политика», исходя из «Основ государственной культурной политики», есть «действия, осуществляемые органами государственной власти Российской Федерации и общественными институтами, направленные на поддержку, сохранение и развитие всех отраслей культуры, всех видов творческой деятельности граждан России и формирование личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей».

«Основы законодательства Российской Федерации о культуре» позволяют сформулировать приоритеты культурного развития.

В современном мире, мире, подверженном экспансии так называемой «мягкой» силы, культура выступает фактором модернизации в развитии регионов, одновременно влияя на процессы формирования региональной и общероссийской идентичности, оформления патриотического сознания и поведения. Представляется, что культуры помимо всего, может выступать одного из инструментов политического развития регионов, особенно регионов поликультурных, поликонфессиональных, таких как, например, Северный Кавказ.

Региональная культурная политика есть стратегия совершенствования культурной политики, связанная с усилением влияния регионов в социальном и культурном развитии и направленная на координирование целей, задач и доступных ресурсов на федеральном и региональном уровнях. Регионализацию культурной политики можно назвать стратегией управления, опирающуюся на комплексное использование культурного потенциала территорий с целью повышения эффективности регионального управления.

В рамках реализации региональной культурной политики целевая ориентация программ основывается на положениях, территориально доминирующих с учетом особенностей историко-культурного формирования и современной специфики культурного наполнения места. Так, для Омской области определяющим фактором является полиэтничность, поэтому цель региональной культурной политики основывается на поддержании, укреплении единого культурного пространства и сохранении культурного наследия. Новосибирская область, не имеющая столь значительной по времени истории культурного освоения территории, презентует себя как прогрессивный мегаполис, динамично развивающийся научно-образовательный центр Сибири. На сохранение культурного потенциала и культурного наследия территории направлена культурная политика Кемеровской области.

Сформулированы меры и механизмы для формирования на территории Северо-Кавказского федерального округа культуры межэтнического общения: реализация принципа равенства народов; популяризация идеи национального единства на основе исторической памяти. Для достижения межэтнического согласия нужно делать акцент на событиях, которые объединяли все, например, противостояние внешней агрессии; проведение межкультурного обмена и культурно-просветительской работы; ликвидации этнических стереотипов общения и восприятия на основе культурного обмена; проведение продуманной политики в СМИ, в которых, пока, гораздо чаще упоминаются негативные новости; развитие этнокультурного туризма, который позволит ознакомиться с укладом жизни других народов; создание символов национального единства.

Одной из основных задач по достижению стратегических целей развитии отрасли культуры Ставропольского края должны быть: развитие единого культурного пространства Ставропольского края, создание условий для равного доступа граждан к культурным ценностям и информации.

В заключении подводятся итоги работы, формулируются рекомендации.

Мировая информационная революция, свидетелями которой мы являемся, требует возникновения новой информационной парадигмы в изучении политических явлений. Новые информационные технологии изменяют траекторию развития политических институтов, политических отношений методов форм политического влияния на общество и общественное сознание и, в свою очередь, способов постижения политической реальности.

  48 Любой аспект глобализации порождает новые институты, процессы и технологии, что позволяет говорить о целом пласте новых политических феноменов, а точнее – новой политической составляющей социальных пространств.

В информационном обществе происходит замена традиционных организаций коллективного действия современными политическими акторами – новыми социальными движениями, нетократией, транснациональными политическими сетями, группами, возникающими по поводу какой-то конкретной проблемы и использующими стратегии прямого действия, формируется модель современного гражданского участия, для которой характерна тенденция к фрагментации (переход к сетевым структурам, групповое и индивидуальное участие), большая вовлеченность граждан в процесс принятия решений на локальном, национальном и глобальном уровнях, появление альтернативных каналов влияния граждан на политический процесс. Информационная революция вызывает к жизни новые постклассические технологии контроля над пространством и порождает новые угрозы для национальных государств.

Развитие новых информационных и коммуникационных технологий сузило прерогативы государств в сфере культурной политики. Передовая коммуникационная инфраструктура создает базу для глобального «гражданского общества», где граждане разных стран объединяются по интересам и создают ассоциации, не взирая на пограничный контроль.

Совершенствование информационных технологий, с одной стороны, помогает вовлекать неограниченное количество людей в информационный обмен, активировать их творческое начало, способствовать демократизации общества, преодолевать элитаризм ее социальной структуры. С другой стороны, эти процессы могут вызвать к жизни «новый» тоталитаризм – режим полного контроля над каждой отдельной личностью через глобальное манипулирование сознанием. Вследствие развития инноваций в информационном обществе контроль и манипулирование информационными каналами и технологиями становятся основным орудием политической власти, а грамотный   49 менеджмент политической информацией во многом определяет будущее политическое развитие. Современные информационные технологии вынуждают политиков вносить изменения в свою деятельность, в частности в способы своего взаимодействия с гражданами. Этот процесс включает расширение круга лиц, получающих прямой доступ к политикам и политическому руководству страны, и увеличение коммуникационных потоков в обратном направлении. Расширяются также и возможности граждан по проведению дискуссий по злободневным социально-политическим проблемам и организации кампаний с целью оказания давления на власть. Если в индустриальном обществе объединялись группы большинства, то демос современного информационного общества - это совокупность меньшинств. Они могут объединяться определенной профессией, стилем жизни, культурой или досуговыми предпочтениями. Подобные объединения могут быть полностью виртуальными, или частично, а также состоять в более сложных сообществах, требовать все большую автономию, вследствие которой формируется «демократия меньшинств».

Эволюция идеи демократии в информационном обществе связана и в том числе с тем, что сами информационные технологии демократичны по своей сути, так как размывают иерархию и централизованный контроль;

формированием технократической элиты, приобретающей все большую автономию и возрастающее влияние на процесс принятия политических решений; подвижками в экономических элитах, поскольку технологические инновации направляются в первую очередь военными и корпоративными нуждами, манипулирующими общественными интересами; усилением позиций превалирующих властных структур политической системы, поскольку именно доминирующие коалиции интересов внутри организации или целого государства способны контролировать такой ресурс как информационные технологии. Всемирной паутиной оказывается более сильное влияние не на поведение индивидуума, а на репрезентативные процессы. Изменяя направление и контент потока информации, акторы раздвигают политические границы,   50 расширяют возможности для коллективной мобилизации, создают новые форматы обсуждения, трансформируя политическую сцену, фрагментированную односторонней информационно-коммуникационной системой эпохи массовых медийных коммуникаций. Широкое распространение Интернета предоставило электорату новый уровень автономии. Во-первых, он предоставил новый канал информации для тех пользователей, которых не удовлетворяют другие СМИ. Во-вторых, он предлагает площадку для общения без вмешательства государства и дает поле деятельности тем гражданам, кто интересуется политической деятельностью, но кого при этом не устраивают существующие формы политического участия.

Угрозу для духовно-культурной сферы национальной безопасности представляют внутренние и внешние процессы, явления и условия существования государства и общества, обладающие деструктивным потенциалом.

Они негативно влияют на ценностную иерархию общества и отдельных людей, принуждают социальные и политические институты затрачивать дополнительные усилия, чтобы адаптироваться к изменившимся условиям. В настоящее время культурный фактор образует «новые риски», которые являются главным фактором социальных трансформаций, и угрожают социальной, политической стабильности как локального, регионального, так и национального пространства. Чтобы нивелировать «новые риски» целесообразно использовать невоенные средства с целью предотвращения угроз, опасностей и страхов, порождаемых этими рисками. Одним из таких средств является культурный фактор, выступающий способом минимизации риска посредством изменения поведения человека.

В современном мире, мире, подверженном экспансии так называемой «мягкой» силы, культура становится способом модернизационного развития региона, воздействуя на процессы формирования региональной и общероссийской идентичности, оформления патриотического сознания и поведения.

Культурно-духовная составляющая помимо всего, может выступать в качестве одного из инструментов политического развития регионов, особенно регионов поликультурных, поликонфессиональных, таких как Северный Кавказ. Анализ культурной политики ряда российских регионов позволил сделать вывод о том, что на лицо тенденция к повороту региональной политики в направлении активного применения культурной составляющей для социально-политического и экономического развития.

Перед современной Россией стоят несколько проблем в области обеспечения безопасности в культурно-духовной сфере: налаживание воспроизводства и трансляции собственной ценностно-нормативной системы; защита ее от культурно-идеологической экспансии; последовательная потеря Россией информационных позиций за рубежом.

Решать данные проблему необходимо не столько во внешнеполитическом, сколько во внутриполитическом российском пространстве.

Противодействие внешней культурно-идеологической экспансии по советскому типу, связанному с системой обширных запретов, не эффективна.

Допуская частичный контроль за информационно-коммуникативным пространством, необходимо применять и иные механизмы конкурентной борьбы.

Представляется, что в ходе информационно-культурного противодействия культурно-идеологической экспансии РФ не должна создавать препятствия процессам модернизации, выступать на позициях "изоляционизма" под прикрытием конкурентной борьбы в ценностно-идеологической сфере.

Во внешнеполитической сфере также необходимо проводить конкурентную борьбу для достижения стратегической цели: улучшение имиджа современной России за рубежом вместе с планомерной, долгосрочной ценностно-идеологической экспансией России во внешний мир.

Для этого необходимо создать эффективно действующее Управление единым русским культурно-информационным пространством, которое будет заниматься проблемами языкового влияния и увеличения потенциала влияния культурно-просветительских проектов; развитием спутникового телевидения с российским вещанием; управлением сетевыми ресурсами, в том числе ресурсами соотечественников как социальной сети; имиджевыми проектами.

<

–  –  –

Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, входящих в реестр ВАК РФ:

1. Волочаева О.Ф. Анализ нравственного сознания студентов, их представлений и позиций по проблемам терроризма в современном обществе // Вестник ПГЛУ. - 2010. - № 1. (0,8 п.л.)

2. Волочаева О.Ф. Информационное пространство современной России как сфера обеспечения безопасности в культурно-духовной сфере // Социально-гуманитарные знания. – 2011. - № 12. - С. 112-116 (0,5 п.л.)

3. Волочаева О.Ф.Гражданское общество и интернет-коммуникация в контексте современного политического процесса // Общенациональный научно-политический журнал «Власть». – 2012. - № 11. - С. 18-23 (0,7 п.л.)

4. Волочаева О.Ф. «Национальная безопасность»: эволюция содержания в современной западной политической науке // Вестник ПГЛУ. - 2012. С. 377-381 (0,75 п.л.)

5. Волочаева О.Ф. «Виртуальность» и «бестелесность» как характеристики конфликтов в информационной войне // Вестник СевероОсетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова. – 2012. - №4. С. 156-160 (0,5 п.л.)

6. Волочаева О.Ф. Панин В.Н. Политическая активность и интернеткоммуникация в контексте российского политического процесса 90-х гг. ХХ века // Социально-гуманитарные знания. - 2012. - № 9. - С. 12-19 (0,6 п.л.)   53

7. Волочаева О.Ф. Информационно-культурная составляющая системы невоенных факторов национальной безопасности // Власть. - 2013. - № 2. - С. 050-052 (0,75 п.л.)

8. Волочаева О.Ф., Савтырева А.А., Исаков Н.В., Волова Л.А. Стратегические направления национальной безопасности современного Китая // Вестник ПГЛУ. - 2013. - № 4. - С. 341-343 (0,5 п.л.)

9. Волочаева О.Ф. Инверсия демократических практик как следствие деятельности новых политических акторов в контексте формирования информационного общества // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2014. № 2(39). - С. 125-131. (0,5 п.л.)

10. Волочаева О.Ф. Глобализация как источник новой политической составляющей социальных пространств // Теория и практика общественного развития. – 2014. - № 19. - C. 104-108 (0,6 п.л.)

11. Волочаева О.Ф. Политическая составляющая социальных пространств как следствие глобализационных процессов // Вестник ПГЛУ. - 2014. п.л.)

12. Волочаева О.Ф. «Ненасильственное» изменение политических режимов как феномен информационного общества // Теория и практика общественного развития. -– 2015. - № 3. - С. 83-86 (0,6 п.л.)

13. Волочаева О.Ф., Белецева В. Нравственное могущество как составляющая сильного государства // Каспийский регион: политика, экономика, культура. - 2015. - № 1. (0,5 п.л.)

14. Волочаева О.Ф. Нетократия как специфический актор политического процесса в современном информационном обществе // Фундаментальные исследования. - 2015. - №2 (часть 8) (0,5 п.л.)

15. Волочаева О.Ф. Политические процессы в современном информационном обществе: новые акторы и векторы развития: концепция диссертационного исследования // Вестник ПГЛУ. - 2015. - № 1. (0,7 п.л.)

Монографии:

  54

16. Волочаева О.Ф., Косов Г.В., Рахно Н.В., Соловьева Е. Политические процессы в контексте геоинформационной парадигмы: механизмы, векторы развития (монография) / О.Ф. Волочаева. - Ставрополь: Ставролит, 2012. – 184 с. – Библиогр.: с. 165-181. – 1000 экз. – ISBN 978-5п.л.)

17. Волочаева О.Ф. Политическое пространство информационного общества процессуальный анализ / О.Ф. Волочаева. - Ставрополь: Ставролит. - 2013. – 156 с. (10 п.л.)

18. Волочаева О.Ф. Политический процесс в информационном обществе:

теоретический анализ современной политической реальности / О.Ф.

Волочаева. - Москва: МИРАКЛЬ. - 2013. – 136 с. (8,5 п.л.)

19. Волочаева О.Ф., Г.В. Косов, В.Н. Панин, Г.В. Станкевич и др. Политизация религиозного фактора в контексте региональной безопасности:

Северокавказская проекция (коллективная монография) / РГНФ. – М.:

МИРАКЛЬ. - 2014. – 192 с. (11,8 п.л.)

20. Волочаева О.Ф. Политические процессы в современном информационном обществе: новые акторы и векторы развития / О.Ф. Волочаева. Москва: Издательство ООО «ЦИУМ и НЛ». - 2015. – 205 с. (12,8 п.л.)

Публикации в других научных изданиях:

21. Волочаева О.Ф. Роль гуманитарных наук в формировании просвещенного человека // Материалы IV научно-методической конференции «Образовательная стратегия в высшем учебном заведении: вопросы и проблемы». – Пятигорск: Изд-во Пятигорского филиала СевКавГТУ. п.л.)

22. Волочаева О.Ф. Воспитательный процесс в вузе и нравственное здоровье студенческой молодежи // Человек. Сообщество. Управление. п.л.)

23. Волочаева О.Ф. Влияние вуза как интегративного агента социализации на нравственное здоровье студенческой молодежи // Межвузовский   55 сборник научно-практических трудов. – Ставрополь: ЗАО «Пресса». п.л.)

24. Волочаева О.Ф. Роль СМИ в формировании имиджа Юга России // Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру. Материалы V Международного конгресса. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. C. 71-73 (0,4 п.л.)

25. Волочаева О.Ф. Этноконфессиональный мониторинг на уровне вузовской среды // Мир через языки, образование, культуру: Россия – Кавказ

– Мировое сообщество. Материалы VI Международного конгресса. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. - 2010. - C. 6-8 (0,4 п.л.)

26. Волочаева О.Ф. Этноконфессиональный мониторинг молодёжной среды // Российская цивилизация: прошлое, настоящее, будущее. Материалы IV региональной научно-практической конференции: сборник научных трудов. – Ставрополь: ООО Ставропольское книжное издательство «Мысль». - 2011. - С. 72-74 (0,4 п.л.)

27. Волочаева О.Ф. Информационно-культурная составляющая системы невоенных факторов национальной безопасности // Аспирантский ежегодник. Актуальные проблемы политологии и социальноэкономических дисциплин: сборник научных статей. – Выпуск IV. – Ставрополь: Ставролит, - 2011. - С. 29-32 (0,6 п.л.)

28. Волочаева О.Ф. Телевидение как ресурс современных поитических технологий // Аспирантский ежегодник. Актуальные проблемы политологии и социально-экономических дисциплин: сборник научных статей. – Выпуск IV. – Ставрополь: Ставролит, - 2011. - С. 58-61 (0,6 п.л.)

29. Волочаева О.Ф. Угрозы национальной безопасности современной России в информационно-культурной сфере и механизмы противодействия им // Аспирантский ежегодник. Актуальные проблемы политологии и социально-экономических дисциплин: сборник научных статей. – Выпуск V. – Ставрополь: Ставролит, - 2012. - С. 30-37 (1 п.л.)   56

30. Волочаева О.Ф. СМИ как актор политики в современной России // Аспирантский ежегодник. Актуальные проблемы политологии и социально-экономических дисциплин: сборник научных статей. – Выпуск V. – Ставрополь: Ставролит, - 2012. - С. 92-97 (0,8 п.л.)

31. Волочаева О.Ф. Информационное обеспечение культурно-духовной составляющей национальной безопасности: опыт западных и восточных политий // Вестник института стратегических исследований ПГЛУ:

сборник научных трудов. - Выпуск III: Эверсионный вектор мировой политики: теория, стратегия, тактика. - Изд-во Ростов-на-Дону: ИППК ЮФУ и ИПИ РАН. - 2012. - С.36-40 (0,6 п.л.)

32. Волочаева О.Ф. Модерн, постмодерн, общество позднего модерна – информационное общество: политологический анализ социального развития // Вестник института стратегических исследований ПГЛУ:

сборник научных трудов. - Выпуск III: Эверсионный вектор мировой политики: теория, стратегия, тактика. - Изд-во Ростов-на-Дону: ИППК ЮФУ и ИПИ РАН. - 2012. С.10-12 (0,5 п.л.)

33. Волочаева О.Ф. «Безопасность» в политическом дискурсе: смыслообразующий аспект // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук. Материалы XIII международной научно-практической конференции 21-22 декабря 2012 г. / Науч.-инф. издат. центр «Институт стратегических исследований». – Москва: Изд-во «Спецкнига». С. (0,5 п.л.)

34. Волочаева О.Ф. Интегративная деятельность СМИ в условия фрагментарности аудитории // Общественно-политический и информационный дискурс: современные сюжеты, проблемы и тенденции: сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ. 2012. – С.45-54. (0.6 п.л.)

35. Волочаева О.Ф. Интернет-коммуникация в процессе политической трансформации // Региональные политические исследования. Региональный научный журнал. Проблемы безопасности современной России. – 2013. №1 (5). – С.31-36. (0,5 п.л.)   57

36. Волочаева О.Ф. «Безопасность» в политическом дискурсе: смыслообразующий аспект // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. Ежемесячный научный журнал. - 2013. - №02 (49).– С. 311п.л.)

37. Волочаева О.Ф. Говорова Ю.С. Политические технологии: опыт региональной проекции // Актуальные проблемы политических наук (конфликтология, геополитика, этнополитика, политология): материалы Всероссийской интернет-конференции. – М.: ООО ЦИУМиНЛ». - 2013.

– С. 23-27 (0,3 п.л.)

38. Волочаева О.Ф. К вопросу о характеристике конфликтов в информационном обществе // Социальные изменения в современном мире: общество и государство. I Северо-Кавказские социологические чтения:

сборник материалов Всероссийской конференции. - Ставрополь: ООО «Мир данных». - 2013. - С.18-20 (0,5 п.л.)

39. Волочаева О.Ф. Роль информации в политическом процессе современной России // Университетские чтения 2013 года. Материалы научнометодических чтений ПГЛУ. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. - 2013. - С. 99п.л.)

40. Волочаева О.Ф., Волова Л.А. Духовная безопасность современной России: угрозы и механизмы противодействия им // Мир через языки, образование, культуру: Россия – Кавказ – Мировое сообщество. Материалы VII Международного конгресса. – Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. C. 22-27 (0,5 п.л.)

41. Волочаева О.Ф. «Безопасность» как категория современной западной политической науки // Новые вызовы региональной безопасности: материалы Международной конференции. – Пятигорск: ПГЛУ. - 2013. С.

37-41 (0,3 п.л.)

42. Волочаева О.Ф. Некоторые акценты образовательной стратегии кафедры конфликтологии, связей с общественностью и журналистики института международных отношений ФГБОУ ВПО «ПГЛУ» // Образование – 2013: опыт и инновации: Сборник научно-методических трудов. – Пятигорск: ПГЛУ. - 2013. - С. 5-11 (0,4 п.л.)

43. Волочаева О.Ф. Некоторые аспекты международного взаимодействия в условиях глобализации информационных потоков // Университетские чтения 2014 года. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Часть Х. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ. - 2014. - С. 94-101 (0,6 п.л.)

44. Волочаева О.Ф. Массовое наблюдение как неотъемлемая часть развития информационного общества // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований: сборник материалов XIII Международной научно-практической конференции / Под общ.

ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Издательство ЦРНС. - 2014. - С. 69п.ч.)

45. Волочаева О.Ф. Развитие информационно-культурной сферы на региональном уровне как условие политической стабильности регионального политического процесса // Культура. Духовность. Общество: сборник материалов ХVI Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Издательство ЦРНС.

- 2015. - С. 135-140. (0,6 п.л.)

46. Волочаева О.Ф. Общество наблюдения: основные черты и политические эффекты // Университетские чтения 2015 года. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Часть Х. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ.

- 2015. С. 94-101 (0,5 п.л.)





Похожие работы:

«СидоровВиктор Владимирович ФОРМИРОВАНИЕ ПАРТИЙНЫХ КОАЛИЦИЙ В ПАРЛАМЕНТСКИХ СИСТЕМАХ Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань – 2013 Работа выполнена...»

«Каширина Мария Валерьевна Фальсеоинтеракции в системе высшего профессионального образования: социологический анализ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени к...»

«Ростовцева Юлиана Валерьевна СЕДИМЕНТОГЕНЕЗ В БАССЕЙНАХ СРЕДНЕГО И ПОЗДНЕГО МИОЦЕНА ВОСТОЧНОГО ПАРАТЕТИСА (СТРАТОТИПИЧЕСКИЙ КЕРЧЕНСКО-ТАМАНСКИЙ РЕГИОН) Специальность 25.00.06 – литология Автореферат диссертации на соискание учено...»

«Каташинских Варвара Сергеевна ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МАГИСТРАТУРЫ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ Специальность 22.00.04 — социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Екатеринбург Работа выполнена на кафедре прик...»

«Груздева Мария Львовна Генезис и самоорганизация полифункциональной системы и нравственного содержания сознания Специальность 09.00.01 Онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Киров \/ооа с/ НПБим К Д Ушинс...»

«Графов Дмитрий Борисович ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛОББИЗМ ИНОСТРАННЫХ ИНТЕРЕСОВ в США Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии Москва 2015 Работа...»

«КОРОЛЕВ Борис Игоревич ИЗУЧЕНИЕ КИСЛОВОДСКОГО И ЕССЕНТУКСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЙ УГЛЕКИСЛЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОД НА ОСНОВЕ ИНФОРМАЦИОННОГО АНАЛИЗА Специальность 25.00.07 Гидрогеология Автореферат диссертации на...»

«Акинин Вячеслав Васильевич ПОЗДНЕМЕЗОЗОЙСКИЙ И КАЙНОЗОЙСКИЙ МАГМАТИЗМ И ПРЕОБРАЗОВАНИЕ НИЖНЕЙ КОРЫ В СЕВЕРНОМ ОБРАМЛЕНИИ ПАЦИФИКИ Специальность: 25.00.04 – Петрология, вулканология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Москва Работа выполнена в Федеральном государственном бюд...»

«Каштанова Ольга Владимировна ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Нижний Новгород 2014 Диссертация выполнена на кафедре "Социальной и полити...»

«Девятиярова Анастасия Игоревна РЕАЛИЗАЦИЯ РЕГИОНАЛЬНЫМИ ПАРЛАМЕНТАМИ РФ ФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА (НА ПРИМЕРЕ РЕГИОНОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ) Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата полит...»

«ЗАХАРОВ Виктор Михайлович РЕНОВАЦИОННАЯ СИСТЕМА ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В РЕГИОНЕ Специальность 22.00.08 – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социоло...»

«Макарова Марина Николаевна ОСОБЕННОСТИ ВОСПРОИЗВОДСТВА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА РАБОЧИХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологичес...»








 
2017 www.lib.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.